– Не заметила, чтобы я тебе хоть что – то предлагала. Но то, что твоих девушек одобряет мой папа, это уже интересно, – она пожала плечами и тоже отстранилась. Кажется, эта неловкая ситуация разрешилась вполне безобидно, что позволило им продолжить совместный просмотр фильма и чаепитие. Генри не стал ничего отвечать на последнюю фразу Вэл, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего. Сейчас лучше всего было отпустить ситуацию с поцелуем и перевести внимание на что-нибудь другое. Рэндалл пытался вести себя, как обычно, однако всё равно внутри был легкий дискомфорт из-за произошедшего.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
06.12
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Тайная комната снова открыта...


Тайная комната снова открыта...

Сообщений 1 страница 28 из 28

1


Тайная комната снова открыта...
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/sbv4ddh.png https://i.imgur.com/oWO29oz.jpg

Reginald Brawley & Henry Harrow
16 января, 2022 г / Где-то в районе Хаммерсмит

Вот уже пару месяцев Генри занимается тем, что подыскивал новые жилища для своей семьи. Их с Евой и отдельно для Джо. Хаммерсмитцы, трепещите! Делал он это только в тайне от своей жены, хотел сделать сюрприз. Первая часть денег уже внесена, квартиры начали потихоньку обустраивать. Собственно, сегодня они с мистером Броули собрались пройтись по магазину, купить все по списку...

Отредактировано Henry Harrow (28 Окт 2021 22:09:39)

+2

2

Итак, он третью неделю живет один, то есть на осадном положении. Коробки так и не начал разбирать. Одежда закончилась примерно сразу, даже учитывая дважды пониженные стандарты, но сегодня наконец скопом он свез ее в химчистку. Уже что-то, хотя бы в понедельник на совещании будет в приличном виде. Нет, можно было съездить домой и взять чуть больше трех комплектов, но к чему эти глупые поводы ехать домой?
Все пошло пропадом из-за этого дела с Элфордом. С ним вообще все возможное и даже невозможное пошло не так. Если бы не дело Элфорда, мистер Броули уже бы был с миссией Красного Креста в Нигерии. А так пришлось упрашивать их отодвинуть сроки - они и сдвинули, на март. Это значит, что он встрял здесь вместо одного месяца - на четыре. С одной стороны, он сэкономит деньги на досрочном расторжении контракта с Харли Стрит Клиник, тот к марту просто кончится. С другой стороны, придется еще два месяца жить на осадном положении... И дело совершенно не в том, что у него закончились рубашки.
Из-за того, что это место виделось ему временным, он совершенно не имел никакого желания им хоть как-то заниматься. К тому же привычки ломались с трудом. Начинать новую жизнь на старом месте то же самое, что бросать курить на табачном заводе. Волей неволей начинают одолевать сомнения. Особенно, если ты надолго предоставлен сам себе. Бывать в собственной компании мистеру Броули не нравилось и даже дрянная звукоизоляция в новой квартире не спасала. Он думал, что ненавидит дом в Хаммерсмите, но все оказалось куда более прозаичнее - ненавидел он себя. Наверное поэтому пил, а когда пить было нельзя, изобретал изощренные способы бегства - например, находил себе компанию.
Причем, если смотреть отстраненно, вот эта его ненормальная тяга к общению появилась ровно с того момента, как ему вручили желтый конверт с результатами генетического теста на отцовство. И зачем только делал? Нужно было выбросить тот кулон в помойку и все. Какой бы ответ внутри ни был, это же ровным счетом ничего уже не изменит. Столько лет прошло... А еще он полностью уверен, что там отрицательный, у нее даже не его цвет глаз был. Хотя, к черту, он даже не помнит, какой у нее был цвет глаз. Это не важно. Казалось бы, нужно просто выбросить конверт. И он это делал несколько раз, но каждый раз доставал обратно и клал на стеклянный столик у дивана. Он и сейчас там лежит, мятый, грязный, глумливо не открытый.
Какой же он трус, господи помилуй.
Конверт лежит там, а мистер Броули стоит на парковке у гипермаркета и курит, подняв воротник пальто. Пальто, кстати, чертовски холодное, оно было приобретено для виду и под машину. А Реджинальд в последнее время стал ездить на общественном транспорте, нужно же ломать привычки, правильно? Если он не может заставить себя разобраться в схеме метро, то как же он уедет в Нигерию в марте? Вот и сейчас он упрямо добрался на общественном транспорте и не менее упрямо мерз - ехать домой за теплым пальто так же глупый повод.
А еще он не мог отделаться от ощущения, что он Генри навязался, а тот просто из вежливости не смог отказаться. Это же, по сути, проблемы мистера Броули, что он не может находится с собой наедине? Зачем докучать людям? Тем более мистер Хэрроу чрезвычайно занят - подготовкой к переезду и всеми этими хлопотами по поводу рождения детей. Счастливый такой ходит, сам не понимает своего счастья. С такими людьми рядом и бывать приятно. Но он совершенно зря навязался. Совершенно зря.
Эта мысль была так навязчива и неприятна, что мистер Броули уже был готов выбросить сигарету и уйти. Но дома конверт, на улице холодно, а иных занятий придумать себе он был не в состоянии. Тем более вот уже мистер Хэрроу идет. Реджинальд выбросил сигарету, поежился и заулыбался:
- Генри, добрый день! Рад вас видеть. Как дела, как здоровье миссис Хэрроу? Неужели вчера и вправду был минус, такой холод... - он приятельски похлопал Генри по плечу, а потом ласково погладил, повернув голову в сторону торгового центра. - Напомните пожалуйста, для чего мы здесь? Это выглядит чертовски большим, а я, знаете, привык к локальным местечкам, где все знают тебя в лицо и если ты позабыл что нужно купить, обязательно напомнят.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/bLwhzz2.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (28 Окт 2021 22:21:47)

+1

3

После ужина у мистера и миссис Броули Хэрроу всерьез задумался о переезде. Он, в принципе, и раньше об этом думал, но тут вопрос встал достаточно остро, так как они с Евой ждут двойню. Но Хэрроу не был бы собой, если бы не решил встрять в очередную авантюру, придумать сюрприз для своей жены. Продать эти квартиры, купить новые. На сегодняшний день он уже нашел покупателя, с которым заключили договор, по которому они должны совершить  сделку до конца февраля. Внес задаток за новые квартиры, и уже потихоньку обустраивал, делал ремонт.
Первой, с кем Генри поделился этой новостью, это была Джо. Хэрроу пока не готов отпускать девочку далеко от себя. Да, у нее появился молодой человек, который очень располагал к себе, и Генри ему мог доверить свою девочку. Однако отцовские чувства, страхи еще не угасли, чтобы вот так взять и отпустить. Лучше делать это постепенно, чтобы не было так больно. Убедившись, что она не против переезда, Генри решил, что это останется в тайне до самых родов Евы и он уже из роддома привезет ее в новую, обустроенную, может не до конца, квартиру. Он понимал, что это будет шок, но тем не менее.
Ну, и конечно Генри не мог не рассказать мистеру Броули, который и поспособствовал тому, чтобы Хэрроу выбрал жилье именно в районе Хаммерсмит. Район приличный, недалеко от работы, да и вообще, давно вылезать из берлоги. В Стратфорд Генри сбежал, когда развелся, чтобы выбрать жилье подешевле и оставить капитал с продажи прошлой квартиры, подаренной отцом. Хэрроу пока не спешил выбирать именно  дом, чтобы поселить туда всю свою семью, хотя возможно, когда-нибудь и решится. Не совсем это по финансам, а брать деньги у Евы Генри не позволяла его гордость. Кроме того, в его интересах позаботиться о том, чтобы у дочери было свое жилье, свой угол, который в случае непредвиденных обстоятельств, у нее останется в любом случае. Он отец, он должен. Добрачная квартира, это на самом деле очень важно. А жить она может и у них, если захочет.

Сегодня Хэрроу договорился с мистером Броули, чтобы пройтись по магазинам и купить все по списку для детей. Начиная с мелочи, заканчивая мебелью. Естественно, что мебель они не потащат на себе, Генри закажет доставку, а то, что влезет впоследствии в машину, купят, что найдут. Хэрроу было радостно, что главврач согласился помочь, составить компанию. Генри подготовил список, он был из двадцати пяти пунктов, и что-то подсказывало, это еще не конец. Единственное, о чем просил Хэрроу своих друзей, родственников, не дарить много одежды. Потому, что по опыту с Джо, больше половины надаренного они с бывшей женой даже не распаковывали, пришлось передарить. Дети быстро растут. Если уж так неимется, пусть дарят вещи первой необходимости.

В назначенное время, Генри прибыл к торговому центру, давненько он не бывал в таких местах на самом деле… Центр вообще немного пугал, раньше он уже жил здесь, и вот снова возвращается. Но эти перемены будут к лучшему.
Припарковав машину, он увидел в поле зрения мистера Броули и направился к нему. Застегнув воротник куртки, Хэрроу вздрогнул от морозного воздуха.

— Добрый день, мистер Броули. Взаимно. Рад, что согласились составить компанию, — искренне ответил Генри, улыбнувшись.

— Благодарю, здоровье хорошо, пока все хорошо проходит. Еле уговорил, что пора в декрет, когда из-за неудобств с животом подвернула ногу. Пришлось подрабатывать дома, во вторую смену, — со смехом отозвался Хэрроу, — Но, к счастью, уже все нормально, — он глянул на торговый центр, вздохнув.

— Мы пришли сюда, чтобы купить товары для будущих детей. Честно говоря, я сам давно не был в таких местах. С этой пандемией обленился  в конец, что районные курьеры уже знают в лицо. Но для детских товаров доставка не очень годится, лучше посмотреть все лично, так что приходится идти ножками до магазина, —  произнес Генри, доставая телефон из кармана, чтобы открыть список в заметках.

— Как дела у миссис Броули? — поинтересовался Генри, направляясь в сторону входа. Этот торговый центр он знал еще хуже, чем тот, что у него рядом с домом. Так что будет ориентироваться на месте. Кажется, магазины с детскими товарами на втором этаже.

[icon]https://i.imgur.com/edhb0xc.png[/icon]

Отредактировано Henry Harrow (29 Окт 2021 13:33:53)

+1

4

Реджинальд обернулся, вновь посмотрел на Генри и обнаружил, что трогает того излишне долго. Да и вообще не стоило людей трогать. Он резковато убрал руку, снова посмотрел в сторону торгового центра, улыбнулся неловко и заложил руки за спину.
- Досадно, что такое произошло, - отозвался мистер Броули серьезно. Ладно подвернутая лодыжка, но вот падения могут быть весьма опасны: - Вы правы, самое время поумерить активность, доношенные двойни имеют меньше проблем в дальней перспективе.
Да, мистер Хэрроу не единожды рассказывал про активности его супруги и общий неуемный нрав. Столько энергии, да в полезное бы русло. Хотя кто он, чтобы судить о полезности, касательно кого-либо. Это совершенно лишнее.
- Прекрасно, - сказал мистер Броули, пряча свои сомнения за фальшивой воодушевленностью. И чем же это он может помочь при выборе товаров для детей? Он же в том совершенно не смыслит. Однако он замерз и поход в торговый центр выглядел крайне желанным мероприятием, повод казался не таким уж важным. Ладно, попробует быть полезным хоть чем-то. Зря что ли ехал? А если получится проторчать здесь хотя бы до четырех дня, то после он может поехать на Кенсал-Грин, сегодня вроде автолюбители собираются, а там и пабы оживут. Звучало как план, а мистер Броули любил планы. - О, у вас список. Прекрасно. Списки это прекрасно.
Они наконец двинулись в сторону торгового центра.
- Полагаю, что прекрасно, спасибо, - ответил он на вопрос про Мадлен. По-правде, он не знал как дела у миссис Броули и по-прежнему ли она миссис Броули. Не виделись больше двух недель. Смеял надеяться, что дела у неё прекрасно. Цветами, быть может, занимается - там как раз поставка должна была быть. Требовалось добавить какую-нибудь историю про Мадлен, но он решил от привычек избавляться, поэтому смолчал и занялся изучением схемы торгового центра. Провозившись с очками, Реджинальд все ж сообразил куда следует идти - очень удобно расположили магазины одной категории в секциях рядом. На второй этаж, стало быть.
Он расстегнул пальто, чтобы быстрее согреться, и протер очки от конденсата.
- А как вы решили оборудовать детскую? Я тут у Льебера интересовался, у его дочки близнецы, он не говорил? Так вот он поведал, что в какой-то момент им пришлось укладывать детей в разных комнатах, потому как у них ритмы сна и бодрствования чуть сбились и получался этакий бесконечный круг... - мистер Броули неуверенно встал у входа в крайне цветастый и яркий магазин. Это несколько пугало. - С другой стороны, примерно с года они уже начали развлекать друг друга, а к двум изобрели собственный язык. Знаете, обычные дети обретают независимость и самостоятельность к двадцати, а у них вот в два это случилось. Какое яркое место, я уж и забыл, что все детское такое яркое...
И прямо у островка на входе взгляд мистера Броули привлек заяц, салатово-белый, с розовым бантом на шее - на фоне окружения тот выделялся бледным пятном. Как молотком по затылку, они до сих пор продаются? Он ей таких покупал, когда не успевал ничего другого придумать, то есть всегда. Целая полка была с этими зайцами, у каждого свое имя. Чаепития с ними устраивала. Он с трудом отвел взгляд и растеряно спросил:
- Куда сначала?

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/bLwhzz2.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

+1

5

Генри не сдержал улыбки. Да, активность Евы, это отдельная песня. Но надо сказать, что с наступлением беременности, девушка немного поумерила пыл. Не без помощи Хэрроу, который прикладывал к этому немало усилий, но тем не менее. Есть результат. Он не запрещал ей работать, только без особо активных действий, знал же, что жена просто зачахнет дома без работы. В этом плане Хэрроу ее прекрасно понимал, поэтому просто приглядывал, осаждал, когда это нужно. В общем, терпения всем нам.
Он листнул список своих заметок, в которых уже черт ногу сломит. Нужно половину просто удалить, да у Генри руки не доходят до этого занятия. Каждый раз находится что-то по важнее. Большинство, это коротенькие слова из песен, которые Хэрроу где-то услышал, и хотел потом найти.
Этот список они с Евой дополняли по ходу, уже в течении месяца, поэтому он улетел куда-то в конец. Хэрроу кое-что вспомнил со времен, когда приобретали вещи для Джо. Правда, тогда этим занималась Элизабет, в силу того, что Генри учился и подрабатывал, для семьи. Он смог только привезти, установить, собрать кроватку, и то, не с первого раза. Возможно, и в этот раз Ева сама бы все выбирала, однако, Хэрроу самолично взялся за этот процесс, так как должен получиться сюрприз. И весьма большой.

