Chihuahua

лекарство от хандры

Я бы гладил твоё колено, совершенно не способный отвлечься от твоей улыбки, — говорю я, сам себя едва слышу, в фантазию окунувшись, она стала странным образом реальной, — когда ты что-то рассказываешь, жестикулируя.. — я ясно это вижу, знаешь, так ярко, что мог бы коснуться тебя там, бликов света костра на твоих ямочках и уголках губ, что в улыбке всегда вверх смотрят, безумно оптимистичные, — совершенно не способный увидеть кого-то ещё, кроме тебя.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Спасение рядового Котана


    Спасение рядового Котана

    Сообщений 1 страница 18 из 18

    1


    СПАСЕНИЕ РЯДОВОГО КОТАНА
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://d.radikal.ru/d38/2201/47/e159a1071357.gif   https://d.radikal.ru/d38/2201/47/e159a1071357.gif

    Милли, Ребекка, Итан.
    где-то после обеда 12 января 2021 года, коттедж Райтов в пригороде.

    Милли добросердечна - её с истово детской неуемностью тянет спасать всяческую живность. И как удачно дома оказывается именно мисс Ребекка, склонная к такому же состраданию всяким четвероногим-пернатым. Вдвоем гораздо проще - сговорившись - вовлечь вернувшегося с работы хирурга в спасение рядового котана.

    Отредактировано Ethan Wright (7 Янв 2022 13:00:33)

    +3

    2

    Кто бы мог подумать, что сегодняшний день маленькой школьницы Райт окажется таким богатым на события. С утра, как порядочная ученица, она посещала учебное заведение, прилежно занималась на каждом уроке и даже получила самую высокую оценку. Вместе с тем Милли много общалась с подругами и обсуждала с очень важным видом новый материал, которым любезно поделилась с ними учитель. Так как уроков было не так много, домой учащиеся школы вернулись раньше обычного, и как полагается порядочной девочке, Миллисент сразу преступила к выполнению домашнего задания. К слову, уроков было задано также не так много, поэтому она легко и без помощи могла справиться с поставленной задачей, и уже ближе к двум часам дня доставала большой набор юного художника, чтобы поупражняться в рисовании. Объект был выбран еще до того, как мягкая кисточка погрузилась в воду - Милли будет изображать красивый вид из окна. И пусть погода была необычно серой, а на улице время от времени моросил дождь, юную художницу это нисколько не смущало.

    Итак, разложив все нужные предметы по своим местам, Миллисент отправилась за водой, так необходимой для ее красок. Она вприпрыжку преодолела расстояние от комнаты до кухни, умело проскочив мимо занятой своими делами мисс Ребекки. Чтобы не ходить два раза, школьница стянула со стола конфету и сунула ее в карман длинной кофты. А как только миссия ученицы была выполнена, она аккуратно двинулась обратно, в сторону комнаты, чтобы скорее приступить к своим начинаниям.

    Сначала Милли перевела несколько листов бумаги, явно недовольная своим творчеством, затем поменяла место, на котором находился ее удобный стульчик для занятий, потом вовсе с ногами на него залезла и высунулась в окно таким образом, чтобы лучше было происходящее вокруг. Еще какое-то время юная Райт про себя бормотала песенку и старалась вывести находящиеся рядом с домом деревья, но затем притихла, явно заинтересованная происходящим за окном.

    Взору маленькой ученицы открылась поразительная и одновременно пугающая картина: крохотный серый комочек, похожий на котенка, обессиленно упал где-то рядом с дорожкой. Отсюда Миллисент не могла разобрать ни единой детали, она лишь вздрогнула и поспешила спуститься со стула. Потом сразу, будто пронесшийся ураган, девчушка схватила какую-то теплую одежду из шкафа, натянув ее на себя слишком уж неуклюже и выскочила из дома, выбрав в качестве двери далеко не парадный вход. Уже на улице Милли приблизилась к тому очаровательному и бедному существу, которого она видела из собственной комнаты. Трясущимися руками, боясь навредить издающему хриплые звуки котенку, школьница взяла его на руки и прижала к себе. Животному было холодно? Или случилось что-то другое? Миллисент даже не заметила, как по ее щекам побежали крупные слезы. Еще какое-то время девочка стояла на улице, стараясь решить, что ей нужно сделать именно сейчас. И вопрошающей в мыслях о помощи пришел точный ответ - звать папу. Ну конечно же, папа сможет его вылечить, он ведь очень умный!

    Прижав к груди несчастного котенка, Милли устремилась обратно в дом, теперь вбежав со всей своей обеспокоенностью и тревожностью через главный вход. Оказавшись внутри помещения, девчушка устремилась искать папину подругу, и как только нашла, протянула маленькие ладошки вперед, показывая свою находку. Еще никогда просьба Миллисент не была такой важной и беспокойной.

    - Мисс Ребекка, нам нужно поехать к папе! - задыхаясь от града слез, пролепетала расстроенная Милли. Она была готова прижимать к себе чудесное пушистое создание хоть до тех пор, пока не отсохнут руки, но совершенно не знала, может ли это помочь несчастному котенку. - Папа ведь сможет его вылечить, правда?

    Отредактировано Millicent Wright (1 Ноя 2021 22:13:15)

    +3

    3

    [indent] Ребекка, поджав одну ногу под себя, сидела, опираясь на стол локтем левой руки, ладонью которой, заодно, подписала и подбородок, пальцами правой прокручивая между ними остро отточенный карандаш, и, хмуря лоб, внимательно вчитывалась в смету, выставленную им в конюшню. Половина цифр, по её убеждению, была порядком завышена, а вторая половина вообще не нужна, но, прежде чем спорить с подрядчиком, который, конечно, будет упирать на то, что «Грейсток одобрил», нужно досконально всё изучить, вдруг придется еще и с хозяином препираться. Хороша работа, что сказать, стабильно к берейтору превращаешься еще и в бухгалтера, и в «решалу»; большая удача, что сегодня, в свой выходной, она может этим заняться, не привлекая внимания, потому что у доктора-то день вполне рабочий.
    [indent] Но часы неумолимо отсчитывали минуты за минутами, свободный отрезок дня подходил к концу, предрекая скоро возвращение Райта домой, а там уже в бумажках не покопаешься; вообще-то Итан разбирался в счетах, сметах и прочей счетоводческой радости лучше её, у него хватало терпения и упорства вникать и не засыпать над очередной колонкой, и самым шикарным решением было бы подключить его аналитический мозг к задаче, но вот только…. После Рождества в обществе Джонатана, чью личину пока что удавалось удержать в тайне, внутренним чутьем, иначе не назовешь, Итан недобро косил глазом в любую подозрительно душевную связь с любым мужчиной, и никаким радением за общее дело не объяснить, почему это она тратит время, разбираясь с тем, о чем должна болеть голова Ричарда. В прошлую стычку по подобному поводу Бекка пыталась брыкаться, взывая к человечности, заявив, что у хозяина конюшни и так хватает, о чем голове болеть, она просто хочет помочь. Итог был, в общем-то, ожидаем: потеряв терпение, что с ним начало случаться всё чаще за последние полгода, Райт сердито рыкнул рекомендацию контролировать ремонтные работы Лангефорда, если в ней проснулась жажда помогать в таких вопросах.
    [indent] Она бы, наверно, успела, если бы сумятицы  не внесла маленькая дочка Итана, Миллисент, которая внезапно объявилась в рабочем кабинете, который, вообще-то принадлежал её отцу, но временно был захвачен без спросу, со слезами на глазах. Сначала женщина испуганно встрепенулась, испугавшись, не случилось ли чего с той: может, упала, сильно ушиблась, может, кто-то напугал или обидел. А вопль, преисполненный отчаяния, про необходимость срочно ехать к папе, так и вовсе обеспечил несколько седых волосков в густой каштановой шевелюре: перспектива отчитываться перед ошалевшим от слез дочери Итаном ни капли не выглядела интересной.  Вот же избаловал дочь, с досадой подумала Бекка, приподнимаясь из-за стола, чуть что, в слезы и жалобы. Не девочка, а кисейная барышня. Зла не видела, так для неё любая мелочь повод для трагедии. Тьфу.
    [indent] Вообще-то в ней не было неприязни к девочке: красивое, нежное голубоглазое создание, обещавшее вырасти в очаровательную девушку, вероятно, не растерявшую детской чувствительности, как любой ребенок, взращенный одним родителем, не виноват в том, что страх отца ущемить её в любви превращался в гипертрофированную опеку. Все обожали Милли, и в этом таилась опасность для самой девочки, в первую очередь; только Джим, со всегдашней нахальной улыбкой, отваживался осаживать брата в приступах синдрома «клуши-наседки».  Более того, Ребекка сама была такой когда-то, окруженной бесконечной любовью отца, не подозревавшего, что наивность и вера в светлое чувство однажды заведет на эшафот его милое дитя, в одночасье вынужденное утратить все иллюзии детства  и душевную невинность.  Наверно, воспоминание об этом и раздражало её всякий раз, как Милли демонстрировала излишнюю восприимчивость. Но папа не решит всех твоих проблем, малышка, ожесточенно подумала она, не сможет. Он всего лишь человек, а не Бог.
    [indent] А потом, наконец, свет упал так, что осветил прижатые к груди руки, на которых удалось рассмотреть нечто мятое и пушистое.
    - Ох, - с грустью вздохнув и обвинив себя мысленно в пессимизме, заодно и в предвзятости ко всему миру, но сойдясь на том, что просто день унылый, Бекка потерла лоб.  – Ты где же его взяла-то, чудо? - резким движением руки смахнув со стола бумаги, освобождая небольшую площадку, она в полу-приказном, в полу-просящем тоне сказала: 
    - Не надо так его сжимать, Милли. Если у него повреждены внутренние органы или кости, давление снаружи сделает только хуже. Лучше положи его сюда, на стол… я его осмотрю. А потом решим, как лучше поступить…. – почесав нос, она мотнула головой. – Ты же понимаешь, солнышко, твой папа – хирург, но он лечит людей и работает в больнице, где все очень-очень стерильно. Нас туда не пустят с уличной кисой, даже очень-очень маленькой, миленькой и несчастной.  – Осмотреть котенка она хотела по одной причине: понять, не сдох ли бедолага от таких объятий, если, конечно, раньше не утонул в чужих обильных слезах. Если не сдох, стоит положить его в коробочку и гнать к ветеринару, а никак не к доктору Райту. Во-первых, физиология людей и котов несколько отличается, во-вторых, их ведь и  в самом деле не пустят в хирургию с животным.  – Не плачь, - потрепав девочку по волосам, ободряюще улыбнулась женщина. – Слезами делу не поможешь.

