– Не заметила, чтобы я тебе хоть что – то предлагала. Но то, что твоих девушек одобряет мой папа, это уже интересно, – она пожала плечами и тоже отстранилась. Кажется, эта неловкая ситуация разрешилась вполне безобидно, что позволило им продолжить совместный просмотр фильма и чаепитие. Генри не стал ничего отвечать на последнюю фразу Вэл, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего. Сейчас лучше всего было отпустить ситуацию с поцелуем и перевести внимание на что-нибудь другое. Рэндалл пытался вести себя, как обычно, однако всё равно внутри был легкий дискомфорт из-за произошедшего.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
06.12
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Кто же не любит сюрпризы?


Кто же не любит сюрпризы?

Сообщений 121 страница 150 из 170

121

Эндрю, в общем-то, вполне был готов выметаться из кабинета, убедившись, что его партнер не собирается впадать в глубокую кому вот прямо сейчас. Годы общения со Сьюзен воспитали в нем четкий принцип - если хочешь, чтобы медицинская помощь была оказана хорошо, отойди и не мешай. Подбирал слова, чтобы приободрить Кена, заверить его, что будет рядом и никуда не уйдет, хоть и очень не хотелось отпускать его руку, тем более, что Лэйк вцепился в ответ, явно показывая, что не собирается оставаться тут один. И вот тут прозвучало то, к чему Томпсон оказался категорически не готов.
"Кто-то явно сильно ударился головой," - подумал, стараясь не демонстрировать, что статус мужа - даже мысленно это было произносить дико - для него, мягко скажем, внезапная новость. Ожидал, наверное, что любовник скажет" партнер", так и определял для себя их отношения, как партнерство, фактически не задумываясь, что это в итоге может перерасти в то же, что у них было со Сьюзен. Признаться, и не хотел бы этого, по крайней мере пока, однажды обжегшись, не смог бы так просто решиться на новый брак, тем более с мужчиной. Впрочем, почти сразу же возразил себе, что в некотором смысле это хорошая мысль, ведь если с ними что-то случится, то в статусе сожителей в отношении друг друга они не имеют никаких прав. Даже у Мелиссы было куда больше возможности находиться сейчас рядом, чем у него, просто потому, что она родная по крови, а он непонятно кто.
В любом случае, выгонять его больше не стали, немного расслабился, взглянув на Кена уже не со столь тревожной сосредоточенностью, и даже попытался улыбнуться, хоть и ощущал сейчас мышцы лица так, будто это его кололи анестетиком. Просто стоял рядом, держа партнера за руку, слушал врача, говоря себе, что нужно просто подождать, пережить, как тяжелые моменты на смене, а потом они поедут домой, или Лэйка переведут в палату, не важно, вдвоем они справятся со всем. Вспомнил, правда, что в коридоре их еще ждут девочки, но решил, что Мелисса сможет поддержать сестру.
- Оригинальный у тебя грим к празднику получился, - произнес, наконец, от того, что горло перехватило спазмом, получилось хрипловато. И мрачно, хоть и пытался так разрядить обстановку шуткой. Видимо, юмор был явно не его сильным местом все же.
Вспомнилось почему-то, как он был в больнице однажды, года три назад, в одном из пожаров сорвался с площадки лестницы и провел неделю на больничной койке. Сьюзен была... внимательной. Она приходила навещать его, заботилась, говорила с врачами, выясняя все подробности состояния его здоровья. А еще она подавляла, так, что становилось душно от ее бестолковой, по сути, суеты. Она ругала его за неосторожность, считала, что только она знает, как ему теперь лучше жить, чтобы поскорее восстановиться, настаивала на строгом исполнении врачебных предписаний. Теперь, пожалуй, понимал ее, ведь ему в какой-то мере хотелось вести себя так же, окружить любовника вниманием, пытаться загладить вину, преувеличенно ревностно следя за его выздоровлением. Однако останавливал себя от этого, осознавая, что может сделать только хуже.

+1

122

Кен засмеялся. И это было очень хреново, поскольку почти сразу же вновь лопнула разбитая губа. С этой беготней за Джоан он совершенно забыл, что сегодня канун дня всех святых, и полагается что-то праздновать. А теперь наверняка ему предстояло провести ночь в больнице, что не могло не расстраивать. Даже не сам факт нахождения в больнице, которые он теперь ненавидел, а то, что не сможет провести вечер с семьёй. А ведь они его самые близкие люди. Эндрю, Мисси и Джо. Даже представить не мог, как они будут проводить время без него.
К уколам и игле отнёсся практически равнодушно. После того, что пришлось пережить после ранения в Ливии, дурацкое рассечение брови казалось пустяком. Стойко вытерпел все манипуляции с лицом, шипя тихонько сквозь сжатые зубы и изредка поглядывая на партнёра. Тот был спасателем, его такими штуками не испугать. Хотя Лэйк встречал и спасателей, и даже парамедиков,  которые спокойно работали с кровью и кишками, а потом впадали в истерику, стоило им самим или их детишкам оцарапать коленку. Но Томпсон выглядел спокойным, поэтому Кен тоже не нервничал. По крайней мере, в обморок партнёр точно падать не собирался.
Наконец, врачи закончили с ним, залепив рану повязкой, и вышли, пообещав вернуться,  когда будут готовы анализы.
Почти сразу в палате возникла неуютная тишина. Лекарства явно действовали, палата перестала кружиться при любом повороте головы, и Лэйк смог слегка приподняться на локте, чтобы было удобнее смотреть на Эндрю.
- Хорошо, что Джо вам позвонила. Как она? Мисси с ней?
Кен закрыл глаза, тяжело выдохнул и снова откинулся на постель. - Похоже, Кайл был прав, и я снова все проебал.
Представил, кто скажет Клинт, когда узнает про эту историю. Ему никто никогда больше не доверит ни одного племянника. Черт, да он сам себе ничего не доверит. Просто гребаный придурок.
- Ох, детка, я так виноват. И перед ней, и перед тобой...
Понимал, что партнёр ждёт ответов, хоть не задавал ни одного вопроса, но не знал, как вообще начать разговор. Ещё какой-то час назад он злился на Эндрю за его уход и собирался устроить очередной скандал, но теперь себя ощущал гораздо более виноватым, поэтому понимал, что придётся приносить извинения. Но, если честно, никогда не умел этого делать.
- Слушай, скажи девочкам, что я жив и здоров, а то они там утонут в слезах. Ведь наверняка же ревут там, дуры, в три ручья, - улыбнулся, несмотря на боль в губе, и бросил взгляд в сторону окна в коридор.

0

123

Эндрю нейтрально относился к травмам и процессу их лечения, как у себя, так и у других, однако же в этот раз предпочел отвести взгляд, от вида отстраненно-сосредоточенного лица Кена и втакаемых в его кожу игл мимолетно замутило. Впрочем, куда больше его беспокоило очередное сотрясение, хоть и подтвердилось по снимкам, что все в порядке, партнер не выглядел таким уж здоровым. По себе знал, что мозг - штука нежная и обходиться с ним стоит бережно.
- Мы с Мелиссой так и не дозвонились до вас обоих, - сказал, помолчав немного, поглаживая большим пальцем тыльную поверхность руки Кена. - Прости, что психанул и сбежал, оставил вас  одних... Вернулся, а тебя нет. И телефон не отвечает. Я позвонил одной знакомой с работы, она нашла телефон Джоан по геолокации, взял твою машину и привез Мелиссу сюда.
Внутри кольнуло опасением, что такому самоуправству партнер не обрадуется, но был готов принять это. Впервые за долгое время жалел, что так и не обзавелся новой машиной, меньше бы переживал, когда ехал сюда, что остановят, и что Лэйк будет недоволен посягательством на его собственность.
- Так что все-таки случилось? - спросил, не глядя на любовника, понимая, что не может сейчас сказать ему ничего, что могло бы облегчить его душевную боль. Так хотелось задвинуть речь в духе слезливых кинофильмов, но нужных слов не находилось, он мог только быть рядом, не хотел даже на несколько минут отлучаться.
- Не сахарные, не растают, - буркнул, обнаруживая, что практически не испытывает желания заботиться о душевном состоянии Мелиссы с Джо, в его ощущении они уже превратились из беспокойных, но в общем-то симпатичных девушек в одну большую проблему. Конечно, понимал, что так нельзя, но пересилить себя не мог. - Надеюсь это ненадолго и скоро тебя отпустят домой долечиваться.
Однако же при этом чувствовал проблемой и себя, не мог избавиться от мысли, что все это случилось только потому, что он решил завести отношения с хорошим парнем Кеннетом Лэйком, не учитывая, что тому было что терять, когда этот факт вскроется. Сейчас казалось, не случись между ними этой полубезумной вспышки взаимного влечения тогда в Тонтоне, рано или поздно он нашел бы в себе силы начать встречаться с кем-то более "подходящим". Тем, кто не скрывает своей ориентации, может быть, даже имеет семью, которая его поддерживает. Впрочем, стоило быть здравым: сомнительно, что такому парню понадобится зажатый, воспитанный гомофобным отцом бойфренд.

+1

124

Кен нахмурился, узнав, что Джоан, оказывается, никому не звонила, и его партнёр провернул целую спецоперацию по её поиску. Разыскивал её, а вовсе не Лэйка, и довольно удачно. Если б Кен знал, что у Эндрю есть такие знакомые, остался бы дома и дождался его, и они вместе бы нашли девушку, и ничего бы не произошло. "Если б он сказал о своих знакомствах и предложил помощь вместо того, чтобы сваливать и бросать тебя одного с проблемами"', - услужливо подсказал внутренний голос. Но Эндрю уже извинился за свою вспышку, и Кен не видел смысла заострять на этом внимание, хотя неприятный осадок от этого поступка Томпсона у него, естественно, остался. Но как вышло, так вышло. Только что весьма глупо.
Лэйк усиленно подбирал слова, чтобы рассказать, наконец, партнёру, что случилось, но его комментарий в адрес девочек заставил Кена напрячься.
- Ну я тогда сам схожу скажу?! - бросил возмущённо, приподнимаясь на локте. Не понимал совершенно, что стоит партнёру исполнить такую простую просьбу и выглянуть в коридор, чтобы сообщить о его состоянии. Как будто он его просил, по меньшей мере, спуститься в ад поболтать с чертями. - Или подождём, пока они сюда вломятся?
Это было бы в духе Мисси - разнести здесь все, пока она не получит желаемого. Впрочем, догадка о причинах поведения партнёра посетила его почти сразу, и Лэйк ухмыльнулся:
- Эндрю, ты что, ревнуешь? Слушай, я люблю Джо, но как родную. Не как женщину. И я довольно доступно ей все это сегодня объяснил, так что больше проблем не будет. - Лэйк почувствовал, как у него краснеют щеки при воспоминании об этом разговоре. Стыдливо отвёл глаза и понял, что выдал себя с головой.
- Оказывается, я её поцеловал. Давно, в Штатах, -  поспешил поправиться, пока Эндрю не надумал себе неизвестно что. - Я этого не помню, я был пьян. Вообще ничего не помню про тот вечер, я думал, что просто переночевал у Джо, чтобы не идти в таком виде к родителям... она клянётся, что кроме поцелуя ничего не было. Черт, детка, как мне стыдно. Вообще не понимаю, как это могло произойти, я всегда воспринимал её как... ребёнка. Она и была тогда ребёнком. А она решила, что нравится мне и... влюбилась. Как не влюбиться в первого парня, который тебя целует? Тем более если он такой взрослый и заботится о тебе, а ты сирота? Господи, я просто мудак. Как подумаю, что спьяну мог сделать и что-то ещё хуже...
Лэйк закрыл лицо руками.
- В общем, после того, что Мисси сказала, что я целовался с Джо, я был в таком ужасе и так зол, я написал Джо, что хочу поговорить о нашем поцелуе. И она сказала, что находится в кафе неподалёку. Когда я приехал, сказал ей, что ничего между нами никогда не было... а она рассказала мне эту историю, и я просто был в таком шоке... В общем, - Кен заставил себя не опускать глаза и говорить прямо. Не хотел что-то скрывать от Эндрю, и тем более врать ему. - Она меня поцеловала. И спросила, действительно ли я ничего не чувствую?  Действительно ли я настолько гей или просто она такая не привлекательная?  Я разозлился, заорал на неё... сказал, что это все равно, что собственную матушку поцеловать, и моя ориентация или её внешность вообще не играют роли. И потребовал, чтобы она пошла со мной домой. Джо сказала, что никуда не пойдёт, я схватил её за руку и потащил, она стала на меня орать, я на неё... Черт, вообще не понимаю, о чем я только думал...
Покачал головой и тут же сморщился от новой волны боли, хватаясь за висок. Закрыл глаза, обхватывая руками голову, и замер, стараясь не шевелиться и глубоко дышать, чтобы стало хоть немного легче.

