Ghostbusters
Walk the Moon

Счастливого Дня Всех Святых!
Мистер Броули задумчиво изучал пожелтевшую от дыма эмалированную решетку вентиляции на потолке. Наверное стоило заказать здесь генеральную уборку, пусть и стены почистят. Мысли вальяжно плыли с одного предмета на другой
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
25.10
Лондонский
инстаграм
ЧЕЛЛЕНДЖ
Хэллоуин
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию
Сладость
или гадость?
Киновикторина
ужасов
Прятки
с монстрами

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Какого черта?


Какого черта?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


Какого черта?
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://images.kinorium.com/movie/shot/1659598/w1500_47748039.jpg

Bryan Nichols &  Henry Harrow
27 апреля, 2020 г

Нашли труп мужчины, по внешним сходствам похожего на недавнего убитого мистера Томпсона. Все бы ничего, но он ведь, должен быть на дне Темзы!

+3

2

Когда случается беда, люди набирают короткий номер 999. Но в данном конкретном случае никто не звонил диспетчерам  службы экстренной помощи, реагировавшим на крики помощи от населения. Утопленника обнаружили водолазы в притоке Темзы - речушке Ли, служившей западной границей Стратфорда. К моменту, когда на место предполагаемого преступления прибыл детектив-инспектор Брайан Николс, участок берега, на который выволокли труп, был оцеплен полицейской лентой, а пара измученных  констеблей отгоняла от этого хлипкого заслона свору репортеров и влогеров - вторые, по мнению Николса, были гораздо опаснее первых. С профессионалами еще как-то можно было договориться,  с любителями - практически никогда. Лес  поднятых рук, державших мобильники и любительские цифровые камеры, вселил в Николса гнетущее чувство, что день не задался. Сообщив женщине-констеблю свое имя и звание (хотя она и так его прекрасно знала), детектив-инспектор поднырнул под ленту и направился к продолговатому предмету, который констебли предусмотрительно накрыли непромокаемой и непроницаемой для взглядов пленкой. Фургона с криминалистами в поле зрения не было, но эти ребята обычно и не торопились.
Остановившись на приличном расстоянии от трупа, Николс спросил у констебля, который топтался рядом:
- Введите меня в курс дела, Парсонс.
- Водолазы наткнулись на утопленника, сэр, - отрапортовал Парсонс, - молодой констебль, прославившийся тем, что во время рождественской вечеринки, устроенной полицейскими в пабе  "Грейхаунд", который находился на той же улице Вест Хэм-лейн, что и полицейский участок, напился так, что разделся догола и бродил по пабу, пока владелец не психанул и не потребовал вывести его вон.
Николс устроил констеблю разнос на следующем же совещании, пообещав вывернуть его зад наизнанку, если подобное повторится,  и сейчас Парсонс вытягивался в струнку и краснел, как маков цвет.
- А какого хера они тут забыли? - задал вопрос Николс.
- Учения, сэр, - снова отрапортовал констебль.
Николс обвел взглядом огороженную территорию и узрел двух водолазов, облаченных в гидрокостюмы. Он поманил их к себе и как только они подошли, устроил им допрос с пристрастием. Но они не сообщили ему ничего интересного: ныряли себе и ныряли, и в какой-то момент увидели тело, лежавшее на дне, зацепившись за большую корягу, которая и не позволила ему всплыть.
Николс отпустил водолазов и Парсонса, которого уже била нервная дрожь, и воззрился на тело, прикрытое  пленкой.
Десять дней назад некая миссис Томпсон подала заявление об исчезновении мужа, - соответственно, мистера Томпсона.  При ближайшем рассмотрении оказалось, что миссис Томпсон в недалеком прошлом носила фамилию Хэрроу, а если присмотреться еще более пристально, то Хэрроу был патологоанатомом, которого Николс знал по совместной работе. Генри Хэрроу допросили и отпустили, но в голове детектива-инспектора поселился жирный тролль, который то и дело напоминал о себе и требовал от Николса попристальнее присмотреться к Хэрроу.
Прибыли криминалисты, полаялись с Николсом, который успел закурить, установили над телом палатку и начали собирать улики.
Николс облачился в защитный костюм и стал наблюдать за ними, как за хлопотливыми муравьями, не спеша задавать вопросы до тех пор, пока в его поле зрения не появился судмедэксперт - Генри Хэрроу собственной персоной. Вот его Николс хотел бы видеть здесь меньше всего: труп, который подняли со дна реки водолазы, мог оказаться мистером Томпсоном, а Хэрроу был одним из главных подозреваемых- просто потому, что когда-то трахал свою законную жену, которая ныне являлась законной женой пропавшего Томпсона.

