Ghostbusters
Walk the Moon

Счастливого Дня Всех Святых!
Мистер Броули задумчиво изучал пожелтевшую от дыма эмалированную решетку вентиляции на потолке. Наверное стоило заказать здесь генеральную уборку, пусть и стены почистят. Мысли вальяжно плыли с одного предмета на другой
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
25.10
Лондонский
инстаграм
ЧЕЛЛЕНДЖ
Хэллоуин
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию
Сладость
или гадость?
Киновикторина
ужасов
Прятки
с монстрами

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Кто же не любит сюрпризы?


Кто же не любит сюрпризы?

Сообщений 1 страница 30 из 72

1


Кто же не любит сюрпризы?
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://b.radikal.ru/b28/2109/07/f200b110423b.png

Andrew Thompson & Kenneth Lake & Girls
Квартира Кена и Эндрю
28.10.2021 и далее

Неожиданный визит двух красоток к твоему парню может быть приятным сюрпризом? А что, если на этом сюрпризы не кончились?

0

2

Лэйк никогда раньше ни с кем не состоял в отношениях. Думал, в без малого тридцать пять будет тяжело ломать себя, подстраиваться под другого человека. Но то ли дело было в том, что Эндрю был мужчиной, а потому не приходилось разгадывать многочисленные намёки и терпеть ПМС, то ли они просто были так похожи, но за то время, что они были вместе, как пара, не нашлось серьёзных поводов для ссор. Да, неприятные моменты были, пару раз Кен даже готов был психануть, но помнил, что обещал себе больше не орать, и усилием воли сдерживал себя в руках. А потом они находили какое-то решение, нормально разговаривая. Видимо, так и должны делать взрослые люди.
Засыпать вместе Кену нравилось, ещё лучше было только просыпаться вдвоём в дни, когда не нужно было идти на работу. Они могли валяться в кровати, целоваться лениво, поглаживая друг друга. Ну или не очень лениво, а страстно, лаская друг друга до стонов и всхлипов. Томпсон все ещё стеснялся, старался сдерживаться, и тем ценнее были моменты, когда у него не получалось. Кен буквально упивался этими звуками, ловил губами его губы и целовал в исступлении, понимая, что не было так хорошо ни с кем и никогда. Лэйк не давил, ждал, пока его партнёр привыкнет, научится ему доверять и раскроется. Убеждал себя, что однажды этот день настанет, и тогда они будут ещё ближе.
Тогда у них будет секс.
Эта тема больше не поднималась с тех пор, как они решили, что им нужно время. Сколько времени - совершенно не понятно. Кен обещал себе не давить, но не представлял, что Эндрю вновь сам предложит его трахнуть, поэтому предполагал, что все случится как-то само. Само, правда, не случалось. Но он хотя бы подготовился. Посмотрел в тайне от Томпсона пару гейских порнушек, пытаясь вникнуть в тонкости, правда, чуть не добился обратного эффекта. Эндрю его возбуждал, а вот бородатые качки, ставящие раком андрогинных мальчиков, не очень. Потом он нашёл тематический форум, решив, что лучше читать, а не смотреть. Так действительно оказалось лучше. Выяснил, что все удовольствие заключается в массаже простаты, и даже гетеросексуальным мужчинам нравится, когда это делают их партнерши. Конечно, тем мужчинам, у кого нет кучи комплексов и гомофобии. Ознакомился с техниками этого самого массажа и даже с некоторыми игрушками, хотя сомневался, что они будут использовать что-то такое. Им бы хоть со своими руками и членами разобраться. Главной проблемой было, что никто толком не мог написать, как эту простату найти, и все определялось исключительно опытным путем по реакции партнёра. А ещё Лэйк купил анальную смазку, запас презервативов и стал намного чаще стричь ногти. Потому что никогда не знаешь, когда...
Единственное, что его напрягало - работа. Заметил, что стал по-другому относиться к Эндрю. Когда работали на авариях, все бы ничего. Но в пожарах опасался отпускать его одного, начал вызываться в самые опасные участки, пока Томпсон не успел, в результате постоянно лез в самое пекло за всю бригаду. Догадывался, что Эндрю это замечает и однажды устроит ему скандал на тему, зачем Лэйк пытается себя убить. Но при одной мысли о том, что что-то случится с Эндрю, у него появлялось что-то вроде лёгких панических атак, чего очень давно с ним не было, не считая последнего случая на дороге в Тонтон.
В этот день они тоже работали на пожаре, тяжёлом, поскольку горели склады с горючими материалами. Провозились почти всю смену и так устали, что было не до разговоров даже. Приехали домой, приняли душ и упали в постель без сил.
Когда Кен проснулся, было уже далеко за полдень. Эндрю рядом не было, что не удивительно - Лэйк часто спал дольше, а Томпсон старался ему не мешать. Вылез из постели, натянул домашние шорты и, протирая глаза и зевая, пошлепал в гостиную, где нашёл Эндрю на диване. С книгой. И, конечно же, в футболке. Кен предпочитал, если в квартире тепло, ходить с голым торсом, а Эндрю эту привычку не разделял, чем здорово усложнял Лэйку жизнь, мешая, например, ласково целовать его в плечо. Поэтому Кен перешёл на шею - с его ростом так банально было даже удобнее, чем в губы.
Вот и сейчас он обошёл диван сзади, наклонился и коснулся губами шеи Томпсона, а потом потерся носом.
- Что читаешь?
Неожиданно в дверь позвонили, и Лэйк выпрямился.
- Ты заказал доставку? - поинтересовался он, но Эндрю отрицательно покачал головой и выглядел таким же удивлённым. Они никому не давали свой адрес и приходили к ним лишь исключительно курьеры с пиццей или китайской едой. Кена посетила неприятная мысль, что что-то случилось, ведь его адрес был на работе, в полиции, в посольстве, у юриста по наследству и так далее. Подошёл к двери, открыл замок, распахнул её.
И буквально охренел, когда на него с оглушительным визгом "Кенниииииии!" кинулось розововолосое нечто в цветной тунике, из-под которой не было видно коротких шорт, но Лэйк искренне надеялся, что они там были. Когда юная девушка запрыгнула на него, обхватив за плечи, он рефлекторно подхватил её под бедра, чтобы не упасть, и по инерции прокружил в пол оборота, разворачиваясь спиной к двери и встречаясь взглядом с мягко говоря удивлённым Эндрю. Не заметил даже, как на пороге появилась и вторая девушка, в мини-юбке и топе, с кудрявыми зелёными волосами, большим бюстом и двумя огромными чемоданами. Она вошла, осторожно прикрыла дверь и посмотрела на Эндрю, кокетливо хлопая длинными ресницами.
- Ну приветик.
Услышав её, Кен отошёл от шока.
- Слезай с меня, Мисси, - зарычал он на розовововолосую, буквально отлепил её от своей шеи и опустил на пол, все ещё не веря, что это действительно происходит. - Какого хрена вы здесь?!
Потом повернулся к Эндрю, понимая, как это выглядит со стороны, и что он должен объясниться.
-  Эндрю, это Мисси. Моя...
- Ну хватит уже звать меня Мисси, - фыркнула девушка, прошлась по комнате, цокая шпильками ботинок на шнуровке, в направлении Эндрю, окидывая его оценивающим, довольно двусмысленным взглядом.
- Привет, красавчик. Я Мелисса. Мелисса Лэйк. А ты?

Отредактировано Kenneth Lake (22 Сен 2021 00:06:56)

+1

3

После развода обычно каждый из бывших супругов старается сохранить лицо, убеждая сам себя, что он сделал все что мог, а вот другой вел себя эгоистично и в целом виноват в произошедшем. Эндрю тоже не стал исключением, однако потребовалось всего пара недель побыть в отношениях с Кеном, чтобы со стыдом осознать: в том, что его брак развалился, виновата не только лишь его почти-латентная гомосексуальность. Как оказалось, он практически не умел договариваться по мелочам, воспринимая любую претензию в свой адрес как упрек, накручивал себя, пристально наблюдая за партнером, не совершит ли он ошибку, соврав коллегам об истинной природе их отношений, или же не проявит ли определенного внимания к какой-нибудь девице. А Лэйк старался, действительно старался, это было заметно, что он по-настоящему увлечен тем, что между ними происходило.
Эндрю тоже старался, сдерживался, напоминал себе, что они адекватные люди и способны договориться. В семье его родителей все спорные вопросы решались просто: папа всегда прав, если не прав, смотри пункт первый. Либо подчиняешься, либо протестуешь с заведомо известной неудачей. Не хотел этого в своих отношениях, но ничего другого не мог, бывало, говорил, поясняя, уговаривая, а Кен будто бы не слышал, а если слышал, то понимал так превратно, что лучше бы уж Томпсон молчал, и все же каким-то чудом они решали дело миром. На работе, впрочем, по-прежнему оставались сплоченной командой, хотя в последнее время он стал подозревать неладное. Понимал, что им нельзя работать вместе, с каждым разом все труднее было отпускать Лэйка в самое пекло, осознавая, что однажды он может и не вернуться оттуда, но молчал, не зная, как подступиться к обсуждению этой темы. Точно так же он молчал и на тему секса, хотя этот вопрос явно беспокоил обоих. А Эндрю... он боялся. Боялся стать еще ближе, боялся боли, говорил себе, что не все гомосексуальные пары практикуют анальный секс, да и вообще это вредно, говорил себе, что еще не готов. При этом их ласки становились с каждым разом все горячее, и обоим явно не хватало уже этой близости, хотя навыки Эндрю в области минета весьма пополнились. И тоже камень преткновения: он все никак не мог собраться с духом и сказать любовнику, что не отказался бы от подобного в ответ, но опасался в ответ столкнуться с реакцией в виде отвращения или недоумения.
В общем и целом, зрел кризис. Томпсон видел его нетвратимость, но не имел не малейшего понятия, как с ним справиться, растерянно наблюдал, ничего не предпринимая, зная, что однажды наступит момент, когда они сильно устанут, когда кто-то не сдержится, скажет что-то резкое, и полыхнет взрыв. Однако в тот день ничего, как говорится, не предвещало.
- Туплю в детективы, - усмехнулся, демонстрируя томик Агаты Кристи. Когда Кен вот так целовал его сзади в шею, мурашки табунами собирались и шествовали вниз, вдоль позвоночника, расплываясь теплом где-то внутри и делая ноги ватными. Любил этот момент, когда после тяжелой смены они отсыпались вместе - хотя поначалу ему пришлось несколько ночей привыкать к тому, что рядом кто-то большой и жаркий, и к постоянному перетягиванию одеяла, которое он имел привычку во сне наматывать на себя подобно кокону - а потом проводили остаток дня в блаженном ничегонеделании. Сегодняшний день ничего другого не предвещал, но ровно до того момента, пока не прозвенел звонок в дверь. Почему-то сразу почуял, что это не просто кто-то ошибся квартирой, встал, настороженно наблюдая за тем, как Кен открывает дверь, и даже не вздрогнул, когда на его парня вероломно напали две девицы, по виду, только что сбежавшие из борделя. Иначе бы грош цена ему, как спасателю, если не мог отличить мнимую опасность от реальной, так что даже не бросился отдирать розововолосый полуголый аналог куклы Барби от Лэйка, хоть и испытал такое желание. А вот когда она представилась, ощутил, как сердце будто пропустило удар. Замер на мгновение, не веря своим ушам, но не изменился в лице ни на йоту, как и тогда, в раздевалке. Вид девиц его не особо смутил, рядом со Сьюзен вечно вертелись фрики, однако внутри все будто запылало от ревности. Возможно, если бы не накрутил себя так сильно, выжидая, что Кеннет однажды выкинет что-то в этом духе, смог бы разобраться в ситуации более разумно, но тут лишь мрачно думал о том, что лучше бы ошибся в своих прогнозах.
- Добрый день, - произнес спокойно, даже улыбаясь. Привычно отстранился от своих чувств, от желания устроить скандал не сходя с места, ощущал себя как тогда, в раздевалке. Только еще больнее. - Меня зовут Эндрю Томпсон. Приятно познакомиться.
Говорил спокойно, смотрел безо всякого напряжения, а сам думал только о том, чтобы Лэйк не вздумал представлять его этим... как своего партнера. Мысленно снова, как привык в сложных ситуациях, отсчитывал секунды, ожидая, что все рано или поздно закончится. Вот только чем?

+1

4

Они действовали ему на нервы. Обе. Как и всегда. Взбесили ужасно этим внеплановым визитом, но, лишь увидев их, понял, как на самом деле соскучился и сколько прошло времени.
- А я Джоан Джонсон, - сдержанно представилась вторая девушка, входя гораздо менее решительно. - Тоже очень приятно, - она улыбнулась Эндрю, а затем приблизилась к Кену, приобняла легонько, чмокнула в щеку. - Привет, Кенни.
- Привет, Джо-Джо, - устало ответил Лэйк, тоже чмокнув её. От этого неожиданного визита голова шла кругом. Он бросил взгляд на Эндрю, но тот выглядел спокойным, улыбался даже, и у Кена немного отлегло. Он боялся, что Томпсон разозлится, что к нему приехали гости, а Кен его не предупредил заранее. Но как бы он мог, если и сам не был в курсе?
- А я думала, твой сосед - одноногий... - неожиданно выдала Мисси, выдув большой пузырь из жвачки, и Лэйк снова почувствовал, что начинает злиться.
- Мисси, это ты... Безголовая! - нашёл, наконец, Кен наиболее приличное слово. - Твой отец вообще знает, что ты здесь?!
- Конечно знает, - розововолосая девушка хихикнула, - просил передать тебе привет и что-то там ещё про то, чтобы ты, балда, не спускал с меня глаз, рук и хрен знает чего ещё, ну ты понял, Кенни, да? - она снова засмеялась, погрозив Кену пальцем. Лэйк закрыл глаза. Сосчитал до трех, борясь с желанием схватить её и хорошенько встряхнуть.
- Мисси, ты пьяная? - Он подошёл к ней, наклонился ближе, пытаясь учуять запах алкоголя, который, очевидно, она и маскировала жвачкой. Сам так делал, когда был подростком. - Джо, эта дура ведь пьяная, да? - Он повернулся к подруге Мисси, и Джоан с печальной улыбкой развела руками.
- Я не пьяная, я просто немного выпила... - Мисси надула губы. - И уж не тебе, Кеннет, меня осуждать. Вообще, с тех пор, как ты завязал, ты такой зануууууда... - Мелисса протянула к нему руку, шевеля указательным и средним пальцем с сантиметровым маникюром, то ли пытаясь пощекотать, то ли поиграть в козу рогатую, но Лэйк с раздражением оттолкнул её кисть, отходя в сторону.
- Так, лучше сразу заткнись, Мисси, чтобы потом не пришлось пожалеть о сказанном! Просто заткнись! - Кен чувствовал злость всегда, когда не знал, что делать. Это было лучше, чем растерянность.
- Не ори на меня, - Мисси подошла ближе к Эндрю и заговорщическим тоном сообщила чуть ли не ему на ухо:
- Ой, ну вот опять он орёт, псих ненормальный. Годы идут, а Кенни не может перестать орать. На тебя он тоже орёт, да? Бедняга...
Кен чувствовал, что вскипает, и что ситуация решительно выходит из-под контроля. И что криком тут, действительно, не поможешь, но ничего другого ему в голову не приходило. К сожалению, он не владел магией, чтобы повернуть время вспять и просто не открывать дверь.
Зато на помощь неожиданно пришла Джоан:
- Кенни, давай, мы с Мисси пойдём приляжем. Можно в ту комнату? - Она указала на дверь, и Лэйк кивнул. - Пойдём, дорогая, - Джо обхватила Мелиссу за плечи и оттащила от Эндрю, а затем повела по направлению к спальне, где как раз сейчас не была заправлена большая двуспальная кровать. Но Кену уже было плевать, что они подумают, лишь бы ушли с глаз долой.
- Кстати, твоя матушка ждёт тебя домой на Рождество, Кенни, - донесся до него окрик Мелиссы, прежде, чем за девушками захлопнулась дверь спальни. Лэйк оглянулся, посмотрел сначала на Эндрю, потом на два больших чемодана у входа, а затем просто сполз на пол, уселся и откинул голову на диван. Он совсем забыл, что обещал матери приехать на это Рождество. Это могло стать проблемой. Впрочем, сейчас у него была проблема похуже, только вот он никак не мог понять, как, все-таки, эти две чокнутые тут оказались и как Клинт мог их отпустить.
- Моя долбанутая семейка, м-да...

