– Не заметила, чтобы я тебе хоть что – то предлагала. Но то, что твоих девушек одобряет мой папа, это уже интересно, – она пожала плечами и тоже отстранилась. Кажется, эта неловкая ситуация разрешилась вполне безобидно, что позволило им продолжить совместный просмотр фильма и чаепитие. Генри не стал ничего отвечать на последнюю фразу Вэл, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего. Сейчас лучше всего было отпустить ситуацию с поцелуем и перевести внимание на что-нибудь другое. Рэндалл пытался вести себя, как обычно, однако всё равно внутри был легкий дискомфорт из-за произошедшего.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
06.12
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » carpe diem


carpe diem

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

carpe diem
https://i.imgur.com/9R4Kf3v.pnghttps://i.imgur.com/RPLOEUh.jpg

июнь-октябрь 1821 года

Адмирал Горацио Хорнблауэр и его супруга леди Элизабет, где-то затерянные в моряках и временами прибивающихся к берегу

Приключения адмирала и его супруги продолжаются

[icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

0

2

Хорнблауэр почти достиг вершины своей морской карьеры, был произведен в ранг контр-адмирала, и ныне назначен главнокомандующим эскадрой в Вест-Индии. Кроме того, получил титул лорда, теперь именовался милордом, а Элизабет официально стала миледи. Адмирал британского флота, лорд Эксмут вверил одному из своих лучших адмиралов командование на островах Британской Вест-Индии, чтобы тот, в первую очередь, разузнал что задумала Америка. Там же, на острове Ямайка ему было положено поместье, где Горацио имел честь расположиться вместе со своей супругой, которой он и доверил шефство на этим поместьем.
Так или иначе, но большую часть времени Хорнблауэр проводил на корабле. Флагманом был назначен линейный корабль «Клоринда», под командованием капитана Фелла. Не блещущего умом, смекалкой, но зато очень амбициозного и рвущегося в бой. Каким образом он дослужился до такого высокого ранга, Хорнблауэру не известно. Помимо «Клоринды» были ему доверены два фрегата и три шлюпа, четырнадцать бригов и шхуна, которые курсировали вдоль островов. Горацио добился, чтобы капитана Буша послали вместе с ним, хотя бы на одном из фрегатов. Ему очень нужен был свой человек в этих водах, которому он сможет доверить любую операцию. Кроме того, помимо слуги Брауна, Хорнблауэру был положен флаг-адъютант Джерард, который должен был всюду за ним следовать и выполнять мелкие и не очень, поручения адмирала. Плюс ко всему, секретарь, молодой парнишка, очень начитанный, умный для своих лет. Помогал Хорнблауэру в составлении документации, написании официальных писем.
После войны с Францией, на море было достаточно тихо, но всем кораблям был отдан приказ отлавливать невольничьи суда, высвобождать рабов, за это платили неплохие призовые деньги.  Только вот это доставляло огромную проблему, так как одно такое судно вмещало двести, а то и триста рабов. После освобождения, их нужно было разместить у себя на корабле, кормить, поить. Чаще всего, больше половины просто погибали, и денег за это давали не так уж и много.

Хорнблауэр был рад остаться в Вест-Индии, чтобы не заниматься патрулированием Атлантики. Кроме того, присутствовали трения с Америкой, которая готовилась к войне с Карибскими островами. По прибытию, Горацио сделал визит вежливости в Новый Орлеан. Там же узнал о том, что часть французов, которые  до сих пор поддерживают идеологию Наполеона,  и нашли убежище в Америке. Они набирались сил, чтобы собрать команду, добыть корабль и отправиться на остров Святой Елены, где в тюрьме прозябал Бонапарт. В общем, чтобы предотвратить этот инцидент, Хорнблауэру пришлось прибегнуть к хитрости. Перехватив этот корабль, он соврал французам, что Наполеон уже умер в тюрьме, при этом поклялся честью, о чем потом очень переживал. До момента, пока губернатор Ямайки не сообщил, что Бонапарт действительно умер в тюрьме.

Служба в Вест-Индии позволила обзавестись неплохими знакомствами, лояльность губернаторов и местных крупных помещиков, позволила ему и Элизабет посещать различные мероприятия. Получать расположение влиятельных людей. На таких приемах, то и дело звучали «милость», «Ваша светлость». Все бы ничего, если бы не бесконечные балы в душных помещениях. Единственное, что радовало, в большинстве случаев на таких мероприятиях присутствовали карточные комнаты. Пока дамы развлекались, мужчины играли в вист. С высоты своих сорока шести лет, Хорнблауэр смотрел довольно-таки скептически на всю эту пляшущую молодежь.
Через пару дней он был приглашен на бал к одному достопочтенному джентльмену,  мистеру Хоу, который организовывает прием в честь дня рождения своей младшей дочери Люси, которой исполнялось семнадцать лет. Они уже бывали в гостях у него, на ужине и обеде. Достаточно влиятельный плантатор, обеспечивающий хорошим вином практически всю Ямайку. Горацио получил приглашение на корабль, так как они с Феллом отбыли на Пуэрто-Рико, чтобы подавить мятежников, захвативших корабль. По этой причине Горацио оставил Элизабет в поместье, посчитав  эту операцию достаточно опасной для ее присутствия на корабле. В ее распоряжении было поместье, слуги, расположение местных граждан и полная свобода действий. Как супругу адмирала, ее приветствовали и уважали. Незадолго до отплытия, он написал ей письмо, что ровно через неделю они должны будут посетить прием мистера Хоу, и что сам Горацио прибудет как раз к этому времени. И встретятся они, скорее всего, уже в поместье мистера Хоу.

Сидя у себя в каюте и ожидая Брауна, Хорнблауэр поднял на него недовольный взгляд, когда тот вошел с его черным фраком и белой рубашкой.
— Передайте мое почтение мистеру Джерарду и мистеру Спендлаву, — буркнул Горацио, — И прикажите прекратить это жуткое, унылое завывание, — отозвался Хорнблауэр, поднимаясь и забирая из рук слуги свой фрак. В силу мирного времени, теперь на все мероприятия вне корабля, он обязан появляться в штатском. Черный фрак, белый шейный платок ему очень шли, хоть и было немного непривычно.
Браун кивнул и выбежал из каюты. Хорнблауэр почувствовал удовлетворение, когда пение наверху прекратилось. Было еще больше укоризненно, что господа прекрасно осведомлены о том, что адмирал не выносит музыки. И делают это в зоне слышимости Хорнблауэра. Сейчас он относился к этому чувствительнее, так как ему предстоит посетить бал, где он будет вынужден терпеть эти жуткие звуки в течении неопределенного количества времени. И от них не укрыться, даже в карточной комнате.
Браун помог Хорнблауэру влезть в черный фрак, матросы уже подготовили гичку к отплытию, и на берегу их ждала карета. Горацио в сопровождении флаг-адъютанта и секретаря отбыли от пристани и направились к поместью мистера Хоу. Какого же было удивление Хорнблауэра, что мистера Буша тоже пригласили на это мероприятие. Они встретились, когда Горацио выходил из кареты  и искал взглядом свою жену.

[icon]https://i.imgur.com/N8TKTPR.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+2

3

Жизнь шла своим чередом. Элизабет казалось, что только вчера она зашла на корабль капитана Хорнблаэура, а с тех пор прошла уже столько времени, что Горацио стал адмиралом.
Все это время будто бы промелькнуло мимо нее, точнее даже не так. Время рядом с ее супругом проходило незаметно. Когда они были в море, Лиззи вовсе забывала о том, чо дни сменят один другой, казалось, что все их морские приключения проходят за один день. Да, она продолжала путешествовать с мужем и это было ее любимое занятие. Правда, временами у них все-таки возникали споры, что ей не всегда место на боевом корабле.
За эти годы чего только не было. Но Лиз ни дня не пожалела, что выбрала такой путь вместе с ним. Ей было интересно, ее жизнь не была похожа на ту, которую ей пророчили на земле. Быть женой человека из высшего общества и терпеть годами его скверный характер, при этом не показывая свой.
Рядом с Горацио, Элизабет могла быть настоящей. Она уже, конечно же, превратилась в женщину средних лет, но при этом не утратила легкость юности. Она была все так же легка на подъем, остра на язык и могла постоять за себя. Кстати, последний навык ее выручал и ни раз. Было несколько неприятных ситуаций, когда ей таки пригождались подарки мужа.

Было одно, что так долго тревожило Элизабет. С Горацио они женаты довольно-таки давно, но у них все еще не было детей. Лиз переживала, поэтому поводу и временами впадала в настоящее уныние от осознания того, что не способна произвести на свет наследника для мужа. Перед ним она не показывала своих расстроенных чувств, но стоило ей остаться на суше одной, то Лиз тут же теряла всю прыткость и непосредственность, погружалась в тяжелые раздумья по поводу этого.
В какой-то момент она смирилась с  тем фактом, что детей у них не будет, и посвятила себя полностью изучению медицины. Эта наука увлекала ее, и вот когда Горацио получил назначение в Вест-Индию. Оказавшись на острове Лиз стала практиковать, началось все с прислуги, но слухи быстро расползлись и ее начали звать в другие дома. Элизабет боялась навредить и частенько отказывалась. Но так уж выходило, что ей даже несколько раз пришлось принимать роды.

В этих краях ей нравилось больше, чем в  Англии. Климат был более привычный для нее, да и океан был под рукой. Дом их стоял практически на берегу и Лиззи могла позволить себе водные процедуры достаточно часто.
Она все так же выходила с мужем в море, но вот на это плавание ей было предложено остаться дома. Она, конечно, не пришла в восторг от этого, но спорить с мужем не стала. Тем более по его возвращению их ждал бал. Честно сказать, Лиззи порядком устала от этих светских вечеров. Они были однообразны и скучны. Да и чего греха таить, местные дамы не пришлось леди по вкусу. Они были глупы и видели смысл своей жизни в удачном барке.
Да Лиз и сама была замужем, но это вышло случайно. Она никогда не ставила своей целью  выйти замуж, но так уж вышло, что у них с Горацио все получилось.
И поэтому на этих вечерах ей ужасно скучно и хочется скорее сбежать домой.
Китти помогла ей собраться на бал. Для этого подготовила белое платье в пол, и легкую шаль, волосы забрала наверх, закрепив прическу шпильками- жемчужинами.

В карете они выехали на бал, у Лиз было скверное настроение, она уговаривала себя сдерживаться и не спорить с местными дамами.. Когда она прибыла на место, супруг ее уже ждал. Лиззи вышла из кареты и подошла к нему, мягко улыбнувшись.
- Рада тебя видеть в здравии- проговорила Элизабет.-  все хорошо прошло?- даже через года, она продолжала волноваться за мужа. Горацио был человеком, который хорошо делал свою работу и при этом не жалел себя.
- Давай, как можно скорее закончим все формальные вещи и сбежим- прошептала она тихонечко, мужу на ухо, взяв его под руку.- И ты чудно смотришься в этом облачение.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

4

Он улыбнулся Элизабет, подставив свое плечо, чтобы она взяла его под руку. Хорнблауэр не хотел портить этот вечер рассказами о том, как всё прошло. Потому, что не так всё удачно, как хотелось бы. Да и вообще, вся операция останется под строжайшей тайной от Лиз, об этом осведомлены всё члены команды. Ни к чему ей лишний раз волноваться. Горацио знал, как она за него переживает, и каждый раз уходя на задание, откровенно говоря, боялся оставить Элизабет вдовой. Но сейчас нет военного времени, значит, в море присутствуют только пара проблем. Это пираты и работорговцы. Первые грабят суда, атакуют, а другие снабжают страны, где ещё не отмено рабство, дешёвой рабочей силы. Чаще это негры с диких островов.

— Да, всё замечательно, — улыбнулся Хорнблауэр. Как бы ему не хотелось уйти пораньше, он знал, что в данной ситуации это практически исключено. Мистер Хоу не простит им, если они решат уйти раньше десерта, который подадут в конце вечера.
— Боюсь, что сегодня нам придётся остаться до конца. Мистер Хоу достопочтенный джентльмен, и пригласил нас, как одних их первых гостей. Но, насколько, я помню, ты любишь балы, — рядом с ним пристроился Спендлав, который кого-то выискивал глазами. Даже приосанился, когда увидел в поле зрения виновницу сегодняшнего торжества. Люси. Ах, ну да. Теперь понятно, зачем он вопрашал у Хорнблауэра, как произвести впечатление на девушку... Господи, откуда Горацио-то об этом знать, он никогда и не старался особо, они сами к нему липли по непонятным для него причинам. Но юный секретарь видимо, решив, что женатому человеку проще ответить на этот вопрос. О, как же он ошибался. С Люси они познакомились на прошлой встрече в доме мистера Хоу.
По взгляду Буша он видел, что тот себя здесь ощущает не в своей тарелке. Даже в вист не поиграть, он ненавидит эту игру. Но может, хоть барышню себе найдёт, чтобы совсем не заскучать.
Они вошли в зал, где их встретил мистер Хоу с супругой. Она была дама видная, дородная, головы на две выше своего супруга. При низком росте мистера Хоу, смотрелись они нелепо. Горацио улыбнулся, отвесил поклон и поцеловал руку даме.

