– Не заметила, чтобы я тебе хоть что – то предлагала. Но то, что твоих девушек одобряет мой папа, это уже интересно, – она пожала плечами и тоже отстранилась. Кажется, эта неловкая ситуация разрешилась вполне безобидно, что позволило им продолжить совместный просмотр фильма и чаепитие. Генри не стал ничего отвечать на последнюю фразу Вэл, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего. Сейчас лучше всего было отпустить ситуацию с поцелуем и перевести внимание на что-нибудь другое. Рэндалл пытался вести себя, как обычно, однако всё равно внутри был легкий дискомфорт из-за произошедшего.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
06.12
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Платить по счетам не всегда приятно


Платить по счетам не всегда приятно

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


ПЛАТИТЬ ПО СЧЕТАМ НЕ ВСЕГДА ПРИЯТНО
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/r3Z8Csz.gif https://i.imgur.com/hE7Zf3X.gif https://i.imgur.com/8d4XHhX.gif

Benjamin Crosby & Jo Harrow
03.08.2020, поместье Кросби

Прошло несколько дней с встречи Джо и Бена. Девушка почти полностью оправилась, но чувствовала себя не в своей тарелке, ведь ее знакомый не только составил приятную кампанию, но и пронес на руках до больницы и по больнице. Масла в огонь подливает ее бабушка, предлагая нанести визит Кросби и посмотреть на их лошадей.

Отредактировано Benjamin Crosby (16 Ноя 2021 15:07:09)

+1

2

Прошла уже половина каникул, но Бенджамин не чувствовал себя отдохнувшим. Его голова по-прежнему была тяжелой из-за кучи мыслей, а постоянная физическая работа и передвижение по территории поместья и поездкам в город физически изматывали, что молодой человек плюхался на кровать около десяти вечера и засыпал, как младенец. Он вставал относительно рано (в 8 утра, тогда как родители просыпались на час позже), наносил визит в конюшню, где кормил восемь лошадей, а затем выводил их в левады чтобы они насладились свежей травой и смогли вдоволь набегаться. Отдельно он выводил еще двух жеребцов, которым было опасно находиться в зоне досягаемости друг друга. Бенджамин старался относиться ко всем лошадям одинаково, ведь любил он каждого жителя конюшни, но у него все-равно не получалось уделить достаточно времени каждому, отдавая предпочтение черному жеребцу с которым Бен выступал на соревнованиях по пробегам и кобыле, которая была специально выкуплена для конкура и выездки. Сейчас, когда Бен проводил больше времени в университете, он не мог нормально тренироваться, а потому кони стояли и скучали, радуясь каждый раз, когда их выводили на тренировку, где они могли вдоволь бегать и прыгать. Остальные лошади были старичками, первыми спортивными лошадьми Бенджамина и подарками, которые подарили его отцу и сыну. Мало кто занимался на них верховой ездой кроме Бена. Иногда отец с матерью ездили в лес или занимались с приглашенным тренером, но все это было направлено на улучшение осанки или обыкновенной прогулке, когда лошадь лениво плелась, срывая листья и траву. Тем не менее никто даже не думал о том, чтобы продать их, ведь они были частью семейства Кросби. Лишь несколько жеребят были проданы за все время.
Как уже было отмечено ранее, на конюшне не было постоянного конюха, а потому именно на плечи Бенджамина ложились обязанности по уходу за лошадьми, когда он бывал дома. И родители, понимая, что ему нужно уделить внимание каждому существу, привести каждую лошадь в чувство после долгого отсутствия ощущения всадника сверху, почти не трогали его. Лишь отец звал с собой по делам, и мама просила не пропускать совместные приемы пищи. Бену такой расклад нравился, хоть к вечеру силы покидали его, и он валился в кровать.
Сегодняшний день не стал исключением. Бенджамин встал утром, когда роса еще не высохла, а солнце продолжало светить неприятным, выжигающим глаза, утренним светом. Он вместе с поваром поставил вариться каши животным, попросив позвонить ему, когда все будет готовы, чтобы забрать еду, а сам направился в конюшню, где ему необходимо было вычистить лошадей, чтобы вечерние гости отца, которые отправятся на прогулку в лес, чувствовали себя комфортно на чистых и красивых животных.

Зайдя в конюшню, его сразу встретил черный жеребец, который высунув голову, прижал уши, словно требуя завтрак. Он замотал головой, заставляя обратить на себя внимание, но как только Кросби подошел к нему и похлопал по шее, жеребец расслабил уши, продолжая нетерпеливо ждать еду и когда его выпустят на волю.
- Малыш, после обеда мы с тобой поедем в лес, - Бен дружески провел рукой по гриве, замечая запутавшееся в нем сено, - папа сказал что сегодня к нам приедет умелый конюх, который поможет подготовить вас всех для прогулки.
Молодой человек принялся искать щетки и другие принадлежности, разговаривая с каждой лошадью, как безумный, но это вполне было в его духе. И тут он поймал себя на мысли, что, наверное, Джозефина, которая в первый день знакомства с ним успела найти на свою пятую точку приключений, наверное, в глазах других в такие моменты выглядела так же, как и Бен, который любил поговорить с каждым, кто не мог по-человечески ответить.
И если вы вдруг удивляетесь почему мы резко перескочили с обязанностей на мысли о девушке, то я с радостью все объясню.
Все мы помним, что несколько дней назад Бенджамин со своим отцом посетили знакомых старшего Кросби, где сыну выпала честь познакомиться с девушкой-маугли, чуть не убившей его, а после растянувшей связки. Ее умение сорвать все планы аристократии, придумать новое занятие и вывести всех на эмоции не оставили Бена равнодушным. После того как он вернулся домой, молодой человек принялся сравнивать ее со всеми своими знакомыми, чтобы правильно суметь описать ее: дикая, невнимательная и шумная. Но чем дольше он сравнивал Джозефину со своими подругами, тем больше он понимал, что она совсем другая: свободолюбивая и живая. Как показалось Кросби, она любила высказать все о чем думала, чувствуя себя чужой в одном ряду со сдержанным молодым человеком. Бен так же предположил, что познакомь ее со своими подругами, они вряд ли смогут найти общий язык. Во-первых, никто из них не любил лошадей, во-вторых, они обсуждали косметику и сплетни, в-третьих, они не рукоприкладствовали. И вот чем больше Бен размышлял над этим, тем больше ему хотелось узнать девушку. Но, хм, понимаете, он хотел пропустить вот этот весь долгий процесс знакомства и притирания друг к другу и сразу узнать ее настоящую, а не через статичные приличные фразы, которые нравятся ее бабушке и не нравятся ей самой. Но, повторюсь, что это лишь первое впечатление Бенджамена. Он ее совсем не знал и интерпретировал все через свое понимание мира. Пытался засунуть в свое понимание мира то, что совсем не понимал. Забавно.

- Сынок, время завтракать, - в конюшню вошел отец, - ты не слышишь как я тебя зову?
- А? – Бенджамин поднялся с корточек на ноги, отряхивая щетку, - Уже время завтрака?
- Именно, - отец подошел ближе и похлопал по крупу гнедую лошадь, привязанную в проходе, - помощь приедет после обеда. Сколько лошадей уже готовы?
- Две, но я хотел после обеда с Араном выехать в лес. Он застоялся.
- Да, без тебя это конь никуда не ездит, - отец пожал плечами, — вот и съездишь вместе с ней.
- С ней?
- С Джозефиной Хэрроу, - непринужденно проговорил отец.
- Подожди, а она тут причем? – Бен мотнул головой не понимая что имеет ввиду отец.
- Они с Амелий приедут в два, она очень просила дать юной мисс возможность отблагодарить тебя, - отец принялся отвязывать лошадь и заводить ее в денник, а после развернулся и направился к выходу из конюшни.
- Подожди, а как же ее нога? – Бен поспешил за отцом, отряхивая руки от пыли, - И я думал, что приедет кто-то… - «профессиональнее» не успел закончить Бен.
- Думаю у нее есть опыт, - улыбнулся отец, не смотря на сына.

♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦

Сделаю еще одно отступление, чтобы у читателей не создалось впечатление, что, услышав о приезде Джозефины, Бен нахохлился, как петух. Он был не против появлению девушки в их поместье, но его волновало ее…сохранность. Конечно, на территории не было ни коряг, ни камней на дорожках, о которые можно споткнуться, но лошадь сама по себе состояла из 10% опасности рядом и 60% возможности получить увечья сверху. И виноватым Бен оставаться не хотел. Да и, по его мнению, леди не должна стоять около лошади, вычищая ее шерсть и копыта. Леди должна приходить в выездковой одежде, садиться на лошадь и заниматься в манеже, плывя вместе с лошадью как лебедь, слыша только похвалу и комплименты от тренера. Работа Бенджамина, как мужчины, была грязнее. Ему приходилось дышать грязью, которую он смахивает, вычищать денники, прыгать по лужам, выводя лошадь из левады. И представить Джозефину, помогающую ему, было представить тяжело. Но он решил, что даст ей погладить лошадок и смахнуть пыль с уже четырех (к обеду Бен успел почистить еще двух) животных. И пока я вновь раскладывал по полочкам скрытые ото всех мысли Бенджамина, часы пробили два часа. А это означало что семья уже вышла встречать гостей.

- Только не мучай ее сильно, - давал наставления отец.
- Милый, Бен прекрасно знает как себя вести, - произнесла женщина, кладя руку на плечо мужа.
К слову, мама Бена, Вероника, так же любила напомнить сыну о правилах поведения в обществе. Но в отличии от отца, женщина знала о репутации Бенджамина и верила, что он никогда ее не подведет. Отец же относился к этому более скептически и всегда старался напомнить и сказать, как следует себя вести. Однако в моменты разговоров, когда речь заходила о женщинах, Вероника часто осаживала мужа, аргументируя, что мужчины не понимают как женщины хотят, чтобы с ними обращались. Зато она знала о том, что Бен - джентльмен, который легко западает в сердца других. И чтобы вы понимали, это не комплимент в сторону их сына, а похвала для себя, такой умной женщины, вырастившей идеального наследника семьи. Как бы Вероника не любила сына, она очень гордилась своим двадцати однолетним достижением.

Они стояли на террасе в ожидании приезда Хэрроу. Вероника хотела узнать последние новости семьи, отец ждал когда сможет пойти в свой кабинет и провести пару часов в одиночестве, а Бенджамин когда уже вернется к работе.
Машина подъехала и из нее вышли мисс и миссис Хэрроу. Первым подал голос Эдиссон, радостно приветствуя гостей, затем мама, легко улыбаясь, а после Бенджамин. Он спустился на пару ступенек вниз, протягивая руку Джозефине и предлагая ее взять для удобства:
- Добро пожаловать, - обратился он к ней, - как твоя нога?
Кросби правда было интересно узнать, ведь прошло не так много времени с ее ушиба.
- Проходите в дом, - пригласил их отец, - как добрались?
Впятером они прошли в гостиную, где двое прислуг уже накрыли небольшой стол с закусками и поставила чайник. Эдиссон пригласил всех присесть, а затем извинился и удалился в свой кабинет. Его обязанности, как хозяина, закончились – он поздоровался с гостями, теперь он мог отдохнуть и подготовиться к вечерней деловой встречи.
- Джозефина изъявила желание помочь тебе, Бенджамин, - произнесла Амелия – она очень хотела тебя…отблагодарить, - последнее слово было странно подчеркнуто, слово она сделала это для Джозефины.
- Я очень признателен, - кивнул Бен, вспоминая слова отца сегодня утром, - тогда предлагаю выпить чая, а затем я проведу небольшую экскурсию, и мы приступим к работе.
Ему не хотелось ни чая, ни закусок, ни слушать женские сплетни.
Ему хотелось выполнить работу и отдыхать.

+1

3

Пока Джо было противопоказаны слишком сильные физические нагрузки, она буквально сходила с ума. Погода была хорошая, только один день лил дождь как из ведра. И ей до ужаса хотелось выйти. Сходить к лошадям, покачаться на качелях в саду. Прогуляться к озеру неподалеку. Столько вариантов, а ей доставалось максимум сидеть в беседке и смотреть на то, как собаки бегают и радостно тявкают. Джо кидала им мячик, а они приносили. И это было весело первые минут двадцать, а потом ей наскучило это занятие.
Амелия Хэрроу уехала по делам, и Джо решила, что это отличный шанс улизнуть хоть ненадолго. Нога уже не болела, но врач же сказал выдержать примерно неделю, чтобы все окончательно зажило.
Джо не чувствовала никакого дискомфорта. Все было как и до падения. Но Марта следила за молодой хозяйкой. Стоило ей только увидеть, что девушка двинулась в сторону дорожки, ведущей из поместья, как тут же окликнула девушку. Доставлять проблемы прислуге, Хэрроу не хотелось. И подумала она об этом только сейчас. Ведь если ее бабушка вернется раньше и не увидеть свою внучку дома, попадет не только девушке. Так что Джо пришлось вернуться.
Амелия была дома лишь к вечеру. Сидела в гостиной в своем любимом кресле и перебирала различные бумаги. Джо же сидела напротив на диване с закинутыми на него ногами и читала какую-то книгу. Кажется, это было что-то вроде исторического романа. Хотела подтянуть итальянский, который мать навязала ей, но совершенно ничего не понимала из того, что было написано. Была слишком расслабленной. Да и кто вообще занимается учебой во время каникул? Она не для того сюда приехала. Хотя наука прекрасно бы могла справится с убийством ненужных воспоминаний и мыслей, которые все еще приходили к ней в ночных кошмарах.
Джо прекрасно помнила первую ночь в незнакомой спальне. Она спала как убитая, потому что весь день пробыла на свежем воздухе и крутилась вокруг конюха, помогая ему ухаживать за лошадьми. Слишком по ним соскучилась. Да и по мужчине тоже. Джо считала его своим хорошим другом.
А сейчас...Сейчас она не успевала уставать. Все ее времяпрепровождение состояло из того, чтобы либо сидеть, либо лежать, либо недолго походить. Потому лежа в кровати девушка долго вертелась. Оставаться наедине с собственными мыслями было страшно. Никто не отвлекал, никто не мешал. Потому все то, от чего она убегала, вернулось в полной мере.
Тени казались живыми, звуки заставляли напрягаться и гадать, каков их источник. В такой обстановке Джо не могла сопротивляться прокручиванию произошедшей ситуации снова и снова. Ей нужно было провести время с лошадьми. Они успокаивали ее, помогали забыть обо всем. Они были рядом, поддерживали, понимали. Не осуждали, не жалели, а просто тыкались бархатным носом и позволяли прикасаться к ним столько, сколько ей было нужно. Бриджит была ее любимицей. Такая же бунтарка, как сама девушка.

