– Не заметила, чтобы я тебе хоть что – то предлагала. Но то, что твоих девушек одобряет мой папа, это уже интересно, – она пожала плечами и тоже отстранилась. Кажется, эта неловкая ситуация разрешилась вполне безобидно, что позволило им продолжить совместный просмотр фильма и чаепитие. Генри не стал ничего отвечать на последнюю фразу Вэл, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего. Сейчас лучше всего было отпустить ситуацию с поцелуем и перевести внимание на что-нибудь другое. Рэндалл пытался вести себя, как обычно, однако всё равно внутри был легкий дискомфорт из-за произошедшего.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
06.12
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Welcome aboard


Welcome aboard

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


Welcome aboard
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/OYJy1Lc.jpg

Damian Bond & Jacqueline Bond
10.08.2019 таунхаус Бондов

После разрыва с женихом Джек возвращается к Дамиану, но жизнь не повернуть вспять и ничего уже не станет, как прежде.

Отредактировано Damian Bond (19 Окт 2021 15:43:03)

+2

2

Со сладким стоном Джек повернулась на кровати, потянулась и достала из ушей бируши. Взгляд упал на будильник: если он не прозвонил, значит пробуждение наступило до часа Х, и есть время еще немного поваляться и понежиться в плену простыней. Электронные цифры расплывались перед глазами, и пальцы нехотя коснулись век, чтобы избавить их от сонной пелены.
Половина восьмого! Уже половина восьмого!
Жаклин вскочила с кровати как ошпаренная, забыв и об утренней неге и о предвкушении неторопливого завтрака. Маята закружила в вихре переходов в ванную и обратно, в экстренных поисках одежды и косметики. Как назло, пропала заколка для волос! Куда же она задевалась?! Вся беготня сопровождалась вбросами эпитетов в сторону Дамиана, устроившего вчера за стенкой очередные скачки, из-за которых пришлось заткнуть уши, дабы хоть немного поспать.
Бонд-младшая ненавидела экстренные сборы, она всегда просыпалась в семь, чтобы в восемь спокойно выйти и быть на рабочем месте к без пятнадцати девять утра. С переездом к брату, в размеренную линейную жизнь ворвались функции с множеством неизвестных: Х - как спать, когда у тебя за стеной как под пытками стонут ведьмы, У – как не прибить к чертовой матери Бонда-старшего и Z – как вести себя по утрам с каждой новой знакомой, которую не сожгли-таки на костре ночью.
Жаклин застегнула рубашку, заправила ее в джинсы и, смирившись с тем, что заколку искать бессмысленно, сбежала вниз по лестнице, чтобы быстро позавтракать. В отличие от многих, завтракала девушка плотно. Она любила сделать себя яичницу, сырники, блинчики, которые ждали ее сегодня…
Или…
Перед глазами предстала картина, достойная кисти Клода Моне, изобразившего «Завтрак на траве»: на столе была приготовлена трапеза на двоих, состоящая из блинчиков, испеченных Жаклин вчера после работы, кофе, который, очевидно, сварила гостья в рубашке Дамиана. В общем, стол был сервирован так, будто на семейной кухне Бонд-младшая оказалась в гостях, да еще и на собственных блинах. Блондинка шарилась в холодильнике, а Джек думала, что бы такого ей сказать, кроме того, что если она решила кормить своего мужчину завтраками, приготовленными его же сестрой, то до ЗАГСа они не дойдут еще лет сто.
- Привет, - с улыбкой болотной гадюки выдавила-таки истинная хозяйка дома. Блондинка даже подпрыгнула перед дверью рефрижератора от неожиданности. Поскользнулась босыми ногами, общипанными до глянцевого блеска, но вовремя ухватилась наманикюренной лапкой за столешницу и удержалась от падения.
- Привет, а ты кто? – ошарашенно спросила новая (кажется уже восьмая по счету) знакомая.
- Я? – Жаклин вскинула брови, как бы удивившись подобной бестактности. – Я думала, он тебе сказал…
- Нет, о чем? – блондинка напряглась так, что еще чуть-чуть, и голова разлетелась бы на части.
- Ну как же, у него расписание: лично я у него в ночь со среды на четверг, так сказать, падишах оставляет за мной ночь четверга. Но так как ночевать мне было негде, задержалась еще на сутки, увы, уже в соседней комнате, чтобы не нарушать логических ход круговорота женщин в его спальне, - весь вид Жаклин говорил о крайнем удивлении самим фактом негодования ночной гостьи, посмевшей сделать попытку наложить монополию на достояние женской общественности.

