ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Терпением Фред не отличался никогда, но именно засада у камер хранения стала для него настоящим испытанием на прочность. И не только для него. Спустя минут пять Макс стал ловить себя на мысли, что хочет вмазать приятелю. Спустя еще десять минут, поймал себя на том, что хочет убить. А когда прошло еще пятнадцать и полчаса в общей сложности, на полном серьезе высматривал слепые пятна камер видеонаблюдения, чтобы сделать это без лишнего палева.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    13.06
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Волшебство на заказ


    Волшебство на заказ

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1


    Волшебство на заказ
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/62a5age.gif

    Миллисент Райт и Эвелин Райт
    Декабрь 2020, Лондон

    Уже близятся праздники, и пора бы обзаводиться новогодним настроением. У каждого оно своё. У кого-то - маленькое, пушистое и уютное, умещается в ладони, а может быть - похоже на шарик с хрустальным блеском. Или выглядит как ароматный мандарин. Или..?

    Отредактировано Evelyn Wright (13 Ноя 2021 12:45:43)

    +2

    2

    - ... я бы очень хотела котенка, - подытожила школьница, разговаривая с одноклассниками после учебных занятий. С недавним переездом событий в жизни Миллисент Райт прибавилось, и каждое из них было каким-то особенным, необычным. Конечно, девочка расстраивалась из-за того, что теперь ей приходится сложно общаться со старыми друзьями, которые у нее были в предыдущей школе в Канаде, что теперь она практически не видит бабушку и не бегает с подругами в магазин за тем самым секретным местом, о котором никто не знает, чтобы купить вкуснейшую на свете конфету, которую больше нигде не найдешь. Однако коммуникабельности Милли было не занимать - школьница так быстро познакомилась с одноклассниками, что теперь со многими делилась не очень сокровенными секретами и крайне важными желаниями, которые сбывались лишь после того, как о них скажешь - так думала не только сама Миллисент, но и все-все ее друзья. И даже сейчас девочка, собираясь домой после школьных занятий, болтала с учениками о том-сём и крайне важном. Неудивительно, что многие, как и сама Милли, также мечтали завести домашнее животное, но по какой-то причине не могли этого сделать. Так, у Мэгги мама поставила запрет на заведения котят по причине аллергии старшего брата, а у Софи родители просто не любили никакую прочую живность. И хоть сама Милли знала точную причину, по которой у нее все еще нет дома котенка, мечтать о получении пушистого друга на Рождество она не прекращала. - Дымчатого. Или рыжего! Или полосатого!!

    К восхищенному возгласу школьницы присоединились и другие, и в беседе ученики не заметили, как успели собрать все свои вещи и направиться к выходу. Как и полагалось - Милли, прошествовала со своими друзьями к нужной площадке, остановилась недалеко от группы старшеклассников, которые добросовестно выполняли свое задание по распределению младших школьников по автобусам или родителям. Как и бывало практически всегда, Миллисент со школы забирал папа, и пусть девочка еще не успела оглядеться в поисках его машины, первым делом она предпочла попрощаться с одноклассниками. Вытянув руку вверх так высоко, она помахала группе, отправившийся в автобус, а затем, взяв рюкзак плотнее за лямки, крутанулась вокруг себя в поисках большой белой папиной машины. И хоть транспорта на площадке было немало, Милли не узнала ни один, поэтому растерянно сделала шаг назад, пока спиной не почувствовала преграду.

    - Ты учишься ходить как черепахи? - весело поинтересовалась преграда как раз в тот момент, когда школьница ойкнула. Миллисент быстренько развернулась и поспешила извиниться еще до того, как поняла, с кем ей пришлось столкнуться.

    - Совсем нет. Прости, что тебя не заметила. Ты... ты тоже ждешь папу? - поинтересовалась девочка, слегка покраснев. Она вообще каждый раз краснела, когда общалась с этим мальчиком, а еще несколько раз видела, что за ним тоже приезжал папа. Миллисент сделалось ужасно неловко: девочка принялась сжимать пальцы и даже переводила смущенный взгляд куда-то в сторону. Вообще о тех ребятах, которые учились в классе вместе с Милли, она охотно рассказывала папе после того, как он приходил с работы: школьница была готова болтать несколько часов кряду, ведя повествовательные рассказы о том, кто сегодня отличился и о чем говорили на уроках. Но вместе с тем маленькая Райт не была ужасной сплетницей! Она умела хранить тайны и не делилась самыми сокровенными секретами. Даже с любимым папой! И именно поэтому Миллисент не представляла, как нужно вести себя с этим мальчиком, именно поэтому она не говорила о нем совершенно никогда и именно поэтому школьница каждый раз смущалась и терялась в словах.

