ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Терпением Фред не отличался никогда, но именно засада у камер хранения стала для него настоящим испытанием на прочность. И не только для него. Спустя минут пять Макс стал ловить себя на мысли, что хочет вмазать приятелю. Спустя еще десять минут, поймал себя на том, что хочет убить. А когда прошло еще пятнадцать и полчаса в общей сложности, на полном серьезе высматривал слепые пятна камер видеонаблюдения, чтобы сделать это без лишнего палева.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    13.06
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ну купи коня!


    Ну купи коня!

    Сообщений 1 страница 20 из 20

    1


    Ну купи коня!
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/jgMXdc6.png https://i.imgur.com/BXU0Z03.png

    Ethan Wright & Henry Harrow
    12 октября, 2021 / Харли Стрит Клиник -> ...

    Еще в прошлом году Джо обмолвилась, что хочет себе личного... коня. И вот Генри поступает интересное предложение от коллеги. А почему и да, собственно?

    +4

    2

    [indent] Октябрьское утро разлилось золотом восходящего солнца по стеклам дома, обращенным на восток, и с небольшим интервальным расхождением от будильника ознаменовалось настойчивым телефонным звонком. Организм – выработавший строгие рамки режима – откликнулся на нарушение вплоть до нескольких минут недовольством, немедленно озвученным в полумрак спальни низкими ворчливыми звуками, пока – не вынимая головы из под подушки – Райт пытался дотянуться до прикроватной тумбы в целью прекратить назойливое вмешательство в сон, хотя пробуждающийся разум осознавал всю бессмысленность затеи. Сон уже был прерван и все наивные – подходящие разве что ребенку – попытки догнать Морфея и отщипнуть хотя бы несколько блаженных мгновений не принесут ничего, только растянут фазу подъема с кровати.
    - Доктор Райт, слушаю! – не догадаться по интонациям ответа, что в такой ранний час абонент совершенно не разделяет энтузиазма по поводу необходимости с ним срочно провести беседу, но – взяв трубку и активировав мигающий зеленым кружок ответа – Итан не посмотрел на надпись, почти наверняка убежденный, что позвонить могли только из клиники. Как известно, если пациент – вдруг! – решил отойти в мир иной в результате многочисленных внутренних кровоизлияний в полости или окончательно поскандалить с запущенной самолечением язвой, у врача мгновенно отключается заслуженно человеческое право на сон, отдых, еду и прочие надобности. Конечно, чтобы дергать в рассветный час целого заведующего хирургией, должен состояться не меньше чем больничный Апокалипсис, но – зная персонал и еще лучше зная таланты пациентов – Райт ни на мгновение не усомнился, таковой произошел.
    [indent] Но позвонили – как выяснилось минутой спустя – не из клиники, а из конюшни – той самой, в которой когда-то работала Ребекка.  Поняв, что с этого осознания сон испорчен окончательно и бесповоротно, Итан – выслушивая лепет девушки на том конце связи – скатился к краю кровати, выполз из-под одеяла и сел, на ощупь выискивая ступнями тапки. Причина – побудившая сотрудницу искать с ним связи – ожидаемо понятна, вопрос уже имел причины быть поднятым, но – убейте! –мужчина не знал, как его решить. Подарив бывшей невесте на Рождество  лошадь – ту самую, которая ей так понравилась в случайно попавшем на глаза объявлении или ему показалось, что понравилась - он не собирался мелочно торговаться и требовать обратно все подарки, но Бекка сама так решила, уехала и оставила подарок на постое в конюшне, а ему в прихожей все документы на Сильву.  И чистокровная фризская кобыла пяти лет от роду, с родословной, достойной герцогов, изумительной стати и без единого пятнышка вороной масти простаивала в арендованном деннике – сам доктор и времени носиться по полям в седле не имел, и желания. Впрочем, ему и умения не хватало.
    [indent] Спустя два часа сидя уже в кабинете в отделении, подперев голову кулаком в раздумьях о состоявшемся разговоре, он выслушивал – без особой охоты – щебетание старшей медсестры и – когда та припомнила к какой-то сплетни имя Генри Хэрроу – случайно вспомнил, как на каком-то подобие больничного корпоратива в честь чьего-то дня рождения между делом стал обладателем информации, что у заведующего травмотологией – кажется – есть взрослая дочь, которая – кажется – очень любит лошадей. Или занимается ими. Или собирается заняться. Подробности упорно не желали всплывать в памяти, но в них и не было нужды. По определенным – сентиментальным – причинам продавать Сильву черт знает кому доктору все равно не хотелось, не без влияния этой причины он и тянул с решением, а за предложение – как известно – денег не берут. Можно озвучить и – если Хэрроу будет не интересно – задаться целью подачи объявления.
    [indent] Дождавшись обеденного перерыва, Итан отложил дела в сторону и собрался нанести визит в соседнее отделение. Пригладив и без того пребывавшие в полном порядке умеренно коротко подстриженные волосы, поправив темного серого оттенка в черный горошек галстук, дополнявший ансамбль такого же темного – с незначительным отливом цвета в серебристый оттенок – костюма-двойки, состоящего из классических прямых брюк без стрелок, но с высокой посадкой талии, и удлиненного до середины бедра однобортного пиджака с двумя шлицами, на трех пуговицах – последняя само собой по всем правилам приличия не застегнута – и с глубокими пикообразным лацканом, и убедившись, что завершающие костюм замшевые серые туфли не создают впечатление небрежности, Итан вышел из кабинета, прихватив с собой лишь смартфон, и закрыл дверь на ключ.
    [indent] Оставалось – шествуя со всем профессиональным величием в развороте плеч и осанке – не потратить весь обеденный час на поиски коллеги. Хэрроу он знал довольно поверхностно, полностью соглашался с негласным вердиктом своей старшей медсестры о том, что заведующий травматологией не просто себе на уме, но и редкого типа упертости горный баран, к тому же баран, который водит давнее приятельство с главврачом, а потому имеет неограниченные возможности скакать по всей клинике и разве лишь Дьяволу известно, сумеет ли Райт сейчас найти того в «травме» или нет.

    Отредактировано Ethan Wright (8 Окт 2021 11:01:31)

    +3

    3

    Возвращение в клинику во многом изменило жизнь Генри. Начиная с его вполне привычных вещей, например, приходилось вставать на час раньше, чтобы добраться из Стратфорда практически до центра города. Заканчивая тем, что необходимо менять привычный уклад жизни, добавилось ответственности раза в три, если не больше. Естественно, никто не оспаривает тот факт, что работа патологоанатома не менее сложна и ответственности, особенно, когда речь идет об убийствах, наркотиках прочих неприятностях современного общества. И малейшая ошибка могла стоить кому-то жизни, если преступник окажется на свободе по вине того, кто делал вскрытие.
    Но все равно, с живыми все иначе. Хэрроу какое-то время пришлось вновь привыкать к мысли, что пациенты с ним разговаривают. Человек, привыкший работать в тишине морга, лишь под легкую, ненавязчивую музыку, тяжелее сосредоточиться в моменты, когда накладываешь человеку гипс, а он смотрит на тебя с ужасом. Как будто, это ты ему кости переломал, а не он сам каким-то образом организовал себе перелом. Впрочем, со своей текущей работой он справлялся. Будучи отправленным на доквалификацию, чтобы освежить в памяти свои знания. Они, в принципе, никуда не делись, но все-таки они помогали Генри поднять со дна бездны то, что он когда-то изучал в университете, здесь на стажировке, а потом на работе. Пусть и не такой долгой.

    Единственное, с чем совсем тяжеловато было первое время, это сама должность, которая предполагает руководство. Но несколько месяцев работы сделали свое дело, не до идеально работающего механизма, но близко к тому. Далеко не все коллеги из отделения приняли его назначение, в особенности, мистер Хэмфри, которого главврач приставил к Генри на первых парах. Чтобы тот помог освоиться на новом месте. Тому деваться было некуда, в особенности, от дотошных расспросов Хэрроу. Ему важно качество собственной работыэ. Он хотел наладить работу таким образом, чтобы поставить сразу себя в выгодное положение, и его воспринимали, как заведующего. Чертой Генри, которая чаще играла против него, было то, что ему иногда нелегко сближаться  с людьми, он никогда особо к этому не стремился. У него есть свой круг общения, это его семья, пара друзей с прошлого места работы. Дотошный, невыносимый, упертый характер не каждый сможет вынести. За ним он успешно, вот уже лет двадцать, прячет пошатанную еще в детстве психику, комплексы, обиды… Пока, кроме тех, кто знает наверняка, не заподозрил ничего иного.

    Заполнив все необходимые бумаги, Хэрроу на какое-то время абстрагировался от происходящего за пределами его кабинета. Двое коллег забегали по срочным вопросам. Глянув совершенно случайно на часы на руке, Генри понял, что уже начался его законный час обеда. Целых три минуты. Видимо, инстинктивно это чувствовал. С тех пор, как женился второй раз, супруга снабжала его вкусными обедами на работу. И тем же самым занималась его дочь, чтобы их муж и отец, не дай боже, не помер с голоду. Но Хэрроу приятна такая забота. Оставив работу так, как она есть, чтобы  не забыть, на чем закончил, вернутся потом и доделать, Хэрроу прихватил с собой бумажный пакет, вышел из кабинета, заперев дверь на ключ.