    Отредактировано Rebecca Menger (5 Ноя 2021 12:37:57)

    +3

    4

    Казалось, что именно в этот момент очень уж сильно, если так можно было выразиться в данной ситуации, расстроенная Миллисент не была готова принять никаких других ответов и возражений. Школьница сжимала в руках чудесное создание: крохотное беззащитное, очаровательное и такое, как хотела девочка на Рождество. Конечно, детского воображения не хватало для того, чтобы представить подобную ситуацию, и уж тем более маленькая светловолосая любительница всего живого и пушистого не думала записываться ради этого момента в спасательницы животных, однако, огромное сердце Милли не позволяло пустить все на самотёк. Даже если папа любил котят не так сильно, как сама Миллисент, даже пусть его терпения не хватало, чтобы часами напролет гоняться за пушистым чудом и подмечать все, что ему нравилось или нет, даже пусть папа не собирался шить прекрасные наряды для чудесных кошечек и поить их из кукольной посуды молоком, сейчас это было совсем неважно.

    Школьница тряхнула головой, подняла заплаканное лицо и по-детски требовательно нахмурилась. Милли никогда не могла подумать, что в ее очень занятой самыми грандиозными на свете мыслями голове, может появиться столько размышлений. Девочка сначала было открыла рот, чтобы первым делом ответить мисс Ребекке, но не смогла вымолвить и слова, затем, громко захватив ртом воздух, неожиданно гулко выпалила:

    - На улице, - с этими словами Миллисент плотнее прижала к себе котенка, проявляя огромную заботу. Такую, на которую была способна девочка в полной мере. - Я рисовала... пейзаж... и увидела его.

    Маленькая художница кивнула в сторону выхода, и по ее пухлым щечкам снова побежали горячие слезы. Затем, словно по щелчку, истерика прекратилась, когда мисс Ребекка, взяв ситуацию в свои руки, резким и умелым движением смела со стола совершенно все, что на нем находилось. Бумаги, безжалостно брошенные на пол, с характерным шуршанием разлетелись по кабинету, и некоторые из них нежно опустились на ноги спасительницы пушистых зверьков. Не замечая ничего, Милли постаралась ослабить хватку, повинуясь уверенному тону папиной подруги, но не была уверена, получилось ли. По какой-то причине руки не слушались, и школьница испугалась за то, что станет слишком беспечной и уронит уличного малыша.

    - Но... папа, - неуверенно забормотала Милли, одновременно стараясь выполнить требование мисс Ребекки, понять, по какой причине папа не сможет помочь очень замечательному созданию, и сопротивляться сказанному, будучи убежденной в своей правоте. Но на это не было времени. Девочка, наступая на брошенные на пол листы, продвинулась к столу вплотную и с самой аккуратной в мире аккуратностью, с самой нежной нежностью и ответственной ответственностью опустила котенка на гладкую поверхность. В любом случае, мисс Ребекка была за главного, и раз Миллисент хотела помочь своей находке, следовало безукоризненно слушаться.

    - Ты сможешь его спасти? - обеспокоенно прошуршала губами школьница, слегка сдвинувшись к углу стола. Милли почувствовала дрожь по всему телу от одной мысли, что все может быть безнадежно. Девочка поджала губы, стараясь помочь, как и сказала мисс Ребекка, делу всеми своими знаниями, а не слезами. Не дожидаясь ответа на свой вопрос, Миллисент применила немало усилий, чтобы заставить себя сдвинуться с места и направиться, как ей казалось, очень-очень быстро в сторону домашней  аптеки. По ощущениям, потратив на передвижения довольно мало времени, школьница вернулась обратно, обнимая в руках целую упаковку бинтов и пластырей, сжимая в ладони какое-то жидкое средство, и при этом прихватив еще и полотенце - вдруг это необходимо при осмотре котят? Молчаливо пристроившись рядом с папиной подругой, Милли, как настоящий ассистент, ждала нужной команды. Бинт? Пластырь? Или, может быть, полотенце?

    - С ним все будет хорошо? - не выдержав, спросила под руку Миллисент.

    +3

    5

    [indent] Рабочий день пролетел незаметно – как всегда при заполненной записи – и Итан, выйдя из больницы и опустившись на податливое  - бежевой кожи – водительское сидение Кадиллака, позволил себе откинуть голову на подголовник и прикрыть на несколько ударов сердца глаза, осмысливая прошедшие часы. Он перебирал в уме детально, все ли операции получились по плану, все ли бумаги надлежаще оформлены, не забыл ли очередной мелочи и не оставил ли в кабинете чего то важного. Необходимо очистить голову от рабочих вопросов до выезда домой, чтобы ни один из них не засел в сознании и не проник в теплую атмосферу домашнего очага. Во-первых, так невозможно разделить рабочие и домашние процессы и – как следствие – отдохнуть от первых, предаваясь вторым. Во-вторых, близким совершенно ни к чему погружать в болото человеческих трагедий и болячек, которые каждодневно окружают любого врача на работе.
    [indent] Погрузив растопыренные пальцы в волосы и проведя ими от лба до шеи, придавливая к голове прическу – короткую под бобика стрижку доктор терпеть не мог, а при любой длине больше полутора фаланг указательного пальца , какую обычно оставлял до макушки, вспотев, волосы непременно начинали загибаться к излюбленной от рождения форме колечка. Каждый день – по пять раз в его интервалах – Райт с остервенением приглаживал их, выпрямляя, расческой с мелкими частыми зубчиками, смоченные специальным воском, но генетика – не удивительно – побеждала. Взглянув в зеркало заднего вида и сочтя вид достаточно приемлемым, со вздохом обреченности – короткие бараньи кудряшки у висков поздоровались с отражения – Итан завел двигатель и – немного прогрев его простоем – медленно тронул машину вперед, в сторону выезда с парковки.
    [indent] Огромный, неповоротливый как танк Кадиллак, вращая массивными колесами, с достоинством короля выкатывался под шлагбаум – охрана издали узнавала белоснежного монстра, не тратя время на рассматривание водителя. Им давно стало ясно за эти минувшие полгода, что только у упертого и принципиального хирурга Райта хватает душевных сил не сдаваться и мыть автомобиль, обреченный в мгновение ока становиться грязным в климате Лондона, по несколько раз на дню. Им почему-то казалось, что любитель такого автомобиля должен носить белые же костюмы – в тон – при наличии такого упорства за ними ухаживать сущий пустяк и познали жестокое разочарование, выяснив, что белого костюма Райт не надел ни разу в жизни. Он таких нарядов терпеть не мог.
    [indent] Шурша новенькой зимней резиной за влажному – снег ли, дождь, в январском городе не разобрать – асфальту, Кадиллак перевозил хозяина по улицам, держась проверенного маршрута к окраинам, где расположился арендованный коттедж. Устав щуриться от устойчиво засевшего на безоблачном небе солнца, Итан нацепил на нос солнцезащитные очки – на очередном светофоре скрывшись с глаз за приборной панелью, чтобы дотянуться до бардачка и извлечь их – и остаток пути провел в меланхоличной расслабленности. Основной поток автомобиль проходил по другой дороге, позволяя – держась весьма приличной скорости на грани риска собрать все камеры – ехать без напряженной слежки за периметром.
    [indent] Итан не сразу приучился парковаться на подъездной к гаражу площадке с первого поворота. Большая машина удобна для путешествий, но на узких пригородных улочках, с немыслимой частотой кустарников, гномиков и высоких бордюров, превращалась в орудие убийства нервов собственного хозяина – и соседских старушек, с тревогой в сердце наблюдавших в окно, как задний бампер белого чудовища замирает в миллиметре от их безупречных роз. Молясь, чтобы Бекке не выпала охота весной посадить вдоль их дома роз, Райт – заранее прижимая машину к противоположной стороне с выездом на встречную полосу – в проверенный опытом момент круто выворачивал руль влево. С скрипом – кажется – всех рессор, амортизаторов и подкрылков Кадиллак на несколько секунд перекрыл всю проездную улицу, разворачиваясь. И медленно, неохотно заполз по прямой в горочку, останавливаясь на наклонной поверхности перед дверью встроенного в дом гаража. Заглушив мотор, выключив освещение, доктор забрал с пассажирского сидения пальто и сумку, и вышел на приятно морозный воздух, движениям локтя захлопнув за собой дверцу.
    [indent] Обойдя насаждения по дорожке, поднялся к двери и замешкался в поисках ключа, попавшего по неосмотрительности не в тот карман, который был для него отведен. Наконец, повернув его в замке, толкнул дверь и сразу окунулся в смесь разнообразных запахов, становящихся – постепенно – симфонией его дома.