+1

5

Эндрю очень хотелось сделать с девицами то, что сделал его отец с его пьяными в дым одноклассниками в первый и последний раз, когда он решил устроить дома вечеринку, пользуясь отъездом родителей. Подозревал, что его самого от сурового наказания спасло только вмешательство брата, тем не менее, воспоминания остались яркие. Но он продолжал молчать, сохраняя доброжелательное выражение лица, понимая, что если сейчас взорвется возмущением, то ничего хорошего из этого не выйдет.
Хорошего не происходило и так, правда: Эндрю, справившись с первой волной накативших эмоций, заметил, что Кен откровенно в шоке от визита. Еще пару недель назад он бы вежливо смылся в свою комнату, оставив партнера разбираться с гостями, но сейчас уже не мог его бросить, куда лучше понимая, что он сейчас чувствует, при этом у самого внутри все еще болело и роились подозрения.
Проводив взглядом девушек, удалившихся в спальню, стараясь не думать о том, что они будут лежать сейчас на кровати, которую он уже привык считать их общей, сел на пол рядом с Кеннетом, заговорил не сразу, подбирая слова.
- Мы влипли, да? - спросил, глядя в сторону, но старался, чтобы голос звучал ровно. - Это твои родственницы?..
Первой мыслью, когда он услышал фамилию розововолосой, было - жена. Так подсказывало подогреваемое ревностью и недоверием воображение, но он все же был разумным человеком, и  решил, что жизнь не развивается по сценариям сериалов, и перед тем, как сочинить обвинительный приговор, стоит хотя бы выслушать Кена. На то, что наглые захватчицы исчезнут с той же стремительностью, что и ворвались в их жизнь, даже не рассчитывал, понимая, что это из области внутрисемейных проблем, в которые ему соваться нельзя. Вот это противное чувство, когда кажется, что ты сам себя убедил, что вы теперь близки, искренни и открыты друг с другом, а потом сталкиваешься с реальностью. А она такова, что он все еще очень мало знал о Лэйке. Мог только гадать, с какой частью его жизни придется еще столкнуться, будь это красотки с разноцветными волосами, или призраки погибших друзей. Проклинал иногда свое слишком живое воображение, подогреваемое тревогой, думал, что нужно просто время, это только лишь начало и все не может быть просто, но... слишком сложно.
- А там в холодильнике стейки стоят... - вот это сорвалось уже почти непроизвольно, с глубокой печалью в голосе, поскольку после пробуждения Эндрю, конечно, поел  бутербродов с кофе, но честно надеялся на неторопливый совместный обед. Теперь к злости и ревности примешивалась еще почти детская обида за то, что их маленький уютный мирок был потревожен двумя подвыпившими пигалицами. Черт знает, что теперь будет, но явно не демонстрация счастливой гомосексуальной семьи. Наверное, должен был приободрить Кена, но кто бы приободрил его самого, он так боялся услышать что-то в духе "давай пока ты поспишь у себя", что не мог даже взглянуть на собеседника прямо, смотрел куда-то в сторону и невольно прислушивался к происходящему за дверью спальни.

+1

6

Кен оторвал взгляд от созерцания потолка, когда почувствовал, что Эндрю уселся рядом. Повернулся к нему, кивнув обречённо на оба вопроса разом. Вряд ли могло произойти такое совпадение, что к нему в квартиру пришла бы девушка с такой же фамилией, но ему не родня. Да и, если приглядеться, Мисси была на него похожа. Те же глаза, хоть и под слоем чёрной подводки, нос, немного смуглая кожа и тёмные волосы, которые можно было разглядеть у корней. Ей повезло, что подбородок ей достался не лэйковский, а в мать, потому она казалась достаточно миловидной. Груди, впрочем, ей почти не досталось, тоже в мать. Но не бывает же всего и сразу.
Эндрю довольно точно описал мысли Кена. Они влипли. Что делать с девчонками, Лэйк не знал, но догадывался, что проблем от них не оберешься. А тут ещё Эндрю напомнил про стейки, и Кен вспомнил, что ничего не ел с самого... Вчера? Потому что после тяжёлой смены так устал, что не стал завтракать и сразу вырубился. Желудок тут же противно скрутило.
- Так, я сейчас позвоню Клинту, все улажу, и будем заниматься обедом, - оптимистично заявил Кен, а потом понял, что то, что в его голове выглядело простым и понятным, для Эндрю, наверняка, требовало пояснений. -  Клинт - это мой средний брат, я тебе вроде бы рассказывал. Хотя средний, конечно, номинально, они ж с Кайлом близнецы. В общем, Мисси - его дочь, а Джо - её подруга с раннего детства. У неё нет родителей, была только старая бабка, жила на нашей улице, так что Джо почти всегда была в доме моей семьи вместе с Мисси. Когда её бабуля скончалась несколько лет назад, Клинт оформил опеку, чтоб Джоан не забрали в приёмную семью. И Клинт всегда над ними так трясся, я не представляю, чтоб он просто так отпустил их в другую страну одних, тем более через всю Атлантику. Наверняка, они удрали, и он попросит меня посадить их в ближайший самолёт и вернуть домой, что я с удовольствием сделаю. Идёт? - Кен повернулся к Эндрю и легонько поцеловал его в губы. Подавил в себе неприятное желание тут же оглянуться, чтоб проверить, не подглядывают ли за ними. Не знал, может ли вообще признаться Мелиссе, что он гей, да и надо ли. Она ведь всей семье расскажет, и его не то что на Рождество, а вообще больше никогда дома видеть не захотят. Ощутил такую безысходность, какой не чувствовал со дня смерти Бена. Пока он не смешивал свою семью и отношения с Эндрю, все было замечательно. Он в Англии, родители в Техасе, и можно изредка звонить по скайпу и весело болтать о пустяках, выражая сожаление, что давно не виделись. И вот теперь эти два мира смешались, Мисси явилась и взбаламутила все. Кен понимал, конечно, что это случилось бы рано или поздно, но хотел оттянуть неприятные моменты как можно сильнее. А ещё гадкий внутренний голос твердил, что, возможно, из их отношений с Томпсоном ничего не выйдет и они расстанутся. А вот если он расскажет родне, что гей - это уже будет навсегда. И не известно, стоит ли игра свеч. Старался гнать прочь такие мысли. Убеждал себя, что все твёрдо решил и хочет быть с Эндрю, а потому будет, как бы его семья ни была против. Только вот... а хочет ли сам Эндрю? Может, Лэйк просто был первым парнем, с кем Томпсон достаточно сблизился, вот и спутал дружбу с любовью? Может, наиграется и захочет открывать новые грани гомосексуальности с другими мужчинами? Насильно мил не будешь и не удержишь человека.
Кен постарался взбодриться, достал мобильный, запустил скайп и позвонил Клинту. Повернул экран так, чтоб Эндрю в кадр не попадал, но ему было все видно.
- Я думаю, Клинт не особо обрадуется, что в квартире с его девчонками находится какой-то красивый сексуальный мужчина, - пояснил с ухмылкой, бросив на Эндрю достаточно однозначный взгляд, но потом быстро сделал лицо попроще и вернул внимание телефону. Вызов был принят, и на экране появилось лицо Клинта, который представлял собой будто бы увеличенную версию Кена, отрастившую бороду-эспаньолку. Хоть мужчина явно сидел и попадал в кадр всего до подмышек, было очевидно, что он прилично выше Кена, раза в полтора шире в плечах, и наверное на столько же тяжелее, так как начал обзаводиться вторым подбородком. К тому же в волосах уже белела первая седина.
- Привет, балда, - пробасил мужчина, широко улыбнувшись.
- Привет, Клинт, - хмыкнул Кен. - Угадай, кто ко мне приехал...
Лэйк ожидал, что брат охренеет, когда узнает, где его дочь, но тот продолжал лыбиться, будто бы все в порядке вещей.
- Значит, добрались уже? Отлично.
Кен будто воздухом подавился:
- Слушай... Ты правда их ко мне отпустил? - неверяще пробормотал он.
- Да, знаю я, что ты скажешь... Кайл мне то же самое сказал, что ты ведёшь не самый лучший образ жизни последнее время, давно проебал все доверие и даже дома четыре года не появлялся и забил на нас всех большой болт. И вообще хер знает какой пример можешь подать девчонкам...
Кен почувствовал, что живот у него сводит уже не только от голода. Не мог осознать, что прошло уже четыре года. И что собственные братья думают о нем так. Впрочем, он действительно заслужил, и винить кроме себя было некого. Сглотнул, стараясь дышать глубоко, а Клинт между тем продолжал:
- Я ему сказал, что по роже двину, если ещё будет такую херню нести, и что ты давно уже завязал и живёшь нормально. К тому же, я знаю, что ты за Мисси кого угодно порвешь, но в обиду мою девочку не дашь. Я тебе и мелкому всегда мог её доверить, и сейчас нихера не изменилось. Я, знаешь, обещал им  поездку в Европу, хотели поездить по Франции, Испании, может и к тебе заскочить, и тут надо же - Мэйсон заболел, и Линда за ним. Куда ж я поеду от них. Но и запретить Мисси и Джо поездку, которую они так ждали, не мог никак. Не знал, что же мне делать, и ты меня буквально спас, мужик, - Клинт снова добродушно улыбался, а у Кена в голове, наконец, начал собираться пазл.
- Я спас? Да ладно, - закинул он удочку для продолжения разговора, и Клинт тут же не заглотил:
- Ну конечно, братан, я ожидал, что Мисси побежит тебе жаловаться, что я ей поездку отменяю. Но когда она показала мне вашу переписку, и что ты предложил им пожить у тебя и что присмотришь за ними... У меня прям гора с плеч свалилась. Я так Кайлу и сказал - Кенни наш братан, настоящий Лэйк, хоть и долбанутый временами. И на этот раз он все не проебет и сделает в лучшем виде, раз сам предложил.
- Не проебу, Клинт. Спасибо за доверие, мужик. - Кен не верил как тому, что он говорит это, ведь пять минут назад был полон решимости отослать Мисси и Джо назад в Техас, так и тому, что после всей той херни, что он учудил, брат снова мог ему доверять. Почувствовал, как от волнения дрожат губы и пальцы, протянул руку и сжал кисть Эндрю, ища поддержки. Соображал, что обманул его, но надеялся, что у Томпсона хватит ума понять, почему он это сделал.
- Тебе спасибо, балда. Маман ждёт, кстати, на Рождество...
- Если смогу, Клинт... Поцелуй её от меня. И всем привет в общем. Пока.
- До связи, братишка, - Клинт отключился, и Кен устало бросил телефон на пол рядом с собой. Сердце бешено колотилось в груди. Повернулся к Эндрю, виновато опуская глаза, осознавая, что подвёл его.
- Прости, я не смог... Я...

Отредактировано Kenneth Lake (24 Сен 2021 06:48:27)

0

7

Эндрю попытался представить, что они на работе, что все происходящее - рутинная ситуация, и нужно просто справляться с ней, что бы ты не чувствовал. Часто приходилось сталкиваться с пьяными, с просто неадекватными и напуганными людьми, и на специальном курсе спасателей учили, что делать в сложных ситуациях. Вот только дежурство рано или поздно заканчивается, и можно вернуться домой, теперь же дом оказался оккупирован, и казалось, что безопасного места не осталось, что он в мгновение потерял опору под ногами.
"Соберись, ты ж не принцесса из гей-мелодрамы, чтобы страдать херней", - говорил себе, слушая разговор Кена с братом, ни единым звуком не выдавая своего присутствия, только лишь ободряюще сжал ладонь партнера, когда почувствовал его прикосновение. Сведения о семье Лэйка у него имелись обрывочные, поначалу он думал, что он практически с ними не имеет связи, но потом, когда они стали жить как пара, стал замечать, что все не совсем так. Жалел, что так и не расспросил его подробно, может, меньше чувствовал себя сейчас дураком, не зная, что происходит.
- Все нормально, не парься. Ты действительно пригласил их пожить у тебя? - спросил, когда видеозвонок закончился и с экрана телефона пропал смутно похожий на Кеннета бородатый мужик. Уложить в сознании мысль, что это действительно брат его любовника и не единственный, оказалось непросто, хотя он и припоминал смутно, что уже вроде слышал об этом. - Они хоть совершеннолетние?
С определением возраста девчонок затруднялся, зная, что современные подростки могут выглядеть как младше, так и намного старше паспортной даты. Да и не приглядывался, в общем-то, занятый борьбой с собственными эмоциями, удалившиеся в спальню девушки остались в пямяти двумя разноцветными пятнами с оттенком острой неприязни. Честно признаться, они его вообще не слишком интересовали как люди, скорее уж воспринимались как угроза их устоявшемуся образу жизни и отношениям в целом. Томпсон вполне мог понять нежелание партнера сообщать своей семье о происходящем, но не принять это. Говорил себе, что требовать каминг-аута от Кена на данном этапе глупо, да и они еще не обсужали это, но глубоко внутри болело от обиды, от острого разочарования, что все оказалось не так приятно, как хотелось бы.
- Предлагаю пойти все-таки поесть, - решительно встал, потянув Лэйка за собой и направляясь на кухню. - А потом подумаем, как убрать мои вещи из спальни незаметно, окей?
Осознавал прекрасно, что реши он сейчас быть жестким и потребовать не играть в прятки, а быть честным, то вполне может потерять Кена в принципе, тот явно не готов жить с мужчиной открыто. Удавалось игнорировать этот факт эти недели, но увы, долго прятать голову в песок не получилось. И Эндрю не чувствовал себя вправе ставить какие-либо условия, он вообще ощущал себя лишним, кем-то, кто вмешался в жизнь хорошего парня по имени Кеннет Лэйк и теперь тянет его за собой куда-то, куда тому не нужно. Иногда грешным делом мелькала мысль, что ему следовало выбирать кого-то из уже точно определившихся, с кем не придется врать и скрываться, но при одной мысли о том, что рядом вместо Кена будет какой-то чужой мужик, начинало тошнить. Не представлял себе жизни без этого человека, тогда уж действительно лучше одному.

