В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Mr & Mrs Bailey


Mr & Mrs Bailey

Сообщений 1 страница 27 из 27

1


Mr & Mrs Bailey
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.ibb.co/7pkycc3/2391303.gif https://i.ibb.co/r2B4ZTJ/2391302.gif
https://i.ibb.co/4PCfQwy/2391307.gif https://i.ibb.co/r0gVfrB/2391304.gif
https://i.ibb.co/JFc9jGN/2391312.gif https://i.ibb.co/vkqBRsx/2391317.gif

Александр Бейли/Шейн Дилейни (Дэвид Райс) и Натали Бейли/Маргит Герин (Джиллиан Ли)
настоящее время, Ирландия (основная локация), другие точки мира

Они первоклассные агенты, лучшие в своем деле. Они работают на разные организации и живут в разных странах. Эти двое никогда бы не встретились в обычной жизни, если бы не задание высокого ранга, для выполнения которого им пришлось взять новые имена и стать мужем и женой. Казалось бы, ничего сложного для настоящих профессионалов, которым уже не раз приходилось преодолевать трудности и проживать чужие жизни. Но чем дольше они остаются в игре, тем сложнее сохранять эту тонкую грань между реальностью и вымыслом.

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

+2

2

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Вчерашний поздний звонок от главы шестого отдела СИС явно не предвещал ничего хорошего. Обычно Грейс Саттон – до жути строгая пятидесятилетняя дама с явными признаками неудовлетворенной стервозной мегеры – не звонила агентам лично, успешно скидывая банальную мелкую работу на своих заместителей. Но вчера она сама вышла на связь с Шейном Дилейни, распорядившись прибыть в главный офис в шесть часов утра. Мужчина сразу почувствовал неладное, но выбора не было. Приказ есть приказ, да и сам Шейн отличался хваленой английской пунктуальностью и высокой работоспособностью. Он был лучшим среди своих коллег, поэтому ему поручали самые сложные дела и задания высокого ранга. Не сказать, что сам Дилейни был от этого в восторге. Он уже давно забыл про личную жизнь, на которую элементарно не оставалось свободного времени. Да, и разве с таким сумасшедшим графиком можно успеть создать семью? Крайне сомнительно.
Шейн прибыл в офис в назначенное время. Мегера Саттон уже сидела в своем кабинете, допивая, черт знает, какую, по счету кружку максимально крепкого черного чая. Агенту было достаточно одного короткого взгляда на почерневшую пол-литровую чашку, чтобы понять, что девяносто процентов содержимого – ядреная заварка.
Нет, скорее, девяносто три процента. Да, точно, - мысленно подправил себя Дилейни, который всегда был слишком наблюдательным и внимательным к мелочам. Что поделать – издержки профессии и передавшийся по наследству зоркий глаз.
- Агент Дилейни. Ваша пунктуальность – пример для подражания. Прошу, садитесь, - строгая похвала от госпожи Саттон – большая редкость. Шейн определенно счастливчик. Только, вот, сам он так не считал. Мужчина уже морально готовился к очередному сверх сложному заданию, которое отберет у него львиную долю реальной жизни.
- Благодарю, миссис Саттон. Полагаю, у вас есть для меня дело? – спросил Дилейни, глядя на своего босса. Признаться, её внешний вид производил не самое приятное впечатление. Худощавое лицо, заметные мешки под глазами, которые едва скрывались под толстым слоем косметики, покрасневшие от бессонницы усталые глаза и тонкие пересохшие губы, которые добавляли холодной строгости этой стервозной женщине.
Интересно, она вообще спит? Или ночует у себя в кабинете? Не удивлюсь, если она мастурбирует на своем кожаном кресле, перечитывая тонны дел на столе. Вероятно, её возбуждает только работа, - мысленно предположил Дилейни, соединив в голове все части паззла, имеющиеся перед глазами.
- Да, есть одно задание. Я ведь неспроста выбрала для него именно тебя, Шейн, - начала Грейс, довольно лихо перейдя на «ты». Что ж… она имела на это право, ведь заправляла здесь всем и была полноценной хозяйкой. Саттон передала агенту папку с делом, чтобы он смог с ним ознакомиться. Мужчина не любил попусту сотрясать воздух, поэтому был рад сразу перейти к сути и начать изучать детали задания. Дилейни пробегал глазами по тексту, делая для себя мысленные пометки. Всё шло гладко, пока взгляд не зацепился за одну весьма любопытную деталь…
- У меня будет в паре агент из другой организации? – спросил Шейн, чтобы сразу всё уточнить.
- Как ты уже понял, это задание высокого ранга, имеющее международный уровень. Руководством было принято решение объединить силы с ЦРУ, которое также заинтересовано в успешном завершении дела, - пояснила Саттон, сделав глоток черной горечи из своей немытой несколько дней чашки. Дилейни невольно поморщился, представляя, какой отвратительный на вкус этот настоявшийся напиток.
- Терпеть не могу американцев. Они только всё тормозят и усложняют. Не думаю, что это хорошая идея – работать с ними, - в открытую высказал свое мнение Шейн, не страшась гнева этой пересохшей мегеры.
- Твоя задача – делать, а не думать. Решение принимает руководство, а не агенты, - осадила Грейс, глаза которой ещё сильнее налились кровью. Казалось, ещё немного, и в них полопаются все оставшиеся сосуды.
- Ладно. С американцами я как-нибудь смирюсь. Но тут ещё указано, что мы с напарницей будем играть законных супругов. Стесняюсь спросить, какие именно обязанности мужа и жены подразумеваются под этой строкой? - Дилейни продолжал выпытывать детали, специально провоцируя миссис Саттон на эмоции. Зачем? Шейн и сам не знал. Просто его забавляло доставать эту высохшую злобную курицу, которая продолжала уплетать свой черный пречерный чай.
- Мистер Дилейни, не задавайте глупых вопросов. Думаю, вашего профессионализма хватит, чтобы понять, как и где нужно себя вести. И мне плевать, каким образом вы будете выставлять ваши семейные отношения. Для меня важен только результат. Надеюсь, всё ясно? – Грейс уже находилась на грани, способная сорваться в любую секунду.
Зато мои глупые вопросы бодрят эту дамочку лучше, чем её жуткий чай, - мысленно усмехнулся Шейн. Хотя, на самом деле, ему было не до смеха. Мужчине совершенно не хотелось работать в паре, тем более с женщиной, с которой нужно состоять в семейных отношениях. Естественно, Дилейни прекрасно понимал, как себя вести, и как проявлять чувства на публике. Ему ведь часто приходилось играть на заданиях разные роли. Но сейчас всё было несколько сложнее.
- Можно тогда последний вопрос? – серьезным тоном произнёс агент, решив больше не допекать своего босса.
- Спрашивай.
- Почему на это задание вы берете именно меня? Разве Томас не лучше бы подошел? У него гораздо больше опыта в общении и во взаимодействии с напарниками-женщинами, - спросил Шейн, глядя на Грейс.
- Потому что этот кретин Томас часто смешивает работу и личную жизнь. Он ведь тот ещё кобелина. А мне нужен человек, который четко разделяет эти понятия, - серьезным тоном сказала Саттон и поднялась с кресла. Агенту тоже пришлось встать, согласно правилам этикета. Женщина подошла близко к Дилейни, нарушив рамки его личного пространства. От неё пахло приторно сладкими духами, смешанными с потом, что вызывало рвотный рефлекс. Шейн едва сдерживался, чтобы не скривить гримасу и не выдать свои истинные эмоции. Он хоть и был рисковым парнем, но вести затяжную игру с этой властной женщиной было очень опасно. Приходилось стоять и терпеть этот тошнотворный запах, умоляя свой желудок держаться до последнего.
- Это очень важное задание, Шейн. И только тебе по силам с ним справиться. Я рассчитываю на тебя и надеюсь, что ты не подведешь. Поэтому будь хорошим мальчиком и просто выполняй приказ. Мы не можем облажаться. На кону слишком высокие ставки. Помни об этом, - в голосе этой женщины явно прослеживалась властная угроза. Дилейни знал, что она не шутит. Цена ошибки может быть слишком большой. Но это ничто по сравнению с тем испытанием, что устроила эта барышня для желудка агента. Шейну даже пришлось задержать дыхание, когда её лицо оказалось слишком близко. Она явно играла у него на нервах, демонстрируя свою власть.
- А теперь иди. Завтра ты вылетаешь в Ирландию. У тебя сутки, чтобы изучить дело, - сказала Саттон и, наконец, отошла от агента. Мужчина облегченно выдохнул, после чего набрал в легкие воздуха, чтобы не потерять сознание. Благо, пересушенная стерва ничего не заметила. Она подлила себе в кружку остатки заварки, уже не глядя на Шейна, словно полностью потеряла к нему интерес.
- Вы свободны, агент Дилейни, - строгим голосом бросила Грейс, намекнув, что хочет остаться в кабинете одна. Мужчина взял папку и поспешил быстрее покинуть помещение, чтобы выйти на свежий воздух. Желудок всё ещё поднывал, а в горле стоял большой ком, который никак не получалось проглотить. Мысленно чертыхнувшись, Шейн несколько раз нажал на кнопку первого этажа в лифте, словно от этого он поедет быстрее.
Ну, давай же. Давай. Иначе я тут всё заблюю, - мужчина продолжал негодовать, проклиная неудовлетворенную старуху. Наконец, двери лифта открылись, и Дилейни вышел на улицу. Он вдохнул поглубже свежий воздух и почувствовал, как тошнота начала отступать.
- Эй, чего такой хмурый? Был на ковре у сушёной рыбы? – спросил Томас – тот самый коллега Шейна, которого он предлагал отправить на задание вместо себя. Видимо, у Тома было такое же «любовное» отношение к Саттон, как и у неё к нему.
- Да, и чуть не блеванул. Она хоть иногда моется? Или вообще не выходит из кабинета? – агент покачал головой и зажег сигарету. Сделав пару глубоких затяжек, Дилейни наконец-то ощутил внутреннее спокойствие. Томас рассмеялся, оценив комментарий своего коллеги.
- Понимаю. И сочувствую тебе, дружище. Ладно, я пойду. Мне ещё отчет предоставлять.
- Давай, удачи, - попрощался Шейн, делая очередную затяжку.
Хотя она, скорее, понадобится мне…     

+1

3

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335">одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

Маргит стояла на продуваемом всеми ветрами поле и, зябко обнимая себя руками, смотрела на лошадей, пасущихся в леваде. Вот, кому не холодно; крупный гнедой с розовым кривым пятном на морде, резко вскинувшись, понесся куда – то вдаль, а потом, остановившись, заржал. Видимо, испугался нечаянно выпорхнувшей из – под копыт птицы.
– Хорош, правда?
Женщина вздрогнула и ладонью провела по воротнику. Противная мелкая водяная пыль была тут везде. Во что ни оденься – всё равно вымокнешь и замёрзнешь до костей.
– Хорош, да только слишком крупный. Сколько ему? Полтора? А он уже с меня ростом, – Маргит покачала головой, поджимая губы, – так не пойдёт, мистер Калагхан. Он переломает себе ноги в первом же заезде и не говорите мне ничего про родословную – не впечатляет.
Мужчина отвернулся, слегка поморщившись. Нет уж, этого гнедого она не возьмёт, даже если ей приплатят сверху за это. Но Калагхан прав – красавец. Она присвистнула, подзывая коня и тот, деланно мотнув головой, подошёл к ней. Она залезла в карман, и гнедой требовательно ткнул бархатным носом ей вплечо. Маргит засмеялась:
– Да что ты говоришь, – она протянула сжатую ладонь к носу жеребца и тот, разочарованно потрепав губами замёрзшие пальцы, отпрянул, кося на женщину тёмно – карим глазом с чёрным ободком. – Ну ладно уж тебе, актер непростого ремесла. Заслужил, – она, улыбаясь, раскрыла ладонь и конь аккуратно забрал сухарь. Маргит провела рукой по уху и почесала гнедому затылок, запуская пальцы в густую челку и перекидывая её на другую сторону широкого лба. Жеребец снова ткнулся мордой ей в плечо, а потом, нисколько не стесняясь, попробовал запустить нос ей в карман. Женщина похлопала его по шее, заставляя поднять голову. – А -а, не пройдёт, друг. – Она аккуратно оттолкнула от себя гнедую морду, – иди, гуляй. – Конь разочарованно фыркнул и, резко свистнув хвостом, раздражённо топнул задней ногой. Маргит кивнула, снова хлопая жеребца по плечу, – иди, давай.
Конь отпрянул и, равнодушно помахивая хвостом, пошёл вдоль забора. Маргит вздохнула, снова пряча замёрзшие пальцы в рукава куртки:
– Хорош парень, ничего не могу сказать. Я поговорю с мужем, может, заберем его для охоты.
– Хорошо, миссис Бейли. Я буду ждать.
Миссис Бейли. Она только словила себя на том, что нужно как – то среагировать и улыбнулась. Почему – то обычные беспрестанные уговоры, что её зовут Натали – не помогали и Маргит чувствовала себя почти что сумасшедшей. Вроде и имя простое, и фамилия подходит, а всё одно – бред, как он есть. Каждый раз, как её называли так, она подвисала на доли секунды и про себя ругалась матом. Занесла же её нелёгкая на край света.
Маргит спокойно пошла вдоль ограждения, вслед за гнедым. Нет, нужно обязательно искать во всём свои плюсы. Ну вот, например тут трава явно зеленее, чем в Техасе. И не так жарко – дышать легче. Солнца меньше, хотя, это такой себе плюс – порой, накатывает тоска, такая же зелёная, как местная трава. А еще компания – ну просто закачаешься. Стадо кур, кудахчут так же и даже перья есть. В шляпках, которые они носят. Жаль, только яйца не несут, а то была бы явная польза для общества.
Мимо неё, взбрыкнув, пронёсся гнедой, обрызгав её грязью. Маргит остановилась, оглядывая ноги; ну вот, ещё один плюс – резиновые сапоги, которые взял и помыл. И никакой тебе мороки в виде чистки обуви, водоотталкивающей пропитки и прочих радостей юности, проведённой в Мичигане. 
А начиналось всё почти что безобидно. Вернее, все поганое, что происходило с ней в жизни, начиналось примерно так. С вопроса: «ты кофе пила?» и милой улыбки. Настолько милой, что вопрос о возможном подвохе напрашивался сам собой. Потому что Энтони Расселл бывал милым только тогда, когда ему что – то было нужно. Дальнейший разговор был, примерно, следующим:
– Ты в лошадях разбираешься? – Спросил он после десятиминутного молчания. Маргит пожала плечами.
– Дедушка любил тотализатор, я любила ходить с ним на импподром. В юности даже разбиралась в родословных и линиях, дедушка подсказывал, на кого ставить.  Ну такой себе, конечно, сомнительный повод для гордости, но карманные деньги лишними никогда не были, а дедуля был асом – с ходу определял, стоит ли лошадь поставленных на неё денег, или нет. И редко, когда ошибался. Однако, ностальгия – ностальгией, но женщина встрепенулась. – А что? Хочешь завести скаковую лошадь? Так это тебе не ко мне, Энтони.
Тот усмехнулся и, потерев висок, болезненно посмотрел куда – то в окно. Ему бы ко врачу – в последнее время он стал слишком часто жаловаться на головные боли. Впрочем, сегодня погода располагала. У неё у самой начинала поднывать давным – давно вывихнутая лодыжка, а, значит, быть дождю.
– Да нет, дело есть. Поедешь в Ирландию.
– Интересно, продолжай.
– Дело такое. Некая Натали Бейли, – он показал ей новенький паспорт с её фотографией и протянул ей, – американка, которая замужем за англичанином, неким Александром Бейли, – Маргит почувствовала, как у неё задёргался глаз, и она молча покусала губы, чтобы ничего не ляпнуть. Рассел прервался, аккуратным движением руки оббивая пачку бумаг об стол, – ты что – то сказать хотела?
Женщина помотала головой и оперлась ладонью о подбородок:
– Нет – нет, продолжай. Я вся внимание. Но интересно, если тут ещё МИ – 6 засветилось, что ж там такое – то стряслось.
– Кто – то очень умело отмывает деньги на тотализаторе и всё бы ничего, но, если не вдаваться в подробности, кто – то использует эти деньги для подкупа должностных лиц здесь, в Штатах. А, с учетом того, что эти деньги лежат на счетах в британских банках… В общем, ты их знаешь – англичане сдохнут, но информацию по счетам не выдадут. Там ещё и оффшорные счета, судя по всему.
Маргит откинулась на спинку кресла. Бред какой – то.
– Ладно, я не буду спрашивать, что могу сделать я, если на государственном уровне ничего не могут решить, но допустим. – Она вздохнула, вставая и забирая фальшивый паспорт и билеты на самолёт. Времени на сборы оставалось чуть меньше, чем совсем ничего. Ну и ладно: всё – таки, минимализм в моде.
Энтони равнодушно смотрел в окно, но конгда она потянулась за папкой с документами, он резко опустил на неё ладонь, придерживая её и поднял на неё взгляд.
– Мужика этого не замучай, пожалуйста… Как его там, – он, щуря глаза, поискал в тексте имя, – о Господи, выпендрились. Ну ты поняла, в общем. А то они нас потом занудят. У них там ещё мадам такая мерзкая сидит, ты бы знала.
Маргит улыбнулась:
– Да брось, кому он нужен. Мне, вон, платят, чтобы я за него вышла.
Энтони качнул головой:
– Резонно.
Она уже почти вышла из кабинета, как Тони её окликнул.
– Отцу своему привет передавай, если увидишь. Скажи, что мы его тут все ждём.
– Ой, боюсь, что он не примет приглашение, Энтони. – Маргит поморщилась, и, тихо выдохнув, вышла из кабинета.

И вот теперь она сидела перед зеркалом, разглядывая страницы нового паспорта и прокручивая обручальное кольцо, которое мешалось с непривычки. Интересно, почему на левой руке? Всё у них, не как у людей. Но забавно: пару раз она чуть впала в панику, когда забыла, что оставила его на прикроватной тумбочке. Боялась потерять и снимала, чтобы спокойно сходить в душ. А потом ловила себя на грани сердечного приступа. Всё – таки, к вещам надо относиться проще. Примерно так же, как к бесконечной мороси и зеленой траве в марте.
Маргит пальцами прочесала остывшие локоны и выгладила их ладонями. Нет, букли ей тут не нужны – она же не фарфоровая кукла, в конце – концов.
В дверь постучали, и женщина повернула голову на стук.
– Натали, ты готова? – в комнату аккуратно вошла женщина в длинном шёлковом платье. Длинная и худая, как доска. Интересно, их тут специально не кормят? Или сами не едят? Маргит улыбнулась.
– Да, только одну минуту. – Она спешно застенула серёжку.
– Александр ещё не приехал?
Маргит чуть склонила голову на бок и снова улыбнулась. Тут, главное, побольше улыбаться и не сильно умничать, если того не требуют обстоятельства.
– Он был так занят на неделе, что мог не успеть на самолёт. – Она пожала плечами, – приедет, попозже.
Кажется, этот ответ, хотя бы на время, удовлетворил собеседницу, и она сделала шаг в общий коридор. Маргит вышла за ней. Нет, если это нечто по имени Александр Бейли доедет до сюда хотя бы к полуночи, то она поставит ему памятник. Потому что дом был в такой невыразимой дыре, каких Маргит ещё не видывала. В Штатах в подобных местах живут индейцы, а тут – лошадей разводят.
Хозяйка дома сияла, как начищенный поднос. День Рождения удался, дом ломился гостями. Маргит, рассыпаясь в поздравлениях, передала завёрнутый подарок женщине, что было в коробке – одному Богу было известно. И, когда та его распаковала, женщине оставалось лишь надеяться, что на лице выражается неподдельное восхищение, а не гнетущее отвращение. Какая – то коллекционная ваза, в жуткий голубой цветочек. «Господь, куда я попала?» – захотелось убраться подальше и выпить. Маргит пожалела, что ещё в Штатах решила, что она сильная и независимая и та пачка с сигаретами, что валялась у неё в столе ей не нужна. Сейчас было бы как раз кстати.
– У Вас же там не охотятся?
– Возможно, на юге кто – то и охотится, но, но правде говоря, это не так популярно, как здесь. – Маргит еле сдержалась, чтобы не передрогнуть. Было неприятно холодно, при этом, все были на улице и абсолютно все женщины были с оголенными плечами. И, судя по их бледному виду, она была не единственной, кто вымерз до чёртиков.
– Тут нужна хорошая лошадь для охоты. Не слишком тяжелая, но и не слишком лёгкая. Такая, которая в огонь и в воду.  Мудро подытожил сухой старичок и закурил. Все закивали, а Маргит завистливо посмотрела на него. Хоть об сигарету погреться.
– Простите. – Она, улыбнувшись, встала. Хотелось пройтись – может быть, хоть тогда согреется. Но это вряд ли.
Она, не спеша, дошла до конца галереи и остановилась, обнимая себя руками. И ровно в тот момент, как она поняла, что впадает в анабиоз, словно какая – то жаба, кто – то аккуратно прикоснулся к её плечу. Маргит, улыбаясь, обернулась.
Кто его знает, должна ли нормальная жена кидаться на шею мужу с воплями и привлекая к себе внимание, или можно порадоваться, спустив рукава, но она решила, что никто не осудит, если она пойдёт по второму пути.
– Слава Богу, я заждалась, – Маргит с улыбкой провела по щеке мужчины заледенелыми пальцами и потянула его лицо к себе, чтобы поцеловать, но тут же услышала звонкий голосок той мадам, что под конвоем сопроводила её на праздник:
– Мистер Бейли! Когда Вы успели приехать? Натали тут уже совсем покой потеряла, пока Вас ждала.
Маргит, чуть приподнявшись на цыпочках, обтёрлась щекой о его подбородок и, чуть задержавшись, прошептала:
– Спаси меня, иначе я её убью. – Она, всё так же улыбаясь, отстранилась и положила ладонь мужчине на плечо, под пиджак. Ну, хоть какая – то польза. Хоть погреться можно.

+1

4

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Шейн Дилейни, а точнее – Александр Бейли, как было написано в его новом паспорте, сидел на заднем сидении автомобиля, который вёз его по указанному адресу. Дорога заняла у мужчины гораздо больше времени, чем он рассчитывал. Всему виной неблагоприятная дорожная ситуация, сложившаяся из-за погодных условий, и отдаленность места, где Александр должен был встретиться со своей женой. Натали Бейли… эффектная брюнетка с отличной фигурой и красивым лицом. Настоящая находка для успешного богатого мужчины, которым теперь являлся агент из МИ-6 по велению своего руководства. Признаться, эта роль была ему по вкусу, за исключением одной маленькой детали… Строгого делового костюма, который мистер Бейли должен был носить по статусу. Шейн терпеть не мог пиджаки. Он всегда чувствовал себя в них сдавленным и стесненным. По долгу службы агенту Дилейни много раз приходилось носить деловой стиль, но мужчина так и не сумел привыкнуть к строгому костюму. Вот, хоть убейте.
Шейн, хоть и прожил большую часть жизни в Англии, хорошо знал эти места, ведь родился здесь и провёл детство. Он и не думал, что однажды вернется в Ирландию, даже по работе. Видимо, у судьбы были на него иные планы, раз мужчина вновь колесит по родной земле. Дилейни тщательно изучил детали дела, чтобы хорошо ориентироваться в фактах и максимально сыграться с напарницей. Кстати, о ней. Шейн не знал никаких реальных сведений об этой дамочке, за исключением её работы в ЦРУ. Она была для него закрытой книгой, ведь организации договорились не разглашать личные данные своих сотрудников. Мужчина знал лишь историю Натали Бейли, которая была подробно изложена в материалах дела. Может, оно и к лучшему, ведь для успешного выполнения задания нельзя смешивать личное с работой. Кому, как ни Дилейни не знать об этом, ведь однажды он уже совершил большую ошибку, которая чуть не стоила ему жизни. В любом случае, Шейн намеревался вложить в дело максимальный профессионализм, ведь привык выкладываться по полной.
Наконец, Александр добрался до нужного места. Признаться, это была та ещё задачка. Мужчина заплатил водителю и вышел из машины, набирая в легкие воздуха. Дышалось здесь очень легко, даже в тесном и неудобном костюме. Бейли невольно дёрнул плечами, как будто это поможет сделать пиджак хоть немного посвободнее. Ни черта. Мужчина постарался успокоиться, чтобы выглядеть максимально расслабленным и естественным. Уже во дворе были слышны голоса приглашенных на праздник гостей. В доме было слишком многолюдно, благодаря чему Александру удалось без лишних проблем влиться в толпу и пройти в зал, назвав на пороге свое занесенное в список имя. Задача минимум была выполнена. Оставалось лишь отыскать свою благоверную супругу, которая, согласно разработанному плану, была одета в длинное тёмно-зеленое платье.
Ну, прямо мечта ирландца, - мысленно усмехнулся Бейли, отметив иронию ситуации с цветом платья и юмор своего руководства. Что ж, зато эти мысли немного разрядили обстановку и сняли с агента остатки напряжения.
Александр прошелся по дому, пытаясь отыскать взглядом свою жену. Наконец, в поле его зрения попала стройная женская фигура в том самом платье. Она стояла полубоком, благодаря чему агент сумел разглядеть её профиль и окончательно убедиться, что это его напарница. Не хотелось бы начинать задание высокого ранга с нелепого и глупого конфуза. Бейли направился прямиком к своей супруге, спиной чувствуя любопытные взгляды стоящих неподалеку гостей. Это означало лишь одно – игра уже началась.
Александр аккуратно коснулся плеча Натали, заставив её обернуться. Хватило лишь доли секунды и одного короткого взгляда, чтобы вжиться в предоставленные им роли. Агенты улыбнулись с неподдельной теплотой и радостью, словно действительно были любящими супругами, соскучившимися друг по другу.
Слава Богу, я заждалась, – Маргит с улыбкой провела по щеке мужчины заледенелыми пальцами и потянула его лицо к себе, чтобы поцеловать.
Шейн почувствовал на своей коже её ледяные пальцы и мысленно отметил, что его напарница, наверняка, прибыла из более теплых мест, и пока не привыкла к здешнему промозглому климату. Что поделать, Дилейни привык подмечать любые мелкие детали, особенно на работе.
- Я спешил к тебе, как мог, - Александр опустил ладонь на талию жены и притянул к себе, собираясь коснуться её губ. Но их лица застыли всего в сантиметре друг от друга, когда рядом прозвучал звонкий женский голос, помешавший супругам поцеловаться.
Мистер Бейли! Когда Вы успели приехать? Натали тут уже совсем покой потеряла, пока Вас ждала.
Алекс почувствовал лишь легкое дыхание брюнетки на своих губах, которая в следующую секунду взглянула ему в глаза и, чтобы никто больше не слышал, тихо прошептала:
Спаси меня, иначе я её убью.
Мужчина всё понял без лишних слов. Он знал, что напарница прибыла в Ирландию и приступила к заданию немного раньше, чтобы завести полезные знакомства в соответствующих богатых кругах. Видимо, Натали блестяще выполнила свою работу, судя по заведенным здесь назойливым «подругам». Теперь пришло время Шейна вступить в игру и укрепить достигнутые напарницей результаты.
- Знаю. И я каюсь, что опоздал. Надеюсь, что Натали меня простит, - с легкой улыбкой сказал Александр и поцеловал свою жену в висок. Его ладонь по-прежнему лежала у неё на талии. – Я только прибыл из командировки, и сразу сюда. Дороги прилично размыло. Впрочем, не удивительно для этого времени года. А вы, я полагаю, виновница сегодняшнего праздника? – спросил Бейли, умело уболтав эту активную тощую дамочку.
- Да, вы верно полагаете. Шарлотта МакКаффри. Рада познакомиться с вами, мистер Бейли. Натали столько о вас рассказывала, - женщина представилась и протянула свою руку. Она заметно оживилась, что свидетельствовало о большом интересе хозяйки дома к семье Бейли.
- Правда? Надеюсь, только хорошее? – подыграл агент и галантно поцеловал Шарлотте руку, проявив стандартную вежливость. Женщина расцвела ещё сильнее.
- Конечно, хорошее. Вы такая красивая пара. И очень хорошо смотритесь вместе. Я просто обязана вас познакомить с остальными, - Шарлотту уже было не остановить. Она повела супругов в зал, чтобы представить гостям.
- Как ты выдержала её столько времени? Меня после пяти минут общения уже тошнит, - шепотом спросил Александр, приобнимая жену за плечи, чтобы хоть немного согреть. Её ледяную ладошку он чувствовал кожей даже через ткань рубашки. – Таким темпом ты скоро превратишься в ледяную статую. Дать пиджак? – добавил мужчина, придумав уважительную причину избавиться от ненавистной детали одежды. Так сказать, одним выстрелом – двух зайцев.
После часа активной беседы с гостями, Александр уже был в доску своим. Супруги Бейли отлично вписались в данное общество, как будто всю жизнь проводили в соответствующих кругах.
- Так, значит, вы ведете дело с арабскими шейхами? – спросил Оуэн МакКаффри – муж именинницы, который заинтересовался бизнесом нового знакомого.
- Да, веду. На Востоке особенно ценят хороших скакунов. Мне нравится сотрудничать с арабами, ведь они никогда не скупятся на то, что им нравится. Они готовы выложиться по полной. Могут себе позволить, - Алекс невольно пожал плечами и сделал глоток односолодового виски, дабы поддержать мужскую часть коллектива и не вызвать ни у кого подозрений.
- А правда, что один шейх даже предлагал вам целый гарем, чтобы вы остались там жить и работать? –с кокетливой улыбкой спросила одна из дамочек, для которых эта сторона беседы была гораздо интереснее скучных разговоров о бизнесе. Кажется, легенда супругов Бейли крепко вплелась в жизнь этого общества и обросла интересными слухами и сплетнями. Как раз на руку агентам.
- Да, признаюсь, было дело, - ответил Александр, вызвав целый шквал эмоций у впечатлительных барышень. – Но я отказался. Потому что мне нужна только одна женщина, - добавил мужчина и повернул голову к сидящей рядом супруге. Их взгляды встретились. Сейчас они были, как на ладони, словно полностью обнаженные, перед столькими парами глаз. Малейшая ошибка – и их игру раскроют. Толпа всегда требует хлеба и зрелищ. Так повелось уже с древних времен. И сейчас агенты должны были дать этой толпе желаемое, чтобы окончательно укрепить свои позиции.
Алекс проводит кончиками пальцев брюнетке по подбородку, чуть приподнимая её лицо. Он приближается к ней, сокращая расстояние. Ещё секунда, и их губы сливаются в нежном поцелуе на радость толпы, внимательно наблюдающей за супругами. Ладонь ложится на прохладную щеку, а губы немного углубляют поцелуй для большей натуральности. Никто и не подумает, что перед ним – фальшивая пара. Постановка. Всего лишь умелая игра агентов, которые работают не хуже голливудских актеров. И всё это для того, чтобы создать видимость идеальной семейной пары. И, судя по отдаленным восторженным вздохам, напарникам это прекрасно удалось.
Александр разрывает поцелуй и вновь смотрит в глаза Натали. Они улыбаются друг другу, что также умиляет удовлетворенную толпу.
- Тебе повезло с мужем, - с хитрой улыбкой говорит Шарлотта, купившись на этот спектакль.

