Ghostbusters
Walk the Moon

Счастливого Дня Всех Святых!
Мистер Броули задумчиво изучал пожелтевшую от дыма эмалированную решетку вентиляции на потолке. Наверное стоило заказать здесь генеральную уборку, пусть и стены почистят. Мысли вальяжно плыли с одного предмета на другой
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
25.10
Лондонский
инстаграм
ЧЕЛЛЕНДЖ
Хэллоуин
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию
Сладость
или гадость?
Киновикторина
ужасов
Прятки
с монстрами

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Свидание вслепую


Свидание вслепую

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Свидание вслепую
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.postimg.cc/YqW1SR9R/Harrow-S02-E06.png

Lyle Fairly & Henry Harrow
5 августа 2015 г / Один из стратфордских баров

По просьбе Фэрли Генри соглашается на авантюру, помочь познакомиться с какой-нибудь девушкой. Знал бы, что восемь раз об этом пожалеет, не соглашался бы..

+3

2

В патологоанатомы идут, как правило, очень организованные, методичные, внимательные к деталям люди. Лайл Фэрли тоже был таким, поэтому на первое свидание с аппетитной блондинкой из Сети он собирался очень методично, не упустив ни одной детали. Из своего обширного гардероба он выбрал рубашку, пиджак, брюки, галстук и теперь внимательно рассматривал трусы, разложенные на кровати кинг-сайз с водяным матрасом. Трусы были наиглавнейшей деталью, - в том случае, если свидание закончится в его постели, на что он смутно надеялся. Блондинка, с которой ему предстояло встретиться, уже сделала пару прозрачных намеков, прислав ему фото себя в бикини на фоне бассейна, и Фэрли не пропустил их мимо ушей, вернее, мимо глаз. Про то, что он патологоанатом, Фэрли благоразумно промолчал - не хотел спугнуть добычу раньше времени: некоторые женщины были слишком чувствительны к таким пустякам. На самом деле таких было большинство, что его очень удручало.
Отбраковав синие, зеленые и черные боксеры и две пары спидо, Фэрли после долгого раздумья остановил свой выбор на  транках - на красный фон был нанесен принт с белыми футбольными мячами. Надев их, он почувствовал себя готовым ко всему. Встреча должна была состояться в пабе "Корова", находившемся на Честнат Плаза в доме номер четыре. Выбор сделала блондинка, а Фэрли не стал спорить - ему в общем-то было все равно. Но он все равно изучил предстоящее место свидания, отыскав сайт "Коровы" в интернете. Паб оказался замечательным: просмотрев меню и винную карту бара, Фэрли убедился в том, что у его новой знакомой хороший вкус: для паба еда была даже какой-то слишком утонченной, а среди вин он заметил французское шабли. Интерьер тоже его порадовал: квадратные и круглые столики из некрашеного дерева хорошо смотрелись в окружении кожаных кресел. Единственное, что его смущало - это номер дома, в котором находился паб - китайцы считали четверку несчастливым числом. Но с другой стороны, свидание должно было состояться не в Китае, а в старой доброй Англии. Одевшись, Фэрли тщательно расчесал усы, которые не так давно отрастил, пару раз пшикнул на себя шотландским одеколоном с нотами черного перца и чертополоха, и вышел из квартиры. До паба он добрался на своих двоих, чтобы иметь возможность выпить того самого французского шабли, а потом и пива, - в конце концов, в пабе полагалось пить пиво. Да и идти было не так уж и далеко - всего каких-нибудь пару кварталов, а Фэрли любил пешие прогулки.
В паб он пришел на пятнадцать минут раньше условленного времени и занял столик у окна. Блондинка пришла с опозданием на пятнадцать минут, но Фэрли ничего другого от нее и не ожидал. Хорошо, что не заставила его ждать час или полтора - и такое с ним бывало на первых свиданиях. В Сети они общались очень активно, а  тут не сразу смогли нащупать тему для разговора. Заказав еду и пиво (от шабли блондинка решительно отказалась), Фэрли решил использовать свою козырную карту и стал рассказывать о китайской опере - о ее истории, символах и прочем. Даже негромко напел пару арий приятным тенорком.
- Вот, например, если вы видите актера, который ходит кругами по сцене с плетью в руках - это означает скачку верхом на лошади. А если надо показать зрителям, что герой едет в экипаже, - тогда по обе стороны от актера встают статисты с флажками, на которых изображены колеса. Если же актер держит в руках весло и приседает, изображая сильное напряжение - ну, вы понимаете, как будто тужится, тужится изо всех сил...
Тут блондинка извинилась и, сказав, что заглянет в дамскую комнату и тут же вернется, встала и ушла куда-то вглубь паба. Фэрли допил свою пинту пива и от нечего делать стал разглядывать картины, развешанные на стенах. На всех были изображены коровы, что придавало интерьеру пасторальный вид. Потом он заказал пинту каскового эля Янг и долго тянул ее, поджидая блондинку. Но она не появилась и после третьей пинты - и только тогда Фэрли понял, что больше никогда ее не увидит. Ошеломленный женским коварством, он с горя заказал четвертую пинту, хотя и не собирался так много пить. Китайское суеверие сбылось: не надо было ему соглашаться на свидание в доме под номером четыре! И тут Фэрли вспомнил кое-что еще: сегодняшний облом был четвертым за последние полгода, проведенные им на сайте знакомств! Впрочем, и свиданий было всего четыре.