0

125

Невысказанное "А что ж ты раньше молчал, что можешь ее сразу найти?" повисло в воздухе, хоть Кен его ни в чем и не упрекнул. Эндрю тут же захотелось начать оправдываться, но тогда бы ему пришлось сказать, какие отношения его связывают с Агнес и почему он не слишком хотел к ней обращаться без особой необходимости, а для этого разговора не время и не место. Не стал и разубеждать своего партнера, который сам, как ему казалось, нашел разумное объяснение его грубости, что надо заметить - весьма лестное для его самолюбия. Эндрю, впрочем, не возражал против такой формулировки, в любом случае он не смог бы точнее определиться с тем хаосом из чувств, который переживал сейчас. Он просто слушал, стараясь сильно не хмуриться, замечая, как Кен смущен. В общем-то не видел особого повода так нервничать, после их истории со Сьюзен эти  проблемы с "поцеловались-не поцеловались" смотрелись для него бледно, в духе какого-то подросткового сериала. И сам Лэйк сейчас почему-то воспринимался не врослым парнем, даже старше него самого, а едва ли не старшеклассником. Студентом, ладно. Томпсон даже осознал, что вполне может теперь увидеть в этом человеке того ботана, которым он был на увиденных им в телефоне Мелиссы фотографиях. А еще непроизвольно задумался, не было ли у них с Джоан чего-то куда более откровенного, чем поцелуи, раз Лэйк так переживает.
- Ты считаешь, что я сейчас должен полыхнуть ревностью и обвинить тебя в измене? - спросил прямо, к концу рассказа несколько запутавшись, кто кого поцеловал и кто кому что сказал. При этом собственно истории о том, как его парень оказался с разбитым лицом и встряхнутыми мозгами, не услышал. Видимо, это было не так важно. - Прости, любимый, но для таких сцен я слишком чопорный британец. Меня больше интересует, как ты оказался здесь. Что, кто-то из посетителей кафе решил Джоан защитить от тебя?
Сам не знал, откуда взялась эта верисия, но он же не мог совсем уж не гадать, как так получилось - ушел человек уговаривать девушку вернуться домой, а потом уехал в скорой с черепно-мозговой. Знал, что никогда себе не простит, что ушел тогда, но сделанного не вернешь. По-хорошему этот разговор вообще стоило отложить, Кену явно было нехорошо, Эндрю очень хотелось его обнять, прижимая к себе, но он опасался сильно его тревожить, лишь только протянул руку, поглаживая по голове, зарываясь пальцами в короткие волосы, заглянул в лицо, стараясь успокоить и расслабить.

Отредактировано Andrew Thompson (17 Ноя 2021 22:17:54)

+1

126

Эндрю иногда умудрялся быть поразительно черствым. Кен думал каждый раз, что привыкнет, в глубине души же надеясь, что, когда они станут ближе, то начнут лучше понимать друг друга, и это пройдёт. Но нет, не проходило нихрена. Иногда они были поразительно близки, так открыты и откровенны... А иногда Томпсон говорил что-то такое, что в глазах Лэйка выглядело, как пощечина.
Кен говорил о том, что важно для него, важно для Джоан, бедной юной запутавшейся девочки. Эндрю же позволил себе в ответ на честный и доверительный рассказ Лэйка откровенный сарказм. Кен не мог припомнить,  чтоб партнёр когда-то называл его любимым. О любви они говорили в целом не так и много, и никогда не называли эти вещи своими именами. Думал, что когда услышит однажды подобное признание, будет счастлив... Но из уст Эндрю прозвучало столько сарказма, что он испортил вообще все впечатление, полностью исказив то слово, к которому Лэйк раньше относился с таким пиететом.
Кен почувствовал лишь глухое раздражение. Боль в переносице тоже не способствовала хорошему расположению духа, но и партнёр явно старался его вывести. Ну или по крайней мере, не облегчал ему ношу.
Правда, мягкое касание волос несколько охладило пыл Лэйка, и он пробурчал гораздо менее, чем мог бы, раздраженно:
- Ты сама проницательность. - фыркнул, но вместо того, чтобы отстраниться, наоборот, прижался к ласкающей руке. -  Нашёлся какой-то доблестный хер, который решил, что если девушку куда-то тащат против её воли, то надо вмешаться. Схватил меня за плечо, "отвали от неё" и все такое. А я, знаешь, очень не люблю, когда меня хватают...
Дальше рассказывать не имело особого смысла, да и стыдно было за свое поведение, поэтому надеялся, что Томпсон и так все понял. Правда, пытался набраться храбрости и все же рассказать, когда дверь распахнулась, и в палате появились Мисси и Джо.
- Кенни, ты живой тут? - спросила Мелисса, решительно подходя, в то время как расстроенная Джоан скромно перетаптывалась у порога. - Что ж у тебя за привычка дурная людей бить, а? Боксёр недоделанный.
Мисси остановилась, посмотрела несколько секунд внимательно, а потом погладила Лэйка по плечу.
- Сильно хреново? - поинтересовалась она. Кен махнул рукой:
- Вообще фигня, завтра буду, как новенький. Подумаешь, получил по морде.
- От обычных "по морде" сознание не теряют, чтоб скорая увезла, - возразила девушка, глядя на Эндрю, словно ища у него поддержки. Может он хоть как-то мог бы повлиять на своего парня.

+1

127

Эндрю почти морально был готов все же выглянуть и успокоить девочек, но они ворвались сами, прерав рассказ Кена. Впрочем, и так было уже понятно - драка, в которой его парень выступал не в лучшей своей форме, травма, скорая, больница. А он в это время на турнике спокойно подтягивался, спортсмен хренов.
- Ну хоть память не отшибло, как у меня в тот день, когда мы познакомились, и то хлеб, - хмыкнул, невольно вспоминая те незабываемые ощущения. - Он вам рассказывал о нашем первом рабочем дне вдвоем?
По выражению лица Мелиссы понял, что такие подробности Кен в разговорах с племянницей опустил, но поболтать на эту тему они не успели, поскольку вернулась медсестра и попросила их выйти. Из ее объяснений стало ясно, что домой пациента не отпускают, оставляют под наблюдением как минимум на ночь, отчего все трое явно упали духом.
- Ну что ж, - вздохнул и потянулся поцеловать партнера, остро сожалея о том, что все так получилось. - Нам пора домой. Восстанавливайся, а мы завтра придем, хорошо?
Если бы не присутствие других людей, сказал бы что-то еще, что-нибудь нежное и личное, но постеснялся, вместо этого вполне невинно коснулся губами его губ, провел ладонью по волосам и вышел из палаты. К машине они все шли молча, думая каждый о своем, но на парковке Эндрю остановился и повернулся к Джоан, впервые глядя на нее прямо, хоть и самому было не по себе от этого. Думал - она же еще совсем юная, маленькая девочка, сочинившая себе принца, по случайности ставшего ее названным дядюшкой. Для нее все происходящее действительно драматично, а не похоже на выдумку каких-то нелепых сценаристов, а он еще размышлял раньше, что может ее понять. У него не было ни младших сестер, ни племянниц, и что он мог знать о чувствах девушки в - сколько ей там, двадцать один? - лет. Пожалуй, в его силах было только попытаться это сделать, хоть немного, а не вести себя как угрюмый старый бирюк.
- У нас все в порядке? - спросил, хоть и понимал, что сейчас не время и не место выяснять отношения. Смешно даже - столько раз говорил себе, что не время и не место, а потом все равно все случалось само собой, как тогда у них с Лэйком по дороге в Тонтон. Было ли хоть раз, чтобы вдвоем просто сели напротив друг друга, находясь в спокойном уравновешенном состоянии, и высказали претензии? Видимо, это утопия. Сейчас же ему требовалось хоть немного наладить контакт с людьми, с которыми ему, по-видимому, придется находиться рядом еще несколько дней, причем уже в совсем ином статусе, чем просто сосед по квартире.

+1

128

Кен выдохнул с облегчением, когда партнёр не стал присоединяться к Мисси и пилить его, а вместо этого отшутился, прекрасно разрядив обстановку. Вспомнил их первый рабочий день и снова улыбнулся. Правда, тогда ему не до веселья было, ведь оказалось, что его девушка замужем за его напарником. Вот эту часть он девочкам рассказывал, и было как-то не до остальных мелочей.
Правда, почти сразу пришла медсестра и сообщила, что никто Кена из больницы до утра не выпустит. Конечно, Лэйк об этом подозревал, но все равно расстроился - ведь сегодня был Хэллоуин. Судя по тому, что квартира была украшена, Эндрю и девочки вчера очень постарались сделать ему сюрприз. А в итоге он будет проводить ночь в больнице.
Кен попытался изобразить безразличие, вроде бы ничего страшного, всего одна ночь, но мина у него все равно была грустной. Не хотел, чтоб его близкие уходили, но торчать с ним в палате им бы все равно не разрешили, так чего их мучить? Пусть будут дома, в комфорте и уюте.
Правда, Лэйк совсем не ожидал, что Эндрю хватит смелости поцеловать его на прощание. Даже смутился немного и от публичности этого действия в целом (болтать о муже это ведь совсем не то же самое, что прилюдно целоваться с мужиком), и от того, что все это видела Джо. Но улыбнулся одобрительно, им обоим стоило к этому привыкать. Конечно, они уже целовались на улице, но случайным прохожим не было до них никакого дела. В этой же палате все на них пялились и случайными прохожими не были.
- Не скучайте там без меня, - бросил на прощание и без сил откинулся на постель, когда остался один и больше не нужно было изображать крутого парня. Надеялся чуть позже выпросить назад свой телефон и хотя бы попереписываться с ними или позвонить, но сейчас чувствовал, что его просто вырвет, если он уставится в экран.

Джоан и Мелисса шли к машине молча, думая каждая о своём. Джо выглядела потерянной, с опухшими глазами и в этой окровавленной футболке напоминая героиню ужастика, на глазах которой только что замочили пару её друзей. Мисси хмурилась, постоянно поглядывая на подругу.
Поймав на себе взгляд Эндрю, Джоан подняла голову и ответила ему таким же внимательным взглядом.
- Да, все в порядке. - Она кивнула, выдавила из себя улыбку и поправила волосы. - Я просто дура...
- Милая, ты никакая не дура,  - Мелисса сжала её ладонь, - ты ни в чем не виновата. У нас есть только один дурак, которого мы все трое любим, а он творит всякую дичь. - Фыркнула, взглянула на Эндрю и улыбнулась. - Но он свое уже получил, теперь пусть полежит и подумает над своим поведением.
Джоан хихикнула. Мелисса всегда умела её развеселить, особенно своими вечными перепалками с Кеном. Потом подняла глаза на Эндрю.
- Ну что,  едем... домой? - спросила неуверенно, будто бы Томпсон действительно мог уехать без них.

