– Не заметила, чтобы я тебе хоть что – то предлагала. Но то, что твоих девушек одобряет мой папа, это уже интересно, – она пожала плечами и тоже отстранилась. Кажется, эта неловкая ситуация разрешилась вполне безобидно, что позволило им продолжить совместный просмотр фильма и чаепитие. Генри не стал ничего отвечать на последнюю фразу Вэл, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего. Сейчас лучше всего было отпустить ситуацию с поцелуем и перевести внимание на что-нибудь другое. Рэндалл пытался вести себя, как обычно, однако всё равно внутри был легкий дискомфорт из-за произошедшего.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
06.12
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Предприятие "Божий Дар"


Предприятие "Божий Дар"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Предприятие "Божий Дар"
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Henry Harrow & Reginald Brawley & потенциально все желающие
начало ноября 2021 г., преимущественно Харли Стрит клиник

Детективная история о том, как обостренное чувство справедливости некоторых, помноженное на формализм и дотошное следование правилам других, случайно приводят к раскрытию обширной схемы мошенничества со страховками. Последняя вовлекает в себя множество не самых последних людей не на самых простых должностях.
Надеюсь, что выживем.

Отредактировано Reginald Brawley (20 Окт 2021 13:21:55)

+3

2

Новая семейная жизнь, беременность Евы вносила всевозможные коррективы в привычную жизнь Генри. Начиная с токсикоза, который, хвала небесам, почти уже не беспокоит его супругу, заканчивая тем, что они ждут двойню. Когда Хэрроу об этом узнал, он впал в легкий ступор, попросил три раза перепроверить, но по итогу все же рад такому исходу, когда отошел. Кроме того, было выявлено, что дети еще и разнополые. В общем, абсолютное комбо вдогонку к и без того, сложному характеру Евы. Хэрроу и сам не подарок, но сейчас ситуация иногда обостряется до невозможности, что иногда хочется выйти и подышать свежим воздухом.

Несмотря на то, что близнецы еще даже не родились, уже требовали к себе повышенного внимания. Генри старался чаще выбираться с женой куда-нибудь погулять, съездить, по выходным, по вечерам, в компании семьи брата, иногда дочери, чтобы меньше обуревали дурные мысли, о страхах родов, о том, что она боится становиться матерью. У Хэрроу уже есть опыт отцовства, хоть и не самый удачный, все равно иногда накатывал подобный страх. Потом посмотрит на свою дочь и понимает, что все волнения зря. Она выросла отличным человеком, практически, на его воспитании, несмотря на разлуку. Значит, и с близнецами справится.
Сегодня Генри ничерта не выспался, как раз по этой причине. Что ж, пора привыкать к бессонным ночам, да еще и озадачен вопросом расширения жилплощади. Несмотря на то, что расставаться с подушкой катастрофически не хотелось, Хэрроу все же выбрался из постели, влил в себя пару чашек кофе и стартанул на работу. Ситуация на дороге ему благоприятствовала, благо, Генри научился подбирать оптимальное время для выезда, чтобы не встрять в километровые пробки и вовремя приехать на работу.
Приехав в клинику, Генри первым делом сверился со списком пациентов на сегодня. А еще на столе остались со вчерашнего вечера не до конца заполненные бумаги. Но сказано уходить в восемь, значит в восемь… Пока у него была пара часов свободного времени после утреннего совещания, Хэрроу закончил с бумажками, освежил в памяти истории сегодняшних пациентов.

Ближе к полудню, когда время медленно, но верно близилось к обеду, Генри пошел сдать в регистратуру истории, и на обратном пути в поле его зрения попал главврач с каким-то странным мужичком, которого Хэрроу здесь ранее не видал. Наверняка ж откуда-то сверху, но куда ему до этих высоких шишек. Не то, чтобы Генри любил интересоваться, с кем это там общается мистер Броули. Собственно, добродушная медсестра выдала все, как на духу. При слове «проверка» Хэрроу сделалось не очень хорошо, судорожно начал вспоминать все свои косяки, которые могли бы найти. А краснеть перед главврачом в очередной раз не хотелось.
Но вот при следующих новостях, даже обедать перехотелось. Что значит переманивают в другую больницу? Генри, округлив глаза, слушал медсестру и поражался тому, как эти всезнающие дивы могут успевать  и пациентов смотреть, и собирать столько новостей по клинике. Хэрроу эта новость задела до глубины души, и очень уж хотелось задать мистеру Броули вполне конкретный вопрос. Интересно, задастся ли он вопросом, откуда Генри обо всем узнал, или это не такая уж и тайна уже? Генри узнает о том, что мистеру Броули поступали предложения перейти в другие учреждения, наверняка, самым последним, и это прям-таки серьезное упущение.

После обеда, который Хэрроу благополучно провел с одной чашкой кофе, он решает все же задать мистеру Броули интересующий вопрос. Факт в том, что кроме, как под его началом, Генри работать не хотелось, да и вряд ли он останется, если главврач покинет свой пост. Хотя и понимал, что будет не очень красивый поступок по отношению к человеку, который вернул его на любимую работу… Но что поделать, это очень сложно преодолимый барьер. Генри привязан к мистеру Броули и категорически не желал что-то менять. Правда, если он уже все решил… Вряд ли сможет повлиять на это решение. Ну, кто он такой, чтобы лишать человека места лучше, чем здесь, если оно есть.

Не найдя мистера Броули в кабинете, Генри, недолго думая, направился в курилку. Уже привык, что там чаще всего можно найти главврача. Повезло, застал его одного, что очень даже кстати.

— Мистер Броули, — заглянув в курительную комнату, Хэрроу чуть улыбнулся, — Не сильно вас задержу, если спрошу… — смущенно начал Генри, — Я слышал, что вам предлагали места в других медучреждениях. Вы… хотите принять одно из них? — в голосе слышалось волнение, больше за свое, возможно, излишнее любопытство. Но и интерес к этому вопросу не давал ему покоя. Лучше уж просто взять и спросить, чем мучить себя догадками и накручивать.

