Ghostbusters
Walk the Moon

Счастливого Дня Всех Святых!
Мистер Броули задумчиво изучал пожелтевшую от дыма эмалированную решетку вентиляции на потолке. Наверное стоило заказать здесь генеральную уборку, пусть и стены почистят. Мысли вальяжно плыли с одного предмета на другой
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
25.10
Лондонский
инстаграм
ЧЕЛЛЕНДЖ
Хэллоуин
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию
Сладость
или гадость?
Киновикторина
ужасов
Прятки
с монстрами

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ну купи коня!


Ну купи коня!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


Ну купи коня!
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/jgMXdc6.png https://i.imgur.com/BXU0Z03.png

Ethan Wright & Henry Harrow
12 октября, 2021 / Харли Стрит Клиник -> ...

Еще в прошлом году Джо обмолвилась, что хочет себе личного... коня. И вот Генри поступает интересное предложение от коллеги. А почему и да, собственно?

+4

2

[indent] Октябрьское утро разлилось золотом восходящего солнца по стеклам дома, обращенным на восток, и с небольшим интервальным расхождением от будильника ознаменовалось настойчивым телефонным звонком. Организм – выработавший строгие рамки режима – откликнулся на нарушение вплоть до нескольких минут недовольством, немедленно озвученным в полумрак спальни низкими ворчливыми звуками, пока – не вынимая головы из под подушки – Райт пытался дотянуться до прикроватной тумбы в целью прекратить назойливое вмешательство в сон, хотя пробуждающийся разум осознавал всю бессмысленность затеи. Сон уже был прерван и все наивные – подходящие разве что ребенку – попытки догнать Морфея и отщипнуть хотя бы несколько блаженных мгновений не принесут ничего, только растянут фазу подъема с кровати.
- Доктор Райт, слушаю! – не догадаться по интонациям ответа, что в такой ранний час абонент совершенно не разделяет энтузиазма по поводу необходимости с ним срочно провести беседу, но – взяв трубку и активировав мигающий зеленым кружок ответа – Итан не посмотрел на надпись, почти наверняка убежденный, что позвонить могли только из клиники. Как известно, если пациент – вдруг! – решил отойти в мир иной в результате многочисленных внутренних кровоизлияний в полости или окончательно поскандалить с запущенной самолечением язвой, у врача мгновенно отключается заслуженно человеческое право на сон, отдых, еду и прочие надобности. Конечно, чтобы дергать в рассветный час целого заведующего хирургией, должен состояться не меньше чем больничный Апокалипсис, но – зная персонал и еще лучше зная таланты пациентов – Райт ни на мгновение не усомнился, таковой произошел.
[indent] Но позвонили – как выяснилось минутой спустя – не из клиники, а из конюшни – той самой, в которой когда-то работала Ребекка.  Поняв, что с этого осознания сон испорчен окончательно и бесповоротно, Итан – выслушивая лепет девушки на том конце связи – скатился к краю кровати, выполз из-под одеяла и сел, на ощупь выискивая ступнями тапки. Причина – побудившая сотрудницу искать с ним связи – ожидаемо понятна, вопрос уже имел причины быть поднятым, но – убейте! –мужчина не знал, как его решить. Подарив бывшей невесте на Рождество  лошадь – ту самую, которая ей так понравилась в случайно попавшем на глаза объявлении или ему показалось, что понравилась - он не собирался мелочно торговаться и требовать обратно все подарки, но Бекка сама так решила, уехала и оставила подарок на постое в конюшне, а ему в прихожей все документы на Сильву.  И чистокровная фризская кобыла пяти лет от роду, с родословной, достойной герцогов, изумительной стати и без единого пятнышка вороной масти простаивала в арендованном деннике – сам доктор и времени носиться по полям в седле не имел, и желания. Впрочем, ему и умения не хватало.
[indent] Спустя два часа сидя уже в кабинете в отделении, подперев голову кулаком в раздумьях о состоявшемся разговоре, он выслушивал – без особой охоты – щебетание старшей медсестры и – когда та припомнила к какой-то сплетни имя Генри Хэрроу – случайно вспомнил, как на каком-то подобие больничного корпоратива в честь чьего-то дня рождения между делом стал обладателем информации, что у заведующего травмотологией – кажется – есть взрослая дочь, которая – кажется – очень любит лошадей. Или занимается ими. Или собирается заняться. Подробности упорно не желали всплывать в памяти, но в них и не было нужды. По определенным – сентиментальным – причинам продавать Сильву черт знает кому доктору все равно не хотелось, не без влияния этой причины он и тянул с решением, а за предложение – как известно – денег не берут. Можно озвучить и – если Хэрроу будет не интересно – задаться целью подачи объявления.
[indent] Дождавшись обеденного перерыва, Итан отложил дела в сторону и собрался нанести визит в соседнее отделение. Пригладив и без того пребывавшие в полном порядке умеренно коротко подстриженные волосы, поправив темного серого оттенка в черный горошек галстук, дополнявший ансамбль такого же темного – с незначительным отливом цвета в серебристый оттенок – костюма-двойки, состоящего из классических прямых брюк без стрелок, но с высокой посадкой талии, и удлиненного до середины бедра однобортного пиджака с двумя шлицами, на трех пуговицах – последняя само собой по всем правилам приличия не застегнута – и с глубокими пикообразным лацканом, и убедившись, что завершающие костюм замшевые серые туфли не создают впечатление небрежности, Итан вышел из кабинета, прихватив с собой лишь смартфон, и закрыл дверь на ключ.
[indent] Оставалось – шествуя со всем профессиональным величием в развороте плеч и осанке – не потратить весь обеденный час на поиски коллеги. Хэрроу он знал довольно поверхностно, полностью соглашался с негласным вердиктом своей старшей медсестры о том, что заведующий травматологией не просто себе на уме, но и редкого типа упертости горный баран, к тому же баран, который водит давнее приятельство с главврачом, а потому имеет неограниченные возможности скакать по всей клинике и разве лишь Дьяволу известно, сумеет ли Райт сейчас найти того в «травме» или нет.