    +2

    3

    Сколько Эвелин себя знала, она была из тех детей, что одержимы желанием видеть мир упорядоченным. Даже ее комната являлась храмом божества порядка: на игрушечной ферме, расположившейся на широком подоконнике глубоко утопленного в стене окна, находилось множество обычных животных, но все фигурки смотрели в одну сторону — на свою хозяйку, словно они были готовы по ее знаку дружно грянуть песню, тогда как куклы, сидевшие прямо в своем многокомнатном домике и придерживаясь строгой инструкции не прислоняться к стенам, а также другие всевозможные фигурки, расставленные на туалетном столике, ровностью рядов и интервалов напоминали собой гражданское ополчение в ожидании приказа. Но это стремление к гармоничному, упорядоченному миру не лишило ее возможности совершить  тот безрассудный поступок, который чуть не стоил ей жизни.
    Помнила ли она свой первый школьный день? Да. Тогда моросил мелкий дождь и было прохладно. Платьице, новые туфельки. Было тревожно от неизвестности, страшновато, но — интересно. Все-таки новая страница. Спину оттягивал малиновый ранец с тетрадками. У двери она оглянулась на маму — миссис Райт плакала и махала рукой — в добрый путь. Эвелин очень боялась разреветься — уже скучала по своей упорядоченной комнате. Однако через минут десять о ней забыла — в классе было оживленно и весело, дети ерзали на стульях, осваивались.
    Ей повезло с первой учительницей — она была именно такой, о которой можно только мечтать. Немолодая и кареглазая. Учила не только правописанию и арифметике — она учила доброте и милосердию. Да и все учителя — ну, или почти все — были прекрасными. Например та, что потом преподавала литературу. Вела рассказ, а они, шумные и бестолковые, немели и застывали. Или матемичка, строгая, но вредная. Билась с Эвелин, хотя безуспешно. С натягом ставила ей четверки — авансом. Аванс Эвелин так и не отработала и надежд вялых не оправдала, быть может, поэтому и потеряла Галерею, не удачно сложив два плюс два.
    А еще ее отвели к учительнице музыки — на прослушивание. Та жила в небольшом отдельном доме, но он был роскошным — муж «музыкалки» служил скрипачом в оперном театре Торонто. Учительница оказалась немолода, пахла духами и шелестела необыкновенным шелковым кимоно, расшитым райскими птицами. Ногтем с безупречным маникюром она отбивала такты на крышке рояля и просила Эвелин повторить. Было ли это успешно? Как сказать. Слуха у девочки точно не наблюдалось, на что последовал ответ для миссис Райт: «Пианистки из вашей дочери не получится, а вот слух развить можно».
    Занятия музыкой Эвелин не полюбила, но продолжала ходить с интересом — в пузатой стеклянной горке рядом с роялем было много чудес — фарфоровые фигурки дам и кавалеров, мальчики со свирельками, девочки с гусями, кареты и зонтики. Сказка. Было очень любопытно рассматривать кольца и браслеты самой учительницы — они звенели, переливались и в солнечный день брызгали разноцветными  слепящими искрами.
    Естественно, в доме Райтов стоял и собственный инструмент. В гостиную комнату втиснули сверкающую черным лаком бандуру еще тогда, когда музыкой занимался   Итан, в последствии сделавшийся музыкантом по анатомии и хирургии. Возле пианино всегда находился черный крутящийся стульчик — все выглядело серьезно,  по-взрослому, а потому и деваться  было некуда. Как-то раз осточертевшая музыкальная зубрежка навела Эвелин на мысль о членовредительстве, и она попросила Джеймса замотать ей кисть бинтом - но муки продолжились еще на три года, пока крышка пианино не закрылась. Точнее — захлопнулась со стуком. Раз и — навсегда. Выяснилось, что заниматься живописью Эвелин было куда интереснее, чем долбить этюды Черни и Гедике. И это раньше юноши и девушки, решившие учиться искусству, встречали улыбки непонимания со стороны друзей и знакомых, пока родители противились такому желанию или в лучшем случае требовали от молодых людей получить сначала «настоящую профессию»! Теперь решение стать художником — норма, в которой креативность, новаторство, оригинальность и даже чудачество растворились, словно таблетка в стакане воды, находя поддержку у бизнесменов и чиновников, потому что в эпоху постфордизма первый видит в нем коммерческий потенциал, а второй — использует для развития креативного города, который сможет устоять в глобальной конкуренции с другими городами. Но миссис Райт было бы куда приятнее, если бы дочь пошла по ее стопам и получила диплом фармацевта.
    - Милли! - одетая в пальто бурого цвета, воротник которого был поджат зелёным шарфом, Эвелин задержалась у дверей такси, чтобы обратиться к его водителю, а потом сделала шаг вперёд и помахала рукой, привлекая к себе внимание племянницы, находившейся в компании одноклассника. Возле школы, где училась девочка, обычно царил шум – после уроков ученики сновали туда-сюда, толкались, гонялись, дразнились, - но если родители или родственники задерживались, то уже не заставали ту часть детворы, которая успевала забиться в школьный автобус. - Миллисент! - позвала Эвелин еще раз и осмотрелась по сторонам.