+1

5

@David Rice

[nick]Natalie Bailey[/nick][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon]

Курица все продолжала кудахтать и смотрела на мнимого супруга Маргит примерно с тем же вожделением, с каким кошки смотрят на пакетик с влажным кормом. Женщина чуть прикусила губы и отвела взгляд. Вот же тварь старая, ей мужиков мало?
Маргит вздохнула и подняла глаза на Александра, с милейшей улыбкой рассыпавшегося в любезностях. И он туда же. Ну, может, хватит строить из себя саму доброту и искренность?  Женщина снова отвернулась, чуть сжимая его плечо ногтями.
– Как ты выдержала её столько времени? Меня после пяти минут общения уже тошнит.
– Прикидывалась дурочкой и втихаря пила, – коротко, но честно ответила Маргит, глядя на спину доски, всем своим существом подтверждавшей, что тощая корова еще не газель. Эх, невинное, не испорченное дитя. Он ещё не подозревает, что его ждёт там, куда Шарлотта их ведёт. Она – то так, затравочка. Самая малина ждёт их впереди. Ещё ничего не началось, а Маргит уже невыносимо захотелось обратно, в темноту и холод. В конце – концов, жабой быть не так уж и плохо. Может, наконец, отоспится за зиму, а то из – за джетлага она еле держалась, без конца глядя на часы: то ли день, то ли ночь на дворе – сама уже начала путаться.
– Таким темпом ты скоро превратишься в ледяную статую. Дать пиджак? – Женщина молча закивала головой, наконец высвобождаясь из затянувшихся объятий. Как – то всё чересчур. Дело - делом, но надо бы и меру знать.
– Спасибо, – она завернулась в пиджак и обняла себя руками. Хотя ладно: если он спасёт её от бесконечного чесания языками – будет прощен за то, что её облапал. – Если что, мы подарили ей какую – то убогую вазу с большой исторической ценностью. Увидишь где – нибудь нечто безвкусное в голубой цветочек, знай – это оно.
Зал был широким, полукруглым помещением, с выходом на улицу. Кто бы сомневался, но двери на улицу были открыты на распашку, а дамы вокруг всё так же были раздеты. И их то ли не смущало, то ли они были явно закалённее Маргит, но она была единственной, кто додумался воспользоваться наличием мужа и раздеть его в корыстных целях. А, может, было и не принято – кто их, этих англичан, поймёт. Сотни лет мудрили с этикетом и так намудрили что сами, порой, разобраться не могут. Одно понятно точно: чего – то не понимаешь – лучше промолчи, за умную сойдёшь.
Немного не доходя до основной массы гостей, Маргит чуть придержала мужчину за предплечье и аккуратно сняла с его плеча какое – то перышко. Интересно, это что, с потолка уже сыплется? Тут на ночь – то безопасно оставаться? Или всё это великолепие с лепниной обвалится им на головы?
– Руки при себе держи пожалуйста, ладно? – С милейшей улыбкой прошептала она, глядя ему в глаза. Да, стоило бы об этом попросить сразу, а не щёлкать клювом.
Сидеть и делать умный вид было уже несложно. А всего – то понадобилось несколько дней упорных тренировок в среде. Это как приехать в чужую страну, где никто не понимает твоего языка и с трапа языка начать говорить на местном диалекте. Сначала сложно, нервничаешь, заходится сердце и потеют ладони. А потом ничего – отпускает. Вернее, становится глубоко плевать на ошибки, которые ты делаешь, потому что кому надо – тот поймёт. А для всего остального есть язык жестов. Зато потом, когда немного насобачишься, уже можно и роскошь себе позволить – поболтать на всякие отвлеченные темы. Вот и сейчас она сидела и болтала с какой – то девушкой обо всём и ни о чём. Проследить нить разговора было сложно, потому что предметы, о которых они говорили, были категорически не связаны один с другим. Начали с местных полей, перешли на погоду в Австралии, потом перекинулись на работу Лондонской фондовой биржи. И, хотя в работе биржи Маргит разбиралась примерно так же, как в ядерном ракетостроении, суть была понятна. Та девушка тоже ни бельмеса ни знала, но держалась молодцом.
Оуэн МакКаффри был птицей редкой в данных широтах. Настолько редкой, что каждый раз, когда Маргит его видела – загадывала желание. Но его стоило бы ухватить за хвост, как птицу феникс, потому что молва гласила, что хозяин дома был вполне себе успешным финансовым аналитиком. А такие знают всё и про всех.
 Так, значит, вы ведете дело с арабскими шейхами? – Спросил он, отпивая из чашки кофе. Умно: не пьёт, пока пьют остальные. Женщина склонила голову набок, закутываясь в пиджак и прижалась носом к собственному плечу. Она так пригрелась, а от пиджака так уютно пахло сигаретами и парфюмом, что её клонило в сон.
– Да, веду. На Востоке особенно ценят хороших скакунов. Мне нравится сотрудничать с арабами, ведь они никогда не скупятся на то, что им нравится. Они готовы выложиться по полной. Могут себе позволить. – Интересно, давно ли с шейхами общался? В Лондоне, небось. В офисе МИ-6.
– А правда, что один шейх даже предлагал вам целый гарем, чтобы вы остались там жить и работать? – Спросила какая – то из дам и тут даже Маргит очнулась. Грех не пропустить такой цирк. Она оперлась локтём о подлокотник и положила подбородок на ладонь, глядя на Александра.
– Да, признаюсь, было дело. Но я отказался. Потому что мне нужна только одна женщина. – Признаться, Маргит и сама была готова заверещать от детского восторга. Ай да Алекс, ай да сукин сын! Врёт – то как гладко, но как красиво! Хотелось в голос засмеяться, но пришлось сделать умильное лицо. Ну она же не змея какая, а любящая жена и всё такое. Надо почаще себе это напоминать, а то постоянно из головы вылетает. Но она толком не успела изобразить любовь, потому что мужчина перехватил её подбородок и потянул к себе. Мягко, но очень требовательно. Не отвертишься.
Целовал он настолько нежно, насколько можно целовать абсолютно незнакомого тебе человека, навязанного кем – то сверху. И настолько мягко, насколько ему позволяло его мировоззрения. И, в целом, будь ситуация другой, Маргит бы её отпустила, расслабилась и получила бы удовольствие, но… Не сейчас. Всё это было навязанным, фальшивым и наигранным, если не сказать, что переигранным. Можно было бы обойтись и без этого. Женщина по инерции положила ладонь на его предплечье и сжала его пальцами, вся цепенея от какого – то непонятного и, пожалуй, не очень приятного чувства. Так бывает, когда засыпаешь, но как – то криво и тебе снится что – то нехорошее. Разум не спит, но спит тело и ни проснуться, ни сделать ничего не можешь. Остаётся лишь смириться и ждать, когда всё закончится. Так чувствует себя человек, тонущий в болоте: чем сильнее сопротивляешься, тем быстрее заканчиваются силы и под конец уже просто расслабляешься, потому что всё тщетно. 
Здесь же в голове крутилась только одна мысль: не дёргайся и не сопротивляйся. Не место и не время. Нет, Алекс был милым, судя по всему, он вполне себе был искренен, когда заметил, что ей холодно, но… Кривые зеркала и то правдивее, чем всё происходящее.
– Тебе повезло с мужем, – умилилась Шарлотта. Маргит отстранилась и с улыбкой, от которой сводило мышцы, посмотрела на Александра.
– Или ему повезло со мной, – наполовину согласилась она. И, склонив голову, аккуратным движением руки сняла пиджак, который соскользнул по её плечу ему на колени. – Простите меня, я боюсь, что очень устала. Да и время уже позднее.
Маргит с улыбкой посмотрела на Шарлотту. Да пусть забирает себе, мужа – то, прости Господи. С потрохами. А то скоро подавится слюнями. Глаза б его не видели.
– Конечно, дорогая. Если нужна будет помощь, зовите. – Женщина ласково кивнула головой. Нет уж, обойдётся без помощи.
Она тихонько взяла из вазы на выходе пару каких – то сухарей, не очень сладких, как она надеялась. Пока Алекс всем заговорит зубы, она ещё и того гнедого проведать успеет. Хоть немного останется одна. А то до неё только дошло, что ей ещё и спать с ним в одной постели.
Она дошла до комнаты, но обнаружила неожиданную преграду. Прямо под порогом валялся огромный кот и с упоением то грыз, то вылизывал собственный хвост. Вот, кому никогда не бывает скучно: и друг и враг в одном лице. Судя по всему, пододвигаться кот не собирался и, стоило ей занести ногу, как он с хвоста тут же переключился на неё. Она вздохнула и присела, запуская ладонь в шерсть на кошачьем животе. Кот тут же передними лапами обнял её кисть и потянулся, чтобы её укусить.
– Знаешь, судя по всему, у нас гость. – Она повернулась к подошедшему Алексу и схватила кота за лапки, а потом подняла его с пола, прижимая к себе. Кот явно не страдал от анорексии и весил как хорошая гантелька. – И уж лучше спать с ним, чем с тобой.
Она зашла в комнату, торжественно внося кота. Захочет – уйдёт сам, дверь она не будет закрывать до конца. Мало ли зачем он пришёл конкретно к их двери, может, что нужно. Женщина выпустила животину на пол и тот внаглую запрыгнул на подоконник.
– Раз уж пришёл, расстегни платье, пожалуйста. – Маргит повернулась к нему спиной, перекидывая волосы вперёд. – И сделай мне одолжение: решишь зайти чуть дальше целования рук этой мымре – сделай так, чтобы я об этом не узнала.

+1

6

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Руки при себе держи пожалуйста, ладно? – С милейшей улыбкой прошептала она, глядя ему в глаза.
Как предсказуемо, - мысленно отметил агент, который ожидал услышать что-то подобное. Как будто ему самому доставляло удовольствия изображать с незнакомым человеком счастливую семейную пару. Вот, почему Шейн не любил работать в паре с женщинами, ведь зачастую они слишком остро реагируют на вторжение в их личное пространство, даже если того требует дело. В любом случае, Дилейни будет действовать по обстановке, не задумываясь о возможном дискомфорте своей напарницы. Они здесь, в первую очередь, профессиональные агенты, и уже потом мужчина и женщина. Так что на просьбу своей благоверной Александр ничего не ответил, ведь супруги уже оказались в главном зале в окружении гостей.
Влиться в общество не составило особого труда. Несколько интересных историй для дам, затрагивание темы бизнеса с мужской частью коллектива, - и вуаля: мистер и миссис Бейли уже одни из них. Шейн умело рассказывал байки и пускал в ход всё свое обаяние, что в конечном итоге принесло неплохие плоды. Но апогеем стал поцелуй с Натали, который так и напрашивался в сложившейся ситуации. Признаться, Дилейни не планировал так скоро переходить к более серьезным шагам, но обстоятельства требовали логичного завершения его красивой восточной байки. Натали, не смотря на свой внутренний протест, всё же подыграла мужу и ответила на его поцелуй. Она не могла поступить иначе, и Шейн прекрасно это знал. Он также хорошо осознавал, какой гнев его ждет после, когда они с напарницей останутся наедине, подальше от зорких любопытных глаз. Но это едва ли могло повлиять на агента, который уже принял свое решение. Личное никогда нельзя смешивать с работой – таков жизненный девиз Дилейни.
Вскоре Натали собралась уходить в комнату, которую выделили для супругов Бейли. Александр невольно вспомнил о том, что им предстоит провести ночь в одном помещении и, возможно, в одной постели. Признаться, данное обстоятельство не особо радовало агента, но выбора не было. Опять же, это всего лишь работа, пускай и такая странная и замороченная. Им ведь за нее неплохо платят.
Простите меня, я боюсь, что очень устала. Да и время уже позднее.
- Отдыхай, дорогая. Я скоро приду, - сказал Александр и проводил жену взглядом. Он допил свой виски, почувствовав легкое обжигающее тепло в груди.
Ещё бы покурить на ночь… - пронеслось в голове у агента, который инстинктивно стал искать в кармане пиджака пачку сигарет.
- На перекур? – спросил мистер МакКаффри, покрутив в руке толстую сигару. Алекс одобрительно кивнул, и мужчины вышли на балкон. На улице стало заметно холоднее, да и ветер ощутимо усилился. Бейли зажег сигарету и сделал пару глубоких затяжек, выпуская перед собой густое облако дыма.
- Твоя жена прелесть, - сказал хозяин дома, наслаждаясь своей сигарой.
- Да, я знаю. Когда я впервые её увидел, то сразу сказал, что она будет моей, - с гордостью проговорил Александр, подыгрывая Оуэну.
- Ты ведь привык везде побеждать, не так ли? – глаза МакКаффри загорелись азартным огнём. Это было только на руку агенту, ведь одно дело – заинтересовать бизнесом, а другое – выйти на теневые увлечения влиятельного человека. Кажется, дело шло так, как надо.
- Обычно говорят, что вечного везения нет, и что нужно уметь проигрывать. Но это не про меня, - твердо заявил Алекс, подлив масла в огонь.
- Ты мне нравишься, Бейли. Ты мыслишь так же, как и я, - Оуэн одобрительно похлопал гостя по плечу и расплылся в довольной улыбке. Агент как раз докурил свою спасительную сигарету. – Иди, приласкай свою красавицу жену. А завтра мы с тобой поговорим о серьезных вещах. Чувствуй себя, как дома, - сказал напоследок МакКаффри, и Алексу пришлось пойти в комнату, хоть он и не хотел так рано появляться там. Мужчина понимал, что напарнице необходимо время, чтобы побыть одной и отдохнуть от всего этого балагана. Он бы и сам хотел немного уединения, но, похоже, в их ситуации это большая роскошь.
Александр неспешно ковылял в сторону комнаты, мысленно надеясь, что остаток вечера пройдет в спокойном ключе. Ему бы не хотелось выяснять отношения с напарницей или выслушивать от неё претензии насчет некоторых сегодняшних эпизодов. Но произошло кое-что ещё, чего агент никак не мог ожидать… Брюнетка собиралась взять в комнату кота, как будто и без того хлопот не хватает.
Знаешь, судя по всему, у нас гость.
- Ты серьезно? – спросил Бейли, не скрывая своего отрицательного отношения к данной затеи. Но, похоже, напарнице было плевать на его мнение.
И уж лучше спать с ним, чем с тобой.
Алекс недовольно закатил глаза и тяжело вздохнул.
Кажется, будет хуже, чем я ожидал… - обреченно подумал мужчина и зашел в комнату, смирившись с присутствием пушистого гостя.
- Зачем он тебе сдался? Куча шерсти, и никакого толка, - пробурчал Бейли, у которого было свое отношение к домашним животным. Он не заводил питомцев, поскольку из-за работы часто был в разъездах и не мог уделять им достаточно внимания. Да и лишний раз привязываться к кому-то – себе дороже.
Раз уж пришёл, расстегни платье, пожалуйста. – Маргит повернулась к нему спиной, перекидывая волосы вперёд.
А, вот, это уже была неожиданная просьба…
Значит, руки распускать нельзя, а платье расстегивать – зеленый свет, - мысленно усмехнулся Александр, но всё же подошел к своей фиктивной жене. Он аккуратно потянул замочек молнии вниз, дойдя до самого конца. Платье слегка разошлось в стороны, приоткрыв голую спину. Бейли также заметил отсутствие бюстгальтера. Стоит отметить, открывшаяся взору картина была весьма и весьма соблазнительной… Как мужчина, Шейн оценил внешние данные своей напарницы, но как агент, тут же пресек эмоции и отошел от неё, вернув безопасную дистанцию. 
- И сделай мне одолжение: решишь зайти чуть дальше целования рук этой мымре – сделай так, чтобы я об этом не узнала.
- Только не говори, что жёнушка ревнует, - с легкой ухмылкой сказал Алекс, расстегивая запонки на рукавах. Как же он ненавидел эти неудобные и глупые застежки. Никогда не получается справиться с ними с первого раза. Да, и со второго тоже. – Если ты забыла, мы здесь, чтобы работать, а не романы крутить.  Но, если тебе интересно, пересушенные курицы не в моем вкусе, - добавил Бейли, наконец-то сняв капризный аксессуар. Он бросил запонки на прикроватную тумбочку и окинул взглядом комнату. Кроме большой двуспальной кровати здесь было мягкое кресло, шкаф, комод, пара тумбочек и чайный столик, а также отдельная ванная комната. Сложив в голове детали паззла, Александр понял, что, даже при большом желании, они с Натали не смогут спать отдельно. Кресло совершенно не подходило для сна, а про пол в нынешнее время года и говорить не стоило.
- Мне и самому всё это не нравится. Но, похоже, спать нам придется вместе, - сказал Бейли, расстегнув рубашку. Под ней была простая белая майка, которая подчеркивала его подтянутый спортивный торс – результат многочисленных кропотливых тренировок. - Ладно, я пойду пока умоюсь. А ты спокойно переоденешься. Только кота не пускай на мою сторону кровати. А лучше – выставь его за дверь. Нечего ему тут делать, - с легким недовольством бросил Алекс и пошел в ванную комнату, закрыв за собой дверь. Кажется, ночка будет веселой...

+1

7

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

Маргит молча и с почти что христианским смирением выслушала бурчание Алекса. Надо же, на вид еще такой молодой, а уже такой гриб. Она рукой придержала платье у груди и оглянулась на кота. Тот мирно сидел на окне и лапой тыкал в какую – то муху, не до конца проснувшуюся с зимы.
– Только не говори, что жёнушка ревнует, – Маргит обернулась в полоборота и искоса посмотрела на него.  Если ты забыла, мы здесь, чтобы работать, а не романы крутить.  Но, если тебе интересно, пересушенные курицы не в моем вкусе.
– Как мило, что напомнил, – ехидным тоном ответила она и вздохнула. Средневековые инквизиторы были более лояльны к ведьмам, чем человек, который сшил это платье. Женщина, наконец – то, вздохнула полной грудью так, что закружилась голова.
– Мне и самому всё это не нравится. Но, похоже, спать нам придется вместе.
– Какой кошмар. Смотри, не помри от расстройства.
Она сняла туфли и чуть потянула шею. Если честно, было уже глубоко наплевать, потому что единственное, чего хотелось – раздеться и лечь спать. Потому что заснет она, только её голова коснётся подушки. И даже иерихонские трубы её не разбудят.
– Ладно, я пойду пока умоюсь. А ты спокойно переоденешься. Только кота не пускай на мою сторону кровати. А лучше – выставь его за дверь. Нечего ему тут делать.
И вот тут Маргит развернулась к нему лицом и так удивилась, что чуть платье не уронила.
– Кота выставить? Ну уж неет, дудки! – Женщина замотала головой и возмущённо продолжила, – тебе несчастная скотина чем помешала, зануда? На хвост тебе наступила? Так ты его не раскладывай, где ни попадя. А ему сюда, может, надо было, отцепись от зверя. – Она выдохнула, кот подтверждающе мяукнул и, зевнув, потянулся. Маргит отвернулась, доставая ночную сорочку, чтобы переодеться и, после недолгой паузы спокойно, как бы между прочим, добавила, – утонешь в ванной – сюда не возвращайся. Не хочу твоё лицо до конца своих дней в кошмарах видеть.
Ей снился какой – то странный и мучительно тревожный сон. Один и тот же, он преследовал Маргит с тех самых пор, как она приехала в Ирландию и вдруг, ни с того ни с сего, почувствовала себя так, словно она совершенно одна. Раньше было легче, а теперь она – лишняя. И ощущение такое, будто нет земли под ногами, всё какое – то чужое, не здешнее.
Сон был самый простой. Что она идёт куда – то, идёт, а вокруг беспросветная серость, от которой так хочется повеситься и молочно – белый туман, в котором на расстоянии вытянутой руки не видно ничего. Бесконечное сочетание серого, серо-белого и светло – зелёного, под цвет травы под ногами. И больше ничего. Тяжело дышать из – за взвеси воды в воздухе: она оседает где – то в груди и давит камнем. Не страшно, просто невыносимо, мучительно тошно. От того, что она уже столько идёт, а никакого просвета. Тошнит от этого дождя, от тумана, от зелёной травы. Тут хоть когда – нибудь погода меняется? Хоть иногда солнце бывает? А ещё очень холодно. Так холодно, что пробирает до костей и начинаешь дрожать.
Закончилось всё как – то резко, само собой. Просто растворилось в темноте, в которую Маргит провалилась. Просыпаться она начала лишь от утреннего света, но, сама того не осознавая, зарылась лицом куда – то между плечом и шеей Алекса и обняла его за плечо, покрепче прижимаясь к нему, потому что так было и теплее, и спокойнее. А потом она снова провалилась в сон, потому что из – за разницы во времени местные восемь утра всё ещё казались ей тремя ночи.
– Я, наверное, отлежала тебе плечо, извини, – прошептала она и сонно зевнула, прикрывая рот обратной стороной запястья. Маргит выпустила мужчину из своих объятий и легла на спину, растирая висок, – я тут так мёрзну, что… В общем, прости меня.
Она присела на край кровати, распуская волосы и взяла с прикроватной тумбочки расчёску. Кота нигде не было видно, видимо, он, всё – таки ушёл ночью, либо Алекс его всё – таки выставил. Не исключено. Расчёсывая волосы, она посмотрела в окно: всё та же серость и накрапывающий дождь. Безысходная тошнота накатывала с самого утра. Интересно: можно ли умереть от передоза кофеина?
Тому, кто закупал сюда кофе, стоило бы выдать Нобелевскую премию. Утро, потихоньку, налаживалось и даже погода перестала так бесить. Отпивая глоток, Маргит искоса посмотрела на Алекса. Рядом с ним с самого начала крутилась Шарлотта и изо всех сил пыталась заболтать. Тот держался молодцом: то ли впал в Стокгольмский синдром, то ли прокачивал дзен. Женщина еле удержалась от того, чтобы покачать головой. Да не интересна ты ему, овца ты драная. Отстань от мужика и не мучай.
– А, Натали, как спалось? – Ещё один. Нет, всё – таки, притягиваются не противоположности: каждой твари должно быть по паре. Рядом с извращенкой может быть только извращенец.
– Прекрасно, спасибо, – стоило бы спросить в ответ, как спалось Оуэну, но Маргит как – то побоялась. Говорят, что осенью и весной психические обостряются. Недостаток солнца, витамина Д и всё такое.
– Что собираетесь делать сегодня? – Она пожала плечами и отодвинула пустую чашку.
– Посмотрю по погоде.
– Я думал позвать Вашего мужа поохотиться, но вдруг и Вы стрелять умеете?
Маргит склонила голову на бок. Не дождёшься, старый пень.
– Алекс хороший стрелок. Что до меня, я пойду, только если Шарлотта составит мне компанию.
– Она боится вида крови, но что ж. Тогда желаю хорошего дня.
Маргит улыбнулась и проводила МакКафри взглядом, переводя его на супруга. Тому помощь, вроде, не была нужна. Да, впрочем, он взрослый - справится сам.
Она встала, направляясь к выходу – в конце – концов, вчерашние сухари сами себя не скормят.
Коня она застала пьющим и он, оторвав голову от поилки, медленно развернулся к ней, носом пытаясь протиснуться сквозь решётку.
– Помочь вывести? – Маргит пальцем погладила бархатную губу.
– Да, пожалуй.
И только она провела скребницей по шее коня, как из -за угла вынырнул Оуэн. Маргит вздохнула.
– Может, мне Вас в качестве конюха нанять? – Она пожала плечом, как ни в чём ни бывало, чистя гнедого дальше.
– Не вижу в этой работе ничего зазорного, так что не понимаю иронии в Вашем тоне.
– Если бы сказали, что любите лошадей, я бы сразу предложил Вам погулять.
Она отдала сухарь жеребцу и похлопала того по плечу. Конь вытянул шею и фыркнул. Тоже мне пикапер нашёлся.
– Я слышала, что Вы работаете на Лондонской бирже? Может быть знаете Майкла Хантера? Или он больше не работает.
Оуэн пожал плечами и положил ладонь на круп коня. Тот как – то нервно покосился на него и сделал шаг вбок.
– Работает. Но не думал, что Вас могут интересовать люди подобного толка. Думал, что раз у Вас своих денег нет, то и вкладывать нечего.
Маргит достала второй сухарь и почесала лошадь за ухом.
– У нас всё так же, как и в любых нормальных семьях: то, что зарабатывает Алекс – это общие деньги, а то, что он даёт мне – мои.
МакКафри покачал головой и поджал губы.
– Умно. Я передам Майклу, что Вы его искали.
Маргит оглянулась на шаги и с облегчением вздохнула. Алекс – то был не промах. Как раз вовремя и спасает её уже во второй раз от этой шибанутой семейки. Она поцеловала его в плечо и МакКафри, видимо, как – то смутился.
– Ладно, я не буду Вам мешать.
– Спасибо Вам.
Он пожал плечами.
– Да, пока не за что.
Она проследила, как он, положив руки в карманы, пошёл к выходу.
– Отстегни его, пожалуйста. Пойдём отсюда. – Конь, радостно помахивая хвостом, пошёл за ними в поле.
Маргит выпустила его в леваду и, вдруг спросила:
– Ты же куришь. У тебя есть сигарета?
Она сделала первую затяжку и покачала головой, стряхивая пепел, – Алекс, он меня ужасно напрягает. Я не знаю, что с ним не так, но поверь, с ним точно что – то нечисто, – сигарета прогорала зазря и Маргит затянулась во второй раз, пытаясь успокоиться. – В Лондоне работает некий Майкл Хантер. У него есть лицензия на работу на Лондонской и Токийской биржах. Есть вариант, что он покупал акции на деньги, которые лежат на офшорных счетах. – Она зябко повела плечом и посмотрела на пасущегося коня.  Оуэн его знает. Не закидывай ему эту удочку, а то я уже это сделала. – Она затушила сигарету об ограду и кивнула на гнедого, – будет впаривать, скажи, что не в твоём вкусе. Нам нужны скаковые лошади, а не пациент ветеринарной клиники.
Она замолчала и, закрыв глаза, запустила ладонь в волосы, прочёсывая их пальцами. Надо бы собрать, а то они уже начали завиваться от влажности. Скоро отсыреют и она будет выглядеть не лучше, чем курица с её крысиным хвостиком.
– Пойдём пройдёмся, а то они накинутся на свежую кровь. Оуэн, вон, уже строит на тебя какие – то планы.