Отредактировано Bryan Nichols (28 Сен 2021 17:41:45)

+2

3

Прошло уже больше недели, хотя Генри казалось, что прошла уже целая вечность. Временами очень сильно хотелось уйти в запой, чтобы забыться в алкоголе и никогда больше не вспоминать о том злополучном дне. Точнее двух днях, когда Хэрроу испытал самые большие потрясения в его жизни. Но работу никто не отменял, инспектор Джеймс наблюдала за ним, Генри это чувствовал нутром, что продолжает следить, чтобы Генри в очередной раз не наделал глупостей. Он искал подвоха в каждом похожем деле, и вообще ходил все это время чернее тучи. С того самого дня ему снятся кошмары, Хэрроу забыл что такое спокойный сон. Как вообще можно спать в квартире, где все это произошло… Где ты убил человека, который изнасиловал твою дочь.
Генри ощущал, что потихоньку начинал съезжать с катушек. А когда ощущения становились слишком сильным, зарывался с головой  в работу. Надо сказать, что его производительность даже улучшилась. Хэрроу ненавидел возиться с бумажками. А вот что касается поговорить о деле, это завсегда. Ему проще устно рассказать, показать на самом теле или в анализах, что же произошло, чем сесть и написать все это дело на бумаге. Зато сейчас все выполняется быстро и в срок, что самого Генри это настораживает. В конечном счете Хэрроу все же не выдержал и вывел инспектора Джеймс на разговор, и задал вопрос, который его так тревожил.

Хэрроу с самого утра слонялся по отделу, не зная чем себя занять. К великому сожалению Генри дел убийствам было мало за последние дни, они с Фэрли кое-как делили работу, едва ли не с боем. Хэрроу все равно крутился рядом, путался под ногами, его присутствие в смотровых было неизбежным, как и раньше. В общем, Генри всячески старался вести привычный образ жизни, не подавая виду, что что-то случилось. Коллега патологоанатом и не заметил, похоже, существенных изменений, все такой же назойливый Хэрроу, сующий нос не в свои дела.

Генри сидел у себя в кабинете, разглядывая материалы текущих дел в ноутбуке. Фотографии, отчеты, как обычно копаясь в деталях. Но воспаленный мозг ничего сейчас не мог понять. Собрав все мысли в кучу, Хэрроу писал что-то на черновиках, как вдруг его прервал дежурный, распахнув дверь.

— Хэрроу, на выезд. В реке водолазы нашли труп, Николс уже выехал, — отозвался дежурный, на что Хэрроу закатил глаза, когда тот скрылся за дверью. Генри вообще трудно налаживать контакты с людьми, он не такой уж легкий в общении человек. И кое-кто из детективов терпит Хэрроу исключительно из-за профессионализма.

— Иду, — хмуро ответил Генри, откладывая бумаги в стол и захлопывая ноутбук. Он забрал свой чемодан, сумку повесил через плечо, положив туда ноутбук, чтобы был. Привычка носить все с собой. Сев в свою машину, Генри построил маршрут в навигаторе к месту, которое ему сказали. Встав неподалеку на дороге, Хэрроу забрал вещи из машины и последовал к месту происшествия. Это была довольно-таки обширная огороженная лентами территория, криминалисты развернули палатку, к которой Хэрроу и направился. Тело потенциального утопленника вынули на берег.
Генри надел на себя защитный белый костюм, натянул перчатки и направился к Брайану, от которого так и веяло «радостью» встречи.

— Приветствую. Обрисуй, пожалуйста, ситуацию, как его нашли и что уже удалось узнать, — поинтересовался Хэрроу, присев над телом. Он открыл пленку, которой его накрыли, и окинул взглядом труп. Все бы выглядело, как классическая попытка скрыть следы преступления, сбросив тело в воду… Ведь, вода смывает множество улик. Но вот тело поразительным образом было похоже на убитого мистера Томпсона. Рана на затылке кровоточила. По всей вероятности, посмертная. Он повернул голову, ощупав затылок. Генри напрягся, но старался этого не показывать.

— По всей вероятности, его ударили чем-то тяжелым, что и стало причиной смерти. Но это только с виду, точнее смогу сказать позже, — он поднял взгляд на Николса.

