– Не заметила, чтобы я тебе хоть что – то предлагала. Но то, что твоих девушек одобряет мой папа, это уже интересно, – она пожала плечами и тоже отстранилась. Кажется, эта неловкая ситуация разрешилась вполне безобидно, что позволило им продолжить совместный просмотр фильма и чаепитие. Генри не стал ничего отвечать на последнюю фразу Вэл, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего. Сейчас лучше всего было отпустить ситуацию с поцелуем и перевести внимание на что-нибудь другое. Рэндалл пытался вести себя, как обычно, однако всё равно внутри был легкий дискомфорт из-за произошедшего.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
06.12
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » А вы были на Таити?


А вы были на Таити?

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


А вы были на Таити?
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.gifer.com/embedded/download/MfyP.gif

Мадди и Реджи, оба Броули
Начало осени 2020 г, сначала Лондон, потом куда занесет

Нет? Ну и не побываете. Так как вокруг ковиды, а мы нудные пенсионеры, то никаких Таити, а скорее шотланский эквивалент "Долины Нарзанов" с лечебными грязями, сероводородной водицей и больничкой под боком. Отпуск, в общем.
Не люблю я её, ага, как же...

Отредактировано Reginald Brawley (11 Ноя 2021 16:50:07)

+1

2

Реджинальд сидел в гостиной на диване и пыхтел с планшетом. Новые технологии, которые не касались медицины, давались с ощутимым трудом. И хоть ему показали как и что делать, мистер Броули все еще не чувствовал себя уверено. Черч сначала лежал под боком и грел его, но потом (он не заметил этого момента) куда-то пропал - по всей видимости пошел составить компанию Мадлен - она в оранжерее растениями занималась. Мистер Броули было поинтересовался, нужна ли его помощь в чем-то, но она не требовалась, поэтому он решил закончить дело с путевками.
Вообще это было весьма неожиданно. С пару недель назад он завел разговор о том, что коль уж супруга вышла из острой стадии и интенсивное лечение больше не требуется, то ей бы следовало отдохнуть - последние полгода действительно выдались для нее тяжелыми. Ему тут как раз подсказали неплохое место в Шотландии с оздоровляющими программами, расположено удобно, горный воздух и, по заверениям, безопасно, что немаловажно в нынешние неспокойные времена. А Мадлен на это сказала, что если это отпуск, то она хочет провести его вместе. Реджинальд, признаться, как-то даже не думал о такой возможности, они очень давно не отдыхали... вместе. Да и вообще, как-то все и до этого слишком хорошо было, он уже начинал нервничать по этому поводу.
Но насчет отпуска уточнил - его дали без труда и даже в удобную дату. Это тоже ощущалось странным, обычно-то он отпуск использовал под конференции и концепция "ехать куда-то и ничего там не делать" казалась ему дикой. Поэтому он тщательно выбирал программы, чтобы польза какая-то была и занятие - а то что еще в этой шотландской глуши делать-то? С бронированиями еще было ни черта не понятно. Вообще выходило, что есть два места - в первом хорошие программы для легочных, но в декабре это не особенно приятно. Второе специализировалось на сердечно-сосудистых заболеваниях, это уже больше по его профилю, даты были через неделю, но номер только один. Это вот жирный минус, он считал, что нужно два раздельных, иметь возможность уединиться весьма важно. Не хотелось ему со всеми этими таблетками, что ему приходилось пить, да периодическими приступами, быть на виду у жены целые сутки. Вопросы еще возникнут... После инфаркта он сильно сдал, конечно, как вот чемодан таскать, если он по лестнице на второй этаж в два подхода поднимается?
Ну что, вылечит его подогретый бассейн и минеральная вода? Мистер Броули хмыкнул, пробегая глазами пустотелое маркетинговое описание всех прелестей санатория. Глупости какие-то пишут. Хотя у первого места не сильно лучше, если быть честным. Ох, как же выбрать...
Нужно бы спросить супругу, что ей нравится больше. Принялся вставать как:
- Черт возьми! - вскрикнул мистер Броули, когда собака внезапно снова оказалась под боком. - Черч? Ты же уходил? Прости.
Он случайно двинул пса локтем и, видимо, прямо таки в глаз. Черч даже пискнул и теперь щурился. Мистер Броули принял его заглаживать, заодно проверяя глаз и причитая про себя. Вроде помирились. Реджинальд встал, взял планшет подмышку и заглянул к Мадлен в оранжерею.
Она такая забавная была в оранжевом передничке и с этим ободком на волосах, против воли засмотрелся. Но его быстро заметили. Мистер Броули улыбнулся и подошел ближе, чтобы не повышать голоса:
- У тебя здесь душновато, может открыть фрамугу? Лимонад не хочешь? - он посмотрел в сторону кухни. - На самом деле мне нужна твоя помощь, я нашел пару мест для отпуска и хотел посоветоваться. Мне с удивительной готовностью дали отпуск почти на любую дату, это удивительно, учитывая...
Хотел сказать, что это удивительно с учетом его недавнего больничного, но вовремя вспомнил, что не нужно это говорить. И придумать ничего на замену толкового не смог.
- Забыл, что учитывая, - хмыкнул он. - В общем, просто удивительно.

[icon]https://i.imgur.com/YWLkeVj.jpg[/icon]

+1

3

Мадлен еще днем ушла в свою оранжерею заниматься цветами. Нужно было пересмотреть все горшки, часть растений пикировать, да подкормить цветы. Работа с растениями доставляла Мадлен невероятное удовольствие, она забывалась и теряла счет времени. Казалось, если бы не Реджи, то она бы могла просидеть здесь целый день не выходя даже поесть и поздно бы уходила ложиться спать. Это как место силы, место подпитки. И, кажется, не ты ухаживаешь за цветами, а они дарят свою энергию. По крайней мере хозяйка дома это действительно ощущала.

За окном была хмурая осень, а вот в оранжерее Броули было вечное лето. Буйство зелени, ряд цветущей бегонии. Бордовая с белой кромкой пеларгония замечательно прижилась и сейчас тоже радовала своим цветением. Необычный цветок фуксии, кстати, и цвета же одноименного, выбрасывала все новые и новые соцветия с весны и до сих пор благоухала. На специальных полочках рядом с окнами стояли кливии и бальзамины. И еще множество цветов покоились на специальных конструкциях с подсветкой.

Кажется Мадлен сроднилась с этим местом с самого начала, хоть и появилось оно совсем недавно. Реджинальд самолично все устроил. У Мадлен пропал дар речи, когда она это увидела. Боже, она хоть поблагодарила его за это чудо? Вроде бы… Но нужно еще раз обязательно сказать ему слова благодарности. И Мадлен с теплотой улыбается, представляя, как ему приходит идея это сотворить – почему-то женщина представляет эту картину так: поздний вечер, граничащий с ночью, мистер Броули лежит на кровати и смотрит в потолок. Черч спит где-то в ногах, но это единственная компания в это время. Супруга далеко и … близко. В его думах, в его голове. Может быть он перевел взгляд на ряд комнатных горшочков в цветами на подоконнике. Они и послужили отправной точкой в идеи. Потом проектирование, походы по магазинам, доставка и столько часов работы. Алан собственноручно все сделал. Женская рука коснулась полочки, представляя, что и рука мужа была тут же. Разница только во времени.

Подобный жест – это нечто большее, чем признание в любви. Боже мой, как же тут красиво! Как же ей все нравится! Это что-то невероятное. Как же тепло внутри. Давно такого не было.

Женщина занималась цветами, еще размышляя на тему, как бы все объяснить соседке как растения нужно поливать. Да так, чтобы выйти с минимальными потерями после отпуска. О, потери обязательно будут. Мадлен уже свыклась с этой мыслью, хоть она все равно неприятно скребла изнутри. Им нужен будет минимальный уход – поливка. Без нее они точно не смогут. Но отпуск им был нужен. Ей и Реджинальду. Причем совместный. Когда они последний раз отдыхали вместе? Припомнить сложно… В голове всплывает тот отдых, после похорон. Хотя не отдых это был, совсем не отдых. Тогда Мадлен поехала, просто чтобы уехать, что собственно не получилось. От черноты, припутывающей нутро не получилось…

Но сейчас другое. Слава богу, другое состояние и причины. Им нужен свежий воздух, спокойствие, минимум звонков – надеяться, что супруга совсем не потревожат с работы ни разу, это как продолжать верить в сказки – легкие лечебные процедуры.

- Душно?! Да, открой тогда, дорогой. – Проговорила Мадлен, поднимая на супруга глаза. - Знаешь, я хочу тебе сказать спасибо, за эту ... сказку. - Женщина всплеснула руками в разные сторону, говоря об оранжерее. - Это невероятно! Мне так нравится. - Сложила руки в замок, поднеся к груди. И ему улыбается.

– Ну, ничего, вспомнишь – скажешь, - тепло улыбалась Мадлен, отставляя на место горшочек с цветком. – Давай посмотрим, что ты там нашел. Мне уже интересно. – Легкая игривость в голосе. – Можем как раз, и обсудить на кухне. Я вроде как закончила с прикормкой. – Именно, что одно дело она сделала. Это как ремонт, который можно только остановить, а не закончить. Мадлен сняла передник, повесив тот на крючок.

Супруги сидели рядом за столом, перед каждым было по стакану с самодельным лимонадом.

- О.. и какие даты свободны? А то мне еще нужно переговорить с соседкой. Она вроде как через полтора месяца недели сама уезжает. Уложимся в сроки, чтоб не искать еще кого-то, кто сможет кормить и выгуливать собаку и поливать цветы,  – с надеждой в голосе уточнила Броули.