+1

8

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Когда Шейн вернулся в комнату, его напарница уже тихо и мирно спала, переманив на свою сторону большую часть одеяла. Мужчина лишь обреченно вздохнул, поняв, что ему придется укрываться жалким клочком, которого, дай Бог, хватит только на половину тела. Хорошо, что хоть кота на постели не было. Пушистый гость уютно расположился на мягком кресле, где спокойно и не торопливо вылизывался, никому не мешая.
Хоть на этом спасибо, - мысленно отметил агент и лег на свою сторону кровати. Было непривычно ощущать рядом присутствие другого человека. Шейн думал, что у него не получится нормально заснуть, но усталость сегодняшнего насыщенного дня всё же сморила мужчину. Он и сам не заметил, как погрузился в крепкий сон.
Александр невольно проснулся, когда почувствовал голову Натали на своем плече. Она перекатилась к мужу и прижалась к нему во сне, видимо, чтобы стало теплее. Агент в очередной раз убедился в чрезмерной «мерзлявости» своей напарницы, которая пока никак не могла адаптироваться к местному климату.
Если так дело и дальше пойдет, я рискую превратиться в личную грелку, - поймал себя на мысли Бейли и посмотрел на лицо спящей супруги. Признаться, во сне она выглядела очень даже милой. Мужчина не стал отстраняться или будить её. Он немного поправил одеяло, чтобы полностью накрыть им брюнетку.
Не хватало только, чтобы она заболела в самый разгар нашего дела, - Алекс нашел весьма убедительное оправдание этим ночным обниманиям и повторно погрузился в сон, поскольку вставать ещё было рано.
Второй раз они уже проснулись вместе. Шейн – от легкого покалывания в области плеча, которое было без зазрения совести использовано замерзшей напарницей в своих корыстных целях.
Я, наверное, отлежала тебе плечо, извини, – прошептала она и сонно зевнула, прикрывая рот обратной стороной запястья. Маргит выпустила мужчину из своих объятий и легла на спину, растирая висок, – я тут так мёрзну, что… В общем, прости меня.
- Ничего, не отвалится, - с легким смешком ответил Алекс, поднимаясь с кровати. – К тому же, что с тобой с мерзлявой делать? Хотя, было необычно проснуться от объятий той, что запретила мне распускать руки. Получается, это правило работает только в одну сторону? – подколол Бейли, не удержавшись от комментария на эту тему. Почему-то с утра у него было слишком веселое настроение.
- Мы долго проспали. Ты-то понятно, разница во времени и всё такое. А я, вот, уже давно так долго не валялся в кровати. Чувствую себя немного разбитым. Ну, ничего. Чашка крепкого кофе и пара сигарет исправит это дело, - сказал Шейн, одеваясь к завтраку. По-видимому, уже позднему. – Нам это простят. Пусть думают, что мы полночи развлекались, - он невольно пожал плечами и направился на выход.
Шарлотта тут же взяла гостя в оборот. Она с радостью подливала ему кофе, забалтывала какими-то глупыми историями и засыпала вопросами о работе и жизни. Признаться, от одного лишь вида высохшего худощавого лица хозяйки дома Алекса выворачивало наизнанку. Почему-то эта мымра напоминала ему миссис Саттон, имя которой сразу вызывало рвотный рефлекс. Агенту пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы изобразить заинтересованность в беседе с Шарлоттой и подыграть ей. Тем временем, Оуэн не отставал от своей благоверной, сосредоточив всё внимание на Натали. Мистер МакКаффри проявлял к брюнетке повышенный интерес, и Шейн отлично это видел.
Вот, ведь скользкий тип… С таким нужно держать ухо востро, - подумал Дилейни, бросив короткий взгляд на беседующих Натали и Оуэна. Вскоре напарница покинула дом, а через пару минут и МакКаффри за ней. Явно не к добру…
- Знаете, мой муж просто помешан на охоте. Наверное, это повышает его мужское либидо, когда он приходит домой с добычей. В такие моменты он бывает крайне возбужден. Но вам ведь не нужны дополнительные стимулы, мистер Бейли? Если вы понимаете, о чем я, - с хитрой улыбкой на лице спросила сушеная курица и придвинулась к гостю, воспользовавшись отсутствием мужа. Шейн едва сдерживался, чтобы не послать эту старую дуру ко всем чертям. Но нужно быть дружелюбным и приветливым, иначе все усилия окажутся насмарку.
- Конечно, понимаю, миссис МакКаффри, - Александр выдавил из себя улыбку, попытавшись сделать её максимально любезной. Но получилось немного кривовато. Однако Шарлотта этого не заметила, ведь была очарована гостем. – Чтобы возбудиться, мне достаточно моей жены. А охота, лошади, рыбалка или азартные игры – это второстепенные увлечения, никак не влияющие на либидо. А теперь прошу меня простить, мне нужно сделать пару важных звонков по работе. Не скучайте, - сказал Алекс и поспешил на улицу, чтобы наконец-то избавиться от этой назойливой дамы.
На самом деле агент собирался найти свою напарницу, которой наверняка сейчас не сладко в обществе Оуэна. Интуиция его не обманула. МакКаффри уже вовсю обрабатывал понравившуюся ему женщину, буквально следуя за ней по пятам. Бейли появился как раз вовремя и встал рядом со своей супругой, показывая Оуэну, что только у него есть право быть с ней, особенно наедине. Благо, хозяин дома всё понял без лишних вопросов и направился к выходу.
Отстегни его, пожалуйста. Пойдём отсюда.
Алекс лишь кивнул и выполнил просьбу Натали. Им сейчас не мешало бы обсудить некоторые моменты подальше от любопытных ушей. Напарники вышли в поле, где могли спокойно поговорить, не боясь быть услышанными третьими лицами.
Ты же куришь. У тебя есть сигарета?
Неожиданно. Шейн постепенно раскрывал особенности характера и привычки своей напарницы, и каждый раз она его удивляла.
- Не знал, что ты куришь. Впрочем, я вообще мало о тебе знаю, - сказал Александр и протянул брюнетке сигарету. Они оба закурили, заполнив пространство вокруг себя густым табачным дымом. Благо, конь бегал где-то вдалеке. Не хотелось бы ненароком потравить бедное несчастное животное. Ведь, как там говорят? Капля никотина убивает лошадь? На практике лучше это не проверять.
Алекс, он меня ужасно напрягает. Я не знаю, что с ним не так, но поверь, с ним точно что – то нечисто, - поделилась своими опасениями Натали.
- Да, со всей их семейкой что-то не так. А насчет Оуэна ты абсолютно права. Я знаю таких, как он. И обычно вижу людей насквозь. Могу с уверенностью сказать, что он помешан на азартных играх и очень любит разного рода соревнования. Соперничество – его стиль жизни. Он помешан на победах. Не удивлюсь, если он состоит в сговоре с распорядителями скачек или других подобных азартных мероприятий. Деньги там льются рекой. Причем грязной и глубокой рекой, - высказал свою точку зрения Дилейни, которая совпадала с данными, полученными напарницей.
- В Лондоне работает некий Майкл Хантер. У него есть лицензия на работу на Лондонской и Токийской биржах. Есть вариант, что он покупал акции на деньги, которые лежат на офшорных счетах.
- Не исключено. Это ещё одна важная зацепка, которую мы должны проверить, - подтвердил Алекс, докуривая сигарету.
Пойдём пройдёмся, а то они накинутся на свежую кровь. Оуэн, вон, уже строит на тебя какие – то планы.
- Пошли. Если честно, меня уже тошнит от этого дома и от всей семейки, - мужчина невольно поморщился и пошел вместе с напарницей. – Кстати, хотел узнать. Твои знания и умелое обращение с лошадьми – подготовилась для задания, или ты по жизни этим увлекаешься? – спросил Дилейни и бросил взгляд на Натали. Ему захотелось узнать немного о человеке, с которым предстоит ещё долгое время работать.
- И, кстати, я заметил, что Оуэн к тебе неровно дышит. Точно долбанутая семейка. Но это может сыграть нам на руку, - сказал Александр и посмотрел на дом семьи МакКаффри. – Думаю, нужно уже валить отсюда. Всё равно ничего полезного здесь мы уже не узнаем. Я решу этот вопрос, - добавил агент, после чего направился поговорить с хозяином дома.
- Я посмотрел лошадей. Если честно, представленные варианты меня не особо впечатлили. Я люблю вкладываться в то, что потом гарантированно принесет хорошую прибыль. Ничего личного, - сказал Бейли и по-дружески похлопал Оуэна по плечу.
- Понимаю. Ну, что ж… В любом случае, был рад познакомиться с тобой и с Натали. Знаешь… в конце следующей недели в день Святого Патрика пройдёт традиционный смотр лошадей и королевский заезд. Думаю, вам стоит посетить это мероприятие. Если надумаете, я достану вам пригласительные. Там соберутся лучшие из лучших, - проговорил МакКаффри, который клюнул на удочку семейки Бейли. Это была отличная возможность проникнуть в интересующие круга.
- Заманчивое предложение. Мы бы посмотрели тех лошадей, да, Натали? – спросил Алекс у подошедшей к нему супруге. Он приобнял её и нежно поцеловал в висок. – Ну, а теперь нам пора ехать. Уже хочется поскорее добраться до дома, - они всем своим видом показывали, что хотят простого семейного уединения. Превосходная игра, в которую продолжают верить окружающие. – Спасибо за гостеприимство. Ещё увидимся, - Александр пожал руку Оуэну, после чего помог жене сесть в подъехавший за ними автомобиль. Они вздохнули с облегчением, только когда машина отъехала, и дом шизанутой семейки остался позади.
- Думаю, неплохое начало, - сказал Шейн, устраиваясь поудобней на сидении. – Дальше будет только сложнее…
Что правда – то правда. Но разве настоящие агенты останавливаются перед трудностями? Да черта с два.

+1

9

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

И всё- таки было что – то в местной серости. Если не брать во внимание этот богомерзкий дом и его откровенно странных обитателей, можно было сказать, что тут было неплохо. Спокойно, тихо. И, после вечной суеты Нью Йорка так непривычно, что никуда не нужно было бежать. Там так гулять было недосуг. Работа, работа, работа – место горнолыжных спусков сплошные горы бумаг и серость другого толка – там была абсолютно беспощадная рутина, которая засасывала в себя, словно болото.
– Пошли. Если честно, меня уже тошнит от этого дома и от всей семейки, – лицо Алекса, при этом, стало таким безнадёжно постным, как будто он только что увидел перегнивший труп крысы. Маргит улыбнулась и погладила его по плечу.
– Будет повод попросить прибавку к тринадцатой зарплате, – она запустила руку в карман, нащупывая в нём перчатки.
– Кстати, хотел узнать. Твои знания и умелое обращение с лошадьми – подготовилась для задания, или ты по жизни этим увлекаешься?
– Дедушка любил тотализатор, так что у меня не было ни малейшего шанса пройти мимо этой темы.
– И, кстати, я заметил, что Оуэн к тебе неровно дышит. Точно долбанутая семейка. Но это может сыграть нам на руку.
Теперь настала пора Маргит морщиться. Она придержала мужчину и остановилась, страдальчески поднимая к нему голову.
– Ты уверен, что хочешь говорить о нём? Может, всё – таки, о лошадках?
– Думаю, нужно уже валить отсюда. Всё равно ничего полезного здесь мы уже не узнаем. Я решу этот вопрос.
Она пожала плечами и чуть прикусила губы, склоняя голову.
– Резонно. Я за любой кипиш, даже, если это будет выглядеть как дезертирство.
Дом был небольшой, но очень старый, судя по виду. И разросшийся дикий виноград, без преувеличения залезавший в каждое окно, только добавлял антуража. Маргит поставила сумку на тумбочку в холле и сняла перчатки, задирая голову. Потолки тут были как в музее – старинные, резные, с очень сложным орнаментом. Такими же были все дверные косяки, колонны в зале. Не то, что смотреть, даже трогать было страшно.
– Ты это видел? Как думаешь, сколько лет дому? – Маргит поискала взглядом супруга, но тот где – то растворился. Снаружи дом казался таким маленьким, но на деле был каким – то невероятно огромным для двоих. Тут бы уместилась целая семья из человек четырёх, места было достаточно для того, чтобы разойтись по разным углам и не встречаться где – то год.  – Ого, даже спальни раздельные? Какая роскошь. – Проскользнувшее ехидство так и не удалось скрыть.
Женщина зашла в свою комнату и, сев на кровать, оглянулась. Куда её уже только не заносила нелёгкая; и, если в первые разы всё вызывало удивление и восхищение, то теперь лишь что -то на грани с равнодушием. Но одно радовало невероятно: они, наконец – то, уехали из этого треклятого дома и им больше не нужно без конца пересекаться с четой МакКафри. Пересекаться где – то на мероприятиях – да бога ради. Улыбнутся, руки пожмут, обменяются парой бессмысленных любезностей и дело с концом. Но провести с ним бок о бок, наедине, больше двух часов – увольте. Тут либо она повесится, либо кто – то из этой неадекватной парочки не проснётся утром. И при этом, суд её оправдает. Потому что, когда она расскажет о причинах, побудивших её на убийство, даже самые строгие присяжные однозначно растрогаются и пустят слезу.
Маргит помыла голову и спустилась вниз. Было время ужина, но есть не хотелось, ложиться спать, как бы ни было сонно, было ещё рано. Стоило перебороть себя и привыкнуть уже к местному времени.
– Ешь, я не буду. Мне не хочется, – Маргит улыбнулась и провела рукой по мокрым волосам. – Приятного аппетита.
На тумбочке в прихожей лежал толстый конверт. На нём она безошибочно узнала почерк Оуэна. Женщина вздохнула и взяла его в руки, чтобы вскрыть.
– Вот же старый пень. Лучше бы сделал то, о чём я его просила, – она недовольно поморщилась, ногтём поддевая язычок конверта.
В нём лежали два приглашения и толстый буклет с программой и кличками лошадей. Маргит с ногами забралась на диван и, положив буклет на колени, оперлась локтём о подлокотник.
Книжица была толстой, с подробным описанием того, что, где и как. Эту часть женщина прочитала по- диагонали; её больше интересовало, что за лошади будут участвовать в заезде. За каждой из них стоял не только жокей, но и целое хозяйство. А, если следовать легенде, то чета Бейли переехала сюда именно затем, чтобы купить лошадей для возможной перепродажи за океан. Каждое хозяйство нужно было проштудировать, просмотреть племенные книги, историю. Что, откуда и куда. Ну, допустим, племенные книги – то и тут можно найти, в библиотеке. История гласит, что каждый уважающий себя ирландец немного лошадник.
Она подняла голову, улыбаясь вошедшему мужчине и машинально подобрала ноги, освобождая место, чтобы он сел. Маргит протянула ему пригласительные.
– Смотри, как быстро. Всегда бы так.  Она запустила пальцы в завившиеся от влаги волосы, – кстати, обрати внимание на дресс код: тебе даже галстук нельзя. Если станет совсем тошно, даже задушиться не сможешь. Ну а мне, – она вздохнула, – платье и каблуки. Не та одежда, в которой можно легко сбежать.
Она перелистнула очередную страницу и прямо ей на живот выпала небольшая картонная карточка. На ней, тонким почерком был написан адрес. Маргит с хитрой улыбкой показала её мужчине.
–  Смотри - ка, – протянула она, – мне кажется, или тебя уже весьма недвусмысленно клеят? – Смеясь, она протянула записку Алексу, – не проморгай своё пернатое счастье. – Можно, было, конечно, сразу выкинуть в камин, но кто она такая, чтобы выкидывать чужие письма.
Остаток вечера прошёл в молчании. Вернее, Маргит отвлекала себя как могла: под конец спать хотелось уже почти невыносимо. Так, что даже не зевалось. И она заснула, как только её голова коснулась подушки, да только, по ощущениям, ненадолго. Потому что через какое – то время женщина проснулась от того, что кто – то скребётся у неё под кроватью.
Сначала она заснула снова, подумав, что на фоне всего просто сходит сума. Ну, с кем не бывает? Но стоило ей снова заснуть, как всё повторилось. Маргит сонно села на кровати, пытаясь понять, что происходит. Она опустила ноги на пол и тут же чуть не упала, еще даже не успев толком встать. Потому что одновременно с этим раздался категорически недовольный писк, а женщина почувствовала, что на что – то наступила. На что – то, отдаленно напоминающее дитя любви шнурка от кроссовки с кожаным диваном.
Огромных размеров крыса блеснула пуговкой глаза и с лошадиным топотом помчалась куда – то в тьму угла, а перепуганная Маргит побежала к Алексу.
– Алекс, проснись, ко мне в комнату пришла какая – то тварь, – она, испуганно дрожа, прижала руки к груди, а потом, всё – так, не выдержала и показала руками размер твари. Тварь получилась размером с карликового бегемота, – воооот такая, Алекс. Я не шучу. Она пришла ко мне и начала скрестись, вот так, – она ногтями поскребла о деревянное изголовье кровати и потом прерывисто вздохнула. – Короче, ты как хочешь, но я там спать не буду.
Она, прерывисто вздохнув, подошла к мужчине и, обняв его за шею, лицом зарылась в плечо.
– Если хочешь, иди спать туда. Всё равно ты больше и, пока она тебя будет есть, я успею сбежать. А я туда больше не пойду. Я тебе всё прощу, лишь бы не возвращаться туда. Даже, если ты будешь распускать руки.

Отредактировано Gillian Leigh (15 Сен 2021 22:42:05)

+1

10

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Наконец, супруги Бейли приехали в дом, который им был выделен специально для этой миссии. Если честно, Алекс ожидал чего-нибудь более светлого и нейтрального, чтобы не привлекать излишнее внимание. Но руководство, видимо, решило сделать из своих агентов чертову семейку Адамсов.
Не хватает только рвов и кладбища на заднем дворе, - мысленно отметил мужчина и тяжело вздохнул. Похоже, придется работать с тем, что есть.
– Ты это видел? Как думаешь, сколько лет дому?
Натали, по всей видимости, испытывала примерно те же эмоции насчет этого дома.
- Боюсь, если кому-нибудь из нас здесь на голову обвалится потолок, страховая компания пошлет нас к черту и не выплатит ни цента, - не скрывая своего недовольства, проговорил Александр, и пошел осматривать здание, чтобы сразу оценить уровень безопасности. Что поделать, это была его рабочая привычка. Агент Дилейни был очень внимателен к мелочам и предпочитал заранее осматривать незнакомые места во избежание неприятных случаев.
Единственный плюс дома – две спальни. Это означало, что у напарников будет свое личное пространство, где они смогут хотя бы изредка отдыхать от задания и наслаждаться необходимым уединением. Алекс выбрал себе комнату и наспех разобрал чемодан, достав оттуда только самые необходимые вещи и предметы. С остальным он решил разобраться немного позже.
Шейн наконец-то снял надоевший костюм и надел простые темные джинсы и однотонную футболку. Он спустился вниз и направился на кухню, собираясь перехватить что-нибудь из еды. По крайней мере, мужчина надеялся, что его начальство позаботилось о такой мелочи и на первое время хоть чем-то заполнило холодильник.
Ешь, я не буду. Мне не хочется, – Маргит улыбнулась и провела рукой по мокрым волосам. – Приятного аппетита.
- Как хочешь. Мне больше достанется, - Алекс пожал плечами и приступил к ужину, чувствуя, как благодарно отзывается его довольный желудок. Расправившись с едой, мужчина налил два стакана свежевыжатого апельсинового сока и пошел в гостиную. Натали уже удобно устроилась на диване и разглядывала какие-то бумаги из конверта. Бейли сел рядом и поставил стакан для жены на небольшой стеклянный столик перед диваном.
- Что это? – поинтересовался Александр, делая глоток сока. Оказалось, что супруги МакКаффри уже достали им пригласительные билеты на смотр лошадей, который состоится в конце следующей недели.
Кстати, обрати внимание на дресс код: тебе даже галстук нельзя. Если станет совсем тошно, даже задушиться не сможешь. Ну а мне, – она вздохнула, – платье и каблуки. Не та одежда, в которой можно легко сбежать. 
- Слава богу, - мужчина выдохнул с облегчением, когда узнал, что ему не нужно будет напяливать на себя удавку. Будь его воля, он бы вообще оделся по-простому, наплевав на принятый в подобном обществе деловой стиль. – Держу пари, на каблуках ты бегаешь так же быстро, как и без них. У вас там в ЦРУ случайно не устраивают женские забеги на каблуках? Наверное, забавное зрелище. Чего только не сделаешь ради работы, - усмехнулся Александр, не скрывая своего отношения к этой американской организации. Он всегда выступал против работы с агентами из ЦРУ, считая, что они мыслят и действуют совершенно иначе, и зачастую творят глупые и безрассудные вещи. Удивительно, что Натали пока держалась молодцом и не тормозила дело. Может, везде есть исключения? В любом случае, расслабляться не стоит, ведь самое сложное предстояло ещё впереди.
Смотри — ка, – протянула она, – мне кажется, или тебя уже весьма недвусмысленно клеят?
Александр взглянул на карточку, которая явно предназначалась именно ему. Это было послание от Шарлотты, запавшей на своего гостя.
Не проморгай своё пернатое счастье.
- Очень смешно, - с долей сарказма произнёс агент, отправляя бессмысленную карточку обратно в конверт.
Александр пошел к себе в комнату, принял душ и немного почитал перед сном. Кровать была очень удобной, благодаря чему мужчине удалось довольно быстро заснуть. Стоит отметить, в этом месте было удивительно тихо. Дом находился вдали от оживленных дорог в живописной части города. Правда, само здание навевало мрачные мысли, но выбирать не приходилось.
Мужчина тихо и мирно спал, когда сквозь пелену сна до него начал доноситься звонкий женский голос. Причем с режущим слух американским акцентом. Бейли невольно поморщился от громких посторонних звуков, которые всё-таки вырвали его из сладкого сонного плена.
Алекс, проснись, ко мне в комнату пришла какая – то тварь.
- Что? Какая тварь? Ты о чем вообще? – спросонья спросил агент, пытаясь включить свой мозг и мыслить трезво. Девушку всю трясло, словно она увидела в доме привидение.
Воооот такая, Алекс. Я не шучу. Она пришла ко мне и начала скрестись, вот так.
- Погоди. Да, кто пришел-то? Ты можешь внятно всё объяснить? – мужчина начал постепенно закипать, поскольку никак не мог уловить смысл слов потревожившей его сон напарницы. – Чёрт возьми, Натали! Ты видела, который час? – не скрывая своего недовольства, воскликнул Бейли, взглянув на часы на прикроватной тумбочке.
Короче, ты как хочешь, но я там спать не буду.
А, вот, эта фраза окончательно разбудила агента. Александр наконец-то понял, о какой твари говорила брюнетка.
- Серьезно? Ты испугалась какой-то крысы? Если это шутка, то она оооочень неудачная. Потому что проснуться посреди ночи под крики, смешанные с жутким американским акцентом, - та ещё пытка, - недовольным тоном проговорил Бейли, у которого всё ещё не укладывалось в голове, как агент ЦРУ может испытывать страх перед такой мелочью. Вот, и очередное доказательство несовершенства серьезных американских организаций. – Да, как тебя вообще взяли на работу? Надеюсь, хоть вида крови не боишься? А то мне совсем тяжко придется с тобой, - добавил Алекс и сделал глубокий вдох, чтобы немного успокоиться. Он не думал, что ему предстоит такая морока.
Апогеем этой ситуации стало то, что Натали прижалась к напарнику и зарылась лицом ему в плечо.
Вот, и что мне с ней теперь делать?? – мысленно не догонял агент, который и не думал, что окажется в такой ситуации.
Если хочешь, иди спать туда. Всё равно ты больше и, пока она тебя будет есть, я успею сбежать. А я туда больше не пойду. Я тебе всё прощу, лишь бы не возвращаться туда. Даже, если ты будешь распускать руки.
Александр улыбнулся. Пожалуй, впервые за время их сотрудничества, не считая театральных улыбок для поддержания легенды в обществе.
- Не боишься, что я захочу этим воспользоваться? – с легкой ухмылкой спросил Бейли и приобнял женщину за плечи, крепче прижав её к себе. Он успокаивающе погладил брюнетку по спине, не разрывая их тактильный контакт. – Думаю, сейчас ты просто в состоянии аффекта, из-за чего готова наобещать такие вещи, о которых пожалеешь на утро, или предпочтешь не вспомнить, - спокойным тоном добавил мужчина и аккуратно отстранился от Натали, чтобы взглянуть ей в глаза. – Так уж и быть. Оставайся сегодня здесь. Мне нужна здоровая и вменяемая напарница, чтобы выполнить задание. Завтра я разберусь с проблемой. Не ночью же ловить ту крысу. Она, кстати, может и сюда перебежать. Так что, лучше пока остаться вместе, - сказал Александр и жестом указал на свою кровать.
Напарники устроились под одеялом, вновь оказавшись в одной постели.
- У тебя есть ещё странности, о которых мне нужно знать? – спросил Александр, глядя куда-то в потолок. – Чтобы быть хотя бы морально готовым к ним, - с легкой ухмылкой добавил агент. – Помимо боязни грызунов. И холодных ног, - последнее Бейли сказал, когда брюнетка случайно задела его ноги своими жутко ледяными стопами. Шейн глубоко вдохнул, как бы собираясь с духом. – Ладно, можешь погреть их об меня, - на свою беду предложил мужчина, которому не хотелось бы засыпать под назойливое клацанье зубов. Он позволил напарнице прижаться к нему и сплести ноги, чтобы она смогла поскорее согреться.
- Слушай, а крыса точно была? А то мне начинает казаться, что ты всё это выдумала, чтобы хитростью оказаться здесь и снова использовать меня, как грелку, - усмехнулся Алекс и приобнял одной рукой прижавшуюся к нему Натали. – Только слишком не увлекайся. У меня до сих пор ноет плечо после той ночи. А вообще тебе бы не мешало заиметь теплые шерстяные носки. И теплую пижаму. А твоя сорочка создана только для того, чтобы минуту в ней покрасоваться перед мужиком, а потом благополучно избавиться от неё, - довольно серьезным тоном добавил Бейли, сказав, как есть. При других обстоятельствах он, возможно, и клюнул бы на эффектную внешность этой женщины, но они были напарниками, которых связывало общее дело. А, значит, Шейну нельзя было терять голову и выключать мозги. Ни при каких условиях. Даже, если в его объятиях соблазнительная брюнетка в кокетливом шелке.

+1

11

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

Больше всего на свете Маргит хотелось заснуть. Плевать на недовольное занудство Алекса. Личная грелка – так личная грелка. Хоть медвежонок Тедди. Любой каприз, как говорится, только спать не мешай.
Но он уже проснулся и его понесло.
– У тебя есть ещё странности, о которых мне нужно знать?
Маргит вздохнула и неохотно повернула голову к нему:
– Есть. Те, кто встают между мной и подушкой, погибают самым загадочным образом, – ну наглеть – так наглеть. Все равно, дальше уже некуда.
– Слушай, а крыса точно была? А то мне начинает казаться, что ты всё это выдумала, чтобы хитростью оказаться здесь и снова использовать меня, как грелку. – Она закатила глаза. Вот же зануда. Не удивительно, что он не женат. – Только слишком не увлекайся. У меня до сих пор ноет плечо после той ночи. А вообще тебе бы не мешало заиметь теплые шерстяные носки. И теплую пижаму. А твоя сорочка создана только для того, чтобы минуту в ней покрасоваться перед мужиком, а потом благополучно избавиться от неё.
– А вообще тебе бы не мешало заиметь теплые шерстяные носки. И теплую пижаму, – передразнила Маргит и повернула к нему голову, – не переживай, ты будешь последним, перед кем я буду хоть в чём – то красоваться и то, только если от очень большого отчаяния. – Она отвернулась, подкладывая локоть под висок, – спи давай.
Проснулась она от ощущения, что отоспалась на три жизни вперёд. Впервые за всё время, что была здесь. Неужели начала привыкать? Причём, заснула она так крепко, что, по – видимому, за ночь даже не перевернулась. По сути, проснулась – то она от того, что перестала чувствовать руку, на которой и спала.
Маргит зевнула, глядя на часы – половина седьмого утра. Она обернулась – Алекса рядом не было. И она была готова побиться об заклад, что это ходячее совершенство уже встало и озаряет мир своим бесконечным недовольством. Не зря же, каждый раз, глядя на него она вспоминала тот старый анекдот про оптимиста и пессимиста. Так вот: весь мир был утром после Рождества, а Алекс в нём – тем ребенком, которому Санта принёс деревянную лошадку.
– Мэм? – Маргит чуть не свалилась с лестницы и взялась за сердце. Нет, нафиг эту работу. Доделает дело и уйдёт. Пасти коз, считать овец, что угодно, но подальше. Она резко обернулась, вцепившись в перилину. – Это было сложно, но мы её нашли. – Перед ней стоял какой – то мужчина, и держал за хвост дохлую крысу. Крыса одиноко и как – то жалко болталась, скрестив лапки. – Что мне с ней сделать, мэм?
Маргит подавила в себе желание спросить незнакомца, кто он, вообще, такой. И что он, главное, делает в доме. Но, допустим.
– Ну я не знаю… – Растерянно начала она, глядя на несчастное животное, – закопайте во дворе, наверное. Только подальше.
Она развернулась и собралась спуститься вниз, как тут её собеседник, вдруг, вспомнил, что забыл представиться.
– Меня зовут Майкл Керстли, теперь я помощник мистера Бейли. Но, если у Вас будут какие вопросы, то можете обращаться ко мне.
Еб… Женщина чихнула, чтобы случайно не ругнуться. Вот же начальство у них замороченное. Целый Симс замутили и даже не поморщились.
– Будьте здоровы.
– Спасибо. Очень приятно, Майкл. Простите меня.
Всё ещё отходя от всего увиденного и услышанного, она пошла на кухню, чтобы, наконец, разжиться кофе.
– Доброе утро, Ваше величество. Не помешала? – С сарказмом спросила она, включая кофемашину. – Личный помощник. Охренеть.
– Ах да, Вам письмо, мэм. – Майкл, с видом преданного лабрадора внёсся в комнату и протянул ей конверт. Снова МакКафри. Забавно. Маргит улыбнулась, нажимая на кнопку и оторвала язычок. На стол выпали два приглашения в кино.
– Старые фильмы любишь? А надо. Сегодня вечером идём. – Она пальцами сжала тонкий фарфор кофейной чашки и посмотрела на напарника. – Но за крысу спасибо.
Кинотеатр был старым и маленьким. От резкой духоты и большого количества народа кружилась голова. Слава богу, можно было не разодеваться в пух и прах. И даже каблуков с неё никто не требовал. По одежде окружающих сложно было сказать, кто перед ней: простые работяги, или владельцы домов и пароходов.
Оуэн крутился то тут, то там. Пытался и её куда – то затянуть, но Маргит намертво стояла рядом с супругом, строя из себя дурочку и делая вид, что ничего не понимает. А не пойти бы ему на все четыре стороны? Контакты брокера он ей достал? Нет. Вот пусть и достанет сначала, а пока, нету ручек – нет конфетки.
Но её упорно не покидало чувство, что на неё кто – то смотрит. Маргит, не торопясь, достала зеркальце и помаду из сумочки и аккуратно повернула голову. Сначала она никого не увидела, но потом, вдруг, увидела его. Взгляд застрял на красивом, но строгом лице отца. Он почти не изменился за двадцать лет. Разве что уголки губ опустились и волосы из практически чёрных стали абсолютно седыми. Седеть он начал рано, это она помнила. Но теперь ей казалось, что даже глаза как – то выцвели и из ярко – голубых стали серыми.
Он выдержал её взгляд, а потом равнодушно посмотрел куда – то поверх голов. Неужели узнал? Она опустила глаза в зеркало и сняла колпачок с помады. Сердце стукнуло раз, а потом предательски замерло. В груди начал подниматься липкий холодок. В последний раз она так чувствовала себя, когда бабушка с дедушкой, позвав её для разговора, сказали, что теперь она будет жить у них. В смысле, не только на каникулах, но вообще. И место в школе ей уже нашли и даже некоторых одноклассников она уже знает. Вот удача – то. Только вот это вот всё забыли обсудить с ней. А отец… Он же за все эти года даже открытки не прислал, не говоря уже о том, чтобы поздравить единственную дочь с днём рождения. И только во взрослом возрасте она узнала, что случилось. Что агент Эндрю Герин перешёл на другую сторону. 
Маргит спокойно накрасила губы и улыбнулась Алексу, подавая ему руку. Им нужно было идти в зал. Плевать. Пусть делает, что хочет. Он работает на другую спецслужбу, а у неё нет ни ордера, ни полномочий на его арест. Разве что бесконечное желание спросить о том, почему работа оказалась важнее собственного ребёнка.
Фильм прошёл почти что мимо. Она с самого начала оперлась локтём о подлокотник и положила подбородок на кисть, давя в себе желание обернуться. В темноте она всё равно не различит лица. Зал большой и кто знает, где он сидит. Так что, зачем привлекать к себе лишнее внимание своей суетой? Маргит замерла, как статуя, лишь изредка поднимая глаза на Алекса. Интересно, зачем ему это вот всё? Равно, как и ей. В такие моменты ей начиналось казаться, что всё зазря. Тогда, в юности, когда ей предложили контракт, ей сказали, что она сможет что – то изменить. Столько лет прошло, а не изменилось ровным счётом ничего.
Не увидела она отца и когда они вышли из зала. Зато Оуэн как – то жалко помахал хвостом, словно испуганная дворняжка и слился с окружающим миром, даже не попрощавшись с гостями. Вот же скользкий гад.
– Ты про него точно ничего не знаешь? Какой он мутный, я не могу, – Маргит поморщилась и покачала головой, – здесь идти два квартала. Пойдём пешком. Заодно прогуляемся перед сном.
Но не успели они перейти улицу, как её окатил ледяной и до боли знакомый голос.
– Стоим на месте и не двигаемся. – Маргит услышала звук взводимого курка и обернулась. Её отец спокойно вышел из темноты, в его руке блеснул начищенный металл.
–У него нет оружия, – спокойно ответила она, вставая между ним и Алексом. Да даже если и есть – плевать. Главное же, чтобы в ход не пошло.
– ФБР, или ЦРУ? – По его взгляду Маргит поняла, что отец говорит не про неё.
– МИ- 6. – Она вздохнула и, на секунду замешкавшись. добавила. – И ЦРУ.
Отец сморщился как от зубной боли и опустил оружие, ставя его на предохранитель.
– И ты туда же? Будь хорошей девочкой, уйди из этого гадюшника,– он кивнул на её напарника, – хотя бы вот к нему.
Женщина склонила голову, не желая развивать тему про яблоко и яблоню. Потому что от различного рода подколов по этому поводу устал бы даже святой. Так что она сделала так же, как всегда делал он, когда не хотел говорить.
– Что общего между вороном и письменным столиком?
Отец поджал губы и задумчиво подвигал челюстью.
– По писал про ворона на письменном столе? – Повисла пауза, Маргит опустила глаза. Ей стало не то, что неловко. Было ощущение, что она спит и ей снится какой – то очень странный сон. – Оуэна МакКафри зовут Оливер Милтон. В свободное от торговли оружием время он приторговывает наркотиками, которые закупает в Гонконге. Будете ходить к нему на званые вечера – постарайтесь не спугнуть. Он нам нужен живым и максимально здоровым. А Вам нужен не он, а его дружок, Генри Модли. Ростом с него, – он снова кивнул на Алекса, – заика с заячьей губой. А теперь, кыш отсюда, дети, – он помахал рукой так, словно отгонял кошку и убрал пистолет.  – Мешаете работать.
Женщина машинально посмотрела наверх, пытаясь понять, не влипли ли они во что и обернулась на Алекса.  Нужно было уходить. Если МакКафри увидит их всех вместе, то будет очень и очень нехорошо.
Она молча пошла вперёд. Если судить по часам, то времени прошло всего ничего, а ей показалось, что целая вечность. Она всегда думала, каково будет снова встретиться с ним. Ждала, прокручивала в голове всё, что ему скажет. А в итоге? В итоге, не было ни возможности, ни времени. И всё было как – то неважно. Только глядя ему в глаза, она, вдруг, поняла, что ей, собственно, плевать на причины – он сделал всё так, как считал нужным. Думал ли он о ней тогда? Может, да. Или нет. Кто знает. Разбираться в этом уже не было совершенно никакого желания.
– Вот тебе и ответ на мой вопрос, – холодно бросила она через плечо. И нет, не замёрзнет. И да, дойдёт и даже не будет ныть. Благо, не в туфлях.
Улица становилась безлюдной и вот, через два проулка не осталось никого, кроме них. Маргит с тоской посмотрела на залитую тусклым жёлтым светом мостовую и длинную тень ещё не успевшего обрасти листвой дуба. Она остановилась, придерживая Алекса за локоть. Он, ведь, наверняка спрашивать будет, копаться. Уж лучше пусть от неё узнает, чем через испорченный телефон. К тому же, у МИ -6 к нему, вроде, не было вопросов.
– Ты спрашивал про странности, которые тебе нужно обо мне знать? – Она облизнула губы и вскинула голову. – Хорошо.  Мой отец когда – то работал в ЦРУ, но потом перешёл к китайцам, когда я была ещё маленькой. Дальше продолжать, или сам додумаешь? – Она обняла себя руками, и, склонив голову набок, посмотрела на его плечо. – Больше я о нём не слышала. – Она задумчиво сняла с его пиджака длинный волос, видимо свой же, – всё моё детство мне говорили, что он погиб. И что случилось я не знаю до сих пор. – Она вздохнула и подняла на напарника глаза, – пошли домой. Завтра нам на этот заезд, а ты, по ходу, не то, что родословные в глаза не видел, серую лошадь от вороной отличить не сможешь.