+1

3

В свой законный выходной или после рабочего дня Генри обычно, либо старается встретиться с дочерью, либо плетется куда-нибудь в бар, чтобы провести там очередной одинокий вечер. Был правда еще один вариант, это прийти в ночь к журналистке Еве, с которой он познакомился совсем недавно. Ну как недавно, в начале этого года, когда девица впервые завалилась к нему в морг донимать своими расспросами. Правда, Генри оказался не из тех мужчин, которые так запросто падки на красивые мордашки. Он наотрез отказался делиться с ней информацией по делу, да еще и не в самой вежливой форме. Где-то она потом узнала все, что ей нужно, ибо статья-таки была написана позже. Может Фэрли все растрепал? Уж тот-то все выложил, глядя на Еву. Она красива, да и не глупа, к тому же. Наглая до чертиков, таким самое место, как раз, в журналистике. В ту же самую ночь приперлась к нему в квартиру, и переспала с ним.
Сам Генри  тоже не страшный, при желании может завести отношения с любой девушкой. Другой вопрос, где найти такую ненормальную, которая выдержит характер Хэрроу. Порой, невыносимый и занудный. Конечно, он может быть милым и вежливым, но только, когда это надо ему. Бывшая жена не выдержала. А дочь… В ней Генри начинал видеть зеркальность самого себя. Девочка определенно характером пошла в отца, и Хэрроу это даже нравилось. Уж лучше в него, чем станет такой, как мать.
С новой работой Генри справлялся, очень даже неплохо. За эти пять лет успел знатно втянуться, показать себя хорошим сотрудником. Во всяком случае, жалоб от «пациентов» на него пока не поступало.

Но сегодня, увы, не выходной. Он любил оставаться одному у себя на этаже, когда все медэксперты разбежались, кто куда, как и остальные сотрудники судмедэкспертизы. Фэрли вообще сегодня какой-то слишком радостный был, что-то вещал в соседнем кабинете коллегам, но Генри не особо вникал в это. Он закончил с последним вскрытием, убрал тело в холодильную камеру и ушел переодеваться. Когда он вышел на улицу, уже было почти темно, он доехал до собственного дома, поставил машину на парковке.  Вот только подниматься в квартиру совсем не хотелось. Опять весь вечер провести в гордом одиночестве. Мелькнула мысль пойти в какой-нибудь бар. Немного выпить. Совсем немного. Завтра снова на работу. Поставив машину на сигнализацию, Генри сунул в карман ключи, сверил часы и двинулся по темной улице. Здесь недалеко есть несколько пабов, баров. Выбрав первый попавшийся с весьма странным названием «Корова», Хэрроу вошел в помещение. Народу было немного, но здесь ему очень нравилось виски, несмотря на то, что остальные тут предпочитают пиво. Этот напиток Хэрроу не очень нравился.
Генри  разместился за одним из дальних столиков, почти в самом углу, здесь меньше всего людей, не будут мешать пить хороший виски. Заказав графин, Хэрроу сразу же налил себе в бокал и сделал глоток. Прекрасно.
Все бы ничего, если бы до боли знакомый голос не отвлек его от столь увлекательного занятия. Кроме того, не менее знакомая история, которую Хэрроу слышал уже неоднократно… Мужчина, вещавший ее сидел к нему спиной, и не мог заметить, насколько Генри расплылся в улыбке. Музыка в пабе заглушала смех. Кажется, блондинка не оценила порывы доктора Фэрли понравиться  и слилась, как только подвернулась возможность. Хэрроу терпеливо ждал развязки, точнее надеялся, что девушка все же вернется и дослушает рассказ Лайла до конца. Но, когда подходила к концу третья кружка пива у коллеги, Генри уже не выдержал. Он забрал со своего стола недопитый графин виски, бокал и явил себя миру, подсев за стол к Фэрли.