Отредактировано Jacqueline Bond (19 Окт 2021 16:28:56)

+1

3

Тянущая боль в висках проснулась явно раньше его самого. Иначе как объяснить, что похмельная тяжёлая голова снилась какие-то бесконечно долгие минуты перед пробуждением? Именно сегодня вникать в причинно-следственные связи Дамиану совершенно претило: на виски давило изнутри, во рту было сухо и отвратно, а сбившаяся за ночь простыня раздражающими складками мешалась и врезалась в бок.
Бонд некоторое время лежал, не подавая признаков пробуждения и прислушиваясь к окружающему его миру. Мир, если не считать норовящего забраться под плотно сомкнутые веки пробившегося через щель в портьере настырного утреннего луча, встречал его умиротворяющей тишиной. Даже чужого дыхания рядом не слышно. А ведь должно было быть, он точно помнил, что засыпал, вернее, вырубался, не один. С трудом приоткрыв один глаз, он взглянул на подушку рядом с собой и даже вздохнул от того особенно радостного чувства, которое накрывает мужчину, обнаружившего, что ночная любовница благополучно испарилась с утра. Впрочем, дальнейшее изучение спальни внесло некоторые корректировки: любовница хоть и исчезла из кровати, но явно не из дома. Если не сбежала в панике, оставив свои вещи и разбросанную по полу и мебели одежду, чего на практике у Дамиана еще не случалось. В любом случае, у него имелось законное время на то, чтоб спокойно, без суеты привести себя в порядок и, возможно, выпить свежеприготовленный, наверняка не им самим, кофе.
Контрастный душ прогнал остатки сна, свежий аромат мяты и ментола разогнал решивших заночевать во рту кошек и Дамиан с удовольствием подмигнул своему отражению в зеркале, натягивая просторные пижамные штаны. Уже предвкушался запах крепкого кофе и в такие моменты даже казалось, что не так уж все и хреново, как на самом деле. К вечеру наверняка все вернется на круги своя, а пока...
Пока Бонд, насвистывая под нос услышанный вчера в такси популярный и прилипчивый до бешенства мотивчик вышел из спальни, краем глаза подметив, что дверь в комнату Жаклин приоткрыта - сестра уже проснулась. Подивившись, с чего вдруг Джек сорвалась из кровати субботним утром, он начал спускаться по лестнице, замедлил шаг, услышав голоса из кухни.
- Я думала, он тебе сказал, - Дамиан чуть поморщился, приблизительно представляя себе картину. Судя по оставленным в спальне вещам, Сандра, - или Сюзан? - предстала перед сестрой хорошо, если не голой. Точно, не голой, иначе они бы так не болтали, но, тем не менее, вид наверняка должен быть красноречивым.
Бесшумно ступая босыми ногами по покрытым ковролином ступеням, Дамиан легко сбежал вниз и уже на входе услышал выданную сестрой тираду, закатив глаза: Джек в своем репертуаре. Ее комментарии по поводу его неразборчивости в связях, сдобренные той щедрой дозой яда, которую могут позволить себе только самые близкие люди, скрашивали едва ли не каждый день, если не удавалось встретиться утром. Тогда заряд бодрости поступал как раз с дозой кофеина.
- Да брось, Джек, не смущай нашу гостью, - ухватившись пальцами за верх обрамленного деревянной планкой проема, Дамиан эффектно потянулся, выгибаясь и демонстрируя подтянутый накачанный торс, будто между делом поиграв буграми сухих мышц, после чего переступил порог кухни, окидывая ее взглядом. Так и есть, его рубашка. Все-таки хороша, зараза, мелькнуло в голове при виде длинных ног, что так удобно ложились ночью на его плечи. Хороша, жаль, что придется с ней завязывать: такое образцово-показательное рвение на кухне с утра напрягало Дама до чертиков.
- Привет, дорогая, - оказавшейся ближе Жаклин достался звонкий поцелуй в висок и крепкое объятие за плечи. - Вот зачем эта дезинформация, какой четверг? Не слушай ее, киска, она шутит. Она тут вообще живет... Сколько уже, Джек, с месяц где-то? - поставив точку над "i" таким же легким, правда, в губы блондинки, поцелуем, старший Бонд непринужденно присел на край стола рядом с кофеваркой. Наливать кофе, тем не менее, он не торопился. Витало в воздухе что-то такое, отчего его проработанное полицейское чутье подсказывало: горячие жидкости лучше держать подальше.