+1

4

Влажность. Цветам нужна была эта влажность, а вот Мадлен бы наоборот, был бы полезнее сухой и теплый воздух. Получив позволение устроить немного сквозняку, он пошел к дверям на задний двор и приоткрыл фрамугу. Пусть чуть проветрится, она сидит тут часами и не удивительно, что не замечает духоты.
- Оу, - отозвался он на слова благодарности, не сразу соображая, к чему они. Только хотел поворчать, что не стоит так много возится с землей и удобрениями. Все же иммунитет не нужно излишне напрягать, мало ли что там может быть в земле этой, и удобрениях. Но передумал, улыбнулся, обвел оранжерею взглядом, приподнимая брови. Ну да, цветов стало значительно больше, а может просто потому что их собрали в одном месте? Но это было красиво и она была красива с этой улыбкой и искрящимися глазами, живая... Все остальное не так уж и важно: - Я рад, что тебе нравится.
По крайней мере не чашки. У его знакомого, мистера Хиппса, супруга собирала чашки - у них стеллаж во всю стену с такими маленькими полочками, где расставлено несколько сотен чашек. Музей чашек. Это странно. Хуже хобби с чашками только фарфоровые куклы, миссис Хиппс и их собирала. Лучше уж оранжерея. Хотя увлекись Мадлен куклами, он бы и слова не сказал. Увлеченность и интерес это прекрасно, особенно в пределах дома.
Мадлен любезно согласилась отвлечься и они направились на кухню. Мистер Броули обстоятельно и подробно рассказал про оба варианта, и пока рассказывал, понял, что душой лежит более к Тернберри. Как бы ни была прекрасна программа и природа Бродика, в декабре от этого толку мало:
- Даты... В Бродик на конец ноября и декабрь, будет уже довольно холодно, но можно совместить с рождеством, в Тернберри вот буквально через неделю есть - правда только один номер остался. Он, конечно, довольно большой, но я думал, что удобнее было бы брать два, если не коттедж. К тому же в Тернберри программы более косметической направленности, чем действительно медицинского толка, Бродик в этом плане более серьезен по пульмоногии. С другой стороны Бродик на острове, а это значит паром... - мистер Броули не любил качки и к путешествиям по воде относился с изрядной долей неудовольствия. - Тернберри более удобен, до него на машине часов десять езды и не нужно забивать голову переправами. Что скажешь?
Он пододвинул планшет к супруге, передавая выбор в ее руки, с техникой она обращалась получше и побыстрее. Да и вообще, планшет был подарен ей - она на нем рисовала, да и весьма недурно. Отпил лимонад задумчиво.
- Знаешь, я думаю, что Черча стоит взять с собой, если там можно с собаками. Когда тут пришлось его отдавать на поруки миссис Беркли, у него обострилась почти вся хроника и он оказался весьма проблемен в уходе, - это так мистер Броули охарактеризовал ситуацию, когда Черч чуть не сдох из-за внезапных проблем с мочеполовой системой. - Ветеринар сказал, что со старыми собаками так бывает, на фоне нервов, представляешь? В общем, он по тебе сильно скучал, а уж когда в чужие руки отправился, так вообще сник. Да, мистер проблема? Но сейчас-то у нас все замечательно? Все столбы и пожарные гидранты наши, да?
Мистер Броули потрепал пуделя по голове. Как же он понимал Черча, кто бы знал. Они были во многом похожи с этой психосоматикой, только вот у собаки на мочеполовую осложнения пошли, потому что кастрат. А у мистера Броули на сердечно-сосудистую, хотя он, впрочем, если подумать, тоже... опасался, что "хозяйка" не вернется. Аналогии на собаку ощущались не особенно приятно. Реджинальд нахмурился и добавил:
- А по поводу цветов, я нашел очень приятного садовника, он занимался растениями, пока ты была в отъезде. И зарекомендовал себя профессионалом, те пару горшков это уже я, честно признаться, не досмотрел. Спрошу, может он бы смог оказать услугу еще раз - он живет в паре кварталов севернее, на Чизуик. Надежнее, как по мне, чем доверять этот цветущее изобилие миссис Келли - бегонии у нее на клумбах прямо таки вопят о невнимании, зато высажены как по линейке.
Мистер Броули презрительно фыркнул. Бегонии в саду это дурновкусие, особенно с торчащими из клумб, прости господи, гномиками. У них еще шапки такой издевательской формы, а после того как из красного выгорели в розовый, так вообще сад фаллосов. Повезло с соседями, ничего не скажешь.

[icon]https://i.imgur.com/YWLkeVj.jpg[/icon]

Отредактировано Reginald Brawley (12 Ноя 2021 23:43:29)

+1

5

- Через неделю, говоришь?! Тогда я определенно «За» Тернберри! – Заявила Мадлен. В данном случае она подсознательно выбирала то, что ближе. И не понятно почему, то ли выработанная с годами привычка: большая вероятность, что отпуск мог сорваться из-за работы супруга, ведь за месяц там все что угодно могло произойти, например совет директоров решит открыть новое отделении и просчитай все расходы, обоснуй его важность и посмотри кого из персонала не хватает и придется брать новых людей с улицы, что, конечно же, определенные риски и поэтому руководство мало ли устраивало. Или выискивать уже из резервов или делать перетасовку среди имеющихся. Или наоборот закрыть часть клиники под ковидных больных или открыть или еще бог возьми что сделать. Нет, зачем собственными руками давать возможность придумать им как они могут помещать семейству Броули. Дают отпуск, нужно брать. И чем скорее, тем лучше. И это только то, что касается опасений по работе супруга. Может быть еще внутренне она надеялась на выведенную годами формулу: меньше ожидаешь – меньше разочарования? За месяц она напридумывает себе культурную программу, а они уже не молоды, может на деле ничего Броули не выберутся дальше пансиона. А за неделю Мадлен будет сама носиться: собирать чемоданы, договариваться о заказах, о своем цветочном салоне, о доме. У нее просто физически не будет время на обдумывание той самой программы, если только Алан сам не захочет что-то обсудить. И опять же маленький срок идет на руку.
-
- В Тернберри, говорят очень красивые виды. Соседка наша через три дома, мадам Блеквуд была пару лет назад там. – Заулыбалась Мадлен, кивая головой. – Да и думаю, ничего страшного насчет номера нет. Все будет хорошо. – Мадлен укрыла своей ладонью его руку, заглянув тому в глаза. После взяла протянутый планшет и стала водить пальцем по экрану, рассматривала картинки и убеждалась, что там и правда очень красиво.

- Думаешь, так будет лучше, что мы возьмем его с собой? – Неуверенно произнесла Мадлен, взглядом выискивая Черча. Он такой уже старенький. Как он перенесет дорогу. Она слушала слова мужа. Да, расставание, конечно, тоже негативно может сказаться на здоровье собаки. Ух… тут только из двух зол. – Тогда нам нужно бронировать номер, в который пускают с животными. В том пансионе, что ты выбрал такое есть? Сейчас посмотрим?! – Мадлен вновь стала водить по планшету, открывая правила и услуги пансиона. – Отлично! С собаками пускают. – Радостно сказала она.

- Ох… - только и смогла выдать Мадлен на новость про садовника. Приятная дрожь пробежалась по телу. Как же ей было приятно слышать. Такая забота о ее цветах, несомненно, была приятна самой женщине. Он не махнул на них рукой – хотя никогда так и не делала – но тут потратил время на поиски специалистов. Боже, неужели с ее оранжереей ничего не случится за время их отсутствия? Она же уже убедила себя в том, что потери неминуемы. Вопрос только, а какие именно завянут или их наоборот зальют. – Это так… так… спасибо тебе, - не смогла найтись в словах женщина. Такое случалось крайне редко и то, когда эмоций было слишком много, что голова уже не могла справиться со всем сразу, поэтому просто решила поблагодарить.

- Надо будет доставь второй чемодан, посмотреть в каком он состоянии. Мы им давно не пользовались, может уже нужно новый будет купить. Да и вообще что из вещей нужно будет: все ли есть. Забронируешь тогда номер? – После она вновь встретилась взглядом с мужчиной и долго на него смотрела. – Даже не верится! Это так здорово! Лишь бы только не сглазить!

