В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » За дверьми застрявших в прошлом


За дверьми застрявших в прошлом

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


ЗА ДВЕРЬМИ ЗАСТРЯВШИХ В ПРОШЛОМ
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
http://images.vfl.ru/ii/1637935030/76ed6cc7/36849211.gif http://images.vfl.ru/ii/1637935197/dd06b298/36849260.gif http://images.vfl.ru/ii/1637935030/f6eb0f96/36849212.gif

Lovejoy & Evangeline Harrow
Апрель 2020, "Lovejoy Antiques"

Классики британской детективной литературы научили публику тому, что антиквариат - это всегда нечто, окутанное слоем пыли и засохших пятен крови. Что ж, они не были так уж и далеки от правды, если не считать значительную долю утрирования реальности авторским домыслом. Однако правду никогда не узнаешь, пока не пообщаешься с представителем профессии, что называется, разузнав обо всём из первых рук, но куда не сунься - везде отказ. И только одно имя, брошенное невзначай и небрежно, может раскрыть загадку Эвы.

+1

2

В мастерской на втором этаже антикварной лавки Лавджоя кипела работа, разнося запахи древесины, лаков и полиролей по всей площади и жилого закутка и самого магазина. Сегодня вечером реставратор должен был кровь из носа доделать викторианский стул, убого изуродованный чьей-то психопатичной кошкой, и выставить его на продажу в кратчайшие сроки не раньше, чем через два дня.

На самом деле - работа не совсем благодарная. Настолько переделанную мебель уже нельзя задвинуть на аукционе, да и заказчиков, как правило, устраивает обыкновенный магазинный прилавок, где такой раритет времён королевы Виктории уйдёт по цене обыкновенного современного крутого кресла - не больше, если не считать наценку мастера за проделанную работу, но, учитывая минимальные запросы самого Лавджоя, это пустяк. Однако, что не сделаешь для нуждающихся в деньгах людей? Кто-то сдаёт фамильные украшения в ломбард, а кто-то мебель почившей бабушки. Понять-простить и заниматься любимым делом - возиться с деревом, на котором, возможно, сидели действительно когда-то достопочтенные дамы и господа.

Если бы...

Шум снизу и включившийся радио-приёмник образца годов, эдак, пятидесятых, оповещает о прибытие старого товарища прямиком из паба вниз по улице. Едва держась на ногах, Тинкер, как обычно, вползал в кресло за прилавком и благополучно засыпал, расположив на пузе какую-нибудь открытую книгу, из которой не успевал прочитать не строчки, прежде чем отрубался, к счастью, без храпа.

"... Спустя почти тридцать лет наконец-то найден утраченный портрет лорда Маунтбеттена, выкраденный из его поместья, как предполагалось, ИРА, взявшими на себя ответсвенность за покушение на жизнь знаменитого дяди принца Чарльза ..."

- Уфф, выруби это, Тинк, - спускаясь поприветствовать старого товарища, взмолился Лавджой, потирая переносицу указательным и большим пальцами правой руки, едва успев сообразить, что всё ещё в перчатке и снять её прежде, чем в глаза попадут мелкие опилки, древесная пыль и химические вещества с лака, - все и так знали, что в доме уже 17 лет висит копия. - Он недовольно фыркнул, вырубая приёмник под возмущённое ворчание бывшего аукциониста, сведённое алкоголем до неразборчивого бубнежа на манер медвежьего рёва, только в два раза тише. - Но им же не важно, что говорят такие, как мы, им подавай мнение "эксперта"... - Тинк было потянулся к фляге во внутреннем кармане своего клетчатого пиджака, но Лавджой успел перехватить её, с любопытством принюхавшись к содержимому с таким выражением лица, будто собирался дегустировать дорогой купаж редкого виски. - Бэрроуза так бы и не поймали, если бы оригинал случайно не всплыл у того индийского магната. - Антиквар машинально делает глоток и откладывает флягу подальше от Тинка в первый попавшийся ящик. - Великолепная работа, да? - Тинк отвечает Лавджою ленивым кивком, морщась от света в помещении и кладя книгу с живота себе на глаза. - Ещё лет сорок и она могла бы превратиться из подделки в дорогостоящую копию. - Сочувствие злоумышленнику? Нет, обыкновенный факт из антикварного промысла, ибо промариновавшись где-либо на протяжении определённого, (весьма продолжительного), срока, даже самый бесчестно подделанный лот рано или поздно сам станет очень не дешёвым предметом искусства, чья историческая ценность приравняется к оригиналу по статусу и качеству работы. Так что весь этот шум на фоне поимки злостного художника, решившего продать настоящий портрет и заменить его своим творчеством, которому, помимо приличного списка статей, где набирался серьёзный тюремный срок, влепили ещё и кражу, срок давности которой значительно превышал действительно произошедшие события, (да здравствует судебный произвол и дополнительный поцелуй задниц их королевских высочеств), только раздражал Лавджоя излишнем пафосом и ненужной оглаской.

- Вот увидишь, сейчас ещё американцы вцепятся в историю - снимут фильм. - Напоследок буркнул антиквар. - А у нас статьи о картине будут пестреть на титульных листах всех газет. - Лавджой хмуро подпирает поясницей кассовый прилавок, осматривая тушу Тинкера в кресле так, будто его действительно волновало состояние здоровья этого старика, которого не брала даже корона, как тот считал, именно благодаря обилию вливаемого в организм градуса. Нет, на самом деле, слава Богу, если он есть. Тинк был очень близок антиквару и терять такого друга совсем не хотелось. Как и, впрочем, гостей сегодня, но, видимо, судьба была против него.

+2

3

Это было очередное не самое доброе утро в жизни мисс Морган. В эту ночь ей вновь снились кошмары. И они становились все более яркими и пугающими. Таблетки уже плохо купировали это состояние. Да и алкоголь, как то особенно не помогал проваливаться в сон. И для того ,чтобы поспать хотя бы пару часов, Ева забросила в себя горсть таблеток и запила виски прямо из горла. Да, коктейль не самый лучший, но хотя бы час ей удалось поспать. Она даже не поехала к Генри, ибо понимала, что ничего хорошего не выйдет и будет уже два тела, которые будут мечтать о здоровом крепком сне. Дни, когда Еву мучают ночные кошмары, ужасны.
И за эти годы она так и не смогла привыкнуть к ним. И ведь всегда снится один и тот же сон, но дале спустя двадцать пять лет, он все так же ее пугает. И обычно Ева просыпается от собственного истошного крика. Именно поэтому, при ремонте этой квартиры, она попросила сделать особо сильную шумоизоляцию в этой комнате. Иначе бы ее давно выселили прочь из этого дома.

Ева проснулась уже разбитой и ленно потянулась к телефону. На почте е было письмо от редактора, который скинул ей тему для новой статьи. После этой бессонной ночи, Морган плохо соображала и чтобы понять смысл, ей пришлось перечитывать текст раза два или три.
- Да он точно издевается - пробурчала она мне под нос, блокирую телефон и кинула его на другой конец кровати.
В такие дни хотелось только хлестать алкоголь и никого не видеть в радиусе ста километров. Но, увы, она журналистка и должна всегда быть в теме, иначе новость выпущенная не во время теряет всякую актуальность.
Она перекатилась на другой бок, и сползла с постели, пора было воскресать и превращаться в нормального человека.
Контрастный душ помог ей проснуться и подарил даже какое то подобие бодрости.
Пара кружку черного бодрящего кофе, так  же разбудила ее. Но, увы, голова ее трещала по швам и хотелось убиться.
Ева перечитала на свежую голову информацию, что выслал редактор. В целом истории с кражами и подделками были не ее коньком. Но, как сказал редактор в письме, что прыткий ум Евы, обязательно, что то обнаружит и ей истории криминальное
С горем пополам собравшись и изучив скундую информацию по делу, Ева вышла из дома. Куда она поехала ? Что же в таком деле явно нужна консультация того, кто понимает в этом. А понимает антиквар. Морган бросила клич среди своих коллег и тебе ей посоветовали обратиться к одному человеку. Ей не составило труда найти его адрес и купив по дороге кофе, через сорок минут Ева прибыла по указанному адресу.