+1

4

Детектив-инспектор провел достаточно времени на вскрытиях и в разговорах с патологоанатомами, чтобы поднабраться кой-каких знаний. Он знал, что  человеческое тело, хотя и состоит на 60% из воды, способно держаться на поверхности водоема только засчет воздуха в легких. Но как только воздух покидает легкие - опускается на дно. Однако через некоторое время в гниющих тканях начинается процесс газообразования и труп неизбежно всплывает на поверхность, как шар, наполненный гелием. Особенно если времени с момента убийства прошло немало и ступни трупа сами собой отделились от тела вместе с лодыжками и веревками, к которым был привязан груз. Преступники тоже были не совсем идиотами, и, обладая теми же рудиментарными знаниями, что и детектив-инспектор, обычно привязывали к ногам убитых ими людей какой-нибудь тяжелый груз, чтобы не дать телу всплыть: в старину грузом часто служили чугунные пушечные ядра, а в наше время - цементные блоки. Самоубийцы рассовывали по карманам пальто или курток камни, найденный на берегу, но труп, над которым склонился Хэрроу, был абсолютно голым, а детектив-инспектор очень сомневался, что кому-то пришло в голову утопиться, сняв с себя всю одежду. Вряд ли это был самоубийца, но до окончательного заключения судмедэксперта гадать было бесполезно.  Хэрроу, правда, упомянул о ране на затылке - но кто ж знает, была ли эта рана нанесена на суше чьей-то рукой или стала результатом падения в воду - в речке Ли можно было шарахнуться головой обо что угодно, даже о железные арматурины.
Николс также знал (ему как-то поведал об этом коллега Хэрроу Лайл Фэрли), что через несколько недель пребывания в воде начинается процесс мацерации, и труп начинает распадаться. Гниющее тело лишается пальцев, кистей и ступней, затем всего остального и в итоге  остается только торс. Но в данном случае дело еще не успело настолько далеко зайти, и если бы не угри и речные крабы, потрудившиеся над лицом утопленника, черты можно было бы рассмотреть. Ох уж эти угри - Николс как-то прочитал отчет экспертов из Королевского колледжа Лондона, пытавшихся выяснить причины аномально высокой активности угрей, водившихся в Темзе и ее притоках. Взяв пробы воды, экперты обнаружили, что концентрация кокаина в пробах превышает микрограмм на литр. Даже речные угри уже подсели на кокс, а ему запрещали курить в общественных местах!
Детектив-инспектор смял в кармане полупустую пачку сигарет и вернулся  мыслями к трупу. Выходило, что этот человек утопился, стал жертвой несчастного случая или был убит и брошен в воду не так давно - приблизительно тогда, когда миссис Томпсон пришла в полицию, чтобы заявить об исчезновении мужа. Навскидку рост и вес двух мужчин приблизительно совпадали, как и цвет волос, и Николс с любопытством взглянул на Хэрроу: тот лично знал Томпсона и тоже должен был это заметить. А в том, что утопленник был мужчиной, сомневаться не приходилось: детектив-инспектор с жалостью посмотрел на сморщенный член, напоминавший усохшую смокву - настолько неприглядный и жалкий, что им побрезговали даже перевозбужденные кокаином угри. Да и яйца покойника тоже были не первой свежести. Подобные шутки черного полицейского юмора часто приходили в голову Николса, но по сравнению с анекдотами, которыми сыпали на вскрытиях некоторые судмедэксперты, это были невинные детские шалости.
Хэрроу поднял голову и задал вопрос. Николс пересказал ему все, что поведал ему констебль Парсонс, и в свою очередь спросил:
- Когда будет готово заключение о смерти?
Это был вопрос, который обычно приводил любого судмедэксперта в бешенство, но Николс на то и рассчитывал: ему хотелось вывести этого лощеного герцогского сынка из себя. Впрочем, он успел заметить, что сегодня Хэрроу был явно не своей тарелке, хотя и пытался это скрыть. Возможно, поссорился с красавицей Евангелиной или страдал похмельем, но Николс подозревал, что причина была совсем в другом.

Отредактировано Bryan Nichols (28 Сен 2021 18:00:10)

+1

5

Генри с присущей ему придирчивостью рассматривал тело убитого, в последнем не было сомнений. Прохладно для купания, да еще и в водоеме, не предназначенном для этого действа. От его внимания не ускользнуло полное игнорирование вопросов инспектором, который явно был не настроен на конструктивный диалог. Ну да, конечно, как он мог забыть… Он же теперь один из подозреваемых по делу о пропавшем муже его бывшей жены. Все бы ничего, если бы это тело не было настолько похожим на труп, некогда побывавший в квартире Хэрроу. Он старался абстрагироваться от дурных мыслей, хотел, поскорее закончить здесь и забрать тело в морг. Там он сможет подробнее и быстрее во всем разобраться.
Раз уж от Брайана внятных ответов не добиться, Генри попросил коллег истолковать как нашли тело. Хэрроу прикинул, где он мог так удариться, но ответов на свои вопросы он не получил. Генри поднялся, прошелся вдоль берега. Ну, нет тут таких камней, которые могли оставить такой след на голове трупа.

— Пройдитесь вдоль берега, может, найдутся какие-то следы крови. Маловероятно, но проверить стоит. Да и вообще что-то подозрительное, — Генри и самому просто интересно, труп сюда привезли, притек сам или сбросили прямо тут, а он просто не успел отплыть, за что-то зацепился на дне и всплыл, когда его потревожили водолазы. Не очень любил Хэрроу дела об утопленниках… С недавних пор. Во всех мерещился убитый мистер Томпсон, который едва ли не каждый день являлся Генри в кошмарах. Лицо было трудно узнать, придется делать соответствующие проверки, анализы ДНК и прочее. Даже отпечатки пальцев сохранились, стоит проверить, может и из этого смогут выяснить что-то.
Хэрроу вернулся к трупу, продолжив осмотр. Тело относительно свежее, во всяком случае… Ну, нет, этого не может быть. Генри выдохнул, чувствуя, как от мыслей о трупе, который сам породил, совсем отупел. Сомнения закрались в его голову и не хотели отставать, хотя Генри был достаточно опытным специалистом, чтобы допустить такие глупости. Видимо, пора бросать пить.
Хэрроу продолжил собирать улики с тела. Какой-то волос, осмотрел все шрамы, какие-то порезы на теле, которые были получены явно давно. Он попросил помощника записать данные с первичного осмотра, а так же взять пробы воды в реке, чтобы сравнить с той, что на теле и в легких. Генри всмотрелся в лицо, пытаясь понять, не сошел ли он с ума, но, похоже, что уже начинает потихоньку.

Из раздумий выбивает голос Брайана. Вместо ответа на вопрос, Хэрроу поднял на Николса раздраженный взгляд. Тот, как будто специально.

— Смерть наступила, — невозмутимо заключил Генри, он поднялся с корточек, снял перчатки, выбросив их к остальным отходам.
— А заключение о ее причинах будет после вскрытия, — буркнул Генри, представляя волну негодования. Знал же, что это выбесит еще больше. Какой вопрос, такой и ответ.
— Грузите его, на данном этапе я закончил, продолжу в морге, — Хэрроу снял с себя костюм, забрал свои вещи, и двинулся к дороге, где стояла его машина. Хотелось поскорее добраться до отделения и закончить вскрытия, сделать все необходимые анализы и убедиться, что его подозрения беспочвенны. Фургон ехал вслед за ним, но Генри прибыл чуть раньше, и уже переоделся в форму, когда тело доставили в смотровую.
Ну, конечно, Фэрли уже тут, как тут. Решил тоже принять непосредственное участие во вскрытии.