+1

6

- Хорошо, тогда я позвоню в это место в Тернберри, выясню, - кивнул мистер Броули. Если там, конечно, остался еще номер. Он все же привык планировать такие мероприятия минимум за полгода, а не срываться буквально на следующий день. Но Тернберри действительно выглядел удачным вариантом, к тому же можно уточнить про другие даты, может есть на весну. Он достал телефон и принялся переписывать номер. Стоило, наверное, сделать это прямо сейчас, они же работают в выходные?
- Ты про розовый? Или про черный? - уточнил он. Почему же не пользовались, черный совсем недавно он таскал, со всеми этими переездами. Вроде все с тем было нормально. С розовым она в США ездила и тоже целый, опять же. - Оба были в нормальном состоянии. Или нужен еще один?
Он планировал, что доберутся они на машине, потому что гонки с чемоданами наперевес и поезда он не выдержит. Лучше уж десять часов за рулем, тем более можно сделать пару остановок. Мистер Броули встал и пошел в гостиную за стол, он был привычен записывать, если звонил по делу - дату, время, адреса, суммы, имена. На память давно не рассчитывал. Разузнал, все складывалось удачно, если не брать в расчет то, что выезжать придется уже в следующую субботу, это несколько выбивало из спокойствия. Номер был в наличии, даже давали скидку и какие-то процедуры в подарок, с собакой пускали. Он записал все данные, по оплате обещали прислать письмо. Реджинальд уже освоился с этими онлайн платежами, пришлось освоиться. Планировал оплатить все в понедельник, как окончательно решит с оформлением отпуска. Сообщил это все Мадлен, еще пару раз переспросив, точно ли нормально, что так все быстро и что один номер? Она была невозмутима, улыбалась и вообще, судя по ощущениям, радовалась. Он вот наоборот что-то начинал переживать.
Неделя прошла как назло хаотично. В понедельник он получил все подтверждения от отдела кадров, заполнил все бумаги на отпуск, подписал у Стэнли, все перепроверил. Позвонил в Тернберри, замучил девушку на той стороне вопросами - записную книжку он оставил дома. Позвонил Мадлен и снова спросил, все ли они делают так, как договорились на выходных. Оплатил. Получил все подтверждения. Покурил. Выпил успокоительного. Решил, что надо бы составить список таблеток по часам и купить две таблетницы-недельки, да рассовать туда, всяко незаметнее, чем шуршать каждый раз в общей комнате. Потом составлял список таблеток, что надо докупить им обоим на всякий случай, выбивал рецепты. Читал про погоду и местность, смотрел маршруты, считал расход бензина, соотносил с билетами на поезд, смотрел билеты на поезд, снова курил. Смотрел больницы в ближайшей округе, включая ветеринарные, на предмет доступности по минутам пути, нашел знакомого в терапевтах. Во вторник пришлось работать, разбирать завалы историй, устал. В среду в терапии случились неприятности, к четвергу они усугубились и дополнились - заместитель по лечебной работе, которого он назначил это решать, повел себя недостаточно квалифицировано. Злился. Ушел раньше, потому что нужно было собираться, ездили что-то докупать. Наконец пришел заказ с таблетницами и все утро пятницы до планерки он рассовывал таблетки в ячейки - ему не нравились защелки. Потом сорвался и на совещании прилюдно отчитал Уолтера. Прекрасно, если он сейчас уволится, никакого отпуска, все придется отменять. Самое странное, что он вроде и хотел все отменить, был внутренне готов к этому? Снова пил успокоительное, а после в курилке рассказывал Томасу о Тернберри и о планах на отпуск, долго и подробно, минут сорок. Вроде стало полегче. Вспомнил, что у Мадлен нет непродуваемой куртки, решил что нужно купить ей хотя бы дождевик, прогноз сменился на дожди. После беседовал с внезапно нагрянувшим Стэнли, который ходил кругами и не мог перейти к сути дела, пока уж сам мистер Броули не выдержал и не спросил "вы ведете к тому, что мне необходимо отменить отпуск?". На что ему сказали, что наоборот, чтобы не отменял и если нужно продлить отпуск, то конечно же продлят. Мистер Броули не понял, что это было, но поблагодарил за участие. После пришел Уолтер и они с ним сидели до десятого часа и он передавал дела. 
Справится. Он справится. Почему мистера Броули так нервировала перспектива жить с женой в одном номере на протяжении полутора недель? Его это ведь нервировало? Или что? Почему он искал поводы? Его что-то определенно нервировало, в ночь на субботу он почти не спал, хотя понимал, что утром им далеко ехать и от недосыпа сильно падает концентрация. Но когда сообразил, пить снотворное было уже поздно. В итоге он снова засел смотреть погоду и маршрут на кухне, пока Мадлен спала. Хотелось еще и напиться, стоило огромных усилий это не сделать. Полторы недели, бог всемогущий...
А вот они поссорятся в первый же день и что тогда? Вот что тогда ему делать? Ни отдельной комнаты, ни на работу не сбежать. Что ему делать прикажете? Может еще свободный номер у них появился? Нет. Черт!
С утра конечно же захотелось спать. Ах как предсказуемо. Он злился на себя и ходил хмурый. Выпил кофе, хотя с этого у него начиналась тахикардия. Перепроверил все раза три по кругу. Еле погрузил чемоданы в машину. Закрыл дом, спрятал ключ под горшочек, сел на крыльцо и зажег сигарету.
Десять гребанных часов за рулем. Полторы недели в глуши. И он забыл купить ей чертов дождевик. Мистер Броули сделал затяжку, наблюдая за тем как Мадлен выгуливает Черча на лужайке и ласково уговаривает сделать дела побыстрее. Как улыбчиво говорит с соседкой, отвечая на вопросы через ограду, посмотрел на загруженную машину и наконец понял, что они едут в отпуск. Вместе. Вдвоем. И как раз это его чертовски и пугает. А что если не сработает? Что если там он окончательно поймет, что... что?
Реджинальд потушил сигарету и спрятал в блюдечко под горшком. Встал, отряхнул брюки, улыбнулся:
- Ну что, готовы? Поехали.

[icon]https://i.imgur.com/YWLkeVj.jpg[/icon]

Отредактировано Reginald Brawley (19 Ноя 2021 00:47:40)

+1

7

- Я про черный. Там змейка заедала, не хочется, чтобы в поездке ее заклинило или она порвалась. - Повела плечем Мадлен. Она заметила это давно и просила супруга отдать в ремонт чемодан тоже давно. Несколько раз напоминала, а потом и сама рукой махнула. Может все-таки супруг вспомнил тогда ее просьбу и отвез? Хотелось бы в это верить, конечно. Вот только вариант, что все с чемоданом так же или же у того удачным образом змейка сама расходилась и проблема уладилась сама собой, хоть может и временно - вариант более правдоподобный. Но она не хочет выяснять это сейчас. Не хотелось расстраиваться, ведь все так хорошо начинается.

Собственно назойливая мысль, граничащая со страхом, что на этом хорошее и закончится донимала сознание Мадлен. Ох, всего через неделю выезд - по сути так скоро, но даже на таком коротком пути мадам Броули настроила множество мысленных преград. Словно птица-удачи в руках - существо капризное и резкое, от любого, даже малейшего, неловкого движение упорхнет, вильнув хвостом, расправив крылья и вспорхнет в бесконечное небесное пространство. Не поймаешь.

Но даже с этим страхов в сердце Мадлен каждый день продолжала собираться, выполняя собственноручно составленный план. Супруга Броули одаривала радостными улыбками, за спиной же пытаясь унять дрожь в руках. В первый же день Мадлен даже позвонить с вопросом подписали ли ему отпуск, опасалась. Все откладывала и откладывала, а после решив, что уже чего звонить, когда супруг и так скоро приедет с работы. Да, она готова была, что он скажет, что планы резко поменялись и ему придется остаться. Готова к тому, что он предложит поехать ей одной, апеллируя тем, что ей не помешает отдых и медицинские процедуры. А вот к тому, что все эти надуманные барьеры в реальности не существует - не готова. Смысл сказанного, даже не сразу дошел до сознание - она с пару секунд сидела и кивала, как вскинула брови и искренне заулыбалась, на радостную новость, что предстоящий отпуск более чем реален.

После были списки, перебирала одежду и вновь что-то записывала и вычеркивала. Со списком будет легче в магазине. Куда они направились к концу недели. Помимо прочего Мадлен себе выбрала удобный костюм спортивного типа и подобающую к нему обувь. Будет удобно и на процедурах и на прогулках. Совершить подобную же покупку женщина предложила и супругу. У него, конечно, был весьма удобный костюм, но сколько ему там уже лет?!

Супруга приняла снотворной в последнюю перед поездкой ночь. Знала, что только так сможет выспаться. А так бы все крутились бы назойливые мысли: а все ли положили? все ли учли? всех ли, кого нужно, предупредили? и так далее. Они и крутились, пока действие снотворного очень мягко не подействовало, перенося женщину в мир сновидений.

- Побегай, мой хороший, - обращалась женщина к собаке, - впереди долгая дорога.

Сумки погружены. Машина готова. Крайняя сигарета супруга. И радостный и грустный взгляд на дом.

- Готовы, - уголки губ тронула улыбка. Для Черча была подготовлена переноска в дорогу - удобная и объемная по размерам. Но пока что женщина предпочла устроить собаку у себя на коленях. А там уже видно будет по дороге. Если что, остановятся. А может и так смогут ехать. - У меня права с собой, можем меняться в любой момент, - сказала она мужу. Хотя оно и понятно было. Дорога дальняя и легче пройдет, если будут задействованы оба водителя.

Мадлен медитативно наблюдала за таким привычным действием супруга - сменой очков перед дорогой. После протянулась к магнитоле и включила любимые обоими песни на карте памяти, поставив их на рэндом.

- О, а ты помнишь эту песню? - Заулыбалась Мадлен, когда из динамиков донеслась мелодия, под которую они танцевали на собственной свадьбе.

Лондон словно не хотел отпускать, создавая помехи привычными пробками. Когда выехали на трассу Мадлен словно свободно выдохнула. Что же это действительно реально. Впереди отпуск. Их совместный отпуск с Реджи. Мадди развернулась лицом к супругу, проскользив взглядом по такому знакомому профилю супруга. Кажется так и задремала, убаюканная дорогой.