    +3

    4

    [indent] Они столкнулись в коридоре – как в подростковой комедии – точнее, имели все шансы к столкновению, если бы Итан не блуждал ищущим взором перед собой и не заметил выходящего из кабинета с бумажным пакетом Хэрроу раньше, чем не сумел бы затормозить, влетев на всем широком ходу в внезапное препятствие пустого коридора. Сначала он прищурился – сверля взглядом обращенную к нему вполоборота спину и пытаясь идентифицировать – потом расслабился, узнавание разгладило обозначенные жестче мышечным напряжением морщины.
    - Доктор Хэрроу! – приветливо окликнул коллегу Итан, доброжелательно улыбнувшись тому в знак своих исключительно положительных намерений. – Добрый день! - скосив взгляд на бумажный пакет, с некой сумятицей в интонациях добавил. – Вижу, вы собрались отобедать… право, не хотел бы мешать такому приятному занятию, но – возможно – вы не будете против, если я присоединюсь к вам… хм. С чашкой чая? – Райт уже успел перекусить в достаточном количестве, чтобы не тяготиться чувством голода, а вести разговор делового толка с набитым ртом находил неудобным. Ведь он же собирался выступать своего рода оратором в озвучивании предложения – коллега в это время мог преспокойно трапезничать. – Дело в том, что я… хотел бы с вами переговорить об одном интересном обстоятельстве, которое – возможно – вас заинтересует. – Обсуждать что-то, стоя в коридоре – находилось для Итана с его воспитанием и привычками за гранью зоны комфорта настолько далеко, что практически не представлялось допустимо обозримым. Однако и навязываться посторонним людям в компанию за столом тоже не являлось ежедневно будничным, и мужчина ощущал себя – совершенно точно- неловко. Выражение светло – голубых глаз передавало отголоски смущения, сомнения, но при этом отражало непреклонную решимость человека, который ради определённого момента собрался наступить на свойственный ему порядок – и наступил без колебаний.
    [indent] Нечто – скрытое от глаз плотной бумагой – в руках заведующего травматологией постоянно тянуло к себе невидимым ментальным магнитом взгляд. Скорее всего – как он и предположил самонадеянно в угоду первой догадке – там заботливо собранный из дома обед. Некие блюда, которые с беспокойством о исправном функционировании ЖКТ Хэрроу кто-то приготовил и собрал. Сам? – брови чуть дрогнули на ходу мысли, отрицая подозрение. Почему-то вид – подсказывала физиогномика – Генри упрямо отрицал вероятность того, что тот сам встал пораньше на рассвете и пропитывался запахами кухни, сотворяя себе комплексное меню. Возможно, оценка неверна – такое случается. У Хэрроу приятное лицо, но не лицо строго дисциплинированного педанта, однако – физиогномика ошибается так же часто, как интуиция, ведь основное давление на человека имеет его сила воли, если таковая присутствует.
    [indent] У них в семье – той части, что переехала в Лондон – отточенным до ювелирной остроты педантизмом отличался только сам Итан. Он вставал раньше всех, готовил, мыл, собирал, накрывал стол к завтраку. Его не напрягал рутинный процесс, своего рода языческий ритуал, позволяющий собраться с мыслями и отвлечься от забот, приходящих – неизбежно – в ночи. Ребекка тоже не любила готовить, так что трон кулинарного царька с её появлением в семье Райтов не пошатнулся и переворотов не случилось, когда она покинула их дом. Невольно возвращаясь к воспоминаниям всякий раз некстати, Итан сердился на себя за никчемные поиски всего, что могло помочь к ним обратиться без очевидного повода, и – вздохнув – выкинул из головы усилием разума совершенно все мысли, уставившись на Генри Хэрроу в ожидании ответа.

    +3

    5

    К обеденному часу, а точнее еще минуты за три до его начала, в травматологии, как и в большей части клиники, сложно кого-то изыскать на рабочих местах. Обычно Сай вытаскивал Хэрроу из своей норы, точнее кабинета, на обед. Но сейчас, не столько хотелось есть, сколько просто выйти, размять ноги и проветриться после монотонной работы. Как ни крути, она утомляла, и работу с пациентами Генри предпочитал больше.
    Он вышел в пустой коридор, запирая дверь на ключ, и совершенно не ожидал увидеть здесь, в поле зрения заведующего хирургией. Мистер Райт, кажется. Хэрроу не был детально знаком с каждым сотрудником клиники. С кем-то встречался на совещаниях у главврача, с кем-то приходилось общаться лично, когда требовалось вмешательство специалистов из других областей. Доктор Райт был, как раз из той категории, с кем пересечение и знакомство было достаточно поверхностным. А потому и какого-то мнения своего сложить толком не успел. Слухи и сплетни вещь такая, но Генри вообще не сторонник собирать сплетни по клинике и не только, хотя они до него и доходят. Спасибо весьма предусмотрительным медсестрам, которые в считанные дни разносят все и везде. Как бы интересно о себе не рассказывал, за спиной расскажут интереснее. Но сплетнями о себе Генри предпочитал не интересоваться. Доктора Райта описывали, как строгого, педантичного человека, каким и должен быть хирург. Хэрроу и сам изучал область хирургии в своей специфике, и глубоко приветствовал такое отношение к работе.

    — Добрый день, доктор Райт, — поприветствовал его Хэрроу в ответ. Заприметив во взгляде и в разговоре интерес к собственной персоне, Генри немного удивился, но виду не подал. Он глянул на свой пакет, положив ключи от кабинета в карман.

    —Да, конечно, без проблем, совершенно не против, — отозвался Генри, улыбнувшись, — Присоединяйтесь, поговорим, — Хэрроу заметил толику смятения в голосе Итана, как будто, он попросил о чем-то совсем неловком. Хотя Генри не находил в этом чего-то странного.
    — Надеюсь, ничего не случилось? — на всякий случай поинтересовался Хэрроу. Нет, ну вдруг какая помощь нужна, правда, до сего момента к нему с подобными просьбами обращались только пациенты. Но Генри решил оставить разговор до прибытия в столовую, направившись туда вместе с доктором Райтом. Есть, вообще, сильно не хотелось, но вряд ли до конца рабочего дня ему удастся еще, хоть что-то перехватить, поэтому приходится пользоваться законным обеденным временем.
    В столовой в это время, обычно, шумно, поэтому Хэрроу предпочитал столики где-нибудь в дальнем углу, в частности, подальше от женских коллективов. В прошлый раз медсестры что-то очень бурно обсуждали и смеялись, что слышно было в другом конце зала. Заприметив в поле зрения ту же самую компанию, Генри обратился к мистеру Райту.

    — Вы же не будете против занять столик вон там, у окна? Думаю, там будет удобнее поговорить, — перед тем, как сесть, Хэрроу взял себе чашку кофе в дополнение к обеду.

    +3

    6

    [indent] Ничего ли не случилось – вопрос  с двойным дном, потому что каждый день в жизни каждого человека что-то случается, от досадной или радостной мелочи до каталиклизмов вселенских масштабов в ощущениях, но – если не прикидываться дурачком – совершенно точно ясно, что Генри Хэрроу вряд ли интересуют недоразумения личного пространства доктора Райта.
    - Нет, насколько мне известно, - слабо улыбнулся хирург, засовывая руки по запястье в карманы брюк. Ему – как и в студенческие годы – невыносимо было чувствовать, как передние конечности без толку болтаются вдоль тела, настоятельно требовалось их – немедленно! – чем-то занять, тем настойчивее, чем сильнее он волновался. Спрятать в карманы, перекатывать любой удобный предмет в пальцах, за неимением оного – просто переплетать их друг с другом  в хаотичном порядке.  – Хотя… - он легко покачал головой – если ВОЗ опять даст партию принудительных рекомендаций…  вы понимаете. – Мир сходил с ума и катился в бездну. Мало проблем с выходом из Союза, с черными – решивших припомнить британцам за рабство, в котором те их и не держали – и с мигрантами с Юго-Востока, так очередной штамм появляется. В конце концов, Райт перестал читать газеты и смотреть новостные каналы, ему комфортнее было изолироваться от безумной суеты и сфокусироваться на работе и доме.
    [indent] Он молчал, пока шли до столовой, и там отделался согласным кивком – после чего отправился за чашкой чая, с которой – немногим позже – вернулся к Хэрроу и присел за свободный стул. Голубые глаза в задумчивости прошлись взглядом по помещению и замкнули круг на отражении в окне. Кто-то чужой незнакомым голосом нашептывал не совершать задуманного, не начинать разговор по запланированной теме, подсказывая, что Ребекке – скорее всего – не понравится самоуправство, она придирчиво относилась ко всем покупателям лошадей, в самых ласковых и увлеченных из них видела угрозу.
    [indent] «Эти восторженные девочки!» - вспомнил он случайный фрагмент одного из дней, в который немного помогал ей на конюшне. – «Они убеждены, что парочка книжек с картинками и страстная любовь к лошадкам всё, что нужно! Чушь!» - она так яростно размахивала вилами, словно втыкала их не в стог сена, а в животы всем бестолковым хозяевам тех, кого спасала.  – «Любовь! Как же! Они себя любят верхом, а не лошадей. А потом испорченное животное приходится исправлять. Тьфу!»
    [indent] Итан смотрел в отражение, обнимая пальцами нагревшуюся чашку – не чувствуя в отвлеченности жара – и мысленно вопрошал двойника на стекле, откуда появилась идея, что их с мисс Менгер пути снова пересекутся. Двойник криво ухмылялся правым уголком губ. Себе бесполезно врать, он и лошадь продавал только для того, чтобы не возникло удобного оправдания, зачем кое-кто – отличавшийся потребностью следить и знать -  поперся на конюшню, хоть зарекался не писать, не звонить, не искать и кругом в десять миль обходить любое возможное место встречи. Увы! – вспылив, он жег – не включая мозгов – мосты и топил флотилии, а успокоившись – через некоторое время – начинал страстно жалеть о содеянном. Жалея, искал, убедительно становился уступчивым, покладистым, шелковым и с упорством рыжего таракана выявлял щели, через которые можно ввинтиться обратно.  Бесконечный цикл – ввинтившись, начинал уставать от необходимости держать нрав в колее «хорошести» и непременно скатывался к злости на привязчивость и то, насколько это качество объект обожания не ценит. Все по кругу.
    - Видите ли… - пространно начал Райт, спустя несколько секунд созерцания отражения повернувшись к собеседнику, как будто вспомнив про его существование. – Наши доблестные сотрудницы информационно-развлекательного профиля, - которые как раз что-то новое обсуждали недалеко с свойственной им увлеченностью, - донесли, что ваша дочь, Генри, увлекается верховой ездой. – Золотисто-русые брови дернулись, хмурясь. Итан вздохнул. – Я, знаете, не ездок ведь…. Так вышло, что у меня есть отличная лошадь, осталась от… - он моргнул, - не важно, в общем, главное – она есть. И стоит без дела, поэтому я хотел бы её продать. Вы мне всегда казались человеком достойным и ответственным, который не позволит дурно обращаться с животным, и вот я решил… - потер висок, снова вздохнув, - предложить вам, вдруг найдете интересным.