Отредактировано Ethan Wright (8 Окт 2021 11:01:31)

+3

3

Возвращение в клинику во многом изменило жизнь Генри. Начиная с его вполне привычных вещей, например, приходилось вставать на час раньше, чтобы добраться из Стратфорда практически до центра города. Заканчивая тем, что необходимо менять привычный уклад жизни, добавилось ответственности раза в три, если не больше. Естественно, никто не оспаривает тот факт, что работа патологоанатома не менее сложна и ответственности, особенно, когда речь идет об убийствах, наркотиках прочих неприятностях современного общества. И малейшая ошибка могла стоить кому-то жизни, если преступник окажется на свободе по вине того, кто делал вскрытие.
Но все равно, с живыми все иначе. Хэрроу какое-то время пришлось вновь привыкать к мысли, что пациенты с ним разговаривают. Человек, привыкший работать в тишине морга, лишь под легкую, ненавязчивую музыку, тяжелее сосредоточиться в моменты, когда накладываешь человеку гипс, а он смотрит на тебя с ужасом. Как будто, это ты ему кости переломал, а не он сам каким-то образом организовал себе перелом. Впрочем, со своей текущей работой он справлялся. Будучи отправленным на доквалификацию, чтобы освежить в памяти свои знания. Они, в принципе, никуда не делись, но все-таки они помогали Генри поднять со дна бездны то, что он когда-то изучал в университете, здесь на стажировке, а потом на работе. Пусть и не такой долгой.

Единственное, с чем совсем тяжеловато было первое время, это сама должность, которая предполагает руководство. Но несколько месяцев работы сделали свое дело, не до идеально работающего механизма, но близко к тому. Далеко не все коллеги из отделения приняли его назначение, в особенности, мистер Хэмфри, которого главврач приставил к Генри на первых парах. Чтобы тот помог освоиться на новом месте. Тому деваться было некуда, в особенности, от дотошных расспросов Хэрроу. Ему важно качество собственной работыэ. Он хотел наладить работу таким образом, чтобы поставить сразу себя в выгодное положение, и его воспринимали, как заведующего. Чертой Генри, которая чаще играла против него, было то, что ему иногда нелегко сближаться  с людьми, он никогда особо к этому не стремился. У него есть свой круг общения, это его семья, пара друзей с прошлого места работы. Дотошный, невыносимый, упертый характер не каждый сможет вынести. За ним он успешно, вот уже лет двадцать, прячет пошатанную еще в детстве психику, комплексы, обиды… Пока, кроме тех, кто знает наверняка, не заподозрил ничего иного.