Отредактировано Damian Bond (21 Окт 2021 05:27:30)

+1

4

Захотелось закатить глаза, глядя на эффектное появление влюблённого в себя Бонда, особенно на его потягушки у проема. Сделав усилие, Жаклин осталась внешне совершенно безучастной к этой театральной постановке в стиле: «Я охрененная хозяйка и сексуально смотрюсь в твоей рубашке»; «А я просто охрененный. Меня, правда пнули из полиции, но член от этого не уменьшился». Безучастно качнувшись под движением руки брата, Жаклин бездушно позволила себя поцеловать и продолжила наблюдение за разворачивающейся сценой.
- Джек? – переспросила блондинка слабо улыбаясь и явно пытаясь сложить в голове имя и длительность проживания новой знакомой.
- Это долгая и очень печальная история, - отмахнулась Жаклин, внаглую взяла тарелку с блинчиками, которая стояла перед Дамианом, положила на нее вилку и, прихватив чашку с кофе, двинулась в сторону своей комнаты. Время посидеть еще было, но лучше провести его перед трюмо, чем с этими двумя особями в разгаре брачного сезона.
- Что, даже чаю с нами не попьешь? – нахальная улыбка старшего так и подначивала. Сестра обернулась ухмылкой, которая искажала смысл далее сказанных слов до уровня «Гори в Аду».
- Нет, милый, спасибо, боюсь в такой прекрасной компании забыть, зачем изобрели тесты на IQ, если можно просто показать кусок тела.
Завтрак перед зеркалом не самая лучшая идея, но других вариантов не было. Когда-то в память о матери Жаклин заказала почти такой же туалетный столик как был в этой комнате прежде, не рассчитала только, что с возрастом по характеру станет ближе к отцу, и сей атрибут покажется категорически ненужным, да еще и отнимающим массу свободного пространства.
Завтракали когда-нибудь перед зеркалом? Да, и Жаклин тоже не нравилась эта идея, но выбора не было: на кухне полуголые Хомо Сапиенс танцуют брачные танцы, а других вариантов для принятия трапезы нет в наличии.
Голубки все еще были внизу, когда спустилась разрушительница романтики. Она поставила тарелки в раковину, решив, что раз уж тут хозяйничает Мерлин Монро современного разлива, то и посуду в посудомойку та сама переложит. Пусть готовится к семейной жизни, раз уж начала.
Форд Фокус выехал на трассу со непривычно спокойным движением. Обычно перед съездом всегда скапливалась пробка минут на семь, сегодня же был просто дорожный рай. Тревожные звоночки периодически издавали звон в сознании криминалиста, но он был не настолько гулким, чтобы прервать мысли о бесконечной несносной веренице баб, криках и стонах за стеной и череде знакомств с разномастными и разношерстными девушками, не истерзанными следами интеллекта.
Дорога до лаборатории заняла существенно меньше времени, чем обычно, и только встретивший в коридоре начальник резонно уточнил, что его сотрудница делает в выходной на работе. Лично он ее сегодня не вызывал.
- Потерялась во времени? – с улыбкой переспросил мужчина.
- Похоже на то, - неловко улыбнулась Жаклин. – Но раз уж пришла, займусь анализом отпечатков.
Босс только развел руками, позволяя рвению своего сотрудника взять верх над здравым смыслом.
Домой Бонд-младшая вернулась к обеду. Следы утренней гостьи уже растаяли, и дом был полностью готов к приему новой ночной феи. Девушка кинула ключи в сумку (привычно вешать их на крючок казалось уже чревато) и прошла в гостиную, где расположился брат.
- Скажи, а есть у меня шанс хотя бы сегодня ночью нормально поспать без затычек в ушах?! – не выдержала Жаклин, раздраженная еще и тем, что после всех проверок, отпечатков их подозреваемого в базе не оказалось. – Ты можешь сам к ним ездить, а? Обязательно всю эту кодлу домой таскать?