— Не отчаивайся, не все такие ценители китайской оперы, как ты, — Хэрроу улыбнулся, попросив еще один бокал для виски, и налил в него порцию для коллеги, — Извини, я не удержался. Долго смотрел, чем же все закончится. Я не знаток женских душ… Но, мне кажется она не вернется, — Генри облокотился на стол, приподняв бокал, выпил свою порцию.

+1

4

Фэрли чуть не поперхнулся элем, увидев, кто занял место блондинки. Генри Хэрроу был последним, кого он хотел видеть здесь и сейчас, а  слова Хэрроу говорили о том, что он стал свидетелем позора, который свалился на голову коллеге. Легко ему было издеваться - с его голливудской внешностью и манерами ловеласа! Понятное дело, что от него блондинка бы не сбежала, а выпила бы на брудершафт и потащила бы к себе домой. А может, по дороге к ним присоединилась бы и еще парочка.
Фэрли хмуро посмотрел на Хэрроу и отодвинул от себя бокал с виски - он уже достаточно нагрузился элем.
- Я за рулем, - соврал он, чтобы оправдать свою грубость. - И  уже выпил пинту эля.
Вообще-то три, но возможно, Хэрроу этого не заметил, сидя за его спиной и слушая китайскую оперу. Да скорее всего, он рассматривал блондинку, а не спину коллеги. В спине Фэрли точно не было ничего заслуживающего внимания. Впрочем, и в лице тоже - подтверждением тому был красноречивый взгляд и многозначительная улыбка, которыми одарила Хэрроу эффектная брюнетка, проходившая мимо их столика. Фэрли же удостоился лишь мимолетного равнодушного взгляда, которым она мазнула по его лицу, как маляр - кистью с побелкой. Проклятье! Ну почему, почему он родился с таким лицом? Да еще и ростом не вышел. Отец у Фэрли был высоким широкоплечим красавцем, а мать - хорошенькой миниатюрной блондинкой. Но он унаследовал их худшие черты, вернее - унаследовал рост и мелкие черты матери и амбициозный характер отца. У отца отбоя не было от женщин - буквально приходилось отбиваться, чтобы не быть обвиненным в нарушении профессиональной этики. Вот у его сына с этикой было все в порядке - вряд ли трупы стали бы жаловаться в комитет по врачебной этике. Но Фэрли как-то и не испытывал влечения к трупам. А вот к живым блондинкам, брюнеткам и рыжим - очень даже. А они вели себя с ним, как холодные тела, лежавшие в морге.
Фэрли так расчувствовался, думая о своих проблемах, что не заметил, как выпил четвертую пинту. Алкоголь на вермя сгладил острые углы и он посмотрел на Хэрроу более снисходительным взглядом. В конце концов тот был не виноват в том, что природа наделила его всеми атрибутами сексуального хищника, а его коллегу лишила почти всего, кроме самого главного атрибута. Но этот атрибут Фэрли не мог демонстрировать окружающим без того, чтобы его замели в участок. Если бы женщины были хоть немного более  терпеливыми и способными дождаться того момента, когда он мог обнажить свой клинок - фигурально выражаясь. Фэрли вообще любил выражаться фигурально - может быть, поэтому женщины его не понимали?
- Да, я догадался, что она не вернется, - сообщил он Хэрроу. - Знаешь, я ведь не такой дурак, каким ты меня, видимо, считаешь. Ну ушла и ушла - скатертью дорога. Она мне вообще не сильно понравилась. Так что можно сказать, мне повезло: избавила меня от необходимости искать предлог, чтобы свалить самому.
Как бы не так: Фэрли уже два дня, а может и три, представлял во всех подробностях, как повалит блондинку на свою кровать с водяным матрасом и они вместе поплывут по волнам наслаждения. Увы, сегодня ему придется плавать одному. И сегодня, и завтра, и послезавтра и так до того момента, пока смерть не разлучит его с водяным матрасом стоимостью в четыреста фунтов стерлингов.
Брюнетка, на которую Фэрли обратил внимание, уселась на высокий барный табурет у стойки и вполоборота повернулась к их столику, бросая на Хэрроу огненные взгляды.

+1

5

Фэрли был явно недоволен тем, что в поле его зрения появился именно Хэрроу. Хоть и работают вместе, но не были настолько близки, чтобы делиться такими подробностями, как о свиданиях с девушками. Генри иногда слышал, как Фэрли рассказывал о каких-то дамах, но не вдавался в подробности. Не в его стиле собирать сплетни по отделу, которые распространяются со скоростью звука. Поэтому Хэрроу дорожил своей репутацией, не болтал языком лишнего. То, что он спал с журналисткой, это уже ни для кого не секрет, хотя не совсем понятно, откуда прошел такой слух. Может из-за частых ее появлений в отделе, причем именно к Генри. А может просто кто-то решил пошутить, столь неудачно.