    Отредактировано Evelyn Wright (27 Янв 2022 00:21:48)

    +2

    4

    - А еще это можно сделать вот так! - выпалил мальчишка, скручивая собственные пальцы таким непостижимом образом, отчего Миллисент сначала ошарашенно ойкнула, потом вновь залилась краской, а после и вовсе попыталась повторить увиденное. К сожалению, кисти девочки не обладали подобной гибкостью, нечего было упоминать даже о самих пальцах. Где-то в глубине души школьница сделала пометку о том, что ей нужно будет в подобном попрактиковаться, чтобы в следующий раз поделиться своими успехами. Сейчас же Милли обессиленно опустила руки и замотала головой, признавая талант собеседника. За этим представлением последовало и другое, еще более грандиозное, которое, кажется, не повторит совсем никто в мире, даже профессионал по скручиванию пальцев! Хотя, по словам одноклассника, его обучил этому брат, Миллисент с трудом могла представить еще одного человека, способного показать такое удивительное выступление.

    Вообще за это короткое время, сколько одноклассники находились на площадке, им удалось о многом поговорить. Хотя Миллисент была той еще болтушкой, на сей раз она передала эстафету своему школьному приятелю, а сама принялась слушать короткие рассказы о важных вещах и прочих развлечениях, старательно мотая на ус абсолютно все из сказанного. Еще никогда ученица не была настолько внимательной! Сменяя милейшую улыбку на ужасно сосредоточенный вид, Милли всерьез внимала тому, что панды, оказывается, спят там, где их застанет усталость. Очаровательные черно-белые мишки не имели кроватей и гнезд, поэтому могли даже засыпать на деревьях! Услышанное настолько поразило Миллисент, что она с характерным возгласом удивления и восхищения прокомментировала столь важный факт.

    - А, может, мы тоже панды? - радостно захихикала школьница, скрестив руки за спиной. Еще несколько секунд Милли пыталась составить правильное предложение, чтобы не ударить в глязь лицом, поэтому начала сначала немного тише, постепенно придавая голосу силу. - Если мы устаем, то тоже засыпаем в любом удобном месте, а потом по волшебству оказываемся в своих кроватях!

    И снова покраснела. Должно быть, это было в третий раз? Милли обеспокоенно схватилась за щеки прохладными ладошками, чтобы остудиться, как вдруг откуда-то со стороны раздался знакомый голос, так четко и мелодично зовущий ученицу по имени. Развернувшись, школьница еще некоторое время пыталась найти человека, который ее окликнул. И никак Миллисент не могла подумать, что этот знакомый голос будет принадлежать прекрасной тетушке Эвелин, ведь совершенно точно папа обещал сегодня забрать девочку со школы.