+1

8

Почему-то казалось, что Эндрю сейчас выразит свое недовольство ситуацией, обвинит во всем Кена, и они поссорятся. Хотя они уже достаточно хорошо знали друг друга, чтобы Лэйк понял - Томпсон не из тех, кто закатывает истерики и обвиняет, не разобравшись. Но продолжал судить по себе - он бы вспылил, это точно. И оттого ещё сильнее ощущал свою вину.
Эндрю, однако подбодрил его. Не парься? Вот так просто? Но следующие вопросы поставили его в тупик, а потому, сдерживая первую реакцию, чтоб не ответить слишком резко и опять не поссориться, Кен молча поднялся с пола, прихватив телефон, и позволил Томпсону увлечь себя на кухню. Обычно он любил готовить, но сейчас сил не было ни на что. Впрочем, как почти всегда после скандалов и других эмоциональных потрясений. Лэйк быстро наполнялся негативными эмоциями, как огромный воздушный шарик, а вот "сдуваться" далеко не всегда удавалось. Обычно "лопался" криком, драками или другим совершенно неконструктивным способом, а потом пытался долго собрать себя по частям. Как не научился в детстве справляться с эмоциями, так и дожил практически до тридцати пяти полным неадекватом. Сам собой не гордился, но, видимо, у него просто не было достаточно мотивации. Когда начал жить с Эндрю, неожиданно обнаружил, что, оказывается, может заставить себя успокаиваться и сбавлять тон, лишь бы не обидеть партнёра. Хорошие отношения с Эндрю были ему дороже, чем желание всегда быть правым и высказывать свое особо ценное мнение. Сел за стол, подпер локтем щеку и удивлённо вскинул брови, услышав про вынос вещей. Совершенно не ожидал, что Томпсон проявит такой уровень понимания и спокойно воспримет факт, что ему придётся вернуться в свою комнату.
- Да не приглашал я их, Эндрю, - с досадой сказал Лэйк. - Думаешь, я сделал бы такое, не сказав тебе? Нет, даже не так: не посоветовавшись с тобой? Это наша с тобой квартира, мы живём вместе и решаем все вместе, разве нет? Да, юридически она моя, но я хочу, чтоб ты считал её своим домом, понимаешь?
Снова встал и подошёл к Эндрю, понимая, что не может сидеть спокойно, его взволновал, конечно, приезд девчонок, но гораздо больше пугало то, как это повлияет на их с Эндрю отношения. - Прости, что тебе придётся терпеть неудобства, но я не мог расстроить брата, не тогда, когда он наконец-то доверил мне что-то важное. Знаешь, последнее время мы не очень ладили, и я решил, что может это мой шанс все исправить... Да и не хочу я сдавать Мисси и Джо. Они конечно две врушки, но Клинт с них за это три шкуры сдерет, а они действительно мечтали об этой поездке. Это их подарок на совершеннолетие, Клинт ещё года три назад им обещал Европу...
Снова потянулся к Эндрю, привставая, как дурак, на носочки, чтоб легонько поцеловать его, а затем обнял, уткнувшись носом в плечо. - Черт, у меня на этот вечер были совсем другие планы... - Протянул разочарованно, поглаживая спину Томпсона под краем футболки. Лэйк действительно думал о том, чтобы сегодня разобраться, наконец, с темой секса, но реальность оказалась жестока к его планам. - Я не думаю, что они больше, чем на неделю. И они на самом деле не плохие... Мисси клёвая, когда не пьяная, - усмехнулся даже. Сейчас, когда эмоции потихоньку улеглись, ситуация начала казаться ему немного забавной. - Надо проверить, как они там. Могу я тебя попросить пока организовать нам обед?

+1

9

Эндрю и не подозревал, что когда-нибудь подумает о чем-то таком, но вдруг мелькнула мысль, что его отец был в чем-то прав. Размышлять об этом было дико, но для него ситуация действительно выглядела странно: отец отправляет двух дочерей (он же правильно понял, Мелисса родная, Джо приемная?) через океан к дядюшке-раздолбаю, надеясь, что он будет развлекать их по всей Европе, и при этом девицы все сами подстроили, но за вранье им ничего не будет. В системе принципов Томпсона это не укладывалось, его воспитывали строго и последовательно, с четким пониманием, что врать - плохо, а поощрять ложь еще хуже, даже если девушки мечтали о поездке. Вслух, конечно, ничего не говорил, но не мог себя заставить искренне поддержать Кена. Поэтому лишь только поцеловал его, прижав к себе, с сожалением думая о том, что у него на вечер тоже были небольшие, но приятные планы, которые теперь приходилось отменять, как и ограничивать уже сформированную привычку к постоянному тактильному контакту.
- Да, конечно, - вздохнул, взглянув в  сторону стоящей на столе кастрюли с уже почищенной картошкой, залитой холодной водой. - Надеюсь, моих кулинарных способностей хватит, чтобы нас всех не отравить...
Немного лукавил: в последнее время загорелся идеей не то чтобы стать великим кулинаром, но хотя бы научиться готовить так, чтобы это было вкусно есть. Смотрел мастер-классы на ютьюбе, даже однажды, пока Кен спал, пробовал пожарить тот же стейк, но результат, признаться, пришлось отправить в мусорку, перед этим не удержавшись и тихонько выстучав по тарелке зажаренным до деревянной твердости кусоком мяса ритм "We Will Rock You". Можно сказать, это была его тайная жизнь, он не хотел посягать на священное право Лэйка заниматься готовкой, но все же считал, что сам должен уметь и это тоже.
Пока готовил, старался не думать ни о чем, кроме как об аппетитно шкворчащих на сковородах картошке и стейках, но все равно сбивался мыслями на всю эту суету с гостями, прислушивался тщетно, что происходит в спальне. Размышлял - и что же, всю жизнь так прятаться, врать, делая вид, что просто друзья? Но и понимал, что нагрянь в гости сейчас его мать - отца, конечно, уже тревожить сообщением о гомосексуальности сына не стоит, он одной ногой в могиле - сделал бы то же самое. Врут тому, кому нельзя сказать правду, верно?
"Целая неделя, - мелькнуло тоскливое, когда уже проверял готовность мяса. Вроде получилось неплохо. - Это что же, Кен возьмет отгулы, чтобы их по достопримечательностям возить? А спать они будут в нашей спальне? Я, выходит, в своей комнате, а Кен на диване в гостиной? "
Мысль о том, что целую неделю нельзя будет даже поцеловаться без оглядки, прикоснуться, придется вести себя как друзья безо всяких привилегий, не вдохновляла. Он всегда был плохим актером. Тем не менее, когда Кеннет вернулся на кухню в компании девушек, улыбнулся им вполне доброжелательно, и начал накрывать на стол.
- Как первые впечатления от Лондона? - спросил, расставляя тарелки и приборы. Надеялся, что за это время Джо и Мелисса успели прийти в себя и обойдется без громких заявлений о психах и красавчиках. Конечно, для Кена они были замечательными, он знал их с детства, с Мелиссой они были кровными родственниками, но Эндрю воспринимал девушек исключительно как непредсказуемую угрозу и больше всего хотел бы, чтобы они сейчас свалили подальше и не мешали их размеренной жизни вдвоем.

Отредактировано Andrew Thompson (24 Сен 2021 21:09:05)

+1

10

Эндрю согласился приготовить обед, поцеловав Кена, и, пока Лэйк шёл в комнату, не мог отделаться от мысли, что ещё чувствует вкус губ Томпсона, и что у него все его чувства на лице написаны, и наверняка он похож на влюблённого идиота. Подхватил по пути чемоданы и, постучавшись, осторожно заглянул в комнату. Мисси лежала на кровати и явно ловила вертолёты, Джо сидела рядом и гладила её по голове.
- Так, девчонки, вы, конечно, красотки, но дома надо ходить в домашнем. Быстро в пижамы, спортивные костюмы, или что там у вас, и марш обедать.
- Кенни, я не хочу, - послышался слабый писк Мисси, но Лэйк это проигнорировал.
- Даю вам десять минут. Клинт отпустил вас под моё командование? Ну так будьте любезны, - усмехнулся, попутно порывшись в шкафу, чтобы найти себе футболку. В их присутствии уже не чувствовал в себе желания ходить по дому полуголым. Взял одну и вышел, оставляя их одних, чтобы дать переодеться. Сам пока сходил в ванную, проверяя её на предмет приличий. Конечно, секса у них не было, а потому презервативы они на каждом углу не разбрасывали, а флакон смазки был всего один и хранился в надежном месте, но все же как минимум белье для стирки надо было сложить в корзину приличнее и накрыть крышкой, потому что иногда они второпях могли позволить себе кинуть что-то просто сверху или даже на пол куда-то в сторону корзины, если уж очень торопились раздеть друг друга. Теперь, когда у них были гости, подобное не являлось приемлемым.
Наведя порядок, обнаружил девчонок выходящими из спальни в прекрасных домашних штанах и футболках. Больше никаких голых ног и сисек, и милые пушистые носки вместо туфель на шпильках, это Лэйка гораздо больше устраивало.
Когда они вошли на кухню, там уже аппетитно пахло мясом и картошкой. И, к удивлению Лэйка, не было ни намёка на запах гари. Улыбнулся Эндрю, негласно благодаря его и за обед, и за попытку завести дружелюбную беседу. Усадил девчонок за стол и собрался было помочь Томпсону со столом, как обратил внимание на позеленевшее лицо Мелиссы, когда перед ней поставили тарелку с мясом.
- Да мы и не успели ещё толком ничего увидеть, - между тем ответила Джо, смущённо глядя на Эндрю. Лэйк даже почувствовал укол ревности. Неужели Джоан запала на его парня? Никогда бы не подумал, что будет соревноваться с девчонками-малолетками за чье-то внимание.
- Мисси, пойдём-ка в уборную, - предложил Кен и осторожно взял племянницу за плечо. - А то тебе, похоже, плохо.
- Фу, Кен, все нормально, я не собираюсь блевать, я не... - начала возмущаться Мелисса, но потом вскочила, закрывая рот ладонями.
- Пошли, малыш, подержу твои шикарные волосы, - усмехнулся Кен и быстро увел девушку в туалет.
- Вы не подумайте ничего плохого, мистер Томпсон. Мелисса просто очень, как оказалось, боится летать. А в самолёте предлагают алкоголь, ну она и выпила, для храбрости.
Джоан взяла вилку и нож, наложила себе немного картошки и взяла стейк. Отрезала кусочек, прожевала и улыбнулась.
- Сложно отказаться, когда вчера ты был ребёнком и тебе все запрещали, а теперь тебе уже двадцать один, и вдруг стало все дозволено, а родители аж через Атлантику. Хочется столько всего попробовать, - задумчиво протянула девушка, наматывая на палец яркую зелёную прядь. - Очень вкусно кстати, большое спасибо за обед.
В этот момент вернулись Кен и заметно посвежевшая Мелисса.
- Извините, я лучше есть не буду, - вздохнула она, села на стул с ногами, подтянула коленки к груди, и уставилась куда-то в пространство. Кен достал из холодильника томатный и апельсиновый соки, сырое яйцо, смешал все в стакане, добавил соль, перец и немного сахара, а потом принёс и всучил племяннице в руки.
- Давай пей это, вместо обеда, маленькими глотками. И не спорь, это поможет.
Мисси спорить не стала, осторожно сделала глоток этой хрени в стакане, потом ещё один, и даже немного заулыбалась. Кен тоже ей улыбнулся, занял свое место за столом и взглянул на Эндрю:
- Так о чем вы тут беседовали? Строили планы на завтра?