Звон колокольчиков на двери оповестил всех о приходе мисс Морган. Ева глазами нашла человека, который кажется был тем самым человеком, что был ей нужен.
Морган не очень ровным шагом направилась в его сторону.
- Добрый день, вы мистер Лавджой?- спросила Ева, сняв с лица свои солнцезащитные очки. - Мне посоветовали вас как специалиста по антикварным вещам.Я, Ева Морган , журналистка и я думаю, вы понимаете по какому вопросу, я пришла на ваш порог.

+1

4

Плотно заставленное разносортной старинной мебелью, стеллажами и витринами с мелкой декоративной, и не только, утварью, помещение примерно около двадцати квадратных метров общей площадью не сразу открывало вид на кассовый прилавок, превращая путешествие от двери к нему в замысловатый лабиринт, позволяющий любому посетителю сначала тщательно осмотреться, прежде чем обращаться к продавцу, так что, услышав усталый звон медного, резного ветряного китайского колокольчика, начавшего своё существование ещё в конце 18 века, Лавджой сам вышел к гостье, поспешно приводя себя в куда более цивильный вид, чем тот только-только вылезший из-за верстка работяга, которым являлся большую часть времени, хотя для того, чтобы собрать себя, потребовалось не много - всего-то пригладить растрёпанные кудрявые патлы и аккуратно заправить футболку в джинсы, накинув сверху кожаную куртку. Но по мешкам под глазами, седоватой щетине одного дня и запаху древесины и лаков, тянущегося с мастерской, можно было легко понять, что хозяин лавки если и спал сегодня, то вырубившись за работой на пару часов - не больше, что не скажешь по его товарищу, который до сих пор так и дрых в кресле и только книга с его головы упала на пол.

- Просто Лавджой. - Кивает антиквар, тяжело облокачиваясь плечом о торец одного из стеллажей и мельком переглядываясь со спящим другом и наставником, ибо уж очень сейчас хотелось пнуть Тинка в его упитанный бок и сказать нечто вроде: "я же говорил", но будить старика было просто жалко, так что возмущение происходящим Лавджой оставил при себе, только мысленно смирившись с тем фактом, что в очередной раз оказался крайним, на которого можно спихнуть кого угодно, попав сразу в два шаблона, о которых антиквар говорил вчера: журналист и, судя по акценту, американка, здравствуйте. Оставалось только надеяться, что работает она всё же на местное издание, а не летела в Лондон только для того, чтобы задать пару вопросов, а остальное уже додумать самостоятельно, как это зачастую бывает, когда читаешь разные газеты на одну и ту же тему и находишь столько нестыковок, что разобрать, где правда, уже становится практически невозможно, (особенно если это ещё и выпуски из разных стран). А потому The Independent - единственное издание, которому доверял Лавджой, наблюдая за ними сквозь года.

Ну что ж, выдох, руки, как обычно, в карманах джинсов, (вряд ли такой опрятной и стильной молодой женщине захотелось бы пожимать изрезанную мозолями, не отмытую от недавней работы ладонь мастера), спокойная, лёгкая полуулыбка на тонких, сухих губах и почти даже заинтригованный взгляд серо-голубых глаз, обрамлённых глубокими мимическими морщинами - сойдёт за, более-менее, человеческое приветствие, если не считать мысленного ворчания, которое отражалось слегка насупленными бровями.

- Маунтбеттен, да? - Усмехается антиквар, жестом приглашая гостью пройти за пределы помещения магазина, только оговорившись, когда пришлось обходить тушу Тинкера буквально по стенке, - не обращайте внимания - его не разбудит даже пушечный залп. - Подмечает Лавджой, на ходу поднимая с пола многострадальную книгу и открывая для дамы дверь во вполне себе цивильный закуток, чем-то напоминающий маленькую, крайне холостятскую, пусть и ухоженную гостиную в диван и одно кресло, совмещённую с дешёвой, ещё более мелкой кухней. - Портрет лорда - тема, которую не любят обсуждать ребята из высшей лиги. - Антиквар скептично вскидывает бровь, небрежно откидывая, как оказалось, томик "влияния индийской культуры на викторианскую эпоху" на антикварный, прямоугольный журнальный столик из красного дерева, стоявший перед кожаным, слегка потёртым диваном, с классическими, плавно изогнутыми высокими ножками, модными в начале 19 века, и ящиком под самой, матовой столешницей, с резной листообразным узором бронзовой ручкой. Другая же мебель не отличалась исторической ценностью, а кресло и вовсе напоминало нечто из старых коллекций мебельных гигантов вроде IKEA, несколько раз уже ремонтируемое самим Лавджоем.

+1

5

Ева бы предпочла всему этому хороший репортаж о серийном убийце или хотя бы об убийстве, пусть даже и на бытовой почве. А антиквариат и искусство, все это были для нее далекие вещи. Нет, в искусстве она разбиралась хоть немного, благодаря частным школам, где училась. А вот все антикварные штучки, они были далеки от нее.
Мисс Морган предпочитала новые вещи взамен старым. Она считала, что старье должно быть или в музее или на свалке. Не место ему в доме. Она не была какой-то повернутой на теме того, что каждая вещь имеет свою энергию. Но, ей было неприятно так сказать «донашивать» чью-то мебель.
Пожалуй, она может позволить себе в квартиру купить все новые вещи, которые будут полностью ее, с ее историей. Ее квартирка в Лондоне было остановлена абсолютно просто, никаких дорогих брендов, все функционально и максимально просто, чтобы избежать лишней возни, когда с вещью возникнет проблема. Все эти новомодные стулья, диваны и шкафы при поломке требуют каких-то нереальных решений по починке.
Поэтому-то, Ева топит за все новое и практичное. Да и запах старины, навевает на нее тоску. Это все как-то уныло, когда человек пытается остаться в прошлом, не желая идти вперед. А ведь старая мебель- это попытка удержать момент. Мы ничего не может удержать в этом мире, ничего. У нас есть только момент, который никогда больше не повторится.

- Отлично, приятно познакомиться- отозвалась Ева, улыбнувшись. Хотелось верить, что этот человек вменяемый и сможет ей вполне четко и понятно объяснить, что к чему. Ибо хочется ей того или нет, но Морган придется написать эту статью. И чтобы все было как надо, необходимо вооружиться профессиональной информацией, у Евы нет такой возможности быть непрофессионалом своего дела. Один промах и ей можно валить из профессии. Ей сейчас бы валяться в своей кровати с бокалом красного сухого, но, увы, она сама себе не принадлежит.
Этот человек не выглядел отталкивающим, но был весьма подстать общей атмосфере этого заведения. Ее коллеги сказали, что он один из лучших в городе. а все профессионалы, немного чудаковаты, этого у них не отнять. Ева и сама была не о мира сего, но у нее на то были не только профессиональные показатели, но и личные.

- Именно- ответила Ева, когда он уточнил цель ее визита. Морган последовала вслед за ним по чудаковатому помещению. В кресле спал старик, который кажется был таким же древним, как и большинство вещей в этом магазине. Что же, может быть он как местный домовой, все охраняет здесь? Эта мысль почему-то повеселила Еву. А слова хозяина лавки, подтвердили ее догадки.
Она аккуратно обошла спящего человека и продолжила следовать за хозяином магазина.
Они прошли в нечто напоминающее квартирку холостяка. Ева присела на край дивана и положила ногу на ногу.
- И почему же не любят?- уточнила мисс Морган.- что такого во всем этом, что все так встрепенулись. И как вы, как человек знаток всего этого можете в принципе прокомментировать случившееся и есть у вас какие-то догадки, где может быть оригинал?