0

129

У Эндрю были свои соображения по поводу того, кто здесь дурак, но он, конечно, промолчал. Кивнул в ответ Джоан, слегка улыбнулся Мелиссе, ощущая, как спадает напряжение. Выходило, что теперь они сами по себе, по крайней мере, на ближайшее время - а значит, и на праздник.
- Поехали, - сказал со вздохом. Ему отчаянно не хотелось возвращаться в квартиру, которую они вчера вместе украшали к Хэллоуину, не хотелось готовить ужин в мрачном молчании, подобно тому, которое воцарилось в машине, пока они выезжали с парковки, а потом идти спать одному. Чувствовал себя примерно так же, как тогда, возвращаясь после больницы в их со Сьюзен квартиру, вот только в этот раз не мог просто все бросить и улечься на диван страдать, на его попечении теперь были две девушки, которых он, как выяснилось, простодушно считал взрослыми, но теперь, кажется, воспринимал как детей, чужих детей, но за которых он нес ответственность. Странное ощущение, похожее на то, которое он испытывал, отправляясь гулять с племянниками, но куда более сильное, ведь теперь их будто объединяла общая боль.
Старался сосредоточиться на вождении, но покоя не давала пока еще не оформившаяся мысль. Не могло же действительно случиться так, что остаток вечера они проведут дома втроем, понятно, что веселиться никому из них точно не захочется, но и сидеть грустить тоже не выход. Мысленно метался в поисках хоть какого-нибудь варианта, а потом его будто осенило при виде дорожного указателя, направленного в противоположную их направлению сторону.
- Нет, домой мы не поедем, - заявил уверенно, поворачивая, на что Мелисса предсказуемо возмутилась и начала расспрашивать, куда же тогда он их везет. Скрывать не планировал, признаться, сам не был уверен в том, что это удачная затея, но осознавал, что перспектива совместного вечера пугает его куда больше. - Мы поедем в гости к моему брату... ну то есть к его семье. Вломимся, конечно, без предупреждения, но могу точно сказать, взашей нас точно не вытолкают, и даже скорее всего накормят. Только должен вас предупредить, мой брат, он... странный. Настоящий рассеянный профессор из анекдотов. Но его жена Эмили намного более адекватный и дружелюбный человек.
Очень надеялся, что при виде их компании у жены брата как-нибудь сам собой включится рефлекс опекать несчастных и голодных. В этом смысле Эмили не сходилась во взглядах со Сьюзен, не стремилась осчастливить всех и вся, однако же сопереживание было ей вполне свойственно. Когда они поднялись на нужный этаж, позвонив предварительно в домофон, она уже ждала их на площадке возле двери в квартиру, явно стараясь выглядеть чуть менее тревожной, чем чувствовала себя.
- Это не то, о чем ты подумала, - сказал на опережение, заметив, как она нахмурилась при виде следующих за ним девушек.
- Был бы на твоем месте кто другой, подумала бы, - хмыкнула она. Потом, судя по всему, внимательнее пригляделась к Джоан, которая выглядела как будто только что из телепередачи про чрезвычайные происшествия. - Что-то случилось?
- Случилось, - сказал, заводя своих спутниц в прихожую и снимая куртку, - рассказывать долго, но нам срочно требуется немного тепла и участия... и по кусочку твоего тыквенного пирога, конечно, - добавил, принюхавшиськ божественному аромату, витавшему в квартире.
- Заходите, - Эмили вздохнула, провожая незваных гостей в гостиную. - Только учтите, нечисть сегодня разгулялась не на шутку...
Как бы в подтверждение ее слов тут же послышались вполне себе инфернальные вопли, и Эндрю как-то совершенно против всякой логики почувствовал себя вдруг спокойно и уютно, будто бы действительно вернулся домой. Оставалось только надеяться, чти два тайфуна, называемых его племянниками, не добавят девочкам лишних переживаний в и так нелегкий день.

+1

130

Девчонки забрались на заднее сидение. Джо уронила голову на плечо Мисси, и так они и ехали в полном молчании. Пока Эндрю неожиданно не повернул черти куда. Услышав, что едут к брату Эндрю, они слегка напряглись - какой-то старый мужик профессор и его жена не казались такой уж хорошей компанией,  тем более они собирались явиться без приглашения, да ещё и в таком виде. Но спорить не стали, представляя, что бы на это сказал Кен. Он считал их детьми и не оставлял без просмотра. И раз дядюшка оказался в больнице, то их новой нянькой вместо него стал Эндрю, а няньку надо слушаться, чтобы потом не огрести.
Но все оказалось совсем не так уж и плохо. Виктор, похоже, был настроен доброжелательно, ну или просто забыл об их присутствии через минут десять, Эмили оказалась достаточно милой, чтобы показать, где ванная комната, и они могли привести себя в порядок, а потом напоить их горячим чаем с хваленым пирогом. К тому же бонусом в квартире нашлись два чудесных мальчишки. Они просто офигели, какие у девчонок классные волосы, а у Джо ещё и крутой прикид (кровища как настоящая!). Мелиссе в подарок достались жуткие накладные вампирские зубы, а Джоан аквагримом нарисовала себе кровь ещё и на лице, окончательно приобретая сходство с зомби. И так как у Мисси был свой восьмилетний брат, она примерно знала, что интересует таких вот ребят. В итоге они разделились на две команды, Эдмунд с Джо против Артура и Мелиссы, а потом гоняли по квартире, играя в ковбоев и индейцев, а когда устали, уселись на полу с полным пакетом смешных фантов, под конец и вовсе ушли в спальню и рассказывали в темноте страшные истории.
В конце концов уставшие девчонки на цыпочках выбрались из спальни и пришли на кухню. Джо попросила у Эмили воды, а Мелисса устало плюхнулась на стул, с ухмылкой глядя на Эндрю.
- Ох, они меня просто вымотали. Чудесные ребята. Особенно, когда спят.

Отредактировано Kenneth Lake (19 Ноя 2021 07:56:08)

0

131

В гостиной их ожидала полная идиллия: Виктор, как всегда погруженный в собственные размышления в компании стопки каких-то бумажек, и активно испытывающие ассортимент магазина приколов дети. Увидев Эндрю, его племянники тут же бросились к нему с радостным повизгиванием, точно зная, что сейчас будет. И он не разочаровал их: подхватил по очереди и привычно крутанул в руках, для него вес двух мальчишек одиннадцати и девяти лет был не критичным, а они пользовались этим и при каждой встрече требовали изобразить живую карусель. Потом он всех представлял, потом Эмили увела девочек приводить себя в порядок, потом пили чай с пирогом, а после всего этого жена брата со словами "Пусть дети поиграют" увела его на кухню и он был столь ошарашен, что Мелиссу с Джо тоже причислили к младшей возрастной группе, что безропотно позволил себя увести.
- Ну что ж, рассказвай, - Эмили налила ему тыквенного сока, предлагала вина, но он отказался, сказав, что за рулем.
- Я гей, - сообщил просто, безо всяких предисловий. Взглянул на ее спокойное лицо с выражением доброжелательного внимания, спросил. - Ты не удивлена?
- Да я давно догадывалась, - хмыкнула она.
- Почему? - он, пожалуй, чувствовал себя даже немного уязвленным, ему казалось, что он хорошо притворялся нормальным парнем.
- Ни один гетеросексуальный мужчина в возрасте девятнадцати лет не выдержал долго жить в статусе друга рядом с Элис, с этой ее привычкой расхаживать в трусах после душа, - она заметила выражение его лица и немного смутилась. - Да, помню, это я вас познакомила... Ты тогда был таким мрачным серьезным юношей, мне казалось, Элис может немного тебя развеселить и снять...  напряжение. Впрочем, вы подружились, это тоже неплохо.
- Да ты сводница, - хмуро буркнул Эндрю, его собеседница лишь чуть виновато пожала плечами. Кажется, он действительно припоминал, что иногда на его соседке наблюдался некий недостаток одежды, но не придавал этому значения, и тогда у него была девушка... или нет?
- Так у тебя есть парень? - у Эмили, похоже, эта тема вызывала немалый энтузиазм. - Какой он?
- В смысле? - такие вопросы по определению вызывали нешуточную настороженность.
- Ну ты такой сильный, высокий, спасатель, наверное тебе нуже кто-то более тонко чувствующий, нежный, сам по себе хрупкий, может быть музыкант или актер... - она даже как-то мечтательно закатила глаза, а Эндрю едва соком не поперхнулся, попытавшись в качестве мысленного эксперимента примерить нарисованный образ на Кена. Смешно, что сказать.
- Нет, - вздохнул, отставляя стакан из-под сока в сторону. - Он мой напарник на работе.
Сам не понял, как рассказал ей почти все - о Сьюзен и ее измене, о том, как пришел к напарнику с пивом и едой, и о многом другом, включая события сегодняшнего дня. Она слушала, не перебивая, хоть и явно сопереживала, а ему будто бы с каждым произнесенным словом становилось легче. Только спрашивал себя - как так случилось, что единственным человеком в мире, с которым он мог поговорить по душам, оказалась вот эта немолодая уже женщина, жена брата?
- Бедные дети, - вздохнула она, когда он закончил.
- Кто именно? - съязвил, не удержался.
- Да все вы, - она усмехнулась. - Хоть сообразил сегодня к нам приехать, а то представляю, что бы вы там делали одни... Ничего, все наладится, потом приезжайте уже с парнем своим вместе. Обнимемся?
- Мы что, девочки-подростки в американской школьной комедии? - провлрчал недовольно, а она рассмеялась и сказала:
- Вот это уже другое дело, а то я уже решила, что брата моего мужа подменили спецслужбы, а ты все так же бурчишь и брюзжишь, так что я спокойна.
В целом Эндрю был вполне доволен вечером и рад, что Мелисса с Джо нашли общий язык с его племянниками. Обратно они ехали уже вполне умиротворенными и дома практически сразу разошлись по спальням, в этот раз он не лежал, стараясь заснуть, а практически сразу вырубился, едва улегшись, утомленный насыщенным днем.
Вот только утром проснулся и сразу спросонья не сообразил, что происходит, по привычке пошарил рядом в поисках партнера, а потом тяжело перевалился на спину, открывая глаза и резко вспоминая вчерашний день. Потом взял в руки телефон, хотел позвонить, но решил, что не стоит рисковать разбудить Кена, и написал в мессенджер.
"Утро доброе. Как чувствуешь себя?"

+1

132

Кен лежал на кровати, крутил телефон в руках, не решаясь писать и тем более звонить. Боялся, что Эндрю и девочки ещё спят, и он случайно их разбудит. Но когда пришло сообщение, ответил практически мгновенно.
"Хорошо, что у тебя доброе. Меня все задолбало".
Подумал немного, откинулся на постели, глядя в потолок. Черт, ну какой же он идиот.
"Как девочки?" - отправил вопрос следом,  но за это время, естественно, партнёр закидал его встречными вопросами о том, что с ним случилось и кто его задолбал. И когда его можно забрать. А потом и вовсе позвонил.
- Привет, детка, - Кен снял трубку, радуясь тому, что наконец может поговорить со своим парнем. - Знаешь, они пытались меня тут оставить, но я хочу домой. Написал заявление на выписку под свою ответственность. Ненавижу больницы, понимаешь. Даже не говори ничего, - прервал ответ Эндрю, не зная, будет ли тот радоваться, что Лэйк вернётся домой, или ругать его за такое самоуправство.
- Слушай, Эндрю, тут есть дело поважнее. К вам могут прийти гости. Копы. Они у меня были вчера вечером. В общем, хозяин кафе вызвал полицию... Я отпираться не стал, подтвердил все, что сказал хозяин и этот парень, с которым мы подрались, сказал им, что не надо мучить допросами девушку, если мы все говорим одно и то же... но ты на всякий случай предупреди Джо, пожалуйста. Вдруг что. Или лучше побудь с ней дома, а я на такси приеду. Не хочу, чтобы она одна с копами разговаривала. И самое главное - я не пью никакие лекарства, никто из вас не в курсе и ничего мне не давал, хорошо?
Выдохнул тяжело, понимая, что протороторил без умолку несколько минут, не дав партнёру вставить ни слова. Ситуация, в которую он вляпался, была донельзя хреновой, и самое главное - даже и винить оказалось некого, кроме себя. Никто его не заставлял бить того парня, мог бы все вежливо объяснить. Теперь же у него новый больничный, очередное дело о нанесении побоев и административном правонарушении и расшатанные нервы у всех, кто его любит. И совершенно не понятно, за что.

Тем временем Мисси и Джо проснулись, кинули Кену пару сообщений, но так как он не ответил, занятый разговором с Эндрю, направились на кухню готовить завтрак. Эндрю они вчера увидели совсем с другой стороны, поговорили друг с другом, успокоились и решили, что им придётся все это принять. А значит лучший способ наладить контакт и поблагодарить за вчерашний семейный вечер - приготовить новому дядюшке завтрак. А именно те самые любимые Кеном панкейки. Если его сегодня выпишут, то и он обрадуется.

