Sounds of London

Джо держала в руках упаковку с какими-то пирожными и думала, что наверное стоило взять их. Джекки обещала заглянуть и загладить вину, что так часто стала кидать свою подругу. В последнее время девушки отдалились, и Хэрроу совершенно не понимала причины такого поведения девушки. Вроде бы могла принять, что у той была работу, сама Джо тоже пропадала в книжном магазине временами, стыдясь, что вместо работы зачитывается литературой по конному спорту в надежде найти какие-нибудь полезные советы для практики.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Денно и нощно...


    Денно и нощно...

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1


    Денно и нощно...
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://c.radikal.ru/c32/2111/cd/b4d98efa6c09.gif https://a.radikal.ru/a15/2111/aa/6a8f17ecbda8.gif https://a.radikal.ru/a01/2111/40/e29b2e1a7631.gif

    Rebecca Menger // Richard Greystok
    июль 2020 года, однажды за полночь

    Такое бывает, когда недавно привезенная лошадь, особенно, если она жеребая, в незнакомой обстановке может непредсказуемо впасть в панику и навредить не только самой себе, но и соседям по стойлам. До белоснежности светло-серой масти Мун показала себя редкой истеричкой еще днем, когда её привезли, и стало ясно: кому-то придется дежурить, и не просто кому-то, а тому, кто умеет справиться с ситуацией, если в конюшне начнется хаос. Ребекка Менгер в чертогах конной обители чувствует себя гораздо комфортнее, чем в стенах квартиры под взором нескольких пар глаз, и охотно вызывается провести тихую летнюю ночь среди запахов сена, овса, лошадиного пота и навоза. Кинув плед на кучу соломы в углу, включив приглушенный свет в проходе и вооружившись пакетом яблок для успокоения коням, а себе в качестве развлечения - книжкой, она устроилась на импровизированном диване....
    Но и тихая летняя ночь способна незапланированно поднять на дыбы даже человека, когда окажется, что в ночи кто-то бродит.

    Отредактировано Rebecca Menger (16 Ноя 2021 12:22:52)

    +3

    2

    На мгновение перед глазами все расплылось, а затем, мягкий свет ночника вновь появился в фокусе. Верный признак, что кое-кто опять пересидел за работой. Отложив ручку, Ричард двумя пальцами потер переносицу, пытаясь снять накопившуюся усталость, а затем
    перевел взгляд за окно. На удивление, ночь была довольно ясной и можно было увидеть свет, льющийся из внутренних пристроек, умело переоборудованных в конюшню. Ричард по праву ими гордился, считая своим детищем. Сегодня к ним как-раз доставили лошадь на постой и губы Грейстока дрогнули в намеке на улыбку, когда перед его внутреннем взором предстала эта беспокойная белоснежная красавица, готовящаяся ожеребиться.

    За спиной раздался тихий треск, и мужчина невольно обернулся, вглядываясь в темноту. Старый дом лишний раз напоминал владельцу, что с ремонтом медлить нельзя. Прошел уже месяц с тех пор, как Ричард перебрался сюда из Лондона, а все никак не мог привыкнуть к этим звукам, возвещавших о том, что без должной осмотрительности рискуешь получить по темечку куском штукатурки. Конечно, он планировал начать ремонт с первых же дней своего пребывания здесь, наняв людей и перебравшись в наиболее пригодные для жилья комнаты. Что ж, до сих пор он осуществил лишь последнюю часть плана, но усердно корпел над бумагами, пытаясь распределить бюджет так, чтобы удалось выкроить что-то хотя бы на основной ремонт, не позволив дому развалиться на части, погребя его под обломками в один прекрасный день.