Отредактировано Kenneth Lake (26 Сен 2021 13:26:27)

+1

11

Честно говоря, Эндрю был готов уже записать обоих девушек в совершеннейшие оторвы и морально готовился к тому, что Кену придется ближайшие дни постоянно дергаться, чтобы они куда-нибудь не вляпались. Однако же его племянницы оказались куда более адекватными, чем он решил с первого взгляда, если не обращать внимание на дикий цвет волос - впрочем, он только на днях видел в супермаркете парня с подобныи оттенком хаера, так что можно сказать все в рамках нормы. Другой вопрос, что он не предполагал, что развлекать их придется лично ему, поэтому, оставшись наедине с Джоан, в первый момент даже запаниковал слегка, подумав, что партнер его здорово подставил. Но все оказалось не так страшно.
- Могу понять, - улыбнулся осторожно девушке в ответ, тоже усаживаясь за стол и едва ли не с замиранием сердца пробуя собственную стряпню. Все еще похуже, чем у Кена, но намного, намного лучше, чем те сушеные подметки, которые получились в прошлый раз. Это весьма окрыляло. - Сам когда-то приехал в Лондон, мне было восемнадцать, ходил тут с вытаращенными глазами, ошалевший от свободы...
С позиции собственного опыта - нет, не мог понять. Только теоретически осознать, что в свои восемнадцать он был слишком уж серьезным юношей, и в первые свои дни в Лондоне ошалел не от вседозволенности, а от беготни в поисках хоть какой-нибудь работы и жилья, брат тогда не мог ему много помогать, вот и бегал, крутился. Но понимал, что не у всех юность омрачается тяжелым грузом ответственности за свою жизнь в отсутствие поддержки семьи, поэтому был склонен к снисходительности по отношению к девушкам. Особенно если они не будут доставлять особых проблем и в скором времени вернутся в свой Техас.
"Она что, флиртует?.." - озарило его неожиданной мыслью. Он никогда не был ловеласом вроде Лэйка, но с женщинами ему удавалось находить общий язык, он им нравился, однако в последнее время он вел очень закрытый образ жизни, практически не подразумевающий неформальных контактов с кем-либо кроме своего партнера. На работе, конечно, приходилось общаться, но поверхностно, поэтому в основном он жил в каком-то своем, отдельном мире, где женщинам не было места. И вот сейчас, заметив некоторый интерес со стороны Джоан, впал в некоторый ступор. Чувствовал себя страшно старым и занудным "другом дядюшки Кена", но понимал, что с точки зрения здравого смысла все, в общем-то, в порядке: почему бы девушке не заинтересоваться молодым симпатичным спасателем, пусть и старше себя лет на девять? Он, правда, совсем не понимал, что теперь с этим делать, но, поразмыслив, решил, что напрягаться будет лишним. В его интересах, чтобы все прошло мирно и спокойно, и это подразумевает хотя бы не быть букой.
- Благодарю за столь высокую оценку, - совсем немного игривости в голосе, просто для легкости разговора. - Но, признаться, мы совсем не ожидали гостей сегодня, так что обед прост и незамысловат, уж простите. Еще сока?
К возвращению Кена с посвежевшей Мелиссой на кухне уже царила не то чтобы идиллия, но Эндрю уже явно не собирался изображать хмурую тучку, смирившись с положением дел.
- И как бы мы обсуждали столь важные вопросы без вас? - спросил слегка укоризненно, глядя на Мелиссу, которая выглядела уже более спокойной и менее зеленой. На Кена смотреть не хотел, боялся, что снова нахлынет обида, и будет не так просто скрыть это от присутствующих.

Отредактировано Andrew Thompson (26 Сен 2021 21:18:32)

+1

12

Джоан кивнула на предложение сока, продолжая улыбаться. Лэйк тоже улыбнулся, наблюдая, как Эндрю ухаживает за одной девушкой и шутит, глядя на вторую. Мелисса смущённо подняла глаза, встретив взгляд Эндрю, хихикнула и снова уставилась в свой стакан.
Лэйк фыркнул, взял нож и вилку и решил попробовать еду.
- Ммм, вкуснотища, - Кен прожевал и налил себе тоже сока. - Так, у нас завтра выходной, так что, я думаю, мы могли бы показать вам Лондон, а послезавтра нам на работу, так что будете гулять сами, отправитесь на весь день в какие-нибудь музеи и другие приличные места, чтобы по улицам не шляться, идет? - нарочито строго сказал Кен, посмотрев на девчонок. Конечно, он не собирался изображать слишком уж строгого дядюшку, но и должен был дать им понять, что не потерпит пьянства и других глупостей.
- Так вы вместе работаете? - заинтересовалась Джоан, не сводя с Эндрю восхищенного взгляда. - Значит, вы тоже спасатель, мистер Томпсон?
- Эй, Джо, он младше меня, а даже меня ты зовёшь просто по имени, что за церемонии? - притворно надулся Лэйк, сдерживая ухмылку. Нет, он совсем даже не ревновал, просто переживал, что Джо слишком увлечется, и Эндрю разобьёт своей холодностью её детское сердечко.
- Потому что ты всегда ныл, когда мы звали тебя на людях "дядя Кен", и потом от тебя девчонки разбегались, думая, что ты старый, - фыркнула Мелисса. - А мы пытаемся, знаешь ли, быть вежливыми. Если мистер Томпсон захочет, чтоб мы называли его просто Эндрю, он сам нам скажет, - Мелисса бросила взгляд на Эндрю и хихикнула, а потом снова глотнула свой напиток от похмелья.
Лэйк закатил глаза. Он не мог понять, племянница так беззастенчиво флиртует с его соседом, или просто пытается демонстративно троллить Кена, но решил, что в любом случае на эту провокацию не поведется. Нахмурился, но поспешил сменить тему:
- Так на сколько Клинт вас отпустил? Когда вы улетаете?
- Ты уже так сильно хочешь, чтоб мы свалили, дядюшка Кен? - теперь притворно надулась Мелисса. В этом розовом домашнем костюме и с розовыми же волосами, да ещё и без косметики они казалась юной героиней какого-нибудь жутко кавайного аниме, и он совершенно не мог воспринимать её серьёзно.
- Мисси, не беси меня, - сказал тем не менее, просто потому что привык с ней цапаться.
- Мы уезжаем утром третьего октября, - вмешалась Джоан, как всегда разряжая обстановку между подругой и её дядей. Она с самого детства этим занималась, потому что этих двоих нельзя было оставить и на пять минут, чтобы они не начали препираться. - Так что ты планируешь нам показать в Лондоне, Кенни?
- Ну... - Лэйк задумался. Начал припоминать, какие знает достопримечательности британской столицы, но вскоре понял, что видел их все только на открытках. - Да черт его знает, - поднял растерянный взгляд на Эндрю, - только сейчас понял, что я сам ни черта не видел в Лондоне, хотя здесь уже больше года. Нет, серьёзно, - подтвердил, когда девчонки удивлённо заохали. - Сначала я валялся в госпитале, потом начал ходить на работу... Мне некогда было изображать из себя туриста, да и не с кем. Одному стремно ходить по паркам и музеям...
- Кажется, нам всем троим срочно нужен тот, кто сможет спасти нас от культурного невежества, - задумчиво протянула Джо, пряча улыбку в стакане с соком.
- Да, какой-нибудь спасатель со знанием британской столицы, - многозначительно выдала Мисси, не стесняясь, в отличие от подруги, смотреть на Эндрю с широкой улыбкой.
Кен закатил глаза и закрыл лицо ладонью. Надеялся, что это все же был троллинг, а не такой откровенный флирт. Но с какой стати им троллить его через Эндрю, если они даже примерно не в курсе об их отношениях? Не понимал нихрена, но в голове прозвучал тревожный звоночек.

0

13

Как известно, недостаток информации порождает домыслы, вот и Эндрю начал понимать, что создал для себя образ Кеннета Лэйка сам, на основе разрозненных фрагментов его биографии, но это имело весьма отдаленное отношение к тому человеку, который сейчас сидел за столом рядом. Наверное, так было проще, воспринимать его подобным себе, одиночкой в поисках тепла, хорошим парнем, которому не повезло в жизни. А тут вдруг с приездом девчонок он обнаружил массу нестыковок между своим воображаемым любовником и вот этим "непутевым дядюшкой Кеном". Обдумать бы все это как следует, но не мог придумать приличный повод оставить троицу наедине друг с другом, а самому уйти хоть куда-нибудь.
"А почему, собственно, я вообще должен оправдываться и объясняться?" - мелькнула мысль, он сделал вид, что очень занят стейком, но сам разрывался между желанием помочь Кену и ощущением, что ему навязывают какую-то совершенно не удобную ему роль. Вроде бы уже смирился почти, но даже испытывая некоторую симпатию к племянницам друга, не мог заставить себя чувствовать хоть какой-то энтузиазм от перспективы водить их по всему городу в свои выходные. Они все еще оставались наглыми захватчицами территории, которую он уже начинал, смешно сказать, считать и своей тоже. Признаться честно, все еще весьма болезненно воспринимал свое проживание в квартире Кена без намека на арендную плату, и, вероятно, было бы легче, если бы они снимали жилье пополам. А вообще сейчас лучше было бы не задумываться обо всех этих вещах, иначе можно окончательно запутаться, да он и так запутался, в себе, в своих чувствах к Лэйку, слушал их препирательства, но участвовал в разговоре лишь номинально, пытаясь про себя прояснить хоть что-то.
- Лучше просто Эндрю, - произнес, покончив с едой, взглянул на собеседников спокойно, его тон стал едва заметно холоднее. - Но, боюсь, с экскурсией я вам помочь не смогу.
Его действительно начали раздражать эти их восторженные взгляды, будто он был живым Санта-Клаусом. Симпатия в мгновение куда-то делась, он даже мысленно обозвал себя придурком, который уже успел позабыть, что так все и начинается. Сьюзен тоже была такой: считала, что все должны бросаться делать то, что она хочет, только потому, что она такая чудесная. Даже то, что тебе самому делать совершенно нет желания. Таскаться с этими разноцветными вертихвостками по Лондону он не хотел, даже понимая, что этим вполне может разрушить свои отношения с Кеном. При мысли об этом внутри глухо откликнулось болью - но принуждать себя не собирался.
- У меня другие планы, - улыбнулся одними губами, не глядя на любовника, сосредоточив внимание на девушках. Сейчас они казались ему ходячими проекциями того, что он так не любил в женщинах, да и вообще в людях, независимо от их пола - зашкаливающей самоуверенности и нахальства. Как же хотелось сказать - очнись, придурок, тобой нагло пользуются, что бы не случилось в прошлом, это не повод так просто давать нарушать свои личные границы ради смутного обещания принятия семьей, ты давно взрослый мужик, тебе не нужно пытаться заслужить их одобрение... Но он не имел никакого права так говорить, да и вообще хоть как-то высказываться на эту тему. Это не его семья, не его территория, он здесь лишь гость, пусть и с привилегией сна в одной постели. Какое он имеет право указывать своему любовнику, как ему жить и как обращаться с этими девочками? Может лишь провести черту, обозначающую уже его личные границы: бесплатным экскурсоводом он не нанимался. И пусть даже это вызовет у Кена возмущение. - Желаю вам хорошо развлечься.

Отредактировано Andrew Thompson (28 Сен 2021 22:08:56)

+1

14

Кен знал, что есть такое выражение "друг познаётся в беде", но почему-то думал, что они с Эндрю все свои беды уже выбрали и прекрасно справились, поддержав друг друга. Эндрю помог Кеннету пережить смерть Бена, Лэйк был рядом во время всего бракоразводного процесса Томпсона и потом, когда понадобилось ехать в Тонтон.
Только вот тогда они были друзьями, и помогать друг другу было куда как проще. Оставалось понять, где и в чем познаются любовники. Потому что Кен считал, что приезд девчонок - настоящая беда, и он не мог справиться с ними один. А у Эндрю были другие планы. Лэйк ушам своим не поверил, услышав это. Поднял глаза и увидел, что Томпсон на него даже не смотрел. И лицо у него было такое надменно-отстраненное, что в миг стало все ясно. Кен налил себе сок, стараясь не выдать своей обиды. Раньше как раз у Кена иногда бывали планы, когда он бегал по свиданиям, а Эндрю же жил между работой и домом, совсем редко выбираясь к брату. Но сейчас Лэйк был уверен - ничего такого его друг не планировал, а просто не захотел проводить с ними время.
Сглотнул тяжелый ком в горле, устало потёр переносицу и нарочито оптимистично заявил:
- Спасибо! Ну значит придётся мне добыть путеводитель, и будем изображать троих чокнутых туристов из штатов, - ухмыльнулся, глотнул сока и продолжил есть, хотя теперь кусок в горло не лез.
- Кем мы и являемся, - съязвила Джоан, бросив острый взгляд на Эндрю. Мелисса достала телефон и уткнулась в него:
- Ничего, Кенни, я тебе помогу. Я думала начать с Вестминстерского аббатства. Как ты считаешь? - Мисси принялась рассуждать, в какие часы пускают туристов, и как лучше туда добраться на общественном транспорте. Лэйк слушал не очень внимательно, его гораздо больше интересовало, почему Эндрю так себя повел. Не захотел помочь Кену? Или ему действительно настолько в тягость компания девчонок? А ведь Кен всерьёз представил, как они с Эндрю гуляют по музеям, делятся впечатлениями. Хотел, чтоб Томпсон поближе познакомился с Мисси и Джо, чтобы узнать что они думают о нем, а он - о них. Лэйку казалось действительно отличной идеей, если его самые близкие люди познакомятся, и возможно он мог бы тогда, если б девочки приняли Эндрю, им рассказать...
Но Эндрю словно захлопнул у него перед носом эту дверь, и Кену предстояло с этим смириться. По крайней мере до тех пор, как они смогут об этом поговорить.
Когда все поели, Джо принялась убирать посуду.
- Спасибо, Джей-Джей, просто кинь все в посудомойку, - попросил Лэйк, встав из-за стола. - Пойду пока возьму свои вещи из спальни, чтоб потом вас не беспокоить. - И ушёл в их с Эндрю в спальню. Открыл сначала свою половину шкафа, вытащив стопку нижнего белья, пару футболок и джинсы, потом точно так же взял вещи Томпсона, памятуя о том, что тот сам хотел незаметно забрать свою одежду. Естественно, все забирать не стал, на неделю и этого должно было хватить. Скинул все в корзинку из икеи, сдобрил сверху несколькими парами чистых носков и понёс в комнату Эндрю. Открыл дверь и остановился напротив стены, которую они вместе разрисовали. Вспомнил, как им было весело. Они хохотали, испачкавшись в краске, выражали свои эмоции и, казалось, были на одной волне, хотя в глубине души боялись признаться в своих чувствах друг к другу. Сейчас же, казалось, у них стало меньше секретов, больше доверия... И Лэйк чувствовал, что все меньше понимает, что творится у Эндрю в голове.