Отредактировано Jacqueline Bond (20 Окт 2021 17:31:40)

+1

5

- Что это она имела ввиду? - блондинка взвилась и возмущенно взглянула на Дамиана, ожидая от него, по всей видимости, заступничества. Или разъяснения, к чему Бонд-старший склонялся больше. Но на что бы та ни рассчитывала, ни ставить на место "сожительницу", ни разъяснять все нюансы понятия "сарказм" на озвученном примере тот не стал. Проводив Жаклин насмешливым взглядом, Дамиан достал из шкафа две кружки, налил им обоим кофе и вручил одну из них насупленной "хозяйке", сдобрив легким поцелуем в качестве успокаивающего десерта. Раз уж порции блинчиков его так неделикатно лишили.
- Расслабься, киска, все в порядке, - проворковал он беззаботно, ныряя в холодильник в поисках завтрака. - Не обращай внимания, у нее такой стиль. Черт, я же точно помню, что здесь был джем...
- Кто она? Ты что, с ней спишь? - блондинка раскалялась все сильнее и Дамиан прикинул, поместится ли она в холодильник целиком? По частям - точно да, видел он как-то такой мясо-костный набор в одной из бытовых морозилок, когда брали одного чокнутого, порешившего свою суженую, а вот без расчлененки навряд ли, тут понадобится как минимум гаражный ледогенератор.
- Если скажу, что моя мамочка, поверишь? - Бонд со вздохом закрыл холодильник и поставил на стол баночку.
- Издеваешься?
- Разве только чуть-чуть. Я же сказал, расслабься. Это моя сестра, - загрузив в тостер пару пластиков белого хлеба, он бросил коротко через плечо. - Пей кофе и собирайся, я вызову тебе такси. У меня сегодня масса дел, - предупредительно оборвал явно готовый сорваться с пухлых губ поток возражений.
Пришлось слегка скрасить момент расставания объятиями и ничего не значащими обещаниями скорого звонка, когда эту идиллию едва не нарушила Жаклин. От взгляда Дамиана не ускользнул тот нюанс, что Киска смотрела на Джек уже несколько иначе, на как на конкурентку, но как на возможное препятствие. Сам же Дам пытался не рассмеяться, представив, прошла бы Джек с таким же независимо-горделивым видом, если бы они не просто обжимались за столом, а перешли бы к чему-то погорячее.
Выставить Киску удалось, наконец, спустя час после ухода Жаклин. Наскоро наведя в спальне подобие порядка и одевшись, Бонд устроился в гостиной перед включенным для фона телевизором и принялся терзать ноутбук, что-то заинтересованно выискивая. Процесс изучения глубин интернета он скрашивал бутылкой холодного пива, призванного привести в порядок горящие после бурной ночи трубы. Вторая бутылка была в процессе ополовинивания, когда его уединение оказалось нарушено.
- Сегодня я планирую отдохнуть, так что ответ на твой вопрос: да, шанс есть. Жирный такой, - приопустив крышку ноутбука, брат отсалютовал сестре бутылкой. - Или это был риторический вопрос с целью просто высказать претензию? Что касается второго, то тут ответ будет "нет". Во-первых, дома и стены помогают, знаешь ли. Я тут хозяин и мое слово всегда весомее, - тон Дамиана стал плавным и четким, каким он обычно привык излагать свои рабочие выводы и замечания. - Во-вторых, они в большинстве своем студентки, живут в общагах в университетских городках. Предлагаешь мне оформить там абонементы? А в мотели везти их... Ну, Джек, они же не шлюхи, в конце концов. Моветон.