— Приветствую, мистер Хоу. Благодарим за приглашение на вечер. Позвольте представить мою супругу, Её милость Леди Элизабет Хорнблауэр, — улыбнулся Горацио.
— О, превосходно. Приветствую, Миледи. Рад, очень рад видеть вас здесь, на нашем замечательном вечере, — только вместо того, чтобы поцеловать ей руку, мистер Хоу потряс её ладошку, лучезарно улыбаясь. Он озирался по сторонам, как будто кого-то искал. Затем извинился и ушёл дальше в зал.
— Чувствуйте себя как дома, прошу занимать места за столом, скоро подадут праздничный ужин, а я пока пойду найду именинницу... — он говорил так, как будто это такая большая проблема.
Горацио украдкой глянул на совего секретаря, тот робел, собирался с мыслями, чтобы подойти к Люси, которая кружила в компании других леди, о чём-то с ними увлечённо болтала, причём без остановки и громко смеялась.
Он провёл Элизабет в сторону стола, где им было отведено почётное место по правую руку от миссис Хоу, а по левую руку от Элизабет расположился джентльмен, помощник губернатора Ямайки. Наконец во главе стола усадили Люси, которая принялась принимать поздравления. Гости одним за другим произносили тосты, много чего нажелали. Это было достаточно утомительно при таком количестве гостей. Когда очередь дошла до Спендлава, тот прочитал стихотворение собственного сочинения, вроде бы ей даже понравилось. Горацио вообще удивился, как у такого парня до сих пор нет дамы сердца.  Корабельный секретарь, это не последняя должность на судне.

В зале заиграла медленная музыка, призывая к танцам, Горацио ради приличия поднялся со своего места, но ему было неловко ощущать себя в этом танцующем обществе. Что он единственный, кто не приглашает свою супругу на танец. Но ситуацию и Хорнблауэра спас Буш.

— Миледи, позвольте пригласить вас потанцевать? — спросил капитан у Элизабет, затем перевёл взгляд на Горацио, на что тот улыбнулся. Пусть лучше Уильям, чем кто-либо. Хорнблауэр уже перестал ощущать эту неловкость. Кроме его команды никто не знает о его проблеме. Горацио отошёл в сторону, чтобы не мешать танцующим, взяв себе бокал с бренди.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/N8TKTPR.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

5

Когда Горацио был коммодором, в их жизни случались приемы и балы, но они были дозирования и поэтому вызывали восторг. В сейчас они превратились в рутину и порядком напрягали Лиззи. Точнее даже не так, местные дамы были из разряда тех женщин, кто интересовался исключительно приземленными вещами.
Лиз и раньше было скучно с такими дамами, в Панаме она могла позволить себе сбежать с подобных раутов, юной хозяйке вечера, это прощали. Но вот сейчас будучи женой адмирала, у нее, увы, нет такой возможности и приходилось терпеть общество этих женщин.
Право дело, Лиззи бы лучше сыграла с мужчинами в карты и обсудила последние политические новости. А с дамами, что рассуждали о том, какой фасон в моде и какой любовной роман интереснее. Лиз была истинной женой морского офицера.
- Я скучала - тихонечко проговорила девушка, улыбнувшись. Она знала, что Горацио скорее всего что-то скрывает от нее. Даже за годы семейной жизни Лиззи не перестала переживать о супруге. И он, чтобы снизить ее тревожность мало посвящал в свои дела. Но она ведь все равно, все узнает. Выпытает у матросов или мичманов, хотя супруг непременно запретил им хоть что-то говорить его жене. Она прекрасно понимала, что, увы, в море никогда не бывает спокойно. Да и Горацио обладает таким тонким стратегическим умом, что именно его всегда направляют на сложные задания. Времени ей хочется, чтобы Горацио был менее активным в этих вопросах, но прекрасно понимала, что как только жизнь станет менее бурной, но потеряет к ней любой интерес к самой жизни.

- Господи, дай мне сил выдержать все это- проговорила Элизабет, выдохнув и натянула праздничную улыбку. - Дорогой, мне нравятся балы, когда я могу спокойно говорить о том, что думаю и нахожу отклики в людях. А местные дамы, увы, предпочитают разговоры о мужчинах и модных туалетах. Мне скучно с ними- призналась Лиззи и понимала, что продолжать стенания бессмысленно. Надо лучезарно улыбнуться и следовать за своим мужем. К ним присоединились остальные приглашенные и она зашли в дом.

К ним тут же подошел хозяин с супругой, их представили друг другу. Элизабет мило улыбнулась, поклонилась и произнесла:
- У вас чудный дом.
Они обменялись любезностями и их пригласили к столу. Вечер начался. Как и прочие подобные праздники, звучали поздравления и блюда на столе сменяли друг друга. Лиззи мило улыбалась, угощалась, но мысленно была далеко отсюда. Все эти радостные восклики она слышала и ранее, все это так наскучило, что только и оставалось сидеть и медленно пить шампанское, наблюдая за людьми.
Хотелось скорее попасть домой, чтобы сбросить с себя это неудобное платье, а еще лучше искупаться в океане. Но судя по всему в поместье они окажутся уже затемно, так что стоит набраться терпения.
- Ты еще не получил новое назначение?- спросила, тихонько Элизабет, у супруга, ровно в тот момент заиграла музыка и подошел Буш. Лиззи улыбнулась и посмотрела на Горацио- всего один танец, мой дорогой- проговорила Лиззи и встала из-за стола, немного размяться не помешает.
Она знала, что музыка и танцы- это пытка для Горацио и потому пыталась минизировать его участие во всем этом.
Первым танцем шел полонез. Капитан Буш весьма неплохо танцевал и Лиз была рада, что он оказал такую помощь в этом деле.
Музыка звонко звучала, а парочки развелись на паркете. Лиз то и дело кидала взгляды в сторону супруга, который явно был не в восторге.
Буш вернул ее супругу, Лиззи вернулась к мужу и улыбнулась. Буша тут же утянула в танец одна из гостей.
- Такими темпами, капитан скоро женится- ответила Лизи, хихикнув.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

0

6

В какой-то степени Хорнблауэр разделял мнение Элизабет, относительно балов и различных приемов, но их посещение требовал регламент. Кроме того, отказывать уважаемым людям было неприлично, да и неуместно. На этих островах им предстоит пробыть три года, а значит, нужно со всеми поддерживать хорошие отношения. Ради того, чтобы не нарваться на скандалы и войну, Горацио готов иногда потерпеть музыку, песни, танцы.
Праздник был в самом разгаре, гости веселились, Хорнблауэр оказался несколько в стороне от общего веселья, даже за столом.

— Назначение? Лиз, мой срок службы в Вест-Индии три года, — пояснил Горацио, поднимаясь из-за стола. Он улыбнулся Элизабет, когда Буш увел ее танцевать,  наблюдал за ней со стороны. Наверное, он мог бы понять, хотя бы каплю этих эмоций, если бы не чертов немузыкальный слух. Но Горацио уже свыкся с мыслью, что ему не дано, ни танцевать, ни уж тем более наслаждаться музыкой.
Пока Элизабет и другие гости развлекались в центре зала, к Хорнблауэру подошла виновница торжества и упрашивала его, хотя бы на один танец. Он не знал, как отказать юной леди, тем более имениннице, но в итоге сослался на травму после плавания, на что девушка обиженно надула губки. Горацио попытался извиниться, на что Люси выдала.

— Мистер Хорнблауэр, я же люблю вас. Я влюбилась с первого взгляда, — она схватила его за руку, прижала к себе, на что Горацио опешил от такого признания, забрав руку обратно. Ему хотелось провалиться сквозь землю, ведь, все это время стоял рядом мистер Джерард, который был удивлен не меньше. И вообще не понимал, какой интерес у юной девушки к мужчине почти на тридцать лет старше ее, да и вообще, она знает, что он женат.
— Мисс, это лишнее… Прошу вас, не надо, — но у Люси на глазах наворачивались слезы, она убежала прочь, а Хорнблауэр не знал, что ему делать. Затем перевел взгляд на своего флаг-адъютанта, — Ни слова Спендлаву, — Горацио больше переживал за то, что эта юная леди разобьет сердце молодому человеку. И не хотел, чтобы он вообще прознал про эту ситуацию. Впервые Хорнблауэр рад, что секретарь где-то затерялся в зале. Наверное, побежал успокаивать Люси. А если она ему все расскажет? Немыслимо.
Горацио упустил из виду, как к нему подошла Элизабет, ощущая себя героем идиотского романа. Все это глупо и нелепо. Он глянул вслед Бушу, который ушел танцевать с другой леди.

— Вряд ли. Женщины его всегда интересовали меньше, чем море. Он не хотел быть к кому-то привязанным. А может просто всю жизнь был окружен женским вниманием, при наличии четырех сестер, — размышлял Горацио. К ним подошел мистер Хоу, весьма озадаченный. Хорнблауэр немного замялся, боясь, что он начнет осуждать его за произошедшее.

— Мистер Хорнблауэр, я прошу прощения за этот инцидент с Люси, она еще юна… ну, я надеюсь, что не причинила больших неудобств, — виновато отозвался хозяин поместья.
— Нет, но хотелось бы сохранить этот инцидент в тайне. Пусть она о нем никому не рассказывает, тем более моим офицерам, — не хотелось, чтобы эта информация дошла до секретаря. Может ему все-таки удастся расположить девушку к себе, да она забудет про Горацио.
— Конечно, конечно. Еще раз прошу извинить, наслаждайтесь вечером, — это он уже обратился к Элизабет. Хорнблауэр выдохнул, чувствуя, как подкатывает комок к горлу духота в зале давила на него.

— Пойдем выйдем в сад, — предложил Горацио, обращаясь к Лиз, — А вы останьтесь здесь, прошу вас, — сказал он адъютанту, хотелось немного выдохнуть.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/N8TKTPR.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

7

- Любовь моя, ты ведь понимаешь о чем я говорю. Когда ты вновь уплывешь без меня ?- она сделала акцент на его одиночном плавание. Да ей все это не нравилось, но это ведь его долг. Просто она должна понимать к чему ей готовится.

Лиззи стала расслабляться, когда заиграла музыка и пары высыпали на паркет. Лиз часто отказывала незнакомым мужчинам в танце, во-первых, ей все это было неинтересно, а, во- вторых, она знала, что Горацио все это не нравится. И поэтому, Лиззи танцевала только на приемах, где были его капитаны. Больше всего он, конечно же, доверял Буша. Чего греха таить, он уже стал частью их семьи. Лиз уже себе представить не могла Горацио без Буша, последний ходил по пятам за адмиралом и смотрел ему в рот.
Лиззи считала это довольно таки милым, ведь хоть у них и была разница в возрасте, но казалось, что именно Горацио старший брат, а не Буш.
Лиззи с большим удовольствием станцевала с Бушем. Видимо наличие сестер обеспечило ему отличные навыки в танцах.
Пока она были на паркете, Лиз видела, что юная мисс подошла к ее супруга, и что то горячо ему рассказывала.А затем, когда Лиз уже шла к мужу, юная девушка пробежала мимо нее вся в слезах.
Лиззи посмотрела ей вслед и на губах миссис Хорнблауэр была ухмылка.

Когда она подошла к мужу, он был слишком дерганным, она взяла супруга под руку медленно поглаживая пальцами по руки, пытаясь успокоить.
- Что же, но дамы ему симпатизируют, как впрочем и Вам адмирал. Юная леди явно была раздосадована - Лиззи шире улыбнулась и хотела поцеловать уже мужа, но подошёл хозяин дома с извинениями.
Лиз пыталась держать лицо, но пару раз едва не прыснула от смеха.
- Все хорошо, не волнуйтесь - ответила миссис Хорнблауэр.- Конечно, дорогой мой. - Но адмирал прав, лучше это оставить в секрете ради всех нас

Они вышли во двор,опускались сумерки, они медленно шли по саду.
- Юная леди влюбилась в тебя ?- спросила девушка.- Нет и это немудрено, ты ведь статный морской офицер и я даже могу ее понять - Лиззи остановилась рядом с мужем. - Но ты любовь моя, только мой - Лиззи прикрыла глаза и поцеловала мужа в губы.
Но девушка почувствовала, что кто то потянул ее за руку, это явно был не супруг.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

8

Хорнблауэр не разделял радости Элизабет, относительно данной ситуации. Неизвестно, к чему это может привести. Горацио, конечно, больше переживал за своего секретаря. Если тот узнает правду, то будет крайне раздосадован. На самом деле жалко, что она обращает на него внимание, Спендлав отличный человек, умный, образованный и достойный хорошей партии. По-хорошему, надо бы подойти, извиниться, объясниться, чтобы не было лишних недоразумений, но Горацио пока отмел эту затею, переложив сию обязанность на плечи ее отца.