Хэрроу замялся, когда хотел спросить еще что-то про миссис Броули. Но достаточно сухой и однозначный ответ главврача, вызвал смятение, которое Генри попытался скрыть. А может он уже просто привык к тому, что каждый раз мистер Броули с упоением рассказывает про свою супругу. Это уже стало, своего рода, традицией, которая так вероломно нарушена. Генри сделал вид, что задумался над списком, стараясь излишне не предавать значение таким нюансам. Мало ли, что могло произойти… Или посчитал неуместным или ненужным? Хотя, когда такое было вообще.
В торговом центре было не так много людей, достаточно тепло, Хэрроу расстегнул молнию на куртке. Сложность еще и в том, что вещи предстоит смотреть для двоих детей, да еще и разнополых.

— Вскользь упоминал, но об этом мы не разговаривали. Честно говоря, пока не представляю. Потому, что в нашем случае, дети разнополые, и рано или поздно их придется расселять по разным комнатам. Этот момент я тоже предусмотрел. Под детскую отдам большую комнату, с возможностью в будущем поставить перегородку. Это один из вариантов, — Хэрроу очень много думал о том, как ему устроить комнату для детей, от этого отталкивался и при выборе квартиры. Площадь не такая большая, но зато у каждого будет свое личное пространство, что очень важно в большой семье. У Генри его не было в родительском доме, даже учитывая то, какой он был большой. Он мечтал поставить замок на дверь в комнату.
— Ну, на самом деле ничего удивительного. Если дети одного возраста, им проще друг с другом найти общий язык и развлекать друг друга. Хотя у нас с братом такой проблемы не возникало, даже учитывая разницу в десять лет. Всегда общались на равных. Помню, в тринадцать лет он мне помогал с двухмесячной Джо, — улыбнулся Генри. Но такие отношения, скорее всего, из-за того, что их объединяла общая проблема отношений  с родителями. Когда Дэн родился, старший Хэрроу активно помогал матери, сам стремился подружиться с братом.

Генри повел мистера Броули к эскалатору, что вел на второй этаж, и сразу справа от него был магазин с мебелью для детской комнаты.
— Давайте начнем по порядку, вот с этого магазина, — предложил Хэрроу. Зайдя в магазин, Генри почувствовал себя немного неуютно. Спустя восемнадцать лет он снова станет отцом... Даже, как-то странно, дух перехватывает. Он замялся на входе, глядя на всё это великолепие, в частности, розовенькое и голубенькие. Вон та кроватка, по правую руку, с розовым большим бантом бросилась в глаза. Хотя нет, это слишком... Ладно, чтобы было проще выбрать, нужно ориентироваться на бюджет.
— Шёл сюда с полной уверенностью в том, что мне нужно. А сейчас... Глаза в разные стороны от изобилия, — чуть улыбнулся Генри, — Это я стал таким старомодным и занудным или всё розово-голубое выглядит уж слишком ярко? Больше склоняюсь к чему-то нейтральному... Белому, например, — он задумчиво посмотрел на мистера Броули.

[icon]https://i.imgur.com/edhb0xc.png[/icon]

+1

6

- Эка незадача, а мне вот постоянно рассказывает, но вам бы послушать было полезнее, - отозвался мистер Броули с улыбкой. Он любил слушать кокетливые сетования Эла, на самом деле любил, может поэтому тот и рассказывал? Так-то мистер Томас не особенно открытый человек. Говорил, конечно, много, а смысла вкладывал крупицы. А про внуков как-то цельно выходило, с желанием что ли, искренне.
- Ну, рано или поздно им придется съезжать в колледж, но это скорее поздно, чем рано. А во сколько им там понадобится личное пространство? Лет через десять, быть может. Хотя нынче может и раньше... Да, время летит быстро, очень быстро.
Мистер Броули медленно шел по магазину и рассматривал гипнотическое многоцветие кругом. Это было приятно в той части, что на мысли не хватало места, вся голова напрочь была занята анализом поступающей через глаза информации. Когда бы он еще оказался в таком месте?
- О, я рад, что у вас такое единение с братом. Несколько завидую даже, всегда, знаете ли, хотел брата - а была только свора кузин, хотя женские компании и нахожу интересными. Так, помнится мне, супруга мистера Хэрроу-младшего тоже в положении и у вас будет еще больше поводов сблизится. Главное не слишком близко и все-таки бывать иногда дома.
А то слишком уж друг друга понимать начнут, объединяться и займутся каким-нибудь совместным эскапизмом. Это дело знакомое. Иметь друзей со схожими проблемами палка о двух концах. Иметь работу с дежурствами еще хуже. Хотя потребность сбегать куда-либо не зависит ни от компании, ни от работы, она внутренняя. Хотелось думать, что у мистера Хэрроу уже есть некоторый опыт, который он не станет повторять. Он сам, когда у него появилась некая перспектива снова стать отцом, анализируя ошибки, эту свою манеру сбегать счел самой вредной и зарекся повторять. Но не случилось. Не дали ему шанса исправиться, не дали. Ну что ж теперь... теперь уж ничего.
- По всей видимости да, - подтвердил мистер Броули опасения Генри по поводу занудства, - потому как я подумал то же самое. И, боюсь, что если вы хотите что-то нейтральное, то выбор резко сузился. Впрочем, это можно найти удобным... Хотите одинаковое? Или закладываем больше времени на двойные муки выбора?
Мистер Броули пошел прогуливаться в ряд всяческих люлек, кроваток и прочих приспособлений для автоматического укачивания. Некоторые выглядели весьма футуристично, а значит их функционал угадывался только отчасти. Единственное, что он мог сказать о кроватках, была их высота - её нужно подбирать под рост родителя, чтобы не гнуть спину лишний раз, и замки на бортиках - чтобы туда нельзя было сунуть неуемные пальцы. А то случалось.
- Это же как Эванджелин отправила вас в это море детских товаров одного, не дав никаких ориентиров по модели, артикулу или хотя бы узорчику? Может оставила возможность телефонных консультаций? Они, знаете ли, очень трепетны к узорчикам. Нет? Тогда это крайне жестоко, вы случайно не провинились намедни? - мистер Броули улыбнулся. - Обычно же, ради соблюдения приличий, дается выбор между двух каких-то совершенно одинаковых штук и весьма прозрачный намек какую из оных предпочесть. А вот эта явственно плохая, тут в защелку прямо таки просится детский палец-ковырялец.
Мистер Броули остановился у одной из кроваток, что выглядела если не ретро, то однозначно скучной простой. И этим своим действием случайно привлек продавца, который с готовностью вызвался помочь и рассказать что к чему.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/to6o9qV.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

+2

7

Генри мог бы сказать, что ему есть с чем сравнивать, что у него есть опыт, но... Кого он обманывает? Его опыт закончился, даже не начавшись. Когда они развелись с Элизабет, Джо было семь лет. Последующие два года они не общались совсем, и это были два самых мучительных года для Хэрроу. Он застал её совсем маленькую, а дальше всё воспитание полностью легло на плечи бывшей жены. У дочки уже тогда была своя комната, но бывало бегала спать к родителям.
Как не парадоксально, Хэрроу старался уделять дочери больше внимания уже после развода. Генри не хотел повторения истории, она стала для него, своего рода, красным светом. Но что-то подсказывало, с Лиз бы они всё равно развелись. Она хотела жить богато, Хэрроу не мог ей всё это дать со своими принципами.

— На счёт близнецов мне судить сложно, как оно будет на самом деле. У Джо сразу  была своя комната, с той лишь разницей, что сначала там стояла люлька, а потом кровать, — улыбнулся Генри. Мистер Броули напомнил о том, что дети рано или поздно вообще уедут из родительского дома, хоть это и будет лет через восемнадцать, не раньше. И очень бы хотелось в этот раз наблюдать за их развитием, будучи рядом. Очень задел тот факт, что он не испытал этой радости с Джо. Немного мучила совесть, хоть она его и простила уже давно. Хотя Генри больше думал о том, что ничего с ней бы не случилось, будь он рядом... Но об этом думать уже поздно.
Хэрроу не сдержал смешка на тему единения с братом, про проделки Дэна, Генри мог рассказывать часами. Это прям таки нескончаемая тема, больше, чем про дочку. Но всё равно, они любили друг друга, хоть и временами хотелось дать Дэниэлу по голове, чтобы мозги на место встали.
Он шёл по магазину, глядя на всю эту красоту, которую придумывают для детей. Современные технологии не отстают. Начиная с кроваток со встроенным проигрывателем, куда вставляешь флэшку и оно будет петь песни ребёнку. Заканчивая поющим мобилем с автоматическим вращением, от которого может голова закружиться. Но кто знает, может детям это действительно интересно.

Мистер Броули подтвердил его предположения, на что Генри сделалось странно. Он слабо улыбнулся, вскинув бровь. Хотелось поставить руки в боки в позе «Ну и что мне с этим всём делать....». С Евой они обсуждали возможные варианты, но тут глаза просто разбегались. Есть ли тут вообще эти самые варианты? Хэрроу было неловко, боязно, как будто он снова тот самый двадцатипятилетний студент, впервые становящийся отцом.

— Может оно и к лучшему, что выбор сузится. Мы с Евой обсуждали много вариантов, но пришли к выводу, что хочется что-то нейтральное... Как по мне, все это розово-голубое великолепие смотрится нелепо. Кто вообще сказал, что девочка не может носить голубой цвет и наоборот. У меня в юности был розовый свитер и розовая рубашка, и они очень мне шли, — размышлял Хэрроу, задержав взгляд на одной из кроваток с балдахином, — На счет одинакового, мы примерно так и хотели. Чтобы вся мебель, в принципе, была в одном стиле, — наверное, это ближе к вопросу о старомодности Генри и его желании создать что-то красивое и одновременно приятное глазу.

Хэрроу широко улыбнулся, мистер Броули, как всегда проницателен. Желание уберечь жену от лишних нервов, коих ей и без этого хватает, перерастает уже в паранойю. Наверное, еще потому, что эти нервы приходится переживать и самому Генри. Вот только у него вся телефонная память забита фотографиями мебели, которую они с Евой выбирали, как примеры. Но, конечно, есть риск, что все равно выберет не то, хотя своей интуиции Генри привык доверять. Однако речь шла о Еве…

— Ну, начнем с того, что инициатива была моя, — признался Хэрроу, улыбнувшись, — Знаю, рискованно, но опираться все же буду на то, что мы с женой обсуждали… Да, возможно, и в этом случае не все так просто, но шансов на попадание больше, — он открыл галерею телефона, где были различные сохраненные картинки. Среди них были  кроватки, шкафчики и другие предметы мебели, в основном, белого цвета. Кое-где с вкраплениями коричневатых оттенков, под дерево.

— Еве и без того хватает волнений. Если мы еще вместе поедем выбирать вещи для детей, боюсь, что она родит раньше времени. Это, ведь, только начало. Как минимум, коляску придется покупать с ней, так как в большинстве случаев возить ее придется Еве. А поводов провиниться у меня хватает, одним больше, одним меньше… — засмеялся Генри, обратив внимание на кроватку, что показал мистер Броули. Подошедший продавец лучезарно улыбнулся, поинтересовался для кого подбирают мебель, для мальчика или девочки. Когда Хэрроу сообщил, что для обоих сразу, тот заулыбался, и решительно повел в раздел для близнецов. Совмещенные кроватки, начиная с люлек, заканчивая двухэтажными. Вот последние очень практичны, но не для разнополых детей. Генри поблагодарил продавца, его консультации были полезны.

— Кстати, мистер Броули. Последний раз, когда мы у вас бывали, ваша супруга обещала моей отросток одного цветка… К своему стыду, название не запомнил и не записал, какое-то очень необычное, но такое с белыми цветами, похожего на розу. На тот момент оно еще не дало новые побеги, чтобы их можно было срезать. Очень уж просила поинтересоваться, когда она может за ним зайти в ближайшее время. Или сегодня, например, на обратном пути, если ваша супруга не очень занята. Хочет в детскую его поставить, — Генри не очень разбирался в цветах. В основном, узнавал о них от мистера Броули, который в свою очередь, от миссис Броули. В общем, Ева тоже загорелась идеей заставить квартиру цветами.