    +3

    6

    [indent] Тщедушное маленькое тельце, наконец, водрузили на столешницу, перестав тискать и позволив формально зоотехнику присмотреться, прежде чего Ребекка аккуратными чуткими прикосновениями пальцев начала прощупывать тонюсенькие косточки на предмет очевидных нарушений. Самый крохотный жеребенок много крупнее и сильнее котенка, и, прикусив губу, чтобы не нервничать, она старалась соизмерять самое незначительное, как казалось, нажатие: кошачий ребенок был однозначно жив, хотя как-то слишком аморфен, не проявляя свойственных недовольному зверю эмоции. И мяуканья не слышно, видимо, малышу крепко досталось; может, сотрясение, гадала про себя женщина, вид являя максимально сосредоточенный, разве что язык не высунув от усердия.
    [indent] И едва сдержалась, чтобы саркастически не хмыкнуть на наивный детский вопрос: прибить точно могу, рвалось с языка. На такую кроху и пистолет извлекать из сейфа не нужно, достаточно случайного движения пальцев, ломающих шейку. Но кому-кому, а малышке Райт точно не оценить столь изысканный сарказм в исполнении экс-убийцы. Хотя… задумалась она, - а бывают бывшие убийцы? Дедушка считал, что, перейдя такой рубеж, как собственноручно отнятая человеческая жизнь, назад пути не будет. У Джима спросить, что ли… как его, не тянет иной раз всадить кому-нибудь пулю в черепушку? Господи, собрались кругом моралисты, пофилософствовать не с кем о банальном. А если рядом эта кудрявая крошка с глазами-блюдцами, я вовсе как под светом софит одна стою посреди сцены: иной раз кажется, ляпну что-нибудь не то, и меня не её папаня, так остальная родня ночью подушкой придушит за разрушение выстроенных вокруг хрустальных замков.
    - Что сказать, милая… - пожала Бекка плечами, перестав щупать котика. Только выпрямившись, она почувствовала неприятные влажные капли на лбу, и, подняв руку, тыльной частью запястья их смахнула, вздохнув.  – Он жив, на вид кости целы. Возможно, всего лишь сильно ушибся и в шоке, если не предполагать внутренних повреждений, которых мы с тобой увидеть не можешь. Ты же большая девочка, знаешь, у нас внутри очень много сложных органов, нарушение работы одного из них способна вывести из строя весь организм. И…О! – входная дверь едва слышно хлопнула, отчего Ребекка едва не подпрыгнула от радости: можно свалить спасательную операцию под контролирующим взглядом тревожных детских глаз на другого. На того, кто, как минимум, давно привык работать под надзором. – А вот и папа! – была вероятность промахнуться в догадке, ведь ключи от дома имелись еще у Эвелин и Джима, но она готова ставить сотку на то, что угадала. Во-первых, Иви всегда на каблуках, цоканье которых слышно по паркету прихожей так же хорошо, как колокольный звон. А Джим не входит, а влетает в дом, создавая такую какофонию звуков, что лучше бы оглохнуть. Во-вторых, если с порога никто не орет, сотрясая дом, значит, точно не Джим, да и его сестра с её нежным голоском все равно начинает окликать периметр, когда царит подозрительная тишина. Десять к одному, явился Итан: он вообще производил мало шума, пока не начинал злиться, а уж потом компенсировал весь период воздержания, так сказать.
    [indent] Как никогда, она рада столь своевременному возвращению: слишком трудно ей взаимодействовать с маленькими детьми, тем более, когда положение в доме стало настолько неоднозначным. Где-то вне поля зрения, но по прежнему осязаемый на эмоциональном уровне Джонатан, законный муж Элинор, которой она когда-то являлась, и вопрос с ним ни капли не решен; надо собраться и уходить, перенести себя на нейтральную территорию, чтобы получить пространство для маневров, но кто ж даст…. И посреди такого бедлама, творящегося вокруг Бекки, присутствие чистого, невинного ребенка, с которым нельзя взаимодействовать, как посторонний человек, но нельзя и делать вид, словно она потенциальная мамаша, нервировало, выводило из душевного равновесия. Женщина ощущала себя выходящей на самый край пропасти, когда внутреннее напряжение уже призывает рубануть мечом по гордееву узлу: пан или пропал! Но единственное, чего ей по-настоящему не хватает, чтобы решиться, это уверенности. Она понятия не имеет, как поведет себя Итан, когда узнают ВСЮ правду, выстоит ли его любовь против такой лавины, не пострадав; она понятия не имеет, насколько искренен Джонатан, не говоря о том, что не может даже придумать, как воскресить Элинор Арчер, отвезя её в Штаты, чтобы на утро не оказаться мертвой уже без притворства.   
    - Ита-ааааа-н! – запрокинув голову, как будто собиралась дозваться удравшего на другой конец поля коня, во всю мощь легких проорала Ребекка, не желая тратить время на прогулки по дому. – Иди сюд-ааааа!

    Отредактировано Rebecca Menger (11 Ноя 2021 21:01:39)

    +3

    7

    Милли так внимательно следила за движениями мисс Ребекки, что даже не заметила, как начальный осмотр был завершен. Причем девочка была настолько обеспокоена происходящем, что совершенно забыла, как несколькими минутами назад она проворно мчалась к домашней аптечке и принесла все, что посчитала необходимым в этот момент. Котенок на столе не спешил двигаться, а тишина, воцарившаяся в помещении, была тяжела и невыносима, поэтому Миллисент увлекла себя, наблюдая за аккуратными движениями папиной подруги. Тонкие и красивые пальцы мисс Ребекки аккуратно ощупывали крохотного пациента, отчего маленькая спасительница уличных котиков даже задержала дыхание, боясь помешать уверенным и размеренным действиям. И как только осмотр был завершен, Милли подняла обеспокоенный взгляд на старшего доктора, внимательно слушая диа... или... в общем, о том, с какими повреждениями пришлось столкнуться пушистому чуду.

    - Может он голоден? - поинтересовалась школьница, как только мисс Ребекка заговорила о внутренних повреждениях. У Миллисент было так много вопросов! И она хотела задать каждый из них. Например, хорошо ли это, если на вид нет никаких повреждений? Это ведь значило, что с котиком все хорошо? Или что могло случиться, чтобы этот очаровательный пушистый комочек был в таком состоянии? Могла ли мама-кошка его оставить на улице и уйти? От этого вопроса где-то далеко-далеко внутри сделалось печально, но Милли даже не думала опускать голову и окунаться в серую атмосферу грусти. Поэтому, очень серьезно слушая мисс Ребекку, девочка согласно кивнула, представляя по мере своих знаний то, что может болеть внутри, а не снаружи. Ответ пришел еще до того, как Миллисент все внимательно продумала. Наверное, у бедняги просто болит живот от того, что он съел что-то не то. Или вовсе ничего не ел. Иногда так бывает, когда хочется кушать.

    - Папа? - снова сыпала вопросами школьница Райт, не понимая, о чем идет речь. Конечно Миллисент ничего не слышала, она вообще редко замечала, когда папа возвращался с работы, если только не занималась этим специально.

    Еще до того, как мисс Ребекка довольно громко дала понять, где находятся ожидающие папу домочадцы, девочка вылетела из кабинета и устремилась выполнять свою прямую обязанность - встречать любимого родителя. Но на сей раз Милли не скакала и не тянулась с объятиями еще с порога. Остановившись на месте так, чтобы не сбить главу семьи своими марафонами, школьница взяла мужчину за большую и теплую ладонь. Юная спасительница животных уже не лила слезы, поэтому встретила папу с серьезным и почти незаплаканным лицом. Однако собранности ей не хватило: ассистент мисс Ребекки даже не заметила, как вылетела из кабинета со всеми своими находками - бинтами и пластырями. Поэтому, чтобы было удобно вести родителя, девочка сначала вложила в его свободную руку упаковку ткани, предназначенной для перевязок, а уже потом потянула за собой.

    - Папочка, ты можешь его посмотреть? - затараторила Миллисент, стараясь бежать вперед, насколько это было возможно вместе с папой. И конечно же, девочка не собиралась говорить о ком или чем идет речь не по причине какой-то вредности, а из-за того, что думала, что это само собой разумеющиеся.  - Мисс Ребекка говорит, что он жив и на вид цел, но он не встает!

    С этой фразой Милли толкнула дверь в кабинет, в котором терпеливо находились доктор мисс Ребекка и пациент пушистый котик. Утягивая папу за собой к столу, школьница все же поскользнулась на разбросанных по помещению бумагах, но благодаря тому, что все еще держала родителя за руку, смогла удержать равновесие и не клюнула носом в пол. Но на это Миллисент не обратила никакого внимания.