Отредактировано Gillian Leigh (17 Сен 2021 22:46:44)

+1

12

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

- Не переживай, ты будешь последним, перед кем я буду хоть в чём – то красоваться и то, только если от очень большого отчаяния. – Она отвернулась, подкладывая локоть под висок, – спи давай.
Александр лишь ухмыльнулся на эту фразу напарницы. Если честно, ему даже нравилось поддевать её своим коронным английским занудством. Что поделать, агент Дилейни никогда не отличался чувством такта и предпочитал говорить всё напрямую. Естественно, за исключением периода своих рабочих обязательств, когда он вынужден играть ту или иную роль. Мужчина вскоре заснул вслед за своей фиктивной женой.
Бейли, по привычке, проснулся рано утром и бросил взгляд на спящую напарницу. Она лежала ровно в той же позе, что и перед самым сном. Алекс невольно порадовался за свое плечо, которому выпала возможность немного отдохнуть и восстановиться. Видимо, после вчерашнего разговора и замечания по поводу сорочки Натали решила обойтись и без теплого плеча своего мужа.
Интересно, на сколько её хватит? – мысленно усмехнулся Шейн, пребывая с утра в отличном расположении духа.
Он вспомнил про крысу, которая поселилась в комнате напарницы. Мужчина, как и обещал, решил заняться этой проблемой, чтобы Натали могла спокойно передвигаться по дому, не боясь наткнуться на неприятную живность. Дилейни планировал самостоятельно разобраться с грызуном, но на пороге дома появился некий Майкл Керстли, которого направили в дом четы Бейли для работы помощником Александра. Признаться, сам Шейн не был в восторге от такого решения руководства. Он вообще привык работать в одиночку, ну или максимум – с одним напарником. Теперь же в его окружении стали появляться новые люди, которых было необходимо держать при себе, и при этом не подпускать слишком близко к основному делу.
Майкл довольно быстро поймал несчастную крысу, о чем доложил господину Бейли. Шейн поблагодарил своего новоиспеченного помощника и жестом показал ему выйти на улицу, чтобы не расхаживать подолгу с трупом крысы в руках.
Не хватало только, чтобы Натали увидела эту картину и потеряла сознание. Наверняка ведь потом обрушит свой гнев на меня и обвинит в жестоком обращении с животными.
Алекс сидел на кухне и пил крепкий кофе, читая свежий выпуск газеты. Он любил это дело, ведь лучше всегда быть в курсе последних новостей.
Доброе утро, Ваше величество. Не помешала? – С сарказмом спросила она, включая кофемашину. – Личный помощник. Охренеть.
- Проснулась, значит. И тебе доброе утро, дорогая. Знаю. Сам в шоке. Удивительно, как к нам не приставили ещё садовника, дворецкого и кучу служанок, - ответил Бейли, не отрываясь от газеты.
Старые фильмы любишь? А надо. Сегодня вечером идём.
Агент, наконец, оторвался от новостей и бросил взгляд на напарницу, вопросительно изогнув бровь. По его кислому лицу было понятно, как он относится к подобному мероприятию.
- Интересно, что дальше? Балет? Опера? Мужчины в трико? Чёрт бы побрал этих «псевдоценителей прекрасного», - недовольно пробурчал Александр, намекнув на семейку МакКаффри.
Но за крысу спасибо.
- Значит, уже в курсе? – на лице агента сверкнула довольная ухмылка. – Всё для тебя, любимая. Лишь бы спала спокойно. И не важно, в чем: в соблазнительной сорочке или в пижаме с начесом, - Шейн не удержался от подобного саркастического комментария и подошел к Натали вплотную. Кажется, ему начала нравится эта игра. – Но, если что, моя спальня для тебя всегда открыта, - на ушко прошептал мужчина, явно дразня брюнетку. Он самодовольно улыбнулся и в наглую отпил из её кружки, как будто специально хотел вызвать волну возмущения. Ему нравилось, когда она злилась. – Кино, так кино, - Дилейни пожал плечами и как ни в чем не бывало направился на выход, чувствуя на себя пристальный взгляд напарницы.
Идея похода в кино уже с самого начала угнетала Александра. Он отправился туда исключительно ради задания, ведь нужно было поддерживать связь с семейкой МакКаффри. К тому же, кто знает, кого ещё эта сумасшедшая парочка пригласила на совместный досуг? Там могли оказаться весьма влиятельные люди.
Супруги Бейли стояли от основной массы чуть поодаль, вынужденные мило улыбаться новым знакомым. Алекс легонько приобнимал жену за плечо, чтобы к ней, не дай Бог, не пристали назойливые личности. Очередь постепенно продвигалась в кинозал. Дилейни периодически проходился взглядом по окружающей обстановке, чтобы вовремя заметить потенциальную опасность. Всё было довольно тихо и мирно. За исключением одного момента, который всё же не ускользнул от чрезмерно внимательного агента. Лицо Натали слегка побледнело, а в глазах блеснул мимолетный испуг. Всего на какую-то долю секунды. Обычный человек никогда бы не обратил на это внимания, но Шейн не был обычным. Напарница так быстро вернулась к своему прежнему состоянию, что мужчина сначала подумал, что ему просто показалось. Он не был до конца уверен в своем предположении и предпочел пока не тревожить Натали лишними вопросами. Да и обстановка не совсем располагала к подобным беседам. Лучше всё выяснить после фильма.
Алекс честно пытался сосредоточиться на сюжете, но голова работала в совершенно другом ключе. Агент бросал короткие взгляды на брюнетку, лицо которой время от времени выглядело встревоженным. Натали явно над чем-то размышляла. Шейн накрыл руку напарницы своей ладонью и крепко сжал её. Их взгляды встретились на несколько секунд, и этого времени оказалось достаточно, чтобы убедиться в своих догадках. Женщину определенно что-то тревожило.
Наконец, сеанс закончился, и супруги Бейли вышли из зала. На удивление, Оуэн довольно быстро ретировался, не удосужившись перекинуться хотя бы парой вежливых фраз. Впрочем, Александру было плевать на этого скользкого типа. Оно и к лучшему – не будет действовать на нервы и докучать своим не самым приятным обществом.
Ты про него точно ничего не знаешь? Какой он мутный, я не могу, – Маргит поморщилась и покачала головой, – здесь идти два квартала. Пойдём пешком. Заодно прогуляемся перед сном.
- Пока у нас есть только догадки. Но я с тобой согласен насчет того, что он не чист, - серьезным тоном ответил Шейн, помогая жене надеть пальто. – Да, давай пройдемся. Я бы с удовольствием размял ноги. Два часа перед большим экраном – та ещё морока, - поддержал Дилейни, давая брюнетке взять себя под руку.
- Кстати, я хотел у тебя спросить… - но не успел агент договорить насчет недавней встревоженности Натали, как сзади раздался мужской голос, сопровождаемый до боли знакомым звуком взводимого курка. Напарники оказались на прицеле.
Стоим на месте и не двигаемся.
Шейн почувствовал, как по спине пробежал холодок. Не самое приятное ощущение, но оно возникало далеко не впервые. Агент прекрасно знал, что надо делать в таких ситуациях, но никто не застрахован от непредвиденных осложнений. Напарники синхронно обернулись, и Дилейни увидел перед собой взрослого мужчину 55-60 лет, твердо держащего в руках оружие.
Явно не в первый раз… - отметил Алекс, продолжая взглядом сканировать незнакомца.
–У него нет оружия, – спокойно ответила она, вставая между ним и Алексом.
Кажется, Натали знала того, кто держал их на прицеле.
Вот, почему она выглядела встревоженной… - наконец, детали паззла собрались в единую картину. Оставалось только выяснить, кем был этот мужчина.
Шейн не отводил взгляда от незнакомца, у которого сейчас было преимущество. Агент мысленно корил себя за то, что не прихватил пистолет, оставив его дома, иначе сумел бы уравнять шансы. Но даже в заведомо проигрышной ситуации можно повернуть удачу в свою сторону. Главное – не терять бдительность и контроль.
Незнакомец захотел узнать, на какую организацию работает Дилейни. Натали пришлось ему ответить, хотя сам Шейн не одобрял её решения. Здесь никто не должен был знать о них правду, иначе задание окажется под угрозой. Однако реакция незнакомого мужчины была крайне неожиданной…
И ты туда же? Будь хорошей девочкой, уйди из этого гадюшника,– он кивнул на её напарника, – хотя бы вот к нему.
Алекс вопросительно посмотрел на напарницу, потом снова на мужчину, пытаясь сложить в голове имеющиеся детали. Но на этом «сюрпризы» не закончились. Незнакомец рассказал ценную информацию о личности Оуэна МакКаффри, сделав практически всю работу за агентов. Дилейни не понимал, почему он им помогает. Но, по всей видимости, этот тип также принадлежал к какой-то секретной организации. Он отпустил напарников и скрылся в темноте.
Вот тебе и ответ на мой вопрос, – холодно бросила она через плечо.
Алекс посмотрел на брюнетку и пошел вместе с ней по безлюдной улице, прокручивая в голове недавние события.
- Я, так понимаю, вы с ним знакомы… - сказал Бейли, надеясь услышать объяснения от женщины.
Натали рассказала о своем отце, который когда-то работал в ЦРУ, но потом перешел в другую организацию. Видимо, с первым у него что-то не сложилось, и теперь он не может общаться даже с родной дочерью. Шейн не ожидал подобных откровений от напарницы. Она ведь была для него закрытой книгой. Чужим, совершенно посторонним человеком. Но теперь он стал носителем её личной тайны. Да, женщина сильно рисковала, доверяя секрет агенту из МИ-6, ведь никогда не знаешь, какое распоряжение придет сверху. Сегодня они – напарники и друзья. А завтра – заклятые враги, которым приказано убить друг друга. Вот, почему Дилейни никогда не смешивает личное с работой. Это слишком опасно. Тогда почему Натали доверила ему свой секрет?
- Жизнь – сложная штука. И порой преподносит не самые приятные сюрпризы. И тебе действительно лучше никому не говорить об этой встрече. И о своем отце. Даже мне, - серьезным тоном произнёс Шейн, бросив взгляд на напарницу. – Но, знаешь, информация, которую он нам предоставил, очень ценная. Мы могли долго её добывать. Сразу видно высокого профессионала, - добавил мужчина, надеясь немного разрядить обстановку.
- И насчет ЦРУ он полностью прав. Тебе не мешало бы к нему прислушаться, - Алекс пожал плечами и улыбнулся уголками губ. Кто бы мог подумать, что он в чем-то сойдется во мнении с отцом Натали?
Пошли домой. Завтра нам на этот заезд, а ты, по ходу, не то, что родословные в глаза не видел, серую лошадь от вороной отличить не сможешь.
- В этом ты права, - усмехнулся агент и приобнял жену, чтобы она не замерзла.
После двухчасовой лекции о лошадях Дилейни не мог сдерживать назойливую зевоту. Кофе уже действовал не как энергетик, а как снотворное, поэтому смысла в нём особо не было. Напарники разошлись по комнатам, но Шейн всё думал про события сегодняшнего дня. Откровение Натали никак не выходило у него из головы. Мужчина понял, что, даже при адской усталости, не сможет спокойно заснуть, пока не скажет брюнетке то, что должен.
Александр аккуратно постучал в дверь и после приглашения вошел в комнату жены. Натали уже лежала в кровати, но ещё не спала.
- Прости… я на минуту, - сказал Шейн, проходя вглубь комнаты. – Просто хотел тебе кое-что сказать. Твой секрет… я не ожидал, что ты мне его раскроешь. Не самый разумный поступок. Ты же понимаешь, что это делает тебя уязвимой? – спросил агент, глядя на брюнетку. – Но я благодарен тебе за доверие. И со своей стороны обещаю, что сохраню твою тайну. Как бы ни повернулось наше задание, - твердо заявил Александр, решив, что так будет правильно. Он не хотел использовать доверие Натали во зло. Просто не мог. По неизвестным для него причинам.
- А теперь засыпай. Завтра предстоит тяжелый день. Мы должны быть сосредоточены на деле, - сказал Бейли, переведя тему, и направился в свою комнату. Ему и так не просто далось обещание брюнетке, да и вообще весь этот разговор. Он ведь не привык ни с кем сближаться. Всё гораздо проще, когда никто никому не должен, и все держатся на расстоянии. Но в случае с Натали всё было совершенно иначе. Зато на душе стало гораздо легче.

+1

13

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

@David Rice
День закончился томно. Маргит сорвала голос, без устали пересказывая Алексу теорию, он – отчаянно засыпал. Так что она чувствовала себя почти как девочка – отличница, которую заставили подтянуть по учёбе отпетого двоечника.
– Ты сейчас челюсть вывихнешь, – недовольно заметила она, сама зевая вслед за ним. – Пойдём спать.
Видимо, в комнате починили отопление. Или просто додумались его включить, потому что в кои – то веки Маргит не хотелось натянуть на себя с десяток одеял. Надо будет обязательно спросить Алекса, как они тут выживают в таком климате. Но не успела она как следует устроиться в постели, как кто – то постучал в дверь.
– Заходи.
– Прости… я на минуту, – сказал Шейн, проходя вглубь комнаты. – Просто хотел тебе кое-что сказать. Твой секрет… я не ожидал, что ты мне его раскроешь. Не самый разумный поступок. Ты же понимаешь, что это делает тебя уязвимой? – Женщина промолчала, продолжая заплетать волосы на ночь. –  Но я благодарен тебе за доверие. И со своей стороны обещаю, что сохраню твою тайну. Как бы ни повернулось наше задание.
Она улыбнулась. Это была тайна только для него, потому что всё её начальство и большая часть коллег были в курсе. Но всё равно, это было так мило, что она, улыбнувшись, уставилась куда – то на окно.
– Спасибо, – Маргит посмотрела на него и снова улыбнулась.
– А теперь засыпай. Завтра предстоит тяжелый день. Мы должны быть сосредоточены на деле.
– И тебе спокойной ночи.

– Алекс, подожди. – Она встала с кровати, вплотную подходя к нему и аккуратно переложила его ладонь к себе на бедро, приподнимая край сорочки и оголяя кожу, чувствуя при этом, как кожу продирает колкий морозец.
– Не уходи, – прошептала Маргит ему в губы, делая два шага назад, до постели и глубоко и прерывисто вздыхая.
Она чуть запрокинула голову, обнажая ему шею и ключицы, а сама с силой сжала его предплечье пальцами одной руки, ладонью другой нетерпеливо проводя по груди, чтобы затем запустить пальцы в его волосы и потянуть его лицо к себе. Нужна была хоть какая- то опора и она, в последний раз немного приподнявшись на локтях, прижалась грудью, к его груди и, обхватив за плечо, потянула к себе, вниз. От поцелуев мурашки побежали по спине, до затылка; Маргит крупно передрогнула и запустила ноготки ему в бедро.
Вздох и как раз вовремя. Стало так приятно, что на долю секунды перехватило дыхание, но этого как раз хватило для того, чтобы сладко закружилась голова. Магрет буквально заставила себя коротко и прерывисто вдохнуть, чтобы провести зубами по его шее и со стоном выдохнуть, прикусывая его за ухо.
Маргит крупно вздрогнула – сон прервался как по щелчку пальцев. Женщина усилием воли заставила себя открыть глаза, а потом и вовсе села на постели, обнимая себя за колени. Проснулась она, конечно же, одна и в своей постели – кто бы сомневался. Зато её теперь крупно трясло и знобило. Женщина откинула одеяло и выползла в утренний холод, пальцами проводя по ключицам.
Леший её дёрнул проснуться в такую рань. Она недовольно осмотрелась вокруг: холодно как в аду. Хотя, какое может быть холодно в аду? Ладно, если предположить, что Конца света и Страшного суда ещё не было, а, значит, чисто в теории, не существует ни Рая, ни Ада, можно потешить фантазию и представить, что Ад выглядит не как кухня с кипящими котлами, а как шапка полярных льдов, то…
– Алекс, мать твою! – Маргит настолько задумалась на свои темы, что даже не заметила, как чуть не сшибла его где – то на углу кухни и при этом сама испугалась до смерти. И, чтобы до конца добить напарника, как следует шлёпнула его по плечу первым, что попалось в руки – сложенной газетой, – ты меня напугал, капец. – Она испуганно выдохнула и оперлась о столешницу, – в следующий раз ходи конкретнее, пожалуйста, если не хочешь, чтобы напарница скончалась от сердечного приступа, – уже спокойнее, но так же недовольно сообщила она, понимая, что если пожелает ему доброго утра сейчас, то это прозвучит как оскорбление. – На, держи, – она отдала ему газету, которой только что его избила и растёрла на пальцах остатки типографской краски. Газета была свежей, а все свежие газеты имеют подобный недостаток.
Она отмыла руки от чернил и, налив кофе, отвернулась к окну, ясно давая понять, что ни говорить, ни взаимодействовать не хочет ни коим образом. Погода поражала своим фееричным разнообразием. Говорят, что компьютер различает порядка двухсот пятидесяти оттенков серого, человеческий глаз – около тридцати. И все они были в местном пейзаже. Впрочем, если выйти на улицу, чтобы нормально погулять, то можно было бы заметить и зеленую траву, и цветущие крокусы с нарциссами. Только вот, было не до прогулок.
– Доброе утро, мистер Бейли, миссис Бейли, – Майкл был как всегда вежлив до тошноты. – Мистер Бейли, можно Вас…
– Майкл, у тебя совесть есть? – Не оборачиваясь спросила Маргит, не давая тому договорить. Повисла пауза.
– Утром была, миссис Бейли.
– Ну так и не мешай ему читать, – она повернулась, опираясь о столешницу и чашкой указала на Алекса. – Оставь его в покое и дай кофе допить.
Парень явно замешкался, открыв рот на полуфразе, но потом собрался:
– Извините.
Маргит проводила его глазами и помыла чашку. От одной мысли о еде начинало подташнивать, к тому же, они и так сегодня полдня есть будут. Она тоже собралась, было, на выход, но у двери, вдруг замешкалась.
– Ах да, Алекс, я тут подумала, – она подошла к мужчине и взяла его чашку, – долг платежом красен, – она отпила у него кофе так же, как он вчера у неё. – Хоть без сахара. И на том спасибо.
Ну всё, теперь точно было пора. Еще голову мыть, сушить, одеваться и вот это вот всё. А хотелось просто лечь в постель и доспать.
Когда МакКафри говорил, что заезд будет на частном ипподроме, Маргит честно представляла себе сельский двор, заставленный тележками и пару дворовых собак на привязи. Но пришлось спешно брать свои слова обратно. Интересно, и откуда у людей такие деньги? Хотя, конечно, не очень красиво лазить в чужие карманы.
– Натали, Вы знакомы с Джеком Хадсоном? – Оуэн повёл её куда – то в толпу, а она беспомощно оглянулась вокруг. Как назло, не успела прицепиться к Алексу, потому что того уже взяла в оборот Шарлотта.
– Боюсь, что нет.
– Ну, тогда я вас познакомлю.
Маргит, смирившись, поплелась за своим мучителем куда – то на отшиб цивилизации.
– Джек? Я Вам привёл даму, о которой Вы спрашивали. – Дама понуро вздохнула и посмотрела в упор на своего отца так, как будто видела его в первый раз. Да вы оба издеваетесь.
– Очень приятно, миссис Бейли. Натали, я могу Вас называть по имени?
– Конечно.
МакКафри заискивающе посмотрел на Эндрю, а тот – на Маргит. А потом снова слился с природой.
– А где твой щеголь? – Спросил он, предлагая дочери сигарету, та покачала головой, пожав плечами. – Тебя, интересно, из – за меня так ненавидят? Каблуки, платье и задача в стиле «найди то, не знаю, что, пойди туда, не знаю куда». – Маргит равнодушно посмотрела на лошадей, которых вышагивали во дворе.
– Ты меня за этим позвал?
– Да не совсем. Камера, камера, ещё камера. И все частные, не городская система наблюдения. Как думаешь, работают? – Маргит не стала оглядываться вокруг, потому что и так всё прекрасно видела до этого. Дай бог, чтобы эти камеры вообще были рабочими, если уж на то пошло.
– Перестанут, если отключить. Только что мне за это будет и зачем мне это надо? – Она посмотрела на отца, тот улыбнулся. – Хороший вопрос. Гроссбухи любишь?
– Их все любят. Особенно, если это оригиналы, а не подложные копии.
– Мне нужны твои мозги, две закладные, которые лежат в одном сейфе с этими гроссбухами. И твой напарник, потому что ты слишком красиво одета для этого бала.  – Он замолчал, и посмотрел куда – то вдаль. – Лёгок на помине, кстати.
Женщина посмотрела вслед за ним.
– Джек Хадсон, – мужчина протянул Алексу руку, – Финансовый аналитик, брокер на Токийской бирже. – Ложь, как она есть. Впрочем, отец действительно разбирался в финансах. Коррупционные схемы, офшорные счета и прочая муть всегда была его коньком. Может, потому и ушёл? Впрочем, об этом она никогда не узнает. Не до светских бесед и разговоров о прошлом.
– Алекс, ты камеры отключить можешь? – Вдруг спросила она, перебивая отца. Хотя, он ей сейчас такой же отец, как Алекс – муж. – Нужны те две, которые по центру. Те, что в здании я сама отключу.
– Сигнализацию я отключил. – Эндрю стряхнул пепел, – но сейф я не вскрою. Придётся тебе, Мейми. Их начальница, – он кивнул на Алекса, – такое не одобряет. – Он посмотрел на Маргит. Та вздохнула и запустила пальцы в волосы. Повисла тишина. Где – то относительно вдалеке звенел гул голосов, ржали лошади.
– Алекс, пойдём. – Она взяла мужчину за руку. – Не очень красиво, что мы тут стоим втроём так долго.
Они вышли с заднего двора, спокойным шагом направляясь к толпе людей. Маргит судорожно соображала. Можно попробовать, а если всё не просто так? А если всё пойдёт не так красиво и гладко, как хотелось бы? Времени на подумать не было: там, среди людей, ходила кругами Шарлотта, выискивая кого – то. И Маргит даже догадалась, кого.
– Да чёрт бы её взял, – выругалась женщина, притягивая лицо мужчины к себе и перекладывая его ладони к себе на талию. Сначала хотела попросить прибить его это жалкое подобие курицы, вместе с её муженьком, потому что вся эта парочка уже не просто бесила, а выбешивала, но, в итоге, в какой – то момент стало не до того. Маргит на секунду прижалась носом к подбородку напарника, не сумев скрыть довольную улыбку. И какая удача, что этого хватило, чтобы еще и спровадить назойливую мадам. Одним выстрелом двух зайцев убили.
– Есть вариант раздобыть гроссбухи, Алекс. Но я не знаю, насколько ему можно верить, – прошептала она, – я смогу вскрыть сейф, но мне нужно будет время. И если что – то случится, то за себя я не очень боюсь, а вот за тебя… – Она вздохнула и отстранилась. – Подумай, пока есть время.
Будь проклят тот, кто придумал каблуки. Маргит шла и думала о том, что когда уйдёт с работы, её даже под пытками не заставят их одеть. А тот, кто придумал заставлять женщин надевать обувь на каблуках на скачки, чтобы ходить в них по газонам да по гравию, однозначно заслужил отдельный котёл в аду. Ещё и ложа эта, будь она неладна, находилась в таком дальнем углу, зато приватности столько, что хоть голой там ходи – всё равно никто не увидит.
– Стой, а это что? – в дальнем углу, в узком проходе между двумя летними конюшнями, валялся какой – то то ли мешок, то ли что – то отдалённо напоминающее его. Она выпустила руку мужчины и подошла. Если мешок, то слишком странный. Ну и да, не совсем мешок. А его собственной персоной вроде как помощник её фиктивного супруга. Немного неживой.
– Чёрт. – Маргит оглянулась на напарника, а потом машинально вокруг. Как удачно: ни людей, ни камер. – Алекс, ты его просил о чём – нибудь? – Теперь, если делать, то очень быстро и очень аккуратно. Потому что как только выяснится, что они были связаны, то к ним прицепятся намертво. А, если учесть, что последние полчаса они были чёрт знает где и последней, кто их видел, была та чучундра… – Дело плохо, – она покачала головой и прикусила костяшку большого пальца, судорожно соображая. – Ладно. – Она запустила пальцы в волосы, разбивая аккуратную укладку так, чтобы они выглядели как можно более растрёпано, затем сняла туфли, чтобы снять чулки. – Забудь про него. И не смотри на меня, как на сумасшедшую. – Она оперлась на его руку, снова надевая туфли и положила чулки в карман его пиджака, – если ты думаешь, что местные снобы не заметят смятое платье, растрёпанные волосы и голые ноги – грош им цена. – Она перекинула волосы через плечо, проводя ледяными пальцами по шее, – если нас спросят, где мы были… – Она пожала плечами и расстегнула верхние пуговицы на его рубашке, – лично я тактично промолчу.