+2

8

- О, инициатива наказуема, помните это, - улыбнулся Реджинальд. - Но я это не к тому, чтобы её не проявлять, а скорее к тому, чтобы эта мысль согревала вас в бури и ненастья. Но я думаю, вы уже больше моего знаете.
Он внимательно следил за общением Генри с консультантом, вежливо улыбался, когда следовало, но в основном молчал. Что ж сказать? Дети разные. Их дом, в свое время, был скорее неудобен засчет громоздскости и множества отдельных комнат с темными холодными коридорами. Поэтому девочка часто мешала им в спальне. Он же, насколько помнил, предпочитал запираться в своем углу и не особенно стремился к компании матери. Люди разные. А близнецы уж отдельный разговор.
По поводу вещей тоже ничего сказать толкового не мог. Бесполезен так же. Сердце снова начинало зажимать тоской и неуместностью. Хотелось отговориться чем-то и уйти, не обременять, только бы придумать подходящий повод. Отросток цветка с белыми цветами, похожего на розу, и который дает побеги зимой? Понятия не имеет, о чем идет речь.
- Вы избрали крайне сложный путь, мой дорогой, - задумчиво сообщил мистер Броули. - Я не разумею о чем вы. Не проще бы было, чтобы миссис Хэрроу напрямую обратилась с этим вопросом к Маделайн? Раз она обещалась, то найдет минутку, смею надеяться. Я бы вам подсобил, но боюсь, что мои планы не предполагают поездки в Хаммерсмит. После, мне необходимо в Челси, к Кенсал-Грин.
Прозвучало, будто ему нужно на кладбище. Впрочем, везти Генри за каким-то отростком еще более глупый повод повидать Мадлен, нежели чем забирать одежду. Она поднимет его насмех. Нет, никаких поездок в Хаммерсмит, это лишнее. Но и раньше четырех ехать в Кенсал-Грин было бы самонадеянно, особенно с этой погодой. Мистер Броули глянул на часы - чем же себя занять на два часа? Почему это так сложно? На работе два часа даже не время.
- Чем еще я могу быть вам полезен, Генри? - пока что толку от него ноль. - Я имею ввиду здесь, быть может.
Он рассчитывал уловить в словах Генри трудности с тем, чтобы его озадачить, это было бы подтверждением его догадок. Повод найдется. Да банально на работу съездить можно, хотя и не хотелось. Но можно же не бумагами заниматься, а начать подготовку к операции в среду. Несколько заранее, но чем не повод? Не будет уточнять, что операция плевая.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/to6o9qV.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (8 Ноя 2021 14:16:57)

+2

9

Инициатива и Генри, это две вещи не совсем совместимые. Иногда он ее проявлял именно там, где не нужно, но через тернии к звездам, чаще добивался того, что ему хотелось. Может и сейчас руководствовался тем же самым принципом. Ева в курсе, куда поехал ее супруг, правда без дополнительной информации о том, что приобрел новые квартиры для них и дочери. Нет, он не врал… Генри всегда называл это «недоговаривать всей правды». Врать он не умел, и девушка это знала. Впрочем, надеялся, что для жены это получится большим сюрпризом к рождению детей. Не знал, правда, в какую сторону. Приятный или не очень. В конце концов, они думали о расширении жилплощади. А с Евой они выберут квартиру, дай боже, к пятому дню рождения их близнецов.
Он слабо улыбнулся, представляя что его ожидает дальше. Ремонт уже начат, Хэрроу решил начать с самого главного, вещи для ребенка. Они-то смогут и перекантоваться с маломальским ремонтом, минимальной мебелью, если Генри не успеет все сделать к прибытию жены из роддома.

Генри не хотел излишне занимать время мистера Броули, то, что он согласился составить ему компанию, было очень приятно. Только все равно начинал ощущать себя не в своей тарелке. Как будто бы, сказал что-то лишнее и неуместное. Но, постойте, когда это растения миссис Броули и она сама, было неуместной темой… Ева могла бы и сама попросить, но, несмотря, на свою открытость, все немного стеснялась, боялась сделать, сказать что-то не так. Причем, эта осторожность присутствовала только в отношении четы Броули. Потому просила Генри, так как с мистером Броули он общается все же чаще.

— Сложный? Каюсь, моя вина, я немного подзабыл, должен был спросить еще пару-тройку дней назад. Сегодня мне об этом напомнили, — смущенно ответил Хэрроу. Во всей этой суматохе, он совсем забыл про цветок. Вообще, в последнее время, приходилось обо всем напоминать или записывать где-нибудь на видном месте, ибо в голове еще та мешанина. Что ж поделать, в отношении будущего жилья Генри действительно избрал сложный путь. Если не сказать, бег по пересеченной местности.

— Она может, конечно, но, как бы странно не звучало, но немного робеет о чем-то таком просить иногда, — улыбнулся Генри, — Хорошо, тогда сами к ней заглянем как-нибудь. Предварительно, позвоним, конечно, — добавил Хэрроу, не хотелось бы явиться в неподходящий момент. Но Ева прямо-таки загорелась идеей. А вот перевозить всю эту красоту придется именно Генри, и не известно, как эта вся красота приживется на новом месте… На правах супруги, Ева продолжала заниматься его квартирой. У них дома уже есть пара цветочков, квартира Генри постепенно приобретает подобие уюта после женитьбы. И все менее напоминает холостяцкую берлогу, коей она являлась чуть более полугода назад.

Хэрроу все же выбрал несколько вариантов детской мебели, записал артикула и сделал фото, но хотел вернуться к этому чуть позже. Оформление покупки, плюс доставки займет время, это он может сделать и через сайт. А вот самому Генри очень не терпелось съездить вместе с мистером Броули в новую квартиру, чтобы тот оценил, во всяком случае, на это надеялся. Он знал, что главврач любит больше дома, но, тем не менее, мнение мистера Броули Генри крайне важно. Кроме того, прислушался к  совету о выборе района, и получится такой небольшой сюрприз, что жить они будут теперь совсем рядом… Хотя пока не знал, приятный или не очень.
Вопрос мистера Броули не заставил Генри долго думать. Выйдя из магазина, в глаза бросился достаточно яркий магазин со всевозможными вещами, игрушками, погремушками, развивашками. Прямо-таки все в одном месте. Похоже, это то, что действительно нужно.

— Мистер Броули, ваше мнение, в принципе, для меня очень важно в таких вопросах…  как, например, выбор вещей для будущих наших детей, — Генри сам того не замечал, как начинал смущаться своих слов, очень хотелось добавить, но какая-то невиданная сила его тормозила. «Если бы не вы, я бы тут сейчас не стоял… причем во всех смыслах этого слова».
— А здесь… Но мне на самом деле хотелось бы выбрать какие-то развивающие вещи, книжки, игрушки. Может быть, посоветуете какую музыку лучше давать слушать совсем маленьким, — Генри улыбнулся, — Знаете, есть такие крутящиеся штуки, которые над кроватью… некоторые из них музыкальные, — немного волнительно произнес Хэрроу. Еще и забыл как слово это называется… Только что же помнил.
— Вон там, как раз есть неплохой магазин… Или я забегаю далеко вперед? — спросил он, чувствуя, как накатывает толика смущения, которую Генри с усердием старался перебороть и вернуть себе былую уверенность. Душа очень требует наверстать упущенные когда-то возможности. Вот что. Правда, сам того Хэрроу не замечал. И хватался за всё и сразу. Кроме того, каким бы опытным отцом он ни был, так или иначе, очень многое Генри пропустил.

+2

10

- Оу, - вскинул брови мистер Броули на заявление, что про цветок Генри хотел спросить раньше. Никакого смысла в этом уточнении он не видел, ответ был таким же - спрашивайте напрямую, он-то тут причем? А вот дальнейшие признания касательно миссис Хэрроу, которая от чего-то пугалась таких просьб, он нашел крайне непонятными. Вероятно, просто вежливое уточнение с целью забрать вину, но все же он решил тоже извиниться: - Мне жаль, если мы дали повод для опасений любого рода или смутили каким-то иным образом. Уверяю вас, ничего подобного даже в мыслях не было. Да и Мадлен всегда охотно отдавала отростки, тем более сама же предлагала, насколько я понял из ваших слов. Ума не приложу почему могло произойти это недопонимание. Конечно. У вас есть её мобильный телефон? Домашний она не всегда слышит, не случилось бы так, что это расценили бы не верно. Давайте все ж дам мобильный. Я тут научился знаете как делать, о, сейчас продемонстрирую. Близок к тому, чтобы изучить десятую часть функционала этого устройства, еще пара лет и может разберусь полностью.
Мистер Броули водрузил на нос очки и улыбнулся. Достал телефон, нашел в контактах телефон миссис Броули, которая все еще значилась как "жена", что устаревшие данные, стоило бы поменять, нажал на пару кнопок и продемонстрировал Генри то, что называлось "куар-кодом".
- Если это считать, то и переписывать номер не придется, наведите камеру и может сработает. Или могу по старинке вложенным контактом послать, если не выйдет, - с этим вроде быстро разобрались к вящему удовольствию. Мистер Броули удостоверился, что инцидент исчерпан, он все возможное сделал для его заглаживания, а там уже как будет. Вроде ей нравилась Эванджелин, но кто знает. Хотя дать обещанный отросток было бы просто вежливым и вряд ли обременительным. Теперь даже это прогнозировалось с опасениями, он не знает.
- О, я в таких вопросах не то, чтобы, - он с сомнением посмотрел в сторону другого магазина, - ...сведущ. Этим всегда занималась Мадлен.
Он, перед тем как забрать подписанные документы, сделал список-инструкцию по всем делам, что он обычно делал в доме, и в браке. Где мог, дал контакты: почтальона, чиновника по благоустройству, коммунальщиков, слесаря, сантехника, кровельщика, садовника. Написал как и где фильтры менять, где краны у коммуникаций, когда сроки для обслуживания техники. В общем, вымучил из себя функций и контактов, которые уместились на двадцать страниц. Ему и тогда показалось, что это как-то маловато. Интересно, функции Мадлен в браке заняли бы больше листов? Мистер Броули снял очки и убрал те в карман. Слишком много о Мадлен, стоило бы прекратить, лучше бы не касаться этой темы, будто поговорить больше не о чем.
Реджинальд заложил руки за спину и по привычке принялся было крутить кольцо на пальце, но того не оказалось, поэтому пришлось выкручивать сустав.
- Для развивающих игрушек наверное рановато, - заметил он сдержанно. С одной стороны ему дико не хотелось идти в еще один детский магазин и чувствовать себя там еще более ни к месту. Мистер Хэрроу даже ничего не приобрел, они просто ходили туда-сюда, заняли время консультанта, да вышли. Хотя он делал какие-то заметки, вроде. Но он и приходил с заметками? Может все же по-умному решил согласовать узорчик перед покупкой? - Насчет остального, не знаю. У вас сильно плохо со звукоизоляцией в квартире? Это может быть целой проблемой и если она есть, то будет удобен генератор белого шума в детскую. От многих слышал, что прямо таки спасение. Но, прошу, оставьте это мне - мне же нужно что-то вам дарить! Потому что если вы не поделитесь списком бэйби шауэра, у меня больше идей нет.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/to6o9qV.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (13 Ноя 2021 02:05:47)

+1

11

Возможно, Генри как-то не так выразился, относительно Евы, что они с миссис Броули ничем таким не напугали и не смутили. Просто для его супруги, это было чем-то похожим на знакомство с его родителями, хотя это в корне не так. Да и не произносить же такое вслух… Девушка, боялась им не понравится или сделать что-то не так, что приведет к конфузным ситуациям. Но первый ужин-знакомство прошел очень даже неплохо, во всяком случае, для Евы.
Хотя, когда Генри увидел Еву, идущую к алтарю под руку с мистером Броули, это был таким, необычайным, знаковым сюрпризом.
— Мистер Броули, поводов вы не давали, ни в коем случае, — поспешил оправдаться Хэрроу, чтобы не подумали о нем ничего дурного, — С момента, как забеременела, стала слишком чувствительной, даже самому не привычно. Вы же помните, наверняка, какой она может быть активной. Постеснялась, такое бывает, и не только сейчас, — улыбнулся Хэрроу. Чего греха таить, Генри сам иногда стеснялся, смущался что-то сказать не так, сделать, чтобы не получить осуждение от мистера Броули.

— О, благодарю, мобильный номер не помешает, это даже удобнее, — Генри улыбнулся, когда мистер Броули показывал ему свои умения в сфере мобильных технологий. Определенно, успех. Хэрроу сам впервые видел эту функцию в телефоне, он ради любопытства открыл свой список контактов, вошел в первый попавшийся. И о, чудо, и правда есть! Он навел камеру на предложенный куар-код, контакт сохранился в памяти его телефона, убрал его в карман.

Мистер Броули подтвердил сомнения Генри, относительно развивающих игр, и вообще назвал слишком много новых слов. Да, он читал про то, что нужно младенцу  в первые месяцы, годы его жизни. Но это было настолько ново… Бывшая жена сама всем занималась, пока Хэрроу учился, одновременно работал. Ему оставалось только приносить деньги в дом, которые Элизабет сама тратила на все, что нужно для ребенка. Себе оставлял немного на нужды, остальное все в семью. Однажды, оставшись с дочкой наедине, Генри понял, какого это, и какая же жена была предусмотрительная… Сейчас уже проще, технологии развиваются, для детей придумали столько всего, что глаза разбегаются.
— Звукоизоляция неплохая, насколько я успел заметить. В соседней квартире над нами тоже идет ремонт. Но я недавно в интернете статей начитался, да и Ева там что-то постоянно рассматривает… Слышал и про этот белый шум. Он помогает, чтобы дети потом не просыпались от каждого шороха, привыкали, в общем, к шуму, — задумчиво ответил Хэрроу, направляясь в сторону выхода из магазина, — А на счет подарков… Вот, честно говоря, я об этом даже не думал. Генератор белого шума, оставлю вам, так и быть, потому, что других идей у меня нет, — он улыбнулся, понимая, что говорить «подарков не нужно, только приходите сами», бесполезно. На свадьбу ему обещали подарить козу… И Генри все еще это помнил, и боялся, что мистер Броуил исполнит эту угрозу. Звучало очень зловеще.
— Единственное, о чем я всех просил, это не дарить одежду. Как показала практика, в прошлый раз мы с бывшей женой, больше половины надаренного либо передарили, либо продали. Просто не успели надеть, — подметил Хэрроу. Уже на улице Генри остановился, на пару секунд замялся, как бы ему спросить.
— Мистер Броули, как вы отнесетесь к тому, чтобы проехаться вместе со мной, я бы показал вам квартиру… — заговорщически произнес Хэрроу, улыбнувшись. Вообще, это должен получиться сюрприз, ведь, тот дом находится совсем недалеко от дома мистера Броули. Кроме того, про этот дом рассказывал сам главврач когда-то. Пока он не раскрывал этого, хотел.
— Очень хочу, чтобы вы оценили. Это займет совсем немного времени, а потом  я отвезу вас в любую точку города, — предложил Хэрроу свою помощь в обмен на поездку с ним.