Генри слышал в голосе коллеги раздражение, на лице полное отчаяние. И соврать по поводу того, что он за рулем не получилось. Во-первых, Фэрли и не старался скрыть сей факт, оставив на столе пустые бокалы из-под пива. Ну, а во-вторых, Хэрроу и так все видел, наблюдая за этой сценой у него за спиной. Генри мог бы пожалеть своего коллегу и не язвить на тему подружек, но было крайне жаль упускать такой шанс. Как и жаль было Лайла, что с кислой миной сейчас пойдет домой, заливать горе очередной порцией алкоголя. Того и гляди, сменит ориентацию, если еще, хоть раз что-то пойдет не так.

— Если бы не нравилась, то не сидел бы и не ждал ее тут столько времени. Целых три бокала пива, — подметил Хэрроу, пододвинув ему второй бокал виски, чтобы расслабился.

¬— Я и не считал тебя дураком. Просто… — Генри осекся, перебирая слова, чтобы не получилось слишком резко и обидно, — Не очень разбираешься в том, что нравится дамам, — он и сам не большой знаток, но преподносить рассказ о китайской опере не стал бы в таком ключе. У него всего-то была одна жена, которую долго уговаривать не пришлось. Хэрроу был достаточно обаятельный в молодости, да и сейчас хуже не стал. Впрочем, и в Фэрли не видел ничего отпугивающего… ну, насколько он мог судить, а ему трудно это делать со своей колокольни. Генри на секунду задумался.

— Ты, ведь, как-то затащил ее сюда, — он окинул взглядом помещение,  — Китайская опера, это все классно, конечно, но стоило бы начать с того, что узнать саму девушку получше. Показать свою заинтересованность в ней. Ну, а потом и о себе чего-нибудь… Только лучше не говори о месте работы, это не очень романтично, — хмыкнул Генри, сделав глоток виски. Проверено уже неоднократно, что таким образом Хэрроу наоборот отшивал от себя неугодных. Только Еву, почему-то, эта тема влечет и возбуждает. А еще кто-то из коллег показал ему анкету Фэрли на сайте знакомств. Генри вообще не занимался такими вещами, оно ему не надо, но пару советов дать мог бы.

+1

6

Хэрроу вел себя на удивление дружелюбно и настойчиво подталкивал к Фэрли стакан с виски, который тот уже один раз отверг. Что ему было нужно? Хотел вызвать на пьяную откровенность, а потом слить разговор коллегам? Нет, на такое был не способен даже Хэрроу! Фэрли поколебался, уже было протянул руку к стакану, но снова отдернул. В голове слегка шумело от выпитого на пустой желудок эля, и он не хотел усугублять.
- Извини, я правда не могу, - признался он. - Ничего не ел, а выпил уже прилично... Короче, ты же не хочешь изучать содержимое моего желудка прямо здесь?
Фэрли перевел взгляд на брюнетку, которая сидела на высоком барном табурете, скрестив длинные ноги, едва прикрытые мини-юбкой размером с почтовую марку. Если бы Фэрли сидел немного ниже, он мог бы разглядеть цвет ее трусиков.  Обута она была в красные туфли на  шпильках, усыпанные блестками - такие туфли Фэрли видел в старом фильме "В.И. Варшавски" - на ногах крутого чикагского леди-детектива, которую сыграла Кейтлин Тёрнер. Фэрли не помнил сюжета от слова вообще - ничего, кроме этих туфель, которые могли сделать обувным фетишистом любого мужчину в возрасте от двенадцати до восьмидесяти лет. И еще он помнил ямочки на щеках Кейтлин, появлявшиеся, когда она улыбалась белозубой голливудской улыбкой - о господи, за такие ямочки можно было дьяволу душу продать за недорого.  Но и эта брюнетка была очень даже ничего, и к ней уже под разными предлогами попытались подкатить трое или четверо мужчин, которых она хладнокровно отшила. Она явно положила глаз на Хэрроу - в этом Фэрли был уверен, как и в том, что он патологоанатом.
- Видишь вон ту брюнетку? - спросил он Хэрроу, который вдруг вздумал поучить его искусству пикапа. Блин, да Хэрроу не надо было ничего делать - женщины сами вешались ему на шею! Откуда тогда у него мог взяться нужный опыт в мастерстве съёма, который достигался лишь упорством и постоянными повторами? Фэрли упражнялся в этом искусстве вот уже пару десятков лет, но не достиг даже звания сержанта. А Хэрроу был фельдмаршалом пикапа от рождения, - просто потому, что его организм вырабатывал правильные феромоны, от которых женщины лишались последних крох разума, отпущенного им природой.
- Горячая штучка, - продолжил Фэрли вполголоса. - Но она уже четверых отшила. Сможешь ее закадрить?
На самом деле он знал, что Хэрроу сможет, и предложил ему это лишь затем, чтобы от него избавиться. Дальнейшее развитие событий он представлял себе так: Хэррой поведется на слабо, подойдет к брюнетке, а она уже вцепится в него так, что газовым резаком не отодрать. А Фэрли под шумок сбежит к своей холостяцкой квартирке и водному матрасу для сольных выступлений.