+1

3

Мистер Броули задумчиво изучал пожелтевшую от дыма эмалированную решетку вентиляции на потолке. Наверное стоило заказать здесь генеральную уборку, пусть и стены почистят. Мысли вальяжно плыли с одного предмета на другой. Он давно не ощущал такого спокойного и размеренного удовольствия что ли, удовлетворения - не только от принятого решения, но и от того, что сделал что-то для его реализации. Это последнее чертовски важно, в нем вся суть. Это не было очередными уговорами самого себя, обманом, отвлечением, не было смирением, наоборот - оказалось тем, чего он действительно хотел. О, конечно же, было до ужаса страшно и волнительно, если задуматься, но он не хотел думать - только вот сигарету курить и наслаждаться тем, что сделал малюсенький шажок на встречу своему решению, что смог.
Это ощущение просилось улыбкой на губы и глубокими вдохами, от которых чуть шла кругом голова. Прекрасное ощущение. Мистер Броули и не заметил вовремя, как в курилку вошел Генри. Реджинальд перевел на него заинтересованный взгляд, возвращаясь с облаков на землю.
- Конечно, - отозвался он, меняя опорную ногу и ожидая что-то по работе. Но вопрос Генри его повеселил. Мистер Броули даже засмеялся: - Еще даже не февраль, а медсестры снова выгоняют меня с работы? Куда на этот раз? Хотя нет, дайте попробую угадать... Марсден? Хотя вряд ли. О, Веллингтон, да, на этот раз должен быть Веллингтон, я прав? Уолтер как-то предлагал устраивать тотализатор, в этом действительно есть что-то.
Он еще раз улыбнулся и сделал затяжку. Это было так забавно, наблюдать за этими больничными сплетнями. Он поначалу делал вид, что к ним не имеет никакого отношения, это еще заведующим когда был, но стало только хуже. Медсестры никогда не прекратят этого и конечно же будут выяснять, обсуждать и строить теории, это одна из граней работы с персоналом, учитывать эту особенность. Значит следовало делать так, чтобы обсуждали что-то безобидное, но жутко интригующее - личная-то жизнь у него скучная (по крайней мере они должны так считать). Поэтому каждый год ближе к февралю его "увольняли", примерно раз в квартал он "расходился во мнениях" или наоборот "спевался" с директором или попечителями, на каждый месяц были какие-то стычки с персоналом или более нейтральные новшества в столовой. И это получалось уже как-то совершенно естественно, хотя каждый раз возникающие у персонала теории умудрялись его повеселить, но иногда и доводили. Но Реджинальд уже давно привык, что если сказать что-то напрямую на совещании, пропустят мимо ушей, а если запустить через сплетню на медсестринском пункте, буквально через полчаса будут в курсе все. Надежнее e-mail рассылки.
- Знаете, после открытия перинатального, действительно, предложений стало больше. Это приятно и лестно - большая тут заслуга, кстати, вашей супруги, её статья была замечательной. Мне бы такой слог, может и мои статьи бы с такой охотой цитировали, - но главное, во всем этом, никогда не подтверждать. Опровергать можно сколько угодно, но никогда не стоило подтверждать. И хотя сплетня возникла раньше положенного, пусть циркулирует. Он даже понимает из-за чего она пошла. Он слишком уж заинтересованно проводил экскурсию мистеру Курцу. Интересно, его приняли за проверяющего или за замену?
В любом случае, они слишком далеки от истины, а она состояла в одном простом, но позабытом факте - мистер Броули не любил административную работу. Поэтому при прочих равных, ему были совершенно безразличны поступающие предложения (если это только не приглашение провести лекцию в Марсдене), ведь предлагали что-то похожее или того хуже. Ни в жизнь не видел себя главврачом в Веллингтоне, такая махина - здесь он хоть все досконально знает и его малокомпетентность не так бросается в глаза. Хотя все же чему-то он и научился, не так уж плох, раз год за годом предлагают продлевать контракт. В следующем феврале вот этой бумажке, обросшей кучей дополнительных соглашений, сорок лет исполнится, он же сюда в двадцать два прорвался... все время забывает кем. Не уборщиком ли? И только летом его перевели на какую-то медицинскую ставку - тогда же и появилось первое дополнительное соглашение.
Занятно.
- Но скажите мне другое, Генри, у вас есть мечта? - он снова перевел взгляд в полоток. - Такая, знаете, неудобная, неуместная может, отчасти глупая, стыдная, детская, вздорная, но стержневая и только ваша. Такая, о которой смотря в полоток вы вспоминаете мучительными бессонными ночами и которую ваш мозг обнажает острием сожалений, когда вы получаете дурные новости о здоровье, к примеру, или когда в очередной год задуваете свечи на торте? Есть или нет, только это хочу знать.

+1

4

Вообще Генри не очень любил собирать сплетни. Не только по клинике, но и вообще, в принципе, никогда не отличался подобной чертой. Конечно, они все равно до него доходят. Медсестры разносят их со скоростью звука, причем узнают всегда все самыми первыми. А, если чего-то не знают, то скоро узнают. Может и сейчас Хэрроу не предал бы особого смысла этим словами, но дело касалось острого вопроса, касался мистера Броули. Но вместо того, чтобы пойти выяснять дальше, Генри подошел напрямую к главврачу. Его реакция несколько удивила Хэрроу, скорее смутила, хотя в своем вопросе он не нашел ничего странного. Не понял, что такого смешного он спросил, что развеселил мистера Броули. Ах, ну да, Генри же столько пропустил, провалившись на десять лет из жизни клиники, и вероятно, что он не первый, кто задает этот вопрос, да и не первый раз…

— Ну, в этот раз был королевский госпиталь. Правда, я не знаю, да и не уточнял, что было в прошлый раз, ибо мои познания ограничиваются ровно тем, что удалось услышать. Каюсь, поддался влиянию сплетен… — смущенно улыбнулся Хэрроу, — Но вопрос действительно заинтриговал, не буду скрывать. Видимо, в силу своей неосведомлённости, что это происходит уже не впервые, — честно ответил Генри. Хотя, конечно, нетрудно догадаться, что такой специалист, как мистер Броули всегда будет востребован.
Расспроси он дальше медсестру, узнал бы еще очень много интересного. Ну, кроме того, что есть у мистера Броули какие-то разногласия с директором. Вряд ли он его уволит или отправит насильно на пенсию, что вон в другие клиники сманивают. Впрочем, это не так удивительно оказалось.

Упоминание Евы в этом контексте вызвали теплые чувства. Генри бесконечно рад, что удалось ему познакомить свою жену с мистером и миссис Броули, и они-таки нашли общий язык. Да и то, что главврач так отзывался о его супруге, это дорогого стоило. У Евы действительно талант писать статьи, и даже со статьей не своего профиля она справилась на ура. Хэрроу прекрасно помнил, как Ева волновалась, что что-то может пойти не по плану, или мистеру Броули статья не понравится.

— Благодарю, передам ей ваши тёплые слова. Думаю, это лишний раз поднимет ей настроение, что сейчас достаточно важно. Статьи у неё действительно всегда получались увлекательными, несмотря на специфический профиль. И с этой справилась отлично, — нет, ну мало может так увлечённо писать о делах об убийствах, криминальных элементах города. Ева и правда жила своей работой, а вот беременность заставила её немного сбавить обороты.
— Но и ваших заслуг тоже нельзя недооценивать, раз есть такие предложения. И очевидно, они ещё появятся в дальнейшем, — сама фраза уже подразумевала интерес, почему мистер Броули не соглашается. Хотел Генри спросить напрямую, но ограничился этим, хотя и не очень понятно. Вряд ли получит прямой ответ все равно.

Заданный вопрос мистера Броули застал Хэрроу врасплох, но тот задумался. Потому что его мечта на данный момент очень неоднозначная, специфична и мало исполнима. Но Генри все ж надеялся, что рано или поздно она осуществится... И не единственная она. Такой своеобразный паззл, который складывается в огромную такую мечту.
— Ну, может быть не прям в таком ключе, и я бы не назвал её глупой, но есть, — да, он не совсем понял, к чему был этот вопрос. К тому, что у мистера Броули тоже такая есть? Но не растерялся и задал встречный, — А у вас есть такая?