+1

6

Выслушав вальяжный ответ брата, Жаклин закипела еще больше. Не дать не взять перед ней тут не безработный полицейский, а граф де Бель Флер, герцог Сассекский. Моветон у него!
- Моветон? – хотелось убедиться, что данный термин не послышался. Янтарно-коричневые глаза сузились, и от уголков разлетелись мелкие морщинки-лучики. - Прошу прощения, я не ослышалась? Ты сказал – моветон? – Губы изогнулись в усмешке, а ладони легли на бедра, как бы обозначая, что и их обладательница тут хозяйка. – Не кажется ли тебе, монсеньор Бонд, что сахарные речи из исторических романов в устах безработного подвыпившего повесы, устроившего бордель в собственном доме, – истинный оксюморон.
Фактически в глазах Джек картина сейчас выглядела так: развалившийся безработный братец, глушит уже не первую бутылку пива перед экраном телевизора, параллельно высматривает что-то бессмысленное в ноут-буке, и рассуждает о правилах приличия в Датском королевстве, где везти даму в гостиницу – есть непристойность. Это где он такой богемы понахватался? Наверняка пересмотрел передач о жизни королевской семьи и горделивом молчании в ответ на выпады Мидлтон. Градус все ближе и ближе подбирался к точке кипения, а усилия, применяемые для более или менее вменяемого диалога, становились практически титаническими.
- Ты хоть сам понимаешь, что творишь? - сестра была настроена более, чем решительно: было совершенно все равно закончится этот конфликт грандиозным скандалом с финалом в стиле «Я тебя ненавижу» или Дам соберется и уйдет в закат, не снизойдя со своего алкопьедестала до семейного конфликта. Пусть в конце концов прочувствует, что такое, когда дома террор! - Вокруг нас люди, соседи, что они подумают? Или тебе, как непонятому этим убогим миром, плевать? Не ты ли должен быть образцом для подражания? И что вместо этого? Подтасовка улик, пивное пьянство и бесконечные потрахушки! Ощущение, что ты не из семьи полицейского, а потомок Тома Рейкуэлла. С тобой рядом жить невозможно! Иногда я рада, что родители умерли! Во всяком случае, они не дожили до такого позора!