    - Мне пора идти. До встречи, - помахала Милли однокласснику, а после устремилась приветствовать королеву-тетю. Подбежав к машине совсем близко, школьница, как и всегда, крепко-крепко заобнимала любимую родственницу и даже не хотела разжимать руки. Тетя Эвелин всегда выглядела великолепно, именно поэтому Миллисент не раз заявляла одноклассникам, что сестра ее папы - настоящая королева. И, как было принято особам высокого статуса, она была очень умной, очень красивой и очень воспитанной, а еще разбиралась в искусстве! Хотела бы Милли стать такой же замечательной, когда вырастет.

    - Тетя Эвелин! - приветственно почти в самые уши восхитилась девочка, все же ослабляя хватку. Затем, стараясь заглянуть куда-то за тонкую женскую фигуру, Миллисент решила уточнить очень важную информацию. - Папа не смог приехать?..

    Все же, чтобы во всем убедиться самостоятельно, школьница сделала шаг назад, занимая более удобную позицию. От увиденного и не найденного Милли успела расстроиться, пусть даже и совсем чуть-чуть. Конечно, радость встретить тетю была намного ярче появившегося и мимолетного разочарования. Тем более, девочка явственно ощутила, что не видела сестру папы очень давно, кажется, целую вечность. А целых две вечности Миллисент не видела своего дядю!

    +2

    5

    Рукава пальто немного поднялись, и можно было вдруг увидеть, какие тонкие  у Эвелин запястья. Если заметить в скобках, ее вес не менялся в течение десяти лет и колебался между сорока девятью и пятьюдесятью килограммами. Поэтому на весах ведьм, которые до сих пор хранились в старинном городке Аудеватер в провинции южной Голландии, ей бы никогда не выдали пожизненный сертификат невиновности, и она бы попала в 80% клейменных за легкое коварство, коим награждал ее Джим, и лунные практики бессоницы, подмеченные Кэрри и Итаном.
    При этом никому и в голову не приходило назвать Эвелин «блондинкой» в анекдотическом понимании этого слова. Ее глаза излучали не только внутренний свет, но и ум. А замкнутость заставляла окружающих держаться с ней настороженно. Так было даже в детстве.
    Она горячо обняла девочку, прижала к себе и погладила по спине, при этом ощущая, как маленькие руки с такой же отдачей обнимают ее в ответ. Теплая погода этого дня оживила не только людей, но и пробки, которые снова стали такими, что в них можно было спать, не боясь того, что впереди стоящий автомобиль за ближайший час хотя бы двинется. К счастью, водитель кэба знал несколько объездных дорог и поехал по ним, поэтому попал всего-навсего в небольшой затор, быстро исчезнувший, но, тем не менее, именно из-за него Эвелин заставила себя ждать.
    - Ты не замерзла? - поинтересовалась она, когда малышка Миллисент ослабила хватку. Замечая её улыбку и радостные лучезарные глаза, легко взволнованные дыханием мороза волосы и налитые румянцем щёки. Она  была чудесным ребенком - смышленым, послушным и не капризным.  Очароваться ею было совсем нетрудно - она сама в этом помогала. И поэтому бояться, что после переезда и новой школы она будет чувствовать себя затерянной, как пуговица в коробке, спрашивать, когда же меня достанут и куда пришьют - этого можно было не опасаться. - Прости, дорогая, у папы неплановая операция, он не смог освободиться, но очень хотел, - сочувственно сообщила Эвелин о том, по чьей милости фамилия Райт потакала преступлению в переблескивании зажимов, скальпелей, ланцетов и слышала музыку в их металлическом перезвоне. Они все гордились Итаном. Любили, заботились, это само собой, но, казалось, для него самого очень важно было именно это - гордились. Бабушка и вовсе ни на секунду не сомневалась, что ее любимый внук станет светилом мирового уровня. Ну вот как доктор Томас Болти (прототип знаменитого Доктора Хауса), не меньше. Почему? Прежде всего потому, что он любил побеждать. Заковыристую задачку по алгебре, бесконечные латинские падежи, еще более бесконечные названия костей, мышц, нервов и прочих деталей человеческого организма - которые никак не систематизируешь; только зубрить. Хотя, если честно, Эвелин думала, что зубрежки в медицине не так чтоб через край - очень многое требует именно что понимания. И упрямства. А уж чего-чего - этого в Итане было более чем достаточно. Даже, может быть, с избытком. - Ну, поехали домой? - прежде чем открыть заднюю дверцу и пропустить Миллисент в салон  такси, Эвелин посчитала удобным перехватить ее рюкзак и привесить на свое плечо. - Как школа? - спросила она, переступая по  бисерной пригоршне утоптанного снега.