    +3

    7

    Чаще всего обедать Хэрроу приходилось в гордом одиночестве, если кто-то из его коллег не решит присоединиться. Генри быстро расправлялся со своей порцией, принесенной с собой из дома, и возвращался к себе в кабинет. Не любил он шумные места еще со времен работы в отделении. Наверное, потому и предпочел работу в тихом морге, где только и слышен звук приборов, да тихая, ненавязчивая музыка на фоне. Однако отказывать заведующему хирургией в беседе не стал.
    Придя в столовую, Генри достал свой контейнер, сегодня у него был достаточно легкий обед, впрочем, как и всегда. Ну не работалось ему на полный тяжелой пищей, желудок. После такого больше хотелось спать, и требовался еще, как минимум, час, чтобы прийти в себя. Но этого вполне достаточно, чтобы дожить до вечернего ужина. Сейчас Генри предпочитал не напрягать Еву излишней готовкой, кроме того, солидный кусок пирога от дочери прекрасно дополнял такой легкий обед.

    Итан вернулся с чашкой чая, Генри уже успел подумать о том, что же хочет обсудить коллега, но тот перечеркнул все его представления. То, что у Хэрроу есть дочь, это не такая уж и тайна. Он любил рассказывать о девочке, если не сказать, что хвастался тем, какая она выросла. Конечно, своим поступком в прошлом Генри не гордился, однако, смог воспитать дочь хорошим человеком. Самое главное, что она не стала такой же, как ее мать.
    То, что Джо любит лошадей, это тоже не такая уж тайная информация, Хэрроу обмолвился об этом пару раз. Но прав доктор Райт, сотрудницы информационно-развлекательного профиля клиники, все устроили. Хотя Генри не помнил, что об этом он рассказывал именно им… Как это все получалось, для Хэрроу оставалось загадкой. Генри отложил вилку в сторону, обдумывая предложение Итана, совершенно не ожидая услышать именно это. Ну, право слово, лошадь? Нет, конечно, Джо будет просто счастлива, но возникал ряд вопросов, которые предстояло решить прежде, чем совершить такую покупку. И вопросы далеко не финансового характера…
    Первое, это куда ее размещать. Для того, чтобы позаниматься с лошадьми, Джо ездила в поместье к бабушке, матери Генри. С той у него отношения так себе, но дочери он не запрещал видеться с бабушкой. Они виделись от силы раз в месяц, и то, по каким-то срочным делам. После смерти отца, Амелия заперлась в себе, и очень редко появлялась в жизни своих сыновей… Генри пытался с ней как-то наладить отношения, но взаимопонимания они не достигли. Однако, ради дочери Хэрроу мог бы наступить себе на горло, поговорить с матерью о размещении в конюшне поместья нового постояльца. Только, что само предложение звучало необычно. Пока Итан говорил, Генри закончил с салатом, подвинув к себе чашку с кофе.

    — Честно  признаться, такое предложение звучит несколько неожиданно, — чего только не предлагали ему, но вот купить лошадь, такое впервые.

    — Да, Джо у меня любит лошадей, и предложение весьма заманчиво. Я думаю, что такому подарку она бы обрадовалась. Но, прежде, чем дать какой-то конкретный ответ, нужно бы посоветоваться, прежде всего, с  ней… — задумчиво произнес Хэрроу, добавив сливки в кофе и размешав их ложкой, — Не знаю, пока не готов дать точный ответ, — чуть улыбнувшись, произнес Хэрроу.

    — У вас случайно нет фотографий? — поинтересовался Генри, — Уверен, что лошадь достойная, но я примерно знаю, какие ей больше всего нравятся, а каких она не очень любит, — чтобы сюрприз получился действительно сюрпризом и все оказалось не зря, если Генри все же решится.

    +2

    8

    [indent] Итан  в деталях представил себе как закатились бы глаза Ребекки – выразительно совершая оборот в глазницах – стань оная характеристика достоянием её ушей. Для неё делить любовь к лошадям по признаку их стати или породы значило примерно – если сравнить – то же самое, что заявлять о способности любить только того мужика, у которого счет в банке больше пяти нулей. Чистый расчет – ни тени чувства – значило бы для неё подобное.
    Я люблю то, как я смотрюсь на этой – вот конкретно этой – лошадке. А на этой я смотрюсь не так эффектно, поэтому её я не люблю.
    [indent] Электрическим током пронзил из воспоминания отчетливо – как будто она стояла за спиной – прозвучавших на высоких писклявых – кривляясь – нотах знакомый до боли голос. Райт вздрогнул, пальцы – согнувшись – ожесточенно царапнули столешницу, и взгляд, который он бросил на Хэрроу, не выражал восхищения или одобрения. Миллисент любила всех животных без разбора, но особенно страстью пылала к кошкам – и тут самая бестолковая дворовая оборванка становилась так же трепетно любима, как породистая медалистка. И он в очередной раз понял, насколько бесценно это качество в малышке, когда сравнил её с словами коллеги.
    - Фотография у меня, конечно, есть, - откинувшись назад на стуле, нахмурив брови, он – постукивая кончиками ногтей по пузатому боку чашки – недовольно поджал губы. Он всерьез усомнился в опрометчивом порыве, начиная подозревать, если девушка  способна привередничать, оценивая такой подарок по принципу внешнего вида или породы, совершенно легко может статься, что он переценил её сердечные привязанности к благородным животным.  Но он достал из кармана смартфон, несколько секунд поискал что-то и повернул экран к собеседнику. На фотографии Сильва была под седлом у Ребекки ясным солнечном днем. Безупречная по всем статям вороная – чернее ночи – с лоснящейся шерстью фризская кобыла навеки застыла по снимке,  пойманная в миг когда все четыре ноги находились в отрыве над землей. Волнистая грива разлеталась на скаку дивными волнами, а крупные ноздри – слегка в пене – раздувались, жадно хватая воздух. Он не любил эту фотографию – и удалить не мог. На ней берейтор выглядела мечтательно-счастливой, жмуря глаза под козырьком защитного шлема. Идеальная посадка. Идеальная осанка. Идеальный хват колен. Идеальное положение стопы. Идеальное животное под седлом. Все там было идеально до мучительных спазмов в подреберье. – И видео есть. И выписка из племенной книги – к ветеринарному свидетельству и паспорту.  Я вам больше того скажу, Генри – эта лошадь настолько породиста, что теперь мне впору потребовать у вас отзывы от квалифицированных тренеров о вашей дочери, что она способна достойно обращаться с Сильвой. Я не ездок, как и сказал, но каждое живое существо – вверенное под мою ответственность – член моей семьи. – Голубые глаза сверкнули, а телефон отправился обратно в карман. – И я искренне усомнился, что поступил правильно, предлагая его девушке, которой лошади по нраву лишь избирательно.
    [indent] Он обхватил чашку двумя пальцами вокруг ручки и неспешно поднес к губам, задержав так на несколько секунд – приноравливаясь к ощущениям степени жара, поднимающегося от воды в мысленном размышлении, стоит ли пить или лучше подождать, пока остынет сильнее. И напомнил себе – одновременно – что нет никакой нужды пыхтеть и шипеть на Хэрроу, вряд ли он виноват в том, что пытается угодить дочери. Вполне ожидаемая забота от отца – он по собственному опыту знал, насколько вздорны и капризны бывают женщины, когда из самых лучших побуждений, но поступил не в масть с их ожиданиями. Хуже любого тюремщика превратят жизнь в Ад недовольными гримасками и многозначительными взглядами, подкрепленными очевидно выразительной интонацией.
    - Прошу прощения, если обидел вас резким высказыванием,- тихо вздохнув и не отпив глотка, смягчился Райт.  – Моя нев… Хозяйка этой лошади опытный берейтор и привила  - оказывается – мне довольно стойкие убеждения. Но - должен предупредить сразу - я не гонюсь за выгодой и ищу в первую очередь дом и семью Сильве. Поэтому  - если вы пожелаете согласиться - мои условием будет договорная ответственность о выборе тренера, конюшни для постоя и рекомендации для них. Поверьте... это минимум для моего спокойствия.
    [indent] В голову вновь залезла мысль о том, что ему - конечно - хочется гарантировать лошади достойное место, но гораздо активнее хочется уберечь самого себя от гнева Ребекки, если она - когда-нибудь - появится на конюшне и узнает, что Сильву продали черт знает кому. За своих подопечных лошадей она и колено прострелит, не раздумывая....