+1

8

Мистер Броули уселся за руль и принялся делать автоматические рутинные вещи, подготавливаясь к поездке. Запустил навигатор на телефоне, хотя по ощущениям уже выучил если не дорогу, то основные ориентиры так точно.
- О, я сначала не думал, что это понадобится, но сейчас уже не знаю, спал что-то плохо. Может ближе к Карлайлу поменяемся, - признался Реджинальд. Если будет клевать носом, уж лучше поменяться, тут упрямиться он разумным не находил. Основные магистрали до Престона он сам проедет, потом уступит водительское кресло.
- О, ну как же её забыть, - улыбнулся мистер Броули, хотя конечно же не помнил. Он на слух вообще плохо запоминал, но вроде конкретики от него и не требовалось. На выезде встали в пробки, которые как назло баюкали скукотищей. Реджинальд было завел разговор на пару стандартных тем, чтобы не заснуть окончательно, но вот выехали на трассу и стало посвободнее. Мадлен замолчала и он заметил, что она с Черчем заснула. Главное теперь ему за компанию то же не сделать. Дабы взбодриться и нагнать потраченное в пробках время, он решил несколько убыстриться и пока позволяла дорога ехал на верхней границе допустимой скорости, плавно маневрируя в потоке. Хотелось, конечно, еще быстрее, если учесть какого-то раздражающего юнца, что судя по маневрам, решил с ним посоревноваться и периодически обгонял, встревая в поток перед самым носом. Может лет сорок назад мистер Броули бы на такое и согласился, обогнать-то его плевое дело, но не сейчас, когда в салоне жена, а они на общественной дороге. Хотя раз из-за него пришлось довольно резко оттормаживаться, Мадлен тряхнуло и она проснулась. Пришлось извиняться и объяснять, что удельный вес идиотов на дорогах по ощущениям чуть выше общего по популяции.
Сделали остановку в Дерби, решив не въезжать в Манчестер. Пообедали. Спать вроде не хотелось, но спина уже начинала ныть. А вот ближе к Престону начало ужасно клонить в сон, но они вновь остановились, перекусили на набережной, выгуляли пса, которого укачивало. За окном начала меняться местность, появилось разнообразие, поэтому он, как и обещал, сдался чуть дальше Карлайла, у Гретны - посмотрели на сумеречный залив и поменялись. Хотя когда Мадлен села за руль, спать он все равно не смог. Ночь и шотландские дороги не внушали ему доверия. Выяснял, хочет ли она посмотреть Глазго или Эдинбург, рассказывал забавные истории из последнего, где он был на конференции с десяток лет назад и ни черта не понимал акцент шотландских коллег, пока они не напились.
Приехали уже ночью, умудрившись свернуть не там и добавив к маршруту пару десяток миль. Заселились без проблем. Он, разомнув спину, втащил чемоданы в номер и потом как в тумане: решил прилечь на пару минут, чтобы снять напряжение со спины, и заснул моментально. Мадлен вроде будила, просила раздеться, он послушно это все сделал, но для душа сил не пошел, лег дальше спать. Она вроде будила еще пару раз, но Реджинальду было не встать. Когда мозг более-менее готов был заработать, оказалось, что на часах четвертый час ночи, Мадди спит рядом, Черч в ногах. Мистер Броули попытался сообразить - они же приехали около часа, это он умудрился за три выспаться? Удивительно, такие суперспособности у него только по молодости наблюдались.
Он глянул на часы вновь и понял - дата. Это его на сутки выключило, получается? Это больше похоже на правду. Он тихонько встал, попил воды, вернулся в кровать и понял, что все - выспался. И что ему в четыре утра здесь делать? Реджинальд оглянулся и посмотрел на Мадлен - у нее у спящей чуть уловимо менялось выражение лица, сейчас вот какое-то сосредоточенное. Но такая славная, сердце сжалось в подзабытом уже обожании. Захотелось её потрогать, поцеловать, но он побоялся разбудить. Обнаружив что-то вроде террасы, он нашел телефон, достал сигареты, потом чрезвычайно аккуратно принялся доставать край своего одеяла из-под Черча - если он начнет искать кофту, точно уж всех разбудит. Не удержался, все же погладил Мадлен по волосам и аккуратно поцеловал в щеку. Завернулся в одеяло и тихонько вышел на террасу.
А там огромное небо. Когда он вообще последний раз смотрел на небо? А оно, меж тем, было ультрамариновым, в цвет его первого автомобиля, с серо-черными разводами облаков, и почти сливалось с водой, сожрав горизонт. Легонько дул ветер, иногда мелькали птичьи силуэты, где-то вдалеке светил то ли фонарь, то ли фары автомобиля. И тишина, обволакивающая уши тишина, никакого гула города, только шум кровотока в собственной голове. Это так странно. Даже курить не хотелось. Мистер Броули отложил сигареты и телефон на стол, закинул ноги на второй стул, укутался в одеяло и просто зачарованно смотрел на небо.

[icon]https://i.imgur.com/YWLkeVj.jpg[/icon]

Отредактировано Reginald Brawley (21 Ноя 2021 15:26:39)

+1

9

Резкий толчок и Мадлен очнулась, не сразу соображая что вообще происходит и где она находится - дорожное происшествие вырвало ее не из глубокой стадии сна. Инстинктивно женщина сжала руки, прижимая собаку к себе. Обошлось. А могла же и не удержать и кто знает, какие травмы бы мог получить Черч, если бы улетел в приборную панель автомобиля. Все-таки нужно было его в переноску поместить, та хоть пристегнута и с мягкими стенками, если что. Вот только пудель жалобно заскули и устроился потоптавшись, устроился на женских коленях. Его черные глазки смотрели в окно. В Дерби, после непродолжительного выгула Мадлен попыталась все-таки поместить его в переноску, но пудель так жалобно завыл, что сердце Мадлен не выдержало. Ладно. Попробует попозже, когда с супругом местами поменяются. Ей хотелось, чтобы Реджи вздремнул, а не беспокоился еще о собаке. Та, бывало, слишком долго топталась на одном месте, кружась - все не получалось устроится. 

В темное время суток Мадлен ездить за рулем не любила. яркие фары проезжающих автомобилей слепили глаза, местами тусклое уличное освещение и страх не заметить пешехода. От этого женщина сбавила скорость и ехала чуть тише, чем поток, от чего, в основном, их все пытались обогнать. Но женщину это не смущало, она только периодически фыркала себе под нос.

Она заметила слишком поздно, что телефон, в котором был включен навигатор движения, уже почти разрядился. Пока возились с проводом зарядки, экран вспыхнул и погас окончательно. Нужно было немного времени, чтоб устройство подзарядилось и включилось. Но этого времени хватило, чтобы пропустить нужный поворот. Надо же столько миль относительно прямой дороги, чтобы вот сейчас пропустить поворот. Мадлен с сожалением вздохнула. Им бы уже заселиться в номер побыстрее, да растянуться на кровати. От долгой дороги, даже не взирая на остановки, ныло тело. Может все-таки нужно было воспользоваться поедом?

Женщина копошилась в ванной комнате, когда вышла и застала супруга уже спящим. Она не громко позвала его по имени и вложит свою руку в его, чуть сжала его и потрясла. Хотела предложить ему умыться и раздеться. Что-то внутри тронула, замечая насколько он устал. Она еще с пару минут на него посмотрела, да направилась гасить свет в номере.

Проснулась Мадлен утром. Развернулась и посмотрела на супруга. Казалось, он даже положение тела не поменял. Мгновение настороженности, пока не нашла визуальные подтверждение, что дыхание в норме - странная привычка людей старшего возраста. Аккуратно спустилась с постели и направилась в уборную. Черч, заметя, что хозяйка встала стал крутиться в ногах. Переоделась, да пошла выгуливать собаку. Потом душ. Странно, супруг так и не проснулся. Попыталась его разбудить, приглашая с собой на завтрак. Безрезультатно. Пошла одна, решив, что возьмет тому что-то перекусить. После она относила эту самую взятую еду обратно. Сходила пару раз в бассейн. Да и на ознакомительные процедуры. Гуляла по территории, выгуливая Черча и наслаждаясь воздухом. Тут он был другой, чем в Лондоне.

Мадлен приоткрыла в номере окно на проветривание, да присела в кресло. Взгляд то проваливался, словно уходя, в воспоминания, то возвращался к действительности и тогда женщина смотрела на супруга. Рассматривала. Все время поражалась, как быстро пролетело время. Сейчас такой солидный, волосы совсем покрыла седина. Но еще угадываются черты, и мозг сам дорисовывает картинку того Алана из молодости.

Сон делала людей немного не такими, как в период бодрствования. А она все смотрела и не могла поверить, как же он смог пройти этот период. Она же понимала, что временами он оставался один на поле боя, под названием ее болезнь. Они были партнерами, но от части. По-началу она в нем нуждалась, постоянно, каждый миг. Такую крепкую зависимость формировал страх. Она бы и любовью это назвала. Так она в нем нуждалась и смотрела вопрошающим взором... Чувство разбилось (хотя не чувство, конечно, а потребность, которую она не правильно интерпретировала, да окрасила новыми красками). В те времена, когда муж толкал ее на болезненные процедуры, не давая времени на передышку она же его ненавидела. Как ей хотелось, чтобы муж был именно мужем - сочувствия и поддержки, а не холодного, местами жесткого и требовательного врача, коих ей с лихвой и так хватало. Это сейчас она может только сейчас представить, попытаться влезть в его шкуру и посмотреть его глазами, как ему было сложно. Как не согнуться и не дать слабину. Как выстоять на этом поле битвы в одиночку. Как понимать, что происходить - а ведь правда, счастье временами оно в неведенье - и просто ждать. Ждать когда подействует лечение. Ждать звонков. Ждать ее возвращения... Последнее, наверное, самое сложное. Могла же и не вернуться: сердце могло не выдержать наркоза, осложнения в ходе операции или после нее. Хирургия - его специфика. Как страшно понимать и не иметь возможность что либо сделать, отдаться на волю коллег и просто ждать. И он дождался... а она только потом поняла, какую глупость совершила, встретившись с Фрэнком. Он узнал. О господи, что он подумал? Да понятно чего. А она же действительно только попрощалась с ним. Потому что когда-то давным давно пообещала. Для нее же эта встреча, просто встреча. А для него... Мадлен поморщилась, не желая даже представлять и пачкаться.

Она понимала, что он устал. И эта усталость намного сильнее, чем плохой сон, как тот уверил, накануне, да долгая дорога. Усталость та дольше и исчисляется в ни в ночах, ни в днях или неделях, а в месяцах. Мадлен присела рядом с ним и вновь руку его держит. Прильнула губам, поцеловав между большим и указательным пальцев. И мысленно говорила ему спасибо, что смог и вытерпел. Она бы, наверное, не смогла. Такой себя беззащитной ощущала, слабой. Устроилась к нему под бочок, аккуратно подушечками пальцев очертив черты лица.