0

133

Кто бы сомневался, что Кен уже вовсю рвется домой. Эндрю уже достаточно хорошо знал своего любовника, чтобы понять, что в больнице он не останется, даже если будет чувствовать себя плохо. Слушая его реплики по телефону, на мгновение почувствовал себя сварливой мамашей буйного подростка, поймав себя на мысли, что кому-то пора повзрослеть и не относиться так безответственно хотя бы к своему здоровью. Тут же осекся, возразив себе же, что он не имеет права воспитывать этого вполне уже себе совершеннолетнего парня. Сам же согласился с ним быть, любить и поддерживать, зная, каков он. Однако же, сказав, что заедет сам за ним и отключившись, осознал, что совсем не чувствует того, что, наверное, должен, вот этой самой безусловной готовности разделять трудности с любимым. Скорее воспринимал это как подножки от него же, хоть и понимал, что сам не идеален, испытывал вину за то, что вчера сбежал, но в противовес совести также и начинал ощущать некоторую потребность объясниться с партнером.
Пару минут поразмыслив об этом, решил вставать, оделся, сходил в ванну умыться и зашел на кухню, где Мелисса с Джо, весело переговариваясь, жарили блинчики.
- Доброго утра, - поздоровался, несколько притормозил, глядя на горку ароматных панкейков, а потом, поддавшись какому-то импульсу, цапнул верхний, горячий и поджаристый, и сунул в рот. - Ммм, вкусно как... Так, я завтракать не буду, поеду сразу за вашим дядюшкой, я так понимаю, он затеял побег из больницы. Постараюсь быстро, но... Оставайтесь дома, хорошо? Джо, Кен предупредил меня, что к тебе могут прийти копы по поводу вчерашнего, так что прошу - если это случится, а мы еще не приедем, скинь сообщение, хорошо?
Договорившись с племянницами, ушел, и только сев в машину, позволил себе испытать приступ мучительного стыда, связанного с недавним эпизодом. А именно, с нахальной кражей блинчика. Ничего не мог с собой поделать, несколько минут размышлял, а с чего он взял, что угощение было предназначено для него и какое право имел так хватать с тарелки. Потом обозвал себя идиотом и все-таки завел машину, с грустью обознавая, что многие естественные для других правила социального взаимодействия так и остаются для него загадкой, и он все так же, как в детстве, переживает, если считает, что нарушает какое-то из них.
Действительно попытался сдержать обещание вернуться быстро, ехать до больницы было недолго, а там немного формальностей и они уже направляются обратно, мило беседуя на отвлеченные темы. То есть мило беседовал Кен, а вот Эндрю с каждой минутой все больше ощущал, что если не выскажется по поводу того, что его так волнует, то просто взорвется. Поэтому он припарковался так, чтобы из машины было видно подъезд, заглушил мотор и повернулся к партнеру.
- Давай поговорим, - сказал, но почти тут же пожалел, что не начал как-то по-другому. Любой нормальный человек при словах "давай поговорим" просто обязан подумать черт знает о чем. Вздохнул, повернулся к партнеру всем корпусом и дотронулся до его руки. - Не волнуйся, я предупредил Джо, никаких сообщений она не присылала, а если кто придет, мы увидим его при входе в подъезд. Но мне нужно сказать тебе кое-что без свидетелей.
Наверное, им надо было поговорить раньше, но они как-то все предпочитали либо молчать, либо ругаться, либо заниматься сексом. И снова не лучший момент для разговора, но если снова промолчать - будет взрыв.
- Нам нельзя больше быть напарниками, - сказал мягко, понимая с грустью, что реакция будет однозначно негативной, но был готов к этому. Они и так тянули слишком долго с этим разговором.

+1

134

Кен буквально места себе не находил. Он уже написал заявление на выписку и мог в любой момент уйти из больницы. Но Эндрю настоял на том, чтоб за ним приехать, и приходилось ждать. Чувствуй он себя лучше, наверняка бы наматывал круги по палате, словно раненый зверь по клетке. Но от хождения кругами быстро начинало тошнить, так что пришлось сесть и нервно теребить телефон, пока ему не сказали, что за ним приехали.
Увидев Томпсона, улыбнулся непроизвольно, но сдержал себя, не позволяя губам растягиваться слишком широко, потому что иначе рана бы снова лопнула, как уже случилось вчера несколько раз подряд. Старался сохранять серьёзный вид, пока подписывал последние бумаги. Но, когда сел в машину, расслабился, разваливаясь на сиденье.
Непривычно было наблюдать, как его машину ведёт кто-то другой, но понимал, что с его головокружением и тошнотой за руль нельзя. Не хотел угробить их обоих, а потому молча сел рядом с водителем, не споря. В целом, испытывал небольшой эмоциональный подъем, оказавшись, наконец, на свободе и рядом с Эндрю, а потому принялся рассказывать всякую чушь о медсестрах, одна из которых ужасно долго ставила капельницу и не могла попасть в вену, о чуваке, который ночью устроил дебош в отделении и о копах, один из которых оказался тем, кто дежурил в том самом отделении, куда Лэйк попал в прошлый раз. И как же тесен чёртов Лондон.
Когда они добрались до дома и припарковались, Кен отстегнул ремень и собрался было выйти из машины, но серьёзный голос Томпсона остановил его. Лэйк с удивлением посмотрел на ладонь Эндрю на своей руке, потом поднял взгляд на партнёра. О чем таком важном им могло потребоваться говорить прямо сейчас, когда он только вышел из больницы, и причём определённо без свидетелей? На ум пришли сразу только две темы - секс и разрыв. Но Кеннет уже достаточно хорошо знал Эндрю, чтоб понимать - тема секса была для партнёра проблемной, и даже заниматься этим было им долгое время сложновато, и уж тем более обсуждать. Похоже, второй вариант выигрывал.
Кен напрягся, сжав челюсти. Не хотел ляпнуть что-то, делая преждевременные неверные выводы,  успокаивая себя, что он ошибся. Конечно, накосячил он здорово, но вот так, чтоб из-за этого расстаться... да ну, бред. Поэтому сдерживался, решив внимательно послушать, что ему скажут.
Томпсон сказал всего пять слов. Пять простых слов, и в машине повисла оглушительная, неуютная тишина.
- Так, детка, стой. - Лэйк выставил вперёд ладонь, прося паузу, чтобы он мог убедиться, что ему не послышалось, и переварить это. - В каком смысле "нельзя"? Давай, знаешь, называть вещи своими именами. "Нам нельзя" это значит ты не хочешь? - Взглянул на партнёра с вызовом, искренне не понимая, что с ним случилось, и какого черта он ему не угодил как напарник. Разве он не был тем, кто всегда, даже с риском для собственной жизни, поможет, прикроет спину, поймёт, что нужно, с полуслова? Они по мнению Кена являлись практически идеальными напарниками, и меньше всего он хотел бы что-либо менять. - Считаешь, из меня херовый спасатель? Или что?

0

135

Эндрю рассчитывал, что Кен воспримет его заявление как нежелание однажды спалиться перед коллегами, но тот воспринял это на свой личный счет. В свете его высказываний в духе "я подвел свою семью" это было не удивительно, хотя Томпсон наивно до этого считал, что уж в плане работы у его партнера все в порядке с уверенностью. Он планировал говорить в неком торжественно-увещевательном тоне, однако же не смог удержаться, чтобы не огрызнуться:
- Если бы я не хотел, я бы так и сказал, - помолчал немного, глядя в сторону подъезда, потом продолжил уже спокойнее. - Ты отличный напарник. Лучший, которого я мог желать. Но мы с тобой не неуязвимые супергерои. Что ты сделаешь, если со мной что-то случится? Напьешься, подерешься и уже реально загремишь в тюрьму?
Перед разговором, можно сказать, готовился - думал, подбирал фразы, планируя аккуратно подвести собеседника к мысли, что  он его, конечно, поддерживает, но не сможет всегда быть рядом, чтобы остановить в случае чего. И конечно же, тут же позабыл обо всем, говорил, подчиняясь эмоциям, облекая в слова то, что чувствовал: страх однажды не успеть, оказаться далеко, когда случится что-то действительно страшное. В этом смысле желание разграничиться хотя бы на работе выглядело нелогичным, однако он отлично осознавал, какие могут быть последствия, если он однажды не выдержит и нарушит все служебные инструкции, когда любовник по долгу службы окажется в опасности. Убеждал себя, что бессмысленно пытаться как-то уберечь его и себя любыми способами, куда спокойнее живется, когда знаешь, что любимый человек сам способен проконтролировать себя, чтобы не попасть в беду, и ты не необходим ему, как воздух. Поначалу это кажется романтичным, но потом начинает напоминать болезненную зависимость.
- Я сбежал вчера, я жалею об этом, - все же заставил себя взглянуть на Кена, но почти тут же снова отвел взгляд. - Думал Джоан ненадолго вышла и вы быстро вернетесь, пришел домой, не смог дозвониться... Я испугался и позвонил Агнес, это давняя подруга Сьюзен, мы когда-то ей помогли, неважно с чем, но она не отказала. Решил, что нужнее искать телефон Джо, мало ли, насколько она расстроилась и что успела сделать... А потом оказалось, что пока я там гулял, ты успел подраться до сотрясения и вызова копов. На прошлой смене мне пришлось ухать домой и ты один поехал на ту аварию, и ты вернулся домой с нервным срывом. Что дальше?
Не стал рассказывать о том, что Агнес явно что-то знала о них со Сьюзен, решил не торопить события и для начала разузнать все сам. Мало ли, его бывшая жена всего лишь пожаловалась старой подруге, что он увел у нее целый флакон любимого шампуня, и теперь они обе негодуют по этому поводу, а он уже навоображал себе принудительный каминг-аут на работе. Женщины порой бывают ну очень уж непредсказуемы. Впрочем, то же можно сказать и о сидящем на пассажирском сиденье Кене - хороший парень с кучей порой весьма опасных тараканов в голове. Эндрю, при всех своих недостатках все же лучше себя контролировал, но не мог этого делать за них обоих.

+1

136

Ах вот оно в чем было дело! Эндрю решил побеспокоиться о судьбе Кена. Прекрасно, и главное, как вовремя.
Лэйк нахмурился, продолжая сжимать челюсти практически до хруста. У него было, что возразить, но он заставил себя не перебивать партнёра. Тем более, что тот, похоже, собрался извиняться. Впрочем, хватило партнёра буквально на пару предложений, а потом он снова пустился в перечисление грехов Лэйка. Кен закатил глаза:
- То есть ты думаешь, что если мы будем работать не вместе, и с тобой что-то случится, когда меня не будет рядом, то я не напьюсь, не подерусь и все такое прочее по твоему списку? Уж прости, но логики я в этом нихера не вижу. Мне казалось, что лучше быть рядом и помогать друг другу, как раз чтобы ничего не случилось, - Лэйк развёл руками, выражая полное непонимание ситуации. Партнёр только что извинялся, что оставил его одного и на смене, и утром, и все кончилось плохо. И тут же хотел оставить его одного на работе, причём навсегда. Чтобы у него нервный срыв был каждый день? Неужели так веселее?
Кен прикрыл на пару секунд глаза, потер виски, в которых снова начинала пульсировать боль, выдохнул и снова взглянул на партнёра:
- Послушай, Эндрю, да, я косячу, серьёзно косячу, я знаю это. Но, черт побери, не надо делать из меня монстра! Я не психованный алкоголик, который постоянно нажирается и метелит всех подряд! Вчера я действительно был не в себе, у меня была ужасная смена, детка. У меня посттравмат, и не говори мне, что ты знаешь, что это такое, и что это легко. А в прошлый раз... Черт, мой друг покончил с собой! Я остался один в чужой стране и с огромным чувством вины! Любой бы на моем месте напился. Ты просто никогда не был в таких ситуациях, ты не знаешь, что это такое! Ты никогда не был причиной гибели своих близких. Как ты можешь меня судить за то, что я, черт побери, всего лишь дал кому-то в морду?!
Закончив орать, Лэйк закрыл лицо руками. Его опять трясло, причём больше не от злости, а от жалости к себе. Хотелось заплакать - ему и так было ужасно тяжело в последнее время, и единственный человек, которому он, казалось, мог довериться, сейчас не принимал его.
- Нет, если ты все решил, хорошо. Когда выйду с больничного, напишу рапорт о переводе в другую часть, - пробормотал нарочито спокойным голосом, будто бы ничего не случилось. Будто бы не ощущал себя так, словно Эндрю вышвыривает его из своей жизни. Сначала на работе, а что потом?  Не сможет вместе жить? Или вообще быть?