    Отредактировано Ethan Wright (18 Ноя 2021 15:09:56)

    +3

    9

    Наверное, Генри слишком мало осведомлен о тонкостях занятия с лошадьми, что смог задеть своими словами коллегу. Возможно, ему еще предстоит многому научиться. И в такие моменты чувствовал себя не самым лучшим отцом для своей дочери. Он действительно мало интересовался ее увлечением, хотя и нравилось слушать, как Джо увлечена лошадьми. Крайне рад, что ей это помогает отвлечься от всех тех кошмаров, которые она пережила. О лошадях Хэрроу знал ничтожно мало, к своему стыду, хоть и у его матери была своя конюшня. Она любила лошадей, ухаживала за ними, была отличной наездницей, у нее были лучшие тренера, конюхи и кто там еще требуется. Конюшня содержалась в идеальном состоянии. Хэрроу не особо увлекало данное занятие, но дочери он не препятствовал.

    Он понимал, чтобы опровергнуть кое-какие слова Итана, ему потребуется вскрыть некоторые подробности своей жизни. Вот только не хотелось делать это в стенах клиники. Как раз по причине, точнее причинам, сидящих через несколько столов от них. В способностях Джо он не сомневался, как и в тренере, который наняла и может нанять его мать. Не хотелось только о ней вообще упоминать, как и знакомить доктора Райта со своими дражайшими родственниками. Даже мистер Броули не в курсе, чего уж там. Уж об этой тайне Хэрроу позаботился отлично, что и медсестры до сих пор не прознали об этом. Что очень удивительно…

    — Нет, доктор Райт, вы меня не обидели. Скорее несколько озадачили, — чуть улыбнувшись, отозвался Хэрроу.
    — Так, что это я прошу прощения, если мои слова вас задели. Честно говоря, о предпочтениях своей дочери я могу судить только с ее рассказов, по фотографиям. Мои познания о лошадях заканчиваются там же в силу того, что  я ими особо никогда не интересовался, — не рассказывать же, что просто не хотелось появляться в родительском доме.
    — И, насколько я могу судить, порода, это же не только внешний вид, но и физические особенности, характер. Я не исключаю, что львиная доля этого зависит от воспитания лошади, но тем не менее… Опять же, это только мои предположения, — Генри сделал глоток кофе, откинувшись на стуле. Фотографии действительно прекрасны, и судя по тому, что он видел у Джо в телефоне, скорее всего, именно такие ей и нравятся.

    — Что же касается отзывов от тренеров, то это не такая уж проблема. Есть контакты. Ровно, как и есть конюшня, где она может содержаться со всем комфортом и со всеми необходимыми условиями. Моя мать держит свою конюшню, но… наверное, я не готов обсуждать это в стенах клиники, как и к тому, чтобы эта информация просочилась сами знаете к кому, — он немного замялся, но старался сохранять невозмутимый вид. Не привык он такие вещи вообще с кем-то обсуждать, слишком личное.

    — Кроме того, могу заверить, что, если они с Сильвой все же найдут общий язык, то она окажется в хороших и заботливых руках. В своей дочери я уверен в этом плане, — он ничуть не лукавил, и говорил вполне уверенно и серьезно.
    — Договор, как и предварительный выбор, конюшни, тренера, это я нахожу, как раз, разумным для начала. Так как будет лучше, если Джо сначала познакомится с лошадью. Ей расскажут о ней, помогут найти общий язык. А уже потом думать о переезде лошади. Как вы считаете? — Хэрроу объективно понимал, что такая покупка, это серьезный шаг. И будет лучше, если она будет продуманной с самого начала.

    +3

    10

    [indent] Райт медленно расслабился – очень вовремя, потому что со стороны сжимающихся с все большей силой к чайной кружке приближалась настоящая угроза нарушения целостности её аккуратных овальных боков.
    - Признаться, я вас понимаю, доктор Хэрроу, - он улыбнулся на удивление радушно, и строгое лицо стало намного более располагающим к себе, - ведь – честно говоря – сам ни черта не смыслю в этом вопросе. Мой брат – когда мы еще были подростками и жили далеко отсюда – поделился он, чуть подавшись в сторону собеседника и понизив голос, - пытался научить меня разделять его любовь к прогулкам верхом, но все, чем ограничились мои попытки – я научился падать и заплатил за это несколькими вывихами, растяжениями и сотней синяков. Но – видите ли – я покупал эту лошадь с желанием сделать приятный подарок даме, которая – в отличие от меня – безупречно разбирается во всех тонкостях. – Он пожал плечами куда небрежнее, чем соответствовало истинно внутреннему состоянию в отношении упомянутого, и сделал глоток стремительно остывающего чая. – К сожалению, не сложилось - не по вине лошади. – Циничный смешок прикрыл замешательство собственной внезапной откровенностью. -  Наверно, где-то внутри меня от её речей о работе накрепко засело предубеждение, что – не дав Сильве поистине достойного хозяина и не приняв все меры предосторожности – Ребекка явится и оторвет мне голову. Причем – я серьезно! – не в фигуральном смысле. – Итан усмехнулся,  - И я буду спокоен, убедившись, что ваша дочь на моих глазах поладит с животным.
    [indent] На мгновение по спине скользнул холод – Райт задумался о вероятности того, что бывшая невеста если не работает, то посещает конюшни Грейстока. Её приемное детище, слишком быстро – совершенно непонятно как – ставшее родным, как будто увлечение её босса являлось вирусным заболеванием и передалось воздушно-капельным путем. Меньше всего хотелось бы встретиться с ней – случайно – там нос к носу во время процесса знакомства юной леди Хэрроу с Сильвой ради последующей продажи.
    Итан – черт тебя подери! – ты же взрослый человек. Немедленно выкини из головы эту постыдную слабохарактерность, невозможно всю жизнь сознательно бегать от мест, в которых присутствует вероятность ненароком столкнуться с ней. У Бекки был шанс – и все права – оставить Сильву себе, она сама – напомни себе, сама – захотела вернуть её. Молодое породистое животное простаивает – томясь – только потому что ты невесть чего ждешь и пытаешься просчитать то, что не подлежит рациональному.
    [indent] Допив чай в один глоток, Райт отставил чашку на стол и – углубившись рукой во внутренний карман – вытащил небольшую записную книжку. Потом – следом – перьевую авторучку и, сняв колпачок, открыл чистый лист для записи. Секундной паузой спустя на бумаге стремительно обрисовались синими чернилами цифры. Закончив, он одним четким движением оторвал лист и подвинул его по столу к Генри.
    - Мой номер сотового, когда – и если – надумаете с дочерью или один посмотреть своими глазами на лошадь, позвоните мне и мы согласуем время. – Оставив листок лежать перед Хэрроу, неспешно защелкнул колпачок на ручке, размеренно и последовательно вернул её вместе с книжкой на место и, аккуратно отодвинув стул назад – стараясь не издавать противных звук скребущих по полу ножек – встал.
    - Приятно было пообщаться, доктор Хэрроу, но обеденный перерыв заканчивается и у меня – как полагаю и у вас – много дел. До встречи, - он протянул для прощального пожатия раскрытую дружелюбно ладонь в сторону заведующего травматологией.

    +3

    11

    Мысли Генри были во многом созвучны со словами доктора Райта, так как он сам особо-то лошадьми не интересовался. Его мать держит конюшню, у нее есть несколько хороших лошадей, она о них хорошо заботится, есть необходимый персонал, место для выгула и прочие радости лошадиной жизни. Но вот сам Генри был озадачен совсем другими вопросами, такими как учеба, поступление и  тем, как побыстрее слинять из родного дома в Лондон. И вот сейчас ему предлагают купить лошадь для дочери. Нет, он совсем не против, правда, опасался, что может ему не хватить знаний и компетенции в этом вопросе.
    Генри слегка удивился тому, как Итан рассказывал про свою подругу. Ну, чем-то она ему Еву напоминала. Та тоже, откусит голову и не подавится, если что… Хэрроу прекрасно понимал такую заботу о лошадях со стороны его подруги, как и понимал желание Итана продать животное в хорошие руки. Он с неподдельным интересом слушал, тема лошадей была для него слишком нова, но одновременно вызывала любопытство.