+1

12

С другой стороны, он до сих пор не мог придумать, куда деть время и покидать компанию мистера Хэрроу не хотел, хотя какая-то часть мистера Броули навязчиво и стремилась это сделать. Но даже этот завзятый его внутренний параноик не мог найти свидетельств того, что Генри его общество тяготит. Скорее чувствовалось даже наоборот. Но это ощущение почему-то тягот не снимало и не разубеждало, внутренняя потребность сбежать отчего-то становилось невыносимо глупее и, будто бы, даже сильнее. Почему так происходило мистер Броули понять не мог. Но было неспокойно.
В иной ситуации он бы и дальше продолжил пляски вежливости, уверил, что стеснения ни к чему и они рады этой компании, пригласил бы заходить в гости... но в связи с недавними событиями, которые все несколько усложнили, не стал. За Мадлен он говорить был более не в праве. За себя? В свой-то новый дом, а точнее квартиру, и приглашать кого-либо неприлично. Ужаснейшая берлога - он так привык жить в компании женщины, которая брала на себя быт и уют, что сам совершейнейше этого делать не умел. Жалкое зрелище, лучше бы это никому не показывать. Он не был уверен, что там банально есть вторая чашка... и чай. У него вообще есть чайник? Было бы странно в шестьдесят лет не иметь чайника.
- Прекрасно, надеюсь, что окажется полезной вещицей, - отозвался Реджинальд, застегивая куртку перед выходом на улицу и предварительно кутаясь в шарф. Что ж, решит по дороге к остановке или к метро, решить бы еще куда идти. - Про одежду я вас услышал, как хорошо, что я совершенно не разбираюсь в размерах.
Мистер Броули вежливо улыбнулся, уже думая прощаться. Все же снаружи было чертовски холодно, его сразу же прострелило мурашками. Надо было соглашаться на второй магазин, там хотя бы тепло. Все-таки физические удобства была куда важнее удобств эмоционального рода, хотя часто казалось, что наоборот. Но от Генри последовало предложение иного рода. Реджинальд удивленно вскинул брови:
- Оу, вы присмотрели новое жилье? - улыбнулся он. Да, если вспомнить, к этому все шло, хотя прямо и не говорилось. Или он не обратил внимания? Или забыл? - Крайне интересно, я бы с удовольствием.
Это предложение ощущалось радостно, потому как в жилье мистер Броули хотя бы отчасти разбирался, это было его зоной ответственности в браке. Что-то он сказать мог, что-то посоветовать, чтобы не чувствовать себя мучительно бесполезным. И интересно, конечно, что думает мистер Хэрроу на эту тему, помнится, на фоне домов они во взглядах разошлись. С тех пор мистер Броули еще больше возненавидел квартиры, по своим личным субъективным ощущениям, конечно.
- Нет, вы что, а это вот лишнее. Я совершенно не спешу, планы-то совсем на вечер, да и неудобно там на машине, сам после доберусь. Я поэтому и без машины нынче, с парковкой такое безобразие в выходные, что уж лучше действительно пешком. Но тут уж не свезло с погодой, - Реджинальд снова разулыбался и разговорился. Нервозные тиски чуть разомкнулись, даже дышать стало как-то полегче. И даже важно, что врал - машину он оставив вовсе не поэтому, но это было неважно.
Они уселись в автомобиль мистера Хэрроу. Реджинальд принялся засыпать Генри вопросами, но тот темнил и даже не особенно охотно признался, куда же они направляются. В общем-то, мистеру Броули было не важно, главное, чтобы не в пригород, оттуда черт знает как выбираться. Но вот они поехали в сторону Хаммерсмита, по дороге им изученной досконально, только вот с водительского сидения. Нервозность снова вернулась. Не хотелось бы сейчас оказаться рядом с домом, даже имея повод и не имея возможности увильнуть. Не хотелось. Но вот Генри включил поворотник:
- Это вы зря, - сказал мистер Броули, - тут нельзя поворачивать. Вон там в ветках прячется знак, а чуть дальше камера. Разрешенный поворот следующий.
Слава богу, свернули в паре улиц не доехав до его дома. Но облегчение почти сразу сменилось непониманием. Черт возьми, Генри издевается? Привез его к этому многоквартирному ужасу, в котором мистер Броули нынче имел неудовольствие жить. Не любил Реджинальд неопределенностей, особенно такого вот рода, но вида решил не подавать.
- На ту улицу можете даже не ехать, там никогда нет мест, - это он про парковку, с ней тут было сложно. Привыкший к собственному гаражу для машины, столкнувшийся с местным тотализатором, мистер Броули непременно раздражался. Вот так уедешь на работу, приезжаешь вечером и еще полчаса уходит на поиск места, а потом идешь два квартала, если повезет. Был, конечно, паркинг недалеко, но выкупать там место он не хотел, дешевле было платить штрафы два месяца. - На соседней бывают места, а хотя вон смотрите, кто-то уезжает. Вы везучий.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/to6o9qV.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (14 Ноя 2021 16:00:26)

+1

13

Прекрасно, мистер Броули согласился посмотреть квартиру, Генри уже загорелся во всю этой идеей, показать будущее жилище их семьи. Вообще в обществе главврача Хэрроу всегда ощущал себя эдаким ребёнком... когда нашкодившим, когда через чур счастливым. Не знал, правда, что чаще… Однако своего наваждения уже не скрывал особо. С мистером Броули, Генри всегда был совершенно искренен.
Очень хотелось переселить поближе к себе и Дэна, чтобы приглядывать за братом. Уж никак Хэрроу не привыкнет, что брату уже тридцать с лишним лет, и он может о себе позаботиться.

— Более того, я его даже уже приобрел. Для нас с Евой и дочки, — улыбнулся Хэрроу, садясь за руль машины, — Надо что-то менять в своей жизни, да выбираться из норки, точнее окраины, — выдохнул он. На самом деле, такое решение далось Генри не так уж легко. Стратфорд он выбрал из соображений, забраться подальше и не высовываться. Кроме того, там жилье дешевле, хоть и не самое приличное. Обычный человейник. Долго потом Генри приводил в порядок свою новую квартиру. А долго потому, что было очень лень этим заниматься.
Мистер Броули так заметно оживился, Генри с радостью делился с ним последними новостями о Еве, о Джо, о брате. Раньше он слушал истории о супруге мистера Броули, но сейчас сам не заметил, как с удовольствием рассказывал о своем семействе. Это прямо-таки увлекало, особенно, когда есть о чем рассказать. Только до самого конца пути решил не разглашать конечный пункт. Очень уж хотелось немного удивить… Все-таки это тот самый дом, о котором ему рассказывал мистер Броули, и Генри он действительно понравился. Расположением, да и цена приемлемая, как раз он укладывается в бюджет так, чтобы еще и осталось на ремонт.

В чужом районе Хэрроу ориентировался не очень. Навигатор вел по дороге, а вот знаки и прочее Генри не всегда замечал, если голос из телефона об этом не напомнит. Так что подсказки мистера Броули пришлись очень кстати. Долго же Генри потом будет заниматься спортивным ориентированием по району, пока не соберет все возможные штрафы.
Он хотел свернуть на улицу, где находился сам дом, парковка, как и предполагал мистер Броули, действительно, была забита. Извечная проблема больших городов… После тихого Стратфорда, к этому ритму Генри  будет привыкать долго. Хотя  что уж… там у дома парковка еще меньше. Хэрроу хотел уже проехать дальше, но место чудесным образом освободилось. Он не сразу, но задумался, чего это мистер Броули так интересуется парковками у домов на соседних улицах, хотя у него самого гараж. Но больше, наверное, позавидовал белой завистью этому аспекту... Хотя иметь дом по-прежнему не хотелось. И он для себя понял, наконец, почему. Это напоминало ему о родительском поместье...

— Всё, мы приехали. Вот в этом доме, третий этаж, — провозгласил Хэрроу с улыбкой, — Помнится, вы мне про этот дом рассказывали. Честно говоря, он мне понравился. И расположением, и в целом место неплохое. Ремонт я только начал делать. Готова только отделка, но думаю, что к концу этого месяца квартира уже будет готова к тому, чтобы ввозить туда мебель, кухню и всё остальное, — проговорил Генри, поднимаясь на нужный этаж. Открыв дверь ключом, он впустил в мистера Броули. В квартире пахло свежим ремонтом, в предполагаемой гостиной уже всё убрано, сейсас доделывалась вторая комната, которая позиционируется, как будущая детская. Окна выходили во двор, что немало важно. От этого достаточно тихо. Цвета Генри предпочёл светлые, они визуально расширяют пространство и делают помещение светлее.

— Ну вот, как-то так... Не думал, что когда-нибудь решусь на переезд. Это для меня сродни апокалипсиса. Не помню, говорил вам или нет, что Ева еще не знает о том, что мы переезжаем, — выпалил Генри, щеки его налились краской, — Да, вот так. Это будет сюрприз, но… чуть позже. Потихоньку выпрашиваю, какой бы она хотела видеть нашу квартиру, комнаты и прочее, так и делаю. Хотя иногда мне кажется, что она начала уже что-то подозревать, — смущенно улыбнулся Хэрроу, — Так что об этом пока знает только Джо, она и помогает. И вот, вы теперь знаете. Очень уж душа требовала с вами поделиться, — улыбнувшись, произнес Генри, как будто втягивал мистера Броули в какой-то преступный замысел. Хотя жена ему иногда говорит про то, что пора бы сменить место жительства, но Хэрроу хочется выдержать тайну.

+2

14

- А вы смелы, - усмехнулся мистер Броули. Он не считал, что в таких серьезных и затратных вещах как смена места жительства уместны такие рыцарства, если это можно так назвать - все втихаря, да в одиночку, с целью сюрпразировать. Крайне ненадежная эмоциональная конструкция, особенно если учесть гормональный фон главного одариваемого человека. Он когда минимально перестраивал оранжерею супруги и то переживал сверх меры, а тут такие кардинальные перемены, да на одних плечах. Но дело сделано, что толку выражать сомнения, уместным было бы поддержать, да порадоваться. Может у них во взаимоотношениях достаточный уровень понимания и взаимодоверия, что такая авантюра и возможна. Тогда тем более стоило бы порадоваться за Генри.
Он слушал последние новости о близких мистера Хэрроу, улыбался, шутил. И хоть с этими людьми он был знаком скорее заочно, кроме, возможно, Эванджелин, все равно ощущались они небезразлично. Знать, что у них все хорошо было истинным наслаждением. Без новостей о кузинах и племянниках он вполне обходился, довольствуясь раз в год открыткой к рождеству, а про семейство Хэрроу, вот стремился узнавать почаще. Занятно, хотя в какой-то мере и грустно с классическо-родственной стороны вопроса. Хотя он давно привык к одиночеству в этой связи, возлагая все надежды и чаяния на Мадлен. А теперь вот и ее не стало. Но ничего, вскоре вся жизнь изменится и он перестанет думать об этом. И быть собой перестанет, по всей видимости. Как человек, который никогда особенно не путешествовал, да и вообще не был склонен к переменам любого рода, на эти кардинальные изменения нынче он возлагал огромные чаяния. Прямо как Генри на переезд. Ненадежная эмоциональная конструкция.
Нет, над ним не издевались, мистер Хэрроу и вправду умудрился купить квартиру в этом ужасном доме. Третий этаж?
- Да мы с вами теперь практически соседи, - с фальшивой жизнерадостностью заявил мистер Броули. Он-то снимал на первом, потому что лестницы. Не мог он теперь быстро подниматься по лестницам, задыхаться начинал, приходилось шутить и отвлекать Генри какими-то небылицами, пока брал передышки между пролетами. Сердце сбивалось, захлебывалось, хотелось уж по нему стукнуть и строго так спросить "когда ж ты уже все?" Но оно каждый раз успокаивалось и он полз дальше. Еще и он, значит, поспособствовал выбрать именно это строение? Превосходно, но мистер Броули, помнится, отзывался о нем весьма саркастичным тоном.
Реджинальд зашел в квартиру и принялся водить носом. Ему это все не нравилось, конечно, по собственным соображениям, которые не имели никакого отношения к мистеру Хэрроу. Поэтому стоило сменить угол зрения, да не ворчать, а это было сложновато. По его критериям, квартира была деградацией по сравнению с домом и от этого в его-то годах было абстрагироваться почти невозможно. С другой стороны, мистер Броули понимал, что дом, доставшийся ему по наследству, дикая нынче роскошь и купить себе такой, даже в его годах и с его зарплатой, было бы весьма трудно. Но он привык к роскошеству, которое считал за норму - три спальни и две сотки земли в Хаммерсмите, если продать, Мадлен сможет провести последние годы на полную катушку и даже содержать этого безработного лентяя... И зачем он отдал ей дом? А, чтобы кузинам не досталось, точно - эти дамы имели к его жизни еще меньшее отношение, чем Мадлен, она хотя бы ему готовила всю жизнь, рубашки гладила, дом этот содержала в уюте и чистоте.
- Вы поменяли полы, очень хорошее решение, - наконец сказал мистер Броули, произведя тщательный осмотр. - А трубы в санузле меняли? Надо бы, надо...
В остальном, сейчас выглядело просторно, но с мебелью и двумя детьми будет тесновато. Третий этаж для коляски с близнецами не особенно удобно. Окна во двор, но там по утрам сплошь какие-то крики и писк служебных машин, выезд неудобный, крыша и фасад в удручающем состоянии, парковка стихийная, квартплата высокая...
- Положительно прекрасно, - заключил он. - Мне нравится, вы молодец. Только знаете, - он глянул на мистера Хэрроу задумчиво, - вы это зря. Я имею ввиду в одиночку. Намерение сделать сюрприз и порадовать само по себе очаровательно, но наверное на вещах менее затратных. Такого же рода перемены все ж, мне кажется, должны быть совместно проживаемы, чтобы не одно большое удивление, а множество маленьких приятных. А вы разводку на кухне уже сделали? Закладывайте много розеток, в два раза больше, чем насчитали, это прямо таки важно. К тому же, я не думаю, что Эванджелин было бы в тягость вам помочь с выбором, к примеру, обоев или мебели. Женщины делают это как-то быстрее и естественнее, что ли... не теряются в многообразии, не отвлекаются на несущественное и всегда имеют в голове общую картину. Хотя, я не знаю, - он вздохнул, задумчиво рассматривая потолки, - может у вас и иначе и миссис Хэрроу не любит заниматься этим, а вы правильно сделали, что взяли на себя. В любом случае, вы проделали огромную работу и я надеюсь, что она будет оценена по достоинству. Вы большой умница.
[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/to6o9qV.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

+2

15

Квартира требовало еще много доработок, в плане отделки. Самое главное сделано, вроде кухни, ванной, и всего, что требовало особо шумных работ. Но, в общем и целом была готова к тому, чтобы заселиться. Оставалось поставить мебель и можно жить. Возможно, то, что Генри решился на такой шаг, это достаточно опрометчиво. Да, Хэрроу  с этим согласен, однако, прекрасно понимал, что Еве сейчас ни до выбора квартиры, ни до ремонта. В ней два ребенка, которые требуют постоянного внимания, несмотря на то, что еще не родились. Генри пока даже помочь ничем не мог, кроме того, что обеспечить максимальный комфорт для любимой девушки. Когда родятся, тут уже будет проще.