Отредактировано Kenneth Lake (21 Ноя 2021 22:39:39)

0

137

Кен был прав, конечно же прав, но от его правоты было не легче, скорее уж совсем тошно. Эндрю так хотелось прервать этот тяжелый для них разговор, обнять, пообещать быть рядом, ободрить и успокоить, но он не мог этого сделать, осознавая, что в итоге так и будет продолжаться - его партнер будет творить все, что придет в его травмированную голову, а он будет терпеть и сбегать, пока однажды просто уйдет и не вернется.
- Да, ты прав, я не испытывал в своей жизни ничего подобного и никогда, надеюсь, не смогу до конца понять, как ты себя чувствуешь. Но все же, ты собираешься так и жить? - спросил, по идее он должен был тоже начать орать, но его тон в противовес эмоциям Кена был сух и холоден. Отчаянно боялся, что в ответ ему прилетит нечто вроде "Не нравится? Уходи!", потому что в таком случае действительно пришлось бы уйти. - Метаться, избегая любых триггеров, цепляться за близких, надеясь, что всегда будет кто-то рядом, а когда нет, срываться? Считаешь, Джоанне будет хорошо жить с воспоминаниями о том, что она невольно стала причиной очередных твоих неприятностей?
Мышцы сводило напряжением, были бы они где-нибудь в квартире, он бы со злости стукнул бы кулаеом по стене, к примеру, но в машине стоило остерегаться резких жестов, он только очень сильно сжал одну руку в кулак, глядя вперед сквозь лобовое стекло застывшим взглядом.
- Знаешь, мой отец был знатным мудаком, оставившим нам с братом немало душевных травм, - говорил будто с усилием, сквозь спазм горла, заставляя двигаться непослушные губы. - Но он учил нас, что мы должны быть выше обстоятельств, мы должны быть сильными, а не перекидывать постоянно ответственность за то, что с нами происходит, на других людей, на злодейку-судьбу, на черт еще знает что, да вот даже на меня за то, что я, видите ли, решил, что нам нужно работать отдельно. Даже если кажется, что весь мир против тебя, если ты на какое-то время потерялся, все равно нужно вставать и идти вперед, а не искать того, кто поведет тебя за ручку!
Не сдержался, все-таки начал под конец уже почти кричать, выдохнул резко, будто пытался поднять над собой большой вес, а потом наклонился, слегка оперевшись на руль и склонив голову. Был уверен в том, что говорил, что все еще боялся, что в ответ на эту тираду Кен просто и неконструктивно психанет. И пойдет домой - а Эндрю, соответственно, куда-то еще.

+1

138

Да уж, Кен совсем не так представлял себе свое триумфальное возвращение домой. Он ожидал объятий и поцелуев от соскучившихся по нему близких, а сам планировал придумать что-нибудь интересное на вечер, чтобы компенсировать им испорченный праздник. И уж точно Лэйк не думал, что они с Эндрю будут сидеть в машине, и партнёр будет наезжать на него, обвиняя во всех смертных грехах.
Хотел было огрызнуться "как именно так жить?", но фраза про Джо прозвучала, как удар ниже пояса, отчего Кен буквально подавился своими возражениями и уставился на партнёра так, как будто первый раз его видел. Не ожидал от него таких жестоких слов, вообще не ожидал. Не понимал, отдавал ли себе отчёт Эндрю в том, насколько больно ему сделал этими словами, или ляпнул, не подумав?
Но Томпсон решил, что этого мало, и Кена полагается добить посильнее. Поэтому Лэйка впридачу назвали ещё и слабым и инфантильным.
- Прекрасно! Наконец-то я знаю, что ты в действительности обо мне думаешь. Да, прости, что я не такой крутой, как твой папаша. Я признаю, что у всех людей, и даже у меня, есть слабости, и иногда мне нужна помощь. Черт, если ты не хочешь мне помогать, я этого не требую. Серьёзно, можешь ничего не делать и сваливать постоянно, как ты это хорошо умеешь. Я разберусь сам. Как-то без тебя тридцать пять лет разбирался,  знаешь. И ничего, жив-здоров, и как видишь, не в тюрьме даже.
Кен похлопал себя по карманам куртки, отыскивая пачку сигарет и зажигалку. Даже вчера, пока отыскивал в том чертовом кафе Джоан, умудрился обойтись без сигарет. Но сейчас понял - никак. Открыл лишь окно, чтобы не задымить весь салон. Выговорился, затянулся пару раз и вроде бы стало легче. Настолько, чтоб собраться с мыслями, задавить немного обиду и настроиться на конструктивный,  по его мнению, разумеется, диалог. Благо, Томпсону хватило такта дать ему пару минут, не пытаясь спорить. Ну или он сам выдохся после этой, не очень для него характерной, вспышки.
- Я пытаюсь идти вперёд, мать его. Эндрю, я реально пытаюсь. - Лэйк всплеснул руками, а потом потер переносицу. - Знаешь, когда Дэйв умер, мне тоже хотелось сдохнуть. Я не рассказывал тебе никогда... Я тогда бросил все, сбежал из дома в другой штат... я тогда опустился на самое дно, детка. Я не знал, где и в каком состоянии я проснусь следующим утром, и проснусь ли вообще. И мне было плевать, честно. Я этим не горжусь, но это было, Эндрю, и это часть моей жизни, - почти физически чувствовал горечь во рту от собственных слов. - Но я ни у кого не просил тогда помощи. Я сам нашёл смысл своей жизни. Я собрал себя по кусочкам и пошёл спасать людей,  спасая этим и себя. И вот этим я горжусь, понимаешь? И я начал ездить по миру, познакомился с новыми людьми, почувствовал себя счастливым, знаешь... А потом это ранение, и меня снова будто бы откинуло назад. Боль, апатия, антидепрессанты. Я на них чувствовал себя овощем. Но,  представляешь, я и тут справился. Собрался, оформил разрешение на работу, устроился в часть, помогал Бену. Работа и помощь другу - вот то, в чем я нашёл новый смысл. Мне казалось, жизнь наладилась, я снова начал испытывать радость, даже знакомиться с девушками... И все снова покатилось к чертям, - хлопнул с досады по колену, покачал головой, стряхнул пепел с сигареты, а потом последний раз затянулся и затушил окурок. - Девушка оказалась замужем, Бен умер... но на этот раз мне удалось удержаться на грани. Я не ушёл в запой, депрессию или ещё куда. И знаешь, что мне помогло, детка? - повернулся к Эндрю, глядя ему в лицо. - Моя работа и ты. Ты появился в моей жизни, и она снова обрела смысл. Я не хочу, чтобы ты бегал за мной и вытирал мне сопли. Серьёзно, я справлюсь сам, как уже делал не раз. Просто мне нужно немного времени. Просто, пожалуйста, Эндрю, дай мне время. Да, может я не такой сильный, каким бы ты хотел меня видеть, но я чувствую в себе достаточно сил, чтобы бороться. Потому что мне есть, что терять.
Говорил искренне, надеясь, что партнёр его услышит. Что Эндрю не настолько разочаровался в нем, чтобы не хотеть больше быть вместе. Потому что работа, если переводиться в другую часть,  уже висела на волоске. И опять искать новый смысл Лэйк совершенно не был готов. И потому собирался держаться за то, что ему дорого, всеми силами. За того, кто ему дорог.

0

139

До Эндрю постепенно начало доходить, что этот разговор не имеет смысла. Это было похоже на то, как они бесконечно ссорились со Сьюзен, никто из них и не помнил, с чего все начиналось, но в итоге они самозабвенно обменивались претензиями, так и не приходя к чему-то конструктивному. Так и не научился этому - сообщать кому-то, что его поведение ему не нравится, не получая в ответ гремучую смесь возмущения, оправданий и обвинений. Наивно думал, что в отношениях с Кеном такого не будет, а вот сейчас сам же начал все это, не понимая, что беседа в таком тоне просто не может быть мирной. Любой человек в первую очередь защищает собственное самолюбие - как его можно винить за это?
Размышляя обо всем этом, слушал партнера, пытаясь тут же примерить новую информацию к уже сложившемуся образу Кена в своем сознании, и получалось не очень-то хорошо. Наверное, ему тоже требовалось время осмыслить все это. Смотрел как партнер курит, понимая, что это означает для него крайнюю степень нервозности, обычно он не вспоминал о сигаретах. Видел не супергероя, которым по привычке его представлял, впечатлившись первой встречей, но измотанного всем случившимся с ним человека. Ощущал сопереживание - однако и острое понимание, что он может пообещать помощь и поддержку, но при этом свой крест по жизни каждый все равно несет сам.
- Иди сюда, - немного помолчав и сделав несколько вдохов выдохов после того, как Лэйк закончил со своей, можно сказать, речью, потянулся к нему, обнимая за плечи. - Договорились, сопли будешь вытирать себе сам. А я... я постараюсь больше не сбегать, постараюсь быть рядом и поддерживать тебя.
Мог бы с легкостью возразить, продолжить бодаться, спросив, а не будет ли, в таком случае, отдельным триггером сам факт их нетрадиционных отношений. Пожалуй, и сам не хотел бы знать ответ на этот вопрос, предпочитая верить, что они действительно могут справиться вдвоем, потому что каждому из них действительно есть что терять. Поэтому просто обнимал, вдыхая запах, не совсем привычный из-за дыма, но довольно приятный. Как бы хотел сейчас подняться в квартиру и, не изображая пару добрых дядюшек, провести время вдвоем, может, даже с оттенком немного агрессивной заботы о здоровье любимого. Но их ждали лишь очередные хлопоты, и при мысли об этом становилось тоскливо.

+1

140

Лэйк ожидал, что, когда выскажется, почувствует облегчение, но этого не произошло. Ему надоело врать, строить из себя крутого парня, которому любые проблемы по плечу. Стоило проявить слабость, и его партнёр оказался в нем разочарован. Эндрю должен был знать, с кем связался, так, по крайней мере, казалось честным. Чтобы не строил иллюзий и несколько раз подумал о том, стоит ли тащить на себе такого травмированного, склонного к самодеструкции, человека. Нет, конечно, Кен не думал, что Томпсон может поступить так низко, чтобы прямо сейчас выйти из машины и отправиться собирать вещи, приговаривая, что на такое дерьмо он не подписывался. Но все же Лэйк боялся, что зародил в нем сомнения о нужности ему этих отношений. В мире полно прекрасных здоровых парней, которые только и ждали, когда красавчик вроде Эндрю обратит на них внимание. Он молод, и у него вся жизнь впереди, чтобы строить отношения и наслаждаться ими. Захочет ли он тратить время на человека вроде Кена и терпеть его закидоны? Лэйк сомневался, что на его месте захотел бы. И хоть сейчас партнёр нашёл в себе силы обнять и поддержать его, Кен чувствовал, что время пошло, и Эндрю будет думать. И завтра, а может через неделю или месяц, он может решить от Лэйка уйти. Он ведь постарается быть рядом, но не может этого обещать.
Но сейчас, пока Эндрю был рядом, глупо было думать о расставании, стоило насладиться этими минутами вместе. И чем яснее Кен понимал, что они, возможно, одни из последних, тем острее чувствовал чужое тепло, тем сильнее не хотел опускать, сжимая партнёра в объятиях. Коснулся губами шеи, вдыхая ставший уже родным запах. Но потом заставил себя оторваться.
- Ну если мы договорились, то надо, наверное, идти, пока девчонки не оборвали мне телефон. Он в кармане непрерывно вибрирует,  - улыбнулся немного, открывая дверь.
Когда, наконец, вошли в квартиру, на него накинулись с объятиями, пришлось изобразить радость и шутки в стиле "дядюшка дома".
А потом их позвали завтракать. Увидев панкейки, Лэйк не сдержал улыбки, на этот раз искренней. Мисси бы такие не приготовила. Выходит, Джо на него не обижалась.
- Извините, что испортил вам праздник, - повинился Кен, но девочки выглядели удивленными и наперебой принялись возражать, что праздник он испортил только себе, а у них все было круто. И Лэйк с изумлением услышал, что они ездили в гости к Виктору и его прекрасной семье, и у них чудесные мальчишки, и ещё кучу восторженных эпитетов, в том числе и в адрес Эндрю. В полнейшем шоке уставился на партнёра, который даже по музеям с ними не поехал,  а тут вдруг вздумал развлекать девочек в отсутствие Лэйка, и испытал к нему огромную благодарность.
- Эндрю, ты полон сюрпризов, мать твою,  - хмыкнул, передавая партнёру ещё один блинчик.