    — Вот даже так, — улыбнулся Генри на замечание заведующего хирургией по поводу Ребекки, и даже слегка посочувствовал ему, — Не переживайте, доктор  Райт. Я ни за что не позволю себе вас так подставить, поэтому, если мы все же заключим сделку, то лошадь будет в надежных руках, — заверил его Хэрроу, в своих словах и в своей дочери Генри был уверен. А мама поможет ей в  содержании, тем более, что они смогли найти общий язык, в отличии от Хэрроу.
    Ему предстояло хорошо подумать над предложением доктора Райта, посоветоваться с самой Джо, насколько она готова к тому, чтобы заиметь собственное животное. Так или иначе, это ответственность, которую придется взять на себя. Лошадь, это не кот и не собака, она не так проста в содержании, насколько успел поднять Хэрроу. Кроме того, очень не хотелось подвести Итана, не оправдать его доверие. Генри вообще был очень удивлен тем, что он подошел к нему с таким предложением, чем весьма озадачил. Ему действительно захотелось сделать дочке такой подарок. После всего, что с ней случилось, Генри заметил, что она нашла отдушину в конюшне, среди лошадей. И, если ей действительно это поможет оправиться, забыть весь этот ужас, то Хэрроу пойдет на многое, и никаких средств для этого не жалко. Самому бы найти где-то эту отдушину, но то, что Генри сотворил, забыть прямо-таки невозможно. Впечатления неизгладимые, в самом худшем смысле этого слова.

    — Хорошо. Лучше, наверное, мы придем сразу вдвоем. Я поговорю с ней, но заранее спрошу, на эти выходные сможем рассчитывать? — поинтересовался Хэрроу, чтобы понимать, когда лучше ориентировать Джо. Да и самому тоже. Вроде бы у самого никаких планов не наблюдалось.
    — Благодарю за предложение, доктор Райт, было приятно пообщаться. Постараюсь в ближайшие пару дней дать ответ, — Генри пожал руку Итану и сам через несколько минут после его ухода ушёл к себе в кабинет.

    Как и думалось, в течении пары дней Генри действительно поговорил со своей дочерью на тему такого ответственного приобретения нового друга. Естественно, что Джо обрадовалась такому предложению и Генри в тот же день получил согласие посмотреть лошадь. Озвучил первоначальные условия, что на первых парах лошадь останется на другой конюшне, если они все же договорятся о продаже. Но у Джо будет возможность познакомиться, пообщаться с животным, и решить для себя, насколько она к этому готова.
    Ближе к концу недели Хэрроу набрал в обеденный перерыв Итана.
    — Приветствую, доктор Райт. Это Генри Хэрроу, по поводу нашего прошлого разговора на тему продажи лошади. В общем, мы с дочерью готовы съездить на конюшню, чтобы уже на месте более конкретно определиться. Будет время на этих выходных? — спросил Хэрроу, раздобыв на своём столе стике и ручку.

    +4

    12

    [indent] Кивнув напоследок приветливым словам заведующего травматологией, Райт без лишней пылкости – но все же уверенно  и крепко – пожал его руку и на том попрощался, отправившись нести положенную долгу вахту. В хирургическом отделении никогда не царило тишины и безмятежности, всегда находились случаи нарушить покой персонала от низшего звена до самого высшего, и позволить себе просиживать штаны внизу, ленно потягивая чай и сопровождая его булочками, хирург никак не в состоянии. Запланированные операции регулярно теснились экстренными пациентами, которых необходимо ради спасения человеческой жизни втиснуть в плотный график, ординаторы требовали строгого контролирования деятельности на день – как и любого человека, их соблазнял священный идол безделья, – а организационные вопросы, теперь ставшие его головной болью, постоянно выползали из пустого места. Человеческий фактор – чтоб его!
    [indent] Неделя прошла в привычном ритме и так же привычно быстро, но в этот раз рутина разбавилась задумчивым поглаживанием сенсора экрана телефона с пролистыванием контактов – многократно дьявол нашептывал Итану, что справедливо – и как минимум воспитанно! – было бы набрать номер Ребекки. Пусть она не ответит или номер окажется недействительным, как уже бывало. Пусть! – зато его совесть очистится, он предпринял все полагающиеся случаю шаги, ведь предупредить хозяйку – все таки по закону дарения хозяйку! – лошади необходимо. Сидя в минуты спокойствия за рабочим столом, доктор подолгу взирал в едва приметно пульсирующий экран на запись в списке – Ребекка Менгер, пролистывая её туда-сюда, чтобы не сработало автоотключение подсветки, но – в итоге – за всю неделю так и не позвонил.
    [indent] Чем чаще он был вынужден думать о ней, тем отчетливее ловил себя на ноющем чувстве тоски и желании увидеть своенравную лгунью. Потревоженные часто присутствующим вновь в мыслях образом чувства подталкивали его к порыву презреть собственные принципы и уступить – так невыносимо начало хотеться услышать голос женщины, прикоснуться к ней. Чем дольше Хэрроу думал, тем сильнее  - сам того не зная – распалял в коллеге с таким трудом подавленные эмоции, и долгожданный звонок вызвал в Райте вздох облегчения. Чем скорее Сильва обрела бы новых хозяев, тем быстрее он вернулся в привычное состояние.
    - Приветствую, доктор Хэрроу, - улыбка ощущалась в голосе весьма явно, меняя интонации привычно строгого голоса. – Что ж, я весьма рад это слышать. В субботу – примерно с 2 до 5 часов второй половины дня – я как раз планировал свободное время и охотно посвящу его вам и вашей дочери. Предлагаю встретиться сразу на конюшне – адрес я сейчас вышлю смс.  Мне кажется, вам стоит захватить, во что переодеться. Думаю, наезднице будет интересно проверить кобылу на аллюрах, а я не уверен, что «Лошади Грейстока» предоставляют услуги аренды подходящего одеяния, максимум – шлемы и краги. Если вас устраивает день и временной диапазон, назовите мне, пожалуйста, точное время и я подъеду, чтобы вас встретить.
    [indent] В назначенный день и несколько заранее выбранного часа, припарковав неповоротливый – зато издали приметный – белый Эскалэйд в углу площадки, Райт наслаждался погожим осенним деньком, подпирая спиной дверь машины. Жмуря светлые глаза, он осматривал окрестности – искал изменения с последнего визита – и ностальгически вспоминал свои протесты против настойчивого желания Ребекке впихнуть его в седло. Наверно – зря. Если подумать и перебрать все воспоминания дотошно, по крупинке, выходило, что он сам препятствовал любому занятию, способному их сблизить. Он не любил ездить верхом. Не находил занятным бегать с игрушечным автоматом и пулять на специально отведенной площадке в противника шариками. Не признавал как способ отдыха дискотеки, бары, караоке. Терпеть не мог дикий ор фанатов музыки жанра «металл» на концертах исполнителей – хотя Бекка считала, что проораться – отличный способ снять напряжение.
    Что ж… сожалеть поздно. Надеюсь, Хэрроу понравится кобылка, и они приобретут её, а я – наконец – сниму этот якорь с шеи.
    [indent] В серых джинсах - плотно обтянувших ноги, - высоких крагах поверх черных ботинок, серебристо-сером джемпере - выступающим под растегнутой молнией - и темно-серой замшевой куртке с подкладом он легко сливался с среднестатистическим завсегдатаем конюшен Ричарда Грейстока, потому никто из снующих по стороном посетителей и персонала не обращал внимание на стоящего у машины доктора и тем избавляли его от неуместной светской болтовни.

    Отредактировано Ethan Wright (11 Янв 2022 14:52:25)

    +3

    13

    Приобретение в виде лошади было для Генри новшеством. Он, наверное, сам и не догадался бы преподнести дочери такой подарок, если бы Итан не предложил. Или же сама Джо не попросила бы. Но что-то подсказывало, что подобный подарок она могла бы попросить у своей бабушки, которая лучше понимает в  этих животных, нежели отец. Перед доктором Райтом Генри было немного неловко за то, что смог вызвать такие сомнения, но надеялся, что смог их же и развеять. Стыдно признать, что об увлечении дочери он не знал почти ничего. Только по картинкам в интернете, по рассказам самой Джо, а в остальном, целиком и полностью доверил эту миссию ее бабушке. Конечно, теперь им придется еще чаще контактировать, так как, скорее всего, лошадь поставят именно у нее в конюшне. Не у парадной же парковать… Он даже осилил звонок Амелии Хэрроу, чтобы предложение поселить у нее лошадь не было столь уж внезапным. Она несколько удивилась такому подарку для дочери от отца, но не была против. Согласилась помочь с содержанием, если все действительно сложится.