+1

14

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Шейн по привычке проснулся рано утром, принял душ и потянулся руками к кофемашине. Сегодня предстоял непростой день, ведь агенты должны были провернуть дело на запланированном мероприятии. Алекс мысленно обдумывал свои действия, стараясь не упустить ничего важного, ведь от успеха сегодняшнего задания зависела дальнейшая судьба напарников. Он всегда придерживался правила «семь раз отмерь – один раз отрежь». Конечно, иногда приходилось и импровизировать, но лучше, чтобы всё шло строго по плану.
Супруги Бейли прибыли в назначенное место, которое сразу поразило своим масштабом и финансовым размахом. Здесь всё было устроено по высшему разряду, даже придраться не к чему. Дилейни окинул взглядом окружающую обстановку, мысленно оценивая предстоящее «поле действий». В глаза сразу бросилось несколько едва заметных камер, которые были установлены по периметру ипподрома. Шейн знал, что в таком месте обязательно будет вестись видеонаблюдение. Мужчина уже мысленно вёл счет этих камер, но был прерван подошедшей четой МакКаффри. Оуэн весьма лихо взял Натали в оборот и повёл её в неизвестном направлении, чтобы познакомить с неким Джеком Хадсоном. Александр сделал шаг вслед за ними, но на его руке буквально повисла Шарлотта, которая сегодня была ещё бледнее, чем обычно.
Интересно, а она вообще питается? – промелькнуло в голове у агента, который почувствовал весьма сильную и цепкую хватку этой женщины. – А по её комплекции и не скажешь, что у неё такая сила…
- Алекс, я так рада тебя видеть. Не беги за ними. Давай немного прогуляемся и насладимся обстановкой. Ты чувствуешь? Здесь даже воздух другой. Как я люблю подобные мероприятия, - Шарлотта так и заливалась своими эмоциями, одурманенная присутствием дорогого гостя. Шейну пришлось выдавить из себя улыбку и стерпеть прихоть этой сушеной воблы.
- Да, здесь довольно неплохо. А вы ездите верхом, миссис МакКаффри? – спросил агент чисто для поддержания беседы. Кто же знал, что его невинный вопрос так возбудит эту неудовлетворенную ненасытную даму.
- Да, но не на лошади, мистер Бейли, - она расплылась в хитрой улыбке и подмигнула гостю, пытаясь с ним заигрывать. – Хотя от ваших уроков я бы не отказалась… - она чуть крепче сжала предплечье Алекса, от чего ему захотелось резко отдернуть руку. Но пришлось тактично сдержать свое желание и дежурно улыбнуться.
- Думаю, здесь вы найдете много достойных жеребцов. Судя по описанию в брошюре. Я, пожалуй, тоже взгляну на них, но вместе со своей женой. Прошу меня простить, миссис МакКаффри. Не скучайте, - агент ловко увел тему и наконец-то вырвался из цепкой хватки Шарлотты.
Шейн направился на поиски напарницы. Каково же было его удивление, когда он обнаружил её вместе с отцом, представившимся Джеком Хадсоном. Видимо, он также был здесь на задании и прикрывался фальшивой личностью.
Джек Хадсон, – мужчина протянул Алексу руку, – Финансовый аналитик, брокер на Токийской бирже.
- Александр Бейли. Бизнесмен, занимающийся купле-продажей лошадей и муж Натали, - представился в ответ агент, поддерживая игру. Со стороны никто бы не смог уличить их во лжи, уж слишком правдоподобно они изображали тех, кем сейчас являлись. Дилейни положил руку на талию брюнетки, внимательно наблюдая за реакцией её отца. Ноль эмоций. Идеальное перевоплощение в нового человека и ни капли лишних чувств.
Точно профессионал, - мысленно отметил Шейн, который даже заинтересовался отцом напарницы.
Алекс, ты камеры отключить можешь? – Вдруг спросила она, перебивая отца. Хотя, он ей сейчас такой же отец, как Алекс – муж. – Нужны те две, которые по центру. Те, что в здании я сама отключу.
- Без проблем. Мне понадобится не больше пяти минут. При условии, что не будет непредвиденных и отвлекающих факторов, - уверенно проговорил Шейн, всё ещё глядя на отца Натали.
Сигнализацию я отключил. – Эндрю стряхнул пепел, – но сейф я не вскрою. Придётся тебе, Мейми. Их начальница, – он кивнул на Алекса, – такое не одобряет.
- Кажется, у нас тут намечается настоящий семейный подряд, - усмехнулся Дилейни, поражаясь тому, насколько слаженно и гладко идет дело. Даже как-то подозрительно. В любом случае, в этой работе все средства хороши. И если отец Натали хочет объединить усилия, почему бы и нет? Лишь бы это не было хитрой уловкой.
Алекс, пойдём. – Она взяла мужчину за руку. – Не очень красиво, что мы тут стоим втроём так долго.
- Да, ты права. Пошли, - согласился агент и направился вместе с супругой в сторону толпы. Кажется, никто ничего не заметил. Гости были увлечены светскими беседами и осмотром лошадей. Как раз на руку напарникам.
- Скоро начнется официальная часть. Ведущий будет толкать речь и рассказывать о каждой лошади. Это идеальный момент для того, чтобы отключить камеры, - сказал Бейли. Но, кажется, его жена была занята чем-то другим…
Да чёрт бы её взял, – выругалась женщина, притягивая лицо мужчины к себе и перекладывая его ладони к себе на талию.
- А? – вопросительно произнёс Алекс, застигнутый напарницей врасплох. Однако уже в следующую секунду он догадался, что она пытается сделать. Бейли обнял свою жену и максимально приблизил к ней лицо. Они улыбались и наслаждались обществом друг друга, как искренние и любящие супруги. Весь этот перфоманс был устроен специально для Шарлотты, чтобы сбить с неё спесь и заставить уйти к остальным гостям. Что ж… план сработал на ура.
Есть вариант раздобыть гроссбухи, Алекс. Но я не знаю, насколько ему можно верить, – прошептала она, – я смогу вскрыть сейф, но мне нужно будет время. И если что – то случится, то за себя я не очень боюсь, а вот за тебя… – Она вздохнула и отстранилась. – Подумай, пока есть время.
- Мы должны попробовать. Другой такой возможности не будет. Как раз и проверим, насколько честен твой отец, и можно ли вообще иметь с ним дело, - ответил Шейн, держа напарницу за руки. – И не забывай. Нас двое. И если мы куда-то идем, то оба, и до самого конца, - серьезным тоном добавил Бейли и направился вместе с Натали дальше.
Стой, а это что?
Александр пригляделся и подошел поближе.
- Этого не может быть… - агент не мог поверить своим глазам. В проходе между конюшнями лежал труп его помощника, причем довольно свежий. – Какого черта он здесь делает?? Только этого не хватало… - негодовал Шейн, пытаясь собрать мозги в кучу и успокоить нервы. Сейчас он должен был мыслить здраво и трезво, иначе всё обернется крахом.
- Алекс, ты его просил о чём – нибудь?
- В том-то и дело, что нет. Нас определенно кто-то подставил. И я сомневаюсь, что это сделал кто-то из присутствующих здесь, - Алекс тонко намекнул, что за всем этим мог стоять кто-нибудь из их организаций. Но зачем? Вопрос на миллион.
Натали верно заметила, что подозрение падет именно на супругов Бейли, ведь их не было на месте полчаса. Дилейни мысленно чертыхнулся и попытался сгенерировать какой-нибудь подходящий план или легенду для алиби. Однако напарница его уже опередила. Она сделала себе потрепанный вид, будто они все эти полчаса предавались любовным утехам в безлюдном месте. Шейн сомневался, сработает ли это, но другого выбора у них всё равно нет.
- Чёрт. Ладно, пусть будет так, - согласился агент и слегка выпустил рубашку из-под брюк, чтобы всем казалось, что он наспех её заправлял после окончания приятного процесса.
- Так. Ещё бы засос на шее, и было бы идеально, - пожав плечами, сказал Алекс, окинув взглядом свою растрепанную жену. – Но ладно. Обойдемся без вульгарщины. Мы ведь из приличной семьи, - сквозь легкий смешок добавил агент, хотя на самом деле было не смешно. План рушился буквально на глазах, обрастая всё новыми непредвиденными обстоятельствами. Кто-то определенно пытался помешать напарникам выполнить задание.
- Пошли. Сейчас от нашего поведения и умелой игры зависит абсолютно всё, - сказал Шейн и, приобняв супругу, с довольной улыбкой на лице направился к основной толпе гостей.
Они мило перешептывались, чуть смущенно отводили глаза и не теряли друг с другом тактильного контакта. Супруги МакКаффри смотрели на них с едва скрываемым недовольством, поскольку чужое счастье, как правило, всегда приносит неудобство и дискомфорт, особенно если оно выставлено на публику.
- Натали, милая, кажется, у тебя что-то с прической, - с явной издевкой проговорила Шарлотта, пытаясь то ли пристыдить, то ли задеть свою знакомую. – Вы пропустили самое интересное.
- Прошу прощения. Мы немного… заплутали, - подобрал нужное слово Алекс и пожал плечами.
- Я уже вижу, - буквально выплюнула миссис МакКаффри и сжала локоть своего супруга. Тот лишь недовольно клацнул зубами и что-то сердито пробубнил.
- Вот, видишь. Всё хорошо, - прошептал на ушко Шейн, ладонь которого опустилась чуть ниже и легла брюнетке на бедро. – Ударишь меня потом. Это для дела, - добавил агент и потерся кончиком носа о щёку своей благоверной.
Программа была прервана громким криком. Кто-то из персонала, наконец, обнаружил труп. Встревоженные гости сразу помчались на шум, чтобы увидеть всё своими глазами.  Бейли взял жену за руку и, коротко кивнув, направился с ней вслед за остальными.
Люди перешептывались, тяжело вздыхали и открыто ужасались. Кажется, мероприятие было окончательно сорвано.
Шейн вместе с Натали и Оуэном подошли поближе, чтобы взглянуть на тело.
- Это же… - произнёс агент, весьма натурально изображая неподдельно удивление. – Не может быть… - его глаза источают страх и ужас. В следующую секунду он едва успевает поймать обмягшее тело своей жены, которая потеряла сознание от увиденного. Стоит отметить, весьма натурально. Алекс даже сначала подумал, что Натали не играет, и что ей действительно поплохело.
- Натали. Натали, родная, ты меня слышишь? Принесите кто-нибудь воды. Быстро! – скомандовал Бейли, переживая за супругу. Он присел вместе с ней на руках, на глазах у всех изображая волнение. – Любимая, очнись, - наконец, глаза женщины стали потихоньку открываться. Если она всего лишь изображала обморок, то делала это просто восхитительно. Потому что сам Шейн действительно испугался за неё. Что ж… это было только на руку напарникам.
- Вот, попей воды. Тебе уже лучше? Слава Богу… - Алекс дал жене стакан с водой и помог ей присесть. Вдалеке уже послышалась полицейская сирена.
Кажется, сейчас всё и начнется… - мысленно отметил агент, готовясь к самому сложному этапу.

- Представьтесь, пожалуйста, - попросил один из офицеров, делая пометки в блокноте.
- Александр Бейли.
- Вы знали погибшего?
- Да, это Майкл Керстли, мой личный помощник. Я нанял его для того, чтобы разгрузить всю формальную бумажную сторону моих сделок. Сегодня я планировал купить пару жеребцов, и Майкл должен был подвезти мой портфель. Но, как видите, ни портфеля, ни теперь самого Майкла уже нет, - с горечью произнёс Алекс, охотно идя на контакт с правоохранительными органами.
- Вы полагаете, кто-то захотел помешать вам заключить сделку?
- Понятия не имею. Меня сюда пригласили хорошие друзья. Я и не думал, что у кого-то есть мотив вредить мне. Здесь же ведется видеонаблюдение? Наверняка можно отследить преступника по камерам, - с надеждой добавил Бейли, продолжая свою умелую игру.
- Все камеры видеонаблюдения на момент совершения преступления были отключены. Сейчас уточняется этот момент у хозяина ипподрома.
- Не может быть… Это значит… что всё было кем-то спланировано? Я не понимаю… - мужчина удачно включил дурачка.
- Мистер Бейли, где вы были приблизительно час назад? По опросам других гостей вы с женой отсутствовали на площадке примерно полчаса, - офицер продолжал хладнокровно задавать стандартные вопросы.
- Да, нас действительно не было примерно полчаса… Как бы вам сказать… Я недавно вернулся из длительной командировки, и мы соскучились друг по другу. Надеюсь, излишняя любвеобильность к жене не карается законом? – на лице Алекса сверкнула хитрая улыбка. Офицер улыбнулся уголками губ, что было хорошим знаком. Кажется, молодой полицейский понял чувства допрашиваемого. Натали вовремя подошла к мужу и устало повисла у него на плече. Она выглядела бледной и потрепанной. Женщина пожаловалась на свое физическое состояние и едва держалась на ногах.
- Офицер, если у вас больше нет к нам вопросов, то разрешите отвезти жену домой или в больницу. Ей стало плохо от увиденного. Я беспокоюсь о её состоянии, - попросил Александр, обнимая брюнетку.
- Хорошо, мистер Бейли. Вы можете быть свободны. Но из города – ни шагу. Вы можете нам ещё понадобиться.
- Разумеется. Я и сам хочу узнать, кто убил моего помощника. Ещё неизвестна судьба моего портфеля. Там были деньги и важные документы. Но здоровье жены для меня важнее. Поэтому прошу нас извинить.
- Мы вам позвоним, когда что-нибудь узнаем. Сегодня у нас тут много работы, - сказал офицер и направился к другим гостям, собираясь их опросить.
Шейн поддерживал напарницу и неспешно шёл с ней в сторону выхода, пока они не скрылись с чужих глаз. Агенты спрятались за основным зданием и облегченно выдохнули.
- Слушай, я реально поверил, что тебе хреново… Учитывая, что ты боишься мышей, я подумал, что на трупов у тебя ещё более бурная реакция, - с легким смешком проговорил Алекс, глядя на брюнетку. – Мы должны забрать то, за чем пришли, - вдруг сказал мужчина, поймав на себе вопросительный взгляд Натали. – Сейчас или никогда. Пока вокруг суматоха, и нет камер. Сейф. Гроссбухи. Мы сделаем это. Только идти нужно прямо сейчас. Другой возможности не будет, - сказал агент, ожидая ответа от напарницы. Они сильно рисковали, но в этом заключалась их работа.

+1

15

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

– Чёрт. Ладно, пусть будет так.
– Ладно? Ты совсем… – Маргит запнулась. – Лицо посчастливее сделай, а то у тебя вид такой, как будто я тебя скисшим супом накормила.
Времени сильно думать не было. Труп стыл, время шло. Ну не прятать же его? Да и потом, какого фига они должны замазывать чужие косяки? Вот те, кто отправил юного Керстли на тот свет – пусть и пекутся о его благополучии.
– Так. Ещё бы засос на шее, и было бы идеально, – Маргит медленно обернулась на Алекса. Видок у них, конечно, было что надо и, возможно, напарник был в чём – то и прав, но женщина медленно положила ладонь на шею и молча показала ему средний палец. Нашёл время. – Но ладно. Обойдемся без вульгарщины. Мы ведь из приличной семьи.
– Оно и заметно.
– Пошли. Сейчас от нашего поведения и умелой игры зависит абсолютно всё.
Женщина закатила глаза и посмотрела на руку с обручальным кольцом. Занесла же нелегкая. Говорила же бабушка: выходи замуж, рожай детей. Надо было послушаться тогда и срочно найти мужика. Но кто бы сказал, что она так влиплнет?
– Алекс, не драматизируй. – Она послушно прильнула к нему. Осталось, только, дойти до места назначения и сделать максимально глупый вид. Хотя, чего уж, не в первой – почти привыкла.
Когда парочка голубков, воркуя, дошла до трибун, всё уже почти закончилось. При виде улыбающихся друг другу супругов, лицо Шарлотты тут же скисло, как двухдневное молоко; она мёртвой хваткой вцепилась в локоть мужа. Тот же, бросив мимолётный взгляд, еле заметно поморщился и отвернулся.
– Натали, милая, кажется, у тебя что-то с прической, – с явной издевкой проговорила Шарлотта, пытаясь то ли пристыдить, то ли задеть свою знакомую. Маргит кокетливо прикусила губы и смущённо опустила глаза, в глубине души боясь с двумя желаниями: послать эту ощипанную курицу на три буквы и показать ей средний палец.
– Вот, видишь. Всё хорошо, – Маргит, улыбнувшись, чуть наклонила голову, подставляя ему шею, и тут же почувствовала, как рука Алекса ложится ей на бедро, – ударишь меня потом. Это для дела.
– Да что ты? – Всё так же улыбаясь, с сарказмом спросила она и провела ногтями по внутренней поверхности его кисти в ответ.
Их идиллия была прервана женским криком. Все обернулись, не исключая Алекса и Маргит. Послышался какой – то шум и толпа, разбираемая любопытством, поползла с трибун к месту происшествия.
Интересно, был ли Майкл Керстли при жизни экстровертом? Потому что такого количества внимания, как сейчас, и в этом Маргит была готова поклясться, он не получал никогда в жизни. Народ всё подтягивался, люди по – гусиному вытягивали шею, пытаясь понять, что же там такого случилось.
По иронии судьбы, Алекс, Маргит и Оуэн оказались в первых рядах, только вот, Шарлотта куда – то пропала. Странно: ещё одна вещь, на которую Маргит была готова поспорить заключалась в том, что именно эта мадам, исходя из длины её носа, обожала события подобного плана. И тут она где – то то ли задержалась, то ли потерялась. И ещё один интересный момент заключался в том, что Оуэн даже ухом не провёл, когда его дражайшая супруга отцепилась, наконец, от его руки и куда – то тихонько утекла. Очень интересно.
Зашуршал целлофан и глазам публики предстал бледный, как светлый пчелиный воск юноша. В районе виска виднелась бурое отверстие, с опалёнными краями, из уголка рта стекла, застыв, струйка запечёной крови. Зрелище неприятное, как ни крути. Особенно, для уважающей себя женщины. Маргит беспомощно посмотрела на супруга, упёршегося взглядом в почившего в бозе помощника и в следующую секунду стекла ему в руки. Трогать труп до приезда полиции, это, конечно, гениально. Сотрут отпечатки, испоганят все следы. Еще и пошевелят, и никакая баллистическая экспертиза не поможет. Маргит аж хрюкнула от восторга, правда, про себя.
–Натали. Натали, родная, ты меня слышишь? Принесите кто-нибудь воды. Быстро!
И всё же интересно: если Майкла застрелили здесь, то как они умудрились такое пропустить?  Даже, если представить на секунду, что на пистолете был глушитель – они бы всё равно услышали. Ни гильз, ни брызг крови вокруг – ничего такого она не увидела, когда они нашли его первыми. Даже, если бы они были очень далеко – тут кругом лошади, скаковые лошади, которые срываются с места в галоп при малейшем шуме. К тому же, труп лежал в узком проходе между двумя конюшнями, а лошадям – хоть бы хны. Да и как можно было выстрелить ему в висок? Ширина прохода была такова, что Майкл бы прошёл, да. Но кто – то другой – навряд ли. Если, только, он повернул голову, но тогда и упал бы он не на спину. Короче, умер он явно не здесь.
– Любимая, очнись, – Маргит еле вздохнула, открывая глаза. Еще поцеловал бы, принц. Когда он её лапал там, на трибуне, желания ударить не было. Теперь – появилось. – Вот, попей воды. Тебе уже лучше? Слава Богу… – она молча взяла стакан воды, окидывая его злым взглядом.
– Голова сильно кружится… – Прошелестела она, утыкаясь лицом ему в плечо.
А дальше приехала полиция и было не интересно. Маргит сидела в объятиях мужа, бледная, как моль и с манерно – несчастным видом пила воду, пытаясь не пролить её, ибо руки дрожали. Как удачно, что на улице так холодно: она так озябла в тонком шелковом платье и туфлях, что даже не приходилось притворяться. Её трясло и лицо было белее бумаги, только не от дурноты, а от холода.
Очевидно, что это всё какая – то подстава. Убили Кёрстли не здесь, сложили там, где они точно пройдут. А потом ещё и пошебуршили труп и кто докажет, что не специально? Учитывая ум, красоту и браваду местной полиции, разбираться они будут так долго, что все сроки давности истекут. Парня застрелили с близкого расстояния, чтобы это понять, не надо быть судебным медиком. И сделали это так быстро, что он даже сообразить не успел – костюм не помят, ни одного синяка. На удивление и сопротивление не было времени.
Она так задумалась обо всём, что даже не заметила, как офицер увёл её благоверного. Видимо, чтобы не шокировать даму излишними подробностями. Как мило. Она поднялась и нетвёрдой походкой подошла к Алексу, прижимаясь щекой к его плечу:
– Алекс, поехали домой. Я больше не хочу здесь оставаться, я очень плохо себя чувствую.
Полицейский, допрашивавший Алекса, был таким молодым, ещё совсем мальчишка. Он сочувственно посмотрел на супругов:
– Мы вам позвоним, когда что-нибудь узнаем. Сегодня у нас тут много работы.
Какой молодец. Главное, чтобы всё не пустили по одному месту.
Она осторожно оперлась о предплечье напарника и поплелась в сторону выхода. Но, стоило им зайти за угол здания и оказаться в безлюдном месте, Маргит выпрямилась и вздохнула.
– Слушай, я реально поверил, что тебе хреново… Учитывая, что ты боишься мышей, я подумал, что на трупы у тебя ещё более бурная реакция.
Женщина оперлась о стену, кончиком безымянного пальца стирая помаду в уголках губ и уклончиво улыбнулась:
– А была ли мышь, Алекс? – не без сарказма спросила она.
– Мы должны забрать то, за чем пришли. Сейчас или никогда. Пока вокруг суматоха, и нет камер. Сейф. Гроссбухи. Мы сделаем это. Только идти нужно прямо сейчас. Другой возможности не будет.
Маргит покачала головой и обняла себя руками.
– Алекс, его застрелили не здесь. Его сюда привезли и аккуратно сложили у стеночки. А застелил его кто – то с очень близкого расстояния. И парень либо явно не ожидал, либо это был кто – то, кого он не боялся, или знал. К тому же, ты обратил внимание, кто подходил к трупу до того, как приехала полиция? А то я уже не успела…В общем, я тебе клянусь, что по возвращению домой, приключения не закончатся, а только начнутся. – Она вздохнула и поманила его к себе. – Пойдём, хотя бы попробуем. У нас не так много времени.
В коридорах было темно и очень неуютно. Странно: такой интерьер совсем не вязался в голове со светлым и, довольно воздушным зданием. Вроде, окон много, а света от них – нет.
– Знаешь, я совсем не удивлюсь, если это дело рук твоей общипанной пассии, – прошептала она, – она ведёт себя так странно. А Оуэн совсем не удивился, когда она исчезла. То ли достала, то ли знает что. – У кабинета распорядителя она остановилась и придержала его за руку, – посмотри, чтобы везде была выключена сигнализация и камеры. А я посмотрю, что за сейф. Так будет быстрее.
Сейф был в кабинете распорядителя, дверь в него, почему – то, была открыта. Внутри – ни камер, ни сигнализации. Очаровательно. То ли подарок судьбы, но, скорее, очередной подвох. К этому за сегодняшний день уже стоило бы привыкнуть.
Маргит присела на пол, к сейфу. На вид – самый обычный, со старым кодовым замком. Самая противная штука на свете. Тут либо знать код, либо долго и занудно его подбирать, либо ломать. Последний вариант – самый отчаянный. Будет долго, грязно и долго. Но замки были такие старые, что женщина ненароком подняла хлопья ржавчины ногтём. Даже ломать ничего не придётся; складывалось ощущение, что сейф откроется сам, если его хорошенько пнут. И тут они хранят важные документы? Стало не по себе от ощущения, что её завели куда – то не туда.
– Миссис Бейли? – По спине прошёлся неприятный холодок. Голос Оуэна она начинала узнавать за километр и от этого голоса становилось так тошно, что хотелось уйти. Только вот, уже некуда, да и Алекса она сама отпустила. –  Я так смотрю, нашей больной уже лучше? Или волшебный сейф на ноги поднял? – Маргит повернулась к нему и присела на край стола. МакКафри невозмутимо разглядывал ногти. – Что надо, юная леди? Или как там тебя зовут на самом деле?
Натали поджала губы и пожала плечами, склоняя голову на бок и искоса глядя на хозяина банкета.
– Люблю запах ржавчины, побелки и мазута. Как человек с хронической анемией, ничего не могу с собой поделать.
Он как – то спокойно посмотрел на неё, а потом покачал головой, подходя.
– Звучит как план, Натали.
Она усмехнулась. Ну план, так план. Главное, что никаких гроссбухов тут нет. И закладных. В этом она была уверена на все сто процентов. Интересно, как там дела у Алекса? Долго пришлось отключать несуществующую сигнализацию?
Она вздохнула и устало провела ладонью по дереву стола. Там, внизу, полиция, вооруженная до зубов и куча людей. Оуэн сделал шаг, потом еще шаг. Аккуратно, словно боялся спугнуть птицу. Маргит, не шевелясь, всё так же смотрела на стол. А смысл сопротивляться, если бесполезно? Он её сильнее, с ним она не справится. Оружия у неё нет… И, слава Богу.
Она, вдруг, резко толкнула его в грудь. Но не сильно, ровно настолько, чтобы он с силой схватил её за кисть и, развернув, прижал спиной к себе. Она попробовала, было, дернуться, но он ухватил её за шею, и женщина закричала, пока его пальцы не вжались в её кожу настолько, что воздуха стало не хватать. Молодец, пусть наставит синяков и пострашнее. Вся трибуна видела, как он хватал её за руки и ходил за ней как привязанный.
Голова закружилась, Маргит попробовала ещё раз вырваться, тратя последние силы, но Оуэн прижал её ещё сильнее, и она почувствовала, как головокружение переходит в тяжёлый, липкий приступ дурноты. В глазах, сначала, позеленело, потом потемнело и комната, вдруг, исчезла.