+1

7

Поначалу взятый Жаклин тон вызвал у расслабленного и полностью удовлетворенного на данный момент жизнью Дамиана тягучую кошачью полуулыбку: показалось, что сестра решила поддержать игривый настрой и набухающая, как капля, ссора сама по себе рассосется и сойдет на нет, вспугнутая ироническим отношением ко всему творящемуся вокруг дерьму. Но дальнейшее развитие монолога показало, что он ошибся. Грозовая туча и не собиралась таять, она на глазах чернела и набухала, наливаясь влагой, что грозила пролиться чертовски обильными и до чесотки кислотными осадками.
Промывка мозгов, почти не прекращавшаяся с самого начала следственного процесса, начинала уже откровенно утомлять и Бонд-старший, чтобы не спустить с языка вертевшийся на нем совет поискать себе более благодарного и свеженького слушателя, сделал большой глоток пива и задержал его во рту, блокируя порыв. Хмелевая горечь вместе с углекислотой принялась раздражающе пощипывать нёбо и язык, а чуть раскосые, с янтарным отливом, как у сестры, глаза выразительно застыли с предупреждающим прищуром, без слов намекая ей, что та близка к тому, чтобы перегнуть палку. Но Джек, кажется, не замечала нюансов и неслась во весь опор так, что уже не замечала преград, завершив воспитательный пассаж таким ударом ниже пояса, что Дамиану пришлось проглотить отвратительный теплый глоток, чтобы не захлебнуться к чертям - негодование в горле заклокотало так, что пиво грозило пойти носом. Блуждавшая по лицу добродушная полуулыбка исчезла без следа, превратившись в скорбную нитку плотно сжавшихся губ.
- А я уже хотел было предложить тебе безотказный тандем по облегчению нам обоим жизни: ты с утра появляешься под видом моей старшей жены и спугиваешь претендентку на место с гареме. Сегодня почти сработало, осталось же только отшлифовать детали и расписать ключевые реплики, - в ледяном голосе не осталось ни единой теплой нотки, хоть Дам явно по инерции еще попытался перевести неприятный разговор в непринужденную шутку, когда хохмить уже совершенно не хотелось. Полупустая бутылка со стуком встала на стол. Старший Бонд пальцами зачесал назад длинные пряди и исподлобья взглянул на сестру, силясь справиться с последствиями столь крепкого удара поддых, но заливший скулы жар не унимался.
- Чего ты от меня хочешь? Я не могу изменить того, что уже произошло, хватит снова тыкать меня носом в это дерьмо. Я же не отрицаю, что совершил ошибку, я принял за нее ответственность и огребаю последствия. Но я не могу, блять, просто по волшебству, вжух - и стать кем-то другим, - он щелкнул пальцами и в запальчивости вырвался из кресла. - Кому нужен этот образец? Тебе? Ты уже сама по себе. Соседи? Да им всем насрать, главное, чтобы лужайка была аккуратно подстрижена. Даже если кого-то из них и колышет, кого я трахаю, так на это насрать уже мне. Мешает шум за стеной? Спи в гостиной. Можешь чем-то помочь? Помоги. Но избавь меня от пустых нотаций и не смей... Слышишь, не смей говорить о родителях в таком ключе! - разгорячившись, Дамиан приближался к Жаклин, пока не остановился перед ней и, чуть возвышаясь, ткнул пальцем в ее лоб, будто пытаясь вбить в голову свои слова для большей верности и доходчивости.

+1

8

Джек брезгливо хмыкнула в ответ на предложение брата. Идея, в кавычках, заманчивая: а что бы им как в фильме «Одинокие сердца» не разводить женщин еще и на деньги? Раз уж пошла такая пьянка! Он вообще слышит, о чем она ему тут говорит?!
Тон, который взял брат, подбешил, даже ладонь сжалась в кулак, и это при том, что младшая Бонд не отличалась чрезмерной импульсивностью. Во всяком случае, ей так казалось.
- Не можешь? Серьезно? По-моему, передо мной только что был сам Жофрей де Пейрак! – съязвила Жаклин. Она всеми силами старалась не винить брата в произошедшем разрыве с Эйданом, в конце концов, это жених показал себя редкостным ублюдком, не способным быть рядом в «богатстве и бедности», это он сделал свой выбор в тот момент, когда был нужен больше всего. Но сами собой возникали мысли: а если бы Дама не поймали, или он бы не подтасовал эти чертовы улики… Если бы все было иначе?!
Жаклин резко отвернулась, избегая пальца брата, и уверенный удар откинул его руку от лица, Джек не хотела ударить с такой силой, но вышло само.
- Не прикасайся ко мне! Я тебе не одна из телок, которых ты сюда таскаешь! - Дам поднял ладонь и отступил на шаг, пока сестра испепеляла его взглядом разъяренной львицы. - Какой помощи ты от меня ждешь? А? Напоминаю, что месяц назад меня бросил жених, и если ты считаешь, что мне плевать, то ты очень заблуждаешься! Мне тоже чертовски плохо, потому что я любила его! Если у тебя все чувства сконцентрированы в том месте, где живот теряет свое благородное название, то не надо думать, что у меня так же! Не только твоя, но и моя жизнь полетели кубарем с горы! Все катится в Тартар, да и еще и вопли по ночам! Предлагаешь мне спать в гостиной и встречать твоих подружек по утрам? Отличный план! Надежный, как швейцарские часы!
Претензии лились потоком, и в этот момент сложно было подумать о чем-то рациональном, о чем-то большем, чем простая бессильная злоба на брата, требующая выхода самыми жестокими и суровыми средствами. В висках стучало только желание задеть Дама как можно сильнее, чтобы он не просто понял, как плохо ей самой, но чтобы ему было раз в десять хуже.
- С меня довольно! Если тебе так нравится страдать и упиваться своем богемным алкоголическим бездельем, да наслаждайся! Я сегодня же съезжаю! Плевать куда, лишь бы подальше от твоего пофигизма и разврата!
— Стоп, стоп, — Дамиан прикрыл глаза, помотал головой, будто у него случилась чудовищная мигрень, и снова поднял ладонь, останавливая поток истерии. — Я верно понял, ты меня сейчас обвиняешь в том, что связалась с мудаком, который предал тебя при первой же возможности? Джек, алле, ты серьезно?
Девушка сжала губы, дыхание ее участилось, и появилось желание влепить брату по лицу. Ничего подобного она себе за всю жизнь не позволяла, но упоминание Эйдана отозвалось тягучей ноющей болью в районе живота
- Не пытайся читать между строк – это не твое! Как мы оба поняли, ты можешь только вставлять нужные факты в контекст! Я обвиняю тебя только в том, в чем обвинила! В алкоголизме и разврате! И это не отменяет того, что да, мне плохо! Знаешь ли, мне тоже достаточно плохо, чтобы хотеть тишины по ночам! Не ты тут пуп земли, вокруг которого вращаются второстепенные персонажи! В моей истории главная героиня – я!
Она всплеснула руками и стремительно направилась к себе в комнату.
- К черту! – вполголоса проговорила она. – Мне все это надоело! – брат не должен был слышать этих слов, они предназначались не для его ушей.
Джек влетела в комнату, остервенело шибанула дверью, расстегнула блузку и принялась рыться в шкафу в поисках какого-нибудь топа, который подошел бы для похода во второсортный бар, где в воздухе сгущается дым сигарет и пота.