- Я люблю тебя, Алан. - Очень тихо проговорила Мадлен спящему мужу, вновь окрашивая и интерпретируя чувства под стать моменту.

От чего конкретно проснулась, женщина так и не поняла. Но открыв глаза, супруга на кровати не обнаружила. Поднялась на постели и стала осматриваться. После встала и почти сразу же его заметила через окно. Она накинула на плечи плед и вышла к нему.

- Какие яркие звезды... - тихо восхитилась она, смотря на небо. - Словно в молодость вновь вернулись и все высматриваем новые созвездия. - Уголки ее губ тронула улыбка. - Я присяду к тебе?

+1

10

Реджинальд и не сразу услышал, что Мадлен вышла на террасу. Его оглушила тишина, не только внешняя, но скорее внутренняя. Впервые за долгое время в голове тишина, на фоне обычного многоголосья хаотично-полярных вопящих мыслей, это дикость. С ним бывало такое, но сейчас это ощущалось не как болезненная застылость разума перед тем как накроет удушающей паникой или чрезмерно болезненным осознанием, а спокойно что ли. Не нужно никуда спешить, не нужно взвешивать вероятности, не нужно добывать информацию, консультироваться, сравнивать, болезненно жмуриться вместо молитв не нужно. Это все было и вроде бы пока закончилось. У него есть это вот неопределенное "пока", которое уж наверное продлится до утра.
И появление Мадлен почему не вызвало у него волны обычной суеты. Точнее он начал было: проследил за ней взглядом, ловя настроение и выбирая уместную модель поведения, убрал ноги со второго стула, выпрямился. Но потом как-то снова успокоился. Раньше бы он предложил ей сесть на стул рядом, а сейчас размашисто распахнул одеяло и свои объятья, приглашая по-ребячески усесться ему на колени.
- Прошу, - улыбка-то точно была ребяческой. Сомневался в том, что она согласится, Реджи ровно мгновение. Они уже так хорошо изучили друг друга, что он мог предсказать женовью реакцию почти стопроцентно. Проблема была в том, что хотел он обычно иную, нежели чем улавливал и получал, но сегодня случилось превосходнейшее совпадение.
По тому как она двигала руками, как поправляла волосы, как держала голову, на какую ногу вес переносила, куда смотрела и как бровью вела, как дышала... о, как дышала это новое приобретение, как говорила, растягивая слоги или убыстряя, по интонации, подбору фраз, но чаще по отсутствию слов, по всем этим микро и макро признакам он понимал, догадывался, что с Мадлен происходит. Трактовал, быть может, не всегда верно, но всегда улавливал, когда она довольна или недовольна, когда спокойна и когда переживает, когда озабочена чем-то и когда устала, когда воодушевлена, а когда сдалась, когда злится и когда радуется. Да что там, с ней он почти поверил в мистику и божественное, потому сколько раз совпадало, что он принимался на ровном месте переживать и ей становилось в то же время плохо? Ошибка мышления, конечно, которое не учитывало случаи, когда он нервничал напрасно, но иногда же и угадывал. В рамках ли это случайности или этого чуть больше? Хотелось верить в последнее. Вот, верить, с ней хотелось "верить". Все на догадках. Сейчас она спокойная, сонная и даст себя потрогать.
Он очень любил её трогать. Когда Мадлен села на колени, он обнял ее, заворачивая в одеяло, и положил голову ей на плечо, утыкаясь лбом в шею. Прикрыл глаза. Как она пахла, каждый чертов раз как первый - точно так же мысли напрочь выбивает и хочется банальнейше её съесть, а если не съесть, то вжать в себя или поглотить как-то иначе. Никто и никогда не пах хоть сколько-нибудь похоже или так же приятно. Чем-то обволакивающим и еле уловимым. Будто... сливочным? Хотя нет, еще один человек пах похоже, но он старался о том не вспоминать.
- Я ничерта не вижу дальше своего носа, - сказал Реджинальд будто невпопад, или может это было к её замечанию про звезды? А может это вырвалось откуда-то глубже? Он не хотел об этом думать, вообще думать не хотел, да и не мог, когда она рядом. Думать рядом с Мадлен это не про него. Пока только мог, что вжиматься в нее заросшей за двое суток щетиной щекой, стискивать сильнее и... не думать о том, что этого могло бы и не случиться. И что он сделал ради того, чтобы это случилось. И ни в коем случае не взвешивать.
- Прости... - опять же вырвалось у него. Он вообще не планировал говорить, да и как можно говорить, когда голова-то отключилась? Он и в лучшем состоянии ума два слова связывал с трудом. Но тем не менее, какие-то звуки издавались. Интересно, к чему это? О, наверное к тому, что он наглым образом проспал первые сутки совместного отпуска, а вовсе не к тому, что трусливо не желал ее отпускать от себя и мучил полгода, а сейчас хотел прощения за это. - Я хотел встать, но не смог. Ты тут как, освоилась уже? Выходила же? Есть что-нибудь интересное? Я вот выяснил, что кровати вполне удобные.
Да, Реджи, самое время поговорить о пансионе. Вот он всегда все портил словами. Лучше бы молчал.
- Холодно будет, говори, а то у тебя ноги голые. Или если неудобно. Тебе удобно?

[icon]https://i.imgur.com/GQq7Z9F.jpg[/icon]

+1

11


Мадлен ему в ответ улыбается такой же ребяческой улыбкой и устраивается у него на коленях. Ведь только появившись на трассе сразу хотелось именно так. Муж укрывает их обоих одеялом, а она как-то по особому вздыхает — наслаждаясь теплом его близости. Тело слегка дрожало, от резкого перепада температуры из холодного в теплое. Супруг склонил голову к ней, а она почувствовала, как слегка царапает кожу его щетина. Женщина поцеловала Реджи куда-то в область виска, легко прикоснувшись губами и прижалась щекой, по кошачьи оглаживая. И вновь смеется его словам, но по-доброму. Ей приятно, от чего тепло растекается еще и изнутри.

- Тогда я стану твоими глазами и расскажу тебе, как сияют звезды на небосклоне, — тихо проговорила Мадлен, поднимая голову в небо. Ее тон чем-то напоминает тот, которым матери убаюкивая своих детей, рассказывают сказки. Тот тон, который окутывает, словно в теплые объятья. Тот тон — когда уходят страхи и на спокойно на душе. Мадди говорила о том, что звезды здесь словно ближе, от чего кажутся крупнее и словно не реальнее. Она говорила о созвездиях, которые находила. А потом замолчала на мгновение и когда заговорила не громко стала читать стихотворение русского поэта Маяковского.

- [url=https://stih.pro/poslushajte/ot/mayakovskiy]Послушайте! Ведь, если звезды зажигаются —
значит- это кому-нибудь нужно?
Значит кто-то хочет, чтобы они были? …[/url]

Мадам Броуди вообще любила поэзию, особенно в ее душе находил отклик именно произведения русских, нежели зарубежных поэтов. Хотелось бы читать в оригинале, но слишком много времени прошло и не то, что акцент появился, Мадлев в принципе не помнит львиную долю слов родного языка. Когда-то давно она слышала такое утверждение, мол родной язык для человека тот, на котором он мыслит. А мысли в голове Мадлен уже давным давно были на английском языке. Иногда она скучала по далекой и, как помнила, холодной стране. Но и ехать туда особо не порывалась, отчетливо ощущая, как порвались связующие нити. И только отголоски иногда щекотали душу.

- Мы же приехали сюда отдыхать… вот ты и отдыхал. Все правильно. — Заключила на его извинения с улыбкой Мадлен. — О, я немного осмотрелась. Тут шикарный бассейн.  — Первое, что вспомнила Броули. — Нам нужно будет сходить туда утром… впрочем и вечером тоже не помешает. Плаванье должно хорошо сказаться на твоей спине.  — Потом уже говорила, просто ведя по воспоминаниям о том, как проходил день и что она делала.  — Утром с семи до девяти тут завтрак. Кстати, неплохая кухня и выбор есть. С десяти открываются процедурные кабинеты. Нас на завтра записали к их местному врачу, чтобы он составил нам индивидуальный план по процедурам, — женщина не стала акцентировать внимание, что вообще их ждали вчера. В целом-то, какая вообще разница? Она вон в руках ее личного врача. Есть теннисный корт, говорят еще тут ипподром где-то не далеко и можно съездить посмотреть забеги. О! — Женщина даже чуть привстала. — Ты представляешь, у Черча подружка появилась. — Засмеялась женщина, прекрасно понимая, что подружки-то в прямом смысле слово у него быть не может. — Женщина из двести пятого с шпицем тут проживают. Так эти вначале носами терлись, а потом представляешь … бегать и играться стали. И Черч - то Черч вел себя ну совсем как маленький щенок. — С восторгом проговорила Мадлен, продолжая не громко смеяться.

- Оу, у тебя ноги-то и спина от меня не затекли? — Побеспокоилась вдруг Мадлен. Она потеряла счет времени и не знала сколько они вот так сидели, а она рассказывала, что видела и где была, о каких-то своих впечатлениях, которые смогли сформироваться за сутки нахождения здесь.

Небо хоть все еще ночное, но уже видно как в бархатную грубого синего цвета черноту очень тонко вплетались коралловые оттенки.

- Может пойдем обратно? — Мадлен аккуратно поднялась и увлекла супруга за собой. Прикрыла дверь ведущую на террасу, поправила штору и бросила взгляд на супруга. Уголки губ дрогнули и она, подавшись вперед, поцеловала его в губы.