0

15

Заметив реакцию Кена на свои слова, Эндрю почти пожалел о том, что сказал. Он не был уверен в своих отношениях настолько, чтобы знать, что от его поступка ничего не развалится, мелькнула мысль - а может стоило все же уступить, сыграть роль еще одного доброго дядюшки? По большому счету для него это не слишком сложно, Лондон он знал неплохо, со Сьюзен они исходили все его достопримечательности вдоль и поперек, однако все равно пошел на принцип.
"Так, стоп, - думал, молча моя вручную сковороду-гриль, которая не помещалась в посудомойку, пока Джоан убирала остальную посуду. - Никто никому ничего не должен, верно? Как бы я поступил, если бы это были не его племянницы... а мои племянники? Да отправил бы их ближайшей бандеролью обратно родителям безо всяких сомнений, но... А если бы возня с ними сделала бы меня вдруг достойным сыном для отца?"
Попытался примерить ситуацию на себя, но не мог, был, наверное, иначе воспитан, слишком принципиальный, слишком упрямый, слишком много болезенных шрамов на его душе осталось после неудачного брака и тяжелого развода, когда его регулярно принуждали к чему-то, чего он не хотел, и часто ради каких-то совершенно незнакомых людей. Не собирался сейчас продолжать в том же духе, но и маялся вполне понятными сомнениями - стоит ли эта ситуация того, чтобы в итоге, возможно, и вовсе все разрушить и уйти в закат одиноким и принципиальным?
После его выступления обстановка до боли напоминала то, что обычно происходило у него в семье в детстве: все молчали и делали вид, что все нормально. Эндрю закончил на кухне и планировал тихо-мирно скрыться в своей комнате, понимая, что если сейчас вдруг заявит, что у него появились дела и надо уйти, то это будет выглядеть как побег и обстановку не улучшит. Вот только зайдя в пустующую с момента его переезда в постель к другу спальню, он обнаружил там Кена, с отсутствующим видом разглядывающего стену. Разворачиваться и выходить с видом "я забыл, что хотел в уборную" было как-то совсем глупо, поэтому подошел и встал рядом, тоже разглядывая рисунок.
- Если нужно, я могу пожить у брата, чтобы вас не стеснять, - произнес, помолчав, хотя на самом деле хотел сказать совсем другое. Извиниться за резкость? Оправдаться? Начать что-то доказывать? Не видел в этом смысла. Отчаянно пытался нашарить хоть какие-то слова, чтобы наладить хоть какой-то контакт, разбить повисшее напряжение, но при этом не упрекать, не воспитывать и не унижать ни достоинства собеседника, ни своего. А вместо этого, похоже, лишь снова все испортил. Не нужно быть гением по считыванию поведения людей, чтобы понять, что Кеннет явно расстроен. Будто бы он действительно надеялся, что Эндрю радостно понесется спать в одиночестве и гулять вчетвером. Впрочем, возможно и так, слишком уж они мало друг друга знают, как выяснилось, а как итог - некрасивая семейная сцена и смутные перспективы в отношениях. Но как поддержать, не противореча собственным принципам, не знал, досадовал на свою эмоциональную тупость, но ничего не мог поделать. Только ждать, может пройдет день или два, и все сгладится, да и Джоан с Мелиссой приехали не навсегда, может у них еще есть шанс все обсудить и решить, что все не так страшно, как кажется.

+1

16

Кен услышал знакомые шаги, но не обернулся даже. Дождался, когда Томпсон встанет рядом и попадёт в поле бокового зрения. Хотелось как-то начать разговор, спросить, почему Эндрю так себя повел. Но Лэйк банально струсил. Боялся услышать, что девочки - его проблема, ему и разбираться. Не хотел вдруг узнать, что Томпсону плевать на него. Отказывался верить, что нет никаких "мы" и все ещё каждый сам по себе. Надеялся в глубине души, что Эндрю сейчас развеет его сомнения. Скажет, что у него и в самом деле завтра дела, а иначе бы он с радостью. Ну или хотя бы заверит, что его нежелание проводить время с Мисси и Джо не должно влиять на их отношения.
Томпсон действительно начал разговор первым. Но, черт побери, лучше бы он молчал. Лэйк завис на пару секунд, пытаясь осмыслить услышанное, но почувствовал, что корзинка ускользает из рук, и быстро перехватил её, пока носки не свалились с вершины горки. Потом повернулся, поднимая глаза на Эндрю.
Он мог бы закричать. Один бог знает, как ему хотелось заорать. Схватить Эндрю за ворот футболки, встряхнуть хорошенько и спросить "что, блять, с тобой не так?". Но он знал, что ничего не добьётся. Томпсон только ещё глубже уйдёт в свою скорлупу, защищаясь от нападок. А Лэйк не хотел нападать. Он слишком устал и был слишком напуган той ответственностью, которая на него свалилась. Он сам нуждался в защите и помощи, но самый близкий сейчас человек ему в этом отказал, и от обиды хотелось что-нибудь разбить или сломать, но Кен только крепче стиснул корзинку.
- Кому нужно? Тебе? - спросил с вызовом. - Ты волен поступать, как тебе хочется, знаешь. Я не имею права портить тебе планы. - Улыбнулся, поджав губы, и пошёл к шкафу. Открыл дверцу и принялся методично выкладывать на полки вещи из корзинки. На одну свои, на другую - его. Было немного проще не срываться и держать себя в руках, когда руки чем-то заняты. Тупая домашняя работа как раз идеально подходила. Правда, аккуратно складывать вещи не выходило, но Кен достаточно сдерживался, чтобы их не швырять, а просто небрежно запихивать. Очень, мать их, небрежно.
- Я... я просто не понимаю, что я должен делать, Эндрю. Ты действительно хотел, чтоб я выгнал детей на улицу и послал брата нахер? - поинтересовался неверяще, ведь не мог Томпсон действительно хотеть этого. - Или, может я должен и в самом деле выгнать тебя к брату, раз ты не хочешь принимать мою семью? Почему я должен, мать твою, разрываться между теми, кто мне дорог, и непременно кого-то обидеть? Что бы я ни выбрал, все равно же буду мудаком! Все равно проебу очередные отношения, так, выходит?
Швырнул на полку последние носки и с грохотом захлопнул шкаф. А потом бросил корзинку в угол. Хотелось ещё и пнуть что-нибудь, но с трудом сдержался, нервно дернув рукой. Кисть опять свело болезненной судорогой, выкручивая пальцы. Закусил губу, пытаясь глубоко дышать и перетерпеть. Надо было заставить себя успокоиться, расслабить мышцы, но Кен ощущал себя сплошным комком нервов. Когда они ехали в Тонтон, Эндрю помог ему прийти в себя, но сейчас, наоборот, только делал хуже своим присутствием.

0

17

Вот в этот момент Эндрю вдруг захотелось взять Кена и пойти к семейному психотерапевту, хотя от собственного опыта в этом смысле  у него остались не самые приятные впечатления, причем в основном от количества нулей в предъявленном потом счете за несколько сеансов. Было и такое в их совместной жизни со Сьюзен, и сейчас подумалось, что им бы не помешал кто-то вроде переводчика, чтобы адекватно формулировать мысли и чувства, а не нести всякую чушь, от которой только больнее. Пожалел, что не заткнулся еще тогда, на кухне, подумал, что с каждым словом продолжает делать все хуже и хуже, будто бы природа при его создании забыла встроить в его аппарат для коммуникации какие-то важные функции - и теперь он вечно обречен встречать в ответ на свои слова или действия, которые искренне считал правильными, возмущенную реакцию. Впрочем, если уж совсем хорошо подумать, а не этого ли он добивался на самом деле, не желая отдавать себе в этом отчет? Провоцировал, будто желая таким образом убедиться, что партнеру не все равно. При мысли об этом накатил стыд, он смотрел на Лэйка, который с остервенением запихивал его же одежду в шкаф, и пытался сообразить, что теперь делать. Мог бы, конечно, вскинуться в ответ, начиная очередной виток выяснения отношений на повышенных тонах, но самоконтроля пока еще хватало на то, чтобы напомнить себе, что не  стоит воспринимать все сказанное в запале всерьез. Тем более, что он и сам здорово налажал.
- Кен, послушай, - видел, что собеседник уже практически не в себе, его состояние было сродни тому, что он наблюдал тогда еще на дороге в Тонтон. И это пугало. Старался быть спокойным сам, говорил медленно и негромко, представляя на месте Кена не его самого, не своего любовника, к которому имел уже сложившийся чемоданчик обид и претензий, но какого-то совсем другого человека, оказавшегося в трудной ситуации. Да, приезд двух племянниц, наверное, можно приравнять к небольшому пожару. - Извини, я как всегда несу черте что... Я сказал, что уеду к брату просто потому, что мне совсем не хочется, чтобы твой позвоночник осыпался в трусы после недели ночевки на диване. Тебе же еще работать, забыл? Я не собираюсь тебя бросать, но, честно говоря, ситуация мне здорово не нравится... Мне не нравится, когда люди, которые для тебя семья, заставляют тебя плясать под их дудку. Не знаю, что с этим делать, но и, ты прости, водить их по городу и прикидываться участливым тоже не смогу.
Не был уверен, что Кен его слышит, подошел к нему совсем близко, лицом к лицу, почти вжимая своим телом в шкаф, взял за сведенную судорогой руку, осторожно поглаживая. Надеялся, что в соседней комнате их не слышно, а еще больше на то, что девушкам не понадобится их срочно искать - иначе их нынешние проблемы покажутся ерундой по сравнению с перспективой очень некрасивого и внезапного каминг-аута.

+1

18

Вдох. Выдох. Ещё один вдох. Медленнее. Лэйк пытался по совету своего последнего психолога делать дыхательные упражнения. То, что у него не разгибались до конца пальцы, было следствием травмы локтевого нерва в области кисти. А вот эти чёртовы судороги были исключительно психосоматическими, по крайней мере, неврологи взаимосвязи с травмой не нашли, а психолог посоветовал расслабляться. Вот и все лечение.
Как ни странно, но Эндрю в итоге помог ему больше, чем чёртово правильное дыхание. Он не стал орать в ответ, а спокойно пояснил свою мысль, и уже Кен почувствовал себя идиотом. Вот почему ему обязательно нужно было все понимать так, что Томпсон хочет его бросить? Ведь у Эндрю, как оказалось, были вполне себе благородные намерения. Правда, последние его слова заставили Кена слегка поморщиться, особенно в части про дудку. Но то, как Эндрю приблизился к нему и принялся массировать ладонь, заставило Лэйка поумерить пыл. А если точнее, перенаправить его в другое русло.
Кен свободной рукой обхватил Томпсона за шею, притягивая ближе к себе, и поцеловал, чувствуя, как от этой близости мышцы расслабляются и напряжение уходит, сосредотачиваясь уже совсем не в кисти руки. Это было похоже на чёртову зависимость, сродни алкогольной, при одной мысли о том, что у него не будет Эндрю, у Лэйка уже начиналась ломка. Понимал, что это совсем не здоровое поведение, и нормальные люди должны быть независимы и самодостаточны, но... Черт побери, когда это он был нормальным? Не мог припомнить, чтобы хоть раз испытывал ощущение счастья, если был один. Врачи говорили про ПТСР, лабильность психики и что это естественное следствие того, что он пережил. Кен плевать хотел на всю эту чушь, лишь бы его оставили в покое и дали жить так, как он хочет. И сейчас он хотел жить с Эндрю.
Оторвался от его губ и уткнулся лбом в его лоб.
- Чёрт, мужик, не пугай меня так, пожалуйста. Извини, я немного... не в себе со всеми этими сюрпризами. - Ещё раз вдохнул и выдохнул, улыбаясь от того, что его рука все ещё была в руке Эндрю. Прикрыл глаза, наслаждаясь теплом и близостью. - Со мной на диване все будет нормально. А завтра куплю надувную кровать и буду ночевать у тебя, если ты не против, - улыбнулся широко, чувствуя такое облегчение от того, что его партнёр все-таки был рядом и поддерживал его. - Но знаешь, ты не прав. Меня никто не заставляет ничего делать. Я люблю девчонок, я скучал, я их четыре года не видел. Мы раньше часто вместе гуляли, я водил их в парк аттракционов раз в месяц, мы катались на каруселях, потом ели мороженое... Это было что-то вроде дня дядюшки Кена, - фыркнул от этого тупого названия, но лучше не мог выразить свою мысль. - Я скучал по этому ощущению - дарить кому-то радость. Думаю, они тоже скучали по мне, вот и приехали. Джо шифруется, но по Мисси все сразу видно, они приехали ко мне, а не в Европу, и я действительно хочу показать им Лондон, да и просто провести с ними время. И я думал, что было бы здорово, если бы ты тоже был частью этого, ну... - Кен не знал, как это выразить. Рассуждать о части семьи, когда они даже не могут рассказать, что встречаются, было странно, но именно так Лэйк и чувствовал. Хотел, чтобы все его близкие были с ним рядом. - Мне неприятно думать о том, что ты проведешь все выходные один тут, в четырёх стенах, пока мы развлекаемся. Но если тебе так лучше, если ты будешь в порядке и не обидишься на меня... Или, может, и правда тоже пока съездишь в гости к брату? Я не хочу что-то решать за тебя и к чему-то принуждать, правда.
Задумался о том, что у них с Эндрю даже не было ни одного нормального свидания, и по городу они гуляли всего несколько раз, да и то просто по ближайшим улицам. Твёрдо пообещал себе это исправить при первой возможности, как только уедут девчонки.

0

19

Эндрю явно повезло: его партнер легко переходил от конфликта к примирению, а для него самого это еще было как-то странно. Вроде бы только что звучали обидные слова, имеющие целью задеть собеседника за живое, и вот уже они целуются, и от этого внутри будто разливается тепло, и кажется, что все будто бы в порядке. Наслаждался этим ощущением, вжимая Кена в шкаф, ощущая острое сожаление, что на ближайшие дни уже привычная близость будет доставаться вот так, украдкой, и нельзя будет позволить себе ни лишнего взгляда, ни жеста.
- Теперь я жалею, что тогда выбрал настолько узкую кровать, - проворчал, переплетая свои пальцы с уже расслабившимися пальцами Кена. - Не совершай той же ошибки, бери надувную пошире... Хотя, наверное, не стоит. Мало ли, им придет в голову с утра ворваться без стука? Да и если подумать... Как мы будем эту неделю? Не думаю, что нам стоит гулять всем вместе, как пить дать, где-нибудь спалимся. Так что лучше, наверное, дома посижу, ничего со мной не сделается.
Одно дело изображать друзей и ничего более на работе, где вообще не до нежностей, где оба заняты делом, и совсем другое - круглосуточный спектакль на глаза у совсем не глупых и наблюдательных девчонок. У женщин, какими бы они юными и неопытными бы не казались, врожденное чутье на хитросплетение отношений. Что-то вроде гендерной особенности, да. Так что Эндрю совсем не шутил насчет временного переезда к брату, сомневался, что они окажутся столь хорошими актерами, чтобы без запинки отыграть "чисто натуральную" дружбу.
- Я бы хотел рассказать брату... о нас, - произнес немного неуверенно, заглядывая партнеру в лицо, не зная, как он отреагирует на это. Они все еще толком не обсуждали, кто из присутствующих в их жизни людей будет знать об их отношениях, а кто нет. По-хорошему, стоило обговорить этот вопрос, как и решить другие проблемы - с сексом, с работой. Но они упрямо предпочитали игнорировать все это, видимо, до тех пор, пока снова не бомбанет. - Я знаю, что Виктору все равно, с кем я, лишь бы мне было хорошо... но его жена, Эмили, может и не принять этого. Боюсь, что после признания меня уже не оставят так просто гулять с племянниками.
Тут уж мог действительно понять Кена: иногда нам нужен кто-то просто для радости. Своих детей Эндрю никогда особо не хотел, но и с отпрысками брата общаться ему нравилось. Тем не менее, лгать в ответ на осторожные расспросы не появился ли у него кто-то, не хотелось. Хотелось заявить: это человек, которого я люблю, он моя семья. Тогда как для Мелиссы и Джоан, не знающих об истинном положении дел, он останется симпатичным, но резковатым парнем, соседом по квартире, чужаком. Впрочем, тоже не факт, что что-то изменилось, реши Кен обо всем рассказать, так что, наверное, невозможно рассудить эту проблему однозначно. Поэтому промолчал в ответ на высказанное пожелание партнера, чтобы он попробовал стать частью их маленького сообщества, хотя с языка рвались заковыристые вопросы на тему - и какая же роль ему отводится в этой компании? Небезосновательно предполагал, что быть четвертым лишним ему не понравится.