+1

7

Не то, чтобы Хэрроу рвался помогать своему еще не самому лучшему другу Фэрли. Просто, ну очень жалкое зрелище развернулось перед его глазами минут пятнадцать назад. Генри искренне было жалко тех девушек, которые попадали на свидание к Лайлу. И это он застал только  одно свидание… Если тот так себя вел постоянно, то не удивительно, что Фэрли до сих пор один. Хэрроу не считал себя героем-любовником, ему это, в принципе, не нужно. Спать с кем попало, не совсем в его стиле, как и знакомиться по интернету, как кот в мешке. В сети все мнят себя кем-то, стараются понравиться, придумывая странные истории. Генри как-то, ради интереса зарегистрировался, пообщался с несколькими девушками, и понял для себя, что не его это вариант.
Он забрал бокал виски, вылив его в свой. Не хочет, так не хочет. Не уговаривать же.

— Знаешь, пока она не ушла, я думал, изучать содержимое твоего желудка придется не здесь, а в морге. Потому, что девушка оказалась, на редкость, терпеливая, — усмехнулся Генри, подавив смех, чтобы  не слишком злить Лайла, который и так был на взводе, судя по всему. Еще пара таких неудач, и он точно сменит ориентацию. Генри взглянул на дамочку за барной стойкой, не совсем его вкус. Слишком вычурно, он, ведь, даже переспать с ней не захочет просто так, без всяких обязательств. Хэрроу уже давно подобным занимается с Евой, и их обоих все устраивает. Генри сделал глоток виски и перевел взгляд на Фэрли.

— А почему я, собственно? Давай ты, — внезапно для самого себя предложил Хэрроу, — Или трусишь? — шепотом добавил он, смеясь. Генри вынудил Лайла пересесть за дальний столик, чтобы исчезнуть из поля ее зрения. Ему просто было интересно, насколько все запущено и сможет ли кто скрасить дорогому коллеге этот злополучный вечер. Ну, право слово, было немного жалко его.

— Если это сделаю я, мне придется везти ее в свою квартиру, поить вином или еще чем… спать. А мне этого сейчас не очень хочется, поэтому я предоставляю этот шанс тебе, — проговорил Генри, покосившись на девушку, что так одиноко сидела и строила глазки бармену, который все подливал ей какой-то напиток. Вот и отлично, уже выпила немного, задача упрощается.

— Вот представь, что я, это она, — ну, да, сложно себе это представить, но тем не менее. Генри налил все же во второй бокал еще одну порцию виски, вручил бокал Фэрли в руки для пущей представительности образа, — Подходишь ты к ней, и что первое скажешь, чтобы завести беседу, — умом Хэрроу понимал, что затея может оказаться провальной. Но уже было просто интересно, чем все закончится.