+1

141

Пожалуй, выпив по возвращении домой кофе с ароматными блинчиками, Эндрю был уже готов признать, что не так уж и плохо, что Мелисса с Джо здесь. Для него они уже окончательно перешли в разряд племянниц, вернее, он причислил их к "своим", а со "своими" можно вести себя немного свободнее. Даже выходило так, что когда они сидели вот так, вчетвером, за столом, было проще, чем наедине с Кеном, с которым они вроде бы помирились, но невнятное беспокойство никуда не делось. Наверное, в глазах Кена он выглядел действительно не совсем привычно: улыбался, смеялся шуткам, рассказал пару историй с дежурств, приходившихся на Хэллоуин, хвалил блинчики, которые исчезли с тарелки как-то очень быстро.
- Не все мои родственники пришибленные гении теоретической физики, если ты об этом, - улыбнулся партнеру, который был, похоже, искренне удивлен. Как же приятно было ощущать, что можно не изображать друзей, избегая лишних взглядов и прикосновений, сам не подозревал, насколько это его тяготило все эти дни. - Но боюсь, в этот раз я был плохим аниматором, просидел почти все время с Эмили на кухне... К слову о развлечениях, как насчет поехать погулять уже в моей компании? Мне кажется Кену лучше пока отдохнуть дома в тишине, а мы пройдемся по достопримечательностям.
Сам не знал, что его заставило так сказать, может быть, действительно решил, что это хорошая идея - оставить Лэйка выздоравливать изо всех сил в одиночестве, а самому поехать с его племянницами по городу. Он сам бы, конечно, даже с большей охотой остался дома и окружил партнера заботой и любовью - о, как же он в этот момент понимал Сьюзен! - но сочувствовал девочкам, приехавшим в столицу Великобритании, и при этом вынужденных заниматься черте чем. Они не отказались, Кен протестовать не стал, так что скоро Эндрю в компании Мелиссы и Джо выехал в сторону исторического центра города.
Сразу предупредил - экскурсовод из него аховый, но в итоге получилось даже лучше, потому что он в противовес историческим и культурным фактам помнил немало курьезных и не очень случаев на тему происшествий, потребовавших вызова спасателей, в основном со слов коллег. Они приятно провели время, хоть в воздухе и ощутимо висело небольшое напряжение, вызванное сожалением, что Кена рядом с ними нет. Пока гуляли, Томпсон успел окончательно отойти после ссоры, пожалев, что вообще начал этот разговор в машине. Поддался привычке высказывать все на эмоциях, испугавшись за жизнь и здоровье любимого, осознав, что ошибся, уйдя из дома днем. Но что уж теперь заниматься самомучительством, никакого смысла.
Домой они приехали уже ближе к восьми часам вечера, после наступления темноты немного потерявшись во времени, уставшие и насыщенные впечатлениями. Эндрю ожидал увидеть Кена спящим или как минимум лежащим перед телевизором, но его парень решил приготовить ужин. Вспомнил, что забыл его предупредить, что собирался заказать доставку, да и собственно позвонить туда тоже забыл, так что все к лучшему. За столом сил оживленно болтать уже не было, так что в основном слушал, как девочки рассказывали его партнеру о прогулке, а потом вечер раз - и закончился, а он встал, немного потянулся, разминая уставшие за день мышцы, и пошел застилать диван в гостиной, а также искать в шкафу давно позабытую там пижаму, чтобы Мелисса с Джо, вздумай они ночью зайти, не увидели его в одних трусах. Снова.

+1

142

Позавтракали они, вполне мило общаясь. Причём, если в первые дни Кен служил связующим звеном между Эндрю и девочками, постоянно заполняя пустым трепом возникающие паузы и пытаясь сгладить острые углы, то теперь его партнёр и племянницы обменивались мнениями, шутками и хохотали, практически не обращая на Лэйка никакого внимания. А ведь его не было дома меньше суток... казалось странным не быть в своей семье в центре внимания. Эти трое и без него выглядели, как семья, ну или как минимум близкие друзья. Кен улыбался, жевал панкейки... и чуть не подавился, когда услышал, что они и гулять пойдут без него. Хотел было возмутиться, но одернул себя: разве это не он хотел, чтоб Эндрю нашёл общий язык с девочками? Ну вот, получите. Да и чувствовал Лэйк себя неважно, чтобы идти гулять с ними. А оставлять их дома просто потому, что ему обидно оставаться одному, было бы ребячеством.
Так что, улыбаясь, проводил троицу до двери, а потом завалился спать. Сон, правда, не шёл, но от алкоголя и таблеток Лэйк отказался принципиально. Он же обещал партнёру сдерживаться, не совершать необдуманных поступков. А потому лежал, ворочался и смотрел в потолок, но не предпринимал ничего. И потом все же забылся тяжёлым, неглубоким сном.
Когда проснулся, пытался смотреть телевизор, но мелькание картинок быстро начало вызывать тошноту. С чтением оказалось ещё хуже, в итоге выпил все же таблетку обезболивающего, выбрав компромисс. Когда стало легче, за окнами уже смеркалось. Решил, что его семья скоро вернётся, и подумал, что стоит приготовить им ужин. Компенсировать хоть как-то свой вчерашний провал. Поэтому расстарался, запекая мясо, туша овощи, нарезая салаты. Хотел было даже пирог испечь, но потом остановил себя, решив, что это уже перебор.
Пока крутился на кухне, время пролетело, и Лэйк даже не думал о боли. Его близкие вернулись как раз тогда, когда он заканчивал накрывать стол. В отличие от завтрака, Кен уже был готов к тому, что девочки будут трещать в восторге от Эндрю, и даже улыбался искренне, слушая их и глядя на их довольные лица. Партнер, правда, больше молчал и выглядел усталым, но тоже довольным.
Когда закончили с едой, Эндрю куда-то ушёл. Кен попросил Мисси убрать со стола, а сам поспешил, наконец, поговорить с Джоан в комнате девочек. Ведь вчера в кафе они так и не договорили. К тому же, ему нужно было извиниться и успокоить её. Естественно, Джо делала вид, что все в порядке и ему не за что извиняться, но утренние слова Эндрю не шли из головы. Не хотел, чтобы бедная девочка считала себя хоть в чем-то виноватой.
В итоге поговорили они, хоть и не долго, но довольно обстоятельно. Обнялись крепко, и из спальни Лэйк выходил в довольно приподнятом настроении. Но когда, войдя в кухню, увидел, что Эндрю стелит на диване, нахмурился даже.
- Ты все ещё на меня злишься и изгоняешь из постели? - спросил, сам до конца не понимая, шутка ли это, или действительно чувствовал, что, несмотря на примирение, между ними далеко не все было в порядке. Ведь теперь девочки знали про их отношения, и не было никакой причины спать в разных спальнях кроме того, что Эндрю сам не желал спать с Кеном вместе. И это вселяло в Лэйка тревогу.

0

143

Эндрю, конечно же, не мог не предполагать, что Кен расстроится из-за того, что он решил лечь отдельно. Убеждал себя, что это не прихоть, это необходимо им обоим, чтобы выспаться, но когда партнер подошел, явно переживая из-за этого, со стыдом осознал, что настоящей причиной такой рокировки было продемонстрировать ему... что? Наверное, тот факт, что у всего есть последствия, за которые нужно отвечать. Откровенно грубая манипуляция под жалким прикрытием оправданий насчет заботы о здоровье.
- Я не злюсь, - лукавил совсем немного, ощущал скорее не злость, но какую-то мелкую, почти детскую обиду, не на партнера, но на ситуацию в общем. Притянул Кена к себе за плечи, обнимая, заглядывая в лицо. - Просто нам надо выспаться, не думаю, что сон на надувной кровати будет так уж полезен для твоей головы. К тому же не могу обещать, что мне не захочется к тебе приставать.
Уже успел переодеться в пижаму - дурацкую мешковатую пижаму в полосочку, которую Сьюзен ему купила на распродаже как раз на случай ночевки гостей, после разъезда хотел выкинуть ее, но потом спал в ней же у брата и увез с собой - и чувствовал себя несколько нелепо. А еще он наконец в полной мере осознал, что секс откладывается на неопределенное время, иначе бы не постеснялся провести этот вечер вдвоем в постели, даже при том, что Мелисса с Джо уже были в курсе, чем они за стенкой занимаются. Самое смешное, с полгода назад размышлял только, что стареет, уже не хочется близости так часто, как в двадцать лет, да и удовольствия получает меньше, но сейчас уже чувствовал себя куда бодрее, особенно после открытия некоторых аспектов однополого секса. Сегодня выбора не было - оставалось лишь прикрыть уже рефлекторно начавшее проявляться возбуждение просторными штанами и делать вид, что потерпеть несколько дней для него пара пустяков, и он не напоминает себе подростка, которому гормоны шибанули в голову.
- Как ты себя чувствуешь? - девочки расспрашивали Кена сегодня о самочувствии, но решил спросить все же сам. Не задумываясь о том, что делает, хотел было коснуться разбитой губы любовника, которая едва только начала заживать, но в последний момент остановился, просто разглядывая, как тогда, после того, как вытащил Лэйка из тюрьмы.

+1

144

Эндрю вроде бы и правда не злился. И аргументы его о здоровье и сне звучали здраво, ведь при одной мысли о колышащейся кровати его снова начинало подташнивать. Партнёр даже обнял его, вполне себе ласково, и пошутил на тему секса. Но какой-то червячок сомнений Лэйка все же грыз. Тревога, поселившаяся внутри после утреннего разговора, не отступала. И Кен понял, что больше в них не уверен. Все эти дни - был. Даже когда Эндрю только признался ему в чувствах, в Тонтоне, Лэйк ощущал, что они поступают правильно. Что Томпсон тот, кто ему нужен, и это взаимно. Казалось, они будут вместе, и как друзья, и как любовники, и как напарники,  и все им нипочём. Но первая же серьёзная ссора показала, как мало они, в сущности, знали друг друга. И если Томпсон и влюбился, то только в того крутого спасателя, которым когда-то увлеклась и его жена. Жить же с психованным "ветераном войны" с ПТСР и депрессией, которому к тому же дорога на курсы по управлению гневом, вряд ли входило в его планы. Дружба, возможно, ещё как-то держалась, любовь была поставлена под сомнение, к тому же, предстояло обойтись как минимум несколько дней без её физических проявлений, а вот на том, чтобы быть напарниками, Томпсон уже попытался поставить крест. И Кен буквально чувствовал, как рушится то, что он считал незыблемым, и он боялся полететь в пропасть, теряя ориентиры.
- В прошлый раз, когда я спал на диване, ты пришёл ко мне ночью,  - напомнил с улыбкой, тоже обнимая Эндрю. Не удержался и засунул ладони под просторную пижамную рубаху, оглаживая спину. - Не боишься, что я не смогу уснуть в одиночестве и тоже приду? - потянулся ближе, почти касаясь носом, выдыхая в чужие губы. Снова проклинал свой мелкий рост и необходимость приподниматься на носочки, чтобы смотреть прямо в глаза. А потом легко коснулся губами губ, выражая всю свою нежность. И будто бы извиняясь за то, каким мудаком был последние дни.