+1

5

- Королевский? - удивился мистер Броули, а потом с улыбкой добавил: - О, ну что за вздор. Королевский... Нет, конечно же.
В сторону той огромной махины он даже и не думал. Смерти его хотят, не иначе, если отправляют в Королевский госпиталь. С другой стороны, если не брать в рассчет его собственных ощущений, чистого рода лесть. Харли, конечно, тоже заведение не малое, но Королевский госпиталь воистину огромен. Но ладно, это все досужие разговоры, хватит о них.
- Как её здоровье? Все благополучно? - спросил Реджинальд, игнорируя вторую составляющую вопроса Генри. - Двойня это не шутки, такая нагрузка на организм. Ей, конечно, тяжело бедняжке. А то ли еще будет, о... Угораздило вас, конечно, Генри. Если нужна помощь, обращайтесь, будем рады.
Мистеру Броули до сих пор не верилось в хэрроускую двойню. Да и Генри, по всей видимости, еще не осознал глубины своего отцовства. Ему уже сорок, это значит, что в  шестьдесят дети только в колледж соберутся - а значит работать ему до седьмого десятка, не меньше, а там уже внуками закидают. Прелесть. И не пришлось бы ему тоже в декрет уходить, чтобы помогать Эванджелин справляться. Если послушать Эла, близнецы тот еще род кошмара, а он ведь он как дедушка, только на выходных ими занимается. Но это все не отменяет категорически прелести ситуации, особый шик которой заключался вот в этих его причитаниях про "угораздило". У Генри сразу становился такой серьезный вид, это было забавно. Недавно же тут бегал, молодой, худой, длинный, лохматый, а ему ведь уже сорок, у него скоро двойня и такой серьезный. Как быстро время летит, как быстро...
- М? - отозвался Реджинальд о мечте. К чему он вообще это спрашивал? - О, ну я рад за вас, с мечтой жить намного лучше, чем без нее. Это совершенно точно.
А, вспомнил. Вздор какой-то. Сказать ли? Или лучше не надо, сглазит еще? Или все же сказать, потому что отчасти же и хочется поделиться чем-то хорошим. У него так мало хорошего случалось в последнее время, а тем, что случалось он обременять никого не хотел. Тут же совершенно иначе ощущалось. Хотя если подумать, сущий вздор, на смех еще поднимут. Хотя Генри, насколько он понял, не особенный любитель сплетен. Для него как для заведующего это скорее минус, надо бы начинать учиться работать с коллективом... Но сейчас скорее как плюс, эту информацию в виде сплетни он бы видеть не хотел, конечно.
- Ну... моя? Моя мечта - помогать людям, знать как помочь и как спасти, лечить, знаете, ну, все вот это, - он неопределенно обвел сигаретой комнату. Звучало еще так глупо, так и просилось дополнение "и вот я здесь". Хотя "все вот это" в качестве заведения, где они присутствовали, исполнением мечты по сути-то и не являлось. Медицина же только инструмент, а у него мечта состоит в применении этого инструмента. И в последние пару десятков лет он занимается совершенно не тем.
- В семьдесят третьем году, - начал было он, но сбился. Почему это он хорошо помнил год смерти отца, а сколько ему самому тогда было, приходилось каждый раз считать? - Это мне тринадцать, получается. Хотя нет, то вроде было в январе, значит еще двенадцать. В семьдесят третьем году, значит, у меня вздернулся отец и так, знаете, неумело это сделал, что шея сразу не сломалась и пришлось ему какое-то время висеть. А я еще так неудачно пораньше с занятий пришел и, в общем, обнаружил эту картину. Хотел, знаете, помочь, но не знал как. К тому же мне было его не поднять, сил не хватало, это тоже очень хорошо помню. А надо ведь было наоборот вниз его дернуть, - мистер Броули ухмыльнулся. - И вот с того момента я как-то решил, что должен бы знать как в таких ситуациях помочь. И пошел в медицину. Все оказалось немного сложнее, и, стараясь избежать повторения этого момента внутренней беспомощности, я как-то множество раз остро её переживал, с этой работой. Но не пожалел ни единожды, потому что еще больше раз знал как поступить и что сделать - и это работало. Всего два правильных решения в своей жизни я принял, пойти в медицину вот одно из них.
Он докурил сигарету, затушил ее в пепельницу и выдохнул последний дым. Нужно идти работать, а то он заболтался.
- Только вот в самой медицине я заблудился немного. Мистер Курц, что вызвал все эти досужие разговоры, на самом деле из Красного Креста. Поэтому держите за меня скрещенными пальцы, чтобы прошел по возрасту и здоровью. И может снова стану ближе к своей мечте. А пока пойду разбираться со страховками. Проверяйте, Генри, каждого, а то ведь обязательно кого-нибудь подсунут - знаю я их, каждый раз такое, а потом разбирательства на полгода. Проверяйте заранее. Все-все, пойдемте работать.

+1

6

— Немного успокоили, и на том спасибо, — выдохнул Генри, но предчувствовал, что преждевременно.
Ну да, сколько о себе не рассказывай, за спиной всегда расскажут интереснее. Он не сомневался в профессионализме мистера Броули, но, по всей видимости, это не его епархия. Госпиталь действительно большой, и черт знает какое терпение нужно, чтобы там работать. Что ж, ну и хорошо, что этот слух не оправдался. Генри все равно глубоко озадачен этим вопросом, и очень сложно будет вытравить его из головы. Правда, не хотелось разводить панику из ничего, чем Хэрроу иногда занимается и загоняется раньше времени.

— Да, пока все благополучно, спасибо, — произнес он, кинув с благодарностью. Действительно, что угораздило. В роду Хэрроу не было двоен, а это, как известно, генетическая предрасположенность. Значит, у Евы когда-то были, и вот повезло именно им. Хотя он пока еще не определился, насколько повезло… Плодовитость его супруги несколько удивила, и заставила минуты три смотреть на экран монитора аппарата УЗИ, когда они с Евой ходили и узнали эту потрясающую новость. Врач, кажется, не сдержал смешка, глядя на эту картину, и подтвердил двух детей в утробе жены. Впрочем, не видел в этом ничего плохого. Конечно, Ева переживает, что может не справиться. У Хэрроу уже есть опыт с детьми, дочь у него выросла прекрасная, перенесет этот же опыт на будущих детей. Главное, в этот раз не натворить еще больше бед, чем в прошлый. Но сейчас ему их никто не даст натворить.
— Думаю, что справимся, но предложение я запомню, и буду иметь в виду, — подметил Хэрроу, смущенно улыбнувшись, заве. Ну что ж, раз предлагают, может и обратится когда-нибудь. Тем более, что надеялся, что семья Броули разделит с ними эту радость.

Вопрос о мечте, а точнее ответ мистера Броули был созвучен с мыслями Генри, который тоже когда-то мечтал лечить людей. А пришел потом к тому, что начал их вскрывать. Это было несколько неожиданным решением, причем для самого Хэрроу. И кроме того, при вскрытиях, а особенно в криминалистическом морге, ответственность ничуть не меньше. Но это он понял уже позже, поработав месяц-другой.
Откровение мистера Броули несколько удивило Генри, если не сказать шокировало. Однако Хэрроу старался не подавать виду, хоть это было сложно. Бывает и такое… Но суть Генри уловил. На секунду он задумался над тем, что его-то вообще дернуло пойти в медицину? Странно, этого он даже и не помнит, Хэрроу был тогда еще совсем малым пацаном, школьником. У него не было каких-то таких экстренных ситуаций, все очень прозаично. Ах да, ему страсть, как нравилась анатомия, биология в школе. Изучал их с большой любовью. А потом нашел область, где эти знания применить и расширить… Мать при первой встрече и расспросе сына о будущей профессии намекнула, что семье не помешает уролог. Только Генри не стал уточнять, кому именно.

— Я тоже никогда не жалел о том, что пошел в медицину. Даже тогда, когда все это случилось, перед увольнением… — сто пять раз пожалел, что ушел, это да, — И видел себя только в какой-то практике, в лечении. Так что в этом плане, я разделяю ваше стремление. Может потому и выбрал хирургию, чтобы было больше этой самой практики и возможностей помочь в тяжелых ситуациях. В этом-то и есть цель медицины, как таковой, — на заведующего Генри пришлось учиться, буквально, в процессе. Получается или нет, ему сложно судить пока.