    +3

    8

    [indent] Вопль из недр дома застал Итана врасплох – настолько, что он присел от неожиданности  и едва успел поймать собравшееся удрать из грудной клетки сердце и заставить вернуться на место. В голове – против здравого смысла – воскресла сцена, случившаяся одной ночью первого дня весны в Канаде. Как наяву, перед глазами пронеслась вспышкой яркого света картина, которую он увидел тогда – войдя в гостиную и включив свет – и черное дуло пистолета, недвусмысленно смотрящее ему прямо в грудь. А за ним жестокие – жестокостью, рожденной от смеси боли, страха и отчаяния – серые глаза, чьи зрачки начинали расплываться от потери крови. Такими глазами смотрят за секунду до того, как нажимают на спусковой крючок и обрывают чужую жизнь.
    [indent] Ему представилась Ребекка, осевшая на пол – после бессильного скольжения по стене – вокруг которой растекается багровая лужа свежей крови, и если бы в тот самый момент наверху не появилась Миллисент, сияющая – не перепуганная до смерти – он бы лишился чувств. Хотя – и более вероятно – сначала на автопилоте влетел бы в комнату, перемахнув – не считая ступени – в три прыжка лестницу, пытаясь помочь делу всем, чем может, и только потом бы – рухнул в обморок.
    [indent] Вообще Итан обладал достаточно стойким сознанием, упорно цепляющимся за реальность, но иначе состояние как предобморочное не описать. Его в одну секунду разом кинуло и в жар, и в холод, пульс подскочил к горлу, в голове зашумело, а перед глазами поплыло. И на деле отключился бы, только застав Бекку мертвой.
    - Да что ж происходит? – с беспомощностью человека, не понимающего происходящего, пробормотал Райт в ответ на не прояснившие картины слова дочери, но покорно принял врученные ему аптечные сокровища и – несильно сжав её теплую ручку – пошел следом, позабыв, что не разулся. Одно ясно – все домочадцы целы и невредимы, но теперь пришло запоздалое ревнивое подозрение – кого это Его? Итан – имея некий опыт  - мгновенно додумал некую персону мужского пола, одну из тех, с кем Ребекка вела странные дела в Банфе, и которую притащила в его – их! – дом. Предположительно для оказания помощи.
    [indent] Он почти успел разъяриться – надо же втянуть Милли в такое! – но путь до кабинета был недолгим, они пришли раньше, чем злость оформилась и сорвалась, и доктор несколько оцепенел – обведя комнату заторможенным взглядом – когда понял, отчего весь переполох. И посмотрев на Ребекку  - с тобой мы потом поговорим – многозначительно, повернул голову к дочери, нахмурив брови. По напряжению лицевых мышц предугадывалось, как сильно хочется главе дома отчитать обеих за тот стресс, который обеспечили ему суетой вокруг дохлого кота, и в какой то момент было не угадать, присутствие кого из дам сдерживает Райта в наибольшей степени.
    - И только то? – глухо спросил он, обращаясь к дочери. Для него уличные животные являлись рассадником антисанитарии, нарушающей тщательно наведенную – его же руками в том числе – чистоту в доме, и сколько раз он старательно втолковывал Миллисент о том, как неразумно и – между прочим – опасно тащить сюда всяких птичек, мышек, кошек и прочую божью тварь, как видно – все пошло прахом и дочь его  - сказанные вкрадчивым, спокойным голосом – рекомендации и пожелании откровенно проигнорировала.   – Миллисент, - в голосе отца появились металлические, сердитые нотки, - будь так добра, отнеси все перевязочные материалы обратно, откуда взяла. – Святая святых хирурга была нарушена, половину вещей придется выкинуть или перекипечивать, проводя дезинфекцию после пребывания в комнате  с уличным блохастым.  Когда дочери было шесть или семь, подобное непослушание могло сойти за забавное, но сегодня Итан едва мог сдержать злость и в потемневших глазах бушевали молнии.  – А я… - бросив на прелестное личико Милли еще один взгляд, вовремя поправился, подыгрывая спектаклю, - обсужу с мисс Ребеккой программу лечения на основании произведенного осмотра. – В том, что оный был, сомневаться не приходилось по состоянию бумаг, разлетевшихся беспорядочным узором вокруг стола. Отпустив руку дочери и передав ей все, что ему ранее вручили, он – преодолев пустое пространство – почти с ожесточенностью подхватил женщину под локоть и подтолкнул в сторону окна, сквозь зубы зашипев как потревоженная от дневного сна на солнце змея. – Я понимаю, Милли… но что на тебя нашло? В двух кварталах от нас приемная ветврача, вы что – не могли отвезти Это сразу к нему?  Возьми, ради всего святого, коробку и положи жертву женского милосердия туда… - выдохнув, он раздраженно провел обеими руками по волосам, приглаживая их назад. И снова вздохнул. – Отвезем к специалисту…  - упершись руками в ремень брюк, он тяжелым взглядом одарил меховой комочек на столе. Внешних повреждений не было, вероятно – животное слишком слабо, обезвожено или оголодало, отсюда слабость и отказ от попытки удрать.  Допустимо и то, что повреждения кроются внутри – но этого не увидеть без рентгена. Тыкать пальцами бесполезно, если нет намерения ухудшить положение.
    [indent] Стало стыдно за недавнюю вспышку злобы - как обычно, Райт не мог себе простить, как чуть не рявкнул на дочь. Подобные приступы в последнее время за собой он подмечал все чаще и - хотя ни разу не сорвался - был убежден, что даже резкий тон и суровый взгляд не являлись необходимым инструментом воздействия. Миллисент любила зверушек и имела слишком доброе сердце - как ему казалось - чтобы оставить их без помощи, пусть и поступая вразрез с мнением отца. Не стоило так заводиться - но прекрасно осознавал, почему поддался темным эмоциям. Он успел взбеситься на почве воображения до того, как увидел несчастного котенка.

    Отредактировано Ethan Wright (18 Ноя 2021 19:19:27)

    +3

    9

    [indent] Еще с порога комнаты, повернув голову к входящим, Бекка моментально поняла, что грозовые тучи в голубых глазах хозяина дома не предвещают ничего хорошего. На что рассердился Итан, понять невозможно, в том числе потому, что причина могла находиться за несколько миль от дома, в больнице.  Это Джеймс Райт за пятнадцать минут езды успел бы отойти от самого страшного гнева, обдавая окружающих лучезарной улыбкой, но его младший брат таким талантом не отличался: чтобы не разозлило Итана, он тратил больше ресурсов на попытку удержать себя в руках и не позволить окружающим увидеть, как обманчива невозмутимость, чем на переработку и освобождение от эмоции.  Следовательно, и отходил гораздо дольше, но её не слишком страшила перспектива перепалки; если тема не слишком трогает за живое, можно просто отшучиваться или свалить под благим предлогом. Ну мало ли, с конюшни позвонили, сверхсрочно!
    [indent] Грозовая туча явно имела серьезную основу, потому что показалось, что сейчас, впервые, возможно, за все дни, что Бекка их знала, достанется по первое число Миллисент, и не могла сказать, что зря. В воспитании она придерживалась веры в принцип, незаменимый и для лошадей: детей, как и лошадей, конечно, нужно любить, заботиться и ласкать, но они, черт возьми, должны четко знать границы дозволенного, за которыми последует как окрик, так и шлепок. В нынешние догмы, популярные в соцсетях, это, естественно, не вписывалось, но ей было плевать: эти маленькие человечки однажды вырастут и должны будут жить в социуме, среди таких же, как они, обладающих теми же права и обязанностями. Выросший в безотказности ребенок не умеет уступать, попирать свое эго, став взрослым, в голове  и душе он не растет, оставаясь инфантильным куском дерьма, который не желает нести ответственность, соблюдать правила, совершать необходимые жертвы. Вот, например, та же Милли: да, сейчас это всё еще милая, общительная девчушка, желающая объять необъятное  и спасти не спасаемое. Но она растет, скоро превратится в молодую девушку, которая будет абсолютно уверена, что она пуп земли, все обязаны вертеться вокруг неё и потакать каждой идее, даже если та откровенная чушь. И очень жестоко разобьет свой хорошенький носик о реальность, в которой её ровесники ничуть не согласны с её убеждениями и не намерены им угождать, более того, в массе своей такие же баловни и маргиналы, и желают, чтобы это она вокруг них плясала. Получив от жизни оплеухи, винить она, скорее всего, по модной тенденции от светских психологов, начнет отца: ведь все же наши жизненные беды оттуда, от родителей. Для понимания того, чьи беды происходят от родителей на самом деле, нужно иметь мозги и уметь анализировать, у всех остальных людей беды от родителей кончаются ровно на отметке двадцатилетия, дальше, дружок, ты делаешь себя сам, в том числе, перестраивая заданные в детстве психически и поведенческие установки; да, это больно, нудно и трудно, но такова жизнь.  Поэтому большинство предпочитает сидеть и ныть, пестуя собственные обидки на весь божий свет.
    [indent] Но нет, шторм пронесся над головой девочки, лишь слегка задев в виде строгости в голосе и непоколебимости распоряжения; ясно, подумала саркастически Ребекка, скрещивая руки под грудью, значит, основной объем осадков выпадет на мою голову. И не прогадала, едва не лоб в лоб столкнувшись через секунду с Итаном, интонациям которого позавидовала бы гремучая змея. Женщина же просто, не дрогнув, очень выразительно закатила глаза, сделав ими полный круг, пока вновь не уставилась на раздраженного оппонента, и, цокнув языком, так же тихо ответила:
    - Герр доктор, а можно тоже самое, но по-немецки? Будет очень устрашающе, я мысленно представлю еще форму SS и тотчас метнусь исполнять. – Хмыкнув, ответила уже нормальным тоном. – Чего ты пузыришься? Подумаешь, девочка принесла подобранного котенка! Я и собиралась предложить Милли отвести его в ветеринару, разумеется, но надо же было убедиться, что есть смысл гонять машину, вдруг он уже издох. – Не удержавшись снова от саркастичного отношения к происходящему, резко сдвинув ноги и звучно щелкнув каблуками шлепок, вскинув руку перед собой, ехидно, но с пафосом заявила: - Майн фюрер, разрешите проследовать за коробкой! – И, спихнув Райта с дороги без малейшей церемонности, а, конкретно, толкнув размашистым движением бедра в стол, за пресловутой коробкой и направилась. По предположениям Бекки, скорее всего искомый предмет мог отыскаться только в кладовке.

    +3

    10

    Милли опустила взгляд в пол: девочка искренне не понимала почему ее охватило такое странное чувство, как до конца и не осознавала, по какой причине воцарилось тяжелое напряжение. Детям сложно было определить истинное появление подобных вещей, поэтому ей оставалось лишь естественно, по-детски, реагировать.

    Кажется, папа был не в восторге  от увиденного. Конечно, Миллисент следовало об этом подумать в первую очередь: папочка не один раз разговаривал с ней о том, что животным не следует присутствовать в их доме. И в те самые моменты, когда родитель об этом упоминал в очередной раз, Милли все-все понимала, разочарованно соглашалась, но ничего не могла с собой поделать, когда на ее пути возникал очередной котенок или щенок. И хоть школьница старалась быть очень послушной и не расстраивать папу, она, честное слово, забывала все не специально, а по какому-то волшебному недоразумению.

    - Мы ведь должны ему помочь, - запротестовала ученица. Однако о необходимости спасти чью-то жизнь рассказывать не пришлось. И хоть Милли уже набрала полную грудь воздуха, чтобы попытаться доказать свою правоту, папа пресек все ее попытки еще до того, как девочка продолжила. На этот раз Миллисент не опускала голову, не отвечала милым и громким голоском и активно не жестикулировала. Она также не знала, расстроилась ли или испугалась: школьница  остановилась на месте неподвижно, словно ледяная фигура. В этот момент Милли показалось, что она стала меньше и несчастнее того крохотного котенка, который все еще лежал на столе, ожидая хоть какого-то решения. Вообще одно упоминание имени девочки прозвучало настолько строго, отчего маленькая спасительница братьев наших меньших принялась искать причину, по которой это все произошло. Неужели папа настолько ненавидел котят?..

    - Я отнесу, - кивнула Миллисент, как только родитель вернул бинты и прочие медицинские вещи обратно. Папа и мисс Ребекка знали больше, совершенно точно, чем сама Милли, поэтому, как только взрослые приступили к необходимому обсуждению, девочка послушно покинула кабинет, дабы выполнить то, что пообещала.