+1

8

Хэрроу не повелся на слабо, и Фэрли занервничал, снова почувствовав себя плебеем,  попавшим в частную школу Хэрроу лишь благодаря отцовским деньгам. В его ушах зазвучал язвительный смех одноклассников, отцы которых заседали в парламенте, а матери не работали, а занимались благотворительностью и пытались перещеголять друг друга шляпками на скачках в Аскоте. Выходило так, что на слабо брал его Хэрроу, и он ничего не мог ему противопоставить. Фэрли схватил стакан с виски, от которого так упорно отказывался, и сделал могучий глоток - для храбрости. Виски хлынул по его пищеводу обжигающей волной, но на мгновение стало полегче. Брюнетка сбросила туфли и призывно покачивала ногой, выставляя на всеобщее обозрение изящно вылепленную пятку, обтянутую чулком. Фэрли уставился на эту пятку взглядом патологоанатома, вспоминая все, что он знал о пяточной кости. Это была  кость проксимального отдела предплюсны,  самая крупная из всех костей стопы. Соединена с кубовидной костью и с таранной костью. Образована губчатой тканью, имеет четыре суставные поверхности. К пяточной кости крепились икроножная, камбаловидная и подошвенная мышцы, благодаря которым брюнетка могла ходить по модным бутикам, убегать от преследующих ее сексуальных хищников  и прыгать на батуте и на водяном матрасе - таком, какой был у Фэрли. О да, о строении пяточной кости Фэрли знал гораздо больше, чем о строении женской психики...
Фэрли вздохнул и хотел было сказать Хэрроу, что первым делом сделал бы комплимент туфлям брюнетки, потому что женщинам нравится, когда хвалят их внешний вид. Но бросив еще один взгляд на покачивающуюся пятку, он отставил стакан и впился в нее пронизывающим взглядом. В области пяточного бугра, сбоку, он заметил видимую припухлость, которая сигнализировала о серьезном заболевании -  деформации Хаглунда-Шинца. Это заболевание, насколько было известно Фэрли, возникало преимущественно у девочек-подростков из-за генетических нарушений,  а у женщин - по профессиональным причинам. Чаще всего им страдали танцовщицы и балерины. Устранить деформацию Хаглунда-Шинца было возможно лишь хирургическим путем, но к счастью, прогноз был благоприятный. И все-таки Фэрли недоумевал, как женщина, страдающая этим редким заболеванием, может ходить на таких шпильках! Брюнетка должна была испытывать невыносимые боли, особенно в тесной и неудобной обуви, но она не выказывала никаких признаков расстройства - не морщилась, не стонала, не спрашивала присутствующих, есть ли среди них хирург - ортопед или травматолог. Фэрли почувствовал, как его охватывает профессиональный зуд: нередко болезнь Хаглунда поражала обе пятки, но брюнетка сидела к нему в профиль и ему была видна лишь одна ее пятка, - вторая скрывалась за ножкой табурета. А ему хотелось убедиться в том, что его диагноз верен!
- Посмотри на ее пятку - видишь выступ на боковой поверхности пятки? - задал он встречный вопрос Хэрроу. - Я могу спорить на свою месячную зарплату, что у нее болезнь Хаглунда-Шинца, но она об этом пока не подозревает - острые боли начинаются не сразу, а со временем, поэтому она и носит такие неудобные туфли. Вот и повод для знакомства! Если я подойду к ней и скажу, что ей необходимо срочно показаться хирургу-ортопеду, а в противном случае ей светит инвалидная коляска - она сразу же обратит на меня внимание! Кстати, у тебя есть знакомые светила в этой области? Я имею в виду тех, кто специализируется на операциях, связанных с заболеваниями пяток: деформации Хаглунда-Шинца, болезни Севера, остеохондропатии головки второй плюсневой кости стопы и болезни Леддерхозе?
Фэрли оттарабанил названия болезней так, как будто в желудке у него не плескались три пинты эля с примесью виски. Он ощущал торжество студента, пришедшего на экзамен неподготовленным и вытянувшим единственный билет, который выучил. Как удачно, что у брюнетки болезнь Хаглунда-Шинца, которую профессионал вроде него может определить с полпинка, то есть с одного взгляда.

Отредактировано Lyle Fairley (4 Окт 2021 22:34:02)

+1

9

Генри чувствовал себя немного странно, когда делал робкие попытки помочь Фэрли. Не то, чтобы он рвался помогать, не думал, что его помощь будет оценена. Но с другой стороны, почему бы и не попробовать объяснить Лайлу пару приемов на счет знакомства с девушками. Хэрроу не требовалось прилагать больших усилий, девушки падки на его внешность и обаяние. А преднамеренно Генри знакомился последний раз, наверное, год или два назад, и то, ради одной ночи, девушка сама завернула эти отношения. Не подошел ей такой мужчина, с дурным характером.
Вот только после выкидонов Фэрли, все отношения Хэрроу просто меркнул и бледнеют. Генри дал ему возможность потренироваться, да и самому было интересно, чем все закончится. Он и сам искоса посмотрел на девушку, она не совсем в его вкусе, если не сказать, разительно противоположно. Даже знакомиться, наверное, не стал бы. Да и куда ему вообще знакомиться. Разведенный мужчина, имеет дочь от первого брака, алименты… Мало какой девушке понравится такой расклад. Но Генри и не унывал. Если  он снова и заведет какие-то отношения, то только с той, которая не будет против его общения с дочерью. Он не требует с ней дружить, общаться, главное, не мешать ему. Потому, что за свою маленькую девочку Хэрроу глотку перегрызет, если кто посмеет ее обидеть.