Хэрроу нахмурился, думая о том, за что именно ему держать скрещенными пальцы. За то, что мистер Броули все же переманят и он сам хочет сменить место работы, бросив работу главврача. Или же за то, что останется. Генри склонялся больше ко второму варианту. Кивнув, он вышел вместе с главврачом из курилки и пошел к себе в отделение. Нужно срочно чем-то себя занять, разгрузить мозги. А точнее загрузить их чем-то полезным, нежели размышлениями о возможном уходе мистера Броули.

Собственно, с желаниями нужно быть осторожным. Завидев суматоху в травматологии на подходе, Генри ускорил шаг. Внезапность пришла оттуда, откуда ее совсем не ждали, и некоего товарища в критическом состоянии сунули на каталке ему, буквально, в руки. Ситуация требовала очень быстрого реагирования, и Генри недолго думая, принимает единственное возможное решение, это направить его сразу в операционную. Иначе промедление стоило бы человеку жизни… Ну, и второе решение, это взяться за него самостоятельно, так как остальные хирурги в отделении были заняты с другими пациентами.
Вот второе решение было куда проще, чем первое. Операция была проведена успешно, пациент в реанимации, пока без сознания, но состояние стабильное. Пока никаких прогнозов Генри строить не спешил, обо первые пару дней покажут, что будет дальше. Но… когда ситуация более-менее улеглась, Хэрроу сел проверять документы, обнаружив существенно важную деталь. Страховка. Не закрепленная за Харли. То, о чем мистер Броули говорил несколько часов назад. С трудом веря в такой провал, Хэрроу три раза перечитал документы еще раз, размышляя, как он мог настолько облажаться. Нашел оправдание в том, что пациент был критическом состоянии. Но это для себя. Отголоски совести не давали ему спокойно сидеть на стуле. Впрочем, Хэрроу не нашел другого выхода, кроме как прийти в кабинет к мистеру Броули, и…

— Мистер Броули… можно к вам? — поинтересовался Генри, и едва получив ответ, продолжил, чувствуя, как пылают его щеки, — Тут такое дело, — он выдохнул, не стал дальше пытаться придумать, как бы смягчить эту фразу.
— В общем, я облажался… простите, не знаю, как это иначе выразить. Суть в том, о чем вы меня утром предупреждали… — прежде, чем дать главврачу что-либо сказать, Генри поспешил продолжить, — Но он был в очень критическом состоянии! Его бы не довезли до другой больницы. И вообще все произошло слишком быстро, ситуация требовала быстрого реагирования, — попытался оправдаться Хэрроу, будучи не совсем уверенным, что это прокатит.
— Но сейчас с ним уже все в порядке, и будет… — «надеюсь». Закончил свою исповедь Генри.
Аминь.

+1

7

Реджинальд добыл силами миссис Келли чашку кофе и она же подсобила печеньем, причем бисквитное французское какое-то, в форме ракушек, и называлось "Мадлен". Позабавившись этим фактом, он пошел к себе заниматься бумагами. Настроение было хорошее, даже лондонский туман казался каким-то чарующе уютным, хотя уже и возникало желание утепляться под халат шерстяным жилетом.
Однако необходимость разбираться в крайне путанных бумагах, в которых всегда чего-то не хватало и концов не сыскать, взяла свое и настроенье быстро поползло вниз, вскоре став обычным, даже с нотками брюзжания. В последнее время в нем появились вот эти вот старческие ворчания. А потом того хуже, потому что отдавало невыносимой тоской на контрасте с той парой мгновений мечт о чем-то лучшем и близком душе. Он снова занимается черти чем. И печенье слишком сладкое. И серость отвратительная за окном, хотя давно должно быть уже светло.
За этим саботажем работы Генри мистера Броули и застал. Реджинальд слишком хорошо знал вот это поведенье, этот вот вид и интонации, они значили буквально "я прибавил вам бумажной работы". Иначе-то зачем ему сообщать, что с пациентом все в порядке? О чем он там Генри с утра предупреждал? Проверять пациентов, чтобы не подсунули неликвид. Зачем предупреждал? Чтобы мистер Хэрроу за этот неликвид взялся и радостно положил в реанимацию. Вот интересно, мистер Броули хоть в какой-нибудь месяц выйдет в ноль по бюджету? Это настолько надоело, что хотелось уже самому пойти повыгонять всех, кроме контрактников, из реанимации. Вот бы ему прибегать так к кому-нибудь и говорить "ой, с документами каша, ну зато с человеком все в порядке будет... наверное", а этот кто-нибудь пусть все и решает. Якобсон - святой человек.
Мистер Броули снял очки и принялся разминать переносицу. Уйти бы в исследовательский центр какой-нибудь на кардиохирурга и просто оперировать - да даже поставленные на поток шунтирования и то веселее занятие. Так нет же, у него переквалификация, его на хирурга не берут. Хотя он даже и не пробовал. Ну вот, в Красный Крест заявку написал, если его туда не возьмут почти за бесплатно, то что уж говорить о других-то местах.
- Не говорите мне, что вы героично спасли очередного птенца, - "птенцами" на его языке именовались суицидники, которые выбрали свести счеты с жизнью путем падения с высоты, и было тут недалеко одно здание с плохой славой. И конечно же, зачем везти далеко, если Харли присоединилась к программе и она тут под боком. Ненавидел суицидников, а показушных так всей душой: это все те, кто на публику представление устраивал, с балконов падал, под колеса прыгал. Хотите свести счеты с жизнью, делайте это не общественно опасным способом и наверняка, что толку с пятого-то этажа прыгать? Реджинальд надел очки и строго посмотрел на Генри: - У него в страховке предусмотрено покрытие реанимации? Вы знаете сколько у нас реанимация за сутки стоит? Как его имя?
Мистер Броули раздраженно полез в реестр карт и не нашел там никого из свежих, мистер Хэрроу видимо еще не внес.
- Почему в системе ничего не оформлено?
Хотелось натурально ругаться, терпения уже не хватало. Вот они геройствуют, а ему потом на совещаниях краснеть и объяснять, почему это клиника снова работала в убыток! А потом они же приходят и ноют, что им бы еще одну операционную сестру в штат, ага, двоих не хотите? Ладно. Хорошо. Мистер Броули пожевал губами, сдерживаясь. Ладно. Затраты уже понесены, значит нужно оформлять и как можно быстрее избавляться от него.
- Вот если я затраты на каждого такого пациента буду вычитать из зарплат ответственных, может у вас желание геройствовать-то поубавится... - сердито сказал Реджинальд, нажимая кнопку обновления почты. Вот, снова один только спам и никакой надежды сбежать и не заниматься всем этим. - Оформляйте, стабилизируйте и избавляйтесь быстрее - к какой клинике он относится по страховке? Вот связывайтесь с ней и пусть забирают, завтра же. В страховую еще позвоните и попытайтесь согласовать изменение клиники. Но услуги только по минимальному перечню, в реанимации больше суток не держать - снижайте накладные расходы, мы их потом не взыщем.
Или взыщем в пределах стандартных расценок за минусом судебных расходов, то есть еще более даже увеличим. Знает он такое - у него таких вон пятнадцать штук очереди дожидается.