    Возможно она и правда поступила неправильно, но была уверена в одном - окажись еще раз в подобной ситуации, она обязательно бы отнесла котенка в дом для оказания необходимой помощи. Иного пути Миллисент попросту не видела. А еще школьница надеялась, что папа не отчитает мисс Ребекку, которая согласилась выполнить слезливую просьбу мягкосердечной девочки. Проскальзывая обратно в кабинет, уже в который раз за столь короткое время, ученица заметила нечто необычное: должно быть папа тоже поскользнулся на раскинутых бумагах! И притом, наверняка отправившись выполнять новую просьбу вернувшегося родителя, мисс Ребекка прошествовала к двери. Не думая мешать и преграждать путь, Миллисент сделала осторожный шаг вправо и лишь потом поспешила к большому столу.

    - Папочка, это я потревожила мисс Ребекку, - прошептала тихо-тихо Милли. Еще никогда не сталкиваясь с настоящими запретами  или наказанием, девочка, кажется, уже забыла, что с ней произошло минутами ранее. Что же тогда могло случиться, если бы котенок оказался на пороге папиной работы? Миллисент вздохнула, а затем произнесла еще тише. - Не ругайся, пожалуйста.

    И с этими словами школьница настолько приблизилась к маленькому пушистому комочку, что почти касалась его носом. С какой-то мимолетной радостью девочка отметила, что дымчатая шубка животного поднимается и опускается, что значило совершенно точно одно - котенок дышит.

    - Разве... мы ведь не отнесем его на улицу? - как быстро позабыв, также быстро и вспомнив про некую коробку, о которой она услышала, вернувшись в папин кабинет, пролепетала испугавшаяся Милли. Девочке сделалось по-настоящему страшно, поэтому, не давая никакого отчета своим действиям, Миллисент аккуратно, насколько умела, взяла котенка на руки и прижала к себе. Затем, вспомнив слова мисс Ребекки, ослабила хватку, но совсем не собиралась опускать несчастное животное обратно на стол. - Ему нельзя на улицу.

    И, словно в поисках поддержки, школьница повернулась к двери, очень надеясь, что мисс Ребекка совсем не покидала кабинет, либо уже вернулась, либо вообще все слышала и понимала важность спасения кошачьей жизни.

    +2

    11

    [indent] Итан Райт был ответственным – чересчур возможно – человеком и к любому животному в доме подходил по принципу Маленького принца – человек в ответе за тех, кого приручает. У него не имелось времени – да и сил  - заниматься живностью, которую дочь могла притащить в дом, а каждое из этих созданий имело право требовать полный размах ответственности в свой адрес. Ответственность, которой просто не откуда было взяться у маленького человеческого существа, имеющего смутные представления о штормах бытия. Нет – он высоко ценил дочь и горячо любил её, но против фактов невозможно спорить ни одной любовью на свете. Дети беспечны, даже если очень добры. Котенок ли, собачка – с животным надо заниматься дрессурой, воспитывая в нем четкое понимание, каково их место в быте человека и кто вожак. Кормить, мыть, приучать к лотку и прогулке. Убирать своенравные кучи и лужицы в знак бунта крохотной четвероногой сущности. Изо дня в день. Снова и снова. Все то, что однажды надоест ребенку, потому что настроение не то или устала, или хочется посмотреть мультики. И неизбежно ответственность ляжет на взрослых – тех, у кого нет выбора. Ответственность, на которую у Итана Райта не было времени.
    [indent] Он не сомневался, что Бекка понимает это, а её бравада ни что иное, как желание не допустить очередного тяжелого разговора на повышенных тонах. Ей самой некогда заниматься живностью еще и в доме, доктор не сомневался. И пожалел, что сорвался, не распознав тонкий расчет за кажущейся беспечностью – она не хотела провоцировать ссору с Миллисент, которой подобные вещи не разъяснить. Дети всегда витают в облаках.
    [indent] Тяжело опершись руками в столешницу, к которой его оттолкнуло движение женщины, взявшей насмешливый тон, Итан шумно выдохнул. Наверно – ему все же стоит взять отпуск и как следует отдохнуть, потому что общее напряжение слишком непредсказуемо начало выплескиваться в вспышки недовольства и злости. Ребекку они не пугали – она умела принимать грозовые содрогания воздуха стойко и невозмутимо, прекрасно зная, что за этим стоит и относясь снисходительно, но Милли – малышка Милли – совсем крошка, её мир совершенно примитивен и суждения не пропитаны жизненным опытом, ей трудно приспособиться к непредсказуемости единственного человека, на которого привыкла полагаться.
    - Я не ругаюсь, дорогая, - тихо ответил пристыженный «папочка», с упорством муфлона разглядывая пушистый комок перед собой. Несколько граммов живой плоти, еще не обученной толком ходить, стали причиной повисшей в воздухе наэлектризованности. Ему жаль животное – разумеется, жаль – как бы то ни было, оно не виновато. Подняв левую руку, чтобы утереть лоб и заправить выпавшие из зачесанных назад волос пряди, Райт краем глаза заметил, что та мелко дрожит. У тремора конечности достаточно возможных причин, но большая часть из них не предвещает добра конкретно для хирурга, становясь явлением постоянным и внезапным, а содрогание пальцев в момент операции чревато фатальной ошибкой.  – Все нормально, милая, все нормально. – Повторение подобно мантре призвано убедить его самого, но внутри остается неудовлетворение. Все не нормально.
    Все совершенно не нормально, нихрена не нормально. Ты начал срываться на дочь. На Ребекку. Что с тобой происходит, Итан Райт? Какой дьявол толкает тебя спустя столько лет исправного труда в самообладание начать демонстрировать дурные стороны натуры?
    - Милли, золотко, - развернувшись и убрав со лба волосы, он присел на край стола, протягивая руку, чтобы прикоснуться к щеке дочери. Вымученная внезапной усталостью улыбка появилась на губах как блеклый призрак. – Недостаточно желания помочь, необходима возможность это сделать. Она слагается из навыков, знаний и технических приспособлений, созданных наукой. Я прекрасно знаю, как устроен человек, но недостаточно хорошо владею знанием особенностей здоровья кошачьих. Сейчас мисс Ребекка принесет коробку, и мы все вместе отвезем в ней твоего найденыша в ветеринарную клинику. Доктора, работающие там, каждый день лечат кошечек и собачек, и обязательно разберутся, какая помощь требуется малышу. А теперь важное и очень ответственное задание – можешь пойти вместе с ним к себе в комнату и выбрать любую кофточку, в которую захочешь его завернуть, чтобы котенок не замерз в коробке, пока мы едем. – Он подмигнул дочери, настолько непринужденно, насколько смог. – А я пока переоденусь. – И, встав во весь рост, легонько ущипнул Милли за щеку, прежде чем вышел из кабинета.
    [indent] Спальня находилась недалеко – через две двери. Полумрак комнаты приятно охлаждал воспаленный разум, а кровать манила ненадолго прилечь  - если не захочется побиться лбом о стену, порицая себя на чем свет стоит. С не меньшим соблазном взгляд наткнулся – открывая дверцу шкафа – на початую бутылку виски на верхней полке в углу. Итан бережно достал её, повертел в руке и с тихим стоном убрал обратно, задвинув подальше. Скинул ботинки. Потом методично снял костюм и рубашку, галстук – все развесив сразу по местам – и извлек из недр шкафа темно-синие джинсы и такой же джемпер, по-армейски быстро одевшись. Потом вышел в коридор и спустился по лестнице на первый этаж, надеясь, что его дамы окончили сборы.

    Отредактировано Ethan Wright (29 Ноя 2021 19:23:29)

    +3

    12

    Как и большинство детей, Милли не умела угадывать настроение: девочка могла сказать наверняка, почему ее одноклассник расстроился, либо по какой причине подруга могла тревожиться. Обычно это все происходило у нее на глазах, а если нет, то велась активная беседа в отношении того или иного случая. Но вот если кто-то из взрослых хотел скрывать свои чувства, то им это, по большому счету, удавалось, а принимающие все за чистую монету дети могли попросту не обратить на это никакого внимания. Однако существовало еще кое-что очень сильное, с чем сложно было справиться ребенку - это те эмоции, которые таились глубоко в сердце маленькой и пока еще невинной души. В случае с Миллисент - для каждого теплое и нежное слово "мама", и хоть девочка открыто не распространялась о своих чувствах, она расстраивалась всякий раз, когда видела, как одноклассников со школы забирали мамы, либо когда друзья со школы делились рассказами о прекрасных выходных, проведенных в кругу семьи. И все же у Милли был замечательный папа, которого она любила всем своим сердцем, а также тетя Эвелин, дядя Джимми, бабушка и добрая мисс Ребекка. Для каждого из них школьница старалась быть доброй, послушной и внимательной.

    Но все же дети не умели угадывать настроение, зато могли его чувствовать. Так, Миллисент явственно ощущала недовольство родителя в отношении поступка дочери, но не стремилась извиняться. Было еще и то, что ученица называла большущим секретом, о котором нельзя было знать никому, даже папе. Под этой огромнейшей тайной скрывались нередкие встречи с уличными животными, которых Милли всенепременно кормила всем тем, что было съедобным в ее рюкзаке. Бросая на пол школьную сумку и обнимая ласковых кошечек и дружелюбных бродячих собачек, девочке приходилось проводить большую работу по очистке собственной одежды от шерсти и отряхиванию ученического ранца. А школе поддерживали начинания юных любителей живности, говоря о том, что добрая личность развивается с малых поступков. Но хорош ли был поступок, если его основу составляло непослушание?

    Словам папы Милли внимала сосредоточенно: от его прикосновения исчезло беспокойство, охватившее школьницу с того самого момента, когда еще мисс Ребекка с видом истинного профессионала осматривала пушистый комочек, принесенный ребенком прямиком с холодной улицы.

    - Конечно, - улыбнувшись, пролепетала Миллисент, и отправилась вслед за папой.