— Трубы и прочие коммуникации, включая проводку были поменяны сразу. Сейчас уже почти все готово, чтобы въехать. Поставить мебель и можно жить. Остались минимальные недоделки, но это уже не требует большой спешки, — отозвался Хэрроу, — Главное, что все шумные работы уже сделаны, дальше уже будет проще, — улыбнулся Генри. Он доволен проделанной работой. Есть небольшая вероятность, что он сможет когда-нибудь  решиться и на большой дом. У него есть усадьба, доставшаяся ему в наследство от отца, но она находится в Уэльсе. Если там жить, то полностью туда переезжать… А к этому ни Генри, ни Ева не готовы. Он привел ее в порядок, сделал ремонт, и стоит теперь этот дом, практически никому не нужный. Его даже не продать, так как за такое состояние, что он стоит, его никто не купит. Да и мать Хэрроу не простит ему никогда. Генри  принял решение оставить его, когда-нибудь, может, переписать на дочь или вообще поделить между всеми своими детьми.

— Я понимаю, мистер Броули, что все это выглядит очень странно и спонтанно. Решение действительно пришло ко мне в голову неожиданно. Впрочем, как и обычно это происходит… Провернуть его мне не стоило больших усилий, на самом деле, — смущенно отозвался Хэрроу, чувствуя легкий прилив радости, — Еве сейчас хватает забот с детьми. Они еще не родились, а уже докучают маме по полной программе. Уже все так близко… — задумчиво произнес Генри. Действительно, что роды уже совсем скоро. Врач дает прогноз родов, примерно, на середину февраля, плюс-минус неделя.
— К тому же, я пытаюсь ненавязчиво с ней советоваться. Не удивлюсь, если она уже обо всем догадалась и не хочет портить сюрприз. Например, вот эти обои в будущей гостиной комнате она мне показала на какой-то картинке. Даже в интернете заказывал, чтобы именно эти были, — Хэрроу провел рукой по стене, — А там, через лестничную площадку будет жить Джо, — похвала от мистера Броули звучала очень приятно, Генри невольно улыбнулся, чуть краснея, когда он это говорил.

— Спасибо, мистер Броули. Огромное вам спасибо за все… Вот правда, если бы не вы, вряд ли бы я дошел до всего этого, — вполголоса произнес Генри, и имел в виду он не только приобретение квартиры, переезд. Вообще в целом.
— У вас всегда была такая способность, очень вовремя направлять меня в нужном направлении, даже, когда я сам об этом не просил, — его слова были совершенно искренние, Хэрроу медленно подошел, немного робея, но положил руку на плечо мистеру Броули, слегка сжав. Генри сам не знал, откуда  в нем это сейчас взялось, зачем он это говорил, но ощущал острую потребность в этом, — За это я вам очень благодарен.

+2

16

- О, ну обои милые, - на автомате поддакнул мистер Броули, не подключая разума. Если кто-то что-то выбрал, то такое говорилось само собой, эпитет время от времени менялся, но общий оценивающий посыл должен быть положительным. Даже если ему все категорически и не нравилось. Это было вежливым. Он оглянулся в сторону двери: - Вы еще и дочь с собой перевозите? Да, вероятно будет спокойнее, если вы будете поблизости, но увлекаться с этим не стоит... наверное.
Он задумчиво посмотрел на Генри. Ну вот, он посоветовал весьма посредственный дом, а его еще и благодарят за это. Крайне неудобно вышло, но кто же знал? Эта поспешность, вполне возможно, выйдет боком. С другой стороны, может он и не застанет этого осуждающего настроения, взгляда и слова, когда мистер Хэрроу поймет все, он к тому времени уедет. Сбежит. Вот и сейчас тоже хотелось если не сбежать, то иметь хамелеонью способность сливаться с обоями, потому что стыдно было до ужаса. И неловко. А Генри еще и добавлял. Направлять? В нужном направлении? Ага, как же.
- Давать непрошенные советы это я мастак, тут вы правы, - отозвался мистер Броули с нервной улыбкой. Больших усилий стоило не попятится, потому что мистер Хэрроу с чего-то решил подойти и даже руку на плечо положил. А Реджинальду это все не нравилось. - О, вздор какой, не стоит.
Он неловко похлопал Генри по ладони и максимально корректно вывернулся, а чтобы не смотрелось чересчур глупо и невежливо, с усиленным интересом заспешил к окну, делая вид, что чем-то там крайне заинтересовался. Нужно уходить. В нем вновь засвербела потребность сбежать. Надо бы придумать повод. Но он же сам сказал, что планы только на вечер, кто его за язык-то тянул?
- А окна во двор же? - вербализировал он свои действия, изучающе заглянул за стекло, кивнул: - Да, во двор, на запад, весьма удобно.
Придумать вежливый повод. Да почему в голове ноль толковых мыслей, зато вот горло от нервов пересохло. Прекрасно, он не может придумать повода. ОН! Мистер тысяча и одна отмазка "почему я не могу прийти на ужин, дорогая". Повода не может придумать. Какой же вздор!
- А напротив же, эм, с одной спальней квартира? - хрипло уточнил он. Откашлялся. Воды бы. Но вот сейчас придумает повод и спустится попьет, это же просто. Хотел бы перевести тему, прекрасная подводка - "у меня такая же на первом этаже". Только он не хотел переводить тему на себя, упаси боже. Так, ну допустим классика, он что-то забыл. Что же он забыл? Мистер Броули посмотрел на Генри и неловко улыбнулся.
[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/to6o9qV.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (21 Ноя 2021 00:39:54)

+2

17

Решение перевезти с собой дочку пока даже не обсуждалось. Генри не ограничивал ни в чем Джо, позволял ей общаться со сверстниками, у нее даже друг появился. Но Хэрроу пока не готов ее отпускать от себя. К тому же, в его планы входило обеспечить дочь уже на данном этапе. Как отец, он обязан это сделать. Иной раз хотелось проявить излишнюю гиперопеку, но понимал, что запереть ее в четырех стенах не получится, как и быть рядом с ней всегда. Однако продолжал всеми своими действиями доказывать, что отец всегда будет ее любить и одобрит любое ее решение, поддержит, поможет…

Хэрроу и сам чувствовал, что ему самому нужно это одобрение. И нет, не от Евы, не от дочери, ни даже не от брата. К кому обычно бегут, чтобы похвастаться своими успехами, ожидают похвалы или же каких-то советов… К своим родителям. В этом плане у Генри все очень плохо. Бессмысленно рассказывать об этом матери, которая явно не скажет ничего путевого. Они так давно не общались. На свадьбу к сыну мать не явилась, практически сразу после нее уплыла в круиз на месяц. Конечно, она бы не одобрила эту квартиру. Да и любой другой дом, кроме своего поместья и тех, что остались сыновьям в наследство от отца.
Подсознательно он хотел услышать одобрение от кого-то по-настоящему близкого, пусть не по крови, но гораздо ближе. Генри никогда этого не произносил вслух, даже самому себе не допускал в мыслях. Но сейчас он радовался, как маленький ребенок, которого похвалили, как и его труды. Он облегченно выдохнул, когда это услышал… Хэрроу невольно улыбнулся, чувствуя неловкость, он краснел, как помидор. И в какой-то степени хорошо, что мистер Броули сейчас не видит его.

— Ну, почему же… зря вы так о себе, мистер Броули, — произнес Генри вполголоса, глянув в окно с расстояния, на котором стоял от него. Он сделал несколько шагов по комнате, не приближаясь, но и не отдаляясь.
— Да, с одной. Вообще двухкомнатная. На данном этапе мне спокойнее, когда Джо рядом со мной, как была. Но я надеюсь, что это пройдёт... — слабо улыбнулся Генри, опустив взгляд. Главное, не превратиться в параноика.
Хэрроу мельком обратил внимание на время. Помнится, мистер Броули говорил о каких-то делах. Генри думал не занимать у него много времени, хотя и был несказанно рад, что он согласился прийти сюда, посмотреть вместе с ним. Черт возьми, он даже не представляет себе, насколько Генри это важно...

— Ладно, я не буду занимать у вас много времени, но предложение подвезти всё ещё в силе. Мне не сложно, даже если далеко. Всё равно ещё в пару мест заехать надо... — отозвался он, улыбнувшись, — Но вообще спасибо вам огромное. Я рад, что вы согласились поехать со мной сегодня. Присутствовало такое желание, поделиться этой новостью... —  радостно произнёс Хэрроу, как будто хотел добавить что-то очень ёмкое, но не мог подобрать слово, чтобы выразить свои реальные эмоции.
— С кем-то близким, кто сможет оценить... И в момент я понимаю, что ваше мнение мне важно, как никого другого. Ну... Знаете, как дети хотят получить одобрение, похвалу от своих родителей за свои успехи в чём-то. Вы, ведь, мне и правда, как отец все это время были... — выпалил Хэрроу, чувствуя, что ему становится неловко за свои слова, но он так долго все это держал в себе. Настолько это рвалось наружу, что не понятно, когда этот барьер был перешагнут, — Человек, которого я ценю, уважаю, как родного... — хотел ещё добавить, что страх, как боится потерять, но какая-то его часть откатила эти слова обратно.

+2

18

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/bLwhzz2.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

О, пока он тужился в попытках выдумать повод, Генри учтиво предложил пути отхода. Превосходно. Он испытал огромную благодарность за эту возможность и поспешил ей воспользоваться. Реджинальд перевел на собеседника взгляд и сделал неопределенное движение бровями:
- Нет-нет, крайне благодарен за предложение, но это совершенно лишнее, сам доберусь, - отозвался он, выкручивая за спиной палец. Хотел было двигаться в сторону выхода, с вежливой улыбкой кивая на заштатные благодарности за визит, и готовясь произнести свои, но мистер Хэрроу решил отчего-то продолжить. Да именно в той плоскости, которую мистер Броули старательно хотел избежать. Опять вот эти благодарности за бездарные советы, которые еще можно было вынести и как-то молчаливо проглотить, хотя уже потряхивало. Ему сложно давалось поддерживать спокойствие, когда на него так давили. А этой похвалой его будто бы вынуждали сознаться во всем, это стыд. А с другой стороны правила вежливого тона и отсутствие всякой необходимости и уместности в любых объяснениях такого рода. Соответственно, находится в этом состоянии долго было невыносимо, не имея выхода, он начинал раздражаться, но пока все ж имел силы сдерживаться.
Ровно до момента, когда мистер Хэрроу отчего-то не решил продолжил нести чушь. Далее уже следовало форменное издевательство. Какой он ему отец, черт побери? Он ему начальник, хороший знакомый, быть может. Не больше. Никто и никогда не смеет... Опять на него вешают чужое под соусом чего-то родного, к чему он в отсутствии осторожности и по собственной глупости, недальновидности и безмозглой доверчивости успел привязаться, и заставляют поверить в то, что он там ценен. Вздор! И думают, что он в это поверит? Что он это проглотит? Нет, на такое он больше не пойдет, не согласится. Не будет такого.
Реджинальда будто окатило ледяной волной. Он спал лицом, выпрямил спину и вздернул подбородок, словно ему дали не фигуральную пощечину. В груди белым калением пульсировало уже не раздражение, но ярость, от которой будто бы становилось чуть свободнее. Ведь теперь он был тем, кто решает, а не тем, за кого решают и кого вынуждают. Теперь он сам ударяет, а не полагается на волю другого, в ожидании когда ударят и втопчут его. Даже в гипотетической ситуации, хотя для Реджинальда сейчас она выглядела весьма реальной.
Не будет такого. Даже если ценой станется эта дружба. Да какая это к черту дружба? Не ощущалось это как дружба, явственно вертикальные отношения. Он ему начальник, не более - все остальное вздорные догадки и иллюзии. Да и то скоро перестанет быть даже начальником. О, вот тогда его и выбросят. Поэтому нужно не дать это сделать. Эта та социальная связь, которая не нужна и ее стоило бы оборвать давным-давно. Не нужно вообще было его подпускать так близко, упрямый вздорный несносный мальчишка. И ведь постоянно, постоянно лез куда не следовало и делал очень много больных вещей. Раньше нужно было. Тем более нужно сейчас. Ну что ж. С Мадлен он порвал, тут будет намного легче. Как отец, вздор какой! Он действительно думал, что Реджинальд в это поверит? Вздор! В итоге все идет ровно к тому, что нужно и что на самом деле есть - он один. Никто ему не нужен. Ни к кому он ничего не чувствует. Никто его больше на такое не вынудит.
Не нужно было этого затевать. Как он вообще смеет?
- Мистер Хэрроу, - ледяным тоном сказал мистер Броули, прямо смотря в глаза Генри. - Я не знаю с чего вы решили, что уместно вываливать на меня ваши фантазии, снабженные к тому же неуместными и обременительными признаниями. Вероятно, вы неверно расценили мои действия. Это вежливость, не более. Я был с вами вежлив. Нахожу необходимым напомнить, что я ваш работодатель и руководитель, не более. Будьте любезны впредь не переходить этой границы.
Он рвано кивнул, скрежетнув зубами, и быстро направился на выход, пока на него еще чего не вывалили. Вышел на лестничную клетку, растер лицо, выругался себе под нос и начал спускаться, роясь в карманах в поисках ключа. Возмутительно и как он вообще посмел? Внутри было столько злости и даже какой-то обиды, хотя откуда бы там могла взяться обида, что хотелось было вернуться и еще в дополнение гадостей наговорить. Ну раз вежливость они принимают за что-то иное, то может следовало сменить тип взаимодействия? Хотя и так хватит, достаточно. Пусть оставят его в покое. Он разве много просит? Просто оставить его в покое...
Руки тряслись, со второй попытки Реджинальд открыл чертову дверь съемной квартиры на первом этаже и, сам от себя не ожидая, так хлопнул дверью, что штукатурка из-за косяка полетела. Глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Взгляд против воли уткнулся в грязно-белый конверт на столике. Над ним сегодня все издеваются. Всю жизнь издеваются. Да он прекрасно знает, что там внутри! Реджинальд подошел к столику, взял конверт, вскрыл и уставился в лист.
Положительный. Полное совпадение.
Лицо дернулось тиком.
Он отмер с мыслью "ну и что?". Ну и что? Ну и какая разница? Никакой разницы. Смял лист с результатами генетического теста и отбросил прочь. Сейчас намного важнее, куда он спрятал виски. Это вздорная привычка прятать бутылки, незачем было теперь прятать, но он все равно это делал. Какой все вздор...