— На самом деле, мало смешного в данной ситуации. В нее влюблен мой секретарь. И, если он обо всем узнает, думаю, это разобьет ему сердце, — поделился своими переживаниями Горацио, когда они вышли в сад, — Надеюсь, она ему ничего не скажет… Иначе, я не знаю, как смотреть ему в глаза, — выдохнул Горацио. Да, он не виноват, но признание юной леди покоробило его, заставило задуматься, что, если девушка настолько сильно влюбилась. А еще больше стыдно перед Спендлавом. Он уже хотел ответить на поцелуй, как почувствовал что-то ткнулось ему в спину, и Горацио безошибочно определил, что это было дуло пистолета. Он мельком глянул на Элизабет, рядом с ними стояли двое неизвестных им людей, второй пистолет был направлен Лиз в голову.

— Идите с нами, и никто не пострадает, — их пихнули к выходу из сада. Самое противное, что не было с собой, ни пистолета, ни шпаги, зачем они ему на балу. Пришлось повиноваться. Их обоих усадили на мулов и погнали прочь от поместья. Куда они ехали, Горацио не следил, он только поглядывал на Элизабет, попутно держась за гриву мула, который бежал по кочкам не очень уверенно. Хорнблауэр точно знал, что их будут искать и поднимут на уши весь остров, только нет никакой возможности отбиться от этих похитителей. Когда они приехали на место, их с Лиз посадили у дерева возле обрыва, внизу которого бурлила река, стекающая в небольшой водопад. Шум воды перебивал голоса. Путь на муле, откровенно говоря, вымотал Хорнблауэра. Руки им связали, от чего они затекали.

— Ты как? — поинтересовался Горацио у Элизабет, — Ничего им не говори. Буду я говорить, — он прокашлялся, чем привлек к себе внимание одного из похитителей.
— Очнулись, прекрасно. Ты, — он ткнул пистолетом в Хорнблауэра, — Напишешь нам помилование и отвезешь к губернатору, чтобы он подписал. Ты адмирал, тебе поверят, — Горацио усмехнулся, чувствуя нелепость ситуации.
— С чего ты взял? Вы кто такие? — спросил Хорнблауэр.
— Мы пираты. Мы устали скитаться по миру, прячась ото всех. Нам нужно помилование. А пока ты ходишь, твою женушку мы подержим здесь, — Горацио вспыхнул от негодования, но старался не подавать виду.
— Нет. Без Элизабет я никуда не пойду. Я напишу, но мы уйдем отсюда вместе, — пират рассмеялся.
— За дурака держишь. Смоешься же… Нет, либо ты, либо она, — он ткнул дулом пистолета в подбородок Горацио, тот выдохнул. Отпускать Лиз одну в леса острова, это тоже не самая хорошая идея. Но оставлять здесь еще опаснее. Пока он будет писать, может что-то придумает.
— Неси бумагу и перо. И руки развяжи, — ответил Хорнблауэр невозмутимо. Пират улыбнулся, ножом разрезал веревки на руках, — И у нее тоже, — потребовал Хорнблауэр, но пират мотнул головой, второй принес перо и бумагу.
— Смотри мне, напишешь, чего лишнего, пристрелим, ¬— он направил пистолет на Лиз, Горацио начал писать трясущимися руками. Он старался вложить в эти фразы по максимум знаков, чтобы губернатор понял. Но уже на середине он услышал чей-то шорох позади, пираты несколько оживились, Хорнблауэр замер, увидев в поле зрения Брауна. «Ну, черт возьми… этот что тут делает». Он слишком быстро себя обнаружил, и пираты его привели к остальным.

— Прекрасно, у нас уже третий заложник. Вероятно, спасать приехал, — усмехнулся пират, остальные засмеялись. У Брауна отобрали шпагу и пистолет, с которыми он прибыл на место, и изложили суть проблемы.
— Оставьте лучше меня в заложниках, — предложил слуга. Горацио посмотрел на него с широко распахнутыми глазами.

[icon]https://i.imgur.com/XRE043l.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

9

Нет, собственно и почему Лиз не должна веселится ? Ей кажется вполне подходящий случай, чтобы от души посмеяться. Лиз же много раз говорила мужу о том, какой он мужчина, а супруг раз за разом ей не верил. Горацио в принципе мало верит, когда она или кто ещё хвалят его.
Где то внутри, конечно, ее кольнула ревность. Девица была молода и свежа и вполне себе симпатичная. Хотелось ей, конечно же, немного прорядить прическу. С другой стороны девушку брала гордость. Горацио блестящий морской офицер и да, он пленяет женщин. Лиззи тоже попала под его чары и вот уже долгое время наслаждается этим чувством. И радовал тот факт, что муж был безупречно верным, Лиззи знала, что он не смотрит на других женщин и всецело принадлежит ей.

- Горацио, ситуация, конечно , не сама приятная, но твой секретарь достаточно смышленный парень и я думаю ничего лишнего он не подумает - ответила Лиззи. -  наверное , я какая то неправильная, но не могу взять в толк, как это может разбить ему сердце. Ты ведь глубоко женатый человек и не давал ей никаких обещаний. Так, что это юношеская шалость, не более того - Лиззи понимала, что переубедить мужа, это ещё та задачка, но девушка знала пару вариантов.

Но, увы, все пошло не по плану. Лиз открыв глаза только вздохнула звонка. Да уж, она наслышена о местных бандитах, но ещё ни разу не виделась с ними. Было в ее жизни нечто подобное чувство, когда Салливан, чтобы сломать ее приставил к голове орудие.
Она сглотнула и хотела уже мужа взять за руку, но пират завел ее руку за спину, Лиз поморщилась от неприятных ощущений.

Их вывели из сада, поездка на мулах оказалась не самой приятной. Тонкое платье девушки явно пришло в негодность, да и местные дороги не славились удобностью. Она крепко держалась, чтобы не упасть. Подол платья порвался, а волосы растрепались, девушка то и дело смотрела на мужа, судорожно соображая, как можно выпутаться из этой передряги.
Веревки впивались в нежную кожу запястий, там явно будут крупные синяки.
Когда их привезли к так называемому месту дислокации, Лиз осмотрелась. Место была красивым, если бы не ситуация.

- нормально - ответила девушка , пытаясь пошевелить рукой, веревки больно впивались в кожу. - Горацио - Лиз уже хотела прошептать супругу о том, что под платьем у нее есть кинжал, но их прервали.
Что же с того самого злополучного бала, где на нее напал дядя, она постоянно носил на подобные вечера оружие. Это было то самое, что Горацио подарил ей на свадьбу .

И вот пираты стали говорить о мотивах похищения. Лиз закатила глаза. Нет, ну разве можно быть такими наивными и быть пиратами ? О Горацио ходило много рассказов и все они как один подтверждали то, что он был человеком чести и подобной вещи никогда не сделает.
Горацио торговался с пиратами, а Лиззи пыталась ослабить веревки. Стало чуть проще. Когда же муж начал писать, один из них навел на нее пистолет.
- Господа - Лиззи выпрямилась - коль вы и вправду хотите, чтобы мой супруг написал и передал эту бумагу, то вам не стоит наставлять оружие на меня. Это не ускорит процесса, а только лишь разозлит.
Она пыталась отвлечь их, чтобы дать немного времени супругу. Видимо не одна хотела дать ему время. Подоспел Браун. Неужели он один ?
Когда он предложил заменить собой пленников, Лиз озабочено взглянула на мужа.
- Хм, адмирал прав, лучше отпустите нас всех и тогда Вас помилуют, в противном случае, не думаю , что даже слово адмирала поможет в вашем положении - Лиззи удалось ослабить веревки, мысли о кинжале грели душу, но один клинок против такого количества оружия, сомнительное мероприятие.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

10

То, что Лиз начала говорить с пиратами, это не облегчало ситуацию, а наоборот её осложняло. Они начинали злиться и явно не настоены на конструктивный диалог. Ну просил же. Хорнблауэр перевёл взгляд на Элизабет, не пререкаться же сейчас. Горацио всеми силами старался сохранять полное спокойствие, чтобы лишний раз не показывать своего волнения. Как обычно это происходит на корабле. Браун пришёл очень вовремя, Хорнблауэр тихо уточнил, один ли он, тот сказал, что добрался сюда один так как следил за ними. А вообще мистер Хоу уже инициировал поиски, и всё уже осведомлены о том, что адмирала и его жену похитили. Прекрасно. Но что-то подсказывало, они сюда не подберутся также незаметно, их просто сбросят со скалы, если что.

Хорнблауэр нарочно тянул время, делая вид, что думает над письмом. Пират его подгонял, то и дело направлял пистолет то на Лиз, то на него, то на Брауна. К ним подоспел второй, удостовериться, что всё нормально.
— Попридержи девчонку, а то уж больно дерзкая. Наверное, думает, что всё это глупая шутка, — когда один взял на мушку Элизабет, Хорнблауэр дёрнулся, за что получил незамедлительный удар рукояткой пистолета. Да, безоружному бессмысленно дёргаться и бадаться. Вытерев рукавом кровь на губе, Горацио озлобленно посмотрел на пирата, всучив ему бумагу.
— Прекрасно. Поднимайся, — он поднялся на ноги.
— Без жены и его не уеду, — хрипло отозвался Хорнблауэр, на что ему направили пистолет в спину.
— Или убивайте всех троих. Но за убийство адмирала вас точно не помилуют, — не самый разумный ход, но он им нужен. Пират задумался.
— Оставляем в заложники его, — он указал на Брауна, — А вы оба поедете. Не вернетесь до рассвета, мы его убьем, — второй поднял Элизабет, им привели мула, к сожалению, одного. Горацио перевёл взгляд на Брауна, не хотелось его тут бросать, но выбора было мало.
— Я за ним вернусь, — сказал Хорнблауэр, но больше Брауну, чем пиратам. Он помог Лиз сесть на мула, сложив бумагу в рукав фрака. Сам сел спереди, чтобы жена могла за него держаться. Были сомнения, что мул сможет довезти их обоих, но выбор не велик.
Он двинул с места животное, Горацио с трудом помнил дорогу, но бежал по наитию. Мул шёл уверенно, иногда оступаясь и спотыкаясь, но Хорнблауэр крепко вцепился в поводья и его гриву. Он и на лошади кое-как ездить научился, чего уж там говорить о муле. Но меньше, чем на полпути их встретила повозка гвардейцев.

— Милорд! Слава богу вы живы, — отозвался голос из темноты. Горацио не сразу разобрал кто это. Он слез с мула, помог Элизабет пересесть в повозку.
— Срочно нужно в дом губернатора. Срочно, — повторил Хорнблауэр, он чувствовал как натёр седельную мозоль, если её можно так назвать.
— Как ты? — Горацио поцеловал Элизабет, обняв девушку. Коляска тронулась и они двинулись к дому губернатора, как было велено. Он почти заснул в пути как его разбудили.

На входе их встретили, пропустили в дом, — Милорд, может быть вы сегодня останетесь здесь, а завтра вернетесь. Вероятно, вы очень устали, сэр, — Горацио мотнул головой.
— Расположите пожалуйста мою жену, а мне нужно поговорить с губернатором, — ему принесли воды, и велели ожидать, пока губернатор сможет его принять. Вынув из рукава смятый клочок бумаги, перемазанный его же кровью.

[icon]https://i.imgur.com/XRE043l.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

11

Она помнила о том, что супруг просил ее молчать. Но как она может молчать, когда ему угрожает опасность? Она пыталась их отвлечь на себя, чтобы у него был чуть больше времени, чтобы придумать план по спасению .И плевать, что потом он может повысить на нее голос, лишь бы он остался жив, а все остальное, она сможет пережить. Лиз нервно ерзала на месте, наблюдая за всем происходящим. Кто бы мог подумать, что этот вечер окончится именно так.
Увидев Брауна, Лиз стало как-то тоскливо. Она понимала, что слуга может броситься на амбразуру, чтобы спасти своего хозяина. Нет, Лиз такого себе точно не простит. Браун, как и Буш- это часть семьи.

- Даже не смейте- сквозь зубы проговорила Элизабет, но муж бросился ей на помощь и за это получил удар. Лиз вскрикнула и села на место.- Горацио - только и смогла испуганно, вымолвить девушка, увидев его кровь у мужа. И тут Лиз стало страшно. Этим людям нечего терять и три жизни для них не значат ничего. Она прикрыла глаза, тяжело дыша, лишь бы не разрыдаться, сейчас еще только этого не хватало.
Когда Лиззи смогла совладать с собой и открыть глаза, Горацио уже передавал им бумагу. Она и вправду была готова остаться здесь, ведь знала, что муж придет за ней обратно. Она отвела взгляд, чтобы не видеть того, что эти люди могут сделать с ним, она не перенесет этого. Он смысл ее жизни.
Когда ее наглым образом поставили на ноги, Лиззи едва держалась на них, она встревожено посмотрела на Брауна, говоря тем самым, что они его здесь не оставят одного. Он не погибнет от рук этих людей.
Ей освободили руки и она машинально потерла запястья, где уже появились кровоподтеки. Ноги и тело ее не слушалось, но с помощью Горацио она таки смогла залезть на мула, подол платья разошелся теперь полностью, оголяя часть бедра. Лиззи аккуратно обняла супруга, чтобы не упасть. Ее бил нервный озноб.
Они ехали молча, как только Лиз хотела что-то спросить, слова застревали у нее в горле.