    О том, что ему сделали такое интересное предложение, Хэрроу сообщил дочери на следующий день, вечером, когда пообщался с матерью. Также объяснил ситуацию, что на первых парах животное, скорее всего, поживет на территории бывших хозяев, но ничто не будет мешать Джо приезжать и общаться с лошадью. Ну, и ему нужно было дать ответ владельцу, когда мы сможем посмотреть саму лошадь, познакомить Сильву и Джо. Впрочем, звонок Генри не заставил себя ждать слишком долго. 
    Генри выслушал Итана, сообщил дочери, что нужно взять с собой, она лучше знает, что это такое, а то отец боялся не правильно передать информацию. В общем, необходимую экипировку. Хэрроу вздохнул, пора бы самому выучить. Он хорош в медицине, даже  в медэкспертизе знал практически все, но вот все остальные, некоторые сферы были настолько от него далеки. Но… каждому свое. Он сообщил в ответ Итану время, к которому они прибудут.
    Генри вместе с Джо погрузили все необходимое в машину, и они поехали в сторону конюшни, адрес которой он забил в навигаторе. Выехали заблаговременно, так как в городе было пара аварий на пути, и был риск встрять в пробку. Не очень хотелось заставлять коллегу ждать. Но на всякий случай, перед выездом, Хэрроу предупредил доктора Райта, что могут опоздать по некоторым, не зависимым от него, обстоятельствам. Однако Генри нашел более долгий путь, но зато без пробок и аварий, что позволило ему прибыть почти вовремя, минут за пять до назначенного времени. Найдя свободное место для парковки, не очень далеко от входа, Хэрроу вышел из машины вместе с Джо, застегнув ветровку. Несмотря на солнечные лучи, погода в Лондоне была весьма обманчива.

    — Доброго дня, доктор Райт, — поприветствовал коллегу Генри, протягивая руку для рукопожатия.
    — Надеюсь, недолго заставили вас ждать? — он приобнял дочку за плечи, — Знакомьтесь, моя дочь, Джо, — представил он девушку, — Мой коллега, доктор Райт, — улыбнулся Генри, сообщая уже своей дочери.

    +4

    14

    Джо просила у папы лошадь еще в детстве. Настоящую. Потом поняла, что конь слишком большой, и Джо поменяла лошадь на пони. А потом была рада и обычной игрушке. В детстве она еще не понимала, что это очень сложное животное в плане содержания и ухода. И дорогое. Помимо того, что коня нужно было кормить, его нужно было воспитывать, ухаживать за ним. Почти как за собакой. Но если пса можно было держать дома, то коня...Для него нужно было стойло, левада, чтобы он мог побегать на воле. Ему нужно было дарить любовь и внимание. И иметь возможность оказать медицинскую помощь.
    Все это она ощутила на своем опыте, когда бабушка выказала желание наладить отношения со внучкой. Хэрроу была в шоке от того, что у ее родственницы была целая конюшня на четырех лошадей. Правда, вместе с маленьким жеребенком их было пять. Тристан становился все больше, все чаще проявлял свой упрямый характер. И Ричард - конюх - шутил, что Джо его покусала и заразила своим упрямством. Жеребенок всегда встречал ее с радостью. Ходил за своей матерью и поднимал настроение всем в поместье. Бабушка планировала продать его, как только мальчик подрастет, но Джо не хотела этого. Она слишком прикипела к нему, но понимала, что финансовое состояние бабушки было не резиновым, да и Ричард уже был в возрасте.
    И тут как снег на голову вопрос от отца. Один из его коллег предлагал купить у него лошадь. Фризскую кобылу. Джо стала лучше разбираться в породах благодаря общению с конюхом и Бену, так что прекрасно представляла себе, как выглядела Сильва. И хотела как можно быстрее ее увидеть. Для девушки это было сродни глотку свежего воздуха после произошедших с ней событий в августе. Ей уже было намного лучше, но привычка частенько оглядываться по сторонам и ощущение тревоги не покидали до сих пор. Иногда ей снились кошмары, но теперь с новым, более остросюжетным поворотом событий. Оставалось только терпеть и ждать, пока все это сойдет на нет. И занятия верховой ездой, прогулки в седле помогали отвлекаться и обретать то самое душевное спокойствие хотя бы на какое-то время.
    Короче говоря, Хэрроу согласилась. Сразу же, энергично кивая головой и счастливо улыбаясь. Она собрала все, что было необходимо. Бабушка еще в прошлом году снабдила внучку всем необходимым снаряжением и иногда даже составляла ей компанию на прогулках.
    Волнение перехватывало дыхание, и девушке было довольно сложно усидеть на месте. Встреча с незнакомой лошадью для нее была сродни встрече и знакомству с новым человеком. У каждого коня был свой характер, свое прошлое за плечами, которое могло сформировать его отношение к двуногим и миру в целом. Правда, если Сильва была чистокровной...Хотя и чистокровным нередко достается от людей.

    Девушка была переодета в штаны для верховой езды и куртку с утепленной подкладкой. В руках уже был шлем и перчатки. Движения были слегка скованными, а взгляд направлен на леваду, где гуляли несколько лошадей. Джо пыталась найти глазами Сильву, но как только нашла вороную кобылу, ее отвлекло появление хозяина.
    - Здравствуйте! - рука Хэрроу, протянутая доктору Райту для знакомства, уже была в перчатке для верховой езды. - Очень приятно с вами познакомиться. Отец немного ввел меня в курс дела, так что уже не терпится познакомиться с Сильвой.

    +4

    15

    [indent] Заметив вышедших из новоприбывшего автомобиля людей, Итан мгновенно узнал доктора Хэрроу, тогда как юная особа рядом с ним была ему незнакома, но не нужно таланта Шерлока Холмса, чтобы догадаться – он привез дочь, как и было оговорено. Увлекайся Милли верховой ездой и будь постарше, Райт передал бы лошадь ей без лишних переживаний, пусть учится не только ездить, но и заботиться о существе с характером, достаточно крупном и самостоятельном, чтобы его нелегко было просто заставить подчиниться. У малышки не имелось характера и сноровки Ребекки – та могла заставить, могла сломать. Необходимая жестокость, существующая испокон веков в животном мире – вожаку необходимо подчиняться, не колеблясь, иначе он накажет. А человек должен жестко поставить себя главным, иначе все без толку – проигрыш налицо.
    [indent] Райт с детства неправильно сформировал взаимодействие с лошадьми - иначе говоря, он их боялся.  Не ладилось у него взаимоотношения с крупными мускулистыми созданиями, один удар копыт которых способен отправить на больничный или в ящик. Возможно, слишком силен был инстинкт самосохранения, призывающий обходить стороной то, что нельзя просчитать. Но дар Ребекки – отчаянное бесстрашие перед лицом неминуемой смерти – Итана восхищал.
    И опять я скатился к мыслям о ней, твою то  мать….
    [indent] К его облегчению, подошел Хэрроу, приветливо протягивая руку, которую Итан – одновременно шедший навстречу – радушно пожал, улыбнувшись девушке.
    - Очень рад познакомиться, мисс Хэрроу, - недолгая заминка, в которую Райт решал, уместно ли протягивать руку даме, прошла, как только девушка подала ему руку, затянутую в перчатку, первой. Аккуратно подхватив тонкую ладошку в свою, он чуть приподнял ту, развернув тыльной стороной наверх и – наклонившись – деликатно прикоснулся к перчатке сдержанным поцелуем. – Я почти убежден, что Сильва вас не разочарует, разве что… - мужчина тихо усмехнулся, - смутит её характер. Я мало сведущ в фризской породе, но хорошо разбирающаяся в них дама просветила, что фризы так же красивы, как своенравны. Впрочем – вы сама скоро в этом убедитесь. Идемте.
    [indent] По его просьбе Сильву  - еще до их приезда – вывели в леваду. Блестя начищенным вороным боком, мускулистая, равномерно развитая молодая кобыла гарцевала, наслаждаясь свободой  в ограниченном пространстве, закидывая голову то на один бок, то на другой, словно демонстрируя всем зрителям – смотрите, какая я красавица. Волнистая грива, иссиня-черная – свидетельствующая о отменном здоровье – свисала на добрый метр, а хвост касался земли. Заботливо вычесанные щетки на ногах подпрыгивали веером на каждом шагу высоко поднимаемых ног.
    [indent] Нерадивого хозяина она узнала издали и приветливо заржала  - стыдно сказать, любовь кобылы он заслужил исключительно подобострастными подношениями разных вкусностей. Сахар, сухари, фрукты. Бесстыдная взятка человека, положительно настроенного к красивому животному, но не к перспективе залезать в седло. Едва Итан подошел вплотную к ограждению левады, Сильва подбежала – красуясь! – к нему и – перекинув голову через верхнуюю перекладину – требовательно боднула храпом в плечо. Тычок казался любовным, но на деле -  увесист и силен - причинил неприятные ощущения. Доктор сдержанно поморщился, увернувшись движением корпуса от второго тычка, пока извлекал из кармана несколько кусков сахара, которые – минутой позже – бархатные губы уже собирали у него с раскрытой ладони. На посторонних Сильва не обратила ни малейшего внимания – воплощение лошадиной гордыни в неприкрытом виде.
    - Познакомьтесь в свою очередь – представил он, слегка обернувшись, - это и есть Сильва. Торжество генного отбора, гордость породы и олицетворение вредности.