- Я иду на конюшню, - утром пятницы заявила Джо.
- Хорошо, - от такого ответа бабушки, Хэрроу даже села на стул. Она приготовила целую речь, чтобы убеждать Амелию Хэрроу в том, что ее внучка уже в полном порядке и ничего с ней страшного не случиться. Женщина заметила, что Джо слишком долго на нее смотрит, а потому отложила утреннюю газету и решила пояснить такую реакцию. - Мы говорили с твоим отцом, - отличное начало разговора. Сейчас еще скажет, что он приедет завтра и заберет дочь. Но нет. - Он сказал, что ты быстрее пойдешь на поправку, если будешь двигаться. Он же сказал мне, что растяжение заживает в течение трех дней. В редких случаях больше. Но на тебе все заживает как на собаке. Это не мои слова. Это он так сказал, - Джо показалось, что Амелия была готова вспылить из-за того, что ей пришлось выразиться подобным образом. Но они ведь были вдвоем. не было тут каких-то высокопоставленных или светских лиц. Так что если бы даже бабушка ругнулась, никто бы не узнал об этом. - Но раз уж ты настолько здорова, что готова хоть сейчас идти в бой. А судя по твоему виду это именно так, - герцогиня снова была недовольна тем, что ее внучка сидела в шортах и футболке. - Завтра мы едем к Кросби. Так что будь готова к часу. По дороге мне нужно будет заехать еще кое-куда на несколько минут.
- Мне казалось после последней встрече они не хотят видеть меня в своем окружении. Не лучше ли мне остаться здесь?
- Я не хочу, чтобы они посчитали мою внучку невоспитанной особой. Эдиссон и его сын очень помогли нам в тот день. Так что стоит их отблагодарить, - Джо не была против, но совершенно не знала, как им стоит это сделать. Наверное в кругу аристократов принято дарить дорогую выпивку, часы или еще что-то подобное. Но у Джо не было столько денег, а Амелия...
- Ты уже что-то купила?
- Знаешь, Джо, твой отец научил меня одной вещи - не все ценное измеряется долларами. Так что подумай о том, чем ты могла бы отплатить за доброту молодого человека.
И Джо нашла.

На следующий день девушка действительно была готова к часу. Но Амелии снова не понравилось то, как ее внучка была одета. Уже готова была отправить ее переодеваться. Несколько минут еще было в запасе. Но Хэрроу сумела объяснить свой выбор. На этот раз.
- Я же еду с лошадьми помогать. Не думаю, что какая-нибудь утонченная, - она сделала акцент на этом слове, потому что слишком часто слышала его от бабушки, - блузка подойдет.
Правда, какое-то маленькое пятнышко на джинсах Джо все-таки нашла, но надеялась, что бабушка этого не заметит. Сама же она не обратила на него внимания, когда одевалась.
Правда, стоило ей выйти из машины перед домом Кросби, который казался ей слегка больше, чем дом ее бабушки, Джо пожалела, что все-таки не надела блузку с рюшами. Мать Бенджамина, руку которого она приняла несколькими секундами ранее, выглядела так, словно сошла со страниц модного журнала. Ее волосы блестели в свете солнца, а кожа казалась настолько безупречной, что Джо подумывала не из мрамора ли та сделана. Но вот взгляд. У Бена были ее глаза - голубые, с глубоким взглядом, но если он не выказывал к девушке открыто своего презрения, то вот миссис Кросби хоть и улыбалась во все тридцать два зуба и казалась милой, в ее взгляде было то, что заставило Джо сжаться.
- Ну, как видишь, ходить буду, - Хэрроу усмехнулась, отвечая на вопрос Бена его недавней шуткой.
Внутри дом был еще красивее, чем снаружи. Наверное, миссис Кросби очень хорошо постаралась. Ну или наняла хорошего дизайнера. Бабушка все обставляла сама. По моде того времени и не хотела избавляться от того стиля. И Джо это даже нравилось. Порой ей казалось, что упрямство в крови Хэрроу это от нее. Рассмотреть все получше у девушки просто не хватило времени, нужно было успевать за остальными, чтобы потом не заблудиться ненароком. Пусть Бен и шел рядом и все время проверял, поспевает ли за ним гостья.
Джо присела рядом с бабушкой и не скрывала своего любопытства до тех пор, пока женщина не положила руку на колено внучки, заставив обратить на себя все ее внимание. Одним только выражением лица Амелия дала понять девушке, что это не прилично вот так сразу рассматривать дом. Но мать Бена же могла себе позволять рассматривать Джо, как она убранство их гостиной. И тем не менее девушка успокоилась.
Перспектива сидеть и гонять чаи вместо того, чтобы познакомиться с лошадьми Бенджамина Кросби казалась ей ужасной. Джо была сыта, голод проявлялся в другом. Потому она сделала всего пару глотков из чашки, сказала, что чай очень вкусный и уже была готова стартовать в конюшню, потому что сейчас бабушка снова заведет какой-нибудь жутко светский разговор о какой-нибудь оперной певице или художнике. А Джо ничего не понимала ни там, ни там. Кажется, мать сделала очень большую ошибку. Нужно было отдавать ребенка не на танцы и пение, а на какие-нибудь курсы живописи и театра.
- Если вы не против, то я бы посмотрела на лошадей, - дом ее тоже интересовал, но он никуда не денется, а вот лошади...Иными словами Джо была готова прыгать на месте от предвкушения.

+1

4

Бенджамин никогда не питал особого интереса к сплетням. Для него это были пустые разговоры, которые имели место быть только на вечеринках и то для того, чтобы отвлечься от мыслей и разбавить тишину, повисшую после неудачной шутки. В остальное же время Бенджамин старался избегать обсуждения других людей и предположений об их личной жизни. Его мать раньше выглядела будто она находится выше сплетен, однако последнее время начала интересоваться чужой светской жизнью, расспрашивая про чужих детей и рассказывая о своем. И если Бен, слушая ее разговоры, старался не обращать внимание на лишнюю похвалу с ее стороны и расспросы о других дочерях, то кто-либо другой предположил бы, что Вероника находилась в поисках дамы для своего сына. По крайней мере, это было первые мысли, которые возникали у невольных слушателей. Однако они не могли перебороть себя и спросить напрямую, а Бенджамин избегать тем, касающихся его личной жизни. К слову, даже старший Кросби с большим желанием обсуждал последние новости и сплетни, а связано это было с тем, что Эдиссон был по своей натуре добрым и открытым человеком (по крайней мере, пытался таким казаться), постоянно отшучивающимся и улыбающимся. Но сами посудите, разве такой хороший человек мог вырастить настолько сдержанного и послушного сына? Правильно, не мог. С сыном Эдиссон вел себя совсем по-другому. Но позвольте раскрыть эту тему в следующий раз, когда мы закончим обсуждать личную жизнь графа и возьмемся за его детство.

Если вы не против, то я бы посмотрела на лошадей.
- Прекрасно, - Бенджамин так и не притронулся к чаю, - в таком случае, с твоего позволения, - он повернулся к матери, - я украду Джозефину.
Молодой человек стукнул по ручкам кресла в нетерпении, было видно, что он находился в спешке, желая поскорее покинуть гостиную и вернуться к работе. Мать в ответ наградила его суровым взглядом, говорящим о том, что он повел себя недостаточно сдержанно. А еще (что Бен не понял) женщина не очень рада была кампании сына. И тут, наверное, стоило отметить почему мама не очень хотела отпускать его с гостьей, однако Бен ничего о ее неприязни не знал и предполагать не мог. Спросите об этом саму Веронику или Джозефину.
- Аккуратнее, - произнесла Вероника, смотря на спину сына и причмокивая чаем.
Бен, смотря на дверь, кивнул, ибо чувствовал, что мать на него смотрела, затем он развернулся и стал ждать пока девушка поднимется со своего места и догонит его. Приближаясь, становилось все заметнее как Бенджамин рассматривает ее внешний вид. Вообще оценивать людей по одежде никогда не было любимым занятием молодого человека, но он все-равно невольно отметил, что Джозефина восприняла все довольно серьезно, раз одела в гости одежду с пятном на джинсах. Хотя, признаться, именно такую одежду было не страшно запачкать в конюшне и Бенджамин, наверное, сам бы безразлично надевал на себя джинсы и старую футболку, если бы его воспитание ему это позволяло. Вместо этого он всегда старался одеться лучше, чем мероприятие на которое он шел. И если задуматься, именно за его стиль одежды многие критиковали графа, предполагая, что он одевается чтобы подчеркнуть свою статусность и богатство. Но Бенджамин просто одевал то, что было чистым, ведь Вероника легко замечала любое пятно, любой промах и с радостью, либо с причитанием высказывала все в лицо. Будь Джозефина родственницей Вероники, ей бы мало не показалось.