    Отредактировано Evelyn Wright (14 Фев 2022 07:26:43)

    +2

    6

    Еще до того, как Милли начала обсуждать с одноклассниками расцветки котят, их имена и породу, школьный перерыв в середине дня был всецело адресован красотам зимнего дня. И хоть девочка, приехавшая из Канады, видела несравнимый снежный пейзаж своей родины, учительница на уроке литературного чтения принялась рассказывать о великолепном природном явлении, которое, если и имело название, то сохранилось ненадолго в голове юной ученицы. Поэтому все учащиеся класса Миллисент, как только появлялась свободная минутка, а то и на самом уроке, глазели в окно, чтобы щуриться и всматриваться в игру солнечных лучей на снегу. Юная Райт также занялась подобными наблюдениями, так как ее школьная парта находилась как раз рядом с окном, отчего не посмотреть на улицу было несколько проблематично. И как только Милли все же повернула голову, внимательная преподавательница сделала замечание ей и однокласснику, очевидно, попавшемуся на точно таком же преступлении. Но в конце дня все забылось, и уже ни один из учеников не пытался посчитать, какое множество ярких пятен он увидел на белом снежном покрывале, не смеялся, рассказывая, что теперь перед его глазами бегают какие-то черные жучки странной формы, а потом исчезают, будто их никогда и не было. Однако для себя четко Миллисент запомнила одно - ей нужно было отправиться на прогулку в такой чудесный солнечный день! И конечно об этом девочка решила просить папу. Но она совсем не могла подумать, что за ней приедет тетушка Иви.

    - Нет, сегодня замечательно, - весело ответила Милли звонким голоском. Слегка развернувшись, школьница решила осведомиться, как обстоят дела у недавнего собеседника. Не углядев мальчишку, девочка решила, что его, должно быть, почти сразу забрали домой, поэтому со спокойным сердцем маленькая любительница котиков, посмотрела на прекрасную тетю снизу вверх, не сильно расстроившись тому факту, что с папой ей предстоит увидеться, наверное, только совсем-совсем вечером.

    - Ну ничего, - пожала плечами девочка, нахмурив светлые брови. - Если папа поможет кому-то стать здоровым, то это важнее всяких школ!

    Миллисент была уже достаточно взрослой, чтобы не устаивать истерики в отношении родительского времени. Конечно, с некоторыми вещами маленькая Райт мириться не собиралась, но для себя школьница раз и навсегда уяснила, что нет ничего важнее человеческой жизни. В конце концов, если папа задерживается на такой важной работе, значит это необходимо.

    - Очень красивый шарф, - улыбнулась девочка, подмечая образ тети Эвелин. Она бы хотела себе такой же, как и пальто и все остальное, что только было у тетушки. И, наверное, когда-нибудь, когда выдастся удачная минутка, Миллисент обязательно попросит папу купить зеленый шарф. Вообще гардероб школьницы не был скудным: от кофточек разных цветов, до очаровательных платьев настоящих принцесс, но все шарфики в шкафчике Милли были предназначены совсем не для эстетической красоты, а служили определенной цели - согреть в холодное время года. - А у меня новые сапожки!

    Девочка выставила ножку так, чтобы покрасоваться. Ей очень нравилась новая обувь, поэтому она сочла необходимым сделать на этом акцент. Все же, если обновку оценит сама королева-тетя, то это было бы очень здорово!
    Как только дверь машины оказалась открыта, а тетушка Иви забрала школьный рюкзак, Миллисент перехватила руки родственницы и завертела головой.

    - Пожалуйста, давай погуляем. Сегодня такая хорошая погода, - изложила свою просьбу ученица, указав на то, что ее так радовало нынешним днем. - А еще можем сходить в магазин игрушек и в зоомагазин. Когда я там была в последний раз, то видела очень красивых птиц. Как думаешь, их уже забрали? Там был попугай воооот такого размера, - маленькая болтушка взахлеб принялась рассказывать и показывать увиденное.