+1

145

Эндрю все не мог взять в толк, какого черта ему тогда, во время ремонта, вздумалось покупать односпальную кровать. Вероятно, в качестве некого манифеста самому себе, обозначающего статус - ты теперь одинок, смирись. И уж точно не предполагал, что однажды в этой квартире возникнет острый недостаток спальных мест.
- Твоя правда, - вздохнул, покосившись на диван, столь уютный, когда на нем сидишь перед телевизором, но при этом совершенно не пригодный для ночевки. - Я сглупил, когда выбирал кровать. Но в общем-то осталась только эта ночь, так что ладно...
Не мог не восхищаться, каким восхитительным был его любовник, несмотря на все загоны. От нежных прикосновений тут же почувствовал, как мысли плывут и возбуждение стекается к паху, и был вынужден отстраниться, понимая, что нужно сдерживаться. Отошел к дивану, решительно сгреб в охапку подушку с одеялом и понес все это в спальню, рассудив, что сон на неудобном диване и на надувной кровати, собственно, почти одинаково безрадостны если рядом нет того, кого можно прижать к себе покрепче, уткнувшись носом в шею.
- Меняем расклад, ты спишь на кровати, я на батуте, все чинно, как в школьном лагере, - сообщил, деловито застилая постель снова. Пижаму снимать и не подумал, чувствовал себя в ней куда как спокойнее, поскольку этот полосатый кошмар просто не мог настраивать на игривый лад и отлично скрывал возбуждение. - Я тут со всеми этими нервами даже чуть не забыл, что мне все еще на работу завтра.
Если уж быть совсем честным, то мозг Эндрю явно со всем старанием вытеснял мысль о работе, так как он не был уверен, что там уже не обсуждают взахлеб их с Кеном личную жизнь. Какая-то часть него была даже немного рада, что в этот раз он пойдет на службу один и, возможно, примет первый удар общественного мнения на себя. После травли в школе - с оскорблениями в соцсетях, шкафчиком, забитым каким-то дерьмом и издевательскими ухмылками в лицо - он считал, что вполне способен выдержать многое и сейчас. И при этом втайне надеялся, что на самом деле ничего не случилось и все так же считают их просто соседями, а Агнес имела ввиду что-то другое. Понимал, что вечно они держать в тайне это не смогут, но и сейчас момент каминг-аута был откровенно неудачным.
Несмотря на ворох тягостных и не очень мыслей в голове заснул быстро, при этом они с Кеном очень трепетно держались за руки, вроде бы даже о чем-то говорили перед сном, а потом он просто вырубился, хорошо хоть будильник с вечера поставить не забыл.
За утренней медитацией над кофе Эндрю вздумалось попробовать посчитать, сколько же совместных дежурств с Кеном у них было. Не так уж и много, на самом деле, и еще меньше на тот период, когда они жили вместе. И вот выяснилось, что уже успел привыкнуть: вместе вставать, одеваться, завтракать и ехать на работу, а сегодня ощущал себя странно, будто бы все шло не по плану, даже о том, что на метро ехать дольше, вспомнил в последний момент, в итоге пришлось снова брать машину Лэйка, иначе он рисковал опоздать.
Едва войдя в раздевалку, понял, что зря надеялся. Возможно, не будь у него школьного опыта, еще какое-то время обманывал себя, что все в порядке, но тут перемены заметил сразу. На него смотрели, не просто привычно и без особого интереса останавливались взглядом, а всматривались жадно, будто обнаружили вместо давно знакомого коллеги, замкнутого, но славного парня Эндрю Томпсона, не меньше чем инопланетянина с кучей щупалец. Обычно в раздевалке и душевой царила атомосфера общей расслабленности, но в этот раз все как-то разом вспомнили про стыдливость и уже не так откровенно шатались голышом туда-сюда, Эндрю замечал все это, но вел себя как обычно, осознавая, что тот щит из показного безразличия, что он отрастил в старшей школе, никуда не делся, и теперь снова был поднят, чтобы защититься от чужих взглядов и шепотков.
- Эй, Томпсон! - окликнул его один из коллег, Деррен Блейк. Эндрю повернулся к нему неторопливо, спокойно, при этом уже по тону и жестам, а также по ощущавшемуся от остальных присутствующих ожиданию поняв, что сейчас последует провокация. Он знал, что так будет - при всей внушаемой толерантности в большинстве "чисто мужских" профессий к геям относились без одобрения, ведь настоящий мужик может доверить прикрывать свою спину только настоящему мужику. Конечно, все менялось, не могло не меняться, но не здесь и сейчас. - А соседа своего ты куда дел?
- Лэйк на больничном, - ответил, ощущая, как немыслимое напряжение собирается где-то в груди, мешая дышать, как туго взведенная пружина.
- А мы думали ты с ним дома останешься, как примерная женушка, - коллега ухмыльнулся, глядя прямо на него с вызовом, остальные, кажется, еще больше подобрались, ожидая неминуемого взрыва.
- Что ты имеешь ввиду? - все так же холодно осведомился Эндрю, понимая отчетливо, что теряет над собой контроль, как он ни старался, его могло сорвать в любой момент. И этот момент наступил, когда Блейк продолжил.
- Ну там похлопотать, помочь болезному, - хмыкнул спасатель, улыбаясь с вполне понятным намеком. - Еду приготовить, помыться... отсосать.
Застав Лэйка со Сьюзен, Эндрю не затеял драку, сдерживался он и позднее, когда ему отчаянно хотелось врезать другу, а вот сейчас он ударил почти не задумываясь, коротко и сильно, в челюсть, просто чтобы стереть с лица Блэйка скабрезную ухмылку. Ответ прилетел незамедлительно, коллега явно рассчитывал на такое развитие событий, но не ожидал, что спровоцированный Эндрю будет драться столь сосредоточенно, зло и умело. Он действительно умел драться, но еще в школе успел усвоить, что один против всех - обречен. Впрочем, на этот раз они дрались только вдвоем, а разняли их довольно быстро.
- Пидор, - выплюнул вдогонку Блэйк, когда коллеги их растащили. Эндрю промолчал, сглатывая слюну с отчетливым привкусом крови, у него оставалось немного времени до конца смены, чтобы привести себя в порядок - противник успел несильно, но разбить ему лицо. Пока умывался, думал с усмешкой, что зря ругал Кена за несдержаннность, а сам тоже хорош.
Произошедшее в раздевалке оказалось будто за кадром: после этого они все вышли на смену и работали вполне адекватно, хоть напряжение и чувствовалось вкупе с периодически проскальзывающими похабными шуточками, подтекст которых был понятен только членам команды. Эндрю терпел, заставлял себя не вскидываться каждый раз, когда слышал что-то, по его мнению, уязвляющее его достоинство как мужчины, тем более что по большому счету придраться было не к чему. В один из перерывов между вызовами к нему на станции подошла Сьюзен, печальная и поникшая, и попросила поговорить наедине.
- Прости, это я виновата, - сказала она мрачно, когда они отошли недалеко, только бы их не было слышно остальной команде.
- Ты рассказала Агнес, а она разболтала? - предположил, стоял, скрестив руки на груди и оперевшись плечом на стену, а она стояла рядом, беспомощно поникнув плечами и опустив глаза. Видел, что эта ситуация для нее стала едва ли не более травматичной, чем для него. Общественное мнение вполне могло представить ее в образе невинной овечки, обиженной двумя пидорасами, но тот, кто это мнение формировал, явно имел к этой женщине неприязнь и не поскупился, очерняя ее в глазах коллег.
- Нет, - она вздохнула. - После прошлой смены мы с Кеном говорили в машине, я сказала много неприятных вещей, я была в ярости... Нас кто-то подслушал. Мне жаль, правда.
Эндрю отметил про себя, что, оказывается, у истерики его партнера причина была не только в аварии, просто подумал об этом безэмоционально, понимая, что все еще не может злиться на Сьюзен за то, что она сделала. Поддавшись порыву, он разомкнул руки, привлек бывшую жену к себе, а она уткнулась ему в грудь, как когда-то, когда они мирились после ссоры.
- Справимся, - сказал негромко, совсем не уверенный в этом, но все же он должен был это сказать. Помолчали, потом Сьюзен произнесла:
- У вас из-за меня больше не будет проблем. Я уезжаю скоро, я давно хотела присединиться к "Врачам без границ", но пока мы были вместе...
- С ума сошла туда лезть?! - возмутился, наверное, по привычке, как будто они все еще были близкими людьми. Сразу осекся, конечно, а она только тихо хмыкнула. - Да, конечно, это здорово. Удачи тебе.
- И вам, - она снова вздохнула. - Только не налажай снова, уже с ним, договорились?
- Окей, - он, кажется, в первый раз за день искренне улыбнулся. - А ты не забывай, что помощь другим - это еще не вся твоя жизнь, хорошо?
- Иди ты, - Сьюзен пихнула его в бок, отстранилась и ушла, явно приободрившись от разговора. Эндрю тоже отправился работать дальше, ощущая, что после примирения с бывшей женой ему стало хоть немного, но легче. Правда, ненадолго, всего лишь до конца этой бесконечно долгой и тяжелой смены, когда отсутствие рядом Лэйка ощущалось почти что бездонной черной дырой, а напряжение в отношениях с коллегами нагнеталось еще больше накапливающейся к утру усталостью.
И вот наконец он сидел в машине и ехал домой, к любимому человеку, который еще не знал, что после больничного его ждет неласковый прием на работе. Еще не знал, как скажет Кену об этом, вообще не хотел ни о чем разговаривать, приехав, направился на кухню, стараясь вести себя потише, так как все еще спали. Заварил себе, против обыкновения, огромную кружку чая и встал с ней около окна, глядя в утренний полумрак, подернутый белизной выпавшего ночью небольшого снега, свободной рукой неосознанно касаясь травмированной щеки, которую тянуло болью.

+1

146

Только когда Томпсон передумал и потащился в спальню, Лэйк понял, что партнёр все-таки злился. Но передумал, и извинения были негласно приняты. Кен разделся, помаячил по комнате в трусах, но действия это не возымело. Нацепивший полосатый мешок, именовавшийся пижамой, Эндрю угрюмо улегся на надувную кровать и выглядел непреклонным. Хотелось плюнуть на все, забраться к нему под одеяло, прижимаясь грудью к горячей спине, поцеловать шею, за ухом. Сказать, как соскучился в чёртовой больнице...
Но понимал, что действительно его голова ещё совсем не в хорошем состоянии, и его как минимум затошнит, попытайся Лэйк сейчас лезть на это подобие дрожащего желе. Да и партнёр явно хотел выспаться перед работой. Поэтому смирился, лёг в кровать,  но на самый край, потому что хотел быть ближе к Эндрю. Тот, кажется, думал о том же, потому что тоже придвинулся к кровати. И в полумраке они смотрели друг на друга, разговаривали. Лэйк свесил руку и нашёл ладонь Эндрю, так быстро, будто бы тот тоже, в этот же момент, захотел поднять руку и коснуться Кена. Ухмыльнулся, переплетая их пальцы. В сотый раз думая, что с девушками все иначе. Он брал их за руку, когда хотел их утешить, подбодрить. В свою же сторону таких жестов не принимал - не такой он слабак, чтоб его утешала баба, а значит была сильнее его. Правда, на последнем дежурстве позволил себе принять жалость от Сьюзен, но вышло в итоге только хуже. С Эндрю же он чувствовал себя на равных, и то, что они держались за руки, никого из них не унижало, а наоборот выражало взаимное доверие и поддержку.
Не запомнил даже, в какой момент уснул. Ещё миг назад, кажется, они с партнёром над чем-то шутили шёпотом, а потом открыл глаза в пустой комнате, и в его руке уже не было ладони партнёра. Вздохнул тяжело, взглянув на часы - была же мысль проснуться раньше и проводить Эндрю на работу, но будильник не завёл, а его сборов не услышал. Томпсон ушёл тихо, явно оберегая его сон. Теперь подскакивать не было смысла - продолжил валяться в постели, пока не проснулись и не прибежали девчонки.
Учитывая, что сегодня был их последний день в Лондоне, сидеть дома никому не хотелось, но Лэйк не был уверен, что в состоянии сесть за руль. Пока они завтракали, все думал, брать или не брать машину. Но все решилось, когда заметил, что ключей на полке просто-напросто нет. А Кеннет чётко помнил, как они вчера приехали, вошли в квартиру, и партнёр бросил брелок на привычное место. А значит, сегодня утром целенаправленно забрал. Естественно, если бы Эндрю спросил, можно ли ему взять машину, Лэйк бы разрешил. Но, видимо, его разрешение уже не требовалось. Хмыкнул и решил, что они будут сегодня пользоваться общественным транспортом.
Пролетел день насыщенно, конечно, не без ссор и не без приключений, но в целом Кен остался довольным, жалея лишь,  что они так и не выбрались ни разу все вчетвером. Партнёра очень не хватало, и больше всего бесило, что на работе требовали сдавать телефоны и никому не звонить. Лэйку больше десятка раз за день хотелось позвонить и поделиться какой-то мыслью и рука тянулась к мобильному.
Когда вернулись домой, кинулся готовить ужин, пока Джо и Мисси собирали вещи. Потом они посмотрели какой-то тупой фильм и разошлись по кроватям. Заснуть в одиночестве долго не получалось, на Лэйка снова напала какая-то смутная тревога,  так всегда бывало, когда у него случался срыв - потом насколько дней его эмоции лихорадило, и он не мог успокоиться. Обычно помогала работа, но на больничном этой возможности он был лишён. Потом Кен проснулся в пять утра, снова ворочался и опять забылся беспокойным сном. Через пару часов он открыл глаза снова - показалось, что дверь хлопнула. Прислушался - вроде бы в квартире было тихо. Попытался уснуть ещё, но опять показалось, что шумел чайник. Потом до него дошло, что уже утро, и это вернулся Эндрю. Поэтому Кен вытащил свой зад из постели, надел шорты и поплелся на кухню, потягиваясь и зевая.
Партнёр стоял у окна, устало опустив плечи. Утренний желтоватый свет придавал его коже какой-то нездоровый оттенок, болезненную бледность. Впрочем, как должен выглядеть человек, который не спал сутки и наверняка побывал в очередном техногенном аду.
Кен молча подошёл сзади, прижался, обнимая Эндрю за талию. Уткнулся лбом в плечо, сначала коротко коснувшись шеи губами.
- Как ты? Тяжёлая смена? - вдохнул  ставший уже родным запах, сминая пальцами футболку на животе партнёра и чувствуя, как тревога уходит. - Я чертовски скучал...