Вместе с девушкой Бен вышел на улицу, ступив на каменную дорожку, украшенную по обеим сторонам небольшими клумбами и кустами. Им надо было пройти почти на другую часть территории, где находилась бело каменная конюшня. И чтобы не казаться плохим хозяином и хоть как-то разбавить повисшую тишину, Бен решил завязать диалог:
- Как прошли последние несколько дней? – Он посмотрел на собеседницу, а затем перевел взгляд на ногу, - Нога уже не болит?
После снова повисла тишина, которую Бен нарушил рассказом про их поместье и конюшню:
- У нас один открытый манеж, - Кросби махнул левой рукой в сторону, - большое поле и две левады. Ты рассказывала, что почти не ездила верхом, верно? – Бен повернулся на девушку, смотря на нее, - Почему нет?
Ему правда стало интересно почему же, общаясь с лошадьми, Джозефина не имела большого опыта езды верхом. Бен тоже имеет большой опыт общения с лошадьми, но в седле он сидит с самого детства (не без настояний родителей). И пока Джозефина отвечала ему, они зашли в конюшню. Несмотря на количество лошадей (всего их было 8), здание было большое. Прямо при входе был амуничник и туалет, небольшая комнату, где можно было положить вещи (обычно ею пользовались только гости). Сразу налево располагался широкий проход, где друг напротив друга находились денники с красивыми металлическими дверьми с деревянным прутьями. Посередине находилось небольшое окошко, которое можно было открыть чтобы угостить лошадь или утолить ее любопытство, когда она пыталась увидеть что происходило за границами ее покоев. Здесь было ярко не только за счет освещения, но и за счет белых стен, которые отражали свет. Все местные жители были ухожены: подстрижены и чисты. По приезде Бена здесь всегда наступал чистый рай, ведь молодой человек каждый день стряхивал опилки и грязь, частенько отдавал их попоны в стирку и приводил каждую лошадь в порядок. А вот ад наступал когда Кросби покидал поместье, ведь тогда за лошадьми большую часть времени ухаживали временные конюхи, которые приезжали 2-3 раза на недели, либо когда Эдиссон просил собрать лошадей для прогулок. Сам он редко появлялся в конюшне, а чистил и седлал лошадь еще реже, перекладывая эту обязанность на остальных.
Самым первым, кто вылез из своего денника поприветствовать гостей, был черный конь. Он начал качать головой и фыркать, привлекая чужое внимание. Бенджамин сразу подошел к нему, кладя руку на лоб, начал почесывать:
- Это самый молодой, - Бен улыбнулся, когда конь снова дернул головой, - зовут Аран. Он очень активный и ему тяжело стоять в конюшне, - жеребец тяжело выдохнул и замер, ему нравилось когда его чесали и хлопали по спине, - Я выступал на нем на пробегах, - Бен указал пальцем на несколько розеток, закрепленных на деревянных прутьях, - но после поступления в университет времени на него не осталось, - пожал он плечами, - теперь большую часть времени он стоит, для всех он слишком активный, - на тяжелом выдохе закончил Бенджамин.
Парень наклонился к пакету, висевшему между двумя денниками, достал оттуда кусок моркови и дал Арану, пообещав вывести его сегодня на пробежку.
- Напротив так же стоит верховая, - Бен подошел к деннику, - Хорам оф Марин. Она тоже молодая, - Бен на секунду замолчал, вспоминая ее возраст, - чуть старше Арана, ей восемь. Она занимается выездкой и конкуром. Ее купили год назад, чтобы я мог заниматься. Здесь все лошади прыгают, но она может и все 130, - хотя максимум, который прыгал Бен были 110.
Гнедая кобыла с черной короткой гривой развернулась и лениво подошла к людям, втягивая запах и ожидая, когда ей протянут угощение, которого не последовало.
- Остальные лошади ни разу не участвовали в соревнованиях, но они хорошо держат всадника и все покладистые, - Бену было важно, чтобы Джозефина не боялась их, - вот здесь тяжеловоз Патриция, - белая лошадь с белой гривой, - ее подарили отцу несколько лет назад. Рядом ее сын Хлопок, - гнедой мерин, - Вот здесь черный рысак Атлант, гнедая верховая Летиция, - Бен указывает пальцами на таблички, висевшие на денниках, где были написаны полные имена лошадей, их порода и чем их кормить, - верховой мерин в яблоках Фрисби и последняя пони Кросс, - Бенджамин заглянул в денник, где стояла белая лошадь, - она высокая, но пары сантиметров не хватило, чтобы не быть пони.
Кросби улыбнулся, а затем перевел взгляд на девушку, пытаясь придумать «женское задание».
- Можешь смахнуть пыль с Гюнтера, Атланта, Патриции и Летиции, - Бен уже почистил их, но об этом упоминать не стал, - угостишь их?
Он протянул девушке несколько кусков моркови из кармана, а сам развернулся и открыл денник Фрисби, выводя его и ставя на развязку. Бен почти закончил его чистить, пока отец во второй раз не прервал его и не позвал встречать гостей.
- Надо подготовить их к вечерней прогулке отца, - не отвлекаясь, говорил Бенджамин, - ты же умеешь их чистить?

+1

5

Джо была рада, что у парня тоже не возникало слишком сильного желания участвовать во всех этих разговорах. В ее представлении он все еще оставался тем самым аристократом, который обязательно пьет чай в нужное время, читает только Байрона и интересуется последними новостями мира искусства. Хотя, кажется, в их последнюю встречу он обмолвился, что действительно не имеет такого уж желания связать свою жизнь с чем-то вроде пения или рисования.
Сама же Джо иногда баловалась карандашными набросками. Нередко уроки в школе бывали скучными и вместо того, чтобы залипать в телефоне или просто откровенно зевать, как делали некоторые другие ее одноклассники, она разрисовывала поля тетрадей или же занимала своим творчеством последние страницы. Правда, последнее было не очень хорошей затеей. Как-то раз учитель проверил ее домашнюю работу и заметил художества Хэрроу. Рассказал об этом ее матери. Скандал дома был довольно громкий. Отчим же предпочитал не влезать в воспитание Джо. Оставался в стороне и выглядел более менее равнодушным к ее судьбе. Но так было лишь первое время. Мужчина был занят воспитанием собственного сына. На тот момент он был еще совсем маленьким. Но потом даже предложил девушке пойти в художественную школу, хвалил ее рисунки. Как оказалось дела это не просто так, а чтобы втереться в доверие. Ведь когда он появился в ее дверях поздно вечером она ничего не заподозрила. Или просто не захотела замечать очевидно и предпочла сбежать.