+1

6

- Взаимно. - Он охотно отзеркаливает улыбку молодой женщины. Пусть она и была представителем одной из самых приставучих, навязчивых, а главное, пытливых профессий - сама мисс Морган произвела на антиквара довольно хорошее первое впечатление. По крайней мере, её эмоции казались искренними, а в глубине зрачков тёмных глаз не сидело ничего негативного, что навивало бы нехорошие подозрения, и никого, кроме любопытного чёртика, с удовольствием впитывающего любую информацию как губка и подмечающего даже самые мелкие детали, словно дотошный детектив, для которого его опасный, но чрезвычайно важный промысел был не просто делом всей жизни, а настоящим увлечением. По крайней мере, Лавджою захотелось так думать, пока внимательный и столь же усидчивый взгляд антиквара ловил то, как Ева скользит глазами по мебели, выставленной на продажу и личной, мелкой утвари, туше Тинка, корешкам книг на полках и даже видавшему виды электрическому чайнику на кухонном столе. 

Она садится на край дивана, как примерная школьница или студентка, собравшаяся сдавать экзамены, и его это несколько забавляет, заставив сдержанную, закрытую полуулыбку на мгновение раскрыться в мягкой усмешке, показав зубы, из-за чего в сочетании с сероватым "туманом" в голубых глазах, выражение его лица приобретает на долю секунды несколько хищные, опасные, но благородные черты, которых не ждёшь от типичного представителя рабочего класса, говорившего с северо-западным акцентом.

- Подделка - понятие относительное. - Лавджой пожимает плечами, облокачиваясь поясницей о кухонный стол. Даже жаль, что не получится предложить кофе. Современные деловые женщины так полюбили это пойло на вынос, что одни мужчины потеряли возможность поухаживать за ними, а другие приноровились "подкатывать" всё с теми же покупными стаканчиками. Забавно, что это так же отразилось и на другой стороне - женщины перестали приглашать мужчин остаться на кофе или чай. Всё сократилось до банального "зайдёшь?", зайдёт, конечно. Эх, никакой романтики. Мнимого эффекта случайной неожиданности... Но, впрочем, Лавджой не собирался ухлёстывать за молодой журналисткой, но заметить этот факт было весьма любопытно, смотря на то, как женщина подготовилась к этой встрече, словно к полноценному, серьёзному интервью с какой-нибудь большой шишкой, коей антиквар не считал себя от слова совсем. - Настолько относительное, что некоторые мастера копировали самих себя, чтобы получить вдвое больше с одной, казалось бы, работы. - Продолжил он, опираясь ладонями о края столешницы у себя за спиной. - Но имя Дэвида Бэрроуза - автора портрета, что висел все эти годы в поместье Маунтбеттенов и никого не смущал, пока оригинал не всплыл впервые - это как имя Аль Капоне среди художников. - Лавджой хрипловато усмехнулся, выразительно вскидывая левую бровь - настолько подвижную, что по траектории своего движения образовала морщину, по диагонали пересекающую горизонтальные росчерки на лбу. - Он даже попался так же. Знаменитого гангстера словили на неуплаченный штраф, а Бэрроуза случайно сдал неосторожный коллекционер. - Пояснил антиквар, всё-таки не выдержав и заглянув в подвесной шкафчик в поисках чего-нибудь, что можно было бы предложить в прикуску к кофе, но не найдя ничего, кроме старой пачки сладкого печенья "Rich Tea biscuits", только недовольно поджал губы, отметив себе в голове мысль о том, что надо бы обновить запасы.

Ну а ответ на вопрос журналистки был довольно прост.

- BADA - ассоциация антикваров - любит делать вид, что наша работа состоит только из, так сказать, "чистого" товара. - Критично поведя бровью, бросил Лавджой, широко разведя колени заваливаясь в кресло напротив, но вместе с тем, чуть левее дивана. - Но как и в любом деле - это далеко не так. - Он щурится, выражая своё несогласие с высшим эшелоном своих коллег, из-за которых многие богатые люди понимают антиквариат совсем не так, как к нему стоило бы относиться. - И если бы тот "Раджа" не забыл, что портрет приобретён исключительно для личной коллекции, - прежде чем успокоить левую ладонь на подлокотнике, антиквар эмоционально махнул рукой от локтя, уже следом с хлопком опустив её на деревянный поручень, - так называются предметы, не выставляемые на всеобщее обозрение, - переводит свои же слова Лавджой, сопровождая их коротким, одиночным кивком головы, - спустя ещё лет сорок и картина Бэрроуза стала бы столь же ценной, как и её оригинал. - Суровая правда антикварного бизнеса и ничего больше, а мастер снова мягко улыбнулся, представляя, как на самом деле действительно было бы спокойно, не облажайся тот индус ещё 17 лет назад. - А где портрет сейчас - можно только гадать. - Он щёлкнул языком по верхнему нёбу, скривив левый уголок рта вниз. - Вокруг последнего появления подняли слишком много шума. Я только буквально вчера вечером слышал по радио, что нашли оригинал. - Лавджой кивнул на дверь, выводящую в саму лавку. - Не удивлён, что у человека, скупающего королевскую утварь, сразу появились перекупщики. - Так работает система, ничего не поделать. Если злоумышленник засечён с такой серьёзной кражей, уплывшей из-под носов полицейских ещё в индии почти 20 лет назад, он сделает всё, чтобы не дать ей обрести свой настоящий дом и на этот раз. - Пойманным чёрным коллекционерам терять нечего - он уже арестован, его имущество конфисковано, но зато такой эксклюзив благодаря ему будет гулять из рук в руки ещё очень долго. - Как и случилось в первый раз, когда смогли поймать и Бэрроуза и "Раджу", но оригинал портрета "потерялся в суматохе". - Ей-Богу, лучше бы они оставили картину Бэрроуза и самого его в покое. - Антиквар сухо посмеялся, сложив длинные, узловатые пальцы обеих рук на пряжке ремня в замок. - Тогда хотя бы был шанс выудить оригинал без таких смешных осечек прямо у того индийского магната, не давая полотну путешествовать дальше. - Правильно говорят: тише едешь - дальше будешь. Однако это же не просто портрет, а самого Маунтбеттена. Из этого обязательно должны были сотворить кипишь. - Но чего только не сделаешь ради сенсации, да? - Он хитро улыбается, взглянув в глаза молодой женщины исподлобья. - Прессе сказали, что картину нашли - пресса написала. - Скушали, да не то. - Кто-то слил информацию из полицейского участка и вот пожалуйста - оригинал снова неизвестно где, а людей уже дезинформировали. - Лавджой качает головой, отводя глаза за спину журналистки над её головой, где висел потёртый ковёр.

+1

7

Ох, сейчас бы Ева предпочла прилечь на свою кровать и хотя бы полежать с закрытыми глазами. А еще лучше бы провалиться в сон, хотя бы на пару часов. Но, когда она делала то, что хочется ей? Такого мисс Морган уже и не помнит вовсе. Чтобы хоть как-то держать себя в тонусе и не скатиться в алкогольный трип, она погружается с головой в работу. Парадоксально, благодаря раскопкам в жизни плохих людей, поиска мотивов их, Ева находит успокоение. А ведь кого-то все это пугает до чертиков, а ей самой становится от этого легче и в душе появляется умиротворение. Да, мисс Морган безумная дамочка. Эх, сейчас бы кофе и желательно плеснуть туда бренди, чтобы взбодриться наверняка. Но, увы, нет.
Ева в принципе не могла понять логики своего редактора, который послал ее в ад любителя мебель ИКЕА.  Хотя, может что-то из этих доисторических вещей принадлежало какому-нибудь маньяку? Хотя, господи, какого только маразма не придет в твою голову, лишь бы избежать основной работы по заданию редактора.