Отредактировано Reginald Brawley (24 Окт 2021 15:20:02)

+1

8

Сообщать мистеру Броули такие новости было крайней степени стыдно. Хэрроу был готов провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть лица и испепеляющего взгляда главврача. Конечно, можно найти сотню оправданий, что человека реально могли не довезти, он был между жизнью и смертью. Даже несколько минут промедлений стоили бы ему жизни. Его сунули Хэрроу, буквально, в руки, не слушая никаких возражений практически. Все произошло молниеносно, и решение нужно было принимать максимально быстро. Генри искоса посмотрел на мистера Броули, ожидая своего приговора, хорошо, если не посмертного. По поводу «птенца» уточнение было не очень убедительным, но  тем не менее. Суицидников хватает и зачастую их успевают довезти до больницы. Этому парню повезло, если можно так сказать… Хотя, он же хотел умереть? Ну, значит, не повезло попасться на стол к Хэрроу. Сейчас он лежит в реанимации, Генри предвещал долгое разбирательство с документами.
Сердце норовило выскочить из груди. Ах, черт, еще и в базу не внес. Видимо, когда стал  просматривать документы, опешил от полученной информации, и поспешил обо всем доложить мистеру Броули. Он выдохнул, прекращая суетиться, этим он делу точно не поможет, нужно оперативно брать себя в руки. Ровно так же, как он это сделал, берясь за операцию… Оправдываться не очень хотелось, лучше поскорее исправить свой косяк и покончить с этим.

— Зовут его Герберт Элфорд, страховка закреплена за клиникой Майо, здесь не очень далеко от нас. Но он истекал кровью, поэтому и десяти минут бы не продержался. Не отправлять же было его при смерти, — все же начал оправдываться Генри, но продолжил, выдохнув.
— Я уже позвонил в клинику, они должны связаться со мной в течении часа по этому вопросу. В страховую так же позвоню, еще не успел, пришел сначала к вам… Сейчас его состояние стабильное, завтра переведу в обычную палату, если не будет никаких  ухудшений, — очень хотелось в это верить, точнее в самого себя. Генри непроизвольно сжал в руке ткань штанины, — Могу я идти? Позже доложу о результатах, — «надеюсь, они будут удобоваримыми». Получив разрешение, Хэрроу вышел из кабинета главврача, направляясь к себе. Нужно поскорее разобраться со всем и отправить птенца в свое гнездо.

Хэрроу постарался отключить эмоции и то, чем им руководило, когда он спасал того парня. Врачебный долг и что там еще… Сохранять холодный разум в критической ситуации ему всегда было сложно, и по всей видимости, этот навык немного ослабел. Каждый раз вскрывая трупы на прошлом месте, Генри задумывался над тем, что этих людей можно было спасти. Особенно, если по результатам видно, что человек умер не сразу после полученных ранений. Хэрроу быстро наверстывал упущенное, но сейчас система дала сбой.
Генри понимал, что одному ему не разобраться, лучше уж на этот раз не заниматься самодеятельностью и посоветоваться, относительно страховки с юристом, что можно и можно ли вообще вытянуть что-то из нее. Да и все пробелы восполнять последовательно. Пока та клиника искала информацию по своему пациенту, Хэрроу вместе с юристом выяснили тот факт, что с этой страховки им ничего не взять и не сделать. Вернее, можно, но вряд ли получится возместить, хотя бы половину. Увы, в число принимаемых страхов в Харли, именно эта не входит. И в связи с этим возникает масса трудностей и бумажной волокиты. Нет, допытаться, наверное, можно, но к тому времени птенца уже выпустят на волю.
Генри начинал откровенно злиться, хотя, кроме как на самого себя было не на кого. Нужно довести дело до конца, при этом в течении дня была еще пара плановых приемов пациентов. О них Генри напомнил телефон, куда он ставил напоминалку каждый раз, чтобы не забегаться и ненароком не забыть. Таких случаев еще не наблюдалось в его практике, но Генри себя знал, все могло произойти. Он как раз шел к себе, как у дверей встретил медсестру, которая оповестила, что смотровая уже готова и рядом с кабинетом уже ждет первый товарищ с переломом ноги. К великому счастью, Хэрроу удалось ненадолго переключиться на работу и сделать все без ошибок.

Со всей полученной днем информацией Хэрроу явился снова к мистеру Броули. Получилось его поймать ближе к концу рабочего дня, но Генри все же хотел рассказать о своих изысканиях.
— Мистер Броули, я не сильно вас задержу? — Хэрроу застал его в кабинете, — В общем, я пообщался с той клиникой, они, в принципе, готовы забрать к себе обратно пациента, но требуется ваше подтверждение, как главврача. А по поводу страховки, к сожалению, все достаточно печально… Мы сможем возместить немного, да похоже на то, что нечем у него там возмещать. Поэтому, я думаю, что завтра, если мы договоримся, телепортируем его в Майо. По состоянию никаких ухудшений пока не наблюдается, — отрапортовал Генри, искренне надеясь, что вся эта эпопея закончится завтра, и сейчас он сделал действительно все, что в его силах. Может, хоть немножко совесть очистится.