+1

6

Центр судмедэкспертизы располагался в чердачной части здания, которое занимал полицейский участок Стратфорда. Хэрроу оттяпал себе целый этаж, но слава Богу, что не над столовой, где детектив-инспектор Николс вкушал завтраки и обеды. Столовая находилась на первом этаже, но все равно каждый раз, когда детектив-инспектор садился за стол и начинал поглощать жареную треску или гратен с картофелем, у него все переворачивалось в желудке, когда он представлял, как в это же самое время где-то у него над головой Хэрроу и Фэрли  кромсают трупы. Даже кофе порой отдавал тухляком, хотя чердак  был хорошо изолирован и имел автономную систему вентиляции и очистки воздуха, и запахи из него не проникали в остальную часть здания.
Николс никак не мог понять,  что привлекательного было в том, чтобы вскрывать тела. И ладно бы просто тела, но ведь и Фэрли, и Харроу постоянно имели дело с изуродованными  жертвами убийств, пожаров, аварий и топляками. Вот как сегодня, например.
Николс вошел в секционную центра последним - Хэрроу уже стоял у стола, на котором лежал утопленник, а напротив него стоял Фэрли, еще один извращенец, которого хлебом не корми, дай покопаться в чужих кишках. Николс украдкой вытащил из кармана баночку с ментоловой мазью и мазнул ей под носом, хотя вонь антисептика перебивала все остальные запахи, даже амбре гниющей плоти, исходящее от трупа. Два патологоанатома казались ему какими-то сверхъестественными существами - парой демонов, склонившихся над душой грешника и решавших, в какой круг ада ее отправить. Под яркими лампами дневного света ослепительно сверкали инструменты из нержавеющей стали - скальпели, пилы, лотки для сбора всякой мелочи, которую собирали с трупа в зависимости от того, где он провел время перед тем, как его обнаружили. В данном случае это был речной песок, осколки ракушек, обрывки речной травы, - ну может быть, пара улиток. Хотя Николс помнил один ужасающий случай, когда из желудка утопленника вытащили живого угря. Его снова замутило и он глубоко вздохнул и стал натягивать латексные перчатки.
- Вы еще не приступали? - задал он риторический вопрос, хотя и так было понятно, что до его прихода никто ничего не делал. А он надеялся, что пропустит хотя бы часть вскрытия. Впрочем, самое ужасное было впереди: звук электрической пилы, которой вскрывали черепную коробку. От этого звука у Николса начинали подкашиваться ноги, а съеденный обед стремился наружу. Но сегодня он еще ничего не ел и надеялся, что обойдется.
Николс был рад, что в секционной находился Фэрли. Не то чтобы он очень любил Фэрли, но второй патологоанатом точно не пропустил бы ничего, что Хэрроу захотел бы скрыть от следствия.
В секционную влетел ассистент - какой-то юнец, которого Николс не знал. Извинился за опоздание и сразу же надел резиновый фартук. Теперь все трое напоминали Николсу не демонов, а шеф-поваров, которые собрались, чтобы приготовить экспериментальное блюдо для кулинарного ток-шоу "Завтрак каннибала". У Фэрли было такое выражение лица, как будто он готов был снять пробу с трупа. Николса бы это не очень удивило, - он знал, что Фэрли большой ценитель китайской кухни, а китайцы ели все - собак, ласточкины гнезда, скорпионов и змей  и всякую другую дрянь. А вот Хэрроу даже в мертвенно-белом освещении морга  выглядел, как звезда экрана. Сосредоточенный, собранный, готовый сделать ювелирно точный разрез остро заточенным скальпелем. Какие бы чувства ни испытывал детектив-инспектор к подозреваемому в деле Томпсона, он не мог отрицать, что Хэрроу -  блестящий специалист и мастер своего дела. И поэтому он был так опасен.

Отредактировано Bryan Nichols (29 Сен 2021 11:56:38)

+1

7

Генри не особо любил, когда ему мешают работать, особенно путаются под ногами. Одного помощника ему было достаточно, чтобы выполнять свою работу и было кому записывать за ним. Хэрроу приехал туда раньше всех, тело переложили на секционный стол, когда Генри подошел к нему и еще раз взглянул на утопленника. Ему было не по себе от мысли, что он допустил возможность того, что это был тот самый труп… Уж очень похож. Но свои мысли Генри не озвучивал, ибо они уж больно глупые. По телу видно, что оно пролежало в воде явно меньше, чем должен бы. Все-таки прошло уже почти две недели. Однако Хэрроу предпочитал перепроверять, даже себя, свои собственные мысли. В особенности, в той ситуации, в которой оказался сам. Как говорится, лучше допустить глупость, чем ошибиться потом.

Хэрроу хотел бы сделать все сам, но Фэрли, как будто мстил за то, что Генри часто лезет в его вскрытия. Он попытался спровадить назойливого коллегу, но все попытки оказались тщетны. Вместе они сняли все необходимые материалы для анализов перед вскрытием, зафиксировали фотографически и письменно все повреждения. Генри задержал взгляд на лице, как будто пытался вспомнить, не видел ли он этого товарища ранее. Оглядев тело, увидел два похожих шрама. Правда, один – точно шрам от аппендицита, такой есть у многих.