    +4

    16

    Генри чувствовал себя немного странно, ведь, в лошадях он действительно мало понимал. Но самое главное, чтобы дочь была довольна. Он много сил вложил в то, чтобы Джо, наконец-то, ожила, расцвела. Вот она нашла отдушину в лошадях и ей это помогает. Хэрроу видел ее горящие глаза, когда девочка говорила об этих животных. Решение приобрести лошадь, ровно, как и предложение Итана, было спонтанным, если не сказать неожиданным. Дело даже не в деньгах, а в ответственности за это решение. Генри был уверен в своей дочери, что она сможет достойно позаботиться о животном, однако, хотелось понимать, насколько они друг другу подходят. Он успел за это время до встречи изучить некоторые особенности лошадей, характеры, породу, которую предложил мистер Райт. В целом, даже немного засмотрелся на красивые картинки. Решится ли когда-нибудь он сам сесть в седло? Вряд ли… Точно не сейчас, но когда-нибудь, может и получится. Точнее, вероятнее всего, дочь его уговорит. Он жил рядом с лошадьми все свое детство, но ни разу так и не решился.
    Хотелось добавить, что сложным характером их семью не напугать, но Генри смолчал, посчитав этот комментарий не слишком уместным. Он улыбнулся, проследовав за коллегой, тот пригласил их пройти к леваде, где уже скакала их потенциальная любимица. Генри впервые воочию увидел такую лошадь, она была действительно красива, на нее можно было засмотреться. Просто сидеть и смотреть, как кобыла наяривает круги по леваде. Есть в этом что-то успокаивающее, умиротворяющее. Теперь Хэрроу лучше понимал, что Джо находила в лошадях. Своего рода терапия, помогающая немного иначе взглянуть на мир. Для Генри в свое время, такой терапией стала игра в регби, сейчас она дополняется любимой работой, к которой он вернулся спустя десять лет. Это был огромный шаг в будущее, лучшее будущее.

    — Не скрою, вызывает очевидный восторг, даже просто смотря. Честно говоря, не думал, что лошади могут так завораживать. Действительно очень красивая, — улыбнувшись, прокомментировал Хэрроу, когда Сильва вновь от них отдалилась. Генри уже видел ее на фотографиях доктора Райта, но увидеть вживую, это совсем другое. Сильва грациозно бегала по леваде, рядом с ней ощущаешь себя раза в три, а то и больше, мельче, чем ты есть на самом деле. Всем своим видом демонстрировала, что главная звезда этого дня она, что, в принципе, так и было.
    Откровенно говоря, в этой компании, Хэрроу ощущал себя не в своей тарелке. Так как с лошадьми не поддерживал контактов. Хотя кто знает, может быть, после приобретения кобылы все изменится… Главное, чтобы дочери все нравилось, у него самого есть занятия. Генри перевел взгляд на Джо, хотелось, чтобы такая покупка оказалось удачной, стала для дочки приятной. Сейчас решение оставалось за ней, насколько она готова к приобретению нового друга, точнее подруги. Фактически, Генри слегка отступил на шаг назад, чтобы дать возможность Джо получше познакомиться с лошадью, возможно задать какие-то вопросы. Еще в клинике Итан так интересно про нее рассказывал, что Хэрроу казалось, будто он знаком с ней очень давно.

    +3

    17

    Джо не видела фризов вживую. Она читала, что они прекрасные животные, благородные и очень востребованные среди конников. Но также знала, что это была одна из самых дорогих пород. Ей было неудобно, что отец предложил ей в подарок такое сокровище, но подумала, что от поездки они ничего не потеряют. Генри сдержит обещание перед своим коллегой, а она проведет лишний час с лошадью. Тем более это было полезно - менять лошадиное окружение, чтобы в будущем было проще найти общий язык с незнакомыми конями.
    Сильва оказалась притягательнее, чем была на фотографиях. Темные глаза казались умными и проницательными, но в движениях чувствовалась сила и характер. Что ж, наверное, она была тем самым исключением из правил, ведь Джо ожидала увидеть типичную представительницу своей породы - покладистую и спокойную. Но возможно, Джо просто имела ложную информацию.
    Она заметила, что мистер Райт не совсем понимал жесты животного и увернулся от ее попытки получить ласку. Достаточно было просто провести по гладкой морде ладонью. Уже это обрадовало бы кобылу. Но откупился от нее куском сахара. Джо старалась никак не показать своего недовольства подобным обращением, потому что прекрасно понимала, что у лошадей тоже есть чувства и просто покормить и почистить это лишь пол дела. Им нужна была другого рода забота и любовь.
    - Олицетворение вредности? - усмехнулась Хэрроу и взглянула на отца, а после на мистера Райта. - Значит, мы точно поладим. Да, Сильва? - Джо позвала кобылу, чтобы та обратила на девушку внимание. Но темные глаза удостоили ее своим вниманием только со второго раза.
    Девушка протянула к лошади руку, делала все медленно и аккуратно, чтобы не напугать кобылу и показать ей, что незнакомец не при чинит никакого вреда. Сильва отнесла к подобному жесту с настороженностью и даже намеревалась развернуться и убежать. Но передумала. Понюхала протянутую ей ладонь и положила в нее свой бархатистый нос.
    - Какая ты красавица, - лошадь резко выдохнула, отбежала, встала на свечку и пару раз встряхнула головой. Потом вернулась на свое место и встала напротив Джо. - И умница, - у девушки было с собой пару яблок, но из сумки она достала только одно, дожидаясь, пока кобыла с удовольствием принимает лакомство.
    Смысла спрашивать объезжена она или нет Хэрроу не видела смысла. Наверняка так и было, кобыла была уже взрослой и ее было бы сложнее продать, не приучи ее кто-нибудь к работе под седлом.
    - Могу я опробовать ее в деле? - звучало конечно странно, но кажется доктор Райт уже с ее отцом говорил о подобном варианте смотра лошади. Джо бы не испугало на самом деле ничего, она уже взглянув в глаза Сильве была уверена, что это ее лошадь. Как описано в каких-нибудь сентиментальных романах. Ей казалось, что они были похожи и смогут отлично понимать друг друга во всех вопросах. А это было важно для наездника.

    Она подождала, пока на кобылу наденут седло и уздечку, а потом перелезла через забор и забралась на лошадь, поставив левую ногу на стремя, а правую перекидывая через спину Сильвы. Та немного забеспокоилась, но девушка не растерялась и тут же погладила животное по шее.
    - Все хорошо, милая. Это всего навсего я. Прокатимся. Ты не против? - Хэрроу немного нагнула вперед и говорила спокойным и ласковым голосом. Сильва пару раз кивнула. Кажется, отвыкла от уздечки и от веса чужого тела. А может быть Джо просто было непривычно, потому что раньше она ездила только на двух лошадях. - Начнем с шага, - девушка мягко ударила пятками по бокам кобылы, и ты тронулась с задержкой на секунду. Видимо, решала, стоит уже сейчас показать характер.
    Они прошли круг, а дальше пошла рысь и закончили они на галопе. Остановившись около отца, Джо похлопала кобылу по шее, хваля за послушание.
    - Все еще не хочешь сесть в седло? - усмехнулась девушка, обращаясь к Генри. - Мистер Райт, вы уверены, что хотите продать такую прекрасную лошадь? По-моему вы на нее наговаривали, - хотя была вероятность, что Сильва только при старом хозяине была такой тихой. Но уши ее говорили об обратном. Она была спокойной и расслабленной, иногда прислушивалась к посторонним звукам, но в целом...
    - Она прекрасна, пап. Так что если мистер Райт не изменил своего решения, я буду только рада, если Сильва станет моей, - лошадь развернулась на месте, и Джо не стала этому препятствовать. Немного свободы нужно было каждому. К тому же, второе яблоко пряталось в сапоге и именно к нему Сильва и тянула свой любопытный нос.

    +3

    18

    [indent] Доктор Райт – вопреки суждению о нем юной дочери коллеги – прекрасно догадался о завуалированных потребностях благородной изящной кобылы, жизнь с берейтором – увлеченным до пламени в глазах делом – вводит в ум всевозможный ворох знаний не только о дрессуре, физиологии, но и о психологии величественного животного. Просто он старался не привязываться к Сильве – только и всего. Расточать ласку всем и каждому на пути по велению поверхностно большого сердца, забывающего о ней через мгновение он не умел, как и прикасаться без эмоций, и – привыкнув к кобыле, позволив себе откликнуться на её скромные животные потребности в внимании и обожании, - не нашел бы в себе сил продать, наладив контакт и впустив в свой круг.
    - Сильва своенравна, - осторожно начал Райт, когда девушка отправилась знакомиться с кобылой на плацу.  – Я хочу, чтобы вы это знали и предостерегли Джо. Она бывает ласкова и послушна, но рука всадника должна быть не менее жесткой, чем колени, потому что Сильва будет при каждом удобном случае проверять, нельзя ли сесть хозяйке на шею. Хотя… - Райт потер пальцами подбородок и тихо усмехнулся, - не спорю, вкупе с огромными глазами и выразительной мордой подобные причуды только добавляют лошади шарма. К тому же, слышал, некоторые конники умудряются любить своих лошадей ничуть не меньше от того, что те на них ездят – метафорически – а не наоборот.  – Положив локти на верхнюю рейку, он, щуря веки, некоторое время смотрел на девушку в седле.
    [indent] Удивительно – ничего общего с Ребеккой. Ни темные волосы, ни красивое лицо, ни изящное, хрупкое сложение не создавали внутри щемящего чувства тоски, как будто утраченное на миг вернулось. Джо Хэрроу выглядела ранимой, чувствительной молодой девушкой, в глубине глаз которой таилась некая трагедия, неизвестная – разумеется – доктору, и в седле на Сильве казалась еще более нежной и уязвимой. Мощь играющих под лоснящейся шкурой мускулов, гордая посадка головы, высоко вскидываемые ноги превращали кобылу в могучего рыцарского скакуна Ланселота, уносящего прочь от угроз дворца несчастную Гвиневру. Нет – Ребекка не походила на Гвиневру. Скорее на Моргану. Или – что еще вероятнее – на Мэбдх, королеву фейри, смертельно опасную в своей обманчивой хрупкости.
    - У вас красивая дочь, Генри, - заметил он как бы между прочим, - смотря на неё, я пытаюсь представить, каково это – когда дочь уже взрослая? Моя Милли еще совсем ребенок, но мне постоянно кажется, что каждый человек в нашем недружелюбном испорченном мире желает ей зла. Красота словно притягивает чужие пороки…. Её хочется изломать, изуродовать. Наверно, к годам четырнадцати дочери я построю высоченную башню и её там запру, - он тихо рассмеялся, сглаживая слова, чтобы их не восприняли ненароком как план к действию. – Сложно с ней? – взгляд ясных голубых глаз остановился на лице Генри.
    [indent] Вскоре к ним подъехала девушка, придержав кобылу и обратившись к двум мужчинам за ограждением. Райт улыбнулся, - он вынужден был слегка поднять голову, чтобы видеть глаза Джо Хэрроу, заговорившую с ним, и щурился от попадающего на зрачок света, - и пожал плечами.
    - Уверен, мисс Хэрроу. По моему скромному мнению, вам Сильва подходит намного больше чем мне. Да я и не великий всадник, точнее – практически – увы! – никакой. К собственному стыду так и не смог перешагнуть приобретенный в детстве страх перед падением. Так зачем мучить такое энергичное и пылкое животное моей трусоватой тушкой, когда оно может носить прелестную и отважную молодую особу себе под стать? Не правда ли, Генри?