Фэрли долго о чем-то думал, на его челе прям читалась активная мозговая деятельность, Генри все ожидал, когда коллега что-нибудь выдаст. Но вот то, что он услышал… Хэрроу поперхнулся виски, подавил приступ смеха, скрыв его за кашлем. Нет, ну это совсем не в какие ворота. Он не понимал вообще, какая нормальная девушка захочет встречаться с Лайлом, ему явно нужна похожая родственная душа, которая может часами разговаривать о медицине. Хорошо, что не о вскрытиях… Конечно, Генри сам фанат медицины, может говорить о ней, сколько угодно. В этом плане у них с Фэрли много общих тем, и Хэрроу находил его интересным собеседником в этом направлении. Но больше других тем  у них особо и не было. Возможно, где-то на другом конце планеты живет такая… Вероятнее всего, она китаянка, любящая китайскую оперу и работает медиком. На самом деле, если такая найдется Генри смеяться не станет.

— Господи, Лайл, ты в своем уме? Кто же с таким подходит к девушке… Ты ее в постель планируешь затащить или на медобследование. И вообще, мало знакомым людям подобное не говорят, какими бы благими ни были твои намерения. Но, то, что обратит внимание, это сто процентов, — хмыкнул Генри, не сдержав улыбки. Он бы сам втащил, если бы к нему с таким подошли.

—   Ты всегда так знакомишься или есть какие-то другие методы? Вот, например, та девушка, что с тобой сидела, как ты с ней знакомился? Начал с заболеваний или, например, поинтересовался ею, интересами, что она любит… Может, сделал пару комплиментов. Девушкам это нравится, — ну, Хэрроу, во всяком случае,  на это надеялся.

— Ведь, чтобы понравиться, нужно чем-то произвести впечатление. Плюс, насколько я знаю, у тебя были свидания до нее. Да, в отделении сплетни разлетаются быстро. Просто хочу понять, на каком этапе ты проваливаешься, — чего греха таить, это уже был спортивный интерес Генри. Но почему-то действительно хотелось помочь. Фэрли-то человек неплохой.

+1

10

Вопрос, который задал Хэрроу, бил не в бровь, а прямо в глаз Фэрли. Он даже моргнул несколько раз, чтобы убедиться, что нанесенный Хэрроу вербальный удар ничего ему не повредил. Все его первые свидания в последнее время заканчивались там же, где и начинались, не имея продолжения. Все, кроме одного, но о нем он не мог рассказать Хэрроу. Хотя был человек, который об этом знал: детектив-инспектор Брайан Николс. Но на его счет Фэрли не беспокоился: Николс был полицейским и умел держать язык за зубами. А дело началось так: Фэрли коротал вечер в пабе и к нему подсела рыжая бестия. Не то чтобы красавица, но с огоньком в глазах. Слова за слово, и Фэрли  купил ей пинту пива, потом еще одну и еще, и в результате очнулся утром на своем водяном матрасе, но не один: на подушке рядом с ним лежал длинный рыжий волос. Фэрли абсолютно ничего не помнил с того момента, как бармен выдал ему пятую порцию напитков - для него и для дамы. По-видимому, она довела его до дома и осталась ночевать. Было ли что-то еще, Фэрли не помнил, хотя полное отсутствие одежды намекало на то, что что-то все-таки было. Позднее он убедился в этом - когда обнаружил у себя неприятные симптомы, причину которых мог определить даже практикант. Пришлось долго лечиться, сдав предварительно анализы на всевозможные инфекции - к счастью, обошлось только одной, далеко не самой страшной. Но если бы дело было только в этом! Встав с водяного матраса, Фэрли обнаружил не только отсутствие рыжей бестии, но и бумажника с сотней фунтов наличными и двумя кредитками, антикварной ночной вазы и резной нефритовой статуэтки эпохи династии Цин, которую купил на аукционе eBay у какого-то отставного дипломата, долгое время служившего в дипломатической миссии в Китае. Статуэтка обошлась ему недорого, но он надеялся, что со временем она поднимется в цене и он выручит за нее неплохие деньги. Потеря же ночной вазы  была просто катастрофой: этот раритет подарила ему мать, знавшая о его любви ко всему китайскому.
Фэрли был так потрясен, что позвонил на работу и сказал, что подцепил грипп и берет пару выходных, что с ним до этого момента никогда не случалось. Первый день он провел дома, думая о том, что же делать. На второй позвонил Николсу и попросил о встрече. Детектив-инспектор явился к нему домой с бутылкой виски и выслушал его душераздирающую историю, после чего записал приметы рыжей, которую, надо признать, Фэрли помнил очень смутно - смог назвать лишь цвет волос и размер груди.  Николс не ограничился приметами - он также снял отпечатки пальцев в спальне, туалете и ручке входной двери и зарисовал со слов Фэрли ночную вазу и нефритовую статуэтку Будды в позе лотоса. Пообещав, что сделает все возможное, Николс удалился, забрав с собой недопитую бутылку виски и единственную улику в виде рыжего волоса. С тех пор прошло уже девять месяцев, но ни рыжая, ни украденные ею вещи так и не нашлись. Каждый раз, встречаясь с Фэрли, Николс хмурил брови и говорил, что делает все, что в его силах, и очень скоро в деле произойдет прорыв. Но Фэрли перестал ему верить и уже почти смирился с потерей антиквариата. Мог ли он рассказать об этом Хэрроу? Конечно же нет! Уж лучше честно признаться в том, что со свиданиями у него полный облом.
- Ну... как-то все не складывается, - неохотно признался Фэрли, глядя в стакан с виски. - А что любит эта брюнетка, я и так знаю - красное сухое вино. Пьет уже третий бокал подряд.
Он хотел спросить у Хэрроу, - может быть, надо подойти к брюнетке и угостить ее четвертым бокалом вина? Но вспомнив о печальном опыте с рыжей, перехотел. К тому же к брюнетке подсел широкоплечий блондин в клубном пиджаке и завязал с ней непринужденную беседу. Брюнетка забыла о Хэрроу и полностью переключилась на блондина, наклоняясь к нему так  близко, что вторгалась в его личное пространство. Впрочем, блондин точно так же нарушал ее границы и в какой-то момент положил ладонь на ее талию - вернее, на два дюйма ниже, и брюнетка не влепила ему пощечину и не отстранилась, а лишь засмеялась хрипловатым смехом, выдававшем заядлую курильщицу. Фэрли терпеть не мог курящих женщин и порадовался, что не успел познакомиться с брюнеткой.
- И еще она курит - смолит, как паровоз, - поделился он с Хэрроу своими наблюдениями. - Кончит раком, это же очевидно.