Но вскоре их нашли, Браун был прав, их стали искать. Все были встревожены, а Лиз казалось, что она сейчас рухнет об обморок от всего случившегося.
Муж пересадил ее в повозку, Лиз практически рухнула в нее, и когда он оказался рядом прижалась к нему.
- Я так испугалась за тебя - проговорила она, уткнувшись носом ему в плечо.- Что будет с Брауном? Мы ведь ее спасем? Ведь так?- она практически умоляющее произнесла.- Мой дорогой супруг, что ты придумал? – она провела рукой по месту удара.- тебе больно? – она трясущимися губами, поцеловала его, чтобы почувствовать, что он рядом и жив. Она не доверяла своим глазам.
Хоть Лиз и была без сил, но готова была броситься в бой вместе с мужем. Лиззи держала мужу всю дорогу за руку, боясь отпустить хоть на минуту. Она нервно кусала губы.

Когда они прибыли он помог ей выбраться, и вручил в руки прислуги, каким-то образом здесь оказалась и Китти, которая подхватила свою хозяйку.
- Леди- выдохнула Китти, осматривая свою хозяйку. Вид у Лиззи был пугающий, вся в разодранном грязном наряде.
- Горацио- Лиз подошла к мужу- прошу тебя будь осторожен, если я  могу быть полезна тебе, возьми меня с собой.
Китти взяла хозяйку за плечи и повела в комнату, что им выдели в доме губернатора. Элизабет молчала, когда служанка начала ее раздевать и засунула в ванную. Элизабет трясло, она пыталась не смотреть на запястья.
Она вымыла хозяйку и одела ее в сорочку и халат, приказала принести хозяйку чай  с ромашкой и мятой.
- Я должна увидеть Горацио, вдруг я его больше не увижу- проговорила Элизабет и вышла из комнаты, ей надо было найти супруга, она верила, что он еще не уехал. Она поедет с ним, умирать так вместе.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

12

Собственные раны волновали его меньше всего. Он жив и вернулся обратно в поместье, оставив Брауна там в лесу, на отвесной скале. И, чтобы оставить его не было даже речи. Хорнблауэр практически не слышал Элизабет, его пробивала дрожь от злости. Во рту металлический привкус крови от разбитой губы, он только крепче прижал к себе девушку. Нет, он должен вернуться. С помилованием или без, но должен.
Горацио поцеловал Элизабет, убедился, что она не сильно пострадала, синяки на запястьях от верёвок, такие же остались и у него, помимо забитой губы.
— Милая, со мной все хорошо. Ты пока останешься в доме губернатора, о тебе там позаботятся. Брауна я верну, — уверенно ответил Горацио, поцеловав девушку в макушку. К побоям он привык, хоть и каждый раз не очень приятно их было получать. Однако боли от них уже почти не ощущал. За эти годы службы всякое было, и по хлеще.
В доме их встретили, там была и Китти, потом Хорнблауэр увидел и Буша, который взволнованный подбежал к адмиралу.

— Слава богу, милорд, миледи, вы живы, — он обнял Горацио за плечи.
— Мы да. Брауна оставили в заложники, мне нужно попасть к губернатору, — отозвался Хорнблауэр, подойдя к Лиз.
— Нет, ты остаёшься здесь. Прошу тебя, никуда не уходи. Со мной все будет хорошо, — Горацио поцеловал Элизабет в щеку и в губы, передал в руки служанке. А сам вернулся к Уильяму.

Вместе они дошли до кабинета губернатора, куда Хорнблауэр вошёл. Выглядел он, мягко говоря, не важно. Фрак был грязный и смятый, рубашка уже не белая, сам взлохмаченный и слегка поцарапанный.
— Милорд, нас похитили пираты и требуют помилование в обмен на моего слугу, — он протянул губернатору смятый лист, написанный его рукой. Тот удивлённо посмотрел на Горацио, пробежался глазами по тексту и поднял на него удивлённый взгляд.
— Об этом не может быть и речи. Тем более, вы спасены, а пиратами займётся стража и военно-морской флот. Вам ли не знать, мистер Хорнблауэр, — тот немного опешил от сказанного. Из этих слов следует, что он должен оставить своего слугу там и не возвращаться.
— В их плену остался мой слуга Браун, и я хочу за ним вернуться... — но Горацио оборвал губернатор.
— Бросьте, он слуга и его дело служить. Считайте, что он спас вам жизнь, — Хорнблауэр взорвался от негодования, — Да как же… нет, я намерен его освободить. Он не чужой мне человек, сколько раз спасал жизнь мне! К тому же, я ему обещал, — отозвался Горацио на повышенных тонах.
— Ничего не хочу слышать! — оборвал его губернатор, — Отправляйтесь в отведенную вам комнату, и не смейте даже думать об этом. Иначе я буду вынужден посадить вас под домашний арест. А мне бы не очень этого хотелось. Все, идите, — завершил губернатор, и выпроводил Горацио за дверь. Буш его встретил на выходе, они вышли в холл.

— Я взял с собой оружие, когда пошли искать тебя, пару пистолетов и шпаг, они остались в моей комнате, — отозвался Уильям.
— Предусмотрительно, только этого мало, если мы собираемся идти туда вдвоем, — хмыкнул Хорнблауэр.
— Ну, почему же вдвоем, матросы с «Несравненной» здесь, на острове. И еще они притащили сюда мортиру, — улыбнулся Буш, Горацио поддержал эту затею.
— Тогда давай… через пару часов, когда все уснут, — произнес Горацио, искренне надеясь, что Браун столько протянет. Они перешли в жилые помещения, где ему удалось встретить Элизабет.

— Лиз, ты что тут делаешь? — нахмурившись, поинтересовался Хорнблауэр. Ему нужно переодеться во что-нибудь более удобное. Хотя бы снять фрак. Нет, он просто так не отступит, и Буш это понимает по его глазам. Но не стал ничего выяснять в коридоре, повел жену обратно в комнату.
— Прошу тебя, оставайся в комнате. Мы здесь гости, — «и нам не очень-то рады», хотел добавить Хорнблауэр, но не стал.
Он хотел помыться, и даже некому было помочь в этом нелегком деле. Да черт возьми, Браун стал ему лучшим другом, не просто слугой. Горацио сменил рубашку, на рукавах которой были капли крови. Он надел чистую, смыл с себя всю грязь, хотя зачем портить чистое, когда снова в грязь соваться. Хорнблауэр посмотрел на себя в зеркало, его злило собственное бессилие. При его звании, при всех полномочиях, он не может ничего сделать. Только ночную партизанскую вылазку. Нужно подумать как все организовать. Хотя Горацио понимал, для чего нужна мортира… Он сел на край кровати, в ушах был гул, практически не слышал то, что происходит вокруг него. Он не мог сидеть на одном месте, поэтому начал ходить по комнате взад вперед.

[icon]https://i.imgur.com/XRE043l.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

13

Наверное, к чему-то подобному Элизабет была готова. В подобных местах девушка выросла, с той лишь разницей, что ее отец, как губернатор смог обеспечить на острове полную безопасность. Каждый день остров патрулировали и спроваживали нежелательных гостей. Местные же, уважали ее отец, ведь он относился и сам к ним с уважением, откликался на их просьбы и никогда не оставался в стороне.
А этот остров как оказался кишит разного рода преступниками, а губернатор и не спешит организовать безопасность хотя бы английским гражданам, не говоря уже о местных.
Лиззи хоть и бил озноб от пережитого, но внутри уже поднималась волна негодования. Из за неподобающего построения жизни на острове они пострадали, а бедолага Браун и вовсе оказался в заложниках.
Лиззи видела, что и Горацио в подобном состоянии. Он не любит несправедливость, но ещё больше ему не нравится, когда обижают его близких.

Китти привела Элизабет в порядок и пыталась влить в нее успокоительный чай, но внутри Лиззи поднималось волнение. Супруг просил ее остаться здесь и ничего не предпринимать, ну как она может остаться в стороне ? Горацио сейчас требуется поддержка, если Буш, конечно же, но Лиз не могла оставить мужа в столь непростое время. Да и в принципе вся эта ситуация носит вопиющий характер, как такое могло произойти в колонии? Да уж, это какое-то безумие не иначе.
Лиззи таки вырвалась из комнаты и пошла искать своего супруга.
Где то в коридоре они пересеклись, Горацио выглядел злым и встревоженным одновременно, с ним рядом шел капитан Буш.
Уильям передал Горацио в руки супруги, и удалился.
- Я не могла сидеть на месте, как прошел разговор с губернатором?- спросила Лиззи хотя кажется она понимала, как именно. Этот взгляд мужа не сулил ничего хорошего. - он помилует тех пиратов и спасет Брауна? - хоть Лиз и была знатных кровей, но для нее статус человека не имел значения. Для девушки все были равны, а Браун был частью из семьи, сколько она себя помним подле Горацио , он всегда был рядом с ними.
Она тараторила прямо в коридоре, хотя это может быть весьма опрометчиво.

- Прости, не смогла удержаться - проговорила девушка и взяв мужа за руку, потащила в выделенную им комнату. - нам здесь не очень -то рады - добавила девушка, когда закрывала за ними дверь. Это чувство сочилось отовсюду. Но уезжать ночью неразумное решение, да и привлекать внимание губернатора не особо хочется.
Лиззи села на кровать, наблюдала за супругом, который вначале приводил себя в порядок, а затем нервно стал расхаживать по комнате. Лиззи подорвалась с места, подошла к нему и взяла его за руки.
- Горацио, мой дорогой- тихо произнесла Элизабет, смотря ему в глаза. - ты должен спасти Брауна, какого бы на сей счет не был губернатор. Он наш друг и практически член семьи. Ты, Буш и ребята из команды, вы сможете это сделать. Ты блестящий стратег, все это знают. А я прикрою тебя здесь, чтобы не вызвать подозрений. Только обещай вернуться ко мне живым- она слабо улыбнулась и поцеловала его в щеку.- Ну же, тебе пора идти, у Брауна не так много времени.
Ей было тяжело его отпускать, но это был единственный вариант, что спасти верного слугу. Да и Лиз знает, что Горацио бы все равно ринулся в бой и ему было совсем неважно то, чем это может ему грозить.
Она прикроет его перед губернатором, чего-чего, а вот забалтывать людей, она умеет.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

14

Горацио и не собирался сидеть на одном места, он бы просто не уснул, пока знал, что его друг сейчас там, в лесу среди пиратов. Это низко и подло по отношению к Брауну, который с ним уже больше десяти лет, служит верой и правдой, ни на что не жалуется. Хотя из него бы получился отличный моряк. Но раз так хочет, пусть будет.
— Ни то, и ни другое, — хмыкнул Хорнблауэр, — Он не хочет за ним идти потому, что он всего лишь слуга. Адмирала пробирала злость, с таким отношением к людям, он просто не знал как на такое реагировать. Горацио знал, что его поддержит Буш, поддержит команда, если он захочет идти спасать его. В конце концов, не чужие люди друг другу всё.

Он нервно ходил по комнате, размышляя над тем, как им подступиться к скале и остаться максимально не замеченными. Кроме того, не навредить Брауну своими действиями. Когда пираты увидят слежку, они его убьют. Горацио предстояло спланировать операцию таким образом, чтобы не навредить Брауну. С пиратами они уж как-нибудь справятся, их там не так много.
Хорнблауэр мерял шагами комнату, как вдруг Элизабет взяла его за руки. Вскинув брови, он посмотрел на девушку. Как у нее в голове вообще возникло, что Горацио будет сидеть и ждать у моря погоды? Он нахмурился, предчувствуя, что эта вылазка им еще аукнется, но бросить Брауна Горацио тоже не мог. Лучше уж самому умереть, чем брать такую ношу на свою душу. Очередную ношу.

— Лиз, я и не собирался тут отсиживаться. Мы с Уильямом договорились встретиться через пару часов  в холле… Матросы с мортирой подойдут к скале, через реку. Надо, чтобы все уснули, и не поднимали шума раньше времени. А ты, прошу тебя, вообще не высовывайся. Если что, ты ничего не знала, — предупредил ее Хорнблауэр. Не хватало, чтобы еще и Элизабет записали в пособники, — И не слышала, как я ушел. Я вернусь, Лиз, даже не сомневайся в этом, — он поцеловал девушку в щеку, чуть улыбнувшись. Не факт, что целым, но Хорнблауэр верил в лучшее. Впрочем, как и всегда.

Через несколько минут в комнату постучал Буш, Горацио открыл дверь, впустил капитана. Тот протянул ему заряженный пистолет и шпагу.
— Вот, держи. Через полчаса жду внизу. Команда потихоньку двигается, мы пойдем следом, — Хорнблауэр кивнул, повесив шпагу на пояс, а пистолет пока положил на тумбочку. Он еще раз подошел к жене.
— Все, что угодно, Элизабет… Ты ничего не знала и не видела, как я ушел. Не хватало, чтобы и тебя в пособники записали, — он надеялся, что девушка его поняла и приняла к сведению. Если его осудят за самоуправство, то одного. Ну и Буша в довесок.   