Она слушала его рассказ и диву давалась, что такое может творится в таком вполне себе тихом бизнесе. Хотя, если дело касается больших денег, никогда не бывает тихо и мирно. Но Еве никогда не понять того,как можно убивать и убиваться из-за предметов искусства и неважно в каком веке оно было нарисовано, сделано и так далее. Это ведь не больше, чем простая вещь. А вещи – это не люди ведь. Но хоть и называют наш вид человек-разумный, а по факту большинство все еще так же и не обрели разум.
Взять хотя бы эту ситуации с кражей подделки, которую считали оригинал. Даже проговаривая это в своей голове, Еве ощущает, как погружается в пучину маразма и какой-то безумную карусель абсурда. Да уж, весь этот антиквариат и ижи с ним, ну вот ни разу это не про Еву. Не проникнется она во все это. Но может быть на это и был расчет редактора, что мисс Морган будет максимально объективна и открыта для статьи, что не будет включать личные предпочтения, и напишет свою точку зрения. Ох, ну и коварный план. Только Ева его что-то совсем не вывозит.

- Как же все трудно в вашем бизнесе- воскликнула журналистка, вскинув бровь.- Что же получается, если бы не всплыла подделка, все бы так и считала, что это оригинал?- спросила Ева, хотя вопросы были абсолютно глупыми и даже кажется неуместными.- Но, что в этой картине такого ценного, что поднялся такой шум?- она продолжила сыпать вопросами. Его рассказ был интересным. Авось к концу дня она что-то да начнет понимать в искусстве и антиквариате. Хотя все это достаточно спорно, Ева подобными вещам слабо обучаема, если не сказать, что тупа словно пробка.

- То есть вы хотите сказать, что и у вас есть запрещенка?- с любопытством ребенка, спросила Ева и даже кажется проснулась от своего сна.- Нет, это не для стать, мне просто интересно. Я в принципе слабо осведомлена  вашей темой, но что в вашем бизнесе считается нечистым товаром? Краденное или нечто из сокровищ, что награбили нацисты?- ох, что-то Морган отдаляется от тебя, но ей стало интересно выпытать некоторые профессиональные тайны, скорее даже для своего собственного развития, недели для будущей статьи.

- Могу сказать дебилы есть и в моей профессии и некоторые сидят в полиции- ответила Ева.- Как вы считаете в чьей коллекции нынче можно искать эту картину? И есть ли в принципе шансы, что оригинал будет найдет или он канул в лето и найти его уже невозможно.

+1

8

- После смерти лорда-адмирала, - Лавджой выдохнул, уточнив вдогонку, - его лодку подорвали IRA в 79-ом, - пояснил антиквар, на миг опустив глаза в пол так, будто бы для него это действительно стало трагичным событием, - Маутбеттены живут очень закрыто, - он пожимает плечами, - а после смерти леди Патриции остались и вовсе только те родственники, кто уже не носит ни фамилию ни титул. - Лавджой улыбнулся, вспомнив одно из таких имён. - Индия Хикс, к примеру. - Он непроизвольно скользнул кончиком языка по левому углу нижней губы. - Мне случилось быть с ней знакомым, - да кого ты обманываешь, Лавджой, когда один только сверкнувший хищным азартом взгляд выдаёт те бурные три месяца безумного секса в 2017-ом году, едва ли не под носом у пятерых её детей и матери, не испытывая ни капли стыда ни за то, какие деньги получал от неё антиквар просто так, ни за совместную "рабочую" поездку в её любимую Индию, (о да, это тот случай, когда имя, данное девочке от рождения, стало предзнаменованием, связав её вечной любовью к стране с таким же названием), ни за разницу в статусе и возрасте, (Индия старше Лавджоя на 6 лет, что весьма имеет значение для аристократии), - она занимается дизайном интерьеров, - уточнил он суть этого "знакомства", а кадык всё равно не смог скрыть привязанности к тем воспоминаниям, прыгнув в нервном глотке, ведь даже несмотря на то, что решение остановиться и остаться друзьями было обоюдным, одна только её фигура стояла у него перед глазами до сих пор, действительно волнуя, - однако всё, что осталось от Маунтбеттенов в ней - это лишь безудержный магнетизм, красота и манеры. - Лавджой якобы разочарованно поджимает губы и щурится, чтобы скрыть восхищённую интонацию, рвущуюся откуда-то из недр грудной клетки, а заодно подмечая себе самому тот факт, что совсем сошедшее на нет к нынешним дням общение сыграло положительную роль, ведь кто знает - встреться они сейчас, всё опять могло бы закончиться случайным сексом в каком-нибудь номере дорогущего отеля, но Индия объявила о готовности выйти за муж за своего старого друга детства и это облегчило возможность совсем разорвать контакт. - Она предпочитает не вспоминать про деда и давно не бывала в их поместье. - Продолжает антиквар, вскидывая бровь. - А как следствие, там тем более не бывали люди, которые могли бы заметить подмену раньше.

Он делает паузу, признавая, что воспоминания о внучке Маунтбеттена слегка выбили его из колеи разговора. Он был влюблён в неё - это правда. Трудно не испытывать чувств к такой женщине, но тем не менее, не строил никаких планов и надежд, прекрасно зная, что это лишь временное увлечение с обоих сторон - наваждение, захлестнувшее в череду бессмысленных, но воистину волшебных ночей. А сейчас... всё это просто ещё одно глупое подтверждение того, что всю свою жизнь Лавджой был и оставался безнадёжным романтиком, решившим, что переживать расставания с любовницами куда приятнее, чем ввязываться в нервотрёпку брака снова.

- История, мисс Морган. - Он закидывает правую ногу лодыжкой на левое колено, сцепив длинные, узловатые пальцы рук в замке на пряжке ремня. - Запечатлённый на холсте момент жизни яркого представителя истинной британской аристократии и королевской семьи. - В глазах Лавджоя читается гордость за свою страну - таким уж этот антиквар был человеком - если не патриотом, то одним из тех представителей ускользающих поколений, которые возводили монарших особ до важнейшего символа всей Великобритании. - Для фотоснимка требуется секунда, - расцепив пальцы, он изображает перед собой щелчок затвора фотоаппарата, - раз и всё, - антиквар добродушно усмехнулся, - а пока художник пишет ваш портрет, может случиться не мало интересных моментов, о которых потом будешь вспоминать, глядя на готовое изображение. - Он окинул журналистку изучающим взглядом. - К примеру, если бы сейчас мастер писал ваш портрет, глядя на него, вам наверняка всплывал бы в голову этот разговор и те чувства, что вы испытывали, находясь здесь. - Лавджой заинтригованно вскидывает бровь, наблюдая за реакцией, ведь довольно легко оказалось понять, что на самом деле женщина не особо горит энтузиазмом к этому разговору, но стоило коснуться темы куда более криминального характера - её глаза даже загорелись, оживляя интерес к происходящему.

- Ахах, нет, я не торгую "запрещёнкой", иначе бы уже давно сидел. - В голосе антиквара неприкрыто звучит немного грустноватая ирония, ибо как бы он не старался оправдать своё честное имя за все эти годы, увы, для многих так до сих пор и оставался жуликом, вынужденный поддерживать это амплуа больше из-за того, что сам сжился с ним, как одежда с пришитым к ней ярлыком. - Среди антиквариата та же история, что и среди торговли оружием. - Он деловито складывает руки на груди. - Есть лицензированный товар, прошедший все проверки и имеющий при себе все необходимые бумаги, а так же продаваемый исключительно людям, имеющим права на ношение оружия, а есть то, что отходит на чёрный рынок в руки чёрным коллекционерам. - Лавджой сводит брови к переносице, слегка поёрзав в кресле плечами. - Эти личности не ценят саму историю - им важно присвоение её себе на примере того же самого "нацистского золота", принадлежавшего семьям убитых ими евреев. - С хлопком он опускает правую ладонь себе на бедро, оставив левую кулаком подпирать основание нижней челюсти. - Обнаружив такую ценность, настоящий антиквар сделает всё, чтобы вернуть её законному владельцу или хотя бы лично от него получить разрешение и все бумаги на продажу, - выдох, - а дилер чёрного рынка найдёт подходящего покупателя, готового заплатить наибольшую сумму и поставить реликвию в свою личную коллекцию, рассказывая всем доверенным лицам лживые байки имени себя. - И вновь левая бровь рассекает лоб ломаным изгибом, а губы поджимаются почти презрительно. - Настоящий коллекционер ценит чужую историю, а чёрный - выдаёт её за свою. - Лавджой поднимается с кресла. - А так, да, нечистый товар - это краденый и подделки. - Всё-таки отвечает на изначально поставленный вопрос антиквар, позволяя себе снять кожаную куртку, в которой всё же было жарковато для дома, и перекинуть её через спинку сидения. Принт на его футболке тут же бросился в глаза ярким фиолетовым лого Deep Purple и названием одного из их синглов - "Black Night".