+2

19

Генри отчаянно страшился реакции мистера Броули на его признание, которое вырвалось настолько спонтанно, что он сам от себя этого не ожидал. И как оказалось не зря. Хэрроу впал в своего рода оцепенение, когда услышал ледяной тон мистера Броули и его слова резали слух. Он стоял неподвижно в тот момент, когда он ушел из квартиры, все еще не веря в то, что слышит. Нет, конечно, он не рассчитывал на то, что услышит нечто ответное, однако, то, что сказал главврач вызвало бурю воспоминаний. Он сделал тоже самое, что сделала когда-то мама, когда Генри пытался говорить ей о том, что любит ее, а она… она, как будто, специально держала себя на вытянутой руке от сына. Да от обоих сыновей. Может мать его и любила, но складывалось иногда ощущение, что это тоже была банальная вежливость. Потому, как проявление этой любви Генри непонятна. Сказать своему ребенку о том, что счастливая семья, это иллюзия, это все равно, что отодвинуть его на дистанцию. Впрочем, Хэрроу больше и не пытался выяснять с матерью какие-то отношения, у нее были свои убеждения, свои мысли на этот счет. И, увы, ее не переделать. С того дня у них действительно отношения были построены на вежливости.
И вот, когда он встретил мистера Броули, еще тогда в клинике, на практике, нашел того человека, который помог поверить в себя. Да и не отказался от общения после увольнения из клиники. Надо сказать, что от  общения  с главврачом Хэрроу получил гораздо больше, чем от родной семьи. Как бы он там это не называл, вежливость или что… Но Генри было плевать на мнение родителей, когда он что-то делал. Зато было не наплевать на  то, что думает мистер Броули. Он каждый раз стыдился своих поступков, если что-то делал не так, если мистер Броули их не одобряет по каким-то причинам… Он смотрел на его семью с миссис Броули с завистью и приходил к выводу, ему жаль, что таких родителей у него было.

То, что его снова оттолкнули, вызвало сильный резонанс в мозгу у Генри. Он еще минут десять стоял неподвижно, опершись спиной на стену. Отвлек только звук смс-ки на телефоне. Хэрроу взглянул на экран, быстро ответил на сообщение и убрал телефон обратно в карман. Генри прошелся по комнате, размышляя над тем, как ему с этим всем быть дальше. Откровенно, хотелось снова поговорить с мистером Броули, объяснить ему все. Но… не сейчас, не сегодня и вряд ли в ближайшие сутки Хэрроу на это решится. Сейчас у него единственное желание, это нажраться в сопли. Осложняло только то, что ему все равно нужно будет вернуться домой, Генри не хотел объясняться с Евой. Рассказывать всю эту историю, лишний раз ее волновать. Ей скоро рожать, и лишние тревоги ей ни к чему. Супруга лучше воспримет желание Хэрроу пойти отдохнуть в бар с другом… да, точно. Правда, приглашать с собой никого Генри не хотел, только бросил Саю смску о том, чтобы подтвердил, если потребуется. Потом все объяснит. Ну почти все.

С этими мыслями Генри вышел из квартиры, спустился вниз, сел в свою машину и поехал в ближайший к дому бар, где он часто сидел, в дальнем углу его было почти не различить. Хэрроу много думал о том, что сегодня он, возможно, порушил отношения  с одним из самых дорогих ему людей. И решительно не простит себе, если все так и останется. Что дальше. Снова увольнение? Ну, а что. В отделе его все еще ждут, верят, надеются. Он бывает у них «в гостях», по делу и без.
Но нет. Так нельзя. Все это Генри уже проходил. Это значит сделать шаг назад.

Хэрроу вернулся домой почти около полуночи, на ногах еле стоял. Постарался сделать счастливый вид, но благо, Ева уже спала. Генри постарался ходить, как можно тише, но получалось с трудом. Не включая свет, в полной темноте налил себе воды, разбил стакан, промахнувшись мимо стола, убрал осколки, насколько смог. Кое-как добрался до душа, затем до кровати и  лег так, чтобы не дышать на жену.
Утро было просто фееричное. Генри проснулся с жуткой головной болью. Да, он совсем забыл вчера, что с утра он должен быть на работе. Чувствуя свое не самое приятное состояние, Генри поехал на работу на такси. На протяжении двух дней, Хэрроу всеми силами старался не попадаться мистеру Броули на  глаза. Он вновь совершает ошибку под названием «упасть головой в работу». Но сейчас это ему помогает не съехать с катушек. Зима, у травматологии всегда много работы. Пока он не решил, стоит ли вообще затевать еще один разговор, но эти два дня Генри гасился в своем кабинете, выходя только, чтобы принять пациентов. Даже на обед не выходил. Старался не огрызаться на коллег.

На третий день, Генри внезапно для себя узнает, что все эти два дня, что он прятался, мистера Броули не было на работе… Он запаниковал. Передумал тысячу причин, по которым он мог не прийти, одна хуже другой. И самую жуткую причину подтвердил ему Гарольд. Хэрроу затрясло от волнения. Ну, черт возьми, как же погано было на душе из-за всей этой истории. Одновременно стыдно и невыносимо.
Собравшись с мыслями, где-то во второй половине дня, Хэрроу все же нашел в себе силы, чтобы навестить мистера Броули в палате. Не мог он иначе, просто не мог.

Постучав в дверь палаты, Генри получил разрешение войти, и нажал на ручку двери.
— Здравствуйте, мистер Броули, — произнес Хэрроу, максимально сдерживая свои эмоции, — Как вы себя чувствуете? — спросил он. До сего момента Генри знал, что сказать. Вернее, он и сейчас знал… слова только путались в голове.

+1

20

Когда эмоции чуть поутихли, нагнало неприятным пониманием, что это как раз он и путает вежливость с чем-то большим. В глубине души он хотел бы быть хоть кому-то важным, если не Мадлен, то хоть кому-нибудь. Он ведь всю жизнь старался быть хорошим, удобным, вежливым, понимающим, хотел помогать. Неужто за такое время никому это не пришлось кстати, не оказалось полезным? Ну вот хотя бы Генри. Но одновременно он изо всех сил боялся в это поверить и допустить возможность своей значимости для кого-то. Не социальной выгодности, а именно какой-то другой значимости... Ну зачем он нужен Генри, есть хоть одна разумная причина на это? Не мог изыскать ни одной. Что Реджинальд мог дать Генри, кроме порожних советов и каких-то глупых похвал? Вежливость, не более.
Нет, конечно ему оказали честь и он вел Эванджелин под алтарь... Нет-нет-нет, он выдает желаемое за действительное. Он вел потому, что некому было больше, вот и все. Отказался бы он (стоило, наверное, тогда отказаться), повел бы брат мистера Хэрроу или кто другой. В остальных случаях, например, когда Генри его от сердечного приступа откачал - то была врачебная обязательность и совпадение, уж неясно насколько счастливое. Это уже все вдоль и поперек издумано. Всё вежливость, не более. А он путает действительное с воображаемым. Это его проблема, зачем же срываться?
А потому что он не хотел вежливости. Ему надоело делать картину и вид. На это уходило слишком много сил. Бесполезно, ничего он этим не добился. Надоело быть удобным и вежливым. Теперь будет делать как ему хочется. Имеет право. Правда, ничего ему не хотелось. Он просто устал, чертовски устал.
Алкоголь все проблемы делал несущественными. Не было никаких проблем. Он не на своем месте, вот и все. Попробует сменить. Если не получится и дело не в месте, ну что ж... перестанет принимать таблетки. Технически это будет не тем же самым, что сделал его отец в свое время - он никого не бросает, своим трупом не обременяет, ничьих надежд не обманывает, дела все приведены в порядок. Нет, это не одно и то же. Он не как отец, он хотя бы пытался.
Запершись в квартире он как-то мог нащупать равновесие, а вот за пределами этой коробки начинались проблемы. Но не просидит же он два месяца взаперти? Нужно было закрыть контракт, деньги нужны. Хотя это не столь существенно, может и просидит - два дня пролетели за мгновение. Но в среду у него операция - только это и заставило встать с дивана и пойти в клинику, вбитый в голову рефлекс, не иначе. На операцию идешь в любом случае, это правило.
Но сил было катастрофически мало, поэтому они экономились на всем - на душе, утреннем бритье, готовке завтрака, приличной одежде. На поддержании образа внешнего благополучия. Просто встал и пошел. На вежливости, как оказалось, тоже. От момента озвучивания тупого вопроса до момента, где он зло шипел, проходила какая-то секунда и Реджинальд просто не успевал это каким-либо образом это остановить. Не хотел, не видел смысла. Ему было все равно. Он добился своего - ему действительно стало все равно.
Но как же его выбесил Гарольд... Хотелось буквально эту капельницу ему в глотку затолкать, а потом еще и стулом приложить. Этот идиот заявил, что Броули в приступе и поэтому его нельзя допускать до операционной. Поэтому Броули, главврач этой богадельни, и, на секундочку, специалист по сердцу, лежал в палате под наблюдением. Потому что какой-то заштатный кардиолог так сказал и ему поверили, черт возьми! Потому что, Броули "плохо выглядит". Врачебно-диагностический критерий номер один - "плохо выглядит". Все равно переодеваться в операционную форму, перед тем бы и побрился, делов-то! Но нет... Еще и капельницу всадили. Реджинальд сидел на койке, подтянув ноги к груди и прикрыв глаза ладонью. Тошнило, его буквально тошнило от злости на этого придурка и вздорность ситуации - его не пускают в операционную собственной клиники. Он смотрел на часы - еще минут тридцать потерпит этот цирк и нужно идти переодеваться, чтобы успеть к расписанию. Потом он переводил взгляд на аппарат, который снимал показания с сердца - ну да, есть проблемы, но и ему не двадцать лет. Потом смотрел на пятно на брюках и пытался вспомнить откуда оно.
Чуть позже добавился еще один объект для созерцания. Реджинальд думал, что это Гарольд вернулся, но нет - мистер Хэрроу какого-то хера пожаловал. Начинало потряхивать. Что в этой капельнице? Если его действительно не допустят до операции, он тут же напишет заявление и... Никто ему не нужен, к черту всех! Буквально всех. Неужто так сложно оставить его в покое?
- Добрый день, - отозвался он, недобро поглядывая на Генри меж пальцев. - Превосходно, благодарю.
Аппарат пискнул, мистер Броули скосился на экран. Скакнуло давление, пульс подскочил, ритм поменялся на более сбивчивый. Ну да, аритмия у него, тоже ничего нового. А этот аппарат можно использовать заместо детектора лжи. Превосходно у него дела? Ну конечно.
- Вы что-то хотели? - поинтересовался Реджинальд. Он все ж на работе и пока что главврач. Может по делу пришел.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/bLwhzz2.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

+1

21

Вот так всегда. Вроде бы всё придумаешь, что скажешь, сделаешь и вообще... А на деле получается так, что невозможно связать двух слов в членораздельное предложение. Ещё со слов Гарольда понял, что мистер Броули, мягко говоря, не в восторге от того, что его отправили на обследование, оно и понятно, у него вроде бы операция. Генри хотел его проведать, убедиться, что всё более менее в порядке. Во всяком случае, так хотел думать Хэрроу. И надеяться, что так оно и есть...
Войдя в палату, ему снова стало не по себе. Сложно сохранять железное спокойствие после всего, что произошло. Да и глупо делать вид, что всё нормально. Мистер Броули, пусть и неосознанно, но задел весьма чувствительную ранку в душе Генри. С момента, когда её последний раз задевали, а именно на ужине с матерью после смерти отца, она не успела должным образом затянуться. Он снова попытался сделать шаг навстречу близкому человеку, а его оттолкнули. Конечно, Генри не может винить в этом мистера Броули, но и с собой трудно совладать.
Он пытался прижечь алкоголем, но не вышло. Заклеил пластырем и попытался слелать вид, что всё нормально. Но ничего нифига не нормально...

Генри не хотел признаваться, что не заметил отсутствия мистера Броули эти два дня. Как-то это некрасиво со стороны получится, если он скажет такую глупость. Да и зачем, по работе все, на удивление, ровно. Хэрроу обратил внимание на писк и на приборы, показания которого не соответствовали заключению, что выдал мистер Броули. Он думал, с чего ему начать, над уместностью своих слов и как бы их так обогнуть. Начать с извинений? Однако, по сути, извиняться не за что. Генри ничуть не соврал, он был совершенно искренен. Ах, ну разве что за то, что неверно истолковал отнощение мистера Броули к себе. Другой вопрос, нужно ли все это ему, насколько он готов к тому, что Хэрроу хочет ему объяснить, рассказать... И захочет ли он вообще его слушать. Нет, надо сделать так, чтобы захотел.

— Я узнал, что вас отправили в палату на обследование, — начал Генри, стараясь не обращать внимание на недовольный тон мистера Броули, пытался унять собственное учащённое сердцебиение, —  Надеюсь, что всё не очень серьёзно? — с волнением, которое уже сложно скрыть, спросил Хэрроу. Он ещё раз взглянул на приборы, нахмурив брови. Хотелось верить, что это не он стал тому причиной пару дней назад.