Накинув на себя мантию, Горацио заложил за пояс пистолет и вышел из комнаты. Он осторожно, но быстрым шагом вышел из поместья, где в лесу его уже ждал Уильям. Они вдвоем молча двинулись в сторону, по дороге, которой он ехал на муле, впереди узрел длинную повозку, запряженную мулами, на ней стояла мортира. Большая пушка, стреляющая не ядрами, а бомбами. Их встретили у реки за деревьями. Хорнблауэр глянул на отвесную скалу, наверху никаких движений не слышно. Кроме одного… Горацио обратил внимание Буша на стоящего человека у отвесной скалы. Он явно готовился прыгать… Хорнблауэр не сразу понял, только, когда он уже был в полете прямо в реку. Браун! Черт, что он творит! Горацио выбрался из зарослей, подошел к бурлящей реке, куда прыгнул это полоумный, оглядываясь по сторонам.

— Вон он! — Буш ткнул пальцем, на появившуюся голову из воды, они кинули ему длинную ветку, за которую Браун ухватился и вылез из реки.
Горацио поспешил снять с себя мантию, накинуть ее на своего слугу. Тот откашлялся, Хорнблауэр осмотрел его. Вроде не ранен.

— Ты же мог разбиться, — с укором ответил ему Горацио, но был искренне рад, что он спасен.
— Что ж мы сюда зря приехали, — окликнул адмирала кто-то из матросов. Он обернулся к ребятам. Действительно, зря, что ли тащились…

— Нет, разнесем их логово ко всем чертям, — отозвался Горацио. Матросы воодушевились, стали отматывать от бухты фитиль, прикреплять его к бомбам и заряжать мортиру. Спустя четыре бомбы, они прицелились, и закинули ему всего одну бомбу, которой было достаточно, чтобы прогремел взрыв. Со скалы посыпались камни.

— Уходим! — скомандовал адмирал, чувствуя себя нашкодившим мичманом. Матросы быстро свернули пушку и покатили ее обратно. Горацио убедился, что Браун может идти.

— Я думаю, тебе стоит отправиться на корабль, — произнес Хорнблауэр. Буш взялся его сопроводить.
Вот только на пути в поместье Горацио встретил гвардейцев, видимо побежали на шум взрыва.

— Милорд, просим вас пройти с нами. Вас ждет губернатор, — откозырял один из гвардейцев.

Вернулся Горацио под утро, но уставший. Его отчитали, как мальчишку, но  губернатору пришлось все же закрыть глаза на произошедшее. Кроме того, отправить своих людей отлавливать остальных пиратов. Не хотел портить свою репутацию.
Хорнблауэр попросил подать им с Элизабет карету, чтобы отправить их на корабль. Даже  в дом заходить не хотелось. Попросил, чтобы ее предупредили.

[icon]https://i.imgur.com/BYInixS.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>
[/lz]

+1

15

Лиз пылала от негодования. Как губернатор мог такое заявить? Он призван защищать всех людей на острове от бандитов. Всех людей от мала до велика и богатых и бедных. Но видимо для этого человека сохранить «свое лицо» в глазах в определенного круга личностей куда важнее чем жизнь верного слуги. Или здесь есть другой ответ он просто жалкий трус, который боится вступать даже в минимальный конфликт с пиратами.
Лиззи не могла понять такого отношения. На была гуманисткой и человеком, который обладает честью. Ей было совсем неважно, что Браун слуга ее мужа. Он для них верный друг, именно Браун всегда придет на подмогу ее мужу, если что-то с ним лучится. Да чего уже там, именно он пришел первый их спасать Ему Элизабет обязана своей жизнью и жизнью своего супруга. Теперь она обязаны спасти его от смерти. Лиз хотела бы пойти вместе с мужем, но понимала, всю сложность ситуации. Ах да, кроме ландшафтных проблем, были еще и проблемы с губернатором, который явно буде следить за ними.

Лиззи держала мужа за руки и смотрела ему в глаза.
- Я уверенна, что все будет хорошо. Ты с капитаном Бушем спасете нашего верного друга Брауна, а потом мы все посмеемся над этим случаем- она чуть крепче сжала его ладони, а затем сделала абсолютно невинный взгляд. - А ты куда-то уходил ночью? - удивленно, проговорила девушка. – Не знаю, я всю ночь обнимала тебя за руку и ты совсем никуда не отлучался, все это ложь.
Что же сыграть наивную дурочку она сможет без труда. Да и если сюда сунется губернатор или его гвардейцы, Лиз найдет, как ей выпутаться из этой ситуации. В конце концов, Китти всегда придет ей на подмогу, она служанка, которая ради своей хозяйки готова на все.
- Я верю, мой дорогой супруг- мягко улыбнувшись ответила Элизабет.- Береги себя, моя любовь – она поцеловала его в тыльную сторону ладони и в этом время вошел Буш.- Удачи Вам и помните, я никогда не видела и ничего не слышала и вообще я уже сплю- произнесла Лиззи, когда любимый супруг покинул комнату, пришла Лиззи с двумя стаканами чая с мятой и ромашкой.
Как только за Горацио закрылась дверь, Лиз устало села на кровать, закрыв лицо ладонями. Она боялась за мужа, но ничего с этим поделать не могла.
Китти гладила ее по волосам и вливала в нее успокаивающий чай.
- Все будет хорошо, не волнуйтесь- повторяла девушка.
На плече служанки Элизабет даже смогла задремать. Когда постучались в дверь, Лизи подпрыгнула на месте. Это пришли слуги сообщить о том, что ее ждет муж. Она была готова выпрыгнуть прямо в ночной рубашке. Но Китти схватила хозяйку за руку и втащила обратно в комнату. Через десять минут Лиззи выбежала из дома губернатора, Китти шла сзади тащила саквояж.
На входе они столкнулись в губернатором, который явно был не в восторге. Но Лиззи было все равно.

Она бросилась мужу на шею, уткнувшись в плечо. Она некрепко его прижимала боясь, что если он получил ранение, Горацио испытает неприятные ощущения.
- Мой дорогой- шептала девушка.
Когда же первая эйфория спала, все погрузились в карету и двинулись в сторону порта. Лиз не была удивлена тем, что они отправляются туда и была совсем не против сего факта.
- Дорогой, если ты не против, я бы хотела, чтобы мы немного отметили освобождение и смелость твоего слуги. Но для начала всем надо немного отдохнуть- она поцеловала его в висок.
Карета как раз прибыла на пристань, где их уже ждали.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

16

Горацио чувствовал себя подавленно из-за всей этой истории. Даже на объятия Элизабет отреагировал несколько скупо. Он обнял ее, поцеловав в губы, крепко прижал к себе, чтобы немного прийти в себя. Ему было нелегко  находиться в таком обществе, где так лихо обесценивают человеческую жизнь, чьей бы она ни была. Хорнблауэр испытывал отвращение от ситуации, и ему хотелось вернуться на корабль. Он знал, что среди представителей власти мало действительно хороших людей, под них придется подстраиваться, чтобы не разругаться. Брауна Горацио отправил на «Клоринду», чтобы тут не отсвечивать. Отмечать, откровенно говоря, ничего не хотелось. Огромное облегчение тому, что он жив. Такого себе Хорнблауэр никогда бы не простил. Пиратами займется сухопутная армия, если, конечно, они где-нибудь не раздобудут корабль.
Сев в карету, они ехали к пристали. Уже рассвело, солнце вышло из-за горизонта, осветило остров.

— Не знаю, Лиз. Смогу ли я вообще уснуть в ближайшие два дня, — он обнял ее за плечи. Карета выехала к пристани, где уже ждала шлюпка с матросами. Горацио помог Элизабет сесть в лодку, забрался туда сам. Через пятнадцать минут лодка причалила к кораблю, и они поднялись на палубу.
Горацио встретил Браун, весьма потрепанный. Ночью в темноте он не заметил ссадин на лице и весьма опухший нос. Ну что ж, главное живой. Он вернул адмиралу его уже чистую мантию… «И когда все успевает»… Хорнблауэр отправил его отдыхать, и сегодня справится сам. Служанка Элизабет сказала сама справится с завтраком. Самому бы не мешало обмыться, ибо с ночи весь грязный.

— Принесите помпу, — бросил Горацио матросам и вошел в каюту. Рукав на рубашке порвался, да и черт с ним. На руках небольшие порезы, очевидно, от веток. В волосах пыль, что посыпалась после взрыва. Сняв с себя грязную одежду, Хорнблауэр принял морской душ, стало намного легче. Он вернулся в каюту, переоделся в чистый мундир. Все-таки он ему ближе, чем штатская одежда.
Не успел он опомниться и присесть, как один из мичманов принес несколько писем, принесенных еще вчера. Одно из них было адресовано его жене, остальные от адмирала, приказы и других капитанов эскадры.

— Это тебе. Кажется, от родителей, — Горацио протянул девушке письмо, положив свои на стол. Он открыл одно за другим, это были рапорты, приказы, сел за стол, чтобы все просмотреть и разобрать. После тяжелой ночи голова была просто чугунной и очень плохо соображала. Но спать ему сейчас не дадут. Капитан привел в движение корабль, Горацио ощутил, как качнулось судно на волнах. В ближайшем будущем их ожидает посещение еще одного мероприятия, на этот раз официального характера. Хорнблауэра и его супругу пригласили на свадьбу графини Пуэрто-Рико. А официально потому, что это мероприятие больше политическое, нежели развлекательное.

[icon]https://i.imgur.com/BYInixS.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>
[/lz]

Отредактировано Henry Harrow (11 Ноя 2021 23:57:58)

+1

17

Ситуация в целом вышла некрасивой. Она видела, что супруг подавлен и пока они ехали до пристани, она молчала. Лиззи разделяла воззрения супруга. Она и сама выходец из высшего света, но признаться честно, вот ни разу не понимает тих людей. Увы, вместе с титулом не дают честь и совесть. А сам титул это все лишь титул, не более того.  Лиз не любила представителей знати, в большинстве своем, они были людьми с гнилыми душонками, которые готовы продать любого лишь бы получить то, что им хочется. Она их презирала.  И была очень рада, что ее супруг и его окружение люди совсем иные. Здесь она чувствовала себя, куда более комфортнее, чем в  высшем обществе.
- Я понимаю, но отдохнуть тебе тоже надо. Ты не железный- она понимала, что он заведет и успокоиться не сможет еще несколько дней к ряду. Но, увы, она понимала, что подобные ситуации будут повторяться еще ни раз и ни два. Мир знатных людей, полон гадких поступков. Лиззи они тоже не нравятся, но она ничего не может с этим поделать. Конечно, она ы предпочла в принципе убрать из своей жизни этих людей, но они ее обязательная часть. Горацио стал адмиралом и теперь просто обязан посещать подобные мероприятия.
Они прибыли на корабль, Лиз направилась в каюту, а Китти сказала, что подготовит для них завтрак и скоро принесет в каюте. Лиззи стала косить усталость, когда Горацио ушел на палубу, Лиззи прилегла на кровать. Когда девушка поняла, что все позади и они все в безопасности, ее прошибла нервная дрожь. Пока не было супруга, она дала волю чувствам и даже поплакала, так ей стало легче. Когда с палубы звук утих, Лиззи выпрямилась, вытерла слезы и расправив плечи, вышла в гостиную, где Китти уже накрыла завтрак. Есть совсем не хотелось. Вернулся Горацио, настроение у него было приподнятым, по сравнению с  тем, что было.
- Спасибо- Лиз взяла письмо из рук мужа и присев за стол, открыла его. Быстро пробежала глазами и отложила.- Родители приглашают нас в гости- сказала девушка.- Дорогой- Лиззи встала и подошла к супругу, обняв его.- я понимаю, что сегодняшняя ситуация была не самой приятной, и да в высшем свете много плохих людей, таких как мой дядя. Но, к примеру, есть такие, как мой отец- Лиззи кратко поцеловала мужа в губы.- Я не говорила, как Китти появилась в нашем доме? В порт Панамы часто заходили работорговцы, и отец однажды увидел кроху среди товара, что они продавали. Он всегда был против подобной торговли и обычно гнал эти суда из порта. Но он поступился своими принципами и захотел выкупить девочку, но ему было отказано. Тогда то, отец и собрал гвардейцев, что выкрали в ночи ее у работорговец, попутно освободив еще десяток человек- она не знала, зачем это рассказала мужу- тебе надо поесть, чтобы были силы. Дорогой, садись—ласково протянула девушка, у нее у самой аппетита не было и немного штормило от всего.
Лиз плюхнулась на стул, ноги ее слабо держали, трясущимися руками, девушка взяла кружку с кофе.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

18

Приглашение на ужин к родителям Элизабет вызвало еще больший резонанс, чем заявление губернатора. Не то, чтобы он не доверял им, Лиз рассказывала о них, как о хороших, понимающих людях. Но Хорнблауэр не знал, готов ли он к такому знакомству. У него простая семья, уже никого не осталось. Бабушка год назад умерла, и теперь, кроме команды и Элизабет, у него никого нет. За все восемь лет совместной жизни, Горацио первый раз познакомится  с родителями супруги, и это было очень волнительно. Несмотря на все свои заслуги, звание, опасался, что может не сойти за достойного их дочери. Ему доводилось бывать в таких домах, общаться с многими людьми. Но это что-то совершенно иное. История об отце Элизабет, конечно, тронула, мало таких людей уже осталось. Однако, что из этого выйдет, покажет встреча.
Хорнблауэр немного замялся, идти все равно придется, отказываться не вежливо. Обидятся и родители, и Элизабет. Хотя причин он может придумать тысячу и одну, если захотеть.