Генри подкатил к себе столик с инструментами, и как раз взялся за скальпель, как в помещение вошел Николс. Ну да, куда же без него. Вообще, два патологоанатома, склонившиеся над телом, так себе зрелище, выглядит весьма ужасающе, как в тех триллерах. Не хватает только брызг крови на фартуках и вокруг по стенам. Вот что странно, детективы едва ли не каждый день работают с убийствами, и некоторые до сих пор не привыкли к виду мертвых тел. Причем некоторые совсем неприглядного вида. Даже Еву хлебом не корми, дай в морге побывать. То еще увеселительное мероприятие. Странно, что она пошла в журналистки, а не в медэксперты.

— Как раз преступаем, детектив. Можете присоединиться или подождать. Кофе принести? — спросил Генри, с усмешкой глядя на Николса. Лицо уже позеленело от отвращения, но Хэрроу даже глазом не моргнул. Пододвинув к себе увеличительное стекло с лампой, Генри внимательно осмотрел рану на затылке. Ударили чем-то острым, продолговатым… Хэрроу задумался на секунду.

— Хм… Удар явно произошел не об дно, и нанесен с силой, есть тому характерные повреждения. Каким-то предметом с острым краем, не режущим, явно не нож и не что-то похожее… К слову, там недалеко от того места стройка есть. Такой след может оставить лопата, к примеру, — Хэрроу поднес лампу и предложил детективу самому присмотреться. А еще точно такой же след оставил косяк дверной у него дома на теле отчима его дочери. Может, не прям такой, у Генри тогда было мало времени, чтобы его рассмотреть детально. Но очень похожий. Хэрроу немного увлекся осмотром, что отвлекло его от дурных мыслей.

— Одежда его не была найдена случайно вблизи реки? Не мешало бы ее осмотреть. Да и проверить последние сводки о пропавших, — Генри надеялся, что повезет и найдется еще кто-то похожий.

+1

8

Хэрроу высказал первые предположения - Николс внимательно слушал, наблюдая за ним во все глаза. Но Хэрроу держался молодцом и Николс решил, что возникшие у него подозрения беспочвенны. Но что делать: первыми и главными подозреваемыми всегда становились близкие жертвы. Если, конечно, Томпсон был жертвой, а не сбежал от жены или долгов или просто потерял память и сейчас бомжевал где-нибудь под лондонскими мостами, а может быть, и за пределами города.
- Брошенной мужской одежды пока не нашли, - сказал он. - Да и вряд ли найдем - всё подбирают бродяги. А если этого парня убили, то скорее всего, все его личные вещи уничтожили убийцы или убийца. Но я дал задание констеблям прочесать берег реки частым гребнем.  Я также проверю, есть ли совпадения по особым приметам у этого трупа с Томпсоном.
Николс мысленно пробежался по описанию, которое дала полиции жена Томпсона: шрам от аппендицита она точно упоминала. А вот Хэрроу об этой интимной подробности вряд ли знал - не мылся же он в душе  с новым мужиком своей бывшей. Но если бы сам его убил и раздел труп догола - тогда бы знал и напрягся, увидев тело. Но на лице Хэрроу не было никаких следов узнавания или тревоги. На берегу реки он выглядел более взволнованным, чем сейчас.
- А вы что скажете, Фэрли? - спросил Николс второго патологоанатома больше для того, чтобы вывести Хэрроу из равновесия, которое тот обрел. В комментариях Фэрли не было никакой надобности, - он тут вообще находился на птичьих правах, и что бы он ни сказал, Хэрроу не стал бы вносить его мнение в свое экспертное заключение. Но Фэрли сразу же заглотнул наживку и с важным видом заметил:
- Я согласен с выводами своего многоуважаемого коллеги. Однако могу добавить, что рана такого типа могла появиться  от сильного удара затылком об угол каминной полки или массивного стола.
Фэрли замолчал, пожевал нижнюю губу и гораздо менее уверенным тоном добавил:
- Может быть, этого человека приложили затылком о дверной косяк... М-мм... хотя нет, сомневаюсь.
Николс терпеливо ждал, что будет дальше: токсикологические пробы могли существенно помочь в расследовании, так же, как и анализ содержимого желудка. Впрочем, биохимическое исследование крови, мочи и спинномозговой жидкости было оправданно в сроки до одних суток от момента смерти, а этот труп, к сожалению, пробыл в воде дольше. И все же Николс очень рассчитывал на то, что Хэрроу удастся определить, что покойный ел незадолго до смерти. Жена Томпсона помнила, что ее муж перед уходом из дома съел половину пиццы "Маргарита" и выпил бутылку биттера McMullen. Следов алкоголя в крови обнаружить уже не удастся - это понимал даже Николс, но вот непереваренные остатки пиццы, возможно, и обнаружатся. И опять же - если это Томпсон и если его убили в день исчезновения, а не позже. Сплошные "если", "но" и "может быть"...