    - Тебе нравятся попугайчики? А дяде Джимми? Папа не любит животных, поэтому я точно знаю, что они бы ему не понравились.

    +2

    7

    - Спасибо, принцесса, - на улице и правда была удивительно хорошая погода для зимы. Солнечная взвесь простиралась очень высоко, почти до облаков, где небесная синь немного разбавляла собой верхние атмосферные слои. - Погуляем? Но Милли, - заговорила Эвелин, чувствуя, как руки племянницы с пятью идеальными пальцами и ноготками стиснули ее ладони, и удивлённо посмотрела на девочку. Она могла уловить тот особенный аромат духов, который дядя Джим подарил ее тете после осенней командировки, и наравне с шарфом хотела такие же, но получила бы их исключительно в подходящее время.
    Милли была рождена красавицей, ее личико сияло свежестью и здоровьем, и на протяжении того времени, что Эвелин была рядом, оно не вяло, а, напротив, хорошело год от года. Его красота заключалась в нечто большем, в нечто живом, скользящем по поверхности и воплощающемся в улыбке и во взгляде. Будучи голубой вспышкой, он был удивительно не связан со зрением: казалось невозможным поверить, что эти непрозрачные голубые камни наблюдают, усваивают или делают что-то еще, кроме как источают миролюбие и понимание на того, в чью сторону они устремлены. Заглядывая в них, Эвелин видела тот лексикон внутренней жизни маленького ребенка, который еще только учился точно описывать свои чувства и свои потребности. И было сложно поверить, что недавно этот ребенок-галчонок плюхался в воду, счастливый от такого тайного «глупского» слова как «мыряй», и приходил в восторг, когда змеиными движениями «плавать» мочалка приближалась к его подбородку, мелко дрожащему от еле сдерживаемых смеха и визга, под пришепетывания и присвистывания тети Эвелин: - Кто тут выззззывал ссссеньору мочалку? Я пришшшшла… я вижу кого-то очень-очень замурзззззанного… мне кажется, тут есть какие-то пятки, ссссейчас проверим… - «сеньора» ныряла, ухватив большой палец правой ноги, и начинался обычный хаос с воплями, брызганьем, оттиранием пяток, ловлей «грязных мышек» между пальцами детских ног.
    - Так-так, - взгляд Эвелин вернулся к обновке, которой Миллисент покрасовалась, выставив, а затем убрав ножку, - решила выгулять новые сапожки, познакомив их с лондонским снегом? - возможно, в другое время, не касающееся  Рождественских каникул или строгого решения Итана быть дома ровно в «...», она бы сказала девочке «нет» или попытался бы перенести прогулку, так как привычка – слово брата прежде всего – взяла бы своё, но она  улыбнулась, перевела взгляд на стрелки наручных часов, - две быстрые шпаги, у которых были свои счеты с человеческим временем, - затем провела высвободившейся рукой по маленькой голове племянницы, ласково, как давно не проводила, и, отступив на шаг, согласно кивнула на её слова. Любовь и уступчивость к ней всегда были просто состоянием. И в первую очередь — именно собственным состоянием.
    Когда Эвелин наконец расплатилась с водителем, она взяла Миллисент за руку и, крепко удерживая, повела по дорожке - по тем резким линиям света, которые насыщали утоптанный снег. Если бы его скрип можно было записать как музыку, то их следы послужили бы им нотами. - Твой папа может быть не замечен в чрезмерной любви к животным, - озвучилось вслух, - но это не значит, что они ему не нравятся. Просто она у него отдаленная. Либо не переросла в настоящий как, к примеру, у мисс Ребекки интерес, - улучив секунду, Эвелин поправила лямку детского рюкзака на своем плече. Ей думалось, что Кэрри любила лошадей не потому, что этим зарабатывал на жизнь, а потому, что девушка видела в них красоту и хотела с ними работать. Выделяя их больше другой живности, ее чувства разделял так же и Джеймс. - А как ты попала в зоомагазин? -  не успела Эвелин озадачиться вопросом и ответить, любит ли она попугайчиков на пару с дядей Джимом, как перед ними возникла сверкающая гладь небольшого  ледяного катка.

    Отредактировано Evelyn Wright (23 Май 2022 23:58:51)

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Волшебство на заказ