Заполнив все необходимые бумаги, Хэрроу на какое-то время абстрагировался от происходящего за пределами его кабинета. Двое коллег забегали по срочным вопросам. Глянув совершенно случайно на часы на руке, Генри понял, что уже начался его законный час обеда. Целых три минуты. Видимо, инстинктивно это чувствовал. С тех пор, как женился второй раз, супруга снабжала его вкусными обедами на работу. И тем же самым занималась его дочь, чтобы их муж и отец, не дай боже, не помер с голоду. Но Хэрроу приятна такая забота. Оставив работу так, как она есть, чтобы  не забыть, на чем закончил, вернутся потом и доделать, Хэрроу прихватил с собой бумажный пакет, вышел из кабинета, заперев дверь на ключ.

+3

4

[indent] Они столкнулись в коридоре – как в подростковой комедии – точнее, имели все шансы к столкновению, если бы Итан не блуждал ищущим взором перед собой и не заметил выходящего из кабинета с бумажным пакетом Хэрроу раньше, чем не сумел бы затормозить, влетев на всем широком ходу в внезапное препятствие пустого коридора. Сначала он прищурился – сверля взглядом обращенную к нему вполоборота спину и пытаясь идентифицировать – потом расслабился, узнавание разгладило обозначенные жестче мышечным напряжением морщины.
- Доктор Хэрроу! – приветливо окликнул коллегу Итан, доброжелательно улыбнувшись тому в знак своих исключительно положительных намерений. – Добрый день! - скосив взгляд на бумажный пакет, с некой сумятицей в интонациях добавил. – Вижу, вы собрались отобедать… право, не хотел бы мешать такому приятному занятию, но – возможно – вы не будете против, если я присоединюсь к вам… хм. С чашкой чая? – Райт уже успел перекусить в достаточном количестве, чтобы не тяготиться чувством голода, а вести разговор делового толка с набитым ртом находил неудобным. Ведь он же собирался выступать своего рода оратором в озвучивании предложения – коллега в это время мог преспокойно трапезничать. – Дело в том, что я… хотел бы с вами переговорить об одном интересном обстоятельстве, которое – возможно – вас заинтересует. – Обсуждать что-то, стоя в коридоре – находилось для Итана с его воспитанием и привычками за гранью зоны комфорта настолько далеко, что практически не представлялось допустимо обозримым. Однако и навязываться посторонним людям в компанию за столом тоже не являлось ежедневно будничным, и мужчина ощущал себя – совершенно точно- неловко. Выражение светло – голубых глаз передавало отголоски смущения, сомнения, но при этом отражало непреклонную решимость человека, который ради определённого момента собрался наступить на свойственный ему порядок – и наступил без колебаний.
[indent] Нечто – скрытое от глаз плотной бумагой – в руках заведующего травматологией постоянно тянуло к себе невидимым ментальным магнитом взгляд. Скорее всего – как он и предположил самонадеянно в угоду первой догадке – там заботливо собранный из дома обед. Некие блюда, которые с беспокойством о исправном функционировании ЖКТ Хэрроу кто-то приготовил и собрал. Сам? – брови чуть дрогнули на ходу мысли, отрицая подозрение. Почему-то вид – подсказывала физиогномика – Генри упрямо отрицал вероятность того, что тот сам встал пораньше на рассвете и пропитывался запахами кухни, сотворяя себе комплексное меню. Возможно, оценка неверна – такое случается. У Хэрроу приятное лицо, но не лицо строго дисциплинированного педанта, однако – физиогномика ошибается так же часто, как интуиция, ведь основное давление на человека имеет его сила воли, если таковая присутствует.
[indent] У них в семье – той части, что переехала в Лондон – отточенным до ювелирной остроты педантизмом отличался только сам Итан. Он вставал раньше всех, готовил, мыл, собирал, накрывал стол к завтраку. Его не напрягал рутинный процесс, своего рода языческий ритуал, позволяющий собраться с мыслями и отвлечься от забот, приходящих – неизбежно – в ночи. Ребекка тоже не любила готовить, так что трон кулинарного царька с её появлением в семье Райтов не пошатнулся и переворотов не случилось, когда она покинула их дом. Невольно возвращаясь к воспоминаниям всякий раз некстати, Итан сердился на себя за никчемные поиски всего, что могло помочь к ним обратиться без очевидного повода, и – вздохнув – выкинул из головы усилием разума совершенно все мысли, уставившись на Генри Хэрроу в ожидании ответа.