*согласовано

Отредактировано Jacqueline Bond (28 Окт 2021 14:40:48)

+1

9

Было больно и как-то по-детски обидно. И если нельзя было исключать того, что головная боль это всего лишь симптом похмелья, а не растравленной душевной травмы, то обида казалась абсолютно естественной и четко привязанной к прошлому. Дамиан отчетливо осознавал, что был бы жив отец, он не пребывал бы в восторге от того, что натворил его сын, его, по сути, надежда на продолжение династии и тот, в кого он вкладывал весь свой опыт и веру. Он думал об этом постоянно, грыз себя поедом и старался заглушить несмолкающий голос с нотками укора в своей голове пьяным белым шумом и вздохами любовниц. Пьянство и блуд прекрасно выматывали и позволяли забыться, хотя бы до утра. Чтоб самое позднее с полудня начать все сначала. Но мало знать, что этот метод, хоть и проверенный веками многочисленными поколениями мужчин до него, дает лишь иллюзию спасения, на деле не спасая, а утягивая все глубже на дно, нужно уметь уловить ту черту, перед которой стоит остановиться.
Дамиану казалось... Нет, он был уверен, что до своей черты он еще не дошел. Еще болело, грызло и терзало, а значит, есть, что лечить и глушить. Главное, чтоб никто не мешал, не ковырял тонкую, нежную кожицу на медленно затягивающейся ране. Но от желающих поковыряться, как нарочно, не было отбоя. И глядя на беснующуюся сестру, Бонд ощутил себя тем же беспомощным юнцом, каким чувствовал себя после похорон и осознания того, что отныне он глава их внезапно ставшей слишком маленькой семьи. Тогда надо было учиться принимать решения, ломать себя и оставлять последнее слово за собой.
Именно это желание - оставить за собой последнее слово, подняло голову и не дало спустить все на тормозах, позволить Джек выпустить пар. Дамиан свирепо посмотрел ей вслед, чувствуя, как в горле клокочет холодная обида. Возможно, он не во всем прав, но сравнивать его уничтоженную до основания жизнь и ее сорвавшуюся помолвку с мудаком-карьеристом, да еще и обвинять его в этом - это уже чересчур. Пара длинных и глубоких выдохов не помогли, глоток пива не смыл горечь, Дамиан сорвался с места, вихрем взлетая наверх и едва ли не пинком распахивая закрытую дверь в комнату Жаклин.
- Тебе плохо? Это тебе-то? - в пылу злого спора он даже не обратил внимания на ее полуголый вид, рывком разворачивая ее за предплечье. - Максимум, что ты потеряла, это перспективу последующие пять лет выслушивать нытье Эйдана о его карьерных планах, а потом все равно оказалась бы здесь с чемоданом и хорошо, если без младенца, потому что этот ублюдок все равно выставил бы тебя. Так что даже все к лучшему, как ты не понимаешь?! А у меня вся жизнь рухнула, черт возьми! Я разбит вдребезги, все, к чему я шел всю жизнь, смыло в унитаз и мне, блять, надо заново разобраться в себе, собрать по кускам и понять, что делать дальше. Мне надо найти себя. А что делаешь ты? Обвиняешь в своих неудачах того, кому и без того хреново?