+1

16

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

– А была ли мышь, Алекс? – не без сарказма спросила она.
Мужчина лишь расплылся в ухмылке, оценив комментарий своей напарницы. Этот вопрос уже стал риторическим. Наверное, им было необходимо немного отвлечься от напряженной обстановки, чтобы успокоить собственные нервы и продолжить работать с трезвой головой.
Натали поделилась своими мыслями и замечаниями насчет трупа. Шейн был полностью с ней согласен, ведь и сам заметил, что Майкла убили не здесь. Сюда только принесли его тело с намерением подставить кого-то из гостей.
- Ты права. Я тоже считаю, что его убили в другом месте. И тебе повезло иметь в напарниках чрезмерно внимательного агента. Если не считать женщину из персонала, первым к трупу направилась группа гостей во главе с Оуэном. При этом его благоверная держалась немного позади, хотя на момент поднятия тревоги она держала мужа за руку. А затем и вовсе пропала из поля зрения. Оуэн подходил к телу ещё два раза. Потом уже приехала полиция. Любопытный момент, не правда ли? – ухмыльнулся Дилейни, который всё больше склонялся к мнению, что в деле замешаны супруги МакКаффри. Только, вот, чего они пытались добиться?
Знаешь, я совсем не удивлюсь, если это дело рук твоей общипанной пассии.
- А она опасная дамочка. А всё строит из себя наивную глупую дурочку. Хотя, как показывает практика, обиженные женщины, особенно имеющие связи и влияние, очень жестоки и мстительны. Может, её так задели мои отказы и наша с тобой семейная идиллия, что она решила подставить нас, - предположил Шейн и невольно пожал плечами. – А что? В их богатом гнилом мире такое сплошь и рядом, - добавил агент и встретился взглядами с напарницей. Сейчас им нужно было достать любые доказательства, которые помогут вывести эту грязную парочку на чистую воду.
Воспользовавшись моментом, агенты проникли внутрь здания и направились прямиком к кабинету распорядителя. Дверь, как ни странно, была открыта, что показалось Алексу очень подозрительным.
Не могут же они быть настолько идиотами? – подумал мужчина, которого накрыло какое-то странное тревожное чувство. Он носом чуял подвох, но напарники зашли слишком далеко, чтобы бросить всё на финишной прямой.
Посмотри, чтобы везде была выключена сигнализация и камеры. А я посмотрю, что за сейф. Так будет быстрее.
- Ладно. Только будь осторожна. Не нравится мне эта подозрительная удача, - серьезным тоном произнёс Шейн, после чего пошел проверять технические аспекты дела.
Ни на одной из камер мужчина не заметил признаков работы. Все они были разом отключены, как и блок сигнализации. Дилейни никак не мог отделаться от мысли, что всё в этом здании выглядит уж слишком подозрительно, словно кто-то заранее приготовил идеальные условия для вскрытия сейфа. Алекс надел черную перчатку, чтобы внимательнее рассмотреть одну из камер. Какого же было его удивление, когда он обнаружил за ней короткий обрубок провода. Все камеры в этом здании были муляжом, дешевой бутафорией, как и блок сигнализации. По спине Шейна пробежал неприятный холодок…
Натали… - Алекс услышал звуки борьбы и поспешил к напарнице. Сейчас он хотел только одного – успеть вовремя прийти ей на помощь.
И как я сразу не догадался, что это ловушка? – мысленно ругал себя агент, продолжая мчаться в сторону кабинета.
Дилейни посмотрел на обмякшее тело Натали, которое находилось в руках Оуэна. Этот ублюдок всё же расправился с ней и нанес физические увечья. От увиденного у агента закипела кровь в жилах. Ему хотелось хорошенько вмазать этому уроду и избить так сильно, что потом даже жена не сможет его узнать. 
- Отпустил её. Быстро! – суровым тоном потребовал Шейн, не отрывая своего взгляда от врага.
- А-а-а, а вот, кажется, и муженек пожаловал. Очень жаль. А я так хотел насладиться её прекрасным телом. Оно как раз приобрело нужную мне мягкость, - с издевкой проговорил Оуэн, специально, чтобы позлить Алекса и вывести его на эмоции. МакКаффри потянулся своей грязной ладонью к груди Натали, внимательно наблюдая за реакцией её мужа. Шейн едва сдерживал внутренний гнев, который разрастался в нём, как снежный ком.
- Тронешь её – и останешься без руки. В прямом смысле, - пригрозил Дилейни, продолжая сверлить врага прямым взглядом, полным злости и решимости. Оуэн всё же не стал рисковать и испытывать судьбу.
- Я не знаю, что вы задумали, но я сразу раскусил вашу глупую игру. Осталось лишь сдать вас в полицию. За убийство Майкла Керстли и проникновение в частную собственность, - с издевкой проговорил МакКаффри и самодовольно улыбнулся.
- У меня другая идея, - сказал Шейн и молниеносно бросился в сторону Оуэна, заставив того отпустить Натали, чтобы ответить на атаку. Агент нанёс мощный удар в район левого глаза, что заставило мерзавца потерять контроль и равновесие. МакКаффри попытался предпринять что-нибудь для своей защиты, но Дилейни уже стоял у него за спиной и сдавливал рукой горло. Оуэн не мог даже закричать. Шейн перекрыл ему кислород, из-за чего мужчина стал задыхаться, пытаясь выдавить из себя хоть какой-нибудь звук. Ни черта. МакКаффри с каждой секундой всё больше слабел, а в какой-то момент и вовсе перестал оказывать сопротивление. Он отключился, и его тело обмякло в железной хватке агента. Шейн бросил его на пол, а сам подбежал к Натали, которая начала приходить в сознание.
- Натали. Натали! Ты слышишь меня? – Бейли звал свою жену, параллельно осматривая её раны. – Как ты себя чувствуешь? Этот урод тебя сильно избил. Идти сможешь? – спросил Дилейни и встретился взглядами с брюнеткой. Выглядела она неважно. Алексу хотелось убить этого мерзавца, но так он только навредит себе и напарнице. Нельзя было пускать в ход эмоции, ведь они не дадут принять верное решение.
- Здесь нет камер и сигнализации. Одни муляжи. Оуэн мог что-то узнать про нас. Мы должны от него избавиться. Ты ведь думаешь так же, как и я? – спросил Бейли и посмотрел на жену. Их мнения совпали, что в очередной раз доказало слаженность в работе напарников. Кажется, они научились понимать друг друга без лишних слов.
Шейн помог брюнетке встать на ноги, после чего поднял ослабленное тело Оуэна. Тот постепенно приходил в сознание.
- Шагай, давай! Ты наверно даже не представляешь, как помог нам своими действиями, - теперь уже Алекс говорил с издевкой, довольный тем, что ему наконец-то удалось приструнить этого типа.
Бейли отвёл мерзавца к полицейским и с отвращением толкнул его вперед. Тот упал на землю, корчась от боли. Толпа людей уставилась на эту картину своими мерзкими удивленными глазами. Кто-то уже начал перешептываться, увидев еле живую измотанную Натали со следами физических увечий на теле.
- Заберите этого урода, пока я его не убил! – гневно крикнул Алекс, глядя на ошарашенных полицейских. – Стоило мне отвлечься всего на минуту, чтобы поймать такси, как этот мерзавец начал лапать мою жену. Боюсь представить, что бы произошло, если бы я не подоспел вовремя. И я ещё считал его своим другом. Никакого уважения ко мне и моей семье, - Шейн буквально выплюнул эти слова, прекрасно играя свою роль. Он подошел к Натали и мягко прижал её тело к себе, прислонившись губами к её виску.
- Это правда? Миссис Бейли, он действительно пытался вас изнасиловать? – спросил офицер, хотя всё и так было написано на её потрепанном теле. Но для протокола полицейский был обязан уточнить информацию у потерпевшей.
- Они всё врут! Никакие они не мистер и миссис Бейли! Это аферисты! Я поймал их в кабинете за взломом сейфа! Они пытались украсть документы! – начал оправдываться Оуэн, по всей видимости, окончательно придя в сознание. Однако, гости уже смотрели на него с недоверием и порицанием. Кажется, синяки на теле Натали действовали на людей гораздо сильнее, чем пустые слова этого мерзавца.
- Да, как же так? Этого не может быть. Мой муж не такой! – заступилась Шарлотта, которая, видимо, начала понимать, что запахло жареным.
Неужели проснулась пламенная любовь к мужу? – мысленно усмехнулся Алекс, глядя на эту лживую сушеную курицу.
- Мистер и миссис МакКаффри, вы задержаны до выяснения всех обстоятельств, - объявил офицер и поспешил надеть на обоих наручники.
- А меня-то за что? Я ни в чем не виновата! И не отвечаю за действия своего мужа! – Шарлотта сразу запела по-другому, позабыв о долге верной жены. Что ж… это было только на руку напарникам, которым удалось одним выстрелом убить двух зайцев.
- Вам нужна медицинская помощь, миссис Бейли? – спросил молодой полицейский – тот самый, который допрашивал их насчет трупа.
- Я сам отвезу её в больницу. Вы должны понимать, в каком она сейчас состоянии. Там мы снимем все побои и приложим к делу. Я не собираюсь оставлять этого урода безнаказанным, - твердо заявил Александр, прижимая брюнетку к себе.
- Хорошо. Дадите показания, когда миссис Бейли придет в себя, - согласился полицейский и отпустил супругов.
Получив все необходимые бумаги в больнице, агенты наконец-то добрались до дома. Время уже давно было за полночь. День выдался слишком тяжелым и напряженным, из-за чего напарники чувствовали ужасную усталость.
- Нам едва удалось выкрутиться и выйти сухими из воды, - сказал Шейн, устало опускаясь на диван. – Ты справишься сама? – с легкой тревогой в голосе спросил Алекс у жены, собирающейся принять ванну и смыть с себя груз этого адского дня. Она всё ещё была слаба физически, поэтому мужчина беспокоился за неё.
- Не закрывай дверь. Мне так будет спокойней. Не переживай, я не войду, пока ты сама не позовешь. Ну, или пока не пройдет полчаса. Не хватало только, чтобы ты отключилась прямо в ванной, - сказал Дилейни и проводил напарницу взглядом.
Он и сам успел принять душ и переодеться в домашнее. Женщина не спешила выходить, и Шейну пришлось идти узнавать, всё ли с ней в порядке. Он постучал в дверь.
- Натали, у тебя всё хорошо? – спросил агент, но ответа не последовало. Тогда он постучал ещё раз. – Я сейчас войду. Слышишь? Не пугай меня, - мужчина повернул ручку и осторожно открыл дверь. Напарница едва успела запахнуть белый махровый халат, стоя у зеркала. Вероятно, она рассматривала раны и отметины на своем теле, оставленные ублюдком МакКаффри.
- Ты долго, - сказал Дилейни, оправдывая свое вторжение в ванную комнату. – Пошли, я осмотрю твои раны. Их нужно обработать перед сном, - добавил мужчина и повел Натали в её спальню. Он уже заранее захватил специальный крем, который выписали в больнице. Шея брюнетки была сильно повреждена, из-за чего на нежной коже появились хорошо заметные синяки. Некоторые из них уже потемнели, что было не самым хорошим показателем.
- Будь моя воля, я бы переломал ему все руки, - прошипел Шейн, не скрывая своей злости по отношению к мерзавцу Оуэну. Алекс выдавил немного крема на палец и начал аккуратно и заботливо наносить его на поврежденную шею Натали. Ему пришлось стоять довольно близко, из-за чего напарники могли почувствовать легкую неловкость. Эта близость волновала Дилейни, но он сохранял внешнее спокойствие, чтобы скрыть свои эмоции. Хотя тяжелое дыхание всё же немного выдавало мужчину.
- У тебя уже были подобные случаи в работе? Приходилось отбиваться от врагов? – поинтересовался Бейли, чтобы хоть как-то отвлечься от запретных мыслей. Но глаза предательски заметили выглядывавший из-под халата синяк, уходивший куда-то вниз, в сторону груди. Шейн тяжело сглотнул и выдавил очередную порцию мази на палец. Мазь была холодной, и агент заметил, как Натали слегка вздрогнула при контакте с кожей… Алекс медленно размазывал лечебный «холод» по синяку, а вторая рука потянулась к воротнику халата. Махровая ткань сползла с одного плеча, приоткрыв грудь сверху наполовину. Теперь агент видел весь «фронт» работы и весь объем синяка. Темное пятно, как назло, покрывало верх молочной железы, и Бейли пришлось дотронуться до неё, ощущая кончиками пальцев соблазнительную мягкость…
Если дело так и дальше пойдет, я не смогу себя сдержать… - мысленно отметил Дилейни и встретился взглядом с Натали. Он мог поспорить на что угодно, что женщина думала о том же…
- Прости, - сказал Шейн, закончив обрабатывать раны и вернул спустившийся край халата на место. – Думаю, с остальным справишься сама. А то решишь, что я снова пользуюсь положением и распускаю руки, - с легким смешком добавил мужчина и на пару шагов отошел от брюнетки, вернув безопасную дистанцию. Так было лучше для обоих. - Уже поздно, и тебе надо отдохнуть. Полагаю, после всего, что сегодня произошло, два дня выходных мы точно заслужили, - Алекс улыбнулся уголками губ и направился к выходу. – Но, если что-нибудь понадобится, ты знаешь, где меня найти, - сказал напоследок агент и поспешил в свою комнату, пытаясь отогнать навязчивые мысли. Все они были связаны с его напарницей, которая несомненно привлекала Шейна, как женщина. Но Дилейни не хотел ничего усложнять, ведь это может плохо повлиять на выполнение их задания. Он не мог позволить эмоциям взять верх над разумом. По крайней мере, пока.

+1

17

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b19/2109/cb/dc7bc914982d.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

– Как ты себя чувствуешь? Этот урод тебя сильно избил. Идти сможешь? – Если честно, открывать глаза не хотелось совсем. Хотелось спать и чем дольше, тем лучше. Натали, почему – то, первым делом подумала, что она дико устала. Какая же у неё, всё – таки, свинская работа. Вернее, у них обоих. И как ей настохуел весь этот цирк – это же даже словами описать невозможно. Она вздохнула и пальцами провела по ладони Алекса. – Здесь нет камер и сигнализации. Одни муляжи. Оуэн мог что-то узнать про нас. Мы должны от него избавиться. Ты ведь думаешь так же, как и я?
– Нафиг он нам сдался, Алекс? Сдай его полиции и дело с концом, – голос не слушался и горло болело. Хрипеть, наверное, будет, ещё с неделю. Но им это только на руку. Пусть МакКафри теперь отмоется и докажет, что это не он жаба.
– Они всё врут! Никакие они не мистер и миссис Бейли! Это аферисты! Я поймал их в кабинете за взломом сейфа! Они пытались украсть документы!
Оправдания уже никого не впечатляли. По сравнению с синяками на шее и руках Маргит, жалкие попытки обелить себя выглядели ничтожно. И даже выступление Шарлотты не помогло. Цирк уехали, клоуны померли и начали дурно пахнуть. Но саму женщину это уже мало волновало. Она обняла Алекса за шею и молча прижалась к нему, пытаясь успокоиться. Если до этого она была в каком – то оцепенении, то теперь страх накатил на неё с такой силой, что справиться с этим было сложно. Ни в какую больницу не хотелось, хотелось домой и забиться в угол, чтобы никто не трогал. Но Алекс был прав. Раз начали дело, нужно довести его до конца.
А. больнице начались девять кругов ада. Начиная с приёмного отделения, заканчивая расспросами полиции, которые длились по кругу. Что, когда, где. Как познакомились. А это правда, что там в кабинете был сейф? – Ну я не знаю, наверное. А вы его трогали? – Нет, что я в нём забыла? Потом выяснилось, что сейф был не просто пуст. То была просто куча древнего металлолома, рухлядь, которую можно было бы вынести на свалку и забыть. А то она не знала… Из хороших новостей сказали, что ничего не задето и не сломано. Грудь бы посмотреть на УЗИ, когда всё заживёт, но до свадьбы это точно произойдёт. Правда до какой именно, льняной, или деревянной – не уточнили. Но самое противное, что всё так же невыносимо хотелось спать. Видимо, из – за того, что она пернервничала, нервная система просто отказалась участвовать во всём этом балагане.
– Нам едва удалось выкрутиться и выйти сухими из воды, – Алекс выглядел уставшим и Маргит аккуратно поцеловала его в макушку, когда он сел.
– Я пойду в ванну. Устала как не знаю кто…
– Ты справишься сама?
От неожиданности женщина обернулась, пытаясь вернуть челюсть на место.
– А? – Неопределённо переспросила она, всё ещё слабо веря своим ушам, – а ты мне помочь раздеться хочешь, или что? – Она усмехнулась. В ванной мышей нет однозначно. Но тон у него был обеспокоенный, хоть он и спрашивал странные вещи. И Маргит тихонько сжала его плечо пальцами, подумав, что надо бы смягчить тон.
– Не закрывай дверь. Мне так будет спокойней. Не переживай, я не войду, пока ты сама не позовешь. Ну, или пока не пройдет полчаса. Не хватало только, чтобы ты отключилась прямо в ванной,
– Ладно, – забыла, только, сказать, что ей с полчаса понадобится, чтобы голову помыть. Когда – нибудь она отрежет волосы. Когда – нибудь, в следующей жизни.
Когда она шла в душ, старалась не смотреть на себя в зеркало. Но на пути обратно шансов уже не было. Она накинула халат и посмотрела на плечи и грудь. Особенно о том, как оказался синяк на груди думать не хотелось. Слабое утешение было в том, что хотя бы безнаказанным Оуэн точно не останется. Маргит так задумалась, что не услышала, как пришёл Алекс и еле успела запахнуться.
– Извини, я… – Она прерывисто вздохнула, – неважно. Пойдём.
– Будь моя воля, я бы переломал ему все руки, – Маргит улыбнулась и, протянув руку, погладила ладонью его по щеке. Всё бы ничего, но Алекс сказал это таким тоном, что сердце зашлось, а в животе запорхали бабочки. Значит, не показалось.
Она отвернулась, подставляя ему шею и вздрогнула, когда он к ней прикоснулся. Пальцы у него были холодные и она недовольно поёжилась.
–  У тебя уже были подобные случаи в работе? Приходилось отбиваться от врагов?
– Ты сильно меня убьёшь, если я скажу тебе, что сделала это специально? – Женщина посмотрела ему в глаза и повела плечом, – просто я поняла, что я с ним не справлюсь. Шум поднимать было нельзя, оружия у меня нет. Даже, если бы и было, то использовать его тоже нельзя. А так… – Она замолчала и облизнула губы, склоняя голову к плечу и упираясь взглядом в стену. Краска на ней была светло – бежевая, совсем свежая. Видно, жилые комнаты ремонтировали недавно.
Маргит отвела глаза, стараясь не смотреть на мужчину и пальцами аккуратно придержала тяжёлую махровую ткань, которая так и норовила соскользнуть с плеча. Вот зачем он это делает? Она, вздрогнув от его прикосновения, вздохнула, про себя тихо злясь. Но это было не самым странным во всей ситуации. Самым странным было то, что боль и откровенная неловкость перебивались совершенно другим чувством. Её тянуло к Алексу, да так, что её вело и она боялась лишний раз взглянуть на него. Так что, она молча стояла, застыв, как мраморная статуя и старалась лишний раз не то, что не двигаться, даже не думать. Просто дышать и смотреть куда – то в сторону.
Но, когда он прикоснулся к её груди, она резко вздрогнула и, закрыв глаза, выдохнула. Женщина повернула голову к Алексу, сжимая губы. Шёл бы он отсюда куда подальше от неё.
– Прости, – Маргит повела головой, прижимая к плечу воротник, который он, наконец, вернул на место, – Думаю, с остальным справишься сама. А то решишь, что я снова пользуюсь положением и распускаю руки, – она прикусила губы и посмотрела куда – то вниз. А потом снова подняла голову.
– Да, Алекс. Молчание – золото… – Ничего себе. Она. Решит. Маргит вздохнула, пытаясь унять дрожь. И слава богам, что он додумался отойти. Потому что ещё немного и всё это закончилось бы не то, чтобы плохо. Смотря, с какой стороны посмотреть.
– Уже поздно, и тебе надо отдохнуть. Полагаю, после всего, что сегодня произошло, два дня выходных мы точно заслужили.
– Спасибо, Алекс. – Маргит устало присела на кровать, провожая его взглядом.
– Но, если что-нибудь понадобится, ты знаешь, где меня найти.
Она промолчала. Ещё бы ей не знать. Но спасибо за информацию, как говорится.
Женщина выключила свет и аккуратно сняла халат, чтобы переодеться. Шея, руки – всё ныло, но боль эта стала такой привычной, что Маргит с ней смирилась и почти её не замечала. Завтра, наверное, будет легче. А, если и станет хуже, то, ведь, всё проходит, рано, или поздно?
Она легла на спину, растирая пальцами переносицу. Алекс, чёрт бы его побрал. И где, только, таких правильных берут? Руки до сих пор тряслись и в голове шумело. И не из – за того, что случилось днём. Всё из – за него. Маргит вздохнула. Чёрт. И самое ужасное, что это будет повторяться снова и снова, из раза в раз, по кругу. Каждый раз, когда он будет к ней подходить, каждый раз, когда он будет её обнимать, каждый раз, когда он будет её целовать, сердце будет заходиться, а голова – отключаться. И этой ночью она не заснёт. Так что до отдыха ей, как до луны пешком.
Она сама не знала, сколько так пролежала. Тщетная попытка успокоиться и прийти в себя провалилась с треском, как лёд весной. Женщина встала и вышла из комнаты, направившись к напарнику. Во всяком случае, она сделала, что смогла, а дальше – его дело.
– Ты ещё не спишь?
Маргит тихо легла рядом и, положив ладонь на щеку, потянула лицо Алекса к себе. Еле дыша, она провела губами по его переносице, поцеловала в скулу, под подбородок, спустилась по шее чуть ниже, чтобы поцеловать между ключицами и, в конце – концов, зарылась лицом в его плечо, глубоко и прерывисто вздыхая.
- Я говорила тебе, что ты вкусно пахнешь? - прошептала она ему на ухо, запуская дрожащие пальцы в его волосы и провела пальцами по мочке уха. От него всегда пахло сигаретами, вперемешку с тонким запахом одеколона. И ей всегда такое нравилось, но… Почему – то именно сегодня в голове что – то перещёлкнуло и весь стройный план в виде работать работу и не отвлекаться, всё желание держаться молодцом пошло по одному месту.

+1

18

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

– Ты сильно меня убьёшь, если я скажу тебе, что сделала это специально?
Алекс удивленно изогнул бровь, посмотрев на брюнетку.
Просто я поняла, что я с ним не справлюсь. Шум поднимать было нельзя, оружия у меня нет. Даже, если бы и было, то использовать его тоже нельзя. А так…
- С точки зрения нашей работы твои действия похвальны. Но всё же весьма опрометчивы. Кто знает, как далеко мог зайти этот мерзавец, - сказал агент и пожал плечами. Ему бы не хотелось, чтобы Натали лишний раз рисковала, подвергая себя опасности. Но это была их работа, которая сопряжена со множеством рисков. Шейн знал, что нельзя полностью оградить человека от бед. И всё же в отношении напарницы Дилейни переживал больше обычного. Он чувствовал свою ответственность за неё, хотя изначально вообще не хотел работать в паре с американкой. Видимо, с момента их встречи многое изменилось.
По иронии судьбы, Александра влекло к его фиктивной жене. Возможно, они просто слишком хорошо вжились в свои роли, но Натали действительно была привлекательной женщиной. Даже сейчас, когда её тело было покрыто синяками и ссадинами. Когда она выглядела измученной и уставшей. Она всё равно возбуждала Шейна, заставляя его прикладывать усилия, чтобы подавить растущие внутри эмоции. В конце концов, он был не только агентом, но и обычным мужчиной, которому не чужды подобные естественные желания. Дилейни поспешил покинуть комнату Натали, пока он окончательно не перешел запретную черту.
Не смотря на усталость, мозг отказывался отключаться. Алекс не мог заснуть, поскольку в голове крутились навязчивые мысли, связанные с Натали. Он думал о событиях сегодняшнего дня, в особенности о последнем часе, который стал для агента самым трудным. Близость с напарницей и её тело, прикрытое одним лишь халатом, вызывали у Шейна слишком бурные эмоции. Всё это было недопустимо в их случае. Агентам нельзя сближаться, иначе они перестанут отличать игру от реальности, поставив под удар выполнение задания. Но, черт возьми, как же сложно удержаться от соблазна…
Мысли Алекса были прерваны вошедшей в комнату брюнеткой.
– Ты ещё не спишь?
Дилейни с удивлением посмотрел на напарницу, которую совсем не ожидал здесь увидеть.
- Натали...? - с вопросительной интонацией произнёс мужчина, наблюдая за тем, как женщина ложится к нему под одеяло, уверенно сокращая дистанцию между их лицами… Руки Шейна инстинктивно ложатся ей на талию, чувствуя приятный шёлк… Губы Натали скользят по коже, дразня Алекса своими легкими, чуть обжигающими прикосновениями… Тело агента напрягается, пытаясь сохранить остатки самоконтроля, но он стремительно тает под волнительными ласками роскошной женщины…
Я говорила тебе, что ты вкусно пахнешь? — прошептала она ему на ухо.
- Натали… - с возбуждением на выдохе произносит Шейн, понимая, что его прочная броня разбилась вдребезги. Мужчина проводит ладонью по щеке напарницы и запускает пальцы ей в волосы, встречаясь взглядами.
- У вас определенно посттравматический синдром, миссис Бейли, - с хитрой улыбкой на лице говорит Алекс, после чего их губы соприкасаются, сливаясь в желанном поцелуе… 
С каждой секундой эмоции всё сильнее накрывают агентов, из-за чего поцелуи становятся более страстными и настойчивыми. Грубые ладони Шейна ловко ныряют под сорочку и касаются упругих бедер, задирая легкую шёлковую ткань. Ему нравилось то, что Натали была сверху, ведь в таком положении ему открывалась соблазнительная картина, и он мог спокойно изучать её шикарное тело. Губы жадно впивались друг в друга. Руки агента очерчивали изящные изгибы женского тела, обжигая нежную кожу своим жаром. Ещё секунда – и сорочка летит в неизвестном направлении, открывая взору грудь, которая совсем недавно чуть не спутала все карты Алекса. Хотя в итоге он всё равно оказался во власти собственных эмоций и жгучего желания, которое разрасталось внутри, как снежный ком.
Шейн переворачивается и нависает над брюнеткой, которая теперь оказывается снизу. Он аккуратно проходит её шею, помня о полученных синяках, и касается губами груди, которая теперь была в его полной власти. Алекс чуть прикусывает возбужденный твердый сосок, а затем проводит по нему языком, вызывая у напарницы легкий стон. Ему нравилось то, как её тело реагировало на прикосновения и выгибалось под его ласками. Губы агента продолжили двигаться вниз, покрывая кожу множеством мелких поцелуев. Он старался не пропустить ни единого сантиметра нежной кожи, ведь Натали была идеальна. Настоящее воплощение женственности и красоты. При этом она была невероятно чувственной и не стеснялась выражать свои эмоции. Они будто являлись настоящими супругами, знающими, как доставить друг другу удовольствие.
Дойдя до края кружевных трусиков, Шейн аккуратно снял их, полностью обнажив Натали. Он вернулся к её чуть припухшим от жарких поцелуев губам и накрыл их своими… С каждой секундой мужчина возбуждался всё сильнее, понимая, что больше не в силах сдерживать свое желание…
- Я хочу тебя, - шепчет в губы Алекс и встречается взглядом с горящими глазами брюнетки. Мужчина тянется к тумбочке, пытаясь среди всякой мелочи наощупь отыскать заветную квадратную упаковку. Всё-таки предохранение прежде всего. Справившись с этой задачей, Бейли берет инициативу в свои руки и незамедлительно входит в женщину, заполняя её собой…

+1

19

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a17/2109/0f/6d071a02ed63.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

– У вас определенно посттравматический синдром, миссис Бейли, – Маргит улыбнулась и, мурлыкнув, носом потёрлась о ладонь Алекса и поцеловала её.
– Да нет, просто мыши вынудили прийти к тебе. А так я и не думала ни о чём таком, что ты. – Она наклонилась к нему и зубами провела вдоль мышцы на его шее, чувствуя, как от его прикосновений мурашки бегут вдоль спины к шее и корням волос. Она передрогнула и щекой провела по его скуле.
Это ощущение мягкого шёлка на ней и его пальцев сводило сума и заставляло дрожать мелкой дрожью. Маргит закрыла глаза и прерывисто вздохнула, проводя ладонью сначала по его груди, а потом сжимая свою. От мужчины веяло жаром и она, аккуратно, пальцами, провела по животу, ниже, к паху, одновременно прикусывая его губы, а потом спустилась на шею и плечи.
– Ещё немного и я тебя съем, клянусь, – прошептала она ему на ухо и провела зубами вдоль хряща до мочки. Алекс нравился ей до такой степени, что внутри всё сжималось, когда она его видела и земля начинала плыть под ногами.
Ей стало жарко, так что, когда он начал стягивать с неё сорочку, она послушно выскользнула из неё и потянула его ладонь к своей груди, заставляя его сжать её посильнее. Дыхание прервалось и Маргит еле сдержалась, чтобы не застонать. Надо было раздеться ещё прошлой ночью, когда она осталась с ним. Но кто бы знал тогда, что то, что все более, чем взаимно.
Алекс аккуратно перевернулся, Маргит закинула ногу ему на бедро, прижимая его теснее к себе и вложила свою руку в его ладонь, переплетая пальцы между собой. Она подставила мужчине шею, а потом неохотно отпустила его ладонь, когда он начал спускаться ниже. Маргит закрыла глаза и расслабилась, скользя пальцами по его плечам и руке. Он прикусил её сосок, и женщина тихо застонала, выгибаясь и сжимая пальцами простынь. Она положила ладонь на другую грудь, сжимая её, а потом провела ладонью по его животу, до куда дотянулась. Маргит приподнялась, целя его в ключицу, провела ногтями по его предплечью и сжала кисть, направляя его пальцы в себя. Их взгляды пересеклись, и она улыбнулась, вдыхая приоткрытым ртом. Хотелось поцеловать его, но мужчина так хорошо со всем справлялся, что она не стала мешать. Голова отключалась, но было так приятно, что ей казалось, что ещё чуть – чуть и она разучится дышать. Маргит облизнула губы и улыбнулась, наблюдая за тем, как Алекс снимает с неё нижнее бельё, а потом снова потянула его к себе.
– Я хочу тебя, – женщина улыбнулась ему в губы и запустила пальцы в волосы, целуя его губы, подбородок и горло. Алекс отстранился и она, пододвинувшись чуть поближе, нетерпеливо положила ладонь ему на бедро, ноготками впиваясь ему в поясницу.
Он вошёл в неё и по телу пробежала дрожь. Женщина со стоном выдохнула Алексу в губы и с силой сжала его плечо.
– Подожди, – прошептала она, заставляя его её отпустить и закинула ногу ему чуть повыше локтя, а другую положила ему на спину и прижала к себе. Когда он снова вошёл, стало не до поцелуев; Маргит, выгнувшись, застонала, хватая ртом воздух, словно рыба, вытащенная на сушу. Ей хотелось, чтобы он был глубже, и она теснее прижала мужчину к себе. Женщина положила ладони ему на лицо, притягивая его к себе и прошептала в губы, – ты мне так нравишься. Всё в тебе.
Маргит уперлась ладонью ему в грудь и заставила выпустить её из объятий. Она, дрожа, села на кровати, перекладывая его ладонь к себе на грудь.
– Поцелуешь? – женщина склонила голову и провела пальцами за ухом и вдоль шеи, вниз, – вот здесь, – она улыбнулась. Почувствовав его губы на своей коже, она закрыла глаза, вздыхая и потянулась, чтобы поцеловать его плечи. Провела ладонью по торсу, спускаясь ниже, а губами дошла до угла челюсти, немного прикусывая её.
Маргит дрожала от возбуждения, вздрагивая от каждого прикосновения мужчины и его реакция на неё, удовольствие, которое он получал, лишь раззадоривали её. Девушка повернулась к Алексу спиной, прижимаясь к его паху и опустила ладонь вниз, прижимаясь щекой к его плечу, чтобы подставить ему шею для поцелуев.
– Я хочу тебя, очень. Прямо сейчас, – она выдохнула ему на ухо, со стоном прикусывая мочку. Сил держать себя в руках больше не было. Алекс вызывал у неё такой восторг, вперемешку с желанием и глубокой, сильной нежностью, что она, порой, теряла контроль над тем, что делает. А через какое – то время она потеряла контроль и над тем, что происходит. Её с головой захлестнуло то чувство, которое испытываешь, когда как следует замёрзнув, ложишься в горячую ванну. Сначала горячо и хочется выйти, а потом становится так приятно; в кожу как будто вонзается множество иголочек и сладко кружится голова, до шума в губах. Маргит обхватила Алекса за шею, другой рукой сжимая предплечье его руки, обнимающей её за талию и с нежностью поцеловала в губы.
Маргит лежала, подложив локоть под висок и тихонько поглаживала Алекса по шее. Она так пригрелась и ей было так хорошо, что вылезать никуда не хотелось. Надо было бы сходить под душ, но ей казалось, что ещё чуть – чуть и она заснёт: сказывалась и усталость из – за тяжелого дня и общее расслабленное состояние. Женщина подняла глаза на напарника, пальцами прикасаясь к его подбородку и аккуратно потянула его к себе, приподнимаясь на локте. Поцелуй получился коротким, но она ещё прошлась губами по подбородку и скуле, сгорая от нежности. Маргит улыбнулась и опустила глаза, прикусывая губы.
Она и раньше замечала, что он красивый, но тут её накрыло. Не было возможности рассматривать, пока они просто работали, было не до того. И не до влюблённости, хотя только сейчас она поняла, что он ей понравился ещё в самом начале, когда она только увидела его. И она сама не поняла, как потеряла ту тонкую грань между игрой в семью и реальностью. Всё происходящее было до жути странно и, вместе с тем, как естественно, как будто, так и должно было быть. Интересно, обратили бы они друг на друга внимание, если бы просто встретились, не как напарники, а как два совершенно посторонних человека? Или так и разошлись бы, как в море корабли?
Женщина снова посмотрела на Алекса и провела обратной стороной ладони по его щеке. А потом села, собираясь встать с постели.
– Я пойду под душ. Пойдёшь со мной, или полежишь? – Она улыбнулась, склоняя голову, а потом, всё – таки, не выдержала, и потянулась к мужчине, чтобы поцеловать.