+1

147

Рассчитывал допить чай и пойти спать, тихо, чтобы никого не разбудить, все на том же страшно надоевшем батуте, но сейчас ему было в общем-то плевать, лишь бы наконец принять горизонтальное положение и закрыть глаза. Не успел - Кен, явно разбуженный его возней, пришел на кухню, сонный, такой теплый и родной сейчас, что сердце сжималось от щемящей нежности. Хотел просто постоять вот так, молча, но партнер начал расспрашивать, так что пришлось собраться с мыслями.
- Не тяжелая, скорее бестолковая и суматошная, - вздохнул, накрывая руки любовника своими ладонями, переплетая пальцы, для этого ему пришлось поставить свою любимую полулитровую чашку с недопитым чаем на подоконник. - Я еще и едва не опоздал, прикинь? Извини, пришлось снова угонять твое авто. Но я его утром честно заправил.
Мысли путались, как всегда бывало с недосыпа, но обычной сонливости не чувствовал, все еще был переполнен адреналином, который подстегивал уставший организм бежать куда-то дальше. Сам-то оставался на месте, но при этом очень напряженно размышлял, рассказать ли Кену о том, что случилось на работе, или повременить хоть немного. Все еще не настолько хорошо знал своего партнера, чтобы предсказать реакцию, боялся новой истерики, гнева, ссоры. Сейчас же хотелось тепла и нежности, чувствовать себя защищенным, а не решать какие-то очередные проблемы.
- Я тоже очень скучал, - все еще не поворачивался, ему нравилось так стоять, будто бы объятия Лэйка отгородили его от всего мира с его тревогами. Но внутреннее беспокойство никуда не девалось, кипело, желало быть озвученным хоть в какой-то мере, и именно поэтому он сказал то, о чем, наверное, потом сильно пожалеет. - А ты не упоминал, что вы со Сьюзен после смены разговаривали в тот день...
Теперь случившееся виделось по-другому, он примерно представлял, что могла бросить в лицо его любовнику разозленная сценой после пожара Сьюзен. Досадовал, что в тот день был столь неосторожен, что получил травму, а ведь мог поехать с Кеном работать дальше и всего этого не произошло бы.
"Произошло бы что-то другое," - тут же поправил сам себя, теперь понимал, что у них фактически не было шансов сохранить отношения в тайне от Мелиссы с Джо, ну разве что он бы действительно переехал бы на время к Виктору. В любом случае все уже успело случиться так, как случилось. Похоже, в это утро его накрыло особо тяжелым приступом фатализма, как тогда, после произошедшего в школе, вот только подростком он еще плохо понимал в силу недостатка опыта, что жизнь в любом случае не заканчивается. Сейчас же уже осознавал, что можно прятаться, можно переживать, можно кричать, но однажды все равно придется встать и идти дальше. Даже если все, что сейчас происходит, ведет к их с Кеном разрыву.

+1

148

И почему он решил, что смена у Эндрю непременно должна была оказаться тяжёлой? Проецировал на партнёра собственный опыт последних дней, но Томпсон не был травмированным психом и работал в этой части много лет. Что могло пойти не так?
Расслабился, услышав подтверждение того, что все в порядке. Улыбнулся на слова о машине, в ответ сжимая пальцы партнёра. Хотел было сказать, что он вчера сделал, гадая, обрадуется ли Эндрю. Буквально кайфовал, слыша, что Томпсон по нему скучал. Прижимался, гладил его пальцы, чувствуя, как к паху стекается возбуждение...
И буквально окаменел. Замер, услышав слова Эндрю. Сьюзен. Снова она влезала в их отношения и все портила. Почувствовал, как внутри закипает злость, заполняя его тело до кончиков пальцев. Отстранился от партнёра, немного заходя сбоку, чтобы видеть его лицо.
- Что ещё эта бешеная стерва тебе наговорила? - Выпалил на одном дыхании, с трудом заставляя себя глубоко дышать и не сжимать кулаки. Помнил её слова о том, какой Эндрю холодный и чёрствый, и так и хотелось бросить ей в лицо, что он лишь с ней был таким. А с ним его любовник другой. Горячий, страстный, заботливый. Хотел бы сказать чуткий, но нет, с этим у Эндрю действительно были проблемы, но и Кеннет не был идеальным партнёром, чтоб требовать такого. - Какого хрена она  продолжает лезть в нашу личную жизнь? Не может успокоиться,  что ты бросил её? Или что променял на меня?
Вчера Эндрю сказал, что им не нужно вместе работать. Кен в совместной работе с партнером проблем не видел. Но вот теперь задумался о том, чтоб не контактировать со Сьюзен. Может, перейти в другую смену или обоим в другую часть? Только вот ездить до этой ближе всего, а менять квартиру лишь ради того, чтоб не видеть чокнутую бывшую, казалось слишком радикальным решением.
Хотел было высказаться по этому поводу вслух, но Эндрю повернулся сильнее... И Лэйк буквально язык проглотил, пристально глядя на лицо партнёра.
- Только не говори, что это она тебе двинула.
Поднял руку и осторожно коснулся кончиками пальцев щеки, на которой наливался свежий синяк. Усмехнулся, представив, как они смотрятся теперь вместе, оба с разбитыми рожами. Увидь их кто, наверняка решил бы, что они набили морду друг другу.

0

149

Говорить о бывшей жене с нынешним любовником было, конечно, лучше, чем рассказывать о гомофобии на работе, но тоже не очень хорошо. Кен ожидаемо вскинулся, а Эндрю окончательно убедился, что Сьюзен, узнав об их отношениях, явно слетела с катушек. Но больнее всего было осознавать, что партнер предпочел не рассказывать ему об этом, указать причиной того срыва лишь аварию, а не общение с бывшей миссис Томпсон.
- Бешеная стерва приходила извиняться, - ответил спокойно. Высказывать обиду посчитал бессмысленным, если Кен решил скрыть от него это, значит это его решение. - И сказать, что уезжает. Она давно хотела присоединиться к "Врачам без границ", так что, наверное, не скоро ее увидим.
В этот момент окончательно решил, что пока говорить о работе нельзя. Омрачать девочкам утро отъезда истерикой их дядюшки было бы совсем свинством, так что он только хмыкнул и выдал вполне нейтральную версию:
- Боюсь, все было не так захватывающе. Всего лишь очередной вызов к очередному психу, которому не понравилось, что ему не дают прогуляться по парапету высотному здания. Вот и засветил... Хорошо хоть страховка была.
Перехватил руку Кена, прижимая ее уже к своей щеке полной ладонью, улыбнувшись, ни дрогнув ни на мгновение, когда так беззастенчиво лгал. Потом потянулся поцеловать партнера, ощущая себя довольно-таки хреново от всей этой ситуации, но уверенный, что так будет лучше. Лишь крошечное сомнение скреблось где-то в уголке сознания, напоминая, куда ведут благие намерения, но этого было недостаточно, чтобы заставить его все рассказать честно.
- Когда Мелисса с Джо улетают? - спросил, обнимая Лэйка, ощущая, как он напряжен, будто бы готовился вступить в перепалку со Сьюзен прямо здесь и сейчас. - Может успею хоть часок поспать, прежде чем поедем их провожать...
Испытывал немалое облегчение от мысли, что незваные гости все-таки уезжают. Нет, они нашли общий язык и он, в общем, был не против, чтобы они приезжали еще, но на этот раз, как ему казалось, было достаточно. Наверное, просто хотел, чтобы все снова стало как прежде - они вдвоем в квартире и никаких потрясений. Вот только уже изменения произошли и вернуть прошлое нельзя, как ни старайся, понимал это, но все же отчаянно желал хоть немного выдохнуть и расслабиться.

+1

150

Естественно, Кен почти сразу пожалел о том, что сказал. Он мог бы не выражать свой негатив, а спросить более нейтрально, дожидаясь, чтобы Эндрю ответил, и уже тогда оценить ситуацию. Выходит, партнёр с бывшей помирился, и теперь Лэйк, поливая её грязью, выглядел нелепо. Как будто уже он не мог успокоиться, что Эндрю общается с бывшей женой, и ревновал даже. Поэтому замолчал, испытывая жуткое смущение.
Но слова про "врачей без границ" не могли не вызвать в нем эмоционального отклика. Ведь они тоже мотались по всему миру, в том числе по горячим точкам. Когда они со Сьюзен встречались, он, чтобы произвести впечатление, взахлеб рассказывал девушке о том, как он колесил по разным странам и помогал людям. До того хорошо рассказывал, что она прыгнула к нему в постель. А теперь вот собралась бросить все и отправиться к черту на рога рисковать собой. И Лэйк не мог не чувствовать за это свою вину. Сразу сник, думая о том, стоит ли поговорить с девушкой и попытаться заставить её передумать. Или его это не касается? По идее, ему должно было быть все равно, что собирается делать его бывшая любовница, и она же бывшая жена его парня. Но нет, все равно не было.
Историю про психа на работе на фоне своих мыслей о Сьюзен практически пропустил. Да и не было в ней ничего необычного - на дежурствах какие только неадекваты не попадались. Даже немного порадовался, что его там не было, а то чего доброго не сдержался бы и залепил мудаку в ответ,  что вряд ли бы хорошо сказалось на его карьере. Мысленно отметил, что это очередной довод в пользу идеи партнёра о том, чтобы не работать вместе, и чуть не поморщился от досады. Не любил, когда Эндрю был прав, а он нет. Но Лэйк не хотел ничего менять, хотел, чтобы все было, как раньше. И в отношениях, и на работе - везде. Но с самого приезда Мисси и Джо все словно бы пошло наперекосяк - все стремительно менялось, и как бы он ни старался удержать все на своих местах, ничего не выходило. Конечно, девочки были не виноваты, все лишь совпало...
Эндрю поцеловал его, обнял, и Лэйк позволил себе отдаться этим ощущениям, открещиваясь от тяжёлых мыслей. Пока они были вместе, остальное можно было как-то преодолеть. По крайней мере, хотелось в это верить.
- Их самолёт вылетает в четверть третьего из Хитроу. Думаю, выедем часов в одиннадцать. Успеешь вздремнуть даже часа два, а то и три, если пойдёшь прямо сейчас. А если хочешь, оставайся дома, я сам их отвезу. Мне уже лучше, правда,  - заметил строгий взгляд партнёра и сразу начал оправдываться, как нашкодивший ребёнок. Потянулся и сам поцеловал партнёра, ощущая легкую боль в разбитой губе. Но это того стоило.  После страха потерять Эндрю каждый поцелуй вновь стал чувствоваться острее, а не восприниматься как должное. Думал о том, как ему повезло встретить именно этого человека. Парня который быстро из простого напарника и соседа стал целым миром.

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Кто же не любит сюрпризы?