- Могу точно сказать одно - оригинал уже вряд ли появится на территориях бывших британских колоний. - Отметил Лавджой, пожимая плечами и возвращая взгляд к глазам мисс Морган. - Ну и надо иметь ввиду пандемию, ибо пока мир закрывает границы, преступники получают вдвое больше возможностей для реализации контрабандных перевозок любого рода. - И увы, как бы правительство это не отрицало, на то чёрный рынок и такая живучая крыса, что просто так её не вывести ни чем. В этом деле, к сожалению, работают очень талантливые и умные люди, об умениях которых часто забывают или и вовсе недооценивают, тем самым давая ещё больше возможностей для реализации тёмных делишек. А это же рассуждение наводит антиквара и на другую мысль - о том, зачем вообще газете вся эта шумиха вокруг портрета лорда?

- Понятия не имею, чего добивается этой статьёй ваше начальство. - Озадаченно опираясь локтями о спинку кресла, стоя при этом лицом к женщине, озвучивает мысли Лавджой. - Будто Индии не хватает забот, кроме как разбираться с журналистами. - А ведь совершенно точно - кто-нибудь да решит заглянуть к ней за информацией о знаменитом дедушке. - А ИНТЕРПОЛ, ну что с них взять? Я уверен, дело всплывало и без того ни раз. - В конце-концов, в международной разведке существует целый отдел, занимающийся кражами подобного рода и подделками. - Внимание прессы не заставит их что-либо делать или не делать.

+1

9

Стоит признать тот факт, что ее новый знакомый, отличный рассказчик. На самом деле такая витиеватая речь не свойственна человек из рабочих районов. Хотя стоп, когда это антиквары стали людьми из рабочего района? Даже ее скудных познаний во всем этом хватит, чтобы понять одну вещь, антиквары- это не уличная шпана. Здесь нужно обладать  глубокими знаниями по многих областях искусства. И да, он производил впечатление образованного человека. Даже Ева на всем этом фоне чувствует себя тупой школьницей, которая прогуливала уроки на изящным искусствам. Хотя все-таки она получила весьма недурное образование, хоть за это можно сказать спасибо ее отцу.
Об этой семье он рассказывал так, словно сам имел непосредственное отношение к ним. В какой-то миг мисс Морган даже забыла о цели своего визита. Он так вкусно рассказывал, что она даже потерялась в этом рассказе. Господи, Ева теряет сноровку или кто-то есть в этом мире, кто способен ее заговорить?

- Вы так нежно рассказывайте о наследнице, не было ли между вами чего-то больше, чем просто работы?- задала она вопрос в лоб, чуть склонив голову в бок.- Это не для статьи, скорее женское любопытство. Обычно мужчины с такими горящими глазами рассказывают о женщине, в которой видели свет. Вы же мистер Лавджой, сейчас так светитесь, что вами можно освящать улицу.
Вот поэтому-то, Ева и не стала светским репортером. Эти люди обычно копаются в нечто подобном, душевных историях, где есть разбитые сердца и брошенные люди. Ей по душе маньяки и убийцы, у этих хотя бы все более или менее ясно во всех планах.
- Не мог ли, кто-то из семьи , приложить руку к подлогу?- спросила мисс Морган, чуть откинувшись назад и прикрыв рот зевнула. Точно выйдет отсюда и зальется до макушки кофеином.

Он продолжал свое повествование через мгновение и Ева рассмеялась, звонким смехом, который прокатился по этой крохотной комнатке.
- Нет, я лишена всех этих атрибутов романтизации чего-либо- она пожала плечами.- вы человек творческий и вам простительно все это. Я человек логики и вещи вокруг меня- это всего лишь вещь. пускай с историей, но это вещи. Не стоит романтизировать те же картины. Люди могут рассказать куда более интересные истории, чем вещи- она была реалисткой. Не верила никогда в то, что нельзя потрогать или пощупать. Для нее все это было чуждо. Может, если бы в детстве, она не столкнулась с жестокостью мира, все было иначе. Но вышло, так как вышло. И для Евы мир предстает в свете реализма без лишних сантиментов и красок.

А вот это уже вотчина Евы. Черный рынок, увы, он присущ всему бизнесу. И,если это касается искусства, то он более или менее еще мирный. Это не  черный рынок, где торгуют людьми. на самом деле с развитием сети интернет, можно было купить даже человека не выходя из дома. И это ужасно. Но это реальность.
- Увы, иногда людей интересует только заработок. И все-таки вы так интересно рассказывайте обо всем этом, что может и я чего-нибудь прикуплю- ответила мисс Морган.- Согласна с вами, пандемия обнажила пороки еще больше. Нынче все так забегались с пандемией, что преступникам во всех сферах стало проще творить свои дела и это ужасно. А в свете всего этого, как вы считаете, сколько может стоить эта картина? Или же она настолько бесценна,  что цену ей нельзя установить?- спросила Ева.- а вообще спасибо за такой экскурс в эту тему. Даже я далекая от всего этого заслушалась вас. А, как вы попали  в этот бизнес7 Не верю я, что сюда попадают люди с улицы.

+1

10

- Это было давно и не правда. - Он суховато посмеивается, роняя голову на сцепленные в замке пальцы рук, тем самым пряча лицо между предплечий, локтями всё ещё опирающихся о спинку кресла. А ведь стоит вспомнить - словно только вчера и расстались, в последнюю ночь засыпая любовниками, но договорившись проснуться друзьями. Так подло работают человеческие чувства, пытаясь навязчиво утянуть в особенно приятные моменты прошлого даже несмотря на то, что ты сам уже давно живёшь настоящим, стремясь хвататься за любую возможность сделать текущий день полезнее и ярче, не оборачиваясь на то, чего уже бессмысленно вожделеть. Однако от памяти, увы, не убежать. И от того ситуация становится ещё более ироничной в его же собственных глазах, выделяя в мыслях убеждённого, отчаянного любителя понаставлять рогов мужьям богатых и красивых дам, (сам он конкретно этот любопытный, вырисовывающийся подсознанием факт, конечно же, упорно отрицал), и в принципе поклонника пылких, но краткосрочных романов, тех женщин, которые так или иначе становились для него кем-то значительно большим, чем просто взаимным увлечением. - Но да, отрицать было бы глупо. - Выкручивается антиквар и вдогонку поправляет обращение журналистки, пользуясь этим улыбчивым замечанием, как отвлекающим манёвром, - просто Лавджой.

Сентиментальность - занятная черта. Кажется, что она может быть присуща только наивному юнцу, словившему неприятное послевкусие первой, безобразно нелепо разрушенной любви, или только утонувшего в ней с головой, но приближаясь к пятому десятку, (в том случае, если ты ещё не стал отвратительным брюзгой, конечно, схватив полный букет последствий кризиса среднего возраста), ты начинаешь замечать её снова, буквально физически ощущая то, как на те или иные мысли или события отзывается сначала что-то в груди, далеко за рёбрами, а уже потом случившееся анализирует разум. Однако, к сожалению, в этот раз ты уже не можешь сказать, что тебе нравится это чувство, ибо будь оно даже самым рациональным, как сейчас - всего-лишь подтверждающим действительность, его наличие доставляет дискомфорт, выбивая из привычного ритма.