— Сходим, конечно. Надеюсь, твоих родителей я не разочарую. А когда встреча? — поинтересовался Горацио. Хотелось спланировать свои действия, службу никто не отменял, так или иначе. И отменить плавание в обмен на прием с родителями Хорнблауэр не мог. Он сел за стол, действительно стоило немного поесть, пока его не начало опять штормить. Хотя от этого еще больший риск. Ну что ж, к этому Горацио уже привык.
— Все это, конечно, прекрасно, но я все-таки человек простой, хоть мне и пожаловали титул лорда, но это мало что изменило. Многие родители не хотят в мужья своим дочерям моряков. Они чаще бедны, да и дело достаточно опасное… — выдохнул Хорнблауэр, сделав глоток кофе. Он и правда боялся подтвердить свои догадки, предположения. Горацио знал, что Лиз его любит, но не хотел становиться причиной ее ссор с родителями.

— Работорговлю пресекаем и мы, отлавливаем невольничьи суда. Только толку от этого никакого, все равно будут возить, — приказ, есть приказ. Сказано освобождать, будут освобождать. Правда, этим людям уже ничего не нужно. Их высаживают на островах, денег не дают, они продолжают бродяжничать.
Хорнблауэр принялся за свою порцию яичницы, по вкусу понял, что  Браун-таки добрался до кухни, чтобы ее приготовить. Только он знал, сколько нужно положить соли, добавить немного перца… Приятна такая забота.

[icon]https://i.imgur.com/BYInixS.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>
[/lz]

+1

19

Они давно уже говорили о том, что рано или поздно это случится. На самом деле Элизабет долгие годы злилась на свою семью, ведь именно они отпустили ее в лапы безумного дяди, который к тому моменту уже проявился себя, как плохой человек. Но это не остановило-таки их от этого шага.
Внутри Лиз было двоякое чувство. Она понимала, что вечно бегать от встречи не получится, да и в конце концов, это ведь глупо, так ведь? Лиззи любит адмирала Хорнблауэра, они счастливы в браке, и больше же ничего и не надо.
Но кто знает, какого мнения ее родители? Они настойчиво все это время интересуются, когда же у них появятся внуки. Лиз тактично уклоняется от тебя, говоря, что у них пока иные планы. И ведь это так. Не станет же она рассказывать родителям, что после всех пережитых стрессов, она, кажется, потеряла способность иметь детей.
Лиззи сделала глоток кофе, от волнения подступала тошнота. Ей не особо хотелось ехать на эту встречу.

- Когда нам удобно - ответила Лиз, пытаясь улыбнуться, но выходило слабо и совсем неправдоподобно.-   Здесь скорее другой вопрос, мне кажется, мои родители должны думать о том, что они разочаровали меня. Я все же до сих пор зла на то, что они отправили меня в Англию к дяде, тем более после того случая с  Салливаном- ее аж передернуло от упоминания этого негодяя. Она сделала глоток кофе, было дурно.
Лиззи откинулась на стуле, она тяжело выдохнула. Ну, вот опять, Горацио вновь вернулся к этому разговору.

- Мой дорогой, тебе важно их мнение? Я люблю тебя, ты спас меня из лап дяди, это ты защищаешь меня от кошмаров. Я хоть и люблю родителей, но ты мой супруг. Человек, которого выбрала я—в принципе в голове была шальная мысль изобразить болезнь и не ехать совсем никуда. Она не боялась родителей, но внутри себя все-таки чего-то опасалась. Они не виделись столько лет, только переписывались, вдруг что-то изменилось в  них.- может не поедем? Может у тебя есть важное задание, где мы должны вдвоем присутствовать?- спросила девушка.
Хотя звучало глупо, но Лиззи не могла справиться с собой, не сейчас. Ее вновь стала бить мелкая дрожь.

- Супруг, если ты не против, я тебя покину. После всех нервных потрясений, я себя неважно чувствую- Лиззи поднялась из-за стола и пошла в сторону их спальни, уже практически войдя в комнату, глубоко вдохнула и от избытка кислорода в организме, девушка начала терять сознание, падая в обморок. Все-таки надо было хлестать тот успокоительный чай, что приносила Китти.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

20

Отказываться от визита в дом к родителям Элизабет, было бы не вежливо. Горацио все еще рассчитывал на то, что его благословят, как супруга их дочери. Присутствовал небольшой тому страх, сомнение, но встреча была неизбежная. Их пригласили, Хорнблауэр обязан появиться. То, что родители возможно должны злиться на Лиз, не совсем убеждало Горацио. Дядя был отморозком, он уже давно мертв. В какой-то степени и Хорнблауэр должен быть зол на родителей Элизабет, но он старался отпустить события того года, чтобы не вспоминать о них больше никогда. Вроде бы, последние лет пять все шло очень даже неплохо. В море Горацио забывал о посторонних проблемах, наслаждался жизнью вместе с женой и морем.

— Как же мне может быть неважно их мнение, они твои родители. Они все равно тебя любят, и что бы тогда не случилось, им небезразлично, где и с кем находится их дочь. У меня самого родных не осталось никого, — отозвался Хорнблауэр серьезно, — Я считаю, что поехать нужно, отдать дань уважения. С моей стороны будет крайне не вежливо, если откажусь от их приглашения. Отправь им письмо, что мы прибудем через пару дней. На ближайшие дни у меня ничего серьезного не наблюдается. Если, конечно, не случится какой-то форс- мажор, — этого тоже исключать было нельзя. Корабли уплыли по своим заданиям, флагман вместе с адмиралом и капитаном Феллом остались в акватории Карибского моря.
Горацио был уверен в правильности своего решения. Если его не вызовут на службу, то они с Лиз должны посетить прием у родителей. Нужно попросить Брауна подготовить парадный мундир, со всеми звездами, чтобы выглядел он представительно. С тех пор, как стал блистать золотым позументом на груди, Хорнблауэру было важно, чтобы его узнавали, как адмирала.
Он заметил, что Элизабет слишком устала после ночных приключений, а вот у Горацио ни в одном глазу. Вся эта история пробудила в нем слишком много адреналина, энергии, которые нужно было куда-то деть. Хоть учения иди проводи среди команды. Но нет, он же даже не коммодор… и не капитан. Кораблем командует капитан, и команда подотчетна ему. Пора бы с этим уже смириться давно.

—  Конечно, дорогая, отдыхай. Я пока немного поработаю, — он поцеловал девушку в губы, попросил служанку убрать со стола и уже хотел взяться за бумаги, как услышал странный звук, когда Лиз вошла в спальню. Он поднялся со своего места, войдя в комнату, увидел свою жену без сознания.
— Лиз! Господи, что с тобой, — Хорнблауэр подхватил ее на руки, аккуратно положил на кровать, и выбежал из каюты, чтобы позвать врача. К счастью, доктор Клайд был не занят, от него только что вышел искалеченный Браун. Горацио объяснил ситуацию и попросил зайти к Элизабет.
Вот опять он подвергает свою жену опасности, излишним нервам. Не удивительно, если ее родители сочтут его не достойным мужем.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/N8TKTPR.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

21

Лиззи любила родителей, но визит к ним сейчас, как-то не особо вязался в ее в голове. Много лет назад зайдя на корабль к своему нынешнему мужу, Элизабет оставила на берегу Панамы и свою прежнюю жизнь. Мысленно она уже простилась с ними и годы переписки, не сблизили их. На самом деле, частые вопросы о пополнение стали вызывать раздражение в ней. Мама все чаще настаивала на том, что проблемы могут быть в ее супруге. Лиз всегда либо пропускала эти строки в письмах, либо же в ответ отвечала в достаточно грубой форме. Да и какая кому разница, что происходит между ними с мужем? Самое главное, что она рядом с этим мужчиной чувствует себя самой счастливой. Да, и они временами ругаются, но без этого семейная жизнь просто невозможна.
И Лиз, откровенно говоря, переживала, а вдруг родители  скажут нечто такое обидное, что навсегда отвернет от нее Горацио? Нет, конечно, ее родители, воспитанные люди, но видела она их уже давно. У отца всегда была привычка говорить, не подумав и ей кажется, что она с годами стала только сильнее.
Надо собраться с силами, чтобы не пугать Горацио, хватит того, что она от волнения не знает, куда себя деть.

- Я скучаю по бабушке- выдохнув, произнесла Лиз. Что же, наверное, ее супруг прав. Нет никакого смысла бегать от ее родителей. Да и оттягивать сей момент тоже не стоит, чем быстрее, они это сделают, тем скорее смогут остаться наедине и насладиться обществом друг друга.-  Хорошо, я им напишу, чтобы ждали нас в ближайшие пару дней. Возвращение в дом, где я провела  детство, думаю, будет не простым. Слишком много воспоминаний связано с этим местом - выдохнув, протянула Элизабет. Еда хоть и  выглядела аппетитно, но после всех событий этой ночью, ее воротило.

-Мой дорогой, тебе бы тоже не помешало отдохнуть, не засиживайся, прошу – им всем нужно было отойти от ночных приключений. Хотя Лиззи видела, что супруг воспрял духом,  будто бы вернулся в те бойкие времена капитанства. Она не против, лишь бы ему ничего не угрожало.
На Лиззи все это произвело такой эффект, что девушка даже не справилась со своими эмоциями и упала в обморок.
Очнулась она уже в кровати, рядом хлопотал доктор Клайд, который совал под нос ватку с нашатырным спиртом. Лиззи аж чихнула.
- О, вы очнулись- радостно, проговорил он, прощупывая ее пульс.- чуть повышен. Миссис Хорнблауэр, вам надо отдохнуть после трудной ночи. Попрошу, чтобы принесли чай с ромашкой, отдыхайте.
- Позовите, пожалуйста моего супруга- попросила Лиз, но сесть в кровати не решилась, только чуть выше поднялась по подушке.
Когда пришел муж, Лиз слабо улыбнулась и жестом попросила сесть.
- Мой дорогой, прости меня - начала говорить девушка.- прости, что заставила тебя волноваться. я просто не рассчитала свои эмоции на эту ночь. Давно мы не попадали в передряги вместе- она слабо улыбнулась
Она слышала, что в гостиную вошли, это явно  была Китти и успокоительный чай.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

22

Всегда тяжело возвращаться к истокам, но иногда это нужно. Хорнблауэру больше не к кому возвращаться в Англии, последние несколько лет он появлялся там совсем не надолго. По делам, а потом вновь уплывал в море. Когда он стал контр-адмиралом, Горацио была вверена большая эскадра, которая требовала контроля. А служба в Вест-Индии стала большой честью для него.
Хорнблауэр не хотел загадывать о том, как пройдет встреча с родителями Элизабет, не хотел себя лишний раз накручивать. Через пару дней они прибудут и все решится. Правда, все же боялся, что он им не понравится. Сколько лет мать Марии упрекала его в том, что он моряк, военный, постоянно думает только о море, а на жену времени нет. Что каждый день подвергает себя опасности, не задумываясь о том, что его ждут дома… Но тогда Хорнблауэр действительно не очень-то хотел возвращаться домой. Марию он не любил, хоть она и родила ему троих детей, которые так скоропостижно умерли. Сейчас Горацио о детях даже не думал. Он знал, что Лиз переживает по этому поводу, но для того, чтобы иметь детей, ей придется осесть на суше. Хорнблауэр боялся, что он не переживет, если опять они умрут.

Элизабет его напугала, Горацио позвал доктора, а сам пока вышел на палубу, подышать свежим воздухом. Летнее солнце согревало, он прошелся к борту, облокотившись на него локтями и смотрел в воду у борта корабля. Было стыдно осознавать, что Элизабет снова стало плохо из-за него. Похоже, что именно это ему и скажет отец его супруги. Почему его это так волнует…
Жаль, что на это судне капитан не Буш, с Феллом ему поговорить не о чем. Хотя тот разговаривал много, но не всегда по делу. В общем, совсем не такой, как его друг. Хорнблауэр попросил только в эту команду пару знакомых лейтенантов и доктора Клайда.
Чуть позже его позвали вернуться в каюту к жене, сказав, что она очнулась.

Горацио вошел к ней, сел на край кровати. Поблагодарив Клайда, он отпустил его, вернув свое внимание Элизабет. Хорнблауэр взял ее за руку, посмотрев на девушку.
— Это ты меня прости. Я в очередной раз подверг тебя опасности, — очень хотелось вновь оставлять Лиз вдали от передряг. Но кто же знал, что на этом приеме их решат похитить, все было более, чем хорошо.
— Тебе надо отдохнуть перед поездкой к твоим родителям. Выпей чай, и тебе нужно поесть. Я распоряжусь. И не спорь, пожалуйста, — нахмурив брови, произнес Хорнблауэр, укрывая Элизабет одеялом. Он помог ей принять сидячее положение. Когда Китти пришла, он попросил принести хозяйке что-нибудь легкого перекусить.
— Китти за тобой присмотрит, — он взглянул на служанку, дав понять, чтобы любой ценой накормила хозяйку, — Мне нужно отлучиться ненадолго, — Горацио поцеловал супругу в губы и оставил ее в каюте.