Владения семьи Кросби были довольно большими. Радовало, что было так много свободного пространства. Она ожидала…да ничего она не ожидала. Джо даже не думала, что когда-нибудь здесь окажется. Хотя приглашение от семьи Бена было бы вполне логичным шагом, ведь так же обычно принято по законам гостеприимства. Но почему-то девушке казалось, что приглашение затронет лишь ее бабушку.
- Скучно, - коротко ответила девушка на вопрос Бена. - Бегали вокруг меня как будто я тяжело больна, - а это уже преувеличение, но в ее глазах все именно так и было. - Один раз я попыталась сбежать, но передумала. Бабушку бы инфаркт хватил, если бы она не нашла меня дома. Но после того, как она поговорила с моим отцом, стал относиться к травме куда проще.
У Бена был талант к рассказам и Джо подумала, что он проводил подобного рода экскурсии не в первый раз. Наверняка у его отца было много бизнес партнеров и друзей, которые бывали в гостях у их семьи. Амелия же обычно отменяла все встречи по возможности. Те, которые перенести не удавалось, проходили без участия ее внучки. Женщина принимала внучку не так часто, а потому ценила время, которое проводила с ней. правда, один раз в детстве, Джо чуть не испортила ее рабочий ноутбук. Его удалось спасти, но после того раза ей было запрещено подходить к кабинету Амелии на несколько метров. Возможно, женщина опасалась внезапного пожара или потопа. Но теперь Джо была старше и не такой неуклюжей. Хотя Бенджамин Кросби точно бы поспорил с этим утверждением.
Она была удивлена, что ни одна лошадь не гуляла в леваде в такое время. Это были животные, которые были рождены для того, чтобы бегать, прыгать, но никак не стоять все время в стойле.
И тут она вспомнила, что парень рассказывал ей, что ему самому приходиться за ними ухаживать, а постоянных конюхов у его семьи в штате нет. Одному ухаживать за лошадьми трудно.
- Моя мама считает, что верховая езда это не то занятие, которому следует уделять внимание леди. Меня водили по модельным школам, студиям танцев, школам манер и прочей ерундистики. У мамы установка, что если девушка удачно не выйдет замуж, не будет богата и влиятельна, то жизнь ее прожита зря. А когда от девушки пахнет лошадью, это…Но я тут недавно попробовала сесть на лошадь. Вернее, это она меня подтолкнула к этому. Короче, это очень долгая история, а мы вроде как собирались работой заняться, - именно с этими словами она перешагнула порог конюшни.
Здание было красивым. Кажется, в этом поместье сложно было найти что-то уродливое.  Внутри все был чисто и просторно. девушке здесь определенно нравилось. Но это все было не так интересно, как знакомство с жителями этого места. Кони здесь были расслабленными и довольными жизнью. Спокойно себе занимались своими делами и было видно, что никто не обделен заботой и вниманием. И Хэрроу знала, чья это была заслуг в большей степени. Мало иметь конюшню и деньги, нужно было уметь этим всем правильно пользоваться.
Девушке хотелось прикоснуться к каждой, поздороваться, пообщаться. У нее глаза загорелись от такого количества лошадей. Но времени на это не было. Да и познакомиться можно было в процессе работы, вед чистка и подготовка лошадей к выезду предполагала тесный контакт с животными.
девушка запомнила имена всех лошадей, которых ей доверили и приняла несколько кусочков моркови у парня.
- Привет! Значит, ты тут самая маленькая? Но уверена, что очень даже удаленькая, бархатные губы коснулись ладони, и Джо уже было все равно, где там у нее пятно на джинсах и как мать Бена посмотрела на нее при встрече. Оно все было где-то там. Настоящий мир для нее сейчас находился в пределах этой конюшни, где пахло сеном и лошадиным потом.
- Вот и посмотришь, что я умею, - в ней даже загорелся какой-то азарт. Если этот Кросби думал, что он здесь был единственным, кто был хорош в уходе за лошадьми, то Джо была твердо намерена показать, что он глубоко ошибался.
Девушка прошла мимо парня в амуничник и взяла в полки щетку и скребок на всякий случай, если лошадь окажется совсем уж грязной. За ними последовали гребень и мягкая губка, потому что их конюх всегда проводил по лошадиному носу чем-то мягким. Кожа в этой области была нежной и щеткой можно было запросто травмировать животное.
Первым был Атлант. Хэрроу уже по привычке сначала позвала коня по имени, чтобы тот знал, что к нему собирается подойти человек. Медленно и плавно положила ладонь ему на шею. На черной лошади не было ни пыли, ни грязи, как будто ее несколько часов назад почистили. Если Бенджамин Кросби решил над ней пошутить…
Джо начала закипать, и голос ее был бы довольно угрожающим, но она помнила, где находилась. Ей стоило успокоиться, Атлант уже начал нервничать, чувствуя, что человек рядом не в самом лучшем расположении духа. И ему это не нравилось. Девушка сделала глубокий вдох и выдох. Затем вышла из денника, не забыв его закрыть.
- Ты что, совсем меня в серьез не воспринимаешь? За дуру меня держишь? - она говорила это вполне спокойным тоном, но, как умела это ее бабушка, выражала все свои эмоции одним лишь взглядом. А он мог дырку в бедном парне прожечь. - Думаешь я чистую лошадь от грязной не отличу? Ты вообще побыстрее закончить хочешь или спектакль разыграть? - звучало грубо? Но она не леди. Ее воспитывали в обычной семье. Это уже потом после развода родителей мать решила сделать из нее принцессу, которую потом планировала дорого “продать”.
Конь в яблоках кивнул в сторону девушки головой и проявлял открытое любопытство. Джо машинально подставила руку под его голову, и он тут же коснулся ее. Конь ей понравился, и она тут же смягчилась.
- Твой хозяин просто олух, ты знал об этом? - конь заржал, как будто посмеялся. - Да да. Ты со мной согласен, красавец? Значит, ты у нас Фрисби, да? Как думаешь, стоит мне после такого с ним разговаривать? Или развернуться и уйти? Что посоветуешь? Ты знаешь его дольше меня, тебе виднее, - Фрисби фыркнул, а Джо все никак не могла себя заставить убрать от него руки. - Ты тут, конечно, хозяин, но вот тебе мое предложение - я помогу тебе дочистить этого красавца, а потом мы оба возьмем по лошади. По той, которую действительно нужно почистить, и посмотрим, кто лучше всего справится, идет? - Хэрроу протянула парню руку, ожидая, пока тот либо примет ее пари, либо откажется от него.