- Ближайшими родственниками Маунтбеттенов была и остаётся королевская семья. - Пояснил антиквар, уже самим только этим фактом отрицая возможность причастности кого-то из них к такому подлому, не уважительному и тем более противозаконному жесту, как подмена родовой ценности. - Лорд Луис был двоюродным дедушкой и важным учителем, советником для Чарльза, а Индия и вовсе его крестница. - Лавджой выпрямляется в спине, убирая руки в карманы джинсов, но от вновь скользнувшей по губам лёгкой, ностальгирующей улыбки этот жест вряд ли мог отвлечь опытного наблюдателя, имеющего привычку не только слушать, но и смотреть для полноты картины, а мисс Морган казалась мастеру именно такой. - К тому же ответственность за саму кражу изначально взяли на себя всё те же IRA. - Он пожимает плечами. - Особняк несколько лет простоял без картины, и уже потом её внезапно нашли, но это был уже шедевр Бэрроуза, который мог бы быть раскрыт ещё тогда, однако Маутбеттены были слишком счастливы находке, чтобы лишний раз усомниться в её подлинности и вызывать эксперта. - Щёлкнув языком по верхнему нёбу и деловито вскидывая бровь, антиквар всё-таки возвращается в кресло, абсолютно забыв причину, по которой вообще вставал, не считая намерения избавится уж хотя бы в собственном подобии дома от куртки, которая уже приросла к нему настолько, что выпав в пьяный аут, казалось, он мог бы в ней спать… хотя, впрочем, он и так неоднократно делал это, если приходилось ночевать в машине или в принципе в холодных помещениях.

- Уникальность старинных картин и любого антиквариата в том, что они отражают историю не только всех своих владельцев, но и авторов. - Он мягко улыбается, вполне понимая настрой Евы. Для журналистов в принципе очень редко когда имеет значение чувство, получаемое от чего-либо или создаваемое им, нежели голые факты, которые этот объект окружают. Даже обозреватели культурных событий, в первую очередь, метят в очевидное - то, что можно потрогать, уже потом задаваясь вопросами глубинных смыслов, а учитывая то, с какой темой пришла к Лавджою мисс Морган, её тем более куда больше интересовал факт преступления, нежели что-то иное, что мог рассказать антиквар, а потому он лишь беззлобно усмехается, слегка разводя руками, когда женщина внезапно изъявляет желание купить что-нибудь в его лавке. - Однако я бы не советовал приобретать что-либо здесь в качестве сувенира. - Он слегка щурится, вполне реалистично ощутив на языке горечь от сказанного слова.

Сувенир - так среднестатистический обыватель смотрит на ассортимент магазинов антиквариата. Так же, как с лёгкостью покупает на блошином рынке серебряную ложку за гроши, которую поставит за стекло и забудет о ней, даже не представляя, что этим столовым предметом мог когда-то есть очень уважаемый и знатный человек, о котором мог не подозревать даже его дальний родственник, собственно, и оценивший эту ложку так низко. "Но это же просто прибор из драгоценного металла?!" - Скажете вы, а Лавджой вывалит на вас целый исторический справочник, оценив этот "сувенир" в рамках аукционных прайсов.

- У всего есть цена, мисс Морган. - Он поджимает губы. - И чем выше интерес общественности, тем она больше. - Антиквар кивает вдогонку собственным словам, пятернёй поправляя спутанные кудрявые патлы со лба на затылок. - Добавить к этому дату написания портрета, его размеры, состояние и связанное с ним событие, личность самого лорда-адмирала и факт, что автор оригинала пожелал остаться неизвестным - выходит стартовая цена, как минимум, в несколько десятков тысяч фунтов от 50-ти, которая в процессе торгов поднимется до нескольких сотен тысяч. - Лавджой задумчиво подаётся корпусом чуть вперёд, опираясь локтями о широко разведённые колени и уже по привычке сцепляя пальцы рук в замок. - Но это мы говорим о здешних деньгах, а торги будут вестись, скорее всего, в нейтральной валюте и с некоторыми наценками от дилера.

И он вновь опускает глаза, усмехаясь. Тема образования никогда не была его любимой. В ином случае, в его лавке или в доме, (а ещё лучше - и там и там), как и у многих антикваров высшего порядка, имелась бы отдельно выделенная стена с регалиями родной альма-матер, дипломами ассоциации, благодарностями, призами и прочими печатными бумажками в красивых рамах, привлекающими внимание неопытных клиентов к статусу специалиста. Лавджой же был лишён желания и необходимости громко говорить о том, что, на самом деле, не имеет никакого значения, так как университет даёт лишь знания в этой профессии, а опыт наживается со стажем, не говоря уже об особом, профессиональном чутье, которое не то чтобы есть, но и развивается далеко не у многих.

- Меня всегда привлекали старинные вещи и их история. - Уклончиво выворачивается мастер, поднимая взгляд к глазам журналистки. - В детстве мог часами в них копаться - стоило только найти. - Он усмехнулся немного грустно, вспоминая, как получал за подобное любопытство что от своих родителей, что от взрослых в принципе, не способных разглядеть в порывах мальчика ничего, кроме вороватой натуры. - Так что, к окончанию школы я не видел для себя какой-либо другой альтернативы. - Лавджой слегка разводит руками, не отрывая локтей от колен, и вскидывает бровь, попытавшись представить, что ещё могло бы ему подойти, но даже направление больше связанное с практическим искусством всё равно вряд ли дало бы столько эмоций, сколько погружение в чужое творчество, своё оставив лишь как маленькое хобби и удобный навык, сопровождающий профессию.

+1

11

На какое-то мгновение Ева потерялась в собственных воспоминаниях. Она слушала антиквара и пыталась переместить его слова на свою жизнь. Даже не так, она пыталась куда-то приткнуть эмоции, что он переживал в свою жизнь. Не стоит греха таить, но Ева никогда не влюблялась. Ей было все это чуждо, она сама считала себя реалисткой и прагматиком, который не способен на какие-то искренние чувства. Ева была  убеждена, что и любви надо учиться, а у нее, увы, не было учителей. Чувственности и какой-то женственности девушку должна учить мать, а Мелани предпочла уйти от проблем, нежели принимать участие в жизни своей семьи. Может ли она ее винить за это? Вряд ли, Ева и сама до конца не знает, как бы поступила в этой ситуации. Может быть петля на шею, не самый худший вариант из всех.
А, что до влюбленностей, что же, увы, никто не вызывал в ней нежных и трепетных чувств. Она не привязывалась к людям, держалась всегда от них подальше. Да, у нее были интрижки, но Морган выбегала из них, как только чувствовала, что с ней хотят просыпаться и прочую романтическую лабуду.
Единственное, что самым долгим ее любовником является Хэрроу, как-то так случилось, что в нем сложилось все. Никаких претензий, никаких планов, они живут одним днем и ее это устраивает.

- Я не знаток человеческих душ, но о простой интрижке, так не говорят- улыбнувшись, произнесла Ева.- видимо эта женщина значила для вас гораздо больше,  ибо так сочно говорить о любовнице, не в мужском стиле.
Ева внимательно посмотрела на мужчину. Наверное, в молодости у него было много воздыхательниц, ибо дамы любят подобный тип мужчин. да и сейчас, у него явно есть парочка милых сердцу дам. Ева улыбнулась от своих мыслей. О его рассказ о даме, так разжег в ней фантазию, что Ева не в силах остановить.
- А я просто Ева- кивнув головой, добавила Морган. Ехать на интервью голодной было плохой затеей.  Она не ела уже пару дней, в ночи когда ее мучают кошмары, она совсем разбитая и забывает об элементарных вещах, типа поесть или выпить таблетки.