Отредактировано Madeleine Brawley (25 Ноя 2021 17:16:21)

+1

12

Не надо быть его глазами, просто будь причиной, по которой хочется жить, - вот что он ощущает, но не может сформулировать, а тем более сказать. Поэтому слушает как она рассказывает про звезды, очень быстро переставая понимать слова и просто качаясь на мягких волнах интонаций. "А после ходит тревожный, но спокойный наружно", это про него. Красивое стихотворение, хотя ничего-то он не понял о чем оно, у него с иносказательностью проблемы. Там же явно не про звезды, но Реджинальд ничего, кроме прямого толкования, не увидел.
- Я не люблю врачей, - признался мистер Броули с улыбкой. Забавно, но факт - лечить он любил, а лечиться нет. Не соврал, хотя звучало вздорно. - Хорошо, обязательно вовсюда сходим и не раз. А Черч вызывает во мне не дюжее уважение. Шпиц? Обычно он влюбляется в питбулей или овчарок, в этот раз решил не рисковать?
Он улыбнулся и чуть повел лопатками, да уткнулся носом ей в яремную ямку, обхватывая плотнее за талию. Уже хотелось не только трогать, но вот натурально лапать.
- Нет, мне очень так удобно и хорошо, - отозвался он. Даже если ноги и замерзли, а спина затекла, это все легко игнорировалось в угоду случаю. Это же так просто и одновременно так приятно, просто обниматься. Ну почему они дома-то этого не делают? Почему она не рассказывает ему таких историй и не читает стихов? Иногда ему казалось, что дело в доме, но дело-то было в нем.
- Замерзла? - спросил он, неохотно выпуская её из своего хвата. Но Мадлен потянула его за собой. Внутри и правда было потеплее и Реджинальд понял, что он в самом деле замерз немного. Он уложил одеяло обратно на кровать, стараясь в потемках не наступить случайно на пуделя - тот вертелся где-то внизу. После Реджинальд непонимающе поймал взгляд супруги, не сразу догадавшись на него ли она смотрит, а следом и поцелуй. О, ну теперь догадался.
Сейчас она игривая и даст себя полапать. А может даже с продолжением. А когда он отказывался от такого предложения? Да никогда. Поэтому самозабвенно и принялся её зацеловывать, избавлять от лишней в данном случае пижамки, очерчивая руками по бархатной коже круги. Жмурился, ловя сбивчивое дыхание, повалил её на кровать, сильнее впиваясь пальцами и нетерпеливее покрывая поцелуями шею. Ловя то, как податливо она идет ему в руки, в объятья, как отвечает на поцелуи, как дышит. Дышит. А потом он подумал, дословно, "ну, в прошлый раз получилось, почему бы и сейчас не выйти?". Это было катастрофической ошибкой. Не нужно было думать. Надо было действовать, как в прошлый раз и вышло бы как в прошлый раз, если то не было случайностью. Он какое-то время еще её гладил, в попытке отвлечься от дурацких своих мыслей и поймать волну похотливого этого отупения, с которым у него выходило... Но вдруг осознал механическую природу этих своих действий и опал плечами, сдался, а потом перевернулся на спину и зажмурился.
Твою мать.
Он закрыл лицо руками и сильно надавил, вдыхая. Всегда, черт возьми, работало. Уж что, так это работало всегда! Испуг мешался с паникой, стыдом и черти пойми чем. Он почувствовал, что она приближается, и резковато сел на кровати, поставив ноги на пол. Нужно было что-то сказать, но как же это вздорно. Что ему сказать? Что он не может? Что у него не получается? Может еще извиниться за это? Можно ли представить себя в еще более жалкой ситуации.
Твою мать.
Он сгорбился и снова закрыл глаза руками, хотя и так ни черта не видел в темноте. Можно было бы сбежать в ванну, но это не поможет. Во-первых, там нет виагры. Во-вторых, даже если бы была, это ж практически суицид с его-то диагнозом. Впрочем, если б была, вероятно второе было бы проигнорировано. Но ее не было.
Можно попросить отсрочки, можно отговориться нежеланием, усталостью? Да кто ж в это поверит. Он резковато поднялся вышел на балкон, хватанул сигареты и закурил, делая глубокую первую затяжку. Может действительно так и было правильно? Ну, если подумать - если Харли, к примеру, не может что-то делать своими силами, например анализы на онкомаркеры, то отдает это дело на подряд в стороннюю лабораторию. Логично? Логично. Ну вот так же с женой, раз он не может ее трахнуть, надо отдавать на сторону. Там справятся куда лучше. Он зло двинул кулаком по металлическому ограждению террасы. Ну вот и зачем? Зачем он это думает, зачем делает? Легче ему стало от того, что он сбил костяшку? Нет.
- Я сейчас, через минуту вернусь, - отозвался он на шуршащий звук дверей, и не в силах даже посмотреть на Мадлен, снова прикрыл глаза рукой, продолжая курить.
Твою мать.

[icon]https://i.imgur.com/k5BXeI0.gif[/icon]

+1

13

Она гладит его, вплетая пальцы в волосы, взъерошивая те. По спине, спускается по рукам. Ее одежда упала на пол и она тянется к его, но в этот миг оказывается посередине кровати. Тело отзывается жаром. Момент предвкушения... и резкий холодный обрыв. Кажется, она почувствовала этот обрыв за мгновение до. Только верить не хотелось. Все искала его губы, руками прижимала. А он, словно песок, через пальцы проскользнул. Одна попытка. Разум затуманен желанием, сердце глухо билось в груди, отчетливо зовя его, вопрошая вернуться. Нет. Женщина вновь облачается в пижаму. Вторая попытка...

Кивает, ничего не говорит. Все равно не увидит - спиной стоит. В горле ком застрял, а глаза блеснули ярче обычного. Даже не повернулся. Курит и смотрит в даль. Она тоже ничего не говорит. И уже не смотрит. Просто уходит в комнату, тихо прикрывая за собой дверь. Нижняя губа предательски дрогнула. Не понимает его реакцию. Ведь хорошо было, она пыталась... мать твою, пыталась быть милой, нежной, заботливой женой. Такой, которой видится ее образ в глазах окружающих. А тут захотелось не только на публику. Когда стоишь у самой грани на многие вещи по-другому смотришь. Переосмысление происходит. Обнуление. Но видимо только у нее.

Прошло больше минуты, даже больше десяти. Точно она не знала - не засекала. А они все так же стоят, разделенные дверью лоджии. Хотя только ей ли? Мадлен вздыхает и снизу вверх ведет взгляд, поднимая тот к ручке на двери. Опять захочет быть один? Отгонит? Все возможно.

Хотелось сбежать. Чтобы обида взяла вверх над разумом и просто взбрыкнуть по-ребячески: дверью хлопнуть или вообще... закрыть эту самую дверь. Бред! Как по-детски! Это она свою голову убеждала в неком обнулении. Это она спустя дцать лет захотела уделить внимание взаимоотношениям. Чтобы не он бился в ее закрытую дверь, а вот взять и распахнуть эту самую закрытую в ее душу дверь на полную, а не как раньше редко оставлять узкую щелку, в которую с трудом можно было протиснуться. И он же протискивался. Раз за разом. Это она для себя решила, что если вот будет такой, то будет другая реакция. И с чего вообще такая чушь в голову залезла? Жизнь не обнуляется сколько не убеждай себя в обратном.

Мадлен подошла сбоку, постояла немного, смотря в ту же сторону, что и Алан. Ее голос звучит обычно, без какой либо примеси из горечи или сожаления или бог знает чего.

- Не мерзни тут, пойдем в номер, - то ли вопрос, то ли предложение. В любом случае что делать-то? Раздельно не останешься, комната-то одна, а все эти террасы, ванные и прочее - это вот именно, что прочее и не предназначенное для долгого пребывания. Они долго ехали, еще только самое начало.

Мадлен обошла кровать со своей стороны и устроилась на постели. Головой она повернулась к центру постели, да поза чем-то позу эмбриона напоминает - ноги немного согнуты, голова опущена. Женщина укрылась одеялом по плечи и просто лежит. Слушала его дыхание, пытаясь понять, что творится у него в голове. Жаль, что сна ни в одном глазу, хоть она и прикрыла глаза. Думает. И картинки не радужные в голове раздаются. Обнуление не происходит, - повторила себе. Более того, все копится и копится и вот, возможно, чаша уже переполнилась? Что если ему просто уже стало противно к ней прикасаться? Думал ли он все-таки, что она с Френком - тенью из прошлого - в Америке переспала? Представляет ли Реджи, изводя совой разум, яркими картинками, как руки Фрэнка к Мадлен прикасаются, как вот так же одежду срывали и гладили, следуя по линиям тела по пути вседозволенности? Как берет ее в гостиничном номере? Представлял? И что, что не было этого в действительности. Он-то видел счета, имена в выписке. А она... как вообще она могла оправдаться? Словами. Всегда словами. Вот так и мальчику, который кричал : "Волки" в один момент перестали верить.

Может уже противно Алану ласкать тело ее и видит в мыслях чужие руки? Скорее всего. Тогда почему же после Америки у ним была близость? Ведь там были прямые обвинения? Она же даже ничего особо и не противопоставила ему. Почему тогда взял? Просто отметить, что его. Что все таки не взирая ни на что его она? Как подпись или клеймо. Все бы решила беседа, вопросы и ответы. Но как спрашивать о таком? О таком аже думать не хотелось.