    В комнате школьницы царил страшный беспорядок, отчего Милли пришлось между делом пообещать самой себе прибраться, расставив на места инвентарь юного художника. Главное это было сделать до того, как папа посетит детскую комнату, чтобы не расстраивать родителя еще больше.

    - А здесь я живу, мистер Котик, - негромко проговорила девочка, все еще удерживая в руках мягкое и лохматое животное. - В этом шкафу хранятся мои вещи, а за большим столом я делаю уроки.

    Болтая, маленькая ученица Райт легким движением открыла одну из створок названного шкафа. Аккуратно и, главное, по цветам сложенные вещи уютно располагались на специально отведенных полках. Одной рукой придерживая котика, а другой - вытягивая самую лучшую в мире кофту из имеющейся коллекции, школьница добавила новых предметов комнатному хаосу, беспомощно наблюдая за тем, как одежда зеленого цвета, доселе удобно располагавшаяся на нужных местах, повалилась прямиком на пол.

    - Не беспокойся, мистер Котик, я уберу это чуть позже. Скажу по секрету - папа не любит, когда в доме беспорядок, поэтому придется сделать уборку, как только мы приедем от доктора, - и только Миллисент замолчала, как котик, ранее не подававший никаких признаков того, что он являлся существом живым, шевельнулся. Громко вздохнув, от удивления ли или от восторга, девочка мизинцем подхватила красивую заколку со стола - не ехать же ей ко врачу, который лечит животных, лохматой! Только после этого Милли поспешила на выход.

    - Папа! Он двигается, - с этими словами школьница встретила родителя внизу, протягивая вязанную зеленую кофточку вместе с котенком. - Пожалуйста, помоги мне его правильно укрыть.

    Миллисент сияла. Вручив папе "гвоздь программы" сегодняшнего вечера, девочка оставила в руках лишь заколку. Изначально она самолично хотела прибрать лохматые волосы, но по какой-то причине даже не стала пытаться этого сделать. Милли... хотела попросить... мисс Ребекку ей помочь...

    - Можно я буду держать коробку? - тихонечко спросила школьница. Она смущенно улыбнулась и начала новую фразу быстро-быстро, будто не желала быть четко услышанной. - Я бы хотела попросить мисс Ребекку заколоть эту заколку... пожалуйста...

    Отредактировано Millicent Wright (20 Дек 2021 21:16:19)

    +3

    13

    [indent] Найти что-либо в кладовой доктора Райта практически подвиг, но не по причине царящего там бардака, а как раз наоборот: всё разложено по полочкам, коробочкам, пакетикам, упаковочкам, проблем лишь в том, что систематизация выполнена в соответствии с царящими в голове Итана тараканами, которые никак не поддаются расшифровке. Идеальный порядок перед глазами казался нарисованным полотном, все выглядит замечательно, но ткни пальцем, не зная куда, и разрушится, рассыплется, не восстановить без карты. На удачу, ей попалась на глаза коробка из-под собственных туфель, каким-то чудом затесавшаяся в обитель педантичности, и оказалась, к тому же, пустой, если не считать скомканных кусков бумаги. Пришлось мысленно вознести молитвы всем лесным духам Канады, возблагодарив их за содействие: раз коробка благоденствовала, небрежно сюда заброшенная со всем мусорным содержимым, значит, в последние дни Райт нос в кладовку не совал.
    [indent] Завернув по дороге на кухню, чтобы освободить будущий приют для найденыша, выкинув комки в мусорку, Ребекка оказалась бы на подходе к центральной двери раньше всех остальных, но в последний метр кухни передумала и вернулась. Отставив коробку на стол, взяла графин с водой и, сняв с сушилки кружку, налила до кроев прохладной бесцветной жидкости. Легкий сырой запах витал над поверхностью, вызывая стойкую ассоциацию с желанием напиться из ручья, но в последние годы Менгер приобрела странную брезгливость к не отфильтрованной воде, остро реагируя на наличие любых привкусов и запахов. Поморщив нос, она в очередной раз напомнила себе: не надо нюхать воду, когда пьет, и залпом, не отрывая губ, выпила содержимое кружки, утоляя жажду. Поставила кружку на край раковины, подумав поспешить и помыть потом, но опять передумала, понимая, что педант-хозяин, если вернется в гнусном настроении, прополощет мозги несчастной круженцией, поэтому, ополоснув, вернула её на место; подхватила подмышку коробку и направилась в холл, откуда уже доносились приглушенные голоса.
    - Ну а кто же, как не ты? – обозначила позицию раньше, чем приблизилась к ним, женщина, ловко и под благовидными намерениями спихивая с себя миссию сидеть в обнимку с котаном. Или кошечкой, если их маленький блохастик окажется самочкой. В таком возрасте у них не разберешься без лупы, да и с ней перепутать проще простого. Предполагать, что коробку повезет папаня, было вовсе некстати: одного взгляда на напряженные мышцы шеи, уходящие под линию роста золотисто-русых волос, достаточно, чтобы предугадать – недовольство Итана на месте и никуда не делось, лишь ушло вглубь вод. Ой-ей, малышка, устроила же ты нам веселую жизнь, - подумала Бекка, бросив веселый взгляд на девочку, - сама не представляешь, насколько. Подрастешь, поймешь: характер у твоего папы издали кажется сахарным, но, подступив ближе, однажды проснешься, задохнувшись в мертвой хватке. Даже Ричард Грейсток не так утомителен. Я как будто увязла в подтаявшем снежном покрове канадских гор: останешься – утонешь в сходящей лавине, но и уйти-то непросто, сначала надо выбраться.
    [indent] Ребекка протянула коробку, придерживая её так, чтобы пострадавшее животное могли удобно разместить внутри, а потом, откликнувшись на подслушанную, фактически, просьбу, молча всунула её в руки Итану, подступив к Миллисент.
    - Давай-ка, лохматая принцесса, соорудим тебе прическу… я её называю «на бегу», - встав позади ребенка, она пальцами как расческой несколько раз провела по мягким волосам, второй рукой придерживая их на затылке хвостиком. Когда вид на макушке приобрел пристойный вид, а с боков перестали выползать прядки, ловким движением запястья скрутила хвост в жгутик, обернула кольцом вокруг основания и перехватила заколкой. Концы, лишившись поддержки, рассыпались веером, придавая хулиганский вид очаровательному круглому личику.
    [indent] Оценив собственный вид и решив, что так сойдет, Ребекка подошла к вешалке, снимая пуховую куртку и пролезая в рукава.
    - На улице, как думаете, очень холодно? – посмотрев на ноги, задумчиво уточнила она у Райтов. – Лучше сапоги или ботинки сойдут? – пока что на ней не было ни того, ни другого, только тапочки с пушистым песцовым помпоном без задника.

    +3

    14

    [indent] В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее -  и некуда бежать, закрывая глаза и уши. Не иначе такова и была скрытая цель судьбы, многократно сводившей его с Кэт-Кэрри-Беккой. Ему намекали не на необходимость схватиться и держать крепче, а напротив – на нужду раз и навсегда отпустить.
    [indent] Глядя на дочь, со смущенным сиянием во взгляде желающую обратиться к Ребекке, он испытал острый укол жгучего стыда – по собственной слепоте и дурости, подпитанной упрямством, Итан втянул в путаницу разума и сердца на этот раз еще и дочь. Милое маленькое существо, полное наивности – существо, росшее без матери и – без сомнения – испытывающее потребность, усиленную давлением общества, на присутствие рядом женщины, способной заменить ту. Как объяснить ей, любимой крохе, когда настанет миг решения, почему мисс Бекка ушла, оставив их? Как ушла когда-то её мама – только тогда Милли была слишком мала, чтобы вообще это запомнить, а теперь полученная травма предательства – по его вине и лишь по его  - ляжет на хрупкую душу ребенка во всей беспощадности.
    [indent] Он улыбнулся сомкнутыми губами и кивнул, подтверждая разрешение. И мысленно пожурил себя – обманувшись в какой раз созданной женщиной аурой легкости? – за пасмурные размышления. Джим по жизни множество сотен раз укорял его за дурную – по мнению брата – привычку пессимистично смотреть на вещи и накручивать в собственной голове достойную экранизации драму.
    - Раз все готовы, предлагаю выдвигаться, - философски заметил он, взглянув на Бекку. – В машине тепло, дорогая. Ботинки вполне подойдут. – Отойдя в сторонку и присев на удлиненный пуфик, сам доктор именно ботинки и предпочел. Обычные прогулочные ботинки без лишнего утепления и утяжеляющей подушву рельефности. Потом накинул на плечи усиленную против непогоды искусственным мехом кожаную коричневую куртку и – следуя джентльменскому тону – сначала подал куртку дочери, потом – возлюбленной.
    [indent] Погода в Лондоне порядком отличалась от привычного климата Канады – там зимой морозы доходили до нескольких десятков градусов ниже нуля, а величина снежного покрова по зиме грозила накрыть весь город по конек крыш. Итан вырос в условиях, по сравнению с которыми лондонская погода в январе воспринималась детской шалостью крохотных эльфов, и никак не мог акклиматизироваться – весь его гардероб состоял из вещей качественных, тщательно подобранных, но один минус  - той части, что на холодное время года  – рассчитанных на канадские зимы, потому здесь ему постоянно становилось жарко, чтобы Райт не надел. 
    [indent] На улице было свежо и приятно взгляду. Тонкий слой белого снега припорошил дома и газоны, воздух – слегка подмороженный – щекотал ноздри на вдохе. Ни смога, ни шума – и никакой суеты. Ничего того, что отличало центр.
    [indent] Достав из кармана ключи – положил туда, когда надел куртку и ждал дам – и сняв блокировку, Итан подошел к машине, дистанционно запуская зажигание для прогрева. Открыв багажник, достал щетку и неспешными движениями начал очищать стекла, капот и крышу от снега, никуда не торопясь.
    - Прошу вас, принцесса, - с улыбкой, имеющий явный, по непонятной причине ироничный оттенок, он галантно приоткрыл пассажирскую дверцу заднего сиденья, приглашая дочь проскользнуть внутрь. Высокий порог машины был специально снабжен дополнительным – навесным – порогом для удобства подъема, но даже при его наличии Миллисент – как мог заметить – не очень удобно забираться внутрь. Кадиллак рассчитан на рост взрослого человека.
    [indent] Он стоял так, что перекрывал доступ к пассажирской двери переднего сиденья, таким образом не позволяя Ребекке самой открыть и сесть. И лишь когда дочь устроилась, дав ему право закрыть за ней дверь, Итан – сделав шаг и развернувшись на каблуках – повторил то же самое для неё. Наконец, и сам сел на водительское сиденье – устроив дам и обойдя машину спереди – и, вставив ключ в зажигание, повернул. Мотор уже работал, но необходимая процедура, чтобы дать системе понять, что хозяин в салоне и можно переключиться на замок.
    [indent] Включив передачу, он – не нажимая на педаль газа – выкрутил руль до нужного положения, позволив Кадиллаку плавно скатиться к дороге, а потом, добавив хода, повел массивную машину в направлении ветлечебницы.