Он продолжил отвечать на ее вопросы. Это умилительно, он был истинным англичанином, который свято верил в королевскую семью и ее честь. Но Ева как никто знала, что за красивыми фасами прячутся жуткие тайны. Чего стоит к примеру только история с принцессой Дианой. Ужасно грязная и некрасивая картинка. Если двор готов убить неугодного человека, чего уж говорить о картине.
- О, вы слишком идеализируйте людей. Насколько мне известно, не в семье в королевской семье и их приближенном круге обладают деньгами и воровство подобной картины, неплохой шанс заработать. Так, что вполне возможно, что в итоге мы узнаем, что ко всему этому причастен кто-то из ближайшего окружения- сама Ева была подданной США. Она была не такой сентиментальной и не придавала королевской семье, какого-то особо флёра. Они люди, как люди. Даже пережитки прошлого можно сказать. Какой-то политической функция королевская семья уже не несет, они скорее символ и не более того.

- Это, безусловно, интересно история вещи и прочее. Но я люблю новые вещицы, чтобы они принадлежали только мне. Я не подвержена всякого рода оккультным истериям, но я скорее брюзга- кивнула мисс Морган.- о нет, сувениры- это не мое. Не хочу захламлять квартиру, а вот какой-нибудь старинный поднос или нечто такое, почему бы не прикупить.
Хотя в ее окружение нет тех, кто оценит подобного. Хотя у нее-то и нет окружения, кроме Хэрроу.

Ее всегда удивляло то, что люди готовы платить такие огромные деньги за подобное. Нет, ну хочется тебе взглянуть на шедевр, отправляйся в музей.  Наверное, она слишком американка, чтобы понять эту тягу к обладанию подобными вещами.
- Это безумие чистой воды!- воскликнула Ева, нет себе такое она могла позволить, но никогда не выкинет деньги на подобное.- Разве нет специального отдела, что занимается кражей подобных ценностей? Да и в конце концов, существуют же страховые агенты, которые отлично умеют искать. Хотя, если столько времени картина не была найдена, значит не сильно-то ее хотели и вернуть владельцы- это скорее были рассуждения вслух, чем нечто логичное.

- Что же, судя по вашему магазину, вы и вправду нашли ваше признание- искреннее, произнесла мисс Морган.- информация ценна, и я думаю вы дали мне почву, куда я могу копать, спасибо. Слушайте, а разве подобные магазинчики приносят реальный доход? Просто, не сочтите за грубость, но антиквариат, это ведь достаточно специфичная вещь или же я слишком далека от всего этого- в конце фразы она зевнула, чертовы кошмары, совсем ее извели.

+1

12

- Какого вы интересного о нас мнения. - Широко улыбнулся Лавджой не скрывая в своей интонации доли игриво рычащего где-то в недрах грудной клетки сарказма, подчёркнутого заинтригованным блеском в любопытствующем прищуре глаз.

Забавный народ - эти американцы. Антиквар не брал во внимание литературу, бог с ней, но при наличие такого бешеного количества кинолент драматического жанра, переполненных романтическими сюжетами самых разных форм от подростковой наивности до сложностей и серьёзных тонов неоднозначных ситуаций, вполне совместимых с реальной жизнью, контрастирующих, тем временем, со сказками об идеальных отношениях в духе несбыточных мечтаний из экранизированных, слащавых женских романов, их восприятие, по крайней мере, с точки зрения человека, который общался с представителями этой страны поверхностно и не часто, (а потому мастер не отрицал ошибочности своих суждений в отношении большинства), всё равно умудрялось оценивать человеческие чувства через призму холодного расчёта. При том настолько, что в голове Лавджоя на мгновение мелькнула шальная мысль спросить журналистку о том, а как же в её стране принято отзываться о любовницах? Но при этом сам же промолчал, не особо горя желанием продолжать весьма скользкую тему, которая годится, разве что, для диалога под пинту пива со старым другом или приятельницей. Однако сам же для себя он готов был признать только одно - его лёгкое отношение к любви удивительно не делало его плоским.

- Внутри королевской семьи свои разборки и поверьте, они далеки от материальных составляющих. - И снова деньги. Весь разговор так или иначе всегда сводился к деньгам, что уже, правда, совсем не удивляло. - Бог с ней, с картиной, сейчас самая главная проблема двора - Меган Маркл. - Отшутился Лавджой, с явным скептицизмом дёрнув уголками губ вниз.

Не то чтобы его волновало то, что происходит внутри дворца символа страны, но как и любой неравнодушный в целом англичанин, ежегодно слушающий каждое обращение Её Величества к народу, антиквар так или иначе принимал чью-либо сторону и в данной ситуации он оказался на стороне тех, кто поддерживал недовольство королевы американской супругой своего внука. Как и Диану, в своё время, идеалом будущей королевы Лавджой считал герцогиню Кейт, воплощающую собой все полюбившиеся консерваторам традиции и ожидания от супруги будущего короля, каким они же видели Уильяма, надеясь, что тот перепрыгнет своего отца, набившего оскомину одним только своим вечно недовольным и болезненным видом, не говоря уже о его новой-старой жене.

- Вы себя обижаете. - Нахмурив брови, бросил антиквар, слегка мотнув головой в отрицании. Уж на кого, но на брюзгу эта молодая женщина всё же не была похожа. Возможно, виной всему обыкновенная проф. деформация - с ними, трудоголиками, так часто случается, но чтобы дело дошло до брюзжания - нужно в принципе разочароваться во всём, что тебя окружает, а в утомлённых глазах Евы всё же ещё блестел интерес к жизни, что подтвердила даже эта забавная инициатива с антикварным подносом. - Ахах, поднос, значит, - он заинтригованно вскидывает бровь, держа в голове образ классического серебряного представителя своего рода предметов - 18-ти дюймового, с резными вензелями по округлым, невысоким бордюрчикам, сделанного эдак, в начале 19-ого века, - и что вы будете с ним делать? - На таких подносах дворецкие разносили напитки по комнатам своих хозяев. Сейчас богатые люди встречают с ними гостей, нанимая временных официантов для светских раутов, а как этот предмет может послужить Еве - это вопрос даже интереснее, чем неиссякаемая главная тема сегодняшней встречи, снова утонувшая в деньгах.

- Вы правда думаете, что портрет, написанный для памяти семьи, нуждался в страховке?

Он не хотел говорить о капиталистах, но очень уж сильно это просилось на язык. Американцы... И вот в этом вот обществе, помешанном на лживых ценностях, считаемых в драгоценных долларах, превышающих значимость всего остального, живёт и учится его дочь, воспитываемая избалованной матерью, наверняка, с уклоном в то, чтобы чистокровная англичанка забыла свои корни и культуру, отдав предпочтение браку с богатым американцем где-нибудь сразу после окончания университета, чтобы не терять время так, как потеряла его, якобы, она, поведясь на творческую и яркую натуру простого парня из Блекберна, в итоге не достигшего ничего, на что рассчитывала его новоиспечённая супруга, наслушавшись историй о том, какой сладкой жизнью живут антиквары.

- Вы видели моих коллег из высшей лиги - о доходах антикварного бизнеса судите по ним. - Как ни крути, а всё же обеспеченная жизнь представителей профессии Лавджоя не была ложью. Вопрос лишь в том, что именно ты хочешь от антикварного дела - выставлять себя на уровень с такими же богатыми, холёными покупателями или просто делать хорошее дело для хороших вещей. - Нет, у меня, конечно, в гардеробе тоже есть пара не дешёвых пиджаков и ботинки, но у меня в принципе совсем иное отношение к делу. - Он пожал плечами, ради интереса припомнив, когда вообще последний раз доставал из шкафа нечто из перечисленного, что в итоге привело к замешательству, так как мастер просто потерялся в датах и событиях. - А так, да, антиквариат приносит огромные деньги и за всё время своего существования ещё ни разу не оказывался на грани фола. - Антиквар хитро улыбнулся. - Его специфика в том, что он играет на чувствах людей. - Лавджой кивнул и отстранился от спинки кресла, ставя обе ноги на пол и опираясь локтями о разведённые колени.