Отредактировано Madeleine Brawley (27 Ноя 2021 10:22:42)

+1

14

Сигарета давно кончилась, он крутил меж пальцев фильтр и чувствовал как еле ощутимо прощелкивает сустав указательного. И как болью пульсирует. Это немного отвлекало. Ноги к чертям уже замерзли, горизонт вдоль и поперек изучен, а ком в горле будто еще больше стал. Не хочет возвращаться. Не знает, что там делать и как себя вести, говорить уж точно не стоит. В Лондоне можно было сбежать, здесь не получится.
Снова шуршит эта дверь, он застывает и замирает, готовый... Да ко всему. Увидеть, к примеру, кривую ухмылку на её лице, услышать какое-нибудь замечание-сравнение, а может издевательский вопрос. Но нет, она просто зовет обратно в номер. Нейтрально, без подтекстов. Реджинальд скашивает взгляд, хмурится, кивает. Хорошо.
Ну, один раз не получилось. Он просто начал думать, а этого не стоило делать. В следующий раз постарается не думать. Или это не в голове проблемы? Он зашел в комнату, прикрыл за собой дверь и вдруг подумал, что не принимал таблеток целые сутки. Это могло повлиять на кровообращение не в самую лучшую сторону. Это он вообще зря график приема сбил. От этой догадки, да еще от того, что Мадлен все-таки позвала обратно, стало намного легче. Реджинальд отыскал в кармане куртки таблетницу, сходил в ванну, осмотрел при нормальном свете руку. Щелкнул сустав на место. Ладно, это заживет, если подвывиха нет. Ему нельзя портить руки, сколько раз зарекался? Без операций с финансовой стороны будет тяжелее, он должен брать операции, для этого не стоит портить руки.
Вздохнул и застывший вернулся к кровати. Мадлен лежала, подтянув ноги, головой к его стороне, укрытая одеялом. Расстроена и обижена, но раз не отвернулась, то... Впрочем... Он лег на спину и уставился в потолок. Так, ладно, у него есть примерно двенадцать дней, чтобы как-то исправиться, попробовать еще раз? Если дело действительно в таблетках, то стоило бы выждать сутки. Если дело в другом, то стоило найти где бар. И, главное, он не мог понять на каком этапе все разваливается - вроде все как обычно? Даже лучше обычного. О, так может в этом дело? Опять обманываться не хочет? Да всегда же обманывался, откуда сейчас переборчивость появилась?
Реджинальд все лежал и гонял в голове предположения, препарируя их с дотошностью одно за другим. Это несколько успокаивало. Мадлен вроде заснула, по крайней мере дыхание у нее выровнялось. Уже хорошо, что никаких разговоров. Ладно, он как-нибудь действиями загладить этот конфуз. Попросит прощения. Всегда работало, должно сработать и впредь. Это просто недоразумение.
Он дождался, пока отогреются ноги и повернулся на бок, к ней лицом. Аккуратно взял за руку, которая чуть показывалась из-под одеяла, принялся тихонько трогать мягкие пальчики. Ну вот же лежит рядом, что еще нужно? Он же этого хотел? Ему же ничего другого-то и не нужно было, чтобы она рядом ровно дышала! Он подтянул колени к животу, будто отзеркаливая её позу и тихо сказал:
- Я люблю тебя, - и почему-то ком в горле, да вопросительный знак просится в конце. Получилось глупо и жалко. Хорошо, что она спит и не слышит. Что ей от этого пустотелого "люблю" толку. Никогда не было никакого толку. Он зажмурился, перевернулся на другую сторону и честно пытался заснуть. Но у него снова не получилось.

Следующий день прошел быстро за счет событий. Завтрак подали и вправду недурный. Территория тоже оказалось вполне соответствующей описанию. Врач, к которому они пошли для назначения процедур, был и не врач вовсе, а скорее менеджер - но мистер Броули и без консультации представлял нужную программу для Мадлен, а себе взял "рай" для спины. Отправил её на первые процедуры, сегодня косметические скорее. Пока гулял с Черчем, познакомился с джентльменом лет сорока пяти, который оказался врачом-педиатром из Манчестера. Везде-то он коллег отыщет. От него же он узнал, что вечером в соседнем корпусе что-то вроде танцев и там бывает весело. Что ж, он передал эту информацию Мадлен, она любила танцы. Нашел бар, расценки правда там были возмутительные, но работал зато допоздна. Да и общедоступные зоны не закрывали на ночь.
Все ж решили идти на танцы. Правда к вечеру у него разболелась голова и упало настроение, это отразилось на нежелании переодеваться. Он счел, что и так сойдет. А Мадлен вот одела платье и была в нем очаровательна. Даже слишком. Он весь вечер то и дело замечал, как на нее пялятся, чувствовал себя неуместно и пожалел, что не оделся хоть нормально. В таком виде он ей совершенно не соответствует. От этого настроения не прибавлялось. К тому же коктейли тут были исключительно безалкогольными. Новый знакомый врач оказался весьма навязчивым типом, и спутница ему под стать - болтала без умолку. А по уровню неуместных замечаний и доверительному тону, он предполагал, что та знает где нормальный бар, иначе он такое поведение объяснить не мог. Жаль, что не делилась тайной.
Терпения не хватало, поэтому как только заиграла более-менее спокойная музыка, он предложил Мадлен потанцевать и заодно избавиться от компании. Они вышли в центр зала, Реджинальд взял супругу за талию и принялся покачиваться в такт музыке:
- Какая она болтушка, господи помилуй, - сказал он, закатив глаза. - Тебе здесь нравится?

[icon]https://i.imgur.com/GQq7Z9F.jpg[/icon]

+1

15

Она не спала. Только все лежала с закрытыми глазами. Благодатный сон не шел, а предположения мучили разум, сердце, душу. Она рисовала себе картинки и глаза словно видели их, она придумывала фразы, жесткие, хлесткие, но такие, которые бы никогда не сказал ее супруг на яву. А в ее голове говорил. Она слышала и их. Возможно магия ночи окутывала думы во мрак, непроглядный и черный. Да. Днем бы было бы чуточку светлее... И тут она услышала слова Броули. Он... он говорил о любви?! Она не уловила интонацию, а может просто даже она была намного лучше той, с которой говорил придуманный ей Алан. Замерла. Почувствовала, что супруг разворачивается на постели и открыла глаза, посмотрев на его спину. Она все так же неподвижна. Даже дыхание, кажется, не сбилось. Как же хотелось прикоснуться. Ощутить, что вот здесь он. С ней. Её. Он ее любит. Невзирая ни на что любит, - нет-нет, только не нужно эту фразу в голове вопросительной делать. Только утвердительной. Потому что только так она дает сил, только так Мадлен ощущает себя словно на пьедестале, поставленная туда его руками. Мадди хотелось прикоснуться к супругу. Провести по волосам, спустится к шее и погладить по спине, вдоль позвоночника. После проскользнуть ладонью через бок, обнимая и прижимаясь к мужчине. Но она не удовлетворяет это свое такое простое тактильное желание. Пусть будет так как сейчас. Да. Как сейчас лучше, чем она бы снова ощутила его отстранение.

Он всегда был ее. И лишь теряя это чувства он сильнее сжимала свои руки. Может потому что все его попытки были слишком тонкие, словко бумажные, которые так легко мялись в ее руках. Совсем недавно же видела, как тот уходил. Видела его удаляющуюся спину и... и не сдержалась. Побежала, остановила. Он делал это на эмоциях и она тоже. Хотя и хотела чтоб вспылил. Чтобы сказал. Высказался. Или хоть что-нибудь. Она так часто доводила их до грани. Оба стояли на тонком лезвии ножа - пальцем ткни и упадешь. Ну... и нет. До финала так и не доводила. В итоге думая над этим, она не собиралась менять свою устоявшуюся жизнь и начинать все сначала. Хотя с начала не получится. Ни у кого из них с начала не получилось бы.

Сон пришел под утро. От чего голова гудела и чувство сонливости не отпускало. Прохладный душ чуть помог, но словно мутные глаза выдавали состояние. Нужно было время, чтобы расходиться. День начали по плану. Суета окончательно смыла ночные бдения. А расслабляющие косметические процедуры были как нельзя кстати.

Голубое платье с запахом на ладонь ниже колена, ленты пояса огибающие талию и рукава закрывали руки. Быстрая музыка.  Навязчивая компания. Мадлен пытается поддерживать нить разговора, но вскоре понимает насколько тщетно это занятие. Они на разных полюсах интересов с новыми знакомыми.

- Да. - Коротко ответила и улыбнулась, заглянув ему в глаза. Одна ее рука была его плече, вторая в его руке. - Но... до сих пор так и не верится, что это все реально. - Хотелось добавить, что не верится, что даже не звонили с клинике. Хотя она точно не знала: звонили или нет. А спрашивать не хотелось. Не хотелось собственноручно портить момент темой, от которой у нее самой сводит зубы.

Одна медленная композиция сменилась второй. А когда супруги вернулись их новые знакомые уже нашли себе другую компанию, кажется под стать себе.

- Пройдемся? - Предложила Мадлен, сворачивая на территорию пансиона по дорожке с редким тусклым освещением.

На следующий день после процедур решили выбраться на ипподром. Заразившись всеобщим азартом Мадлен решила поставить ставку: так ничего существенного - два десятка фунтов.

- Я ставлю ... м-м-м-м, - Мадлен совершенно не знала на кого бы ей поставить, - на пятую. Вот смотри у нее пятнышко в виде сердечка. - Рассмеялась Мадлен, словно девчонка. Ага-ага, очень важная характеристика!