+1

9

То, что не нашли одежды, очень жаль. Там могли бы быть и документы найденного товарища. Хэрроу с присущей ему придирчивостью и дотошностью осматривал тело убитого, находил новые улики, брал пробы. Фэрли пытался что-то стоять и комментировать, на что Генри иногда бросал на него недовольный взгляд. Несмотря на то, что сам частенько лез в чужие вскрытия, не любил, когда лезут к нему. Вот такой парадокс.

— Хорошо бы все-таки хорошенько прочесать местность. Может что-то найдется. Следы на одежде могут помочь, к тому же там могут быть документы. Я сниму отпечатки попробую, может быть что-то и прояснится, — Генри крепче сжал скальпель, чтобы рука не затряслась, когда он заговорил об отпечатках. Мистер Томпсон тоже привлекался ранее, значит его отпечатки есть в базе данных. Собственно, если удастся это сделать, то все встанет на свои места. Проверив зубы, Хэрроу попросил пометить, что нужно запросить его стоматологическую карту, чтобы, если что по ней определить личность убитого. Генри поднял на Николса хмурый взгляд, когда тот обратился к Фэрли. Знает же, как Хэрроу это бесит, поди, все делает нарочно. Но продолжил брать анализы с невозмутимым видом. Генри вскрыл тело, начиная уже внутренний осмотр, забирая все необходимые жидкости и подмечая подозрительные повреждения. Но все в большинстве случаев, застарелое, включая и заболевания.

— Печень алкоголика, явно сильно употреблял, — констатировал Хэрроу. Следов алкоголя в крови сейчас вряд ли найдут, но велика вероятность, что полез он «купаться» будучи нетрезвым. Генри не хотел находить там алкоголь… Томпсон пришел к нему тогда пьяным.
— Желудок пуст, наш «утопленник» ничего не ел перед своей смертью. По всем параметрам, смерть наступила примерно неделю назад, утром. И, судя по всему, к месту обнаружения его принесло течение. Так что место самого преступления выше по реке, возможно, там и есть одежда… — предположил Генри, преступая к вскрытию черепной коробки. Надев на себя защитную маску, он начал работу.

— И все же смерть наступила от удара по голове, — сообщил Генри, когда осмотрел внимательно мозг пострадавшего, — Внутренних повреждений нет, которые могли бы произвести такой эффект. А на счет косяка… не совсем согласен, орудие убийство было довольно острым, — стоит прочесать берег реки, возможно, найдется и оно.

— После вскрытия, я бы съездил с вами на место еще раз. Чтобы осмотреть все детальнее, — обратился Хэрроу к детективу, начиная дактилоскопировать труп.

+1

10

Детектив-инспектор мужественно перенес вскрытие черепной коробки и даже не поморщился, когда извлеченный из нее мозг с противным хлюпаньем опустился в лоток. Правда, его невозмутимость была во многом вымученная: он с трудом сдерживал рвотные позывы и обрадовался, когда в кармане у него завибрировал мобильный, у которого он отключил звук перед началом вскрытия - Хэрроу не потерпел бы посторонних звуков, тем более - разговоров по телефону. Взглянув на экран, Николс увидел высветившийся номер констебля Парсонса и быстро вышел из секционной в коридор.
- Сэр!! - голос молодого констебля дрожал от радостного возбуждения, и Николс сразу понял, что на берегу реки что-то обнаружили.
- Слушаю, - рявкнул он, немного охладив своим рыком взбудораженного Парсонса. - Что там у вас? Нашли водительские права жертвы, а до кучи еще и чистосердечное признание убийцы с подписью и адресом?
Иногда детектив-инспектор прибегал к иронии, чтобы держать в тонусе подчиненных. Но Парсонс был тяжелым случаем и иронии не понимал.
-Н-нет, не нашли, - упавшим голосом сказал Парсонс, но потом, видимо, взял себя в руки и более бодрым голосом сообщил, - Тут, значит, есть дренажная труба, и я отправил туда констебля Сингх, чтобы она проверила, нет ли там каких-нибудь улик.
Николс чуть не застонал в голос: Парсонс был в своем репертуаре, заставив лезть женщину-констебля в грязную, зассанную бомжами и наркоманами и кишащую пауками и крысами трубу. Сам-то, небось, не захотел пачкать свою униформу. Хорошо еще, если нашел для нее защитную каску...
- Продолжай, - хладнокровно поторопил констебля Николс, в душе кипя от ярости.
- Ну так вот, сэр: Сингх нашла там аптечку и плитку - ну знаете, в каких торчки варят героин...
Николс знал и про аптечку, и про плитку. Аптечка наркомана представляла из себя набор, состоявший из иглы для подкожных инъекций, комка ваты и коробка со спичками. Банки из-под колы или пива торчки разрезали пополам и использовали вогнутое дно как посуду, в которой и готовили свое мерзкое варево.
- С чего ты взял, что эти вещи принадлежали жертве? - задал очевидный вопрос Николс. - В этой трубе кто только не побывал. Вы там, случайно, использованных презервативов не нашли?
- Нашли! - радостно подтвердил Парсонс. - Пятьдесят семь штук! Хотите сделать анализ ДНК?
Угу, щас! Представив, сколько это будет стоить и сравнив с бюджетом на текущий год, Николс решил, что это того не стоит, тем более, что речь не шла о преступлении на сексуальной почве. Впрочем, Парсонс был прав: стоило сравнить отпечатки на "плитке" с отпечатками, которые Хэрроу только что снял с трупа, и с отпечатками Томпсона тоже. Спрашивать Хэрроу о том, обнаружил ли он на теле утопленника следы от подкожных инъекций, не было смысла: кожа под влиянием воды так видоизменилась, что точки от уколов было невозможно обнаружить даже под лупой. Николс дал отбой, предварительно предупредив Парсонса, чтобы он и Сингх оставались на месте и ждали, когда приедет он и Хэрроу, Николс вернулся в секционную.
- Вы уже закончили? - задал он Хэрроу. - На берегу кое-что нашли, и мы может вернуться туда, чтобы осмотреть все на месте.