+1

9

Сплошное спихотворчество. Никому не нужен труп и дело вовсе не в благих побуждениях о спасении жизни и прочей чепухе, балом правил цинизм и нежелание разбираться с последствиями. Хотелось добавить, что с трупами, которые не довезли, разбирался бы тот, кто не довез, а вовсе не они. А со спасенным (и еще не факт, что не трупом - любили они несмотря на затраченные усилия умирать), придется возится им. Вот и все отличие. Еще и Майо! Мистер Броули прикрыл глаза рукой. Когда-то эта клиника была хорошей, но все изменилось. Но самое в этой ситуации абсурдное было, что Майо располагалась практически за углом! Пять минут медленным шагом.
- Я знаю, где расположена клиника Майо, мистер Хэрроу, и этот факт вызывает еще больше вопросов сослагательного наклонения, - ледяным тоном сказал мистер Броули. Вопросы эти рвались быть озвученными, поэтому многих сил стоило сдержаться. Куча проблем не из чего, а ведь можно было потратить ровно полминуты и развернуть скорую в Майо. Если сейчас пациент стабилен, то дотянул бы, явственно дотянул и до Майо, и дальше бы доехал. А если бы и не доехал, не этого ли он хотел? Ненавидел мистер Броули суицидников.
- Извольте, - он махнул рукой в сторону выхода, веля таким образом мистеру Хэрроу выметаться. Пусть разбирается сам. Пусть ему из Майо не перезвонят, пусть помаринуют в страховой, пусть юрист разведет руками, пусть поймет насколько это долго, бесполезно и бессмысленно. Может в дальнейшем этот опыт побудит его сначала смотреть документы, а потом принимать решения. Пусть. У мистера Броули же без этого неприятной работы через край, и стоило бы заняться ей.
Однако у судьбы на его счет были иные планы, а именно потратить день на порожние разговоры. Впрочем, делал это мистер Броули наполовину осознанно, потому как не хотел заниматься бумагами, а так вроде и занят. Совещания и некоторые консультации после заняли почти все его время, а вечером он не планировал задерживаться, ибо планировал с супругой посетить одно мероприятие. Семья это святое, хоть от первого практически ничего не осталось, кроме удобоваримой видимости, а во второе он уже не верил. Но если взвешивать неприятность обоих действий, менее тошным ему казался как раз визит в гости вместе с Мадлен, нежели чем бумажная работа после семи вечера.
Поэтому ровно в семь он встал из-за стола, убрал вещи в сумку, и снял уже халат, как с ним решил переговорить мистер Хэрроу. Впрочем, своих сборов мистер Броули не прекратил. Телепортируем? Что за слэнг? Раздражение вновь поднималось волной и удушливо сбивалось комком у горла. Совершенно не было желания ни разбираться в этом, ни куда-либо идти. Хотелось, чтобы все его оставили в покое и тишине.
- О, ну замечательно - они оформили это желание письменным запросом? Или на каком основании мы будем это делать? Чья машина это будет - их, наша, может страховая? Чья бригада? - поинтересовался Реджинальд, вешая халат на плечики. Никогда не оформляли, у клиники Майо в последнее время были большие проблемы с документами - зато стабильно обещали что угодно, хоть звезду с неба. Но может мистер Хэрроу счастливчик? - Если вы имеете ответы на вышеперечисленные вопросы, значит жду документы на транспортировку. Если я найду причину достаточной и риски обоснованными жизни, то, конечно же, дам разрешение. Но, насколько помню, он поступил в критическом состоянии и сейчас, хоть и стабильный, но в реанимации?
Мистер Броули накинул на плечи пальто и посмотрел на мистера Хэрроу выжидательно. Сколько Генри здесь работает? Полгода уже? До операционной дорвался, вот теперь пусть и бремя административной должности прочувствует. Они, конечно, на одной стороне, но одновременно и по разные.
- Если вы намерены транспортировать его завтра, то хотел бы иметь возможность ознакомиться со всеми документами до утренней планерки. Потому как, - мистер Броули посмотрел на часы, - сегодня рабочий день подошел к концу, да и завтра уже распланирован.
Реджинальд застегнул пуговицу пальто, взял сумку и вежливо улыбнулся:
- С удовольствием поболтал бы с вами еще, но мы с миссис Броули сегодня приглашены на ужин, не хотелось бы никого подводить, - сказал Реджинальд и тут, словно в пику, зазвонил стационарный телефон. О, все слишком привыкли, что он никогда вовремя не уходит. Он застыло подождал пока отобъют два цикла мелодии и, вернувшись к столу, взял трубку. Регистратура интересовалась, можно ли пустить к нему неких посетителей. На прямой отказ начались какие-то раздражающие уговоры по второму кругу, с оглашением подробностей и четко уловимой меж строк мольбой помочь. Тогда Броули отозвался, что сейчас подойдет на регистратуру и у него будет ровно минута. Раздражение пульсировало в висках горячими иглами. Меньше всего он готов нынче разговаривать с недовольными родственниками.
- А вам дружески напоминаю, что задерживаться на работе не поощряется - миссис Хэрроу наверняка вас уже заждалась. Прелесть административного служащего клиники состоит в нормированности рабочего дня, должно все успевать с девяти до девятнадцати, это ли не чудесно? - не удержался мистер Броули от колкости и приглашением выйти дал однозначно понять, что разговор считает оконченным.

+1

10

Мистер Броули продолжил сыпать вопросами, на которые Генри знал ответы лишь частично. И вряд ли их получит уже сегодня, вернее совершенно точно их не получит. Рабочий день в той клинике заканчивался на час раньше, чем у них, и значительно осложняло процесс. Одно радовало, что пациента удалось стабилизировать, и в этом плане  совесть Хэрроу чиста. Во всяком случае, пока. И они смогут безопасно перевезти мистера Элфорда в его родной обитель.
Генри только сейчас понимал, насколько он ненавидит бумажную работу, и вообще с административной деятельностью он не дружил еще в отделе.
Генри не надеялся, что ему так повезет со всей этой процедурой. Все с самого начала пошло не так, как положено…  Он морально подготовился к тому, что завтра его ожидает просто феерический день в попытках добыть нужную информацию, документы от клиники Майо. Генри думал, как бы так обойти прямую фразу «нет, я пока не имею ответа ни на один вопрос, но все это будет завтра», но ничего нормального не мог придумать. Это прямо-таки было отождествлено с фразой «я снова облажался».

— Документы  я получу только завтра, поскольку они не успели их подготовить. Как и ответы на последующие вопросы. Я звонил им час назад, но у них в это время как раз закончился рабочий день, — отозвался Хэрроу, выдыхая. Что ж, это все будет завтра. Генри старался не суетиться, на свежую голову у него должно все получится… ха-ха. Господи, как же он ошибался… Нет, ну толика надежды была.
От размышлений отвлек звонок стационарного телефона мистера Броули, который пытался отмахаться от разговора с каким-то посетителем, но по всей видимости, это не предоставляется возможным.

— Совершенно с вами согласен, — Генри чуть улыбнулся, когда ему напомнили о том, что задерживаться не стоит. Он пока не решил, что хуже, гнев мистера Броули по случаю того, что он задержался или миссис Хэрроу по случаю опоздания к ужину. Впрочем, ни то, ни другое не есть хорошо, — До свидания, мистер Броули, — он вышел из кабинета, быстро дошел до своего, чтобы забрать оттуда свои вещи. Хэрроу ощущал себя немного пьяным, так раскалывалась голова, что создавалось такое впечатление.
Дома Генри сослался на усталость и сложного пациента, который всю плешь проел за целый день, но не стал вдаваться в подробности того, что произошло. Отчасти, не соврал. Может быть, когда вся эта канитель закончится, расскажет историю целиком.

Следующий рабочий день начался с новости, что его обрадовали отменившейся записью одного из пациентов. Заболел человек, побоялся соваться в клинику с соплями и кашлем. Оно и правильно, лучше перестраховаться. Естественно, что до утренней планерки, Хэрроу не мог пока предоставить информацию по злополучному пациенту, которого уже было искренне жаль. Все от него откреститься пытались. Вот не хотелось бы оказаться на его месте. Судя по тону человека на другом конце провода во вчерашнем разговоре, клиника Майо не особо-то и рада была забрать своего  человека себе. А может Генри просто так показалось на эмоциях.
Во время планерки, Хэрроу старался не смотреть в сторону мистера Броули слишком часто, боялся поймать на себе осуждающий взгляд, отголоски совести мучали за вчерашний инцидент. Хотя о чем это он, все только начинается. Весь последующий день Генри всячески старался не попадаться на глаза главврачу без особой надобности.

Стоило Генри начать разбираться с этой клиникой, сложилось такое впечатление, что работают там одни идиоты. Вроде бы озвучил вполне понятную просьбу, пришлите письменный запрос, на основании которого Харли должна будет транспортировать несчастного пациента. В ответ же получил поток вопросов… нет, целую анкету, которую нужно будет заполнить по состоянию человека. Им нужно понимать, в какое отделение определить мистера Элфорда, что ему давать, и вообще освободить для него лишнюю койку. Этот список Генри получил по электронной почте, и проклял то мгновение, когда решился на операцию. Ладно, обратной дороги нет. Он потратил несколько минут на краткие ответы, затем еще на ответы на уточняющие вопросы.