    Отредактировано Ethan Wright (15 Май 2022 12:04:18)

    +3

    15

    Однажды в школе рассказывали про людей с редким даром. Сначала повествование учительницы коснулось обладателей удивительных творческих и физических способностей, а затем и вовсе перешло к людям, которые имели столь необычные знания и умения, непостижимые обычному человеку. Так, одноклассник Милли громко и хвастливо заявил, что он немного способен видеть будущее, а скромная девочка из параллельного класса рассказала, что ее бабушка может гадать по картам! После этого Миллисент не единожды пыталась найти в себе какую-то необычную способность, и один раз даже гипнотизировала телефон до тех самых пор, пока не позвонил папа.  Повторить подобный трюк не вышло ни на следующий день, не получилось даже через неделю. А Милли не собиралась настаивать: она завистливо слушала бахвальство одноклассника, а через несколько недель повод для бурных обсуждений был забыт сам собой. И только сейчас школьница об этом вспомнила.

    Было бы очень здорово, - думала она, - если у меня появился дар видеть или понимать, почему котенку плохо.

    Папа, наверное, если и не обладал такой способностью, то знал и прекрасно понимал, по какой причине болеют люди. В школе всегда говорили, что быть врачом - дело очень нелегкое и ответственное, и только очень образованные и по-настоящему смелые выбирают такую тяжелую и благородную профессию. Миллисент это, конечно же, знала, поэтому при первой же возможности восторженно заявляла, что ее папа - самый лучший в мире хирург.

    – Спасибо, - благодарно кивнула девочка мисс Ребекке, оценивая ее работу с помощью зеркала. Прическа оказалась необычной, но Милли она настолько понравилась, что школьница еще какое-то время крутилась у зеркала. Затем она важно покивала, снова завертела головой то вправо, то влево, наблюдая за тем, как собранные заколкой волосу послушно следуют за движением головы. Но все же больше времени находиться у стеклянного отражения было нельзя, поэтому, нырнув в теплую курточку, Миллисент подобрала коробку, оказавшуюся на полу, и деловито отправилась прямиком на улицу.

    – Благодарю, - снова кивнула девочка, но на сей раз папе. Она осторожно наступила на имеющуюся ступеньку и аккуратно, как и следует названной принцессе, поставила коробочку на мягкое сидение, продвигая ее пальчиками чуть дальше, а затем удобно устроилась сама. Милли очень нравилось кататься на папиной машине, и хоть девочка мечтала перебраться на то место, где сейчас расположилась мисс Ребекка, сейчас она была не готова просить о подобном. Разрешит ли папа в пользу Миллисент данный вопрос хотя бы один-единственный раз? Думая об этом, девочка испытывала такие смешенные и противоречивые чувства, начиная от легкого негодования, заканчивая невольной завистью. А, возможно, мисс Ребекка побольше самой Милли нравилось смотреть за происходящим на улице не только сбоку?.. Мотнув головой, девочка вспомнила то, что благодарной за помощь с прической школьнице следовало быть вежливой и не упрямиться. Стоило даже учесть то, что Миллисент, до сих пор не очень активно стремящаяся расчесываться, но ужасно любящая разного рода прически, парикмахерские навыки мисс Ребекки не принесли никакого дискомфорта и боли, а это, между прочим, и являлось самой главной причиной нелюбви к расчесыванию.

    Девочка устроила небольшую коробку на коленях и первое время даже сжимала пальцами ее края от неожиданно появившегося чувства неловкости. После Милли даже начала напевать изученную в школе песню, но делала это без слов, только мурлыкая известную мелодию себе под нос. А еще юная Райт хотела восторженно прокомментировать увиденное шевеление серого комочка, но, вспомнив, что папа был совершенно не рад появлению незваного гостя в доме, решила не рассказывать о нем ничего, хотя бы до тех пор, пока они не приедут к ветеринару. А уж с этим доктором как раз можно будет поделиться своими наблюдениями.

    – Мы сегодня в школе изучали бурых медведей. Учительница рассказала, что раньше они жили даже в Англии, а сейчас, не знаю, наверное, ушли... Но они все еще есть в Канаде! А еще, - заболтала Миллисент о животных и всем, что только приходило ей на ум. Девочка не поделилась не совсем радостными вестями о школе и о том, например, что преподавательница пожурила Милли за грязь в тетради, пообещав, что в следующий раз будет в первую очередь обращать внимание на аккуратность учеников, а также наградила маленькую Райт не самой высокой отметкой. Об этом школьница, если и расскажет, то только в последнюю очередь, поэтому сейчас с каждым сказанным словом девочка заметно веселела, и уже следующую информацию подавала звонко и задорно, - мы даже рисовали этих медведей! Папа, а ты знал, что при смешении красной и зеленой краски получится коричневая?

    На одно мгновение Миллисент замолчала, а потом подалась немного вперед, насколько это было возможно, придерживая в руках коробку.

    – Мисс Ребекка, в качестве работы на дом нас попросили нарисовать лошадку. Папа говорил, что ты все-все о них знаешь! Ты поможешь мне?

    +3

    16

    [indent] Ботинки так ботинки. Кэрри, сделав шаг к обувнице, потянулась и пододвинула, ухватив за голенище, к себе повседневные ботинки на широком крепком каблуке не более пяти сантиментров высотой; ногу не слишком напрягало, по непогоде, опять же, обеспечивало хорошую устойчивость. И, для уверенности положения, одной рукой взялась за локоть Райта, второй, стоя как цапля на одной ноге, надевая и застегивая обувь. Когда процесс был завершен, сборы окончены,  и вся делегация по спасению котенка выдвинулась к машине,  женщина некстати припомнила, что в детстве такой продолжительной сердобольностью не отличалась. Заметить, пожалеть, отбить кулаками от обидчиков, это всегда пожалуйста. А вот кропотливый уход, требующий педантичности, методичности и ответственности, её сильной стороной не являлся. Обычно все жертвы милосердия Кэтти-Кэт попадали либо в заботливые руки бабушки, либо в дома пылких, рвущихся ей угодить, поклонников. Судя по тому немногому, что она знала из рассказов о маме Миллисент, стоило делать ставки: упертое желание возиться она приобрела от отца, который, конечно, сейчас тщательно изображал из себя безразличного взрослого дядю.
    [indent] Поймав взгляд девочки перед посадкой в машину, Кэрри, сама не зная зачем, ободряюще ей подмигнула, улыбнувшись. Ничего, мышка-малышка, он только кажется таким несгибаемым, но заставь папу провести бок о бок с кошаком недельку, и с боем не отберешь. Мы, взрослые, нередко такие противоречивые, потому что, мышка, над нашим умом гнет обязательств и страшной-престрашной ответственности за все на свете, и потому кажется, что мы вас, детей, совсем не понимаем. Коротко кивнув Итану, она нырнула в теплое нутро машины, устраиваясь на скрипучем кожаном сидении и пристегивая ремень.
    - Нет, Милли, не все-все, потому что я не ветеринар, - на несколько секунд повернувшись назад, чтобы обозначить принятие словесного участие в заданной теме, ласково ответила женщина. – Но довольно много. Впрочем, я ведь по образованию художник, не говорила? – полные губы разошлись в широкой улыбке, обнажив краешек верхнего ряда зубов, прежде чем Кэрри развернулась в нормальное положение, перестав натягивать ремень безопасности. Краем глаза она, вспомнив прошлое, когда всматривалась в людей, невольно скользнула с интересом по рукам, управляющим автомобилем движением руля. Длинные подвижные пальцы с хорошо обозначенными шишечками суставов лежали на руле уверенно, без лишнего напряжения, и выглядели настолько аккуратными, что сошли бы за женские, если бы не размер. Говорят, характерное отличие для профессиональных пианистов и хирургов. Переведя взгляд на лицо Райта, который за дорогой как всегда следил с видом, будто залез кому-то в череп со скальпелем, она, понятия не имея, видит ли он её боковым зрением, все же улыбнулась ему, словно извиняясь, и вновь повернулась к девочке. – Поэтому мы нарисуем самую шикарную лошадь, лучше ни у кого не будет, но только при условии, что ты будешь моим равноправным партнером в этом нелегком и кропотливом деле. Что скажешь? По рукам?
    [indent] Наверно, Милли нелегко, вдруг подумала она, вспомнив, как тосковала, отправленная к бабушке на несколько лет, когда мамы не стало, а папа был занят делами. Она взрослеет, как все дети, и  с годами все чаще задается вопросом, что с ней не так, если её мама, в отличие от других ребят, не хочет с ней видеться. Лично Кэрри, не думая, предположила бы, что, прояви та женщина подобное желание, ей никогда в жизни не обойти преграду в виде Итана, который умел быть непримиримым до такой степени, что проще его убить, чем переубедить. Одна ошибка, совершенная на эмоциях, стоила той несчастной права быть матерью хотя бы иногда, смотреть, как растет её дочь, но, может, она и не вспоминала о ней подолгу, относясь к категории дам-кукушек, которые собственное благополучие ценили больше, и Райт прав, что не позволил дочери взглянуть в равнодушные глаза той, которая от нее отказалась.  Именно поэтому Кэрри не заводила детей и не собиралась, она не была готова поверить, что способна настолько привязаться к бестолковому кричащему комочку, чтобы рискнуть всем. С другой стороны, любезно шепнуло подсознание, у тебя есть прекрасный шанс обрести ребенка, который вступил в пору сознательности и нуждается не в матери-наседке, а в матери-друге, при том, что рожать и ночами не спать не понадобится. Вот, пожалуйста, перед тобой милая, наивная и доверчивая девочка, которой ты можешь объяснить то, что не объяснили когда-то тебе; перед тобой человек, который только счастлив разделить с тобой её воспитание. Перестань накручивать себя и перед тобой готовая семья, что тебе мешает?
    [indent] В общем-то, ничего. Ничего, кроме пессимистичных взглядом на перспективу.