    +4

    19

    Наверное, Генри пошел бы на многое, лишь бы вернуть дочери душевное равновесие. И, если она любит лошадей, значит нужно отталкиваться от этого увлечения. Он не жалел никаких денег ради нее, ни сил, ни времени, лишь бы помочь забыть те кошмары, которые она пережила. Хэрроу иной раз чувствовал себя одиноким в этом мирке ее печали, что никто, кроме него не знал о том, какую боль она скрывает внутри. Может оно и хорошо, но так хотелось иной раз сбросить эту печаль с себя, и кому-то открыться. Но он понимал, что не имеет право предать дочь, и нарушить данное ей обещание.
    Джо смело подошла к лошади, видно, что они друг другу понравились. Хотя за Сильву Генри не мог говорить, только догадываться по ее поведению. Отвлек голос Итана, Генри повернулся к нему, внимая сказанное. Хотелось добавить, что Джо тоже своенравна, и эти две дамы, скорее всего, отлично поладят. Он улыбнулся, подумав, что у дочери в поместье бабушки хорошие учителя, и смогут помочь, если что.

    — Судя по всему, она уже это поняла, — Хэрроу кивнул на дочь в седле. Парадоксально, но Генри ранее не видел ее в седле, так как к матери они не ездили вместе. Он пока не решался на столь ответственный шаг, — Но я вас понял, хотя, лучше, конечно, все, что касается лошади говорить непосредственно ей. Я в этом деле, как вы понимаете, плохо осведомлен. Дочь все пытается меня затащить в седло, а я себе трудно представляю эту ситуацию, — со смешком ответил Хэрроу, вновь переведя взгляд на Джо. Она выглядела счастливой, это самое главное.
    Слова мистера Райта били в самую точку, достаточно болезненную. Он понимал чувства отца, как никто другой. Увы, но Хэрроу не воспитывал дочь в ближайшие лет десять. Ну, так… воспитывал, конечно, но эти редчайшие встречи сложно назвать воспитанием. Но все равно, как отец смог восстановиться в должности, так сказать. Мать ее не особо-то и ценила, ту больше интересовали деньги и ее новый муж, который надругался над девочкой.

    — А так будет всю жизнь. Не представляйте, все равно не получится, — улыбнулся Генри, ничуть не преувеличивая и не обнадеживая, ¬— Дети для своих родителей остаются детьми, от этого не уйти. К сожалению, после развода с бывшей женой мы не жили вместе, только встречались по мере возможности. Но даже эти редкие встречи мне давали понять, что мы воспитали достойного человека, — Генри не стал уточнять всех тонкостей их взаимоотношений с бывшей женой. Но тем не менее, доля правды в этом была. Жизнь с матушкой во многом закалила характер Джо. А Генри ее поддерживал, как мог, что благоприятно на нее повлияло.
    — Да, они не все рассказывают своим родителям, как и мы в детстве. Защитить, закрыть от всего мира в вакуум тоже не получится. Дать возможность самой  набить шишек, но при этом быть рядом, стоять за спиной и подстраховывать, чтобы не разбилась… Детский характер и поведение хорошо поддается коррекции. Сейчас она под вашим присмотром, беспокоиться надо будет потом, когда станет совсем взрослой и самостоятельной, — хотя Генри достиг высокого уровня доверия с Джо, это дорогого стоит.

    Он был полностью солидарен с Итаном в отношении верховой езды, подумывал когда-нибудь попробовать, но точно не сейчас.
    — Я подумаю над этим вопросом, — кивнул он Джо с улыбкой, — А так, совершенно согласен. Джо, тебе гораздо больше идет ездить верхом, — перевел стрелки он, — Вон, Сильва тоже с нами согласна, — «Наверное…», — Ну, если так, то… доктор Райт, каковы условия содержания лошади на данный момент? Пока будем ездить сюда, первое время, да? Все остальные вопросы, относительно самой сделки, думаю, решим уже в отдельном порядке.

    +2

    20

    Джо с самого детства хотела себе лошадь, но понятное дело, что такому большому животному было не место в квартире как минимум из-за его размеров. Только став старше и побывав на конюшне, прочувствовав на собственном опыте, насколько тяжело было содержать коня, Хэрроу понимала причины отказа родителей. Но теперь, когда у девушки в жизни снова появилась родная бабушка с целой конюшней, ее отец не видел причин, чтобы не исполнить желание своей дочери.
    Джо как будто снова было пять лет. Она не думала сейчас ни о том, что лошадь придется объезжать и знакомить с ее соседями по конюшне, ни о том, что это самое знакомство может не заладиться в силу ее взрывного и своенравного характера. Но одно девушка знала наверняка - она кобылу теперь уже не оставит, не бросит на произвол судьбы. Она всегда ответственно относилась к таким вещам. И раз уж ей доверят Сильву, она сделает все, что будет в ее силах, чтобы той было хорошо. В качестве подтверждения своим намерениям, Джо похлопала лошадь по ее могучей шее. Кобыла только шумно фыркнула, а после заржала, резво сдав назад. Повезло, что наездница уже была достаточно опытной, чтобы быть готовой к подобным выходкам непредсказуемых животных. Ричард буквально недавно спрашивал юную мисс, не родилась ли та прямо в седле.
    Джо улыбнулась тогда, но что-то внутри шептало, что это именно то, в чем она может преуспеть. Танцы, вокал и этикет это, конечно, здорово. Но ей больше нравилось чистить лошадей, кормить их и гладить их бархатный нос, такой мягкий, что прикоснувшись к нему всего один раз садишься на это ощущение как на наркотики. То же самое было с запахом лошадиного пота и навоза. Бен вечно удивлялся тому, что его подругу не нужно было насильно затаскивать в конюшню, она сама шла туда и даже носа не морщила.
    - Может, у вас просто не было хорошего тренера? - пожала плечами девушка, оценив собственную глупость. Чего она хочет добиться своими словами? Того, что Итан Райт передумает? Изменит свое решение и тогда эта прекрасная кобыла будет его? От подобной мысли Джо стало не по себе. Вроде бы не так долго была знакома с Сильвой, но уже считала ту своей и строила насчет нее планы. Представляла себе, как она будет разъезжать на ней по угодьям своей бабушки, как покажется на ней перед Кросби, чтобы тот обзавидовался. Хотя фризов он не очень-то ценил. Идиот.
    - Ловлю тебя на слове, пап, - улыбнулась Хэрроу и поняла, что теперь ей стоит спешиться, но ей захотелось сделать еще один круг. - С вашего позволения, - девушка послала Сильву сначала шагом, а после медленно и постепенно пустила лошадь в галоп и в итоге сделала не один круг, а четыре, не находя в себе сил остановиться. После того, что с ней произошло по вине Майка, для Хэрроу верховая езда стала лучшим спасением. Во время нее она не думала ни о чем и наслаждалась единением с лошадью, чувствуя каждый вдох и выдох.

    - Я немного увлеклась, извините, - даже тогда Джо не могла отнять рук от своей лошади. Ей хотелось верить, что  тому моменту ее отец и его коллега успели договориться о деталях, о которых ей знать было не обязательно. Она до приезда сюда уже успела надоесть Генри возражениями, что покупка лошади это слишком дорогой подарок, хотя сама буквально сияла от счастья! Ее собственная лошадь! Только ее и ничья больше. Она никому не позволит ездить на ней, Сильва станет ее партнером.
    - Я готова приезжать и сама ухаживать за ней, если это как-то поможет. Да и не хотелось бы расставаться с ней слишком надолго. Хочется, чтобы она ко мне привыкла, - в конце концов, Хэрроу отдала кобыле последнее яблоко, которое захватила.

    +3


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ну купи коня!