В день, когда они должны были отправляться на ужин к родителям Элизабет, Хорнблауэр предпочел штатскому фраку, парадный мундир. Все-таки, в его положении, он выглядел куда представительнее. Браун хорошо постарался, натерев до блеска золотые адмиральские эполеты, золотой позумент, шпагу на поясе, розетку на треуголке. В общем, не хотелось ударить в грязь лицом. Слуга помог облачиться в мундир.

— Ты готова, дорогая? — Горацио постучал в спальню, где Лиз одевала служанка, — Нам уже нужно выходить, иначе опоздаем.

[icon]https://i.imgur.com/FH7jzBd.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

23

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

За все годы рядом с Горацио ,Лиззи так и не мирилась с тем фактом, что ее обожаемый супруг может погибнуть.
Сколько они уже женаты ? Около десяти лет , ведь так ? Все эти годы девушка как только себя не дрессировала, но так и не смогла смирится с тем, что те находиться в постоянной опасности. Она боялась его потерять, это означало лишиться воздуха.
Да и чего уж там, письмо от родителей тоже внесло свою плодотворную почву для волнений. Лиз переживала о том, как пройдет встреча и как ее родители, воспримут ее саму. Рядом с Горацио Лиззи стала той, которой была всегда. Он поддерживал ее и не стыдил за ее стремления. Он не видел в ней знатную даму, он любил ее потому, что любил. И это чувство грело душу. Ведь в их мире такого встретить практически нельзя.

- О, нет - она поспешила ретироваться и положила другую ладонь поверх его руки. - я была рада оказаться в тот момент рядом с моим храбрым мужем - она говорила ласково, Лиззи не обвиняла супруга ни в чем, виновата во всем этом была только она и ее эмоциональность. - Я тут подумала и решила, что надо бы и на светские мероприятия брать с собой шпагу, на всякий случай - она слабо улыбнулась. Хотя с ней был кинжал, но,увы, шансов им воспользоваться, ей не выпало.
С его подачи Лиззи смогла сесть, голова немного кружилась, но она не показывала этого мужу. От его заботы было так тепло на душе, что ей хотелось расплакаться.
- Если ты не против, я бы все таки немного поспала - произнесла она, есть не хотелось. Но слова мужа звучали не как просьба, а приказ. А приказы надо исполнять, а не обсуждать. Лиз взглянула на вошедшую Китти, а затем на Горацио. Служанка быстро удалилась.
- Мой дорогой супруг, иногда мне кажется, что вы с моей служанкой создали, какой то союз, чтобы кормить меня - протянула она и ответила на поцелуй мужа.
Вскоре вернулась Китти, принесла чай, несколько галетов и шоколад, который любила девушка.
После еды, Лиззи уснула и проспала, наверное , часов десять подряд, такой вымотанной, она не была давно.

Вот и наступил вечера ужина с ее родителями. Она очень волновалась, но служанка всеми силами пыталась ее успокаивать. Рассказывала истории из детства, пыталась веселить ее.
Она причесала волосы Лиз , облачила ее в платье и туфли и к моменту когда Горацио заглянул в комнату, она была уже готова.
- Да, конечно же, мой дорогой. Можем ехать - она улыбнулась и подала ему руку.
- прекрасно выглядишь в мундире, впрочем, как и всегда, мой адмирал + она поцеловала его в щеку.

Семейство Стюартов встречали чету Хорнблауэров на берегу. Увидев дочь, мать забыла обо всем канонах приличия и бросилась ее обнимать и даже заплакала. Лиз обняла ее в ответ.
- Папа, мама - Лиз взяла Горацио под руку и гордо задрала подбородок.- Познакомьтесь, мой супруг, адмирал лорд Горацио Хорнблауэр, герой морских сражений и мой обожаемый супруг - Лиззи гордо произнесла эти слова.
Отец протянул руку для знакомства, затем этот жест сделала и мать.
- Рады, наконец то, воочию вас лицезреть. А то все рассказы Лиз казались невероятными - отозвался ее отец. - Прошу вас пройти в дом, слуги уже все подготовили для ужина. За одно и расскажите, что происходит в мире.

+1

24

Хорнблауэр всегда, при любых обстоятельствах привык скрывать свое волнение, переживание. Никто в команде, уж тем более, теперь в эскадре не должен видеть его слабостей. Горацио и сейчас старался выглядеть уверенным в себе адмиралом, который просто не имеет право ударить в грязь лицом перед родителями своей жены. Они встречаются впервые, это было слишком волнительно, но Хорнблауэру удалось побороть это чувство страха перед неизвестностью.
Ступив на сушу, он увидел впереди две фигуры, как успел понять, это были мистер и миссис Стюарт, встречавшие их у пристани. Горацио попросил матросов остаться вместе со шлюпкой пока  в городе до их возвращения. Кроме того, сообщил, где он будет, на случай срочной необходимости. Хорнблауэр натянул приветливую улыбку, старался сохранять ледяное спокойствие и думать только том, что какой-то из эполетов не достаточно ярко блестит на солнце. То, как Элизабет представила его родителям, заставило немного засмущаться, ему казалось, это будет несколько неуместно.

— Приветствую, мистер и миссис Стюарт, рад познакомиться с вами, — улыбнулся Горацио. Их пригласили проехать к поместью, по пути он немного разговорился с отцом Элизабет, рассказал о ситуации в мире, а так же о цели своего пребывания в Вест-Индии. Не сказать, что мистер Стюарт прямо-таки пришел в восторг, но слушал внимательно.
Когда они вошли в дом, прошли сразу в обеденную комнату, где уже было накрыто на четыре персоны. Служанки подали закуски.

— Так значит, вы служащий военно-морского флота, — заключил мистер Стюарт, посмотрев на Горацио, и положив себе кусочек запеченного поросенка.
— Совершенно верно, — отозвался Хорнблауэр, — На службе британской короны, — уточнил он. Это было достаточно важное дополнение. Не сказать, что разговор протекал в напряженной форме, но Горацио чувствовал, что и не особо легко. Аппетита было мало, он выпил немного вина, произнес небольшой тост.
— Это достаточно опасная служба, вам так не кажется? — спросил отец Лиз. Горацио замер на доли секунды, примерно понимая, к чему он клонит.
— Согласен, моя служба бывает опасна и трудна. Я знаю, что вы думаете… что каждый день подвергаем себя смертельной опасности. Но… я практически всю жизнь на этом поприще, и уже достиг определенных успехов, и не считаю, что оно того не стоило, — он уловил нахмурившийся взгляд мистера Стюарта. Вообще не самая лучшая тема для подобных встреч.

— Что ж, пусть так. Однако, насколько мне известно, наша дочь плавает с вами и не желает оставаться на берегу, ожидая вас. Но, однажды нам хотелось бы все-таки лицезреть внуков… Вы же объективно понимаете, что в море это невозможно, — Горацио чувствовал, что ступает на тонкий лед, ему не хотелось затрагивать эту тему, но, видимо, придется. Неизвестно, рассказывала ли Лиз о его погибших от оспы детей от первого брака, но Хорнблауэр сам бы не хотел затрагивать эту тему. Они и с Элизабет-то не пришли к какому-то единому мнению по этому вопросу. Все слишком сложно.

— Я думаю, что, когда мы будем к этому готовы, то поднимем этот вопрос, — сдержанно ответил Горацио, попытавшись улыбнуться.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/FH7jzBd.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

25

Лиз волновалась за эту встречу. Ибо она прекрасно понимала, что будут всплывать скользкие темы. Во-первых, отец уже ни раз писал в письмах, что беспокоится за безопасность своей дочери, ведь военный корабль не лучшее место для молодой леди. А мама….ее мать волнует вопрос, планируют ли дарить им внуков, ведь Лиз у них единственная дочь, а им бы хотелось понянчиться. С какой-то стороны Элизабет понимала волнения своих родителей, но с другой стороны, это ее жизнь и ее выбор. Лиззи любит своего мужа и готова пойти за ним на край света. Да, бывает опасно, но то добавляет определённой пикантности в их отношения. Лиз понимала, что родители могут начать давить на ее супруга, чтобы от держал ее подальше от моря и всех опасностей.
Это будет трудный вечер, но его каким-то образом надо выдержать. Откладывать сей визит было глупо, чем скорее они решат все вопросы, тем быстрее смогут двинуться дальше в путь. Элизабет держала мужа за локоть, пока они здоровались. Лиззи нервно улыбнулась, и обернулась на супруга, пока ее мать потащила ее в дом. Той хотелось узнать о своей дочери из первых уст и просто подольше обнимать ее, ведь они так давно уже не виделись. Лиз ощущала кожей то напряжение, что витали в воздухе. Отец был настроен как-то агрессивно и это было заметно невооруженным взглядом.
Они сели за стол  подали закуски. Супруг и отец начали вести беседы, Лиззи ковырялась в тарелке, и под столом нервно сжимала салфетку.
- Папа, мой супруг уважаемый военный офицер. Из каждого сражения он выходит героем. Так, что тебе не стоит волноваться ни о чем, только он и способен меня защитить- влезла Лиз в мужской разговор и хотела добавить, что это именно он убил Салливана, но не стала. Лиз взяла бокал с вином и сделала глоток, едва не подавилась, когда отец затеял тему про детей.
- Папа! - Лиз повысила голос и кинула на него гневный взгляд. - я согласна со своим мужем, когда мы будем готовы обсудить этот вопрос, мы это сделаем. И без вашего участия. Мы сами решим этот вопрос- она отложила вилку и была готова уйти прямо сейчас. -  И да, море — это прекрасное место для детей и меня. Мне без разницы где жить, лишь бы Горацио был рядом. В отличие от тебя папа, мой супруг спас меня от издевательств дяди, который меня публично унизил. Это ведь ты отдал меня в его лапы, а вот плоды его работы- Лиз подняла волосы и показала шрам на шее, который остался после последней стычки с дядюшкой. - Так что прошу тебя, мой дорогой отец, перестаньте так обращаться с моим мужем. Он достойный человек, вы должны гордиться тем, что он согласился породниться с нами.
- Дорогая- ее мама всплеснула руками и положила ладонь, поверх руки дочери. - папа не хотел обидеть Вас, просто мы переживаем за Вас. Все-таки времена так и не стали спокойными. Адмирал, простите моего супруга за бестактность, мы просто переживаем за судьбу нашей единственной дочери.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

0

26

Хорнблауэр чувствовал себя не в своей тарелке, и явно лишним  на этом мероприятии. Спорить с родителями жены он не хотел, чтобы не вступить в какой-то открытый конфликт, который повлечет за собой невиданные последствия. Горацио хотел встрять в монолог Элизабет, особенно, когда она показала шрам и рассказала о том, что сделал ее дядя. Было неловко от того, что она его защищает, хотя  еще более неловко высказываться против ее родителей. Он выдохнул ощущая себя здесь определенно лишним, чего-то такого Горацио и ожидал, хотя и не был к этому морально готов.
Он поднялся со своего места, чтобы взять слово.

— Мистер и миссис Стюарт, я приношу извинения, что не смог оправдать ваши ожидания, ваше доверие, — начал Горацио с серьезным выражением лица, — Я знаю, что морская служба, это не самая удачная работа. Но я этим живу уже много лет, прошел войну. И всегда старался защищать вашу дочь, быть ей опорой и поддержкой… Впрочем, как и дальше обещаю любить и ценить, — закончил Хорнблауэр. Мистер Стюарт немного скептически отнесся к его словам, мама, похоже, что немного оттаяла и уже не так холодно на него смотрела.
Горацио хотелось сейчас уйти, только это еще больше усугубит ситуацию. Он отдавал себе отчет в том, что их отношения так и останутся несколько напряженными. Они здесь пробудут целых три года, и наверняка придется увидеться, если окончательно не разругаются. Но Горацио думалось, что теперь Лиз будет ходить одна. Он прекрасно понимал, что мнение отца ее вряд ли удастся изменить. Да что там говорить, сама Элизабет временами напоминает об опасности, о том, как боится за него. Хорнблауэр опустился на свое место, аппетита, как не бывало, но он держал лицо.

— Милорд, никто не сомневается в вашей любви к нашей дочери, но… и вы нас поймите, что мы вверили ее вам, как самое ценное, что у нас есть. И нам бы хотелось быть уверенным, что она счастлива, и ей ничего не угрожает, — произнес мистер Стюарт. Горацио вскинул брови, его охватило негодование, и тут он уже не мог сдержать себя.

— Да? То есть, когда вы отправляли ее к дяде в Англию, вы были уверены в том, что ей ничего не угрожает? Когда отправляли ее замуж за совершенно незнакомого человека, вы тоже были в этом уверены? Элизабет хотела покончить с собой на моем корабле, дядя ее унизил и избил... — проговорил Хорнблауэр. Конечно, он не должен был этого говорить, особенно, при самой Элизабет. Но вырвалось само собой ибо уловил противоречие между словами и действиями.
Он хотел продолжить, но в зал постучался дворецкий, прервав разговор.