— И... если честно, хотел бы немного объясниться за те слова, что сказал вам, — фраза звучала вопросительно, Генри всё ещё сомневался, позволят ли ему это сделать, — Прошу прощения за то, что задел ими. Честно говоря, места не нахожу себе от этого с того дня. Как и оставить всё так  я тоже не могу, да и не хочу, — выдохнул Хэрроу, ощущая, как комок подкатывает к горлу.
Извиняся он не за то, что сказал, а за то, что вызвал неприятные чувства у мистера Броули. От своих слов Генри не отказывался, как их восприняли, это другой вопрос. Он стоял на одном месте, не решаясь пошевелиться.
Хэрроу только сейчас понимал, что в том разговоре в квартире не с того начал, нужно было бы как-то объяснить суть изначально. Как он пришёл к этому выводу... Но он так не любил рассказывать про свою семью, что предпочёл опустить. Не зря же скрывал все эти годы. Сейчас, видимо, придётся. Генри терпеливо ожидал реакции, искоса поглядывая на приборы. Не убьёт ли его потом ещё и Гарольд за то, что разволновал мистера Броули.

+1

22

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/ygnqobv.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

- Да какая разница, господи боже? - раздраженно рявкнул мистер Броули, а та часть сознания, что отвечала за безэмоциональность беспристрастно отметила, что нахватался он присказок про "боже" от Мадлен и надо бы избавляться. - Какая вам разница? Нет. Прекратите. Не желаю ничего слушать. Все очевидно и сказано уже давно... Почему вы все просто не можете оставить меня в покое? Зачем вы это делаете? Что вам от меня нужно? Я же все вам уже сказал, сколько можно, сколько можно? Я ничего вам не могу дать. Отстаньте. Сил у меня на вас нет. Прекратите. Оставьте меня в покое. Уйдите наконец. Господи...
Реджинальд закрыл глаза руками и еще сильнее сжался на кровати. Его натурально трясло, тошнило, воздуха не хватало и, что самое вздорное, он был готов вот-вот разрыдаться. Как ребенок, ну вправду. Он резко и глубоко вдохнул, с неимоверным усилием беря себя в руки, потому как в палату в дополнение вошел Гарольд, а ведь Генри еще не успел уйти.
- Вот, еще один... - фыркнул мистер Броули. Что им всем от него нужно? Почему его просто не оставить в покое? Зачем они это делают, черт их побери!
- О, вы тут. Прекрасно, - сказал Гарольд, смотря на Генри, а потом подошел к кровати, оперся руками на спинку и заявил мистеру Броули: - Итак, операцию назначим на четверг, подходит?
- На какой еще четверг? - ощерился Реджинальд. - Операции у меня по средам, она сегодня.
- Что? А, нет, с вас операцию давно уж сняли и нашли замену. Я про ваше шунтирование.
- Какое шунтирование, черт возьми? Да как вы... - возмутился Реджинальд и аппарат снова предупреждающе пикнул. - Никакой операции, я отказываюсь. Дайте мне бланк отказа и держитесь, потому что за это безобразие я вас...
- Вы видите свою кардиограмму? - перебил его Гарольд. - Посмотрите-ка вот на те пики. Я, конечно понимаю, что хирургам совсем не обязательно уметь читать кардиограммы, но вот видите те пики и вот те провальчики?
- Издеваетесь? Он надо мной издевается!
- ... так это у вас предынфаркт, - невозмутимо продолжал Гарольд. - Это острое состояние, угрожающее жизни, я вас просто так отпустить не могу, иначе меня потом главврач не убьет.
- Издевается... Несите отказ.
- Вы в себе? Умереть хотите?
- Догадливость не ваш конек. Несите бланк отказа, мне это осточертело.
- Да что вы заладили - не примут ваш бланк отказа, вы не в себе. За вас должен кто-то другой решать. Родственники, к примеру, я позвоню вашим родственникам.
- У меня нет родственников.
- О, ну значит я позвоню вашей жене! - торжествующе отозвался Гарольд. - Сколько можно покрывательством заниматься...
- У меня нет жены, - перебил его мистер Броули, а в последующую паузу словно в доказательство продемонстрировал руку без кольца. - Я разведен. Несите отказ. И лучше бы под ним, под этим бланком, было ваше заявление на увольнение. Я вас здесь терпеть больше не намерен.
- Значит я позову психиатра и лишу вас дееспособности, пока не сниму предынфарктное. Вы отсюда никуда не выйдете, упрямый вы старик.
- Вы не посмеете.
- Ну а что мне терять? Вы все равно меня уволите, а так я вас хоть вылечу на последок. Запишу себе в резюме - вылечил Броули. Да меня с таким резюме хоть куда возьмут! Либо вы соглашаетесь на плановую операцию в четверг, либо... - он глянул на показания прибора, которые будто бы выровнялись. Гарольд прищурился и игнорируя выжигающей взгляд мистера Броули, который к тому же принялся снимать с себя датчики, повернулся к Генри и скороговоркой заявил: - Давайте, подключайте тяжелую артиллерию - убедите его, у вас это всегда получалось. Тем более, что недавно он признался, что вы ему почти что родственник, а за неимением иных... Либо тяните время и доводите его до инфаркта в условиях клиники.
Мистер Броули выдернул капельницу и слез с кровати. Гарольд на это действие буквально сбежал из палаты, хлопнула дверь, а затем послышался щелчок. Реджинальд подошел, дернул ручку и оказалось заперто.
- Это что такое? - растеряно произнес мистер Броули. Он вдруг из злости и раздражения прямиком упал в обиду. Он просто не понимал как такое возможно. С ним никогда так не обращались. - Это что такое... Это он меня запер?
Он растеряно осмотрелся, будто переставая понимать, что происходит, а слезы сами по себе катились из глаз - до того обидно. Еще и Генри стоит.
- Сделайте что-нибудь...

+1

23

Генри ожидал услышать нечто подобное. На него накатило раздражение, злость от того, что его не хотят дослушать, дать высказаться и вообще, как-то сгладить эту ситуацию. Объясниться, в конце концов. Хотелось всплеснуть руками, возразить, воскликнуть, запротестовать, но все его намерения были оборваны внезапным появлением Гарольда в палате. Впрочем, и хорошо, что появился, как будто чувствовал, что Хэрроу сейчас совершит очередную глупость. Генри уже хотел уйти, но ему не дали это сделать, словно, он тут и должен быть. Хэрроу выдохнул, чувствуя, как немного ослабевают эмоции. Может и стоило оставить мистера Броули в покое, но в свете всех этих событий, очень не хотелось оставлять его одного. Черт возьми, он хочет знать, что с ним все хорошо… Верить в это и отвергать всяческую мысль о том, что может все пойти не так, как хотелось бы. Генри уже проходил вместе с ним инфаркт, как будто пережил его в тот же самый момент.

Слова Гарольда раз за разом подтверждали страхи и опасения Генри. Он все порывался вклиниться в разговор, но то, что мистер Броули так рьяно отказывался от операции, буквально, парализовало. Каждое слово било в самую больную точку. Оброненное слово о том, что он разведен ввело в еще больший ступор. Интересно, как же долго? Что Генри этого не заметил… Да, в тот самый день, когда они ездили в торговый центр, мистер Броули вел себя немного странно в том плане, что всячески уходил от темы о жене. Отсутствие кольца Хэрроу не заметил, не такая уж важная деталь. Генри снимал свое перед операциями, пару раз забыл его в шкафчике, за что получил нагоняй от Евы.
Но все это навевало на мысль, что мистер Броули сейчас совсем одинок, жена его не навестит. Возможно, поэтому и отказывается от операции, просто не для кого стараться выжить… Хотя в голове у Генри все никак не мог уложиться сам факт развода. Как же так? Все же было хорошо, они были счастливой парой, во всяком случае, ему так казалось. Да, мистер Броули не рассказывал ей о каких-то аспектах своей жизни, например, о перенесенном инфаркте. Но тут Генри разделял его стремление, сам бы сделал аналогичным образом. Правда, исходя из того, что  мистер Броули сам уверял его не скрываться от супруги… Решил, что рассказывает на собственном же примере.

Вся злость куда-то улетучилась, сменилась невыносимой тоской на душе. Руки тряслись, Генри не знал, как унять эту дрожь. Мистер Броули отказывался от операции. У него предынфарктное состояние. Он может умереть. Эти слова стучали набатом в голове, мысли путались. Надо что-то предпринять.
«Что, простите?!». Его отвлекли слова Гарольда, который сказал какую-то околесицу. Почему-то сознание Генри отказывалось в это верить. Либо он это сочинил сейчас, либо сделал выводы из их общения. Кроме того, Гарольд видел его  тогда, когда Генри две недели приходил к нему после инфаркта. Он недоуменно уставился на врача, затем перевел взгляд на мистера Броули, уже хотел что-то сказать, но вновь был оборван внезапно развивающимися событиями. Его заперли в палате с мистером Броули… Вот такого не догадался бы провернуть, даже Генри! С его-то талантами.

Отойдя немного от ступора, Генри услышал растерянную просьбу мистера Броули. Последний барьер падает, внутри как будто что-то ломается. «Надо что-то предпринять...», вновь проносится в мыслях Хэрроу.

— Мистер Броули, прошу вас, — вполголоса произнес Генри, подходя к нему, и вставая напротив, — Вам очень нужна эта операция, прошу, не отказывайтесь. Прошу, выслушайте, — повторился Хэрроу, выдохнув. Стеснение, смущение, все это ушло на десятый план. Он хотел ему что-то сказать, может быть, какой-то малейший стимул поможет уговорить мистера Броули… Он ему нужен, он его любит, как родного, как отца, да и не важно как, самого факта это не отменяет.
— Мне есть разница, мне не все равно. Я не хочу доводить вас до инфаркта, я хочу, чтобы вы жили. Мне и не нужно ничего больше давать, вы уже все дали, что можно, — «Дальше я сам… хотя  куда там, далеко не все, но, тем не менее», голос срывался, в горле пересохло от волнения. Генри прокашлялся, — Практически все, что я знаю, все, что имею и умею... Я говорю о ценностях, умениях, которые вы мне привили. Именно это я хотел сказать тогда. Что все это время вы были для меня примером, единственным… единственным верным. Тот пример, который я не мог взять со своих родителей потому, что не с чего было брать… — это признание далось ему еще тяжелее, чем предыдущее. Нехорошо говорить так о родителях. Но что поделать, если это правда.

— И я считаю, что вы не заслуживаете вот так запросто остаться в одиночестве, в этой палате и вообще... Прошу, — Генри мягко положил ладони ему на плечи, почти невесомо. Но потом приблизился и обнял, слегка сжав плечо рукой. Он выдохнул как-то прерывисто, когда подкатывает слеза, но Хэрроу сдержался, смотря на главврача с мольбой во взгляде. Новость о новом предынфарктном состоянии мистера Броули за несколько минут добавила ему несколько седых волос. Ну как еще убедить его…

Отредактировано Henry Harrow (1 Дек 2021 22:40:02)

+1

24

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/ygnqobv.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

- Да нет же... дверь, - блекло отозвался он, попятившись, когда Генри подошел и начал говорить что-то про операцию. Это все вздор от начала и до конца. Нет у него никакого предынфаркта, он бы почувствовал боль за грудиной, она была весьма специфичной и чертовски ему знакомой. Пики на кардиограмме для него обычное дело, учитывая все некрозы и сбивающийся вечно ритм. Да даже если и есть, так даже лучше. Он смертельно устал. Пусть уж все закончится сейчас. Он не хотел еще раз проходить все это... тогда же никакой Африки и все не имеет смысла. Зачем он это все делал? Чтобы в шестьдесят лишиться дома, семьи, стать инвалидом, чтобы после лишиться и работы? Зачем это все?
Ему было страшно. Ему хотелось бежать, от себя и своих проблем, которые он не мог решить, в первую очередь. Закрыться, забиться в угол, спрятаться от чужих глаз, сжаться и не занимать более никакого места. Чтобы его никто такого не видел. Но его заперли с Генри. И, хуже всего, у Реджинальда уже не было никаких сил "делать вид". Это было большой проблемой, потому как все, ему казалось, знали только этот его вид, который ничего общего с реальностью не имел. У него отняли призрачное, но будущее, его планы на Африку. У него отняли право распоряжаться своей жизнью. И сейчас он лишается последнего - даже видимости того, кем он хотел являться.
Еще и Генри добивал этими словами. К чему они? Это не про него, это про тот вид, который он делал. Он отрицательно мотал головой. Не про него. Представить, что про него, было уж слишком. Пришлось бы поверить, а в этом месте у него была дыра размером в двадцать лет. Что-то про родителей. И такие разрывающие слова про то, что его не оставят одного. Он так хотел такое услышать. И у него не было сил, чтобы оттолкнуть, это было противно самой его природе, поэтому он вцепился. Буквально вцепился в Генри, сжимая трясущимися руками халат у него на спине.
Он так вжимался в мать, когда отца хоронили. Она его оттолкнула и сказала вести себя прилично. Он так вжимался в Мадлен, когда девочку хоронили. Она потом ушла к Фрэнку. Теперь он повторял ту же ошибку с Генри. И он тоже уйдет. Слезы текли, либо искажало судорогой, как же раскалывалась голова. Стоило бы отпустить, но он не мог отцепиться.

+1

25

Вся эта ситуация выглядела до жути пугающе, Генри отказывался верить в то, что все настолько серьезно. И он находился просто под влиянием собственных эмоций, нагнетаний Гарольда и испуга за мистера Броули. Он старался включить мозги, отставить на дальний план эмоциональную часть… Но мысль рационально сейчас было очень сложно, когда сердце одновременно сжимается и колотится с бешеной силой, казалось, что слышно на всю палату. Он отрицательно мотал головой, как будто не верил… Генри хотелось возразить.