+1

20

Почему-то Кен думал, что Эндрю отстранится от него, как более здравомыслящий. Напомнит, что их могут увидеть девчонки, и что им не следует даже подходить друг к другу, пока в квартире посторонние. Но Томпсон продолжал прижимать его к шкафу, гладить его кисть и... мать его, рассуждать о ширине кровати и покупке более широкой. Лэйк почувствовал, как по телу разливается жар, концентрируясь внизу живота, дыхание становится прерывистым, а сердцебиение - частым. Он хмыкнул, когда Эндрю все же вспомнил о девочках и о том, что они могут спалиться. Но Лэйк к этому моменту уже слишком сильно поплыл, и он готов был спалиться хоть тысячу раз, лишь бы Томпсон продолжал быть так близко, прижимать его своим телом. Кен подался было бёдрами ему навстречу, но тут Томпсон заговорил о брате, и у Кеннета перехватило дыхание. Он сжал ладонь Эндрю, глядя ему в глаза. Оказалось, что его партнёр думает о том же - разрешат ли ему видеться с племянниками, если узнают, кто он такой. Кену стало легче от того, что Эндрю понимает его страх открыть их отношения Мисси и Джо. Сглотнул, потом улыбнулся.
- Поэтому я и хотел, чтобы ты побыл с нами. Понравился девчонкам, и они бы увидели, что мы... нормальные, понимаешь? А не какие-то там... извращенцы. И если б ты им понравился, им потом было бы проще принять тебя... нас. Как пару. - Выдохнул тяжело. Не думал, что вообще будет говорить вслух о каминг-ауте, тем более перед членами семьи. Гораздо проще было бы заявить, что они геи, например, на работе, даже если бы это означало, что их будет троллить вся спасательная станция. Но ему действительно важно было мнение Мисси и Джо и их одобрение.
Кен коснулся свободной рукой щеки Эндрю, очертил линию от скулы до подбородка, а затем опустил ладонь ему на грудь. Даже сквозь футболку он чувствовал исходящий от его тела жар. Хотелось стащить с него одежду, повалить, пусть даже на эту узкую кровать, и забраться сверху, покрывая поцелуями каждый сантиметр его тела.
- Если ты хочешь, я могу познакомиться с Виктором и его женой. Женщины меня вообще любят, знаешь? - хмыкнул самодовольно. - Может, я её очарую, и она потом доверит нам не только племянников, но и все остальное? - со смехом предположил, а потом снова поцеловал Эндрю, только на этот раз гораздо более нежно. Пытался выглядеть уверенно, будто бы общаться с семьёй Томпсона было для него проще простого. На самом деле он боялся растерять всю свою решимость, стоит увидеть их кислые мины или услышать пару гомофобных фраз. Одно дело - его девочки, которые были, как он знал, достаточно толерантны, и другое - взрослый мужик, сын гомофобного вояки, и его наверняка чопорная жена. Да Лэйк лучше бы потушил три пожара, чем изображать милого парня перед семейкой Томпсонов. Понял, о чем он просил Эндрю, когда рассуждал о завтрашнем походе по музеям, и немного устыдился своего эгоизма. Но ему нравилось, как его друг произнёс это "о нас". Черт, у них даже секса не было, но, как оказалось, уже были "они". Такие важные, что об этом хотелось прокричать на весь мир. Поэтому на губах Лэйка играла довольная улыбка.

0

21

Мысль о том, что Кен будет кого-то очаровывать, пусть и с самыми благородными намерениями, Эндрю не понравилась, но он промолчал. Не желал портить мгновения близости очередной перебранкой, правда, приходилось напоминать себе, что нужно соблюдать осторожность, а не расплываться, как подтаявшее мороженое, в чужих горячих руках. Мысленно проговаривал это и остаток вечера, который прошел довольно мирно. Если, конечно, не считать того, что сам он маялся изо всех сил, стараясь вести себя нейтрально, а потом и вовсе скрылся в комнате, понимая, что актерские навыки у него, может, и присутствуют, но нервы стоит поберечь.
Лежать на узкой кровати наедине с ноутбуком оказалось очень одиноко. Он уже успел позабыть это ощущение за те недели, когда они с Кеном не расставались дольше, чем на час, в какой-то момент это даже начало тяготить - но сейчас он уже начинал скучать. А еще чувствовал себя виноватым, что оставил партнера одного разбираться с гостями, хоть и говорил себе, что не должен принуждать себя делать то, что ему неприятно, но все же ощущал, что не должен был так поступать. Чтобы немного приглушить голос совести и заодно разыгравшееся либидо, требовавшее продолжения того, что здесь было недавно, включил сериал, как предполагал, для отдыха мозгов, из тех, что встречал в обзорах и думал, что надо как-нибудь глянуть. Первые пару серий "Хорошего места" думал, какая же ерунда, а потом увлекся, еще серии через три призадумался, а к концу первого сезона его и вовсе накрыло мощной волной раскаяния и сопереживания. Решил, что на этом просмотр стоит сворачивать и ложиться спать, однако, сон не шел. Никто не пихался, не дергался почесать нос, не лез в трусы, не упирался стояком в задницу и не дышал в ухо, Эндрю и не подозревал, что настолько привык к этому, хотя раньше ему подобное казалось скорее неудобством, чем бонусом близких отношений. Но выбирать не приходилось, и он ворочался час за часом с боку на бок, пытался успокоить себя дыхательными упражнениями, потом встал и сделал несколько подходов отжиманий, надеясь, что устанет и наконец заснет, но лишь взбодрился еще больше. К полуночи сдался и прокрался на кухню, прислушиваясь, надеясь, что остальные обитетели квартиры уже спят, ему не слишком-то хотелось, чтобы Лэйк или девочки застали его в момент поглощения некоторой порции травяной настойки тридцатипятиградусной крепости, заныканной в углу шкафчика как раз на этот случай. Пить ее в чистом виде было невозможно, только добавлять в чай пару чайных ложек для вкуса, но в этот раз Томпсон бухнул куда больше, и после пары кружек в голове зашумело, а в теле появилась приятная расслабленность. Вот только заснуть это никак не помогло, скорее наоборот, он еще острее ощущал пустоту рядом, будто бы снова оказался в родительском доме, шестнадцатилетним, наказанным за что-то в очередной раз и не знал, как сделать так, чтобы заслужить прощение.
Удалось забыться неглубоким сном, но около трех часов утра Эндрю будто подбросило на кровати, он сел, ощущая острую тревогу, не понимая, где находится спросонья. Потом, конечно, вспомнил, и, ведомый какими-то не подчиняющимися разуму импульсами, метнулся в гостиную, где на неудобном диване мирно спал Лэйк.
- Кен, ты спишь? - спросил свистящим шепотом, надеясь, что после перелета Мелисса с Джоан спят крепко, не чета некоторым нервным спасателям. Глупый вопрос, конечно, но ничего другого его полусонный и все еще слегка опьяненный мозг не придумал. Бухнулся рядом, прислонился, чувствуя тепло, замирая от этого ощущения и осознавая, что без этого человека уже и жизнь не жизнь. Какая-то зависимость, честное слово, но такая приятная. - Прости меня, я такой дурак...

Отредактировано Andrew Thompson (1 Окт 2021 17:04:59)

+1

22

Так не хотелось выбираться из объятий Эндрю, но ещё спустя несколько поцелуев это пришлось сделать. Девчонки за это время разобрали вещи и сидели на диване, смотря телевизор. Лэйк присоединился, и они начали болтать о пустяках, вспоминая прошлое, каких-то общих знакомых и семью. Мисси показывала фотки. Как подрос Мэйсон, который уже не только пошёл в школу, но и выиграл школьные соревнования по плаванию. Особое умиление у Лэйка вызвал малыш Кейси, который занимал половину памяти телефона Мелиссы, то жуя погремушки, то собственный носок на ноге. Лица Кайла и Деборы буквально светились от счастья. А вот мама заметно постарела. Не замечал этого, когда говорил с ней по скайпу, но на фото морщины уже бросались в глаза, как и закрашиваемая седина. Кен тоже показал несколько фоток, вот он в Китае, вот в Малайзии с парнями, вот в Ливии... На эти фотки не хотел смотреть, но Джоан просила. Нехотя продемонстрировал шрамы, приподняв край футболки, но совсем ненадолго. Выслушал охи и ахи, а затем пришлось обсудить детали лечения, поскольку девчонки интересовались в профессиональных, а не личных целях. Рассказал, куда делся его одногогий друг, и откуда появился Эндрю, естественно, пропустив части про Сьюзен, развод, тюрьму и Тонтон. Они были коллегами, которые подружились и решили жить вместе. Хотя не то, чтобы у них не было денег, чтоб снимать квартиры отдельно. Говорить о том, что квартира не съёмная, а принадлежит ему на праве собственности, Кен не стал.
Потом пришло время готовить ужин, Джо вызвалась ему помочь, и они быстро наколдовали в четыре руки настоящий пир. Мисси незаметно удалилась в комнату, видимо, ещё плохо себя чувствуя после алкоголя и перелёта. А может просто потому, что была жутко ленивой и не хотела помогать.
К столу и она, и Эндрю, вышли, все поужинали, поболтав ни о чем, и снова разошлись. Томпсон в свою комнату, Мисси в свою, чтобы лечь спать пораньше, а Лэйк и Джо посидели на диване, включив какой-то хоррор, и то хохотали, то вздрагивали от страха на очередном скримере. А потом Джоан тихонько рассказала Кену, что Мелиссу бросил парень, и поэтому она слегка не в себе. Лэйк все понял и обещал быть с ней помягче.
Когда Джо задремала на его плече, понял, что вечер надо сворачивать. Осторожно разбудил девушку и отвел в комнату, а сам вернулся, застелил диван и тоже лёг. Эндрю был прав, диван оказался жутко неудобным, к тому же, Кен уже отвык спать один, поэтому около часа он ворочался, пока у него не получилось улечься хоть немного удобно. Думал написать Эндрю сообщение в мессенджере, даже пару раз набрал и стёр, но потом рассудил, что его партнёр наверняка уже спит, ведь они сегодня вернулись с дежурства, и из комнаты Томпсона уже пару часов не доносилось ни звука.
Проснулся Лэйк от того, что кто-то пихался, устраиваясь ему под бок. Почувствовал знакомый голос и запах. Улыбнулся и сгреб Эндрю поперёк туловища, прижимая к себе, утыкаясь носом в его плечо. Тело мгновенно отреагировало на прикосновения и тепло партнёра, стало жарко, тесно и безумно хорошо. Но до мозга с небольшим опозданием дошли слова, и Кен слегка приоткрыл глаза, замечая, что в квартире ещё темно. Поднял взгляд и увидел часы на микроволновке, которые показывали начало четвёртого. Осознал, что он не в своей спальне, а в гостиной. Вспомнил, что приехали девочки, и что вообще происходит. А они лежат на диване в трусах, вплотную, и у Кена стоит как каменный.
- Хэй, что такое? - Приподнялся на локте, нависая над Томпсоном, легонько коснулся его губ и уловил явный аромат алкоголя. Вскинул удивлённо брови, представив, что Эндрю в одиночку пил в своей спальне, пока они смотрели ужастики. Это было на него не похоже, из них двоих алкоголиком скорее был Лэйк. - За что мне тебя прощать? Скажешь тоже...
Вроде как пытался вести серьёзный разговор, но понимал, что дышит тяжело, а его член упирается Эндрю в бедро, и это совсем не та сцена, которую нужно видеть Мисси и Джо.
- Так, пойдем к тебе в комнату, поваляемся там, и ты мне расскажешь все, угу? - зевнул и, оттолкнувшись, встал с дивана, лихо перемахнув через Эндрю, а потом подал ему руку.

+1

23

Эндрю в его сонно-тревожном состоянии и на диване было неплохо, почувствовав рядом Кена, его мозг тут же сработал на расслабление и тревога начала уходить. Ему уже не хотелось ни о чем говорить, только заснуть в покое, тепле и безопасности, с которыми, как внезапно выяснилось, ассоциировалось присутствие партнера под боком. При этом настойка явно отключила у него предохранители, он вроде бы помнил, что приехали гости и вот так валяться им нельзя, мало ли, кому из девочек захочется в туалет, но заставить себя подняться и уйти обратно не мог. Однако все же пришлось идти вслед за слишком уж бодрым для столь раннего утра Лэйком и устраиваться вместе с ним на  узковатой для них двоих кровати.
- Не мог заснуть, - признался, тесно прижимаясь к любовнику сбоку. Мысли путались, похоже, с алкоголем он самую малость переборщил, а краткий сон не добавил ясности мыслей. - Даже выпить попытался, но... Все думаю, что веду себя как мудак. Знаешь, а в моем детстве родственники к нам никогда погостить не приезжали... Отец не любил.
Был бы хоть в сколько-нибудь адекватном состоянии, то, вероятно, не стал бы снова откровенничать, после того случая после возвращения из Тонтона относился к этому с осторожностью, осознавая, что не все факты из его биографии могут быть восприняты партнером без негатива. Но сейчас ему хотелось хоть как-то объяснить свое поведение, хотя вроде бы вчера уже все решили, в душе его все еще  маялась совесть. Сколько не считай себя здравомыслящим, последовательным и правильным, потребность в принятии никуда не девается, и сейчас он отчаянно желал быть понятым, сбросить тягостный груз сомнений, не разрушит ли это его отношений, все ли в порядке. Не будь в соседней комнате девушек, искренне считающих их обоих нормальными гетеросексуальными друзьями, все могло бы быть проще, но сон в разных постелях давал впечатление начинающегося разрыва. В спокойном состоянии еще мог сказать себе, что это не так, но, измученный попытками уснуть, не уже контролировал этот страх потерять единственного человека, к которому был так сильно привязан.
- Хочешь, сходим все-таки погулять все вместе? - спросил, слегка изменив положение - сначала он лежал сбоку и сзади от партнера, вытянувшись, но так было не слишком удобно, поэтому закинул на его бедра ногу - и вот тут наконец понял, что Кен сейчас не то чтобы задушевных разговоров и уютных обнимашек хочет. Совсем нет. Здравый смысл подсказывал, что четвертый час ночи не совсем подходящее время ни для чего, собственно, кроме как для крепкого здорового сна, особенно с учетом наличия в квартире родственниц. Однако Эндрю не успел сам себя остановить, его рука будто сама собой потянулась к паху партнера, погладив каменно-твердый член сквозь ткань трусов. До этого момента он и не думал о сексе, тревога затмевала все, но сейчас почувствовал, как низ живота наливается приятной тяжестью, привычно реагируя на близость желанного человека. Вот только он сильно сомневался в своей способности к активным действиям, проснувшееся либидо не смогло его взбодрить до конца и желание растеклось по телу теплой уютной тяжестью, мало похожей на обычное возбуждение.