+1

6

Позиция мамы Джо по поводу верховой езды совершенно не удивляла. Леди не должна копаться в грязи и дышать пылью, которую смахивала с лошади. Вместо этого она должна была ходить по подиуму, миловидно улыбаться и обсуждать последние тренды и красивых мужчин со своими подругами. Воспитанная аристократка в представлении парня – порхающая девушка с тонким голоском, с легкой улыбкой и выразительными глазами. Она не будет лезть в чужой разговор и критиковать за спиной, а каждая ее фраза – хорошо продуманное предложение. И иногда от представления идеальной девушки, которую Бенджамин хотел видеть рядом с собой, очень разочаровывался, ведь таких нежных и в то же время настоящих он не встречал. Все его друзья надевали маски доброжелательности и манер лишь тогда, когда их просили родители, а все остальное время тратили деньги на развлечения. Создавалось впечатление, что в обществе царил культ денег, что каждое живое существо думало о них и желало обрести как можно больше. Позиция матери Джозефины было тому подтверждением. Надо хорошо выйти замуж/жениться, быть богатым и влиятельным. Надо тратить деньги, чтобы люди видели, что они есть. Надо хвастаться, ведь люди могут не видеть, что ты богат. Периодически это вызывало диссонанс в голове Бенджамина, ведь ему самому всегда было все-равно на то сколько денег на счете у его знакомого. Намного важнее внешний вид и поведение, отношение к окружающему миру. И потому каждый раз, когда среди его друзей начинался разговор о том кто и что купил дорогое или надел на себя, Бен лишь молча кивал и лишний раз добавлял «тебе идет». И, разумеется, подобное отношение проявилось еще в детстве. Его родители редко обсуждали количество денег в семье, а Бен просто принимал все подарки и условия жизни. Его хорошо воспитывали и, наверное, ему еще повезло найти занятие мечты – верховую езду. Пока дети обсуждали новую технику, Бенджамин занимался на конюшне, копаясь в грязи и дыша пылью. Для него подобные прыжки с пьедестала графа в высшим обществе до обычного человека, вычищающего вонючий денник, были обыденными. Но он парень, ему можно. А еще ему нужно развлекать гостью и делать все чтобы ей понравилось в гостях. Но время! Оно поджимает.
Будет очень некрасиво, если мистер Смит приедет на черном мерседесе и увидит грязную лошадь, которая будет безразлично жевать сено. Если такое случится, то Бену мало не покажется, а это сильно ударит по его репутации хорошего сына.

- Лошадь уговорила тебя забраться на нее? – Бен усмехнулся, не отрываясь от своей работы, - И чем все закончилось? – Он бы совершенно не удивился, если бы Джозефина рассказала про полученную травму.
Бен не отвлекался от работы, смахивая грязь с копыт лошади, подняв взгляд на Джозефину лишь единожды, когда она прошла мимо в сторону амуничника. Но как только ее фигура пропала в коридоре, парень опустил голову и выдохнул, недовольный взваленной ношей. Затем он поднял взгляд еще раз, изучая что с собой прихватила девушка. Хм, она взяла нужные щетки…ладно, может она и правда знает что делать. Или может наблюдала всю жизнь за другими. Кросби вернулся к своей работе, аккуратно проводя щеткой по ноге.
- Если нужна будет помощь – зови, - произнес Бенджамин.
Но в ответ вместо слов благодарности он услышал лишь:
Ты что, совсем меня в серьез не воспринимаешь? За дуру меня держишь?
Такая себе благодарность.

Кросби удивленно поднял голову на приближающуюся девушку. Бен опешил не столько от слов, сколько от непонимания почему его ложь (во благо!) была воспринята за глупую и нелепую шутку. Джозефина встала рядом, протягивая руку коню и все это время, казалось, пыталась прожечь взглядом. Бен же молча поднялся, смотря как Фрисби предательски поддерживал незнакомку.
- Лошадь могла поваляться в деннике, - начал Бенджамин, - я попросил тебя помочь. Хотя бы проверить, - хорошо оправдался, - Протяни ему морковь, и он со всем согласится, - Бен кивнул в сторону Фрисби, а затем тяжело выдохнув, снова присел на корточки и вернулся к работе, - Значит, - он начал говорить очень медленно, обдумывая каждое слово, - ты действительно хочешь помочь?
Кросби на секунду замолчал. Ему необходимо было сломать в голове предубеждение, построенные давным-давно. Давай, Бенджамин, смирись что в двадцать первом веке девушка может заниматься той же ерундой, какой занимаются мужчины!
- Вот щетка и гребень, - Бен взял около денника зеленую расческу и мягкую щетку, - расчеши гриву, хвост и почисти морду. Особенно за ушам. А я закончу с копытами, - он отложил свою щетку в сторону и взял крючок, поднимаясь и прося у лошади переднюю ногу.
В своей голове он анализировал слова девушки и даже пытался что-то придумать, чтобы усложнить ею же придуманное соревнование. Бен решил, что если Джозефина хочет попробовать себя против человека, который провел с лошадьми около восемнадцати лет и чистил их по несколько часов и разных характеров, то так тому и быть. Но чтобы вы понимали Бен не был азартным любителем споров, но его гордость была задета. Никому не разрешено называть его олухом!
- Давай, - он опустил копыто лошади и посмотрел на Хэрроу, - надо будет вычистить, расчесать, раскрючковать и омыть ноги, - он на секунду замолчал, - можешь прическу сделать, если захочешь. Резинки в амуничнике, - девушки же должны любить наводить красоту, верно?
Пока Бен чистил остальные копыта, он размышлял кого бы предоставить Хэрроу. Аран был чересчур активным, готовым отбить копытом в любой момент. Да и Бен слишком сильно любил его чтобы доверить чужим рукам. Хлопок был тяжеловозом и вычищать его, особенно доводить до стопроцентной чистоты без сухого шампуня было очень тяжело. Кросс была не слишком грязной, чтобы возникали проблемы с чисткой. Оставалась только Марин, отвернувшаяся в своем деннике и выглядывающая на улицу.
- Тебе достанется Марин, а мне Аран. Они не грязные, но пыльные и в опилках, - констатировал Бенджамин.
Он лишний раз проверил проделанную Джозефиной работу, а затем подтвердив, что лошадь чиста и готова к показу на соревнованиях красоты, завел ее в денник и закрыл его:
- Поставишь Марин здесь, а я в начале конюшни, - у него - жеребец, у нее - кобыла.
Тем временем в голове начали появляться мысли о том, что ему стоит поддаться девушке, но задетая гордость и ругательства, вырвавшиеся из Джозефины, твердили об обратном.
- Готова? – спросил Бенджамин после того, как вывел Арана и пристегнул его.