Отредактировано Bryan Nichols (2 Окт 2021 20:38:23)

+1

11

Генри вполуха хотел послушать, о чем говорит Брайан по телефону, прислушивался  к разговору, но через стекло ничего не было слышно. Только то, что говорил сам детектив. Пару раз пытался вставить свои пять копеек, спросить, но тормозил себя. Знал же, что детективу это не понравится. К тому же… Как можно найти водительские права жертвы, если по лицу даже не понять, кто это такой. Покажи кому фото, никто не опознает. Приходилось полагаться на биологические данные и анализы, которые Генри как раз делал. Впрочем, съездить еще раз на место происшествия не помешает. Хэрроу еще раз бы покопался и походил вдоль реки, наверняка что-то интересное найдет. Точнее сам Генри  хотел бы найти опровержение собственных предположений. Он снял отпечатки с трупа, они уже не такие четкие, как хотелось бы, но все-таки. Для того, чтобы прогнать по базе будет достаточно.
Стоит проверить жертву еще и на наркотики, по внешним признакам, на наркомана не похож. Нет синяков на локтях, а их сложно вывести, если колоться постоянно, и слизистая носа в порядке, нет следов того, что там побывал кокаин, к примеру.

Когда Брайан закончил разговор и вернулся, Генри уже переносил снятые отпечатки на бланк и хотел вложить в сканер. Он бы хотел закончить с этим, чтобы окончательно опровергнуть свои догадки, но база может искать минут двадцать, так как она слишком большая. Анализы ДНК и прочие будут готовы к концу недели, хотелось бы попросить ускорить этот процесс.
Генри замялся, но отказываться от поездки на берег нельзя, это в его же интересах. Была, конечно, мысль попросить съездить Фэрли, но… нет!

— Да, мы почти закончили. Хочу сначала прогнать отпечатки и можно ехать. Может это даст какой-то ответ. Прошу подождать меня, — пояснил Хэрроу, запустив сканер и поиск пошел. Он сидел и смотрел на экран, попутно заполняя первичные отчеты, использовав по обыкновению, несколько бланков, пока черкал и подбирал слова. Ну, не любил Генри официальные документы, детективам требовалось разжевывать все простыми словами. А не медицинскими терминами.

Хэрроу отвлекся от базы, чтобы отвезти тело в холодильную камеру, и переодеться. Когда он вернулся, данные были уже на экране. Точнее их отсутствие.

— Нет, эти отпечатки уже непригодны к расшифровке, — с толикой грусти в голосе произнес Генри. Снова промашка, да что ж такое.

¬— Могу довезти вас, детектив, — он забрал свой криминалистический чемодан и сумку с ноутбуком, накинул на себя куртку и вышел из секционной.

+1

12

От Николса не ускользнуло то, что Хэрроу замялся перед тем, как согласиться снова съездить на берег реки к месту обнаружения трупа. Почему? Он же сам только что предложил ровно то же самое. Николс окинул судмедэксперта внимательным взглядом: что-то тот снова разволновался - интересно, почему? Ждет результата по отпечаткам? Или просто вспомнил о каком-то неотложном деле. которое надо было сделать перед тем как ехать на берег? Ладно, не важно: согласился и хорошо. Николс хотел снова поддеть Хэрроу, поблагодарив Фэрли за помощь, но сдержался. От комментариев Фэрли, к сожалению, не было никакого толка, а злить Хэрроу без надобности было чревато неприятностями: кто знает, на что способен загнанный в угол патологоанатом? Как и ожидалось, отпечтки не были идентифицированы - что ж, еще один пустой след. К такому детектив-инспектор привык давно и не слишком расстроился, тем более, что существовал анализ днк, который снимал все вопросы.
Попрощавшись с Фэрли и безымянным ассистентом, детектив-инспектор последовал за Хэрроу и до места обнаружения трупа они доехали на его белом Опеле Астра, думая каждый о своем. О чем думал и что чувствовал  Хэрроу, Николс не знал, -  аристократический профиль Хэрроу никак не выдавал его потаенных мыслей и чувств. Сам же Николс думал о том, какое это проклятье для любого водителя ехать на в пассажирском кресле.  Хэрроу прекрасно водил, если судить объективно, манера вождения у них была разная, и детектив-инспектор то и дело втапливал в пол несуществующую педаль тормоза и подавлял желание схватиться за рукоять коробки передач. Наконец эта пытка закончилась, и они вышли из опеля. Навстречу к ним сразу же устремился Парсонс, сиявший, как начищенный медный таз. Следом за ним брела констебль Сингх, увитая паутиной и припорошенная пылью и ржавчиной из дренажной трубы. Каски на ее голове Николс не увидел - но может быть, она уже успела ее снять.
Парсонс гордо продемонстрировал детективу-инспектору пакеты с собранными в трубе предметами, и развернул перед ним нарисованный от руки план, на котором было указано место обнаружение каждого. Николс с сомнением во взгляде уставился на бумажку: он не понимал, что им это дает. Какой-то торчок забыл в трубе свой арсенал - и что из этого следовало? Каким образом аптечка и плитка могли быть связаны с трупом, выловленным из реки? Если бы не коряга, за которую зацепилась его разбухшая плоть, он бы поплыл дальше - прямиком в Темзу, а затем - в Северное море. Кто ж знает, в каком месте его сбросили в воду или он сам туда упал - возможно, что в нескольких милях вверх по течению Ли.
- Я заметил на вате следы наркотического вещества, - кристаллы бурого цвета. - взволнованно сообщил Парсонс, - Криминалисты определят, что это за наркотик. То есть и так понятно, что героин, но вы же знаете: героин разный. Одна партия отличается от другой, как я от констебля Сингх. Этот явно не самой высокой очистки и можно определить, какая из преступных групп его толкает.
А вот это уже была неплохая идея. Николс посмотрел на Парсонса даже с некоторым уважением - он не ожидал, что Парсонс додумается до этого. Голова на плечах у молодого констебля была не только для того, чтобы носить полицейский шлем. Детектив-инспектор даже пропустил мимо ушей сексистское замечание Парсонса, хотя и заметил, как констебль Сингх поджала губы: из слов Парсонса было не ясно, кто из ни двоих - он или Сингх - является дурью высокой очистки, а кто - дешевым грязным товаром. Впрочем, дурь она и есть дурь, и сравнение, которое использовал Парсонс, тянуло на выволочку в комиссии по профессиональной этике.