+1

24

Кен отвел Эндрю в спальню и закрыл за ними дверь на замок, потому что мало ли что... Хотя, конечно, не мог представить, что кто-то из девчонок вдруг попрется в комнату к Томпсону, ведь он был незнакомым взрослым мужиком. Впрочем, подумав, что будь он на месте Мисси и увидев взрослого английского красавчика, с которым можно замутить и потом просто свалить в другую страну... Черт, он бы пришёл ночью к нему в спальню в одной сорочке и устроил секс-марафон. Понимал, конечно, что это лишь его собственное восприятие Томпсона, и Мелисса вполне могла бы не считать его настолько привлекательным, чтоб отдаться с порога, но его все равно это возбудило. Прийти к нему ночью, залезть под одеяло и... трахнуть, забравшись сверху. Черт, это было слишком горячо.
Прижимал к себе Эндрю на тесной кровати, понимая, что спать так нихрена не удобно, но обниматься - очень даже. Слушал откровения партнёра, улыбаясь. Приятно было, что Томпсон не мог без него уснуть, хотя из-за этого его стоило, наверное, пожалеть, но не мог. Отрицательно покачал головой, когда Эндрю предложил все же погулять с ними. Нет, Лэйк уже все обдумал и решил, когда первая обида прошла, что лучше ему погулять с девчонками одному. Поцеловал ямочку ключицы и устроился удобнее, когда Томпсон вдруг закинул на него ногу, а потом и вовсе положил руку на его член.
Сон у Лэйка пропал окончательно. Он позволил себе ещё несколько мгновений понаслаждаться этими простыми прикосновениями, а потом развернулся лицом к партнёру.
- Не надо. Хочу, чтоб тебе было хорошо... - сам не знал, имел ли в виду отказ от прогулки по Лондону или то, что собирался сейчас сделать. Может, и то, и другое сразу. Поцеловал Эндрю, прижимаясь к его телу, чувствуя, как напрягаются мышцы, как низ живота все сильнее наливается горячей тяжестью, а кожа покрывается испариной. Провел языком по губам, дразня, ухмыляясь довольно, потом поцеловал в шею, ещё и ещё, прокладывая дорожку ниже, настойчиво прихватывая кожу губами, но сдерживая себя, чтобы не оставить засос - девчонки бы этого точно не поняли. Опрокинул Эндрю на спину, залезая сверху - именно так, как фантазировал, и продолжил опускаться с поцелуями ниже, уделяя внимание ключице, ямочке между ними, а затем левому соску. Втянул его губами, потом слегка прикусил, после чего нежно лизнул языком. Запах кожи Эндрю сводил его с ума, хотелось покрыть его поцелуями всего, ласкать, кусать и вылизывать, как чёртово мороженное на палочке. Поймал себя на мысли, что настолько сильно его не сводила с ума ни одна баба. Судорожно втянул ртом воздух, пытаясь обуздать собственное возбуждение, чтобы не сорваться раньше времени. Да, прошлую ночь они провели на работе, и было не до секса, но вторую ночь подряд Лэйк уже воздерживаться не мог. Казалось, проще было, например, не есть или даже не дышать, чем не хотеть Томпсона.
Кен положил ладонь на пах Эндрю, убеждаясь, что он тоже возбужден, слегка надавил, проводя пальцами вдоль члена вверх и вниз, а потом стащил с него белье, быстро, пока не получил возражений, что его партнёр хочет спать или о том, что у них гости. Впрочем, крыша от вида голого Томпсона, раскинувшегося на постели в предрассветных сумерках, у Лэйка ехала так, что, казалось, даже будь Эндрю против, не стал бы его сейчас слушать. Обхватил ладонью уже ничем не прикрытый член, погладил яйца, а затем провел ладонью по внутренней стороне бедра, щекоча кончиками пальцев и настойчиво отводя ногу в сторону. Чего только ни делал с бабами, но разложить вот так парня казалось охеренно развратным, таким одуряюще пошлым, что Кена уносило, как пьяного. Устроился на коленях у Эндрю между ног, пока партнёр не включил стыдливую принцессу и не свёл их обратно, и принялся целовать его живот, обводить языком кубики подтянутого пресса, параллельно лаская рукой налитый возбуждением член. Но этого казалось мало, и Лэйк с удивлением понял, чего он действительно хочет. От одной мысли низ живота словно свило тугим узлом. Снова судорожно втянул воздух, чувствуя, как поджимаются на ногах пальцы, а ведь он ещё и не сделал ничего, а только подумал. Наклонился и лизнул языком головку, понимая, что не испытывает ничего, кроме одуряющего желания, и приоткрыл губы, втягивая её в рот. Все дни думал о том, что это не честно - Эндрю делал ему прекрасный минет, а он не мог себя заставить подумать об этом, и вот теперь... не то, что заставлять не пришлось, ему этого сейчас хотелось, просто до сумасшествия. Вбирать член партнёра в себя, то почти до основания, что впрочем, с первого раза нихрена не получалось, то практически выпускать, неумело, но старательно облизывая головку. Понятия не имел, как нужно, поэтому руководствовался тем, как бы он сам хотел, надеясь только, что партнёр не кончит раньше времени. А оттого ласкал его медленно, растягивая удовольствие, ведь у него на этот вечер, как он и сказал днем Эндрю, была куча планов. Как оказалось, приезд Мисси и Джо нихрена не смог им помешать, желание оказалось сильнее здравого смысла, а Томпсон - слишком горячим и желанным, чтобы отказываться от него на ещё один гребаный день.

+1

25

Эндрю было хорошо вот прямо сейчас лежать, прижавшись тесно друг к другу, при этом выбор между  прогулкой в обществе Лэйков и сидением дома в одиночестве был, пожалуй, не принципиален. Несколько успокоившись, решил, что можно, в конце концов, потерпеть, уж это он умел в совершенстве - молчать и ждать, пока обстоятельства, которые от него не зависят, изменятся. Он был одним из тех людей, которым, чтобы плыть по течению, требуется огромное волевое усилие, дело даже не в том, чтобы ничего не предпринимать, а скорее приостановить мыслительно-эмоциональный процесс, направленный в эту сторону. Можно казаться спокойным и безразличным, но внутренне метаться, пытаясь найти ответы на неразрешимые вопросы. Вероятно, именно поэтому он не смог заснуть и в итоге сорвался, прийдя к Кену. Теперь же его накрыло ощущением покоя, даже если партнер сейчас встанет и уйдет на диван, в том, что они по-прежнему вместе и поддерживают друг друга, не сомневался.
Рассчитывал максимум на сонную возню под одеялом, ни на что более активное просто не был способен, даже на поцелуй отвечал как-то вяло, скорее с тихой нежностью, чем со страстью, и потому решительность, с которой Кен вдруг перевернул его на спину и сел сверху, несколько ошеломила. Стоит ли говорить, что он почти тут же позабыл про сон, распахнул глаза, хоть и мало что видел в предрассветном полумраке, и подался инстинктивно всем телом навстречу прикосновениям. Это не было похоже на то, что происходило между ними последние недели: в такие моменты они оба были взбудоражены и проявляли инициативу, за исключением минета, но в общем близость протекала в условиях некоего равноправия. А тут он ощущал, будто его тело налилось свинцовой тяжестью, был возбужден, но не мог толком пошевелиться, отвечая ласками на ласки, но и чувствовал, что этого от него сейчас не требуется, поэтому позволил себе раствориться в ощущениях, лишь только едва слышно постанывая.
Сдерживаться оказалось чертовски сложно Эндрю с трудом удерживал в сознании мысль о том, что нужно вести себя тихо, но Кен, как ему казалось, откровенно съехал с катушек и вытворял такое, что он до этого представлял себе только в самых откровенных фантазиях. Невероятное ощущение - оказаться вот так, бесстыдно обнаженным, с раздвинутыми ногами перед своим любовником, ощущать его губы и руки, не веря даже, что это происходит с ним здесь и сейчас. Уже даже испугался, что Лэйк нацелился на полноценный секс, и эта мысль завела еще больше - и почти тут же отрезвила пониманием, что для него столь спонтанный эксперимент может закончиться печально. Уже почти был готов попробовать отстраниться и поинтересоваться планами партнера, надеясь, что он еще достаточно владеет собой, чтобы внять доводам здравого смысла. И тут почувствовал чужие губы на своем члене, чтобы не вскрикнуть, пришлось прикусить собственную руку, едва сдержался, чтобы не податься бедрами навстречу, но уже по собственному опыту знал, что этого не стоит делать, когда партнер неопытен, слишком резкими движениями можно навредить и ему, и себе. Лежал, раскинувшись на кровати, вцепившись пальцами в простыню, кусая губы, зажмурившись от простреливающего все тело удовольствия.
Сказать, что Кеннет его удивил - ничего не сказать. Конечно, хотел этого, но как-то про себя записал партнера в категорию тех "почти-натуралов", которые считают подобные ласки унижающими их достоинство, поэтому не хотел поднимать эту тему, предпочитая маяться про себя. А в итоге оказалось так здорово, правда, он сомневался, что сможет кончить: слишком уж неровный ритм, к тому же он выпил и устал, несколько неуверенные действия партнера то подводили его к самой грани, то сбивали, но в любом случае в эти минуты он ощущал себя в совершенном блаженстве, волнуясь лишь о том, чтобы не застонать в голос.

+1

26

Если б месяц назад кто-то сказал Лэйку, что он будет самозабвенно отсасывать другому мужику, то сразу получил бы по морде. Кен ещё помнил, как подрался в баре и угодил в тюрьму, когда его обозвали педиком. Но сейчас это все не имело никакого значения. В тёмной комнате были только он, Эндрю и буквально разлитое в воздухе возбуждение. Каждый тихий стон Томпсона превращался будто бы в заряд электричества, что разбегалось по телу где-то под кожей, искрило на кончиках пальцев, которыми Кен гладил живот и бедра партнёра, с наслаждением облизывая твёрдый, увитый венами член. Но и этого казалось не достаточно, лишь трогать и целовать - слишком мало, Лэйку до одури хотелось обладать. Чтобы Эндрю принадлежал ему весь, без остатка, чтобы выстанывал его имя, дрожа от накрывающего оргазма.
Кен выпустил член изо рта, перехватив его ладонью, чувствуя, какой он влажный от слюны и смазки и горячий, и принялся медленно двигать вверх и вниз, сжав кулак, в то время как сам наклонился ещё ниже, покрывая поцелуями внутреннюю поверхность бёдер и яйца. Запоздало вспомнил, что специально заготовленная смазка осталась в кармане шорт, но бежать за ней сейчас было не вариантом. К тому же не собирался делать ничего экстремального, где бы не справилась обычная слюна. Тщательно облизал палец и коснулся тугого колечка мышц, чувствуя, как сразу напряглось тело партнёра, будто Лэйк собирался сделать что-то ужасное.
- Ох, детка... Позволь мне, - прошептал хрипло, поглаживая член, а затем живот партнёра, стараясь его расслабить, - я тебя не обижу, - потерся носом и щекой об головку, а затем снова взял её в рот, параллельно проталкивая в партнёра фалангу пальца. Просунул свободную руку под бедро Эндрю, сжал ягодицу, потом погладил и провел по бедру ладонью, заводя ногу Томпсона себе за спину. И ввёл уже весь палец, осторожно двигая вперёд и назад, боясь причинить партнёру боль, а потому продолжал ласкать его член языком и нежно гладить живот и бедро, расслабляя, даря удовольствие, впитывая тихие стоны и всхлипы. Ускорил темп, понимая, что он действительно делает это - трахает Эндрю, пусть и всего лишь пальцем, но это дало Кену то самое ощущение обладания, которого он так жаждал, от которого буквально плавились и тело, и мозги. Он снова обхватил член партнёра и синхронизировал движения обеих рук, трахая Эндрю пальцем и трахая себя его членом в рот, и это оказалось слишком гремучей смесью из удовольствия, разврата и крышесносного пиздеца, чтобы их хватило надолго. Кен почувствовал, как его трясёт, как сжимаются мышцы в паху, и он впервые за долгое время спустил в трусы, как какой-то мальчишка. И был в таком шоке, что не успел отреагировать - Томпсон догнал его почти сразу и излился ему в горло, отчего Лэйк закашлялся. Отстранился, рефлекторно сглотнув, ощущая во рту горьковато-соленый привкус и не имея возможности отделаться от мысли о том, что это было. Подтянул к себе колени, ощущая, как холодит живот мокрое белье и только теперь понимая всю глубину своего грехопадения. Он только что кончил от того, что отсасывал другому мужику, засунув палец ему в задницу. А ведь Эндрю его даже не трогал.
- Блядь, - только и смог произнести, пытаясь отдышаться и чувствуя, что его колотит крупная дрожь. Понимал ли он до конца, когда решил встречаться с Эндрю, на что соглашается? Очевидно, что нет. Потому что, дроча чужой член, он ещё мог чувствовать себя почти натуралом, но теперь его картина мира рассыпалась с оглушающим звоном на мелкие осколки, и Лэйк сам не мог понять, что это за чужое, незнакомое похотливое существо, которое он непременно увидит в зеркале, стоит в него заглянуть.