Товарищ на том конце, похоже, над ним просто злорадствовал. Может, надеялся, что Генри сдастся и решит не заниматься этим? Когда с анкетированием было закончено, преступили к следующему этапу, это сам пациент. Генри поговорил с медсестрой, которая сообщила, что мистер Элфорд стабилен, никаких ухудшений не наблюдается. Хэрроу сам проверил показания приборов, подумав, что если ближе к вечеру состояние не ухудшится, то можно перевести в обычную палату.
У Хэрроу пропала последняя надежда на то, что сегодня мистер Элфорд вернется в родную обитель. Ровно в тот момент, когда получил отрицательный ответ на то, что машину клиника Майо предоставить не может в силу большой загруженности. Пандемия же.
Распечатанный скан письменного запроса на возврат пациента в клинику Генри испортил тем, что скомкал и бросил в стену. Понял это он на подходе к кабинету главврача, чтобы отчитаться о проделанной и несделанной работе. Пришлось вернуться.
Впрочем, вернулся не зря. Во всей этой суматохе, Хэрроу забыл о том, что у него через пятнадцать минут прием пациента, о чем напомнила заботливая медсестра, всучив медкарту ему в руки.

За неимением других вариантов, Хэрроу снова обратился к юристу на тему, как подступиться к страховой компании, чтобы та взяла на себя возможность транспортировки пациента, предоставила машину или повлияла на подотчетную клинику. На что юрист посмотрел на Генри, как на идиота, сообщив, что с этой страховой такой финт не выйдет. Зато посоветовал, как надавить на администрацию клиники Майо. Воспользовавшись советом, Хэрроу прочитал по бумажке слово в слово без запинки, что сказал юрист, и даже через трубку ощущал, как закипает мозг девушки на том конце. Сказала, что сообщит вышестоящим умам, и ему наберут чуть позже.
Выдохнув, Генри решает все же доложиться, может мистер Броули что-то подскажет, ибо его собственный мозг соображал уже с большим трудом. И он только сейчас понял, что пропустил законный час обеда. А и ладно. Кусок в горло не лез.

— Мистер Броули, — окликнул Генри главврача у его кабинета, подумав, как ему повезло.
— Я наконец-то добился от них письменного запроса на транспортировку. А вот с машиной и бригадой все достаточно печально… Говорят, сейчас свободных нет, как появятся сообщат. Но вроде как удалось немного сдвинуть дело с мертвой точки, наберу их сам через час, — хоть и обещали набрать, но в эти обещания верилось с трудом.
— Пациент все еще стабилен, пытался даже приходить в себя. Если к вечеру хуже не станет, то переведем в обычную палату, — Хэрроу тактично опустил мысль о том, что сегодня транспортировки ждать не стоит.
— Да, и еще… Я попытался у них запросить контакты родственников, чтобы сообщить, но не говорят, и сами не хотят никому сообщать. Человека же могут искать, — озадаченно ответил Генри, — Мистер Броули, а вы же, я так понял, знакомы с этой клиникой… Может, знаете, хоть кого-то там адекватного и понимающего, к кому можно обратиться и получить, хоть какой-то результат, — не выдержал уже Генри, чувствуя, что один он не справляется с поставленной задачей. Уж лучше услышит очередную тираду от мистера Броули, чем снова накосячит еще больше.

+1

11

Ужин прошел терпимо, хотя после работы он и был раздражен. Так кстати оказалось умение держать лицо и вести пустые беседы, особенно не задействуя мозги. Уехали рано. Мадлен в основном молчала. Дома они разошлись по разным спальням и жизнь пошла своим обычным ходом. Ничего не ждать Реджинальд находил положительно удобным. Ему думалось, что идея с Красным крестом не такая уж и вздорная. Перед сном он мысленно примерялся к новой роли и это казалось ему интересным. К тому же Мадлен даже и не заметит его отсутствия. Он сильно переоценивает свою роль в её жизни.
Настало утро, а с ним новый рабочий день и соответствующая ему рутина. Снова поехал на машине, по-прежнему это ощущалось очень нервным, но вышло без происшествий. Первое, что с утра обнаружил на столе - отказ от вскрытия по религиозным соображениям, что вчера перед уходом ему всучил этот, как же его, пастор Эдвард? И с чего они решили, что Элфорд уже труп? С другой стороны, это было бы дешевле, чем он же в состоянии овоща в реанимации. Но мистеру Броули этот пастор категорически не понравился, бывает же такое, антипатия с первого взгляда. Хотя, не исключено, что это у него стойкая непереносимость всего священства и не без причин.
В общем, конечно же никакого заключения на перевод ему не предоставили с утра, поэтому этот эдвардианский недо-труп еще задержится в стенах Харли и помотает им нервы. Предсказуемо. Он перебрал пару историй, подписал заключения, ответил на пару писем, и пошел на планерку. После обход, заслуженная чашка чая, какая-то забавная история в курилке, которую он подумал бы запомнить и тут же забыл. Совещание, плавно перетекающее в обед. Если представить операцию на вечер и забыть о кипе бумажной работы, что дожидалась его в кабинете, вполне сносная работа. Но нет, после обеда пришлось разбираться с недовольными родственниками пациента, страховки которого хватало на обследование, но не хватало на операцию в Харли. И нет, доплатить нельзя, это тоже пришлось долго пояснять - либо страховка, либо прямой договор на полную сумму. Скидок нет, натурального обмена тоже, история, о каких-то связях в минздраве, поведанная шепотом в коридоре, не впечатлила. Будто он каждого чиновника по имени должен знать, с него государственного секретаря хватает. В общем, надежды на то, что его услышали и поняли, было мало, спасибо, что хоть натурального скандала не устроили, а то бывали и такие. Пошел покурить, вспомнил забавную историю, посмеялся. Рассказал хирургу, тот не понял юмора и вышло неловко.
В общем, пошел в кабинет работать, и был перехвачен мистером Хэрроу. Тот отрапортовал, что по делу пациента Шредингера подвижек нет. Реджинальд посмотрел на часы, сделал кислую мину и тяжело вздохнул. Ему даже отчасти стало жалко мистера Хэрроу, который наверняка многое сделал, но еще не знал, что это все решительно бесполезно. Ах, точно, это процесс обучения! Тогда продолжим:
- Подведем промежуточный итог, мистер Хэрроу. У нас четвертый час дня, пациент ушел на вторые сутки в реанимации. Плюсуем как минимум несколько часов рабочего времени заведующего, который занимался выяснением вопросов транспортировки и висел на телефоне, вместо основной работы, и туда же пара консультаций с юристом, полагаю? Из результатов, запрос на транспортировку от Майо без даты и уточнения, чьими силами? Я, помнится, просил вас понижать накладные расходы, - он распахнул перед мистером Хэрроу дверь в кабинет и пропустил внутрь. Зашел следом.
- Я был знаком с предыдущим главврачом клиники Майо, но пару лет как там заведует иное лицо весьма сомнительных качеств. Поэтому ничем вам с этим помочь не могу, - Реджинальд прошел за стол, надел очки и уставился в компьютер. Требовалось решить, что же дешевле, отправлять пациента машиной в Майо или долечивать. Что там вообще за операция-то была? Слишком много внимания этому сектанту, как там его. Он посмотрел в отказ от вскрытия. Элфорд, о. Но кто ж сказал, что обучение заведующих будет простой, а главное, дешевой задачей. Выдержав подобающую случаю драматическую паузу, он со вздохом добавил: - Вы с этим Элфордом по бюджету просядете процентов на семь, а это значит, что не будет у травматологии никакой квартальной надбавки. Медсестры вас живьем съедят, мистер Хэрроу... А это очень больно и неприятно, поверьте. Нет, можно предположить в рамках бурной фантазии, что регбисты, которых тут недавно всей командой прикрепили к нам, попадут в аварию и вы перевыполните план по гипсовому скульптурированию, но я бы на вашем месте не надеялся ни на это, ни на декабрьский гололед...
Он хмыкнул и продолжил читать заключение по Элфорду. О, ну если без осложнений, то ему недели в палате за уши хватит. Можно даже четырьмя днями обойтись. Выйдет дешевле машины. А вот если вредничать начнет, то надо бронировать машину, но лучше бы не реанимобиль, и скидывать его в приемный покой Майо.
- Пусть... Пусть вас медсестры разок показательно линчуют. Знайте, я буду стоять и поддакивать - в моем возрасте ссориться с медсестрами опасно. Если переживете, помня эти ощущения вы, может сто раз подумаете и посмотрите в документы, прежде чем геройствовать. Можно ведь было отправить скорую дальше на соседнюю улицу и столько бы проблем избежали! Поверьте, мне это нравится не меньше вашего, вы-то сейчас его сбудете с рук и забудете, а мне еще полгода с документами возиться. Отвратительно, мистер Хэрроу, ужасно, скверно, дурно, паршиво, недостойно, возмутительная халтура. Все, у меня закончились синонимы. Я вас осуждаю, надеюсь, вы это поняли. Забудьте всю эту чепуху про спасение жизни и принесение пользы лечением, бумаги теперь ваш единственный друг - вы заведующий, черт возьми, а мы в частном заведении и наша цель получение прибыли. Приносите прибыль, черт возьми!
Фух. Даже полегче стало. Выговорился. Итак, к чему это он вел?
- Идите-ка выгоняйте его из реанимации, какого черта он там лежит? Вполне удовлетворительные же показатели. Просчитайте стоимость лечения до выписки по минимуму, если выйдет сильно меньше реанимобиля, то долечивайте. Если примерно вровень, дам я вам машину - заключение нормальное только напишите, чтоб я с первого раза его подписал. Без опечаток.