Отредактировано Lyle Fairley (4 Окт 2021 22:36:53)

+1

11

Хэрроу не любитель собирать сплетни по отделу, но иной раз они доходят до его ушей сами собой. Например, от местных детективов или сотрудников лаборатории, те вообще довольно-таки странные личности, которым только дай волю, все разболтают. Фэрли не стал исключением, и о свиданиях своего коллеги Генри узнавал от них. Подробностями не интересовался, причем преднамеренно, ему это не нужно. Знал только то, что это проходили они неудачно, хоть и Лайл иногда мнил себя героем на этом поприще.
Генри с интересом наблюдал за развивающейся картиной у барной стойки. Кажется Фэрли там уже действительно ничего не светит. Парень быстро взял в оборот брюнетку, на что Хэрроу хотелось добавить что-то вроде «Вот! Учись, как нужно». Пришел, увидел, победил. Видимо Генри был не столь ей интересен, как этот парень. Тем более, что Хэрроу не ответил на ее попытки «стрелять глазками». А этот блондин выглядел значительно моложе Генри, хотя он сам выглядел лет на тридцать не больше, в свои тридцать пять. Вообще такая особенность наследственная, периодами «застревать» в одном возрасте. Но кто знает, может девушка падка на совсем молодых.

Фэрли начинал мыслить во вполне верном направлении, Генри даже одобрительно улыбнулся. Но тут же расстроился, когда Лайл не решился предпринять никаких действий.

— Слушай, ну ты сам же сказал, что знаешь. Почему бы не подойти и не угостить ее этим вином. Если проявить смекалку, можно и марку узнать, — задумчиво проговорил Генри, пытаясь рассмотреть издалека, что бармен налил сейчас девушке. Но… да, ладно. Даже, прищурившись, не получилось. Правда, то, что девушка курящая не совсем в ее пользу. Генри знал, что Фэрли не любил курящих женщин. Этот вариант отметается.

Хэрроу осмотрел бар, взгляд пал на блондинку у окна, лет около тридцати, не вычурно одетая, не похожая внешне на легкодоступную. Нет высоких шпилек сантиметров по двадцать, это хорошо, не будет похожа на цаплю и не будет выше Фэрли. В общем, отличный вариант. А еще похоже на то, что она кого-то ждала, но не дождалась. Хэрроу и раньше ее приметил, видел, как она сначала заказала себе бокал вина, а затем перешла на пиво, как будто плюнула на все нормы приличия. Психанула, в общем.

— Лайл, вот посмотри. Только не пялься, — Генри указал на ту блондинку, — У нее в руках бокал с пивом, так что тебе даже не придется думать о том, с чем к ней подойти. Вы на одной волне. Она явно чем-то расстроена. Судя по наряду и макияжу, она собиралась на свидание. Но благоверный не пришел, так что у тебя есть шанс ее утешить, что не все мужики козлы, — заключил Хэрроу. Конечно, из его уст этот план звучал слишком легким, кто знает, чем обернется он для Фэрли. Генри отвел взгляд в сторону, чтобы не отсвечивать.

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Свидание вслепую