Отредактировано Gillian Leigh (26 Сен 2021 01:11:16)

+1

20

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Шейн и не думал, что всё зайдет так далеко. Мужчина бы не поверил, если бы кто-нибудь ему сказал, что он будет так страстно желать свою напарницу, нарушая собственные принципы. Но агент ничего не мог с собой поделать. Эта женщина сводила его с ума, заставляя чувствовать сильное желание и пробуждая сумасшедшие эмоции. Рядом с Натали он будто заново оживал, переставая быть бездушным инструментом в руках секретной организации, и становился человеком, не лишенным чувств. И в этом была заслуга его напарницы, прикосновения которой возбуждали с такой силой, что хотелось просто отключить мозг и полностью отдаться своим ощущениям.
Алекс двигался внутри брюнетки, стараясь крепче прижать её к себе. Он чувствовал, как женские ноготки слегка царапают ему спину, отчего возбуждение внутри лишь усиливалось. Шейн коснулся губами нежной шеи и скользнул вниз, к груди, обводя языком вокруг сосков. Тело Натали выгибалось навстречу его действиям, чтобы он мог глубже войти в неё. Их губы вновь слились в жарком поцелуе, от которого перехватывало дыхание.
Ты мне так нравишься. Всё в тебе, - слова брюнетки приятно ласкают слух, заставляя мужчину чуть замедлиться… Он смотрит напарнице прямо в глаза и проводит подушечкой большого пальца по её приоткрытым сладким губам… чувствует, как её игривый язычок касается пальца, и губы смыкаются на нём… от этой раззадоривающей мужскую фантазию картины у Алекса окончательно сносит крышу…
- Что же ты со мной делаешь? – с возбуждением произносит Шейн, понимая, что окончательно теряет волю рядом с этой женщиной.
Натали ловко вылезает из его объятий и прижимается к агенту спиной. Он накрывает руками грудь и страстно сжимает её, а губы целуют мочку уха и скользят вниз вдоль шеи, добираясь до плеча. Дилейни чуть прикусывает нежную кожу, а его горячие ладони двигаются от груди вниз, вдоль стройного женского тела. Одна рука ложится на бедро, а пальцы второй оказываются там, где Натали приятней всего, и дразнят её своими жаркими прикосновениями. С губ брюнетки срывается сладостный стон. Её рука накрывает ладонь Алекса, чтобы он, наконец, прекратил эти сладкие мучения…
Я хочу тебя, очень. Прямо сейчас, – она выдохнула ему на ухо, со стоном прикусывая мочку.
Шейн улыбнулся, довольный тем, что ему также удалось свести с ума напарницу.
- Как скажете, мэм, - шепчет на ушко мужчина, обжигая Натали своим горячим дыханием. В следующую секунду он входит в неё и двигается так, чтобы обоим было максимально хорошо. В таком положении Дилейни не мог долго сдерживаться, ведь ему открывался слишком возбуждающий вид. Мужчина чувствовал, как приближается к своему пику. Его ладони со страстью сжимали упругие женские бедра, крепче прижимая её тело. Темп возрастал. Пульс стремительно учащался, а дыхание окончательно сбилось. Комната наполнилась сладостными стонами любовников, которые уже не сдерживали свои эмоции. Ещё немного, и скопившееся напряжение разом спало, уступив место мощной волне приятных ощущений, которая стала расползаться по вспотевшему мускулистому телу…
Напарники легли рядом друг с другом, всё ещё находясь во власти недавно пережитых ярких эмоций. Дыхание постепенно восстанавливалось, а пульс приходил в норму. Шейн обнимал брюнетку и легонько поглаживал её плечо. Никто не решался заговорить первым. Да и надо ли? Всё было понятно без лишних слов. Им обоим было хорошо друг с другом, и теперь это связано не только с работой. Агенты перешли запретную черту, хоть и не должны были. Но кому какое дело до того, что происходит у двух человек за закрытой дверью спальни? Ведь, кроме них самих, это совершенно никого не касается.
Алекс ответил на поцелуй брюнетки и встретился с ней взглядами. Сейчас она выглядела такой красивой и счастливой, что Шейн не мог оторвать от неё глаз. Натали нравилась ему. Очень нравилась. С самой первой встречи он заметил, что она привлекательна и сексуальна, особенно в том зеленом платье. Всё-таки Дилейни был мужчиной, а мужчины, как известно, в первую очередь, любят глазами. Только слепой не заметил бы красоту Натали. Ну, или конченный гей или глубокий импотент. Алекс, слава Богу, ни к какой из этих трех категорий не относился.
Даже своими легкими ненавязчивыми прикосновениями женщина вновь пробуждала у агента недвусмысленное желание.
Я пойду под душ. Пойдёшь со мной, или полежишь? – Она улыбнулась, склоняя голову, а потом, всё – таки, не выдержала, и потянулась к мужчине, чтобы поцеловать.
Это было заманчивое предложение. Даже очень. Учитывая, что Шейн, кажется, снова захотел свою напарницу.
И что она со мной делает? – мысленно усмехнулся Дилейни, понимая, что навряд ли сможет спокойно лежать в кровати, когда в душевой кабине будут разворачиваться такие интересные события.
- Иди первая, - сказал Алекс, с трудом оторвавшись от сладких губ брюнетки. Он проводил взглядом удаляющуюся женскую фигуру, которая в очередной раз раззадорила бурную мужскую фантазию. Агент тяжело вздохнул и честно попытался не думать о Натали. Ни черта. Её соблазнительный образ вновь и вновь вставал перед глазами, лишая Шейна покоя. Он расплылся в хитрой улыбке и всё-таки пошел в ванную комнату, собираясь составить компанию напарнице. Не зря же она оставила дверь открытой…
Алекс увидел через стекло очертание идеальной женской фигуры. Он приоткрыл створки и подошел к Натали, становясь вместе с ней под приятные струи теплой воды.
- Ты ведь знала, что я приду? - спросил мужчина, и на его лице появилась дьявольски притягательная хитрая улыбка. Он убрал назад мокрые пряди волос, открыв лицо брюнетки, её шею и плечи. Он коснулся горячими губами подбородка, а затем провел языком по нежной коже шеи и слегка прикусил плечо.
- Ты очень красива… - сказал Шейн, окидывая напарницу взглядом. Их губы слились в глубоком поцелуе, а руки стали скользить по телу, вместе с продолжающими лить сверху каплями воды. Кабинка очень скоро запотела, и теперь нельзя было увидеть ничего вокруг. Весь мир сузился до этого маленького стеклянного помещения, из которого совершенно не хотелось уходить.
Алекс почувствовал, как рука Натали легла на его твердую возбужденную плоть, намереваясь завести его ещё сильнее. Агент собирался сделать что-нибудь в ответ, но брюнетка уверенно устремилась вниз, скользя губами и языком по его сильному торсу. Шейн не думал, что напарница проявит такую инициативу, но она явно решила свести его с ума и полностью подчинить своей воле.
- Натали… - с вожделением на выдохе произнёс Дилейни и чуть вздрогнул, когда она коснулась губами его плоти… Все чувства мгновенно обострились и сосредоточились в одном месте. Он невольно закрыл глаза и запустил пальцы в мокрые темные волосы женщины, растворяясь в омуте головокружительных ощущений, которые она ему дарила...

+1

21

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a17/2109/0f/6d071a02ed63.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

Вставать и куда – то идти очень не хотелось, особенно после того, как девушка увидела, как Алекс на неё смотрит. Она с трудом оторвалась от него и ушла в душ, по пути разбирая волосы по прядям.
Спешить было некуда; от волнения и недавнего возбуждения сон сняло как рукой. Она включила воду потеплее и неспешно прочесала волосы, чтобы их помыть.
 Ты ведь знала, что я приду? – Девушка улыбнулась, расправляя плечи и подаваясь чуть к нему. От его прикосновений по спине тут же побежали мурашки, она вся покрылась гусиной кожей.
– Конечно знала, – она потянулась к Алексу, но не успела. Его губы чуть коснулись её подбородка, а затем заскользили вниз, по шее, к плечу. Маргит прерывисто вздохнула, чувствуя, как желание огнём разливается от низа живота к груди. Кровь застучала в висках, воздуха стало не хватать. – Как ты это делаешь? – шепотом спросила она, прикусывая его губы в ответ.
– Ты очень красива… – Она переложила его ладонь к себе на грудь и прижалась покрепче, сжимая его возбужденную плоть между бедрами.
– Говори это почаще, – она обняла его за шею, сливаясь с ним в поцелуе.
Это было невероятно приятно, чувствовать, что нравишься, видеть, как он возбуждался всё сильнее от каждого ее прикосновения. Если бы он только знал, как безумно она его хотела.   
Девушка поцеловала его в подбородок, провела зубами по шее и застонала, чувствуя, как от жгучего желания туманится голова. Ей казалось, что попроси он её, она сделала бы всё, что он бы захотел, лишь бы быть рядом с ним. Лишь бы он целовал и трогал её так, как сейчас.
Маргит разорвала поцелуй и медленно заскользила губами вниз, легко прикусила его сосок, затем медленно спустилась ещё ниже. Весь он, его тело вызывало у неё такое восхищение, что она буквально сгорала в его руках. Живое произведение искусства. Девушка положила одну ладонь на его бедро, заставляя мужчину прижаться поближе к ней, а другой провела по внутренней стороне его бедра, затем ловя его руку, чтобы переплести его пальцы со своими.
Она медленно провела языком по его плоти, ноготками проводя по его бедру, а затем обхватила её губами. Алекс легко вздрогнул, и девушка почувствовала, как он запускает пальцы в её волосы. Она послушно поддалась под движение его руки и погладила его языком, крепче сжимая его руками.
Его возбуждение, его реакция на её действия сводили сума. И в какой- то момент желание стало таким невыносимым, что она не выдержала и, потянув его за руку к себе, прижалась спиной к стене. Плитка была тёплой от воды, а стекло запотело так, что ничего вокруг не было видно. И хорошо, что так; их ничего не отвлекало и пусть снаружи хоть мир рушится, но Маргит ни за что его не отпустит от себя.
– Если так пойдёт и дальше, то я дойду до конца очень быстро, - Маргит прикусила его за плечо и провела языком по шее, чувствуя, как Алекс сильнее прижимает её к стене, – я хочу тебя, – от низа живота до горла прошел знакомый жгучий холодок, спирающий дыхание.
Девушка развернулась к напарнику спиной, подставляя загривок для поцелуя.
– Можешь прикусить, – прошептала она, проводя от загривка по шее вверх, до уха и требовательно обхватила ладонью его бедро.
Он вошёл и Маргит, протяжно застонав, прикусила его руку и впилась ногтями в его кожу, проводя пальцами по ней. Хотелось глубже и сильнее, так, чтобы он крепче прижал её к себе и не отпускал. Тот, первый раз был для затравки, а теперь она настолько потеряла голову, что чувствовала, как медленно, но верно, сходит сума. И пусть то, что они делают сейчас не совсем правильно и от души безответственно, девушка надеялась, что Алекс знает, что он делает. Для обоих это не в первый раз.
Ей действительно понадобилось меньше времени. Сильное возбуждение вылилось в волну удовольствия, от которой потемнело в глазах и резко, но очень сладко закружилась голова. Шум в ушах заглушил плеск воды. Маргит, тяжело дыша, развернулась лицом к мужчине и обняла его за шею, зарываясь в плечо. Кожу немного кололо, сейчас всё ощущалось в тысячу раз острее.
– Я же тебя и вправду съем, – девушка улыбнулась и провела обратной стороной ладони по щеке Алекса, стирая с неё воду. Она нежно мурлыкнула и, привстав на цыпочки, поцеловала его в губы. Сердце буквально разрывалось от щемящей нежности. До сих пор не верилось, что он- её. Это было какое- то чудо, которое никак не поддавалось рациональному объяснению. Как их угораздило- Маргит не понимала до сих пор. Вряд ли их начальство будет в восторге… Хотя, их это вообще не касается. Девушка прошлась губами вдоль скулы мужчины, перешла за ушко и слегка прикусила мышцу на шее. - Мне нужно высушить голову, котёнок. - Маргит улыбнулась, коротко целуя напарника в губы и вышла из душа заворачиваясь в полотенце.
Было уже очень поздно и все события прошедшего дня начинали так давить на Маргит, что она чувствовала себя буквально на последнем издыхании. Каждое действие давалось с трудом, а собрать себя по кусочкам оказалось той еще задачкой. Досушив голову, девушка еле доползла до постели, по пути надев сорочку и легла под бок к Алексу. Он тоже выглядел измотанным. Она с нежностью провела пальцем по его переносице тихонько поцеловала его в подбородок. Ей было так хорошо и спокойно, как будто она тысячу лет провела рядом с этим человеком. И это ощущение было так естественно, что у Маргит ни на секунду не возникало никаких сомнений в том, что все, что происходило и происходит сейчас- правильно.
– Засыпай и спи спокойно, – короткий поцелуй в губы и девушка повернулась к напарнику спиной, прижимаясь к его торсу и тихонько поглаживая его предплечье пальцами. А потом, всё – таки, не выдержала и, развернувшись в полоборота, носом потёрлась о подбородок мужчины, – знаешь, я не ожидала, что всё так получится… – Она пальцами провела по его щеке и поцеловала, улыбнувшись – но я очень довольна.

+1

22

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Шейн чувствовал, как с каждой секундой возбуждался всё сильнее. Он просто растворился в своих ощущениях, наслаждаясь действиями Натали. Она сводила его с ума, заставляя буквально терять рассудок и утопать в этом приятном омуте. Вскоре брюнетка притянула напарника к себе и оказалась зажатой между его сильным телом и стенкой душевой кабинки. Они оба жаждали горячего продолжения. Прямо здесь и сейчас. И плевать на все принципы и глупые условности.
Если так пойдёт и дальше, то я дойду до конца очень быстро, — Маргит прикусила его за плечо и провела языком по шее, чувствуя, как Алекс сильнее прижимает её к стене, – я хочу тебя.
- Я и сам едва держусь… - в губы прошептал мужчина, после чего требовательно повернул Натали к себе спиной. Он поцеловал её в шею и чуть прикусил нежную кожу, а затем проделал то же самое и с мочкой уха, щекоча брюнетку своим горячим дыханием. Грубые ладони сжали грудь, стиснув пальцами твердые возбужденные соски, а затем заскользили вниз и легли на упругие бедра. В следующую секунду Шейн вошел в женщину, плотнее прижимая к себе её разгоряченное тело. На этот раз все чувства и ощущения были гораздо острее. Алекс понимал, что надолго его не хватит, учитывая, насколько сильно его возбудила Натали. Да и сейчас между их телами не было абсолютно никаких преград, что давало возможность в полной мере почувствовать друг друга. Сначала волна удовольствия накрывает брюнетку, а затем и Шейна, которому удалось включить мозг в самый ответственный момент.
По всему телу начала растекаться приятная усталость. Алекс обнял напарницу в ответ, ощущая кожей её учащенное сердцебиение. Он вдыхал приятный аромат её волос, который по-прежнему опьянял и дурманил.
Я же тебя и вправду съем, – девушка улыбнулась и провела обратной стороной ладони по щеке Алекса, стирая с неё воду.
- Если только я не съем тебя первый, - Шейн улыбнулся в ответ и нежно поцеловал брюнетку в губы.
Мужчина оставил напарницу одну, чтобы она смогла спокойно высушить волосы, а сам направился в спальню, чувствуя, как его смарывает. Он лег на кровать, понимая, что скоро окончательно провалится в сон, ведь денек выдался слишком насыщенным на события и эмоции. Вскоре к Алексу присоединилась и Натали. Агент обнял её сзади, прижав к себе, и укрыл обоих одеялом. Рядом с напарницей ему было так хорошо и спокойно, словно их выдуманная семейная жизнь превратилась в прекрасную реальность. И почему-то сейчас Шейну совершенно не хотелось копаться в себе и вспоминать о глупых принципах. Всё это может подождать.
- Спокойной ночи, Натали, - сказал Алекс и поцеловал её в макушку. Он закрыл глаза, готовый подчиниться воле своего уставшего организма, но женщина неожиданно повернулась к нему.
– Знаешь, я не ожидала, что всё так получится… – Она пальцами провела по его щеке и поцеловала, улыбнувшись – но я очень довольна.
- Я тоже не ожидал… Знаешь, теперь мне жалко ту мышь. Она ведь доброе дело сделала… Если бы я знал, как всё обернется, то оставил бы ей большой кусок сыра, - усмехнулся Бейли и поцеловал напарницу в уголок рта. – Засыпай. Тебе нужно отдохнуть, а телу – восстановиться от ран, - добавил Шейн, и в скором времени и сам провалился в глубокий сон.

Мужчина проснулся около девяти утра. Натали всё ещё мирно спала рядом с легкой полуулыбкой на лице. Сознание Алекса начало проясняться, вспоминая события вчерашнего дня. Он бросил взгляд на брюнетку и легонько провел кончиками пальцев по её волосам. Синяки всё ещё красовались на шее, как напоминание о тяжести и непредсказуемости работы агентов. Дилейни не стал будить напарницу, решив, что ей лучше подольше отдохнуть, ведь так она сможет быстрее восстановиться. Шейн умылся холодной водой и направился на кухню, повинуясь зову своего беснующегося желудка. Из всего представленного в холодильнике мужчина сделал яичницу с помидорами и беконом, несколько тостов с арахисовой пастой и две кружки кофе. По дому моментально разошелся вкусный ароматный запах, который ещё сильнее пробудил организм и усилил слюноотделение. Поставив всё на специальный поднос, Алекс понёс завтрак прямо в спальню.
- Доброе утро. Как спалось? – спросил Шейн и посмотрел на брюнетку, которая уже облизывала губы в предвкушении еды. - Я подумал, что тебе не стоит сегодня вылезать из постели, поэтому сам приготовил завтрак. Не знаю, что ты любишь. Сделал то, что умею. Ну, и плюс, раз уж ты американка, наверняка обожаешь арахисовую пасту. Лично я такое не ем, но она у нас в холодильнике. Значит, это твоё руководство постаралось, - Дилейни поставил поднос перед напарницей и пожал плечами. Он устроился рядом с ней и тоже принялся за еду, чувствуя благодарность от своего голодного желудка. Прекрасный аромат кофе заполнил всю комнату, дополнительно усилив выброс эндорфинов в крови.
- Как твои раны и синяки? Сегодня уже получше? – поинтересовался Шейн, делая глоток божественного напитка. – Знаешь, мне всё никак не дает покоя история с твоим отцом… Какой-то мутный он. Считай, практически подставил нас вчера. Тебе так не кажется? – спросил мужчина и посмотрел на брюнетку. – Мы вчера чуть не попались из-за него. Неужели он специально дал нам наводку с этим сейфом? Я бы лучше обходил его стороной. Не знаю, правда, какие у вас с ним отношения, но после вчерашнего явно складывается впечатление, что он далек от звания «Отец года», - поделился своими опасениями Алекс и вновь взглянул на Натали. Он понимал, что сейчас, вероятно, не лучшее время для подобных обсуждений, но чем раньше напарники решат появившуюся проблему, тем лучше. К тому же, полицейские могут нагрянуть в любой момент, чтобы повторно взять показания у пострадавшей миссис Бейли. Агенты должны быть готовы к любой возможной нештатной ситуации. Да и руководство наверняка ждет от них отчета о ходе миссии. И когда в организациях узнают о возникших сложностях, то точно будут не в восторге.
- Ты уже думала о том, что напишешь в отчете? – вдруг спросил Шейн, решив, что этот вопрос не менее важен, чем ситуация с отцом Натали. – Я должен отправить его сегодня до 14:00. И ни секундой позже. У меня слишком требовательное и жутко пунктуальное руководство. Сама понимаешь, - с легким смешком добавил Алекс и невольно представил себе вечно недовольное и пересушенное лицо миссис Саттон.
Жуть. Просто жуть, - подумал агент и посмотрел на тост с арахисовой пастой. Даже этот бутерброд не казался ему таким противным, как начальница.
- Говорят, что это полезно, - соскочив с темы, сказал Шейн, взяв в руку тост с пастой. На его лице появилась кислая гримаса, но мужчина всё же откусил немного. На деле всё оказалось не так уж и плохо. За исключением хлебных крошек на кровати, про которые агент даже не подумал. – Чёрт… тут всё в крошках, - недовольно пробурчал Дилейни, пытаясь стряхнуть с одеяла эти мелкие не заканчивающиеся частички. Похоже, завтрак в постели имеет и обратную сторону…

+1

23

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a17/2109/0f/6d071a02ed63.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

Маргит хотела бы сказать, что мышь – то всё ещё ждёт свою награду. Ну и что, что немного неживая и закопанная в саду? Одно другому не мешает. Но ей так безудержно хотелось спать, что она провалилась в сон, как только её голова легла на подушку. Она уютно завернулась калачиком под боком у Алекса и зарылась замёрзшим носом в сгиб его локтя.
Было очень непривычно спать не одной. Вообще, непривычно делить с кем – то дом. Маргит долго жила одна и теперь нужно было привыкать к тому, что нужно делиться, уступать, где – то чего – то не замещать, на что – то не реагировать и прощать, прощать, прощать.  Сложно, но невыразимо приятно. Приятно, что можно вот так уткнуться кому – то в руку во сне. Приятно, что можно прийти приласкаться и тебя не оттолкнут. Приятно само ощущение спокойствия и безопасности.
Просыпаться совсем не хотелось. Тем более, что был карт – бланш на пару выходных и, если уж совсем начистоту, это было то, о чём Маргит больше всего мечтала пару последних дней. Просто остаться дома и поваляться в постели. Поесть, посмотреть какой – нибудь сериал. Максимум, выйти неспешно прогуляться.
Она почти не заметила, как Алекс встал. Он всегда просыпался раньше неё и сам. И для Маргит всегда было вопросом, откуда у него столько энергии. Он выглядел вполне себе бодренько, даже когда она совсем валилась с ног. И как он умудрялся вставать в такую рань, когда им было никуда не нужно. Девушка лишь коротко проснулась от его прикосновения и слегка провела ладонью по его руке в ответ. А затем снова заснула. Правда, сон этот был таким поверхностным, что она проснулась через короткое время от чувства голода. А появилось оно потому, что снизу, с кухни, начали доноситься запахи еды. Стоило бы вспомнить, что в последний раз она ела когда там? То – то же. Правда, вниз, на кухню, она бы не пошла даже за все сокровища мира.
– Доброе утро. Как спалось? – Маргит улыбнулась, потянувшись к мужчине, чтобы поцеловать.
– Привет, отлично. – Она чуть подвинулась, освобождая ему место.
– подумал, что тебе не стоит сегодня вылезать из постели, поэтому сам приготовил завтрак. Не знаю, что ты любишь. Сделал то, что умею. Ну, и плюс, раз уж ты американка, наверняка обожаешь арахисовую пасту. Лично я такое не ем, но она у нас в холодильнике. Значит, это твоё руководство постаралось. – Девушка страдальчески закатила глаза. На очередное преувеличение по поводу её состояния и на арахисовую пасту, которую она должна обожать, раз уж она из Америки. Нет, приятно, конечно, когда о тебе заботятся, спасибо. Но не до такой же степени. Тем более, что чувствовала Маргит себя более, чем неплохо.
– Во – первых, я еще не умираю. – Девушка взяла вилку и указала ею на Алекса, – не дождёшься. Я тебя ещё переживу. А во – вторых… – Она хотела сказать, что вообще- то, она родилась в Канаде и какого черта руководство не припасло ей кленовый сироп для полного антуража, но осеклась и пожала плечами. – Зная моё руководство, гарантирую, что они меня скорее добить хотели, чем сделать мне приятное.
Она молча ела, пока Алекс говорил. Что – то про отчёты, её отца, её синяки и бог весть что ещё. Вот же ходячее совершенство. И охота ему активничать в такое чудесное утро? На улице же даже солнце выглянуло и птицы запели в три раза громче. Это ли не прекрасно? А он: отчёты, дебит, кредит… Нет, если подумать так, то зачем – то же их двоих свела судьба? Чему её должен научить напарник? Правильно. Терпению. И прощению. Видимо, Рассела ей не хватило. Ну что ж, смирение, так смирение. Девушка отставила пустую тарелку и, обхватив мужчину за шею, потянулась к нему.
– Алекс, если я разденусь, ты перестанешь грузить меня кучей информации? – Прошептала она ему на ухо, целуя чуть ниже, – у меня стресс, синяки и раны. Мне нельзя перетруждаться. Ты же помнишь, да?
Отчёты были той ещё темой. Они как бы были, но их, вроде бы как, и не было. Поначалу Маргит прилежно всё писала, красиво, литературно и самозабвенно. Пока в один прекрасный момент не поняла, что Расселу тупо плевать на её экзерсисы. Даже если она ему скинет сегодняшнюю сводку новостей или пустой файл – он не откроет. И дело было не в отношении к ней. Так было со всеми. Главное, что живые. И, вроде как, здоровые и в своём уме, раз могут скинуть нечто отчётообразное в определённые день и время. Девушка, задумавшись, потёрлась носом о шею Алекса, но её взгляд упал на бутерброд с арахисовой пастой. И сразу стало как – то нехорошо. И вся нежность куда – то испарилась, как по мановению волшебной палочки.
– Говорят, что это полезно, – соскочив с темы, сказал Алекс, взяв в руку тост с пастой. Маргит посмотрела на него с неподдельным состраданием. Ну, всё – таки, ради правого дела страдает мальчик. К тому же, кто она такая, чтобы ему мешать, если дело касается здоровья и, вроде как, полезно? Она, чуть сморщившись, проводила взглядом будерброд. От воспоминаний о душном маслянистом привкусе начинало подташнивать.
– Можно сделать вот так? – Маргит аккуратно забрала бутерброд из его рук и, сложив на тарелку, отставила куда подальше. А потом поцеловала Алекса в плечо.  Я терпеть ненавижу арахисовую пасту, извини. От одного вида мутить начинает. Девушка чуть двинулась и сразу же почувствовала под коленом твёрдые крошки. Видимо, тост решил отомстить за то, что его не доели.
– Чёрт… тут всё в крошках, – недовольно пробурчал Дилейни, пытаясь стряхнуть с одеяла эти мелкие не заканчивающиеся частички.
Маргит неохотно отстранилась и сползла с кровати. Пол был холодный. Да и вообще в комнате было прохладно; кожу тут же пронзили тысяча иголочек и девушка неуютно поёжилась.
– Если честно, Алекс, не знаю, как у вас, но у нас никто особо не расписывается в отчётах. Начальству не до чтения этих талмудов. Дело сделано? Отлично? Нет? Нужно сделать, – начала она, стряхивая крошки. А потом замолчала и повернулась к мужчине, – я ничего не знаю про того, кто, вроде как, является моим отцом. Для меня этот человек – загадка. Меня просто отвезли к бабушке с дедушкой, а потом уже они мне сказали, что я остаюсь с ними. Я узнала о том, что случилось, когда уже работала в ЦРУ и то, узнала случайно. – Она встряхнула одеяло и, облизнув губы, пожала плечами. – Я не знаю, кто он и чего он хочет. И, если честно, я всё больше склоняюсь к тому, что ввязаться в то, во что мы ввязались вчера, было опрометчивостью с нашей стороны. Всё могло бы закончится гораздо хуже. – Девушка разгладила простынь и застелила одеяло. – Пропылесосишь? Я, пока, тарелки перемою.
Интересно, как так получается, что хорошая погода всегда заканчивается с концом выходных? Маргит стояла под мелкой водяной пылью и смотрела на графитового цвета воду реки, несущуюся куда – то под каменный мост. Серое небо, серая вода и изумительно – красивого цвета молодая трава. Изумрудно – зелёная, такая свежая. И самое прекрасное, что такой она останется до самой зимы. А там немного потемнеет, но на этом всё: зимы здесь почти бесснежные, относительно тёплые, хоть и противные.
Девушка поправила перчатки и оглянулась, мальком поглядывая на часы. Её отец опаздывал. Странно, уж чего – чего, а непунктуальности она за ним никогда не замечала. И её он ругал за каждое опоздание. Наверное, поэтому она всегда приходит рано, во сколько бы ни была встреча?
– Мейми? – Она вздрогнула. Вот, ведь, жук старый. Подошёл сзади, когда она отвлеклась. Интересно, умение появляться из ниоткуда приходит с возрастом, или это врождённое? – Пойдём.
Здороваться она не стала. Молча и послушно пошла рядом, ощущая при этом какую – то беспричинную тревогу. Идти нужно было спокойно, как ни в чём ни бывало, а хотелось сбежать как можно дальше. Снова накатило чувство бесконечной усталости. Когда она уже уйдёт с этой работы? Так хотелось простого, человеческого, а не постоянных нервов. Умирать, по итогу, ведь никому не хочется.
– Ты это искал? – Отдавая конверт из плотной почтовой бумаги, Маргит невзначай обнажила край запястья. На нём всё ещё красовался заживающий синяк. Эндрю покачал головой, разглядывая руку дочери, но вопросов задавать не стал. И конверт взял так спокойно, как будто она ему билеты в театр отдала, а не бог весть какую ерунду.
Ерунда эта действительно была ерундой. Никаких закладных они, разумеется, не нашли. В сейфе не было ничего, кроме ржавчины и векового слоя пыли. Но нужна была причина чтобы встретиться, а дома как раз завалялся обычный конверт и пачка бумаги. На то, чтобы смастерить шедевр, понадобилось пятнадцать минут времени, майкрософт ворд, немного слабоумия и фантазии. Но, в целом, получилось неплохо. Маргит была довольна.
– Это не то. – От размышлений её отвлёк голос отца. Девушка подняла на него глаза и удивлённо уставилась с таким видом, будто он только что оскорбил её в лучших чувствах.
– В смысле «не то»? – Начала она с лёгкой пассивной агрессией в голосе, – ты, хоть, думай, что говоришь. Я чуть жизнью не расплатилась за это «не то», не говоря уже о том, что ничего интересного для себя я там не нашла.
– Наслышан. Говорят, что моего любимца арестовали? – Маргит легко пожала плечом, повернув голову куда – то вбок. Краем глаза она заметила что – то блестящее, а ещё раньше двух, или трёх людей, как – то подозрительно стоявших неподалёку. Слежка? Уж больно странная. И всё равно, какое странное ощущение. Как будто сейчас будет что – то очень нехорошее. И как же тошно, как хочется уйти куда подальше…

+1

24

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

- Не-е-е-т. Нет. Нет, нет, и ещё раз нет, - запротестовал Шейн, когда напарница предложила выступить в качестве приманки для своего отца. – Это очень плохая идея, Натали. Вдобавок, у меня нехорошее предчувствие. Мы не можем так рисковать, - агент продолжал возражать, но брюнетка была настроена серьезно и решительно. Об этом свидетельствовали её горящие боевым огнём глаза. Натали ни за что не отступится от своего решения, ведь это была единственная возможность выведать цели отца и узнать его истинные намерения. Как профессиональный агент, Дилейни прекрасно это понимал. Но с другой стороны, ему не хотелось подвергать напарницу опасности, ведь дело могло принять самый неожиданный поворот. Никогда нельзя просчитать всё наверняка. Риск неудачи был слишком велик, чтобы позволить Натали ввязаться в опасную авантюру. Но её, кажется, это совершенно не пугало.
- Хоть мы и из разных организаций, но всё же в одной лодке. И я отвечаю за тебя. Тем более, после всего, что с нами произошло, - в голосе Алекса прослеживалась тревога, которую ничем не скрыть. Как ни крути, а за последнее время Натали стала ему слишком дорога. Он понимал, что нельзя заводить связи вне работы, но это уже произошло. Шейн позволил чувствам взять верх над разумом, и теперь ему было гораздо сложнее принимать непростые решения. Как агент, мужчина понимал, что Натали права. Только в качестве приманки у неё была возможность вывести отца на чистую воду. Это хорошая и разумная идея, риск которой полностью оправдан. Но как человек, которому не безразлична судьба напарницы, Шейн колебался и не мог с легкостью пойти на этот шаг. И всё же ему пришлось уступить, ведь другого решения попросту не нашлось.
- Ладно, будь по-твоему. Но хочу сразу предупредить. Если я замечу хоть малейшую опасность, исходящую от твоего отца – я выстрелю без колебаний, - серьезным тоном проговорил Дилейни, надеясь, что Натали его поймет и не создаст лишних проблем семейными связями. Всё же в их работе нужно до конца сохранять полную концентрацию и холодный рассудок, иначе даже самая маленькая оплошность может стоить агентам жизни.