+1

16

[icon]https://i.imgur.com/GQq7Z9F.jpg[/icon]

Он вскинул брови и вежливо улыбнулся. Не понял, почему для нее все нереально. Ему ощущалось вот довольно приземленно, скучно и отягчающе это все, бесполезно что ли. Но раз ей нравится, то хорошо. Это всегда было главным. Он просто отвык от отдыха, который нынче клеймил бездельем. Потом гуляли. Не знал о чем говорить, молчал.
С работы не звонили. Он сам туда звонил и спрашивал как идут дела. Уверяли, что все спокойно и со всем разбираются. Тогда мистер Броули дал еще заданий. В общем, было как-то неприятно, что без него разбираются, он будто бы снова какой-то бесполезный. Но он отогнал от себя эту мысль, прикрыв её более "здоровым" фиговым листком убежденья, что это у него хорошо и четко выстроены процессы - он же для этого там назначен. Вот если бы без него все развалилось, то было бы приятнее, но это характеризовало его как плохого организатора. Хотя он и был плохим организатором, чего это ничего не развалилось? Врут наверное. Но ничего, только три дня прошло, развалится попозже.
После процедур нужно было придумывать какие-то развлечения и походы, иначе совершенно невозможно. Да даже в процессе было невозможно. Он было пытался занять время книжкой художественного содержания, но заснул на пятую минуту чтения - две страницы там уходило на описание природы, ужас. После позвонил один из постоянных пациентов, он его консультировал, сидя на бортике бассейна и наблюдая за пловцами. Самому плавать не хотелось. Спина после массажа болела ужаснейшим образом. Он и забыл, что у него там есть мышцы.
Вечером пошли на ипподром. Мадди веселилась, это было забавно. Он тоже против воли улыбался, наблюдая за ней.
- Да ну, сердце вовсе не так выглядит, - отозвался он шутливо, но ставку поддержал. Конечно же проиграли. Но после пробовали еще пару раз и один почти попали, их лошадь пришла третьей. Вот радости-то было. Пока шли обратно, только это и обсуждали, было прекрасно. Он рассказал, что заметил, что там дают уроки по верховой езде и иппотерапию проводят, почему бы ей не сходить?
Когда вернулись в номер, мистер Броули почти сразу лег, ибо спина до сих пор болела. По ощущениям стало намного хуже, чем было до этого, но то организм противился нехарактерной нагрузке и пройдет. Надо перетерпеть, надеясь, что ничего в процессе лечения не заклинит. Пока Мадди занималась своей суетой по намазыванию себя разными кремами и наводила в номере свой совершенно особенный запах, он уткнулся в планшет и проверял почту. Черч улегся под бок и подергивался во сне, явно кого-то преследуя.
- О, совсем забыл сказать - Маргарет звонила, у них на этих выходных годовщина свадьбы, нас приглашали, но я отговорился отпуском. Конечно же мне не поверили. Нужно бы им открытку послать, за пару дней дойдет, как думаешь? - мистер Броули посмотрел на супругу поверх очков и развернул планшет. - А еще она отправила нам фотографии. Много фотографий. Будем смотреть?
Маргарет была самой младшей из когорты внуков его тетушек по матери. Вообще, по материнской линии можно было легко сломать голову во всех родственных связях. Тем более, что в основном там рождались девочки, которые уже не по разу сменили фамилии. Но была пара двоюродных сестер, с которыми он поддерживал связь, они обменивались открытками и вот, ходили на какие-то мероприятия вроде свадьбы Маргарет.
Он открыл вложения и принялся листать, пытаясь вспомнить события пятилетней давности. Фотографии были перемешаны, часть от фотографа, часть с телефонов гостей, часть из фотобудки, что была поставлена для развлечений. Было много детей, это он помнил. И дурацкий дресс-код, его заставили надеть бабочку (ненавидел бабочки), к тому же красную. Но было весело, судя по фотографиям, дети так вовсю дурачились. Мадлен легла рядом и присоединилась.
- Пока ничего с нашим участием не нашел, - сказал он и тут же натолкнулся на совершенно дурацкую фотографию, где он примерял фальшивые усы на палочке и манерничал на камеру. Очень неожиданно. Засмеялся. - О, я этого не помню! Но видимо после этого я решил, что стоит отрастить усы.
После снова череда фотографий малознакомых гостей, а потом он за детским столом что-то оживленно рассказывает. Так странно было смотреть на эти снимки, фотограф как-то умудрился поймать эмоцию - мистер Броули в тот момент и не подозревал, что в объективе. Если б знал, то непременно сделал бы серьезное лицо, он не любил фотографироваться.
- Они заставили меня пробовать все шипучки, - прокомментировал он с деланым возмущением. Да, у него потом изжога была от тех конфет. Но с детьми было куда веселее, чем у взрослых столов. Дальше пошли фотографии дам в красивых платьях, нашлась и Мадлен, по его мнению самая из них красивая. Снова смена на какие-то мыльноватые фотографии, видимо с телефона, и снимок их вдвоем - у Реджинальда какое-то виновато-озадаченное лицо, а Мадлен очень строгая. Его будто бы там отругали. Мистер Броули и не думал, что у него так на лице все написано. Дальше снова профессиональные в декорациях и цветах, вот они стоят вдвоем - он делает свое обычное серьезное лицо, а Мадлен напротив, очаровательно улыбается. На этом снимке он остановился, пытаясь поймать какую-то мысль и несоответствие и вдруг понял - волосы. Не так давно он не был полностью седым, и вроде бы не таким и старым. Но все равно, рядом с Мадлен на фотографиях он смотрится ни к месту - она слишком красивая для него.

+1

17

Мадлен смеялась над словами, а еще вспоминала слова, что сердечки такие, как их продают и пропагандируют больше похожи на большие плюшевые пятые точки, нежели на то, чем должны быть. Но это не важно! В данном случае и анатомия не важна и непохожесть тоже. Реджи также это понимал, отчего тоже шутил. Они так задорно болели, что им бы явно позавидовали в прыткости люди за сорок. А когда их лошадь пришла в числе первых трех, как и вообще радости не было предела. Словно они джекпот выиграли, а не десяток футов.

Мадлен уходила с ипподрома с горящими глазами и чурь румяными щеками.

- Уроки?! Попробовать?! - И по тону было не понять, удивилась она предложению мистера Броули посетить уроки верховой езды или образовалась. Хитрое сплетение того и другого звучало в голосе. Конечно, это все из-за эмоций от скачек. Конечно же, эмоции улягутся и женщина будет смотреть на предложение более трезво.

Женщина возилась с баночками кремов, лосьонов и масок. Похлопывающими движениями подушечек пальцев наносила одно из средств на лицо, когда выглянула из ванной комнаты, на слова супруга.

- Это уже пять лет прошло?! Как быстро время летит! - Посчитав в уме, поразилась женщина. Время вообще вещь очень странная, иногда оно течет крайне медленно, иногда быстро, но всегда неумолимо. Его нельзя вернуть, как бы не хотелось, как бы не пытались, но пройденный день уже не повториться. Следующий, может и будет похож на предыдущий, но в итоге и от будет другим. И так же закончится через отведенное ему количество времени, навсегда покинув и не вернувшись.

- Да, думаю дойдет. Завтра тогда купим почтовую открытку, подпишем, да и оправим. - Покивала женщина. То, что родные не поверили, что Реджинальд в отпуске - в это и верилось и смешило одновременно. Да уж. Скоре поверили бы, что на те дни у него или совет директоров или иное собрание, которое непременно нельзя отложить. Или же операции, на которые нельзя подмениться. Что уж говорить о родственниках, если самой Мадлен все это напоминало сон, нежели действительность.

- Давай посмотрим, - улыбнулась, и легла рядом на кровати, положив голову на плечо супруга. Женщина смотрела на знакомые лица и не очень. Вообще родня Броули относилась к Мадди прохладно, а после инцидента с расставанием можно и вовсе сказать, что холодно. Поэтому какого либо сожаление о том, что их с супругом не будет на семейном празднике она не испытывала. Ловить змеиные взгляды и наблюдать фальшивые улыбки, после того как Мадлен на них смотрела или обращалась - удовольствие такое себе.

- О, я ж тогда брюнеткой была, точно. - Темный цвет волос ей шел. Тогда. Сейчас бы только круги под глазами подчеркивал. И морщины у глаз и на переносицы были бы заметнее. Сейчас же женщина носила светлый цвет волос, и не потому что освежал, но и потому что не так были заметны седые пряди. Хотя возраст у женщины больше всего выдает шея и руки. Мадлен вздохнула о себе прежней, возможно бы еще сильнее вздохнула, если бы они решили пересмотреть альбомы с их свадьбы и первых лет совместной жизни.

Устав листать множество фотографий, супруги сошлись на мнении, что на сегодня достаточно. Спустя еще час они пожелали друг другу спокойной ночи.

На следующее утро были уже привычные дела: утром бассейн, завтрак, медицинские процедуры, на которые супруги Броули разделялись и каждый шел по своей программе. Встретились перед обедом. После еды немного погуляли по территории пансиона и направились отдохнуть в номер. Несколько часов, в которые предоставлены полностью себе. Мадлен в это время читала книгу, полулежа на кровати и скрестив ноги в лодыжках - такая привычная для нее поза.

- Давай вечером выедем в город и поужинаем в ресторане? - Опустив открытую книгу на ноги, поинтересовалась Мадлен. Глаза устали. Потерла переносицу и положив закладку к книгу отложила ту в сторону.

Вечером она надела элегантный брючный костюм василькового цвета и белоснежную рубашку. Сверху плащ и сиреневый шарф на шее. Какие тут в округи рестораны она не знала, поэтому поинтересовалась заранее на ресепшене. Те посоветовали парочку, а, после паузы предложили еще один, но это если пара решит попробовать что-то необычное. Мадлен решила, что речь о кухне. Они были не в том возрасте, чтобы острая или соленая или вообще какая-то новая кухня не отражалась на пищеварение. Но ее заверили что мол нет, не в этом "фишка". Последнее слово резануло слух и врезалось в память. Поэтому сев в такси, она все-таки решила назвать адрес "Dans le Noir".

В ресторане их посадили за столик, предложили меню. Все было как обычно. До момента, пока заказ не был готов. А...вот в чем та называемая "фишка". Есть им предстояло в полной темноте - новый гастрономические опыт, по убеждению сотрудников, который должен был поменять восприятие еды. "Удалялось" одно из органов чувств, тогда как другие должны были работать сильнее. Мадлен вздохнула. Скорее всего Реджи не в восторге. Ну хоть недовольство в его глазах и мимике она не увидит сейчас.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » А вы были на Таити?