+1

27

Когда-то давно, расставшись со своей первой девушкой, Эндрю сидел на кухне съемной квартиры  замерзший, промокший и пьяный, и на полном серьезе спрашивал у своей соседки, какого черта человечество так свихнулось на любви и сексе, есть же масса других не менее увлекательных занятий. Называл любовь не более чем биохимической зависимостью, а секс - это, конечно, приятно, но не  настолько, как пытаются внушить создатели эротического контента. Элис не спорила и не соглашалась, лишь только вздыхала и подливала ему чаю, потом было так стыдно перед ней. В дальнейшем юношеский максимализм несколько подрастерялся, были еще девушки, потом Сьюзен, и все вроде бы устаканилось, стало как у всех, без особых страстей. А после того, как их с Кеном отношения из дружеских переросли в нечто большее, осознал, что не в человечестве дело - это он сам чурбан бесчувственный. И дело даже не в любви, о нет, об этом он предпочитал вообще не думать, зная, что может додуматься невесть до чего. Но с сексом тоже не все было так просто.
Казалось бы, что тут сложного - взаимное желание, возбуждение, ласки, близость. Однако даже в моменты, как ему казалось, когда его охватывало полное безумие, какая-то часть сознания бесстрастно наблюдала за происходящим, и он к тому же мог параллельно размышлять о чем-то другом... например о том, что сказать и сделать, когда оба кончат. Или, вот как сейчас, думать о том, как осторожно намекнуть партнеру, что не стоит слишком уж стараться, иначе заболят шея и челюсть, а результат явно запаздывает. Понимал, что все это от его зажатости, что секс не может быть полноценным, пока в голове будто щелкает бесстрастный калькулятор, просчитывая каждый жест, даже если он его считал действительно спонтанным. Но расслабиться и довериться - не мог, слишком привык все постоянно контролировать в силу тревожности.
Почти мучительное ощущение, когда возбуждение накатывает бесконечно пробирающей до самого нутра волной, но так и не завершается разрядкой. И тут его будто холодной водой окатило: от неожиданного прикосновения между ягодиц он резко выдохнул, замирая, пытаясь решить, то ли отстраниться, как-то оправдываясь, что не готов и вообще такие вещи можно делать только после предварительного обсуждения и гигиенических процедур, то ли расслабиться... и постараться получить удовольствие. На хриплый успокаивающий шепот Кена едва не вскинулся, почему-то показалось, что он сейчас его уговаривает, как девственницу в первый раз, вот это его "детка" и "не обижу" звучали так, что одновременно внутри что-то противно сжималось, но и тут же отдавалось теплом. Дышал тяжело, прикрыв глаза, уговаривал себя не зажиматься. Неожиданная мысль заставила едва заметно вздрогнуть: а ведь на работе он бы доверился партнеру всецело, безо всяких сомнений, доверил бы свою жизнь, зная, что он не подведет. Тогда почему же так боялся настоящей близости с ним? Засомневался, что дело только в боли, скорее в том, что он опасался, что секс в итоге окажется не тем, о чем мечталось, а грязным и болезненным, совершенно не приносящим удовольствия, а лишь дискомфорт. Наверное, в других обстоятельствах нашел бы способ ускользнуть, не поссорившись, но сейчас, пожалуй, был готов - и потому, почувствовав, как в него проталкивается палец, лишь чуть прикусил губу. Боли не было, но и особого удовольствия тоже, тем не менее, от одного осознания происходящего завелся еще больше, хотя казалось, это невозможно, снова прикусил костяшки пальцев, чтобы не застонать. Лэйк делал с ним что-то совершенно невероятное, стыдное, а он только и мог, что тихо вздыхать и всхлипывать в ответ на каждое движение. В итоге кончил довольно быстро - и совершенно неожиданно для себя, даже не успел ничего сказать, будто выпал из обычной реальности в какую-то параллельную, расцвеченную яркими всполохами, где от него самого, казалось, ничего не осталось.
Чтобы отдышаться, понадобилось несколько минут, ощущения возвращались постепенно: тело, будто ватное после оргазма, прохладноватый воздух, мокрая от пота простыня, и Кен рядом - горячий, тяжело дышащий, и почему-то дрожащий, будто от сильного холода.
- Все в порядке? - спросил, невольно внутренне сжимаясь, почувствовав, что что-то не так. С усилием приподнялся, жалея, что темнота скрадывает детали, хоть так его чувство стыдливости меньше тревожило. Протянул руку, касаясь плеча партнера, не знал, что сказать. Что вообще говорят в таких случаях?

+1

28

Кен не знал, сколько он просидел так, прижимая колени к груди, несколько секунд или несколько минут. С головой творилась какая-то херня, словно его мозги вытащили, натерли на тёрке, взбили миксером, слепили комок и засунули обратно, делая вид, что так все и было. Вроде бы та же тёмная комната, тот же Эндрю, его Эндрю, от одного наличия которого в поле зрения внутри что-то сладко замирало, тот же он сам... Но не мог избавиться от ощущения неправильности происходящего, которое, казалось, осело в глотке вместе со вкусом чужой спермы.
Дернулся, почувствовав прикосновение, и резко оттолкнул чужую руку, но быстро опомнился, схватил Эндрю за кисть и вернул обратно на свое плечо, накрыв своей ладонью сверху.
- Извини. Да, все в порядке, - ответил быстро, пытаясь понять, когда вообще Томпсон успел подняться и сесть рядом. Не смог, зато понял во всей красе другое - снова вел себя, как мудак. Эндрю ведь вовсе не слепой и не тупой, и если они вместе, то должны доверять друг другу. Сглотнул тяжело и повернулся лицом к Томпсону:
- Нет, на самом деле не все в порядке, но... - По нахмуренному лицу Эндрю догадался вдруг, что партнёр может принять это на свой счёт, и поспешил исправиться: - нет, дело не в тебе, ты... Ты охеренный, - выдохнул тяжело. Только утром он думал, что у него от Эндрю какая-то нездоровая зависимость, и Лэйк искренне боялся, что партнёр его бросит. Теперь же понял, что зависимость эта куда как глубже и влияет на Кена куда как сильнее. Потому что вообще не мог припомнить, чтобы в постели с кем-то у него настолько отключались мозги. Ему было страшно от того, что он настолько не контролировал себя, будто Томпсона кто-то обрызгал особо сильными феромонами, а Лэйк вдруг стал руководствоваться исключительно рефлексами животного во время весеннего гона. Просто гребаный псих. - Я просто не знаю, как это тебе сказать. Мне кажется, ты смеяться будешь. - Хмыкнул, покачав головой, повернулся и поцеловал пальцы Эндрю на своём плече. - Я просто внезапно понял, что я действительно чёртов педик, - засмеялся, дернул нервно головой, прикусил губу. - Не то, чтобы я этого не знал, мы вроде как не первый день встречаемся. Но одно дело знать, а другое... понимать, что ли. Не знаю, как сказать правильно. Сложно слишком, просто не знаю.
Лэйк вообще не был стеснительным, но сейчас был очень рад, что они сидят в темноте, потому что краска, судя по ощущениям, залила его до кончиков ушей. Не знал, как сказать вслух, что его пугает тот факт, что ему понравилось делать Эндрю минет. И трахать его пальцем в зад. Последнее, пожалуй, было даже ещё хуже. Хотя нет, в топе этого хит-парада, пожалуй, было бы известие, что "Кенни глотает", ибо примерно в таком духе в компании мужиков часто обсуждали достоинства той или иной распутной девицы. И от этого почему-то становилось чертовски тошно, хотя знал, что если двоим хорошо вместе, то кому какое дело, чем они там занимаются. И к отношениям с девушками эта формула раньше прекрасно подходила, но в данной ситуации Кена это совершенно не успокаивало. Казалось, что он только что совершил со своим партнёром какую-то безумную дикость, пойдя на поводу у своего извращенного либидо. И кстати, о партнёре...
- А ты как? Все хорошо? Ну... - Надеялся, что Эндрю все поймёт и не заставит его вслух произносить "все ли хорошо, учитывая, что я всунул палец тебе в зад", от одной этой мысли Лэйка снова колотило, и он крепче сжал ладонь Томпсона. Клял себя за бесчувственность и грубость, что так сосредоточился на своих переживаниях, что совершенно забыл о чувствах Эндрю, а ведь ему куда как сильнее досталось. В Лэйка, по крайней мере, ничего не совали. То есть, конечно, он сам засунул чужой член себе в глотку. Но это совершенно не относилось к теме вопроса, просто вкус долбанной спермы никак не хотел пропадать и спутывал все мысли. А ещё было чертовски глупо сидеть всему в сперме, слюнях и поту в мокром белье посреди кровати и рассуждать, блядь, о своей тонкой душевной организации. Действительно, как чёртов педик.

0

29

Слушая Кена, Эндрю испытывал нечто вроде мрачного удовлетворения. Не самая приятная замена посторгазменной неге, но в некоторой степени привычнее. Не то чтобы он был законченным пессимистом, ожидающим подвоха в любую минуту, но определенно боялся именно этого: неловких разговоров после секса. И во время тоже, хотя обычно в процессе люди несколько заняты, но бывает, что нужно... уточнить детали.
"Я так и знал, - мелькнула преисполненная печали мысль. - Я так и знал..."
Однако с подробным мысленным анализом, что, он собственно, пессимистично предполагал, возникли проблемы. Сидел рядом с человеком, который только что сделал ему охрененный минет, и думал, как бы найти повод расстроиться. Прямо-таки комедийное шоу "Кривая логика мистера Томпсона". Подумав об этом, дал себе большого ментального пинка и придвинулся к Лэйку поближе.
- Милый, - проворковал кротким тоном идеальной жены, вроде тех, что любят показывать в противной рекламе. Не мог не покривляться, конечно же. Тоже вполне себе защитная реакция, и определенно куда лучше, чем, к примеру, взволнованное выяснение, что партнер чувствует по поводу случившегося, с выматыванием нервов на тему "Ты что, до сих пор был не уверен?!" - Если тебе срочно нужно... ну там сбежать в ванну и немножечко там попереживать... то я все пойму, не стесняйся.
Намекал, конечно, на их первую близость в гостиничном номере в Тонтоне. И, разумеется, это была ирония: никуда бы не отпустил, разумеется. Да и Лэйк не тот человек, который чуть что пытается забиться в свою раковину.
- Но мне бы не хотелось остаток ночи все же провести под дверью, ожидая, пока ты выйдешь, да и если девочки это заметят, будет трудно объяснить, - произнес все тем же тоном, резко контрастировавшим при этом с его действиями - одной рукой обхватил Кена за корпус, проводя ладонью по его спине с нажимом, придвинулся ближе, целуя в шею, в то время как вторая рука скользнула к паху, под резинку белья. До этого момента Эндрю искренне думал, что его партнер все еще возбужден, но ощутив мокрое пятно и постепенно опадающий член, понял, что несколько опоздал. И затем перестал понимать что-либо вообще. То ли Кеннет был недоволен тем что случилось, то ли ожидал, что ему будет противно - в общем, гадать можно было долго и со вкусом. И абсолютно бессмысленно. Поэтому сделал вид, что это "чертов педик" его никак не задело, хотя и испытал некоторое чувство обиды, ведь несколько недель назад Лэйк рычал на него, что он груб. Осознавал, что здесь другое, но не мог в мгновение ока выстроить эмоции в соответствие с тем, что ему, вроде бы, полагалось испытывать. А еще, наконец, задумался о том, что, по всей видимости, кончил в рот своему любовнику, и для первого раза это не самое лучшее впечатление. Сам-то уже успел привыкнуть к вкусу, да и к самому факту, что это происходит, и даже ощущать это как особую форму близости, хотя поначалу было несколько противно, несомненно. В общем, часы показывали около четырех часов утра, они сидели, как два дурака, и переживали каждый о своем.

+1

30

Кен ожидал, конечно, что Эндрю будет смеяться, даже сам сказал об этом. Жить с парнем, спать с ним в одной постели, целоваться и дрочить друг другу примерно и означало быть педиками, и это сложно было за месяц не заметить. Но чего он не ожидал совершенно точно - что Томпсон будет над ним стебаться. Завис сначала от этого "милый" и общего тона голоса, потом понял намёк на Тонтон и что конкретно ему ставят в упрёк, слегка напрягся даже, готовый к выяснению отношений, но, как оказалось, Эндрю не собирался ничего выяснять, и, вставив эту шпильку, полез его тискать. Лэйк фыркнул от смеха, когда рука партнёра вдруг замерла у него в трусах. Ситуация получалась действительно нелепой, и теперь его уже пробивало на поржать, а напряжение постепенно отпускало.
- Я же сказал, что ты охеренный... Милый, - добавил со смехом, повернувшись лицом к Эндрю, и легонько поцеловал его в губы. Задумался о том, что ему действительно хотелось бы называть Томпсона как-то ласково, но не мог представить в их отношениях ни "рыбок" , ни "котиков". Даже "милый" было лучше, чем это сентиментальное дерьмо. - Просто мне кажется, что мне ни с кем не было так хорошо, и это, если честно, чертовски меня пугает, - добавил уже серьёзно, понимая, что доверие и откровенность в их случае - единственный путь. И носить все свои сомнения и страхи в себе вообще не вариант. - Кончить, даже не доставая член из штанов... Не помню, когда вообще такое было, а ведь у тебя даже сисек нет! - Рассмеялся, утыкаясь лбом Эндрю в плечо, а потом пару раз нежно прихватил кожу губами. Шок его отпустил, в объятиях партнёра чувствовал себя поразительно счастливым, даже несмотря на то, что ощущение неправильности никуда не ушло. Кто вообще имел право решать, что правильно, а что нет? Лэйк уже решил для себя, что хочет быть с Эндрю, а значит все, что будет этому мешать, должно идти нахрен. Даже если это его собственные страхи и комплексы.
- А в душ мне все-таки нужно. Я весь потный и не только. Только давай по-очереди, - добавил с сожалением в голосе. - Во-первых, из-за девчонок, - Кену понравилось это "девчонки", брошенное Томпсоном, вместо "гости" или "твои племянницы", так было более неформально и по-семейному. - А во-вторых боюсь, что если увижу тебя при свете и под струями воды, это будет слишком сексуально, и меня потянет на второй раунд. А сейчас, наверно, четыре утра, и мне завтра целый день шататься по городу, - протянул разочарованно, думая, что может это и к лучшему. Потому что физически, конечно, его ещё как тянет, а вот морально ему ещё требовалось даже первый раунд переварить. Правда, сомневался, что Мисси и Джо позволят ему хоть на минуту остаться наедине с собой и подумать. С этими шиложопыми девчонками Лэйк заранее ожидал море веселья, смеха и геморроя.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Кто же не любит сюрпризы?