+3

5

К обеденному часу, а точнее еще минуты за три до его начала, в травматологии, как и в большей части клиники, сложно кого-то изыскать на рабочих местах. Обычно Сай вытаскивал Хэрроу из своей норы, точнее кабинета, на обед. Но сейчас, не столько хотелось есть, сколько просто выйти, размять ноги и проветриться после монотонной работы. Как ни крути, она утомляла, и работу с пациентами Генри предпочитал больше.
Он вышел в пустой коридор, запирая дверь на ключ, и совершенно не ожидал увидеть здесь, в поле зрения заведующего хирургией. Мистер Райт, кажется. Хэрроу не был детально знаком с каждым сотрудником клиники. С кем-то встречался на совещаниях у главврача, с кем-то приходилось общаться лично, когда требовалось вмешательство специалистов из других областей. Доктор Райт был, как раз из той категории, с кем пересечение и знакомство было достаточно поверхностным. А потому и какого-то мнения своего сложить толком не успел. Слухи и сплетни вещь такая, но Генри вообще не сторонник собирать сплетни по клинике и не только, хотя они до него и доходят. Спасибо весьма предусмотрительным медсестрам, которые в считанные дни разносят все и везде. Как бы интересно о себе не рассказывал, за спиной расскажут интереснее. Но сплетнями о себе Генри предпочитал не интересоваться. Доктора Райта описывали, как строгого, педантичного человека, каким и должен быть хирург. Хэрроу и сам изучал область хирургии в своей специфике, и глубоко приветствовал такое отношение к работе.

— Добрый день, доктор Райт, — поприветствовал его Хэрроу в ответ. Заприметив во взгляде и в разговоре интерес к собственной персоне, Генри немного удивился, но виду не подал. Он глянул на свой пакет, положив ключи от кабинета в карман.

—Да, конечно, без проблем, совершенно не против, — отозвался Генри, улыбнувшись, — Присоединяйтесь, поговорим, — Хэрроу заметил толику смятения в голосе Итана, как будто, он попросил о чем-то совсем неловком. Хотя Генри не находил в этом чего-то странного.
— Надеюсь, ничего не случилось? — на всякий случай поинтересовался Хэрроу. Нет, ну вдруг какая помощь нужна, правда, до сего момента к нему с подобными просьбами обращались только пациенты. Но Генри решил оставить разговор до прибытия в столовую, направившись туда вместе с доктором Райтом. Есть, вообще, сильно не хотелось, но вряд ли до конца рабочего дня ему удастся еще, хоть что-то перехватить, поэтому приходится пользоваться законным обеденным временем.
В столовой в это время, обычно, шумно, поэтому Хэрроу предпочитал столики где-нибудь в дальнем углу, в частности, подальше от женских коллективов. В прошлый раз медсестры что-то очень бурно обсуждали и смеялись, что слышно было в другом конце зала. Заприметив в поле зрения ту же самую компанию, Генри обратился к мистеру Райту.

— Вы же не будете против занять столик вон там, у окна? Думаю, там будет удобнее поговорить, — перед тем, как сесть, Хэрроу взял себе чашку кофе в дополнение к обеду.

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ну купи коня!