    +3

    17

    [indent] Дети чутко воспринимают любое изменение – напряжение, отдаленно зарождающееся внутри, - в отношениях родителей, так толковали психологи и соцработники на всех тех бесчисленных курсах, которые доктор Райт посещал в свое время в Канаде, пока пытался не столько не ударить в грязь лицом перед собственным перфекционизмом, сколько искренне отыскать золотую грань в воспитании дочери. Способность эмоционально воспринимать мир и людей – забавно, но факт, - юные человечки черпали из наблюдения за матерями, потому что именно женщины – слушал он, - отвечают в семье за атмосферу и чувства. Нет повода спорить – Итан прекрасно за собой знал властно выверенную воспитанием отца и усиленную гормонами повзрослевшего организма сдержанность. По его лицу обычно проходил скудный минимум страстей и потрясений.
    [indent] Так что, посматривая в зеркало заднего вида, он хотел бы улыбаться при виде сцены идиллии – Милли было у кого почерпнуть эмоциональное буйство красок, не подпитываясь старательным притворством, но улыбка не шла – потому что-то, чего не понимала Милли, лишенная сызмальства шанса видеть взаимодействие обоих родителей и четко узнавать изменения в их привычной линии взаимодействия, он-то ощущал сполна. С годами ничего не изменилось – Кэрри только глубже закопалась в тайнах и секретах и отдалялась в желании сохранить их неприкосновенными, но проблема была в том, что у Итана кончалось терпение жить на дистанции ради каких-то загадок и недомолвок.
    [indent] Плавно направляя автомобиль по узким улочкам – для них Эскалэйд был весьма габаритен и тем неудобен в управлении в случае потребности разъехаться с встречным потоком на двухполоске, частично потесненной припаркованными вдоль линии газонов машинами, - он сосредоточенно следил за дорогой, не слишком дотошно вслушиваясь в щебетание двух своих любимых женщин. Ребекка умела ладить с людьми любого возраста и пола, если хотела, а Миллисент по доброте и наивности детской была готова делать то же самое, так пусть щебечут.
    [indent] Райту самому было над чем покорпеть мозгами, пока часть сознания фокусировалась на маршруте и движении. Например – чертов особняк. Старинное поместье высасывало деньги как пылесос и Джим верно заметил – новое построить было бы дешевле. Но что удивительно, по словам – скорее жалобам! – рабочих, стоило попытаться разобрать или снести какую-то из стен, обязательно с кем-то случалось досадное происшествие – мелкие травмы, несчастные случаи и прочего рода оказии.
    На кой же дьявол я вообще решил, что он мне нужен – чертов дом. Руины! Какой частью взыгравшего детства я принимал решение? Никогда вроде не питал тяги поиграть в знатного лорда с овсянкой по утрам. Теперь необходимо постоянно туда мотаться, руководить процессом, контролировать, чтобы деньги не улетели в трубу людской жажды легкой наживы. Зашиваюсь между работой, ремонтом, домом. Не успеваю толком видеть на дочь, ни… Кэт. Начал срываться на них как озверевшая цепная псина. Подозревать во всем, в чем можно и нельзя. Дожил до того, что практически выжил собственную невесту, которая предпочла сбежать жить на работу среди лошадей, чем со мной под одной крышей, и еще каким-то бесом недоволен этим.  Да черт бы с ним, с этим котенком, нашел повод взбелениться. Если Милли будет радостно, она давно хотела зверушку, прикрыл бы пасть вовремя и согласно бы кивнул.
    [indent] Захотелось по приезду домой достать из буфета бутылку с виски и прикончить полный до краев бокал. Лучше – два. Или три. В идеале доктору Райту желалось нажраться, чтобы отключить всё человеческое внутри, избавив себя от тревог и мучений души, и вырубиться в благодатном сне без снов пусть прямо на диване – не раздеваясь вовсе. Логика подсказывала в ответ на импульс, что он – уважаемый – уже не двадцатилетний мальчик и после такой выходки с утра ему будет очень – в высшей степени очень! – херово. Алкоголь никогда не был решением проблем, что Райт – впрочем – на личном опыте отлично знал. Но зато помогал играть в прятки с безысходностью, которая переходила в наступление, едва пропадала возможность забывать о ней в работе по уши. Ты сраный пессимист – всплыли в голове едкие слова Джима, - топишь Титаник, до айсберга даже еще не доплыв.
    [indent] Включив поворотник, Райт аккуратно свернул к повороту с главной проезжей части, ведущему на скромную парковку перед небольшим опрятным зданием с вывеской лечебницы для животных. После недолгих – лишь по причине того, что в Канаде успел привыкнуть к огромному неповоротливому четырехколесному чудовищу автопрома, - усилий втиснул Кадиллак на парковочное место и заглушил мотор.
    - Приехали, - оповести он Милли и Ребекку, понимая – они и сами догадались. И, уверенным щелчком рукояти открыв водительскую дверь, второй рукой выдернул ключ из замка зажигания, выходя наружу. После чего обошел машину спереди – хулиганской выходкой пройдя по бордюру, балансируя без рук, потому как дальше только газон – и открыл пассажирские двери, помогая выйти сначала Бекке, потом дочери.

    +3

    18

    - Правда? - радостно взвизгнула Милли, едва не уронив непослушную коробку, которая слишком быстро и ловко устремилась вниз, так и намереваясь освободить несчастного пушистого "мистера Котика" из бумажного плена. Школьница же исхитрилась и подхватила падающий предмет с найденышем внутри: дымчатое чудо незамедлительно развернулось, вцепившись тоненькими маленькими коготочками в картонное ограждение. К счастью, все обошлось. Миллисент умолкла как раз на все время проведения спасательной операции. Девочке очень не хотелось, чтобы ее сочли безответственной здесь и прямо сейчас, ведь она твердо решила просить папу и мисс Ребекку оставить котенка в доме. Схватив коробку крепче, Милли медленно и осторожно решила вернуться к разговору о домашних заданиях, красках и картинках, будто ничего и не случилось.

    - Папа не говорил, что мисс Ребекка - художница, - проговорила девочка двоим взрослым. - Ты покажешь мне свои рисунки? Их, наверное, очень много... Даже больше, чем у меня! Теперь я точно уверена, что лучше ни у кого не будет!

    Миллисент радостно захихикала. Она еще никогда не видела настоящих художников, и кто бы мог подумать, что обладатель такой интересной и чудесной профессии жил с ней в одном доме. Когда-то очень-очень давно, еще даже не будучи школьницей, Милли решила, что станет дизайнером или живописцем, но со временем любовь к животному миру определило желание быть ветеринаром, однако, брать в руки кисть девочка не перестала. Иногда малышка Райт представляла себя тетушкой Иви, накутавшись в шифоновые "шарфики" из занавесок и обмотавшись остатками ткани, представляя себя немного стилистом, а еще - музейным работником. Самым востребованным и деловым!

    Оставшуюся часть пути школьница провела за увлекательным занятием, уставившись в окно и глазея на пролетающие мимо фонари, лавочки, бутики. Но теперь же, вместо обыденного "сколько мы проехали от точки А до точки Б украшенных елочек", Миллисент представляла, как она вместе с мисс Ребеккой займется рисованием. Наверное, нужно будет подыскать листы побольше и запастись самыми яркими красками, ведь Милли поможет справиться с классным занятием настоящий мастер своего дела.

    Когда папа оповестил о прибытии, девочка прижала коробку к себе, терпеливо ожидая, когда можно будет выйти из машины. Долго ждать не пришлось, и хоть Миллисент было немного страшно, она все же заставила себя идти к ранее поставленной цели. Ветеринары должны спасать жизни животных, и раз школьница Райт решила посвятить всю себя такой благородной профессии, то и колебаться не стоило.

    Уверенно направившись ко входу в лечебницу для зверушек, Милли вошла внутрь, толкнув входную дверь локтем. Конечно же, податливо пускать посетителей препятствие не желало, но набравшаяся смелости девочка повторила попытку, буквально влетев через главный вход с коробкой в руках. Остановившись в просторном коридоре, Миллисент вновь посмотрела на притихшего котенка: животное не выглядело несчастным, но и не отличалось активностью. И все же в этом месте точно знали, по какой причине маленький серенький комок вел себя именно таким образом. Раньше девочка никогда не замечала за котятами подобного поведения: одни прятались от человеческих глаз, активных поглаживаний и пылких обниманий, а другие, наоборот, бежали к нежным  рукам, удобно усаживались на коленях и хватали коготками кожу, оставляя ласковые царапки. Милли могла с гордостью сказать, что не прошла мимо котенка на улице, не угостив его лакомством и не одарив добрыми поглаживаниями. Конечно же, об этом она не говорила папе, и это была ее главная тайна! Точнее, очередная из главных тайн.

    - Папочка, - залепетала школьница, развернувшись к родителю и мисс Ребекке. - Пааапа! Можно его оставить? Я честно-честно смогу о нем позаботиться. Я буду следить и кормить. Пож-аааалуйста.

    И, не дожидаясь ответа, Миллисент подошла к мисс Ребекке и, поднявшись на носочки, чтобы папа не услышал очень секретный вопрос, зашептала:

    - Мисс Ребекка, а котенок - мистер Котик или девочка?

    +2


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Спасение рядового Котана