Напарники прибыли в назначенное место, которое сами выбрали для встречи с отцом Натали. Здесь они были на своей территории и знали все пути отступления на случай непредвиденных обстоятельств. Брюнетка стояла одна с конвертом в руках, ожидая появления отца. Шейн прятался в тени неподалеку и внимательно наблюдал за обстановкой, чтобы вовремя прийти на помощь. Агент был вооружен и сосредоточен на деле. Он старался подавить свои чувства, чтобы они не мешали выполнению работы. Сейчас именно от Алекса зависела жизнь и здоровье его напарницы. Кто знает, что решит выкинуть её странный папаша.
Наконец, отец Натали появился в поле зрения. Дилейни внимательно осмотрел его фигуру, подмечая особо важные детали. Руки мужчины лежали в карманах куртки, что было не самым хорошим признаком. Шейн держал пистолет наготове, продолжая следить за объектом. Брюнетка отлично играла свою роль, даже когда отец понял, что в конверте совершенно другое содержимое. Мужчина не скрывал своего возмущения, но, кажется, поверил дочери. По спине агента пробежал неприятный холодок.
Что это? Предчувствие? Недобрый знак… - мысленно отметил Дилейни, который всегда чувствовал опасность нутром. Только, вот, она исходила не от отца Натали, а откуда-то извне…
Неужели засада? – промелькнуло в голове у Шейна, который перевел взгляд на противоположную сторону. В полутьме сверкнуло знакомое металлическое дуло…
Оружие. Дьявол, мы тут не одни.
- Натали, пригнись!! – во весь голос крикнул Алекс, и в следующую секунду выстрелил в сторону металлического блеска. Пистолет незнакомца отлетел до того, как тот успел им воспользовался. Это дало пускай и мизерную, но фору, чтобы сменить позицию и спрятаться за ближайшей колонной. Далее последовал шквал выстрелов от двух других незваных гостей. Дилейни краем глаза увидел, что отец Натали вместе с ней спрятался за большим металлическим контейнером, после чего буквально силой потащил брюнетку в сторону выхода. Шейну пришлось попугать незнакомцев ответными выстрелами, чтобы выиграть немного времени и броситься вслед за напарницей. Он напал на её отца со спины и оттолкнул его, чтобы освободить Натали. Воспользовавшись секундной потерей бдительности этого предателя, Алекс направил на него дуло пистолета.
- Это ведь ты всё подстроил, да? Это твои люди? Не знаю, что тебе нужно от дочери, но я не позволю ей навредить. Ты нас крупно подставил с сейфом. И теперь решил довести дело до конца? Не выйдет. Тебе придется сначала убить меня, чтобы добраться до Натали, - пригрозил Шейн, не скрывая ненависти к этому типу. Агент прикрывал напарницу своим телом, готовый словить за неё пулю. Отец также держал Алекса на прицеле, не собираясь ему уступать.
- Я не знаю, кто они. Я пришел сюда один. И, полагаю, те люди охотятся на меня, а не на вас. Они могли выйти на меня через тебя, Мейми. Я узнал их стиль. Это агенты ЦРУ, - серьезным тоном проговорил мужчина и опустил руку с оружием.
- Почему мы должны тебе верить? Ты уже подставлял нас, - Шейн продолжал держать его на прицеле.
- Да, я воспользовался вами тогда. Мне нужны были те документы. Любой ценой. Но сейчас это не ваша битва и не ваши проблемы. Уводи её отсюда, пока ещё есть возможность, - сказал отец и посмотрел на свою дочь. Кажется, на его лице появилось какое-то подобие легкой полуулыбки. Всё это было слишком странным. – Позаботься о ней. Я знаю, с тобой она не пропадет, - добавил мужчина, после чего резко направил пистолет вперед, заставив агентов пригнуться, и выстрелил. Сзади уже подошли враги.
- Уходите. Быстрее!! – крикнул отец, решивший дать им возможность выбраться отсюда живыми. Напарники побежали к запасному выходу, у которого была припаркована их машина. Одному из врагов всё же удалось увязаться за агентами. Он двигался максимально тихо, как настоящий профессионал, и воспользовался создавшейся суматохой. Уже возле самой двери Шейн каким-то чудом заметил хвост и едва успел закрыть собой напарницу в момент выстрела. Пуля попала ему в плечо, вызвав знакомую пронзительную боль, которая молниеносно начала распространяться по всему телу. Он выстрелил в ответ, серьезно ранив преследователя. Тот рухнул на пол и потерял сознание.
- Вот, дьявол! – выругался Дилейни, чувствуя острую боль в плече. Он невольно схватился за него одной рукой и, стиснув зубы, всё же продолжил двигаться к машине вместе с напарницей. – Всё хорошо. Всего лишь царапина. Прорвемся, - Алекс отчаянно пытался заверить брюнетку, что с ним всё в порядке, чтобы не создавать ещё большей паники. В конце концов, жизненно важные органы не были задеты. Ему крупно повезло. – Но машину придется повести тебе - добавил мужчина и передал Натали ключи.
Шейн сел на пассажирское место и с горем пополам пристегнулся. Плечо страшно ныло, но пока эта боль была ещё терпима. Его больше беспокоила возможная потеря крови.
Не хватало только вырубиться и потерять сознание посреди дороги, - мысленно отметил Дилейни, пытаясь взять себя в руки. Сейчас нужно было трезво оценить обстановку и принять верное решение.
- За нами могут погнаться. Нужно внимательно следить за машинами. И ещё… - Алекс сделал небольшую паузу и встретился взглядами с Натали. – Долго я так не продержусь. В больницу нам нельзя, чтобы не привлекать лишнее внимание. Врачи наверняка свяжутся с копами, и начнутся разборки. Так что тебе придется самостоятельно обработать мою рану. Есть вероятность, что пуля осталась внутри. Надеюсь, ты уже делала нечто подобное? – спросил Шейн и вновь посмотрел на брюнетку. Но, судя по её лицу, опыт в подобных делах был минимальным. Если вообще был. – Ничего. Как-нибудь справимся. В багажнике есть подходящая аптечка. И нам надо остановиться в каком-нибудь неприметном мотеле, - добавил Алекс и, наконец, позволил себе немного расслабиться. Ему нужно было, как можно дольше, сохранять силы, чтобы дотянуть до мотеля и не создать ещё больше проблем своей напарнице. 
- А я говорил, что это плохая идея... - с тяжелым вздохом произнёс Дилейни, и на его лице появилась легкая ухмылка. Теперь уже поздно было устраивать разбор полетов. Что произошло - то произошло. Но всё могло закончиться гораздо хуже...

+1

25

@David Rice

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a17/2109/0f/6d071a02ed63.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

– Ты знал, что коровы ложатся перед дождём? – Разрывая тишину, спросила Маргит. За окном проносился типичный сельский пейзаж: овцы, коровы, лошади. – Как думаешь, враки, или нет? – Девушка пожала плечами, включая поворотник, – как по мне, враки. Посмотри, дождя нет, а они всё равно лежат. – Она пропустила машину, каким – то чудом затерявшуюся на этой богом забытой дороге и свернула на узкую просёлочную дорогу. Гугл мэпс, конечно, не лучший проводник, но раз уж говорят свернуть, значит, надо свернуть. Она вздохнула, мысленно, про себя, жалея подвеску машины. Хоть и казённая, а жалко, – тяжелая, наверное, жизнь. Хотя, я была бы не против стать коровой в следующей жизни. Лежишь себе, щиплешь травку, ни о чём не думаешь. Ещё и пользу приносишь. А родишься в Индии, так вообще станешь священным животным.
Маргит прекрасно понимала, что несёт бред. Но хотелось поговорить уже хотя бы о чём – нибудь отвлечённом, пусть, даже, о коровах, в которых она мало что понимала. Всё равно, разговор безобидный, а говорить о работе было невыносимо. К сожалению, или счастью, никому они не были нужны. Они, всего лишь, случайно оказались не в том месте и не в то время. Всего лишь совпадение и звёзды сошлись не в том доме.
Пока Маргит перевязывала Алекса, ещё там, в Дублине, она, пытаясь не ронять слёзы, подумала, что могло бы быть и хуже. Намного, гораздо хуже. Но на них даже не обратили внимания, а его задели просто потому, что мешался. Потому что влез тогда, когда не нужно было. А влез он из – за того, что помогал ей. Девушка оперлась локтём о дверь и запустила пальцы в волосы. Кто – то из них лишний в этой связке и этот кто – то – она.
Зря они сделали то, что сделали накануне ночью. Она, ведь, головой понимала, что привяжется к нему, но не представляла насколько. Что до него… Она не подумала. И не подумала, что любые отношения, это ответственность. Огромная ответственность за того, кто рядом с тобой. Сердце защемило, и она устало провела подушечкой указательного пальца по скуле, стирая слезу. Если всё продолжится в том же духе, то всё это закончится плохо.
– Я не хочу говорить о работе, Алекс. – Предупредительно сказала она, заметив, что он хочет что – то сказать. – Ни о работе, ни о том, что случилось. Я не хочу это обсуждать. И нет, я не устала. И машину тебе не отдам.
Уж лучше быть за рулём. Так, хотя бы, голова занята дорогой, а не только бесконечным потоком скачущих мыслей. И пусть дорога монотонная и серая, пусть нет возможности посмотреть по сторонам, но сейчас ей новые впечатления встанут комом в горле, пусть и безумно хочется отвлечься. У неё ещё будет такая возможность. Несколько дней с его семьёй. Интересно, как встретят? Если учесть, что они, судя по всему, не виделись вечность. Почему, интересно? Хотя, судя по тому, что тут и связь – то еле ловит, понятно, почему. А по Алексу, ведь, и не скажешь, что он ирландец. Нет акцента, выглядит совсем не так, как большинство местных, которых она видела. И говорит вполне себе чисто. Так, что даже она его понимает, несмотря на то, что это не со всеми работает. Язык, вроде, один, а как будто на разных планетах родились. Порой говоришь с человеком и осознаёшь, что понимаешь только общий смысл. И тот доходит лишь через время. Вот и думай, кто здесь аутист.
– Хотя ладно, устала. Но машину не отдам. – Маргит бросила быстрый взгляд на напарника. – И надо посмотреть твоё плечо.
Рана выглядела прилично. Ничего не мокло, кровь не сочилась, повязка была чистой. Слава богу, ранили аккуратно, ничего не задели. Как по заказу. Как говорил дед, до свадьбы заживёт, когда бы она ни была. Ещё одно доказательство того, что к ним претензий не было. Ведь с самого Дублина за ними никто даже не думал следить, хотя он боялся обратного. Странно? Для него, может, да. Для неё – нет. Это лишь подтверждало догадку о том, что там работали «свои». Убирать их смысла не было. Зато вот её отца – почему бы и да. Видимо, он действительно что – то знал. И ещё и мозолил глаза. Как говорится, уходя, уходи до конца и закрывай за собой дверь поплотнее.
– Всё хорошо. Ещё немного и заживёт. – Маргит переклеила пластырь и поцеловала мужчину в висок. – Только будь осторожнее.
Если судить по навигатору, им осталось всего – то ничего. Ну и что, что приедут затемно? Весь день в дороге, но, хотя бы, отвлеклись от всего, что происходило последние дни. Если начистоту, она была даже рада вырваться; это было то, чего ей так хотелось, потому что атмосфера дома, в котором они жили её угнетала. Тяжело было и от полнейшего непонимания происходящего. Складывалось ощущение, что всё, что происходило, было прекрасно поставленным интерактивным спектаклем, а они в нём были зрителями, которые даже не осознали, что тоже играли свои роли. Всё было так подозрительно гладко, но при этом так нескладно. Ну какие лошади, какие оффшоры? Это и там, в кабинете у Рассела казалось каким – то бредом. Только объяснить разумно она это не могла, а отказываться со словами, что так ей интуиция подсказывает было неловко. Её и так многие сторонились, а так бы стало ещё более неловко. С другой стороны, теперь понятно, почему сторонились – то. Яблоко, ведь, действительно падает недалеко от яблони. Интересно, после чего её отец сбежал от них на другой конец света?
В дороге время проходит незаметно. Тем более, когда дорога в незнакомых местах. Кое – что увидеть всё – таки удалось, места здесь, действительно были красивые, хоть и глухие. Дай бог, если в домах есть электричество. Но, вроде как, даже и сотовая связь имелась. Впрочем, Ирландия – не Америка. Территория меньше, так что, почему бы и нет.
Доехали они действительно только вечером. В доме было совершенно безлюдно, встретила их какая – то женщина, которая посмотрела на парочку как баран на новые ворота. С таким удивлением, как будто всё – таки увидела призраков. Впрочем, если они не поедят, то действительно станут прозрачными. До ночи Маргит только и успела, что засунуть свой нос в почти что каждый угол. Чистое любопытство и никаких навязчивых мыслей о работе. Просто, зная себя, понимала, что не уснёт в незнакомой обстановке. А так, хоть, интерес удовлетворит. Вечер прошёл практически в безмолвии, и Маргит стало очень тяжело. Не помог ни ужин, ни душ, ни навязчивые расспросы о том, всего ли ей хватает и всё ли есть. В тысячный раз ответив на вопрос, не нужно ли ей ещё одно одеяло, девушка, наконец, сбежала в спальню. Она тут новенькая, а свежие лица здесь, явно, в диковинку. Так что это была затравочка перед боем: всё самое интересное начнётся завтра.
Лишнее одеяло действительно было ни к чему. Непонятно, что это была за магия вне Хогвартса, но комната была тёплой, не в пример той, что у них была в Дублине. Девушка просто лежала под одеялом, задумчиво поглаживая мужчину по плечу. Сон упорно не шёл, заснуть не получалось, как бы она ни хотела. А всё потому, что не начатый разговор, витающий в воздухе, хуже любых казней Египетских.
– Алекс, я не могу работать с тобой, – разговор начался ни с чего. Но она давно должна была это всё сказать. Маргит потянулась к мужчине и погладила по щеке. – Так нельзя. – Она вздохнула, отстраняясь. – Я не должна была работать с тобой. Я не гожусь для этого. Знаешь, чем я занималась до того, как меня привлекли к подобного рода работе? Экономическими преступлениями, Алекс. Я юрист по профессии. – Она пожала плечами, расправляя складки на сорочке. – Работу мне предложили, когда я практически заканчивала. И я согласилась. Я не знала, что случилось с моим отцом. Если начать сначала, то я даже не знала, где он работал. Я же была ребёнком тогда и подобные вещи меня не то, чтобы не волновали… Просто я спросила, мне что – то ответили и я поверила. Вот и всё. Узнала я всё уже гораздо позже и случайно. И то, наполовину. Никто ничего не знает. Ну, или делает вид. – Девушка посмотрела в окно, чтобы немного протянуть время. Но там была такая темнота, что хоть глаз выколи. Совершенно нечему зацепиться взглядом. – Когда мне предложили перевод, я тоже согласилась. В том департаменте, где я работала, мне совершенно ничего не светило. А так, хоть какое – то движение. Но я тоже не до конца осознавала, что меня ждёт. Можешь считать это глупостью и инфантилизмом, но я об этом как – то даже не задумывалась. Была возможность, я воспользовалась. Но сейчас у меня складывается упорное впечатление, что всё, что происходило – это всё звенья какой – то одной цепи. У меня ощущение, что это то, зачем я была нужна с самого начала. Я стала причиной гибели одного человека, но не хочу стать причиной гибели второго. – Маргит обняла мужчину за шею и поцеловала в ключицу, – если нужно будет выбирать между работой и тобой, я выберу тебя. – Она прошлась губами по его плечу, – и потому я не могу работать с тобой. Ничего хорошего из этого не выйдет.

+1

26

[nick]Alexander Bailey[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/CIWBY.gif[/icon][sign]https://i.ibb.co/f27M3nX/1.gif
за графику спасибо Чайная

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Александр Бейли, 35</a></div>агент из МИ-6, который вынужден жить под чужим именем и работать вместе со строптивой брюнеткой, изображая с ней счастливую семейную пару</div>[/lz][status]Play with Fire[/status]

Напарникам всё-таки удалось добраться до небольшой гостиницы и снять номер, где Натали смогла вытащить пулю и обработать Алексу рану. Плечо всё ещё назойливо поднывало, но уже не представляло никакой опасности. Агент выпил две таблетки обезболивающего, чтобы немного притупить чувства и спокойно провалиться в сон. Трех часов оказалось вполне достаточно, чтобы перезагрузить организм и набраться сил для следующего рывка. Оставаться в Дублине было слишком опасно, ведь напарники уже засветились перед неизвестными людьми, которые могли их преследовать. Шейн понимал, что необходимо на несколько дней залечь на дно и переждать бурю. Это была обычная практика в таких ситуациях. Оставалось лишь выбрать место, в котором агентов никто не сможет найти.
Признаться, Дилейни знал одно такое место, но до последнего старался придумать альтернативу, поскольку не хотел туда возвращаться. Это был дом его родственников, с которыми он уже много лет не виделся. Ещё в детстве семья Шейна переехала в Англию, поскольку его отец был коренным англичанином и не мог оставить свою службу. А десять лет назад родители развелись, и мать вернулась в Ирландию. Из-за своей работы Дилейни не мог часто навещать родственников. Для него отпуск – это что-то далекое и практически недосягаемое. Агенту редко выпадает нормальный полноценный отдых, и он не всегда тратит его на семью. Да и зачем лишний раз подвергать их опасности? Шейн уже привык к одиночеству и самостоятельной жизни. Но сегодня ему придется нарушить собственные принципы и переступить порог родного дома, в котором он провел первые пять лет своей жизни.
- Ты знал, что коровы ложатся перед дождём? – вопрос Натали прервал тишину, заставив мужчину выйти из своих воспоминаний.
- А? – Алекс не сразу понял, о чем говорила брюнетка, поскольку мыслями был в другом месте. – Нет, не знал, - он окинул взглядом напарницу и заметил усталость на её лице. Она уже давно была за рулем без отдыха. – Давай я поведу? Выглядишь уставшей, - предложил Шейн, но женщина категорично отказала. Агент хотел завести разговор про недавние события, которые заставили их теперь скрываться у черта на куличках, проезжая мимо коров и другого домашнего скота, но Натали сразу дала понять, что не намерена обсуждать работу.
- Но рано или поздно нам придется всё обсудить. Это важно. Нельзя делать вид, что ничего не произошло. Да, это была нештатная ситуация, но в нашем деле это обычное явление. Мы знали, на что идем, - сказал Алекс и вновь посмотрел на брюнетку. Она была сосредоточена исключительно на дороге и не стала ничего отвечать ему. Дилейни пришлось смириться с решением напарницы и пока оставить эту тему.
Они остановились, чтобы ещё раз обработать рану, после чего продолжили ехать по проложенному маршруту. Шейн думал о том, что совсем скоро увидит свою мать, которой придется в очередной раз соврать обо всём, в том числе и об отношениях с Натали. Это было неправильно, но так надо.
Не стоит втягивать её в свои дела. Мы всё равно пробудим здесь не больше двух-трех дней. Так будет лучше для всех, - мысленно настраивал себя Дилейни, готовясь ко встрече с родственниками.
Наконец, в поле зрения появился знакомый дом. Он выглядел почти таким же, каким агент его запомнил в свой последний визит. Почему-то сердце забилось немного быстрее, когда Шейн вышел из машины и получше рассмотрел его.
- Говорить буду, в основном, я. Если что, ты моя законная жена Натали. Здесь ничего другого не будем придумывать, - сказал Алекс и, кивнув напарнице, направился вместе с ней к крыльцу. Когда дверь распахнулась, на пороге стояла побледневшая мать Шейна, которая совершенно не ожидала увидеть своего блудного сына…
- Неужели это и правда ты?... – она всё ещё не могла поверить своим глазам.
- Шарлотта, кто там пришел? Закрывай быстрей дверь, а то в гостиной сквозняк, - прозвучал звонкий голос второй женщины, которая также застыла на пороге, когда увидела гостей.
- Шейн? Мой мальчик, неужели это ты? Господи, какие вы бледные, измученные. Шарлотта, ты чего стоишь? Зови их в дом. А девочка-то совсем худенькая. Заходи, милая, - тётя Шейна сразу взяла Натали в оборот и повела в гостиную.
- Здравствуй, мам. Мы ненадолго, - сказал Дилейни, всё ещё стоя на пороге со своей матерью.
- Шейн… Ты здесь… Почему не предупредил, что приедешь? Я бы накрыла стол… - Шарлотта явно была растеряна из-за такого «сюрприза».
- Да, ладно, вам. Хватит уже драму разыгрывать на пороге. Сейчас мы что-нибудь сообразим на стол. И комнату подготовим. Это плевое дело, - тетя явно была более активной и смышленой. Сразу принялась стряпать еду на кухне, пока мама Шейна отходила от шока. – Представь хоть свою девочку, - с хитрой улыбкой на лице добавила тётя, расставляя тарелки на столе.
- Это Натали, моя жена, - сказал Дилейни, чем сильнее шокировал свою мать.
- Ооо, наш мальчик наконец-то остепенился. Слышала, Шарлотта? У тебя теперь есть невестка. Ещё и такая красавица, - тётя, кажется, разряжала любую, даже самую напряженную обстановку. Сколько лет прошло, а она ничуть не изменилась.
- Я рада за вас. Очень рада, - искренне произнесла мама и улыбнулась. Хотя в её улыбке была тень грусти, ведь наверняка она хотела бы побывать на свадьбе единственного сына, а не узнавать о факте женитьбы вот так, спонтанно и случайно. Шейн понимал это, но не мог ничего поделать. Его легенда должна остаться для всех правдой, иначе он рискует втянуть родных в свои опасные дела. Такова цена за жизнь и безопасность семьи, ведь неведение – лучший способ остаться целым и невредимым.
Вечер прошел довольно тихо. Большинство присутствующих за столом молчали, за исключением тёти Мэри, которая своей гиперобщительностью спасала положение. Наконец, пришло время разойтись по комнатам. Алекс чувствовал жуткую усталость, прежде всего моральную, ведь он не был готов ко встрече с родными. Напарники легли вместе, но сон почему-то не шел. Каждый из них думал о чем-то своем, и эти мысли не давали так просто уснуть.
Алекс, я не могу работать с тобой, - Натали первой нарушила тишину, заставив агента удивленно изогнуть бровь. Сначала он подумал, что ему просто послышалось. Но нет. Брюнетка продолжила эту тему, решив высказать всё, что было на душе. Она призналась, что эта работа совершенно не для неё. Натали переживала, что из-за неё Шейн попал в передрягу и пострадал. Она будто ощущала свою вину за произошедшее вчера. Только, вот, сам Дилейни абсолютно так не считал…
- Но мы уже работаем вместе. И нельзя просто так взять, и выйти из игры. Не знаю, как у вас в организации, но у нас принято доводить всё до конца. И я не хочу работать ни с кем другим. Мне плевать, что за специальность у тебя была. Плевать на то, что ты умеешь или не умеешь делать. Мы с тобой одна команда, Натали, - серьезным тоном проговорил Шейн, надеясь, что брюнетка прислушается к нему. Он притянул женщину к себе и крепко прижал к себе, поцеловав в макушку. – Я знаю, о чем ты думаешь. Хочешь взвалить вину за произошедшее на себя. Но ты ни в чем не виновата. Это форс-мажор. Непредвиденная ситуация. Такое бывает, особенно в нашей работе. Я не в первый раз попадаю под пули. Нельзя всё предотвратить, Натали. Но мы живы. Мы оба. За тебя я готов рискнуть всем. И это только мой выбор. Слышишь? Только мой, и ничей больше, - Дилейни аккуратно взял брюнетку за подбородок и приподнял её лицо, чтобы они посмотрели друг другу в глаза. Он был сейчас искренним с напарницей. Как и она с ним.
Если нужно будет выбирать между работой и тобой, я выберу тебя. – Она прошлась губами по его плечу, – и потому я не могу работать с тобой. Ничего хорошего из этого не выйдет.
Её слова про выбор… как же они греют душу… как заставляют кровь быстрее бежать по венам, а сердце – биться чаще… Её губы… как они волнуют и пробуждают внутреннее желание… Шейн даже представить себе не мог, как это – разойтись в разные стороны и перестать вместе работать. Он уже настолько вжился в данный ему образ, что окончательно потерял эту грань между легендой и реальностью.
- Натали… - на выдохе произносит Алекс и тянет её к себе, чтобы прикоснуться к сладким губам… Так легко, почти невесомо… Агент заключает в свои ладони лицо брюнетки и смотрит ей прямо в глаза. - Скажи свое настоящее имя… - вдруг просит мужчина, решая перейти одну из запретных границ. Им нельзя знать эту информацию, ведь тогда работа выйдет за допустимые рамки. Но Шейну сейчас было всё равно. Он хотел попробовать на вкус настоящее имя напарницы. Хотел произнести его. Примерить к этой прекрасной женщине, которая сейчас была в его объятиях… И если уж нарушать запреты, то идти до конца. Хотя бы сейчас, когда напарники здесь одни, наедине друг с другом. Вдали от большого мира и кучи проблем, свалившихся им на головы.

+1

27

[nick]Natalie Bailey[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a17/2109/0f/6d071a02ed63.gif[/icon][lz]
<div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Маргит Герин, 29</a></div>Порой сомневаюсь понимает ли моё начальство, что я агент ЦРУ, а не эскортница, ибо теперь, помимо работы, я вынуждена терпеть тараканов в голове <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=335"> одного занудного англичанина</a></div>[/lz]

Вопрос с именем уже не был неожиданным. Мама Алекса, который был Шейном с потрохами сдала сына. Хотя, и её отец был не лучше. Их объединяло и оправдывало только одно: они не были в курсе происходящего. Правда, работа так и осталась работой, в волка не превратилась и в лес сбегать не собиралась. А это означало только одно: подробностей им знать было не обязательно. Маргит потянулась к мужчине и чуть сжала его ладонь.
–А тебе зачем? – Маргит улыбнулась, – Ты его уже знаешь, строго говоря. Если до утра не догадаешься, то я подумаю, сказать, или нет. Смотря, что мне за это будет.– Она отстранилась и снова посмотрела в окно. Интересно, как тут, всё-таки. Люди живут? На улице темно, хоть глаз выколи. И гробовая тишина. Если Шейн вырос тут, то тогда не удивительно, что он такой зануда. Всё- таки, детям нужна социализация. – И не строй мне глаза, пожалуйста. Я так устала, что гениально сыграла бы Буратино в тот период его жизни, когда он был ещё бревном. – Девушка ласково поцеловала мужчину в губы и, закатавшись в одеяло, зарылась лицом в подушку. Повисла тишина, Маргит молча лежала, пытаясь заснуть. А потом откинула одеяло и, потерев висок пальцами, повернулась к напарнику. – Шейн, ты путаешь. Если мы не будем работать вместе, это не значит, что мы не сможем быть вместе. Если честно, так нам обоим будет легче. И никакого выбора делать не придётся. А теперь спи. – Она поцеловала его в плечо и закрыла глаза.
Заснуть было нужно, во что бы то ни стало. Каким – то волшебным образом прервать цепочку непрерывно текущих мыслей, сливавшихся в полный бардак в голове. Мозг отказывался отключаться, а тело устало настолько, что ему было уже всё равно – лишь бы не трогали. Сколько времени им обоим понадобится для того, чтобы отоспаться и почувствовать себя отдохнувшими?
– Если ты тут вырос, то это очень странно, что ты ничего не знаешь про коров. – Пробормотала она, проводя пальцами по его груди и совсем скоро наконец – то провалилась в сон.
На этот раз она проснулась раньше. Шейн ещё крепко спал, а просто лежать не хотелось. Если она останется в постели, то однозначно заснет снова, а нужно ли это ей? Скорее нет, чем да. Так что она встала, с минутным сожалением поцеловав мужчину между лопаток. Избежать встречи с родственниками супруга вряд ли удастся, зато вот сонной разбитости и желания убивать – вполне. Из двух зол всегда стоит выбрать меньшее. Тем более, что вчера вечером местные дамы произвели хорошее впечатление. Да и, кроме того, навряд ли к ней будут сильно приставать – кажется, её не то, чтобы побаиваются. Просто относятся к ней как какой – то неведомой редкой зверушке, которую можно увидеть только в зоопарке.
С чего бы такое удивление насчёт женитьбы сына? Маргит посмотрела на спящего мужчину, закутываясь в махровое полотенце после душа. Или настолько долго не общался с мамой и тётей? Ай, какой плохой мальчик.
Насчёт женщин она оказалась права. К ней относились с таким пиететом, словно она была птицей, которую легко спугнуть. Либо, просто, давали время обжиться. Завтракать без Шейна девушка отказалась – раннее утро было не тем временем, когда безудержно хотелось есть. Скорее, наоборот. Но вот выпить чай – всегда пожалуйста.
– Знаете, я никогда не понимала, как можно пить чай с молоком. Перевод продуктов какой – то, – Маргит недоверчиво скосилась на чашку тёти Шейна. Эту троицу молоко, разведённое с водой совершенно не смущало. Ну ладно, не с водой, а с чаем. Но зачем перебивать вкус у того, что само по себе полноценно?
– Просто ты не привыкла, – усмехнулась тётя. – А кофе пьёшь с молоком или без?
Маргит не успела ответить, потому что на кухню вошёл Шейн. Девушка пожала плечами:
– Без молока, конечно. Покупать молоко – мужская забота. Да, Шейн?
Завтрак проходил тихо. Максимум общения – переглядки по кругу, да и те вежливые. В конце – концов, тётя не выдержала.
– Ну а детей? Детей когда планируете?
Маргит чуть не поперхнулась чаем. Ей стоило огромных усилий не раскашляться и спокойно отставить чашку в сторонку, на блюдце. Она положила подбородок на ладонь и, уже не скрывая улыбки, посмотрела на мужчину. Не хотелось ничего говорить самой – вряд ли она смогла бы ответить что – то сильно умное. А Шейн, хотя бы, знал, как угодить всем присутствующим в комнате. Наверное.
Как раз вовремя зазвонил телефон. Девушка, извинившись, вышла, чтобы ответить на звонок. Но, видимо, сигнал гулял и звонок прервался – она даже не успела поднять трубку. Можно было бы вернуться обратно, но, с другой стороны, можно было бы попробовать подождать: вдруг у сети проснётся совесть и до неё, наконец, дозвонятся. Тщетно. Как раз, когда она уже собралась, было, возвращаться в дом, пришёл Шейн и она молча посмотрела на него.
– С тобой не пытались связаться? – Она, спрятав пальцы в рукав свитера, прижала замёрзшие руки к подбородку, – я даже не знаю, может, просто отключить телефон на пару дней и пусть делают что хотят? Как думаешь?

Отредактировано Gillian Leigh (20 Окт 2021 10:27:25)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Mr & Mrs Bailey