— Сэр, прощу прощения, но у меня срочное послание для адмирала Хорнблауэра, — он протянул Горацио письмо, писал кто-то из лейтенантов, подкрепили печатью, чтобы не было сомнений. Пробежав глазами по тексту, он замер на пару секунд, перечитал еще раз, и думал, поседел за это время. Хорнблауэр вспомнил, где он находится, понимал, что надо сейчас уйти, но это будет крайне невежливо... Он убрал письмо в карман своего кителя.

— Мистер и миссис Стюарт, прошу меня извинить, но я вынужден прерваться. Элизабет, останься, пожалуйста пока здесь, я пришлю за тобой шлюпку. Ещё раз извините, — произнёс серьёзно Горацио и вышел из зала. В письме говорилось, что корабль Буша столкнулся в схватке с одним американским судном. Их сейчас должны отбуксировать к острову, чтобы отремонтировать. Вот только самое ужасное в том, что сам капитан пропал. И ничего о нем не слышно, даже на корабле.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/FH7jzBd.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

27

Случилось то,что ожидала Лиз. Отец вступил на скользкую дорожку упрёков. Она подозревала,что может случится нечто подобное, но все таки надеялась, что губернатор сдержится и не начнет критиковать ее супруга. Но видимо отец слишком много крутил эти мысли в своей голове и вышло, то что вышло. Да, Лиззи злилась на это, и не оценила подобной защиты. Защита ей была нужна много лет назад, и не от Горацио, а от попыток насильно выдать ее замуж за ужасных людей,типа Салливана или подобных ему.
Тогда ей был нужен отец и его власть, а сейчас. Сейчас Лиззи абсолютно довольна своей жизнью в качестве жены адмирала.
Она выдохнула и аккуратно положила свою ладонь, поверх руки мужа.
Мама попыталась сгладить углы конфликта, но видимо отец не собирался униматься, хотя тон стал куда более сдержаннее.

Когда слово взял Горацио, Лиззи едва себя сдерживала, чтобы не разрыдаться от эмоций, что захлестывали ее. Тогда на корабле она сделала верный выбор, Горацио достойный мужчина, который всегда будет стоять на ее защите.
Лиззи мягко улыбнулась глядя на мужа. Когда он сел обратно за стол, Лиззи чуть заметно сжала его руку, показывая свою поддержку.
Но вот мистер Стюарт, вновь выдал порцию противоречий из своих уст. И Лиз уже хотела встрять сама, но супруг опередил ее, взорвавшись от негодования. Он говорил о тех вещах, что Лиз хотела забыть, даже спустя годы,все это было ещё болезненно вспоминать.
Лиз охватил мандраж, она взяла бокал вина и быстро осушила его.

Перепалка окончилась неожиданным письмом,  Лиз встревоженно взглянула на Горацио. Она понимала, что случилось нечто непоправимое.
- Простите, я провожу супруга - сказала она, вставая следом за мужем  и они пошли к выходу. - Любовь моя, что случилось? Кто оказался в беде ?- она шли по коридору и вскорости отказались на улице. - Прости мою семью за этот ужасный прием - она виновато посмотрела на него и поцеловала мужа в губы. - отплывай и занимайся делами, я буду ждать тебя тут. Береги себя, моя любовь.
Горацио человек чести  и адмирал, он всегда на службе у короны.
Проводив мужа, Лиз вернулась обратно в дом. Настроение было паршивое.

- Спасибо пап, ты умудрился вывести моего мужа - проговорила она, садясь за стол и налила себе вина. - да будет тебе известно,именно он избавил мир от этого жуткого капитана Салливана, что пытался надругаться надо мной в этом доме - она залпом выпила вино. - Я останусь у вас на ночь, надеюсь моя комната все ещё существует- она встала из за стола, кратко  кивнув.- хорошей ночи.

Она по памяти добрела до своей спальни, и оказавшись внутри, рухнула на постель. Она ожидала получить поддержку от семьи, а получила упреки. В дверь постучались, на пороге стояла мама с ромашковый чаем и ее любимым шоколадом.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

0

28

Горацио чувствовал себя паршиво. Он старался не думать о том, что случилось, даже Лиз не стал ничего объяснять потому, как пока не хотелось ничего говорить, загадывать раньше времени. Хорнблауэр сказал, что пришлет за ней шлюпку, чтобы вернуться на корабль с утра. Отступило и чувство стыда за то, что так резко сорвался, где сейчас его лучший друг, неизвестно. Хорнблауэр не хотел думать о худшем, только надеялся на возвращение Буша и остальной команды. «Несравненную» взяли на буксир, так как она лишилась одной мачты, и была несколько неуправляемая. Горацио вернулся на «Клоринду», чтобы оттуда он мог увидеть приближающийся корабль.
Посмотрев в подзорную трубу, Хорнблауэр мало что видел, на пострадавшем линкоре были люди, часть команды. Требовалось немалых усилий, чтобы не броситься туда, не дождавшись пока они причалят. Горацио велел отправить несколько шлюпок в место, где произошло крушение, чтобы посмотреть еще среди обломков… За эту ночь Хорнблауэр едва не поседел, ему не спалось, он практически всю ночь проторчал на палубе. Зашел в каюту только, когда стало совсем холодно. Браун принес ему горячий чай, но Горацио к нему даже не притронулся.

Под утро он уснул за столом, ему доложили, что привезли на корабль его супругу. Он видел, как вернулись шлюпки, но никаких следов. Хорнблауэр не находил себе места, и уже потерял всякую надежду, как вдали от корабля он увидел две плывущие шлюпки, посмотрел в трубу. Они отходили от пострадавшего судна. В одной из них Горацио увидел Буша... Сказать, что его сердце было готово выпрыгнуть из груди, ничего не сказать. Хорнблауэр увидел, что капитан ранен, в лодке сидит, но видно сильно пострадал. Он уже был готов услышать этот душещипательный рассказ о том, как и где они его нашли.
Через несколько минут они уже поднялись на борт. Горацио велел освободить одну из кают, чтобы устроить туда больного.

— Как это всё произошло? То есть ты всё это время был на корабле? — Хорнблауэр сам не заметил, как назвал Буша на 'ты' при всех. Но решил не заострять на этом внимание. Он обнял его, на что капитан поморщился от боли.
— Меня завалило в трюме. Смог подать голос, когда пришёл в сознание. Это был один из американских кораблей, — ответил Буш. Горацио отвёл его к Клайду, тот взялся за капитана и пока оставил его у себя.
Хорнблауэр вернулся к себе в каюту. Увидев Элизабет, он вспомнил события минувшего вечера, стало как-то не по себе.
— Твои родители, наверное, сильно на меня сердятся. Я и так им не понравился. А тут ещё это... — он не хотел оправдываться, но оставаться в этой ситуации Горацио не мог. По должности и по совести он должен быть на корабле.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/FH7jzBd.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1

29

Элизабет взяла чашку с чаем и села в кресло, которое стояло у открытого окна. Раньше ее комната была ее убежищем.  Здесь она пряталась от всего мира, у этого окна в свете луны читала книги. Это ее дом, где прошло очень много времени. Здесь она была и счастлива и рыдала от горя.
Мама села напротив нее и взяла дочь за руку.
-Милая моя, прости нас- начала говорить женщина. - Твой супруг был прав, мы с отцом поступили неверно, когда отправили тебя в Англию к дяде. Но у нас не было выбора- выдохнула она, опустив глаза. -  папа тогда сильно заболел, и доктор не давал никаких прогнозов, да и у нас возникли серьезные финансовые проблемы, которые грозили нашим полным разорением. Отец настоял на том, чтобы ты уехала, он хотел для тебя лучшей жизни.
Лиз выдохнула. Ну почему никто не спросил ее?
- Мама, почему ты мне ничего не сказала? Я бы осталась и помогла ухаживать за отцом, мы бы придумали, как выжить-  Лиззи выдохнула. - Брак не решает проблемы, брак по расчету их только добавляет. И дядя – она опустила глаза. -  Он был плохим человеком, который хотел меня продать за свои карточные долги.
- Дорогая- мама разрыдалась и бросилась на шею к своей дочери.

До самого утра они разговаривали, когда за Лиз приехала шлюпка, мама поцеловала ее в щеку и произнесла:
- Передай своему супругу, что мы рады тому, что породнились. Мы гордимся его военными победами. Приезжайте к нам почаще.
- Хорошо- Лиз устало улыбнулась и погрузилась в лодку.
Элизабет было тревожно, она не знала, что ее ждало на корабле. Когда Горацио уходил, он был чернее тучи. Она могла только догадываться во что все это может вылиться.
Оказавшись на борту, Лиз прошла в каюту, лишь бы не попадаться Горацио на глаза. Он был так взволнован, что не заметил ее прихода.
Оказавшись в каюте, Элизабет расплетала волосы и локоны упали на ее плечи, когда вернулся супруг,  Лиз подошла к нему и обняла.

- Не волнуйся по этому поводу, родители просили передать тебе, что очень гордятся тем, что супруг их дочери такой прекрасный морской офицер- Лиз поцеловала его в щеку. - Сейчас все стало нормально? Случилось нечто страшное? И ты выглядишь уставшим, не спал всю ночь? - проговорила Элизабет отойдя от него. – Моя помощь нужна?- спросила девушка- и пожалуйста не волнуйся за мнение моих родителей, самое главное, что я люблю тебя. Разве тебе этого мало?

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/xsRDxFz.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи , 27</a></div>Жена адмирала</div>[/lz]

+1

30

Горацио немного удивился тому, что Лиз до сих пор не в курсе того, что случилось. Или он так долго пробыл в раздумьях, а Элизабет только-только вернулась на корабль. Хорнблауэр на секунду представил, что мог потерять своего лучшего друга, и от этой мысли становилось тошно. В  этой жизни у него осталось только три самых близких человека, это Буш, Элизабет и Браун. И потеря, хотя бы одного из них равносильна смерти какой-то его части. Горацио все равно ощущал себя некомфортно по отношению к родителям  Элизабет, стоило бы извиниться за свой резкий уход. Но причина действительно была веская. Хорнблауэру хотелось выпить, что он и сделал. Достал из ящика стола бутылку рома и бокал, налил себе немного и залпом осушил.
Объятия Лиз немного ослабили тиски, душевные терзания, коими себя Горацио иногда изводил до чертиков. Переданные слова от родителей звучали немного не убедительно, он бы хотел услышать их лично, чтобы быть до конца уверенным в том, что это правда, а не обычная вежливость.

— Мне принесли сообщение о том, что линкор Буша пропал, и в схватке сильно пострадал, — он налил себе еще бокал и сделал глоток, — Я должен был явиться, и по званию, и вообще… Сам Уильям пропал, нигде не могли его найти всю ночь. Честно говоря, я уже готовился к худшему, — выдохнул Горацио, тряхнув головой. Снял с себя китель, повесил на спинку стула, ослабил шейный платок.
— Но потом его нашли в трюме корабля, завалило немного. Лежал без сознания, нашли, когда очнулся. Сейчас, благо, опасность миновала, — он убрал бутылку с ромом обратно, он немного взбодрил Хорнблауэра. Буш под присмотром врача, и нужно было бы у него выяснить, в состоянии ли он командовать судном. Или же нужно назначить первого лейтенанта исполняющим обязанности. Хотя пока «Несравненная» на починке, Бушу и его команде придется распределиться по другим судам.

— Что касается родителей твоих… Не знаю, по-моему твой отец так и не сможет смириться с этим. Наверное, в это бы я смог поверить, если бы услышал лично. Надеюсь, что они в действительности не в обиде, — отозвался Горацио, поцеловав девушку в губы, — Мне не мало. Но они твои родные, и их мнение мне тоже не безразлично, — он пожал плечами. Не дал ему договорить секретарь, который постучал и попросил войти. Спендлав принес почту, несколько писем, одно от губернатора Кубы, что приглашает в свое поместье на небольшой пикник. Уж сколько ему еще праздников и мероприятий придется посетить, Хорнблауэр пока не представлял. Но отказаться от этого было немного неловко, как по этическим, так и политическим соображением. От Горацио не ускользнуло и то, насколько у секретаря горели глаза.

— Чему вы так радуетесь, позвольте спросить? — поинтересовался Хорнблауэр у него.
— Ну, там будет мистер Хоу со своей дочерью, — «о нет, только не это».
— Понятно. Что ж, раз такое дело, придется ехать, — хотя так и так, пришлось бы ехать. Горацио даже не представлял, что там будет, но поди очередное сборище. Следом за секретарем вошел флаг-адъютант, доложивший, что корабль прибыл в док на починку. Это хорошо.

— Я, пожалуй, съезжу на верфь, посмотрю, да попробую ускорить процесс. Ты со мной поедешь? — спросил Горацио у Элизабет.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/FH7jzBd.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 46</a></div>Контр-адмирал, главнокомандующий эскадрой в Вест-Индии</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » carpe diem