- Приведу забавный пример. - Он деловито хлопнул ладонями друг о друга, так и оставив сцепленными. - В советском союзе, пока они торчали под занавесом, развился свой уникальный интерьерный стиль. - Антиквар с задором щурится, выражая крайне саркастичный тон своего высказывания. - Привычный нам посудный сервант, например, они растянули на всю стену, - расцепив пальцы, он размашистым жестом левой руки очертил стену по эту же руку, - так его и назвав - "стенка", - Лавджой усмехнулся, - и оформляли это дело в стиле лакированной коробки. - Вновь сцепив пальцы, мастер мотнул головой, едва сдерживая хрипловатое хихиканье. - Я не шучу - убогое, угловатое нечто. - Он дёрнул уголками губ в нескрываемом разочаровании. - После развала, разумеется, русские всё это дело повыкидывали, винтажный рынок в России очень сильно обеднел, - антиквар развёл ладони, -  а сейчас ностальгия возвращает эти самые "стенки" и прочие пролетарские мебельные решения вплоть до того, что им посвящаются тематические выставки вроде нашей "квартиры Шерлока Холмса". - С новой усмешкой, он откидывается обратно на спинку кресла, успокоив ладони на бёдрах. - И это мы говорим только про винтаж и только в одной стране. - Мастер искренне улыбнулся журналистке, всё же по ходу дела уточнив разницу между терминами. - А антиквариат по всему миру пользуется ещё более активным спросом, так как гораздо старше. 

На минуту затерявшись где-то в своих мыслях, Лавджой позволил себе повнимательнее присмотреться к состоянию журналистки, привлечённый к этому факту её последним, смачным зевком, который непроизвольно даже захотелось повторить, но антиквар сжал челюсти, подавляя рефлекс и насильно сглатывая, на всякий случай прикрыв рот ладонью, изобразив желание почесать челюсть.

- Ева, с вами всё нормально? - Он настороженно вскидывает бровь, вглядываясь в женские глаза. - Работаете вы как робот, но вот вид у вас очень уставший. - Антиквар понимающе улыбнулся, смягчая собственное выражение лица.

Отредактировано Owen Lovejoy (8 Янв 2022 19:47:40)

+2

13

Она была американкой до корней мозгов, точнее не так даже, она смотрела на мир, через прагматичные вещи, лишая их хоть какого-то романтического флера. Подобный подход достаточно часто бывает очень верным. Он позволяет тебя избавить от множества лишних переживаний. Когда ты все позиции расцениваешь со стороны денег и выгоды, и вуаля, как-то все более становится на свои места. Старый же свет, достаточно романтичен в своих убеждениях. Например, англичане до сих пор с упоением следят за жизнью своей королевы и ее семьи. Для мисс Морган это все достаточно изумительно. Да, Америка достаточно молодая страна, у которой не такая обширная история. Но ей все-таки трудно представить тот факт, чтобы американский народ с таким трепетом относился к президенту своей страны. Для них президент- это не более, чем управленец, который уйдет через пару лет или максимум задержится на еще один такой равный срок. Американцы прагматики, англичане же погрязли в романтическом флере из средних веков.  Господи, храни Королеву!- так и хочется воскликнуть, временами глядя на чопорных англичан и их любви к королевской семье.

- О, это жизненные наблюдения. Чаще всего бывшие любовники вещают друг о друге без придыхания – она пожала плечами. О своих бывших она не говорит, ибо для нее они просто люди, которые были в ее жизни на какой-то отрезок времени. Она не была влюблена и не может сказать, что испытывала по отношению хоть к кому-то какие-то теплые чувства. Да, есть Генри, но там все сложно. Даже слишком сложно для ее мозга. Они отличные друзья, любовники, но Ева не претендует на нечто большее, потому что знает, что это может погубить их обоих, поэтому-то девушка и держит его на расстоянии, как только они начнут сближаться, она вновь слиняет в окно, как это уже бывало и ни раз.
- О, ваша проблема плавно стала нашей - улыбнулась Ева, хотя она и не читала светскую хронику, но об этом пестрили все заголовки. Что же  люди так любят скандалы, что готовы за них платить огромные деньги. А уж что касается скандалов в королевской семье, это ведь святое дело, в чужой кровати всегда все интереснее. – Она повторяет путь Дианы, хотя если верить историкам, не была она такой уж святой, но это ведь другая история.
На самом деле, Морган всегда скептически относилась к разного рода ярлыкам, и святые люди в глазах общественности, часто оказывались совсем не святыми и даже не совсем хорошими людьми от слова совсем. Поэтому-то Ева предпочитает составляет свое мнение обо всем, а не слушать других. Стоит хотя бы вспомнить историю о благодетельной матери Терезы, чье имя стало нарицательным, когда кто-то говорить о добре и сострадании. О это была одно из самых удачных пиар компаний в мире. По факту, капнув немного глубже, становится понятно, что та женщина не были ни разу святой и ни разу даже доброй. Все ее добрые дела были продиктованы исключительно финансовой составляющей и в целом-то не были добрыми. Да уж, что-то Ева удалилась в своих размышлениях совсем не туда.

- А что делают обычно с подносами?- задала встречный вопрос мисс Морган, этот антиквар ее забавлял и у девушки даже поднялось настроение, не смотря на то, что она практически не спала и ее голова была готова разорваться от мигрени.-  Буду подавать чай, да гости у меня бывают редко, но почему-то бы это не делать для себя. Да и моя квартирка такая крохотная, но антикварный поднос- это мой максимум, что я могу себе позволить из этого.
Нет, деньги у нее были. Мать оставила крупное наследство. Но Ева предпочитает аскетичную жизнь. Девушка считала, что излишества способны испортить любого человека, да и вещизм не такая уж и хорошая идея в целом.

- Если ты часть королевской семьи, то страховке подлежит в принципе любая вещь. Почему?- задала она вопрос мистеру Лавджою.- просто вы должны понимать, чем более таинственным флером окутана фамилию, тем более ценными становятся вещи, вы же как антиквар должны понимать эту догму. Это что-то наподобие того, что держать в домашней коллекции Рембрандта, но не застраховать его. Опасно и глупо.
Нет, но вот хоть какие-то познания в мире искусства у Евы были. Ее мать в свое время коллекционировала шкатулки, она помнит, как в детстве видела в кабинете матери  целую полку с различными штуковинами, ей всегда хотелось их посмотреть, но это было под большим запретом. А потом после ее смерти, все  это куда-то исчезло, наверное, отец выкинул, чтобы не напоминало о матери.

Его и вправду было интересно слушать. Он говорил так витиевато, но Ева слушала его внимательно и наслаждалась его слогом. Что же, она и вправду соскучилась по таким длинным беседам. Хотя они уже порядком отдалились от первоначальной цели ее визита.
- Деньги не так важны, когда ты занимаешься любимым делом. Хотя да, лучше, чтобы он и были- кивнула мисс Морган.- Поверьте, мистер Лавджой, антиквары не единственные, кто зарабатывает на сентиментальных чувствах людей. да практически любой бизнес использует этот прием, правда ваш делает это особенно искусно.

Ева смотрела на него даже с неким восхищением. Его рассказ о совсем неизвестной для нее советской мебель, был таким сочным, что ей аж захотелось достать телефон и загуглить  о чем же идет речь. Ибо мозг девушки выдавал совсем монстрическую мебель.
- Вы так интересно поведали о данном виде дизайна, что мне даже стало любопытно, обязательно ознакомлюсь на досуге- ответила она и вновь зевнула, что же его вопрос был вполне логичен, Ева же здесь все сидела и изображала умирающего лебедя.

- О, это мое вполне себе нормальное состояние- подавив очередной зевок, ответила девушка.- у меня имеются определенные проблемы со сном, для подобных мне, сон- это роскошь, а спокойный сон- непозволительная роскошь- и то было правдой.- Знаете, мне кажется вы бы стали неплохим искусствоведом, при ваших-то знаниях..

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » За дверьми застрявших в прошлом