+1

12

Слушая мистера Броули, хотелось просто закрыть глаза и представить, что это дурной сон. У Хэрроу в голове промелькнула мысль о том, в какой момент главврач пожалеет о том, что взял обратно Генри на работу. Но старался об этом не думать, пока все шло более менее, пациент в норме и помирать не собирался. Может быть, действительно стоит его пролечить и выпустить с доброй душой. По словам медсестры он приходил в себя, а значит все не настолько печально.
Осознание такого глобального косяка в своей жизни было для Генри фатальным. В частности, было стыдно не оправдать доверие мистера Броули. Обычно у Хэрроу так все и происходило, косяки запоминались больше всего тогда, когда из-за них возникали глобальные проблемы. Он пытался подобрать слова, извиняться, по ходу бессмысленно, тут этим не поможешь… Генри выдохнул, все это время стоял, как будто не дышал, воздуха в груди не хватало. Какой только ерунды он в своей жизни не творил, но эта уже была за граню понимания, даже самого Хэрроу. Умерить дух альтруизма бывало ему тяжеловато. Однако мистер Броули объяснил весьма доходчиво, что отложилось на подкорке у Генри очень ярко. Он кивнул, что все отчетливо понял, принял к сведению, но комментировать не стал.

Прислушавшись к совету, Хэрроу первым делом распорядился, чтобы пациента перевели в обычную палату, так как его состояние было удовлетворительным, и без реанимации он вполне оправится. Он предварительно еще раз проверил все показатели, они действительно были нормальными, и уже к концу дня мистер Элфорд находился в палате. Между основной работой, Генри-таки пересчитал накладные расходы по минимальному лечению, нахождение в клинике еще, как минимум четыре дня, а так же стоимость машины, чтобы перевезти его в Майо. Однако не терял последней надежды на то, что сама клиника найдет у себя свободную машину. Впрочем, Генри сам сделал пару звонков по этому поводу. Они, даже немного обнадежили, но Хэрроу сильно не питал надежд.
Уже перед самым уходом, Генри еще раз проверил пациента, медсестра доложила, что показатели стабильные, есть улучшения. Это немного успокоило, так как все-таки лечение обойдется им значительно дешевле, чем довезти его на соседнюю улицу.
Почти всю ночь Генри не спалось, и на следующее утро он приехал на работу не выспавшийся и злой. Но надо сказать, что сон пошел на пользу перегруженной голове. Более того, когда Хэрроу вошел в кабинет, увидел на своей рабочей почте, что клиника Майо снизошла до того, чтобы прислать им машину, забрать пациента. Это было одновременно и неожиданная, и радостная новость. Правда, это должно случиться только завтра, однако, вместо четырех дней в палате, они получают всего один. Лишь бы ничего не сорвалось в последний момент. Этими новостями Хэрроу хотел поделиться с мистером Броули до начала утренней планерки, встретив главврача, когда тот уже входил в свой кабинет. И всем своим слегка взъерошенным видом и ранним появлением показывая, что дело не терпит никаких отлагательств.

— Мистер Броули, здравствуйте, — не повернулся язык сказать «доброе утро», — Хотел вам сказать, что клиника Майо все же прислала нам запрос на то, чтобы забрать пациента. Но это будет только завтра… — он положил на стол главврача распечатанный скан заявления. Ну, хоть что-то.
Сразу после самой планерки, когда Хэрроу уже шел к себе, услышал вибрацию мобильного телефона в кармане. Там был еще один пропущенный, минут на пять назад, звонок был от медсестры. Генри ответил на звонок, услышав взволнованный голос женщины и просьбу явиться в палату к мистеру Элфорду. Вот что-то ему в этом звонке не нравилось. Понял только, когда пришел, и медсестра сообщила о том, что пациент скончался! Твою же мать, да как так-то? Ну да, слишком все хорошо начиналось… Хэрроу только вчера перед уходом проверял его, все же было стабильно, и сегодня он вообще должен бы прийти в себя. Но нет, по каким-то невиданным причинам он умер! Это было за гранью его понимания.
Естественно, что без вскрытия тут не обойтись, теперь уже Генри был вне себя от злости и непонимания того, как он мог помереть. Вообще не представлял, каким образом и с какого боку он сейчас подойдет к мистеру Броули и попросит разрешение на вскрытие. Он повторял сам себе, как мантру, что все анализы были в норме, лекарства в нужных дозах и по показаниям, и в этом ключе, Генри ошибиться не мог. Хэрроу сейчас в таком состоянии, что готов затребовать дать ему самому вскрыть тело, да кто ж ему это позволит. Все слишком быстро произошло… Но в том, что здесь он все делал правильно, Генри был категорически уверен.
Он вышел из палаты, закипая, как чайник, что едва пар из ушей не пошел, стремительным шагом отправился к главврачу в кабинет. Не найдя его там, все же надеялся выцепить его где-то в недрах клиники. К тому моменту, товарища Элфорда уже свезли в морг клиники.

— Мистер Броули, — окликнул его Генри в коридоре. Не самое удачное место, но пользуясь тем, что никого не было в поле зрения Хэрроу продолжил, — Прошу прощения, если отвлекаю, но дело очень серьезное и очень важное. Мне нужно провести в срочном порядке вскрытие умершего пациента… — Хэрроу выдержал трехсекундную паузу, — Мистера Элфорда, — выглядел сейчас Генри серьезно, и уже не столь жалко, как вчера вечером. Его действительно забеспокоила вся эта история, причем больше то, что он решительно хотел опровергнуть теорию о своем косяке, уже с медицинской точки зрения.
— Я понимаю, как это звучит, но… — Хэрроу просто не мог подобрать адекватных слов, чувствуя, как внутри эмоции рвутся наружу. Он всплеснул руками, совершенно точно не осознавая, какого лешего вообще произошло.

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Предприятие "Божий Дар"