    Вздохнув, Ричард решительно поднялся на ноги и покопавшись в ящике старинного массивного стола, извлек на свет фонарик. Конечно, электричество в доме было, ведь последними здесь жили еще его родители, но, не зная в каком состоянии проводка в отдельных комнатах, мужчина предпочитал не рисковать. К тому же, зачем ему иллюминация в доме, если он живет здесь один? Поймав себя на том, что исподволь опять пытается найти оправдание, чтобы оттянуть ремонт, Грейсток усмехнулся и включил фонарик, направляясь к выходу.
    Мощный луч выхватывал из темноты отдельные фрагменты обстановки, пока Ричард осторожно спускался по лестнице. Большинство из них было накрыто некогда белой тканью, со следами осыпавшейся штукатурки. Не накрытым оставался лишь огромный старинный камин  с облупившейся лепниной, занимавший почетное центральное место в гостиной.  Ну и конечно же, портрет предка над ним! В последний раз взглянув на грозную носатую физиономию, вдохновлявшую своих потомков на подвиги, мужчина направился к выходу из Martlet’a, как шутливо назвали когда-то этот старинный особняк.

    На подступах к пристройкам Ричард передернул плечами поняв, что несколько опрометчиво вышел в ночь без пальто, одетый лишь в свитер, но возвращаться в дом не хотелось. Он прищурился, наблюдая за неподвижно сидевшей у входа в конюшню ночного сторожа и удовлетворенно кивнул, заметив, как тот подобрался, наблюдая за приближающейся фигурой. Этот крепко сбитый мужчина, немногим старше самого Грейстока, исправно нес свои обязанности в какую бы смену его не поставили, в отличии от предыдущего, провалившего проверку в первую же неделю, заснув на посту самым бессовестным образом и Ричард взял за правило, устраивать непредсказуемые ночные вылазки на конюшни. Впрочем, в этот раз его вело сюда еще и обыкновенное любопытство. Поступившая к ним лошадь была очень беспокойной и ему хотелось проверить как ее устроили под руководством нового берейтора. Обычно все делалось под его чутким руководством, но желание понять, насколько новому человеку можно доверять, частенько вплеталось в его планы. Эта женщина казалось хрупким цветком, непонятно как сюда попавшим, но что-то в его взгляде, в совокупности с предъявленным дипломом, заставлял к ней приглядеться, не стараясь судить по одной лишь внешности.
    В конюшнях горел приглушенный свет, потому, передав свой фонарик сторожу, Ричард шагнул внутрь. Тихое ржание и тяжелый стук копыт, когда лошадь переступает с ноги на ногу. Родные с детства звуки, его стихия. Мужчина медленно направился по проходу вдоль стойл, скользя взглядом по крупам лошадей.

    Отредактировано Richard Greystok (25 Дек 2021 22:17:44)