+1

7

На этот раз извинений она не получила. Да и не то чтобы ждала их. Но оправдание звучало еще хуже. Лучше бы уж вообще ничего не говорила. Наверное, стоило бы успокоиться и понять, что Бенджамин Кросби был окружен совершенно другими людьми. Теми, кто смотрел на конюшню как на какое-то очень грязное и вонючее место. Даже многие ее одноклассники были того же мнения. Наблюдать издалека - да, но сесть на вонючее животное - нет. И в такие моменты Джо была рада, что выросла не с таком окружении. По крайней мере не находилась в нем с самого детства, а то многое бы переняла. И хорошо, что отец научил ее думать своей головой до того, как они с ее матерью развелись. Но он мог бы и спросить о ее опытности в чистке лошадей. Да и он ведь был в курсе, что она много времени проводила среди них. Не так много, как он сам, но все же.
- Отлично, - руки он ей не протянул, но она не заострила на этом внимание. Ей поручили что-то более полезное, чем просто смахнуть пыль с чистых лошадей.
Хэрроу немного успокоилась, пока проводила пальцами по гриве Фрисби, чтобы меньше травмировать волос, а уже потом стала расчесывать. Заплести лошади косички была не такая уж и плохая идея. Так они не будут так сильно путаться. Так что девушка ненадолго оставила выданные ей Беной инструменты и снова направила в амуничник.
Вдвоем они закончили довольно быстро, а конь довольно щурился и прикрывал глаза. Джо в который раз на автомате погладила его морду. Когда Бенджамин был удовлетворен ее работой, завел животное в денник.
А потом началось самое интересное.
Они оба пошли в амуничник. У каждой лошади был свой недоуздок. Джо сняла тот, под которым было имя Марин. Девушка проделала тоже самое, что и с предыдущей лошадью. Сначала окликнула, дождалась, пока та заметит ее и подойдет поближе и только после этого открыла денник. Марин не особо сопротивлялась и выглядела довольно спокойной.
Хэрроу вывела ее в проход и поставила там, где сказал ей Кросби. Привязала одну веревку к одному деннику, вторую к другому на противоположной стороне. После отнесла инструменты, которые брала для другой лошади и взяла те, что предназначались для Марин. Все как в лучших конюшнях - каждой лошади отдельные инструменты. У бабушки все было точно также.
- Ага, - сказала девушка, поглаживая лошадь по шее, на что та лишь фыркнула.
Прежде чем взять в руки щетку, Джо дала лошади немного морковки. И пока Марин жевала не без удовольствия, девушка аккуратными плавными движениями смахивала с нее опилки. Ричард даже немного научил ее массажу, чтобы лошади могли расслабиться и почувствовать себя еще более счастливым. Говорил, что это помогает завоевать их доверие. Но на массаж кобылы у Джо просто не было времени.
Марин была красивой. Грациозной и стройной. Занятия конкуром и выездкой шли ей на пользу. Как и всем другим лошадям. Но некоторые породы были просто не приспособлены к подобным занятиям. Хотя бы тяжеловоз. Но если Бен так любил верховую езду и участвовал в соревнованиях, то для чего его семье нужен тяжеловоз?
- Как у вас появилась Патриция? - Джо могла бы и подождать, пока они закончат, но любопытство не давало покоя. Она, конечно, могла бы напридумывать себе различных вариантов, но Бен ведь был здесь. И мог ответить на ее вопрос.
Пока он рассказывал историю появления белой лошади в их конюшне, Джо взяла в руки щетку и стала чистить кобылу от пыли. Марин обернулась на нее и бросила короткий взгляд. А потом отвернулась и зашевелила ушами. Кажется, девушка ее не слишком сильно интересовала. Сено было ей куда интереснее. Лошадь дернулась в сторону кормушки. Причем чужой.
- Ну стой спокойно. Ты же хочешь быть чистой и красивой? - кобыла фыркнула и не оставила своих попыток. Джо оставалось только вздохнуть и отвлечься ненадолго, чтобы выудить немного сена и дать его Марин. Кажется, их соревнование прервало ее трапезу. А к этому делу лошадь относилась серьезно. Пока девушка была все еще занята чисткой лошади, Бен ушел, чтобы набрать воды для того, чтобы протереть морду Арана. А в голову Джо закралась мысль, что можно немного увеличить свои шансы на успех. Но жульничать не хотела. Он ведь все-таки помог ей. Да и что это за победа, если она достанется нечестным путем. Вместо этого девушка решила ускориться.
На последок оставила чистку копыт. Ей понравилась, какая у Марин была на ощупь грива - гладкая и прохладная. За ней явно очень хорошо ухаживали и подбирали корм. Скорее всего у нее даже родители были благороднее, чем вся родословная Джо. Аристократка чистила аристократку. Сюжет для анекдота. Но чем больше времени Хэрроу находилась рядом с Марин, тем больше она ей нравилась. По крайней мере, лошадь перестала вести себя так отстраненно и даже отвечала на короткие фразы девушки. Один раз кобыла решила обнюхать волосы Джо. Это было странно, но приятно.
- Дружить будем? - улыбнулась Хэрроу лошади. Да, с ними было куда проще чем с людьми. Конечно, это относилось не ко всем лошадям.
Джо вспомнила того самого коня, с которого началось ее знакомство с верховой ездой. Помнила его печальные глаза, помнила его историю. Потерять любимую хозяйку было для него просто невыносимо, и он обозлился. Она до сих пор была в шоке от того, что он разрешил ей сесть на себя. И все еще помнила, какого это было. У нее даже была мысль найти того мужчину, который был отцом хозяйки коня. Но что тогда? Выкупить? У нее не было конюшни, а обращаться к бабушке...Отец бы не одобрил, хотя понял бы. Возможно, еще было не поздно...
Распущенные волосы постоянно лезли девушке в глаза, из-за чего чистить копыта Марин было просто невозможно. Она в который раз подняла голову и сдунула упавшие на лицо пряди, судорожно пытаясь придумать хоть что-то.
- Резинка для волос сейчас бы и мне пригодилась, подруга, - Джо вздохнула и пошла обратно к амуничнику, уже предугадывая, как сильно расширяться глаза Бенджамина Кросби, когда он увидит, что она использовала резинку после лошади, чтобы убрать волосы. На обратном пути, когда кудри девушки уже были забраны в пучок, она чуть не налетела на Бена, но вовремя сориентировалась и избежала столкновения.
- Извини, - бросила она через плечо и побежала к Марин, потому что заметила, что Кросби вот вот скоро закончит. А у ее лошади еще копыта не чищенные.
Джо взяла в руки крючок и уже приготовилась к долгой работа в согнутом состоянии, но копыта у Марин были не очень забиты землей и сеном. Неужели ей просто повезло? Думать об этом она не стала. Вместо этого принялась чистить. Через несколько минут покончила и с этим.
- Ну вот. Кажется, мы можем стать победителями. Что скажешь? - Марин, кажется, тоже любила выигрывать, иначе бы Бен ее так не расхваливал. Кобыла заржала и стала бить передним копытом. Но после того, как девушка начала ее успокаивать, опустила голову и фыркнула, протягивая нос к лицу девушки. - Точно!
Джо потратила еще несколько минут, чтобы сбегать за чистой водой и провести влажной губкой по глазам и носу лошади.
- Мистер Кросби, ваш отец просил вам передать, что гости приедут чуть раньше. Но прежде чем пойти на конюшню, они обсудят кое-какие новости, поэтому времени у вас в запасе на подготовку лошадей столько же, сколько и было, - миловидная девушка стояла около входа в конюшню и, судя по всему, боялась зайти внутрь. Ну что ж, каждый чего-то боится. Для незнакомки лошади были ночным кошмаром, для Джо же были самым лучшим, что было в этом мире.