+1

10

Девушка остервенело хватала из шкафа кофты и швыряла на место в попытках найти какой-нибудь ядерный топ для похода в злачное заведение, куда по плану лежал дальнейший путь. Настроение было на архи-бурную ночь. Ладонь брата дернула на разворот как раз когда в руке возникла какая-то кукольно-розовая тряпка столетней давности. В запале Джек толкнула Дамиана в грудь, высвобождаясь из захвата. Пока он говорил, ладони сами перебирали розовую шмотку, пытаясь припомнить как надевать сей прикид: казалось, что у проклятой вещи нет никакого логического низа и верха. Вопреки законам портняжного дела, творение моды времен начала двухтысячных имело четыре прорези, расположенные друг над другом так, что можно было растягивать гармошкой, а не согласно пропорциям человеческого тела. Наконец, через клокочущую злость, женщина вспомнила, что у этого богатства вместо рукава ткань на одном плече, а нижняя полоса ткани как бы опоясывает талию.
- Так мне тебя пожалеть? – выпалила Джек, сорвала с себя блузку и швырнула ее в лицо брату, после чего натянула поверх лифчика розовый топ и принялась дёргано расстёгивать застежку бюстгальтера через ткань. – Серьезно! Ты хочешь от меня жалости? Не трогать тебя?! Да бухай! – она бросила свое занятие и вскинула руку в сторону двери, показывая, что он может заняться своим пивом прямо сейчас. – Моя проблема, это, значит, - не проблема, а твоя проблема, это беда международного масштаба! Да ты здоровый мужик, на тебе пахать нужно! Не будешь больше копом?! Так с твоим рвением можешь отправиться в ЦРУ, - она снова принялась расстегивать лифчик, заведя руки за спину и тщетно дергая крючки, - там таких великих комбинаторов днем с огнем ищут! – наконец крючки поддались. Джек сорвала с плеч лямки лифчика и начала поочередно снимать их с рук так, будто выясняла отношения с сестрицей, а не с братом, и подобные демонстративные переодевания были в порядке вещей: «ну а что, они же тут все девочки». На самом деле в злобном опьянении, Жаклин вообще не думала о том, что делают руки. Они действовали под влиянием импульса, продолжая заданную мозгом программу «переодевание».
- И с чего ты вообще взял, что я мечтала о детях с Эйданом?! Может у меня был охранительный секс, которого я, по твоей милости, напрочь лишена теперь! Зато от твоих сомнительных страданий у меня по ночам уши закладывает! – она сунула руку в выемку груди, и раздраженно, выдернула лифчик, оставшись в каком-то дешевом топе из пубертатного периода своей жизни, который не скрывал никаких деталей тела. Даже, напротив, - подчеркивал.
- Так что сейчас я намерена пойти в клуб и пострадать от души с каким-нибудь парнем, потом притащить его сюда, и открыть каждое окно, чтобы все  в округе, слышали, как мне хорошо!

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Welcome aboard