    +3

    3

    [indent] Если хочешь спрятаться достаточно хорошо от суеты мира, найти место лучше трудно, потому что никто, кроме озабоченных судьбой лошадок, и тех немногих, которые любят не только верховую езду, но соответствуют запросам Грейстока, не посещает затерянных в пригороде столице земель бывшего… графства? Честно, ей много чего рассказывали, именно поэтому большую часть Ребекка благополучно забыла, не интересуясь подробностями ни личной жизни хозяев, ни их прошлым и окружением; вокруг было тихо, так тихо, что слышно шорох листвы, и ей достаточно этого, чтобы согласиться. В конце концов, какие-никакие, но деньги, и пусть порядком меньше, чем она привыкла класть в карман, зато не ожидаются сюрпризы в виде случайно зашедших знакомых и знакомых её знакомых, которые жаждут рассказать остальным, где встретили мисс Хилл.
    [indent] Ночные дежурства стали прекрасным способом удрать от остальных проблем; «сова» по типу, она не испытывала труда с бодрствованием в темное время суток, а давно перестроенный на «зомби» режим удовлетворял несколькими часами сна. К тому же, как передать атмосферу, которая опускалась на конюшни, когда заходило солнце, и все расходились домой? Благодатный покой разливался над левадами и денниками, негромкое фырканье и всхрапывание становились единственной музыкой, и не существовало в мире печали, которую не могли разделить с тобой благородные четвероногие создания, обладающие такой же зависимости от социума, как и человек, а, возможно, и более сильной.
    [indent] Никто не мешал и не беспокоил, и, развалившись на пледе, небрежно брошенном на пучок сухой соломы, женщина лежала, прикрыв глаза и заложив руки под голову. Темные волосы, собранные в хвост, рассыпались по золоту иссохших стеблей, сливаясь с темнотой, наползавшей из угла: Кэрри предпочитала самый недоступный свету из них. Наверно, она почти задремала, потому что перестала чувствовать ход времени, когда её разбудило тревожное ржание. Подтянув согнутые ноги к заднице, она одним движением оказалась в вертикальном положении, по привычке, выработанной с годами, первым делом схватившись за то, что могло сойти за оружие. К счастью, вилы не понадобились; в конюшне никого не было, психовала новенькая, сотрясая стены уже не только голосом, но и копытами.
    - Ну, здрасти, приехали, - ворчливо пробубнила женщина, направляясь к деннику; на ходу из волос и воротника выдергивались застрявшие соломинки. – И чего ж мы орем? – голос трансформировался, зазвучал певуче, с мелодичной вкрадчивостью. Застыв напротив кобылы, Кэрри гипнотизировала ту, глядя пристально, не моргая. На самом деле, взгляд ничего не решал: лошади реагируют на мимику, конечно, но чаще в таком состоянии откликаются именно на звуки.
    Белой, а точнее, светло-серой, почти серебристой красавице жестоко досталось. Дочь хозяев, по непонятной причине взбеленившись, срывала злобу на несчастном животном, не способном вырваться из пут мучителей. Невозможно провести рукой по шерсти, чтобы не почувствовать шрамы разной степени застарелости, кое-где вытерты проплешины, виной чему плохая или малая по размеру упряжь, но хуже всего страх, прочно засевший перед любым двуногим существом бесконечный страх, овладевший примитивным разумом лошади.
    [indent] Увидев человека, та шарахнулась к дальней стенке денника, прижимая уши и кося правым глазом; все понятно, печально подумала женщина, подходя к двери денника, бедолага привыкла видеть в нас врагов. Но что-то вызвало беспокойство кобылы посреди ночи, и та начала нервировать остальных, чего допускать нельзя, значит, нельзя и уйти, оставив её в покое. Навязчивая терапия в таких случаях необходима, иначе страх никуда не исчезнет; она успокоится, но контактнее не станет. 
    [indent] Войдя в денник и закрыв за собой калитку на засов, Кэрри сделала несколько шагов по направлению к кобыле, но так, словно шла не целенаправленно, а просто прогуливалась. А потом достала из кармана яблоко и, развернувшись спиной к животному, смачно надкусила, похрустывая сочной твердой мякотью на зубах.  Вот так просто, со стороны, так вообще нелепо: зашла к диковатой кобылке, чтобы поесть. Но так вышло, что лошади не просто социальны, они любопытны, а еда для них дополнительный и сильный мотивирующий элемент. Белая должна понять, что человек в её стойле не испытывает желания с ней физически общаться, и проявить ответный интерес, переступив крохотным шажочком накопленное предубеждение, подойдя ближе.
    [indent] Простояла Кэрри так, наверно, минут пятнадцать; затылок её приобрел, поистине, паранормальную чувствительность, потому что никогда нельзя быть наверняка уверенным в том, насколько «поехала крыша» у животного, ведь оно не способно рассказать. Если ей захотят причинить вред, нужно вовремя почувствовать и успеть увернуться. Но кобыла, некоторое время шатаясь вдоль задней стенки, фыркая и нервозно храпя, успокоилась; в ней медленно возрастала тяга посмотреть, не поделится ли странный двуногий так соблазнительно пахнущей едой. Ступая с таким напряжением в ногах, словно по тонкому льду, Белая сделала несколько шагов, смешно вытягивая шею на всю возможную длину; по спине обдало теплым дыханием, но Кэрри заставила себя не реагировать, пока, загребая подвижной розовой губой, вдоль руки с яблоком не появилась лошадиная морда. Покосившись боковым зрением, женщина встретилась взглядом с кобылой; несколько секунд они смотрели друг на друга в нелепейшей из поз, после рука разжалась, на раскрытой ладони оставляя яблоко и позволяя загребущей губине захватить его, затаскивая в рот.
    [indent] Голова сразу же исчезла, одним движением мышц отдернутая назад, подальше от двуногого. Вновь обосновавшись у дальней стены, Белая с удовольствием зачавкала, вызвав на губах у берейтора тонкую усмешку. Кэрри было сунула руку в другой карман, но поняла, что зазевалась: в конюшне они явно больше не одни.

    +2


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Денно и нощно...