+1

8

Положив руку на недоуздок, Бен потянул лошадь на себя, чтобы жеребец побыстрее вышел из денника. Тот, навострив уши, поднял голову, охватывая все вокруг и фыркая в нетерпении выйти на свежий воздух и насладиться мягкой землей. Но заметив, что хозяин пытается пристегнуть к его недоуздку чембур, конь начал поднимать голову, явно не настроенный на то, чтобы снова стоять смирно. Его не волновали людские споры о том кто кого вычистит лучше, ведь куда интереснее бежать по полю и пить из пруда, а потому Аран то и дело переминался с одной ноги на другую, недовольно отводя голову или ворочая ею чтобы увидеть чем же занимается хозяин рядом и почему они все еще в странной каменной коробке. Бенджамин же подготавливал свои щетки, а когда закончил, то обратился к Джозефине, смотря как она привязала лошадь и проверяя ее готовность. После ее ответа Бен приступил к чистке.
Он лишний раз похлопал Арана за то, что тот стоял на месте. Взяв в руки расческу, он принялся расчесывать черную гриву, отмечай про себя, что ее пора подстричь. Кросби очень нравилась ровно торчащая стрижка, ведь, по его мнению, она придавала лошади более спортивный и профессиональный вид. Но учитывая как «часто» Бен появлялся на конюшне из-за учебы, не было смысла лишний раз вызывать конюха, чтобы тот занялся стрижками. Так что Бен лишь выдохнул, переходя на челку, которую Аран спокойно дал расчесать, наклонив голову. За это парень похлопал его по шее и похвалил, а затем отвлекся на вопрос Джозефины, начиная свой небольшой рассказ:
- Это забавная и в то же время грустная история, - начал Бен, - знакомый моего отца лет…пять назад… - задумался парень, - решил что его дочь должна заняться верховой ездой. Ей тогда было около десяти лет, - Бен перешел к хвосту, встав сбоку от лошади, и не отвлекался от своего занятия, - он не хотел, чтобы его дочь занималась с кем попало, а потому купил Патрицию. Она всю жизнь работала с детьми, и сама по себе очень спокойна и терпелива. Не знаю почему именно тяжеловоз, - Бен пожал плечами, - но ее привезли из Белоруссии. Спустя почти год дочь потеряла интерес к лошадям и ее отец не знал что делать с лошадью. Сначала думал о том, чтобы отдать на бойню, но они однажды приезжали в гости, разговорились с отцом по поводу кобылы и, слово за слово, решили что Патрицию лучше отдать нам, так как много езжу верхом, - Бен проводил расческой по хвосту, не отрываясь, а затем положил расческу и взял щетку, - у нас все-равно был лишний денник, но я на ней немного ездил. Для меня Патриция слишком послушная, - Бен ухмыльнулся, - а вот мама на ней ездит на прогулки. Ей и масть нравится и характер. Мама у меня совсем не наездница, - Бенджамин улыбнулся, не отрываясь от смахивание пыли щеткой, - потом оказалось, что она беременна, - Бен начал круговыми движениями разгонять пыль, чувствуя как она бьет в лицо, а Аран сделал пару шагов вперед, недовольный, - стоять, – Обратился к нему Бенджамин, а после вернулся к рассказу, - Как оказалось, лошадь стояла в частной конюшне и летом, когда спаслась, весь табун сбежал с пастбища, добежав до другого частного клуба. Так появился Хлопок, - Бен оторвался от своего дела, махнув головой в сторону денника, в котором стоял черный мерин, - никто не думал его продавать, ведь гостям так нравился жеребенок, а потом он вырос… - Бен произнес последнее предложение с каким-то разочарованием, - встал вопрос что с ним делать дальше. Сначала хотели его продать, но решили оставить, так как друзья отца любят конные прогулки, а у нас не так много лошадей. Представь, приезжает две семьи в гости, это девять человек минимум. На Арана сажусь только я, так как он слишком активный для неопытного всадника, - он снова похлопал коня по шеи от чего тот развернулся, заинтересованный происходящим, - Марин тоже нужна твердая рука, так как она пользуется растерянностью всадника. Остается всего семь лошадей – это мало, - заключил Бен.
Кросби младший любил каждую лошадь, пытаясь уделить всем время (ясное дело, у него не получалось разорваться на всех), а потому он не особо любил сажать неопытных всадников, смотреть как они обращаются с лошадью из-за неопытности. В конце концов большинство жителей конюшни Кросби – те или иные победители, не заслуживающие, чтобы богатый мужчина бил их пяткой в бок или тянул повод в сторону, что конь терялся под наездником. Но делать было нечего. Бен принялся дальше расчесывать жеребца, который то и дело ускользал из-под щетки, но Бен строго прекращал подобные попытки нелепого побега. Он кинул взгляд на Джозефину, когда она прошла мимо, а затем посмотрел на Марин, которая на расстоянии казалась чистой и готовой к седловке. Затем вернулся к работе, перейдя на другую сторону, но, увлеченный своим занятием, он чуть не столкнулся с девушкой. Кросби удивленно посмотрел на нее, а затем зацепил взглядом пучок, собранный в белую узкую резинку. Резинку для гривы лошадей.
- Ничего, - протянул Бенджамин, смотря ей в спину.

Хэрроу продолжала поражать своей простотой и практичностью. Не каждый решится и сможет завязать волосы маленьким куском резинки. Но заметив, что она принялась активно чистить копыта лошади, Бен отмахнулся от мыслей, так же взяв в руки крючок. Копыта Арана были в мелких опилках, поэтому вытряхнув их, Кросби отошел в сторону, смотря на жеребца и кропотливо выискивая незаметно спрятавшуюся грязь. Парень провел рукой по спине, проверяя на наличие пыли, а затем довольный повернулся к Джозефине, которая так же закончила свою работу и, открыв рот, готовый заявить о своей готовности, в конюшня вошла прислуга, не дав ему начать:
Мистер Кросби, ваш отец просил вам передать, что гости приедут чуть раньше. Но прежде чем пойти на конюшню, они обсудят кое-какие новости, поэтому времени у вас в запасе на подготовку лошадей столько же, сколько и было.
- Спасибо, Джуди, - Бен посмотрел на нее, а после повернулся к Хэрроу, - я закончил с чисткой, а ты?
Кивком девушка обозначила свою готовность, а в голове Кросби возникла гениальная идея как честно рассудить кто победил в их небольшом споре. Он вновь повернулся на Джуди, приглашая ее зайти в конюшню:
- Джуди, у нас с Мисс Хэрроу небольшое соревнование, – принялся рассказывать Бенджамин, - будь так добра оценить у кого лошадь чище.
По лицу прислуги было видно, что она не очень хотела проходить вглубь конюшни и приближаться к животным. Даже на лице проступила смятение и страх, который был вызван ответственностью, брошенной на нее графом. В представлении Джуди общение с лошадью буде очень коротким – она отобьет ее копытом или обязательно укусит, а потому девушка медленно приблизилась, смотря на морду Арана, которому не было интересно до тех пор, пока ему не протянут угощение.
- У вас очень чистая лошадь… - пролепетала Джуди, не решаясь прикоснуться к коню, а затем медленно, чуть ли не вжимаясь в стену, он прошла дальше к Джозефине и Марин, - Мисс Хэрроу, Вы так же хорошо справились со своей работой.
- И все же, - повысил голос Бен, чтобы его было хорошо слышно, - по-твоему, кто выиграл?
- Вы оба, - Джуди робко улыбнулась, а затем поспешила отойти подальше от животных, - если я могу помочь чем-нибудь еще…
- Нет, можешь идти, - Бен кивнул, складывая все щетки в ящике, - спасибо.
Признаться, Бенджамин немного разочаровался. Сначала он не мог подумать, что Джозефина сможет за такое короткое время вычистить лошадь, а потому он подошел к ней, провел рукой по спине и крупу лошади, пытаясь увидеть пыль, но ее не было, а грива была аккуратно уложена и расчесана:
- Я недооценил тебя, - ничья с горечью поражения, - ты первая девушка, которая может хорошо почистить лошадь, - Бенджамин улыбнулся и посмотрел на Хэрроу, - значит, я могу доверить тебе остальных на чистку? Надо смахнуть с Кросс пыль и немного повозиться с Хлопком. Он с утра валялся в поле перед тем, как я завел его в конюшню, - Бен помог девушку отстегнуть Марин и завести ее в денник, - осторожней с ним, он может укусить. А я тем временем поседлаю лошадей. И на этом мы закончим.
Бен стоял рядом с девушкой, ожидая ее кивка или возражений. Он не стал просить ее помочь ему с амуницией, ибо предположил, что Джозефина не представляет как правильно поседлать, ибо верхом она почти не ездила. Потому указав на денники оставшихся лошадок, Кросби развернулся и пошел ко входу, где была специальная комната со всей амуницией, подписанной для каждой лошади.
Бенджамин был приятно удивлен. Изначально у него сложилось впечатление, ЧТО Джо может говорить больше, чем делать, но это обманчивое мнение рассеялось после того, как он увидел хорошо выполненную работу.
- Их щетки рядом с денниками, - произнес Бен, собирая амуницию для Арана, - оставь их все там, я уберу после, - граф наткнулся взглядом на открытую коробку с резинками для гривы.
Удивительная девушка.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Платить по счетам не всегда приятно