Но почувствовав, как мистер Броули вцепился в его халат, Хэрроу недолго думая, обнял его крепче за плечи, как бы подтверждая свои слова, что ему не все равно, что он, вот, рядом. Он не давал ложных надежд, хотел, чтобы главврач действительно ощутил правдивость слова Генри. Слезы мистера Броули действовали на него неоднозначно, как и ситуация в целом. Было погано от мысли, что Хэрроу не переживал так за своего родного отца, как за мистера Броули, которого страшился потерять. И знал, какой болью в сердце это у него отзовется. Если вообще не сломает.
Несмотря на то, что Хэрроу уже давно отпустил отца, все еще не мог ему простить то безразличие, которое он испытывал по отношению к своим сыновьям. Что  Генри, что Дэниэл, каждый посчитал своим долгом после совершеннолетия уйти из дома, чтобы жить своей жизнью. А мать… когда Хэрроу-старший пытался протянуть к ней руку, подойти с теплотой и лаской, она, вроде бы и пыталась ответить  тем же… Но все равно, держалась холодно и отстраненно. Каждый раз доказывая, что они с братом имеют все, чего может пожелать ребенок. Ну да, кроме родительской любви и ласки. Однако мать всегда была такой, статус герцогини обязывал ее держать «лицо». Жаль, что сыновья тоже входили в категорию людей, перед которыми тоже нужно было это делать.
Тем не менее, мистер Броули, хоть и оттолкнул его пару дней назад, но он таким не был раньше. Кроме того, он тянулся к нему больше, чем к родителям.  Наверное, это и побуждало Генри сделать попытку снова сделать шаг навстречу, не отталкивать, когда оттолкнули его. Неизвестно, сколько они так стояли, Хэрроу несильно сжал рукой его плечо, как действительно родного человека, которого ценил и уважал всей душой.

— Может, конечно, все это звучит странно и неправдоподобно, но знаете… я вырос в такой семье, где поддержка и взаимопонимание были не в чести. Где статусность превозносилась, отодвигая другие ценности на десятый план. Отец от меня отмахнулся, когда я решил стать медиком, а не так, как он решил – адвокатом. Больше я от него и доброго слова не слышал, — он выдохнул, гадая, стоит ли рассказать вообще всю правду, хотя бы какую-то часть. Генри тяжеловато давались эти слова, но он все равно продолжал, — А мать… ну, появившиеся неотложные дела оказались важнее свадьбы сына, — пожал плечами.

— Мистер Броули, я не хочу бросать вас одного. Сейчас и вообще, — повторил Генри вполголоса, — В ваших глазах я когда-то увидел это понимание, тепло, искренность. Вы умели заинтересовать, направить, предостеречь. Ваш дом источал тепло и уют, в него хотелось возвращаться… Да все то, чего никогда не было в моем доме и не делали люди, названные моими родителями, — он нарочито сказал «названными», подразумевая, что по факту они ими не являлись. Только что кровные родственники.
— И главное то, что вам было не все равно… Даже в самые тяжелые моменты. Позвольте и мне отплатить вам той же монетой. Из уважения, из любви, в благодарность, как человеку, который меня воспитал… Не только в профессиональном плане, — он мягко поглаживал мистера Броули по плечам, на эти минуты абстрагировался от происходящего вокруг. Сейчас он понимал, что главная проблема состояла в том, что главврач не позволял себе довериться кому-то. Генри и сам мало кому доверял, у него был достаточно узкий круг близких людей. И то, они знали о нем далеко не все.

+1

26

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/ygnqobv.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Генри что-то говорил. Это было не важно. Слова не особенно нужны, к тому же половины и он не понял. Намного важнее, что не отталкивают его в таком отвратительно слабом и уязвимом виде. Мистеру Броули хватает этой передышки, чтобы немного прийти в себя. Снова вернуть хотя бы подобие контроля. Получилось разжать руки, наконец тело подчинилось. Он немного отодвинулся, нахмурился, уставившись в пол, достал платок из кармана и прикрыл им рот. Тошнило. Голова раскалывалась. Шатало. А еще было обжигающе стыдно за эту выходку. Сил хватило лишь поднять глаза на уровень плеч Генри, и он заметил разводы на халате. Провел рукой, пытаясь их как-то смахнуть что ли.
- Простите, я вас запачкал, - без голоса сказал он, покивал и пошел к кровати. Хотел сесть, иначе бы в какой-то момент точно бы упал. Затем мистер Броули вытер платком глаза, пригладил сбитые волосы и попытался дышать так, чтобы успокоить тошноту. - Боюсь, что вы приписываете мне те качества, которыми я не обладаю. В том больше вашей заслуги, чем моего участия.
Не верил. Ему было намного безболезненнее и безопаснее не верить во что-то потенциально значимое, чем снова облажаться. Причем, мистер Броули не в правдивость слов Генри не верил. О, нет, тот был весьма искренен в своих заблуждениях. Он не верил именно в трактовку. К тому же он не понимал, что с этим делать. Ну, допустим, он поверит в то, что является для Генри чем-то вроде отцовской фигуры. Ну и что тут требуется дальше? Генри сорок лет, он взрослый человек. Советы давать? Ругать за перегибы? Нет, это он вполне способен делать с позиции начальника. Что там еще? Что делают со взрослыми детьми, которых у него никогда не было? Любят, видимо.
Внутри комком сжалось какое-то до жути болезненное чувство. Он застыл в понимании отцовства к ребенку, которого требовалось воспитывать, оберегать, но больше того - любить безусловно. Он застыл там, двадцать лет назад. Господи, ему попросту соврали. Это же совершенно очевиднейшая вещь. Ему нагло соврали. А он... поверил! И кому? Фрэнку. Он поверил и двадцать лет вырывал из себя любое упоминание о девочке. Он даже её имени избегает теперь. Любое свое движение души в воспоминаниях очернял. Она не его, она чужая. Она обман и коварство. Она плохая, отвратительная, грязная, мерзкая, она похожа на Фрэнка, она и есть Фрэнк. Нутро вопило об обратном, ведь он действительно ее любил. Когда-то давно. Но это был обман. Поэтому перестал. Вырвал с мясом. Выкорчевал с половиной себя. Потому что поверил. Он не только её не спас, не вылечил, он после во-второй раз уже целенаправленно её убил. Потому что поверил.
Ах вот почему он не любил церковь...
Но она же его, он видел результаты. Это не вопрос веры, это доказательство. Она его... слово застряло в глотке. Осталось ли хоть что-то от нее? Он зажмурился и постарался вспомнить хоть что-то, но не смог. Самое вздорное, что в кулоне была её фотография, но он помнил как выглядел кулон, а на месте лица с фотографии будто черное пятно. Убил.
  - Мы... - вдруг заговорил Реджинальд. Ему просто было интересно, сможет ли он назвать её? Еще он хотел наказать себя проговариванием. Ну и доказать Генри заодно, как тот ошибается на его счет. - Мы воспитывали девочку. Её имя... Её звали Ева. В тринадцать она умерла из-за инфекции. От меня ушла жена, потому что я её не спас. Человек, к которому она ушла, сказал, что Ева его дочь. Я ему поверил. Двадцать лет... верил. А он соврал. Вчера я узнал, что он, оказывается, соврал.

+1

27

Было до жути больно и обидно смотреть на мистера  Броули, и самое противное, что Генри пока не знал, чем ему можно помочь в данный момент, как убедить не зарываться в себе. Он всегда сходил с ума от бессилия, от невозможности повлиять на ситуацию. Но в сейчас ещё можно повлиять... наверное. Хэрроу страшно от мысли, что мистеру Броули может стать внезапно плохо. Нет, этого быть вообще не должно.
Он не верил, это очевидно. Словами тут мало убедишь, они не играют весомой роли. Однако Хэрроу есть с чем сравнивать... Рядом с собой он видел два совершенно разных примера того, какими могут быть родители. Мистер Броули, который всё эти десять и больше лет, передавал житейскую мудрость. Она засела на подкорке у Генри. Он ей пользовался. А что дал ему отец? Да ничего, по сути, кроме того, что зачал... Ну и содержал до восемнадцати лет.
Может в этом есть и заслуга Хэрроу, но она ничтожно мала. Очень тяжело было бы одному. Он подошел к столику рядом с кроватью, налил в стакан воды из графина. Взял себе стул, сев напротив мистера Броули. Генри протянул стакан воды ему в руки, при этом обхватив его ладони своими.

— Мне есть с чем сравнивать степень участия. В основном, так и должно быть. Направлять, корректировать внимание, уметь заинтересовать, подстраховать, если потребуется. Способность просто услышать… А все остальное познается самостоятельно. Не стоит недооценивать вашего участия, каким бы минимальным оно ни было. Это уже больше, чем «никакое», — он опустил взгляд, эта обида на свою родную семью, наверное, никогда не пройдет. Только сейчас он понял, что в этот день в прошлом году погиб отец, а Генри об этом даже не вспомнил.
— Вы меня спасли несколько месяцев назад. Когда вернули в клинику при всех данных... Мать, она бы не захотела больше со мной поддерживать контакты, если бы узнала... В нашей семье это пятно, которое может повлиять на её репутацию. Я спросил невзначай однажды... — естественно, без уточнения того, что это сделал её сын. И не важно какие были мотивы. Сам факт убийства никуда не деть. Потому то Хэрроу боялся и за мистера Броули, что может навредить и его репутации.

Генри замер, когда услышал про маленькую девочку. Он понял, что мистер Броули говорил о дочери, которая умерла много лет назад. Генри знал эту историю только поверхностно, как сам факт, что она была и умерла. И предпочитал не спрашивать о таких вещах. Но вот такое признание отзывается острой болью... Ева... Надо же. Генри опасался расспрашивать на эту тему, он видел, насколько она болезненна для мистера Броули. И понимал, к чему он клонит.
Вообще тема детей для Хэрроу очень остра и задевала за живое. Он сам не знал, как бы отреагировал на такое заявление, если бы кто-то ему сказал, что Джо не его дочь. Но вообще такой обман, это жестоко. Не каждый выдержит. Не каждый сможет найти в себе силы опровергнуть.

— Мне сложно представить, какого это… это жестоко. А ваша жена… бывшая жена знала об этом? — спросил Хэрроу, но осекся, — Простите, — выдохнул Генри.
— Вы боитесь снова поверить? Оказаться обманутым,  — осторожно спросил, — Я не преследую цели вас обмануть, совсем наоборот.  Позвольте мне вам помочь, мистер Броули... Не оставляйте самого себя в одиночестве, — почему-то Генри казалось, что он близок к тому, чтобы свалиться в Марианскую впадину.

Отредактировано Henry Harrow (3 Дек 2021 23:50:14)

+2

28

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/ygnqobv.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Сначала он кивал утвердительно. Потом, будто очнувшись, наоборот отрицательно мотал головой. Генри придумывает и переоценивает. Нет-нет-нет.
- Это так ужасно глупо... Конечно она знала, - возмущенно ответил мистер Броули, хотя в другое бы время возмутился неуместности вопроса. Но после того, как Генри отступил и извинился, Реджинальд задумался. И его пронзило осознанием, что она не знала. Реджинальд как-то автоматически признал её сообщницей.
Мол не только она ушла к Фрэнку, который лучше. Нет, это все продолжалось долгое время у него под носом. А значит его целенаправленно и весьма хладнокровно дурачили. Он подводил факты под эту теорию, находил подтверждения. Ругал себя за то, что он не замечал всего этого. Зачем?
И потом, измена это одно. С этим как-то можно совладать, просто не гонять в голове лишний раз как Фрэнк или кто-то другой ее лапает. Измена это что-то единоразовое, что повторялось с завидным постоянством. Но это можно простить, это можно... А вот ребенок это уже слишком. Это прямое следствие измены, которое наполовину состоит из Мадлен, на вторую из Фрэнка, и это существо, которое выдали за твое собственное. Которое ты искренне считал своим родным, любил, очень сильно любил, пока его не вырвали у тебя из рук. И вроде бы ему должно было стать легче от той новости - мол не нужно переживать, умерла же не его дочь, получается? Умерла дочь Фрэнка. Но по факту получилось в два раза тяжелее, потому что... Зачем он это делает?
  - Она не знала.
Для нее все было как и должно - у них была дочь, она умерла, а потом он вдруг отказался от нее. Поэтому дала этот кулон. Она же была в тот момент совершенно уверена в своей правоте! Это никак не лезло в его картину мира и он счел это очередной насмешкой. А она не знала и не понимала... Он поверил Фрэнку. Ни себе и своему внутреннему голосу, который вопил, орал и исходился пеной, когда он марал и вырезал из памяти дочь. Ни Мадлен, которую он любил. Он поверил... Фрэнку. Зачем?
Это осознание было настолько болезненным и тяжелым, что у мистера Броули буквально остановилось на пару секунд сердце и потемнело в глазах. Он пошатнулся, его повело в сторону. Хотелось просто закрыть глаза и чтобы все закончилось. Потому что выносить это дальше не было никаких сил и никакой возможности. Но ничего не произошло, сердце дальше продолжило биться, он продолжил жить, мучиться, добивать себя.
Он то же самое сделал с Мадлен. Точно так же клеймил её обманщицей, отвратительной и грязной, мерзкой. Он почти сделал то же самое с Мадлен. Он развелся с ней, бросил умирать одну, отказался спасать - потому что это было, по его мнению, так же бесполезно и беспросветно, как и с Евой. Что он наделал?
- Я? - тускло переспросил мистер Броули. Он не мог этого выносить. Он не мог выносить себя. Но Генри пытался. Зачем-то прорывался, боролся, говорил. Будто тусклый огонечек в полной тьме. Тронь, заляпаешь и он погаснет. Но такой манящий... Реджинальд зачарованно потянул руку, чтобы дотронуться до лица Генри, которое расплывалось от стоящих в глазах слез. Он совершенно забыл про стакан, который тут же разлетелся о кафель пола. Он зачарованно смотрел на осколки, так хотелось взять один, тот что от донышка, и всадить в сонную - даже в условиях больницы эта травма будет почти фатальной. Он трус. Он сдался. Как отец. Он как отец. Он больше не может. С хрустом он вывернул себе указательный палец левой руки. Даже боли не было. Пожалуйста, пусть все закончится. Он больше не может этого выносить. - Я устал. Я хочу, чтобы все кончилось. Пожалуйста...
  Чуть-чуть оказалось больно, поэтому мистер Броули тут же резким движением выбил еще и средний палец. Нельзя портить руки...

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Тайная комната снова открыта...