+1

13

Невозможность идентификации отпечатков заставила Хэрроу напрячься. Это, как минимум ещё неделя ожидария результатов анализа ДНК и других, которые Генри отправил в лабораторию. Он бы такой, что поторопил, но сотрудников лаборатории лучше не торопить. Не любят они этого, наоборот, еще медленнее начинают работать, как специально. Там был один парень, с которым Генри был в достаточно хороших отношениях, и тот мог бы выполнить просьбу Хэрроу, но он сегодня был выходной. Не повезло по всем фронтам.
Наличие Фэрли в секционной всегда вызывало толику раздражения со стороны Хэрроу, который любил проводить вскрытия самостоятельно. Но Лайл явно делал это специально, так как тем же самым занимался и Генри, мешался под ногами. В общем, сугубо взаимные взаимоотношения. Да еще и инспектор Николс явно специально задавал Хэрроу постоянно. Особенно в присутствии Фэрли.

Брайан все же согласился поехать вместе с ним на автомобиле, Генри думал откажется, побоится или вообще присутствие Хэрроу ему не очень приятно. Но глупо отрицать, что как специалист, Генри себя показывал отлично, и придираться к его работе довольно трудно. Генри нажал на газ, и они поехали снова на место происшествия. Эксперты еще не свернули палатку, продолжали работать. Берег реки такое место, которое стоит обследовать тщательно. В общем, у сотрудников экспертизы сегодня работы непочатый край. Хэрроу им не завидовал в этом плане. Он здесь на добровольной основе.

Генри всучил Николсу защитный костюм и натянул его сам, чтобы не запачкаться и не наследить самому. Хэрроу сам осмотрел найденные предметы, но сильно сомневался, что они принадлежат убитому. Хотя бы потому, что на наркомана он не похож, судя по вскрытию.
Он хмуро посмотрел на обоих, констебля и Брайана, который был не против приписать трупу наркотики. Правда Генри с этим бы не торопился.

— Позвольте, —  он взял в руку пакет с найденными вещами, — Заберем на экспертизу, если на этих вещах есть, хоть какие-то следы убитого, например, частицы ДНК или кожи, то мы сможем с уверенностью сказать, что они его. Но я не уверен, тут слишком влажно и вода смывает эти остатки... Но, попробовать стоит. Эксперты уже зафиксировали все следы в этой трубе? —  это он уже обратился к своим коллегам из экспертной группы. Задачу выявлять кто из торчков толкает именно эту дурь, Хэрроу оставил инспектору. Его работа состояла несколько в другом.

— Я предлагаю пройтись еще вверх по реке. Может быть мы найдем одежду или орудие убийства. Там дальше, как я уже говорил стройка. Может имеет смысл допросить строителей, возможно, они что-то видели? — Хэрроу невольно вспоминал что он сделал с одеждой своего трупа. Сжёг её и закопал. Найти её частицы будет тяжело. Генри медленным шагом пошел дальше. Он понимал, что, скорее всего лезет не в своё дело. Да что там, он каждый раз это делал и понимал. Не в первый раз Хэрроу активно участвует в следствии, и знает, что детективов это страшно бесит. Как и его методы работы. Зато есть результат. А сейчас он всячески пытался отвлечь себя работой от мыслей об убитом им мистере Томпсоне. Вряд ли он сейчас лежит у него в морге, но стоит проверить. Перед уходом он дал задание помощнику поискать сходство среди пропавших без вести, которые могут подойти под описание. И опасался, что тот покажет ему фото Томпсона по приходу.

— Его сюда явно принесло... На теле есть следы, как будто он сначала волочился по земле. В данном случае, по дну. Бился о камни, скорее всего. Тут есть мелководье? —  поинтересовался Генри. Он плохо знал это место.

Отредактировано Henry Harrow (5 Окт 2021 00:53:59)

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Какого черта?