Kiss Me More
Doja Cat, SZA

Лондону от доктор Юджина
"Выделенный номер для Грантов кажется Рамиресу слишком большим. Он никогда прежде не видел в отеле столько комнат. Для чего они? Обычно люди приезжают в подобные места, чтобы быть ближе друг к другу, а здесь можно легко заблудиться и потратить кучу времени на поиски своей второй половинки. Ричард ненадолго останавливается в проходной комнате с огромным рядом полок книг до самого потолка. Стеллажи из амарантового дерева. В самом углу огромной комнаты недалеко от камина стоит рояль в окружении стильных мягких диванов, обложенных подушками. На полу не менее дорогой пушистый декоративный ковер. Не сдержав восторга, Ричард присвистнул. Миновав комнату, Рамирес столкнулся с Джеймсом.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
20.09
ЧЕЛЛЕНДЖ
СНОВА В ШКОЛУ
КИНО
ВИКТОРИНА
Новый
дизайн
Предупреждение
о выселении
Акция
актеры ГП
Новые
соцсети

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Дело чести


Дело чести

Сообщений 61 страница 90 из 96

1

Дело чести

https://i.imgur.com/EYSOYg4.jpghttps://i.imgur.com/ZBJpIsU.jpg

Горацио и Элизабет Хорнблауэры

июнь-июль 1815

Во Франции все вновь стало сложно. Французы вновь стали переходить на сторону Бонапарта и коммодора Хорнблауэра отправили руководить партизанским отрядом. Осмотрительно Лиззи была оставлена дома.
Время шло, а от Горацио не было новостей, леди сходила с ума в ожидании новостей. И вот получено письмо, где сам Горацио сообщает, что жив и едет домой. Лиз не в силах поверить в собственное счастье.

[icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

61

Впервые за многие месяцы Лиззи что-то делала. Пока она была в ожидании, то у нее даже и не было просто сил подняться с кровати. Она лежала на кровати и смотрела в полоток. А сейчас она занята делом и это было хорошо.
Да и ей хотелось порадовать своего супруга достойным приемом адмирала в их доме. Но стоит признать, Лиззи уже порядком вымоталась, наверное, больше от эмоциональных всплесков нежели  от физической нагрузки. Сегодня она могла вовсе не думать о том, что будет с утра. Два ее родных человеком в Англии рядом с ней, а значит, сон ее сегодня будет спокойным и ровным.

Лиззи легла на кровать и понимала, что пролежала бы так пару дней без движений, но не, вечером ее ждет званный ужин и они должны выглядеть достойно. Его поцелуй позволил ей расслабиться и девушка улыбнулась.
- Я ничего и не сделала, только дала указание слугам. Это их заслуга- и вправду, она только давала распоряжения, а все занимались они. Она хоть и кое-что умела, но в целом была абсолютно бесполезной особой в быту. И это она начала понимать, после того, как покинула отчий дом. Она покорно легла рядом с ним, и зевнула.

Лиззи рассмеялась, услышав тон мужа, она посмотрела на него с улыбкой.
- О, Горацио, а ты такой очаровательный, когда ревнуешь - Лиз чмокнула мужа в щеку думаю, стоит поблагодарить Бена за это. Я, как только представляю, что могла тебя потерять, мне сразу дурно делается—протянула девушка, легонько уткнувшись носом ему в плечо. Сейчас стоит забыть об этом, но страз за его жизнь все-таки будет всегда присутствовать.

- Ты можешь гордиться, ведь именно ты воспитал его фактически в морского офицера- проговорила Элизабет- но ничего, месяц пролетит быстро и он вернется.
На самом деле, она тоже была привязана к его друзьям, она привыкла, что они неотъемлемая часть их жизни.
Лиз поднялась и поцеловала мужа в губы.
- любовь моя, Буш верен только тебе. Он смотрит на тебя с таким восторгом, что я думаю тебе нет смысла его ревновать- и это было чистой правдой, моряки просто обожали своего капитана, точнее уже коммодора.

-Но-но, ты виновник сегодняшнего торжества, мой дорогой- она провела пальцем по его щеке. И ты мне нужен тут. Ты мне поможешь, если будешь рядом со мной сейчас  – она чуть крепче прижалась  к нему, чтобы не вызывать дискомфорт.- Коммодор, расскажите мне самую нелепую вещь, что вы сделали в своей жизни?- она с улыбкой посмотрела на мужа.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

62

— О, Лиззи, если ты думаешь, чтобы раздавать указания, много ума не надо, то глубоко заблуждаешься. Это я тебе, как моряк с двадцатилетнем стажем говорю, так что не принижай своих достоинств, — он улыбнулся, поцеловав девушку в висок. Горацио много думал о том, что бы сталось с ним, если бы не та решающая битва. Она решила, фактически, исход войны, жизнь Хорнблауэра была на волоске. Вряд ли бы его ждало спасение. Да, он рад, что снова дома, но чисто спортивный интерес не покидал его голову. Однако своих мыслей Горацио озвучивать не стал, так как Элизабет их не оценит. Оставалась тешить самого себя праздным интересом.

— Не думай об этом, мои тело, жизнь и душа всецело принадлежит вам, Леди. И никто не в сможет ими распоряжаться, кроме вас. Даже, я, — Хорнблауэр лег чуть повыше, чтобы Лиз было удобнее лечь к нему в объятия. Когда оправится от синяков, хотя бы половины и будет двигаться без боли,  из спальни Горацио ее еще долго не выпустит. За эти месяцы разлуки, коммодор порядком соскучился за женой. Во всех смыслах этого слова. Не было ни дня, чтобы он не думал о ней, не вспоминал ее нежные губы, поцелуи, прикосновения, улыбку и красивые глаза… Хорнблауэр женат на красавице, которая покорила его сердце, практически с первых дней.

— Ну, Лиз, знаешь, с каким обожанием на тебя смотрят мужчины, даже, когда ты рядом со мной. Когда мы с тобой были на приеме в доме графа год назад, он сам с тебя глаз не спускал. Как, впрочем, и другие… — подметил Горацио, стараясь попридержать коней, чтобы не начать возмущаться еще больше. Он не сдержал улыбки. Ну, черт возьми, Хорнблауэр видел, как смотрят на Элизабет, хотя и понимал, что ревновать не к чему.

— Кто еще кого воспитал… — улыбнулся коммодор. С Бушем они познакомились на «Славе» у сумасшедшего капитана, с его приходом Горацио стал третьим лейтенантом на корабле. Но Буш был хорошим другом и сослуживцем, который готов поддержать Хорнблауэра в любой нелепой идее. Это действительно подкупало.
Он крепче обнял Элизабет, сейчас он уже мог это делать. Хоть и прошло всего пару дней с момента прибытия, но домашняя обстановка шла ему на пользу. Горацио оживал и постепенно начинал ощущать себя человеком. Он поцеловал девушку в макушку. Ее вопрос несколько ввел в тупик.

— Согласился взять вас на корабль, — Хорнблауэр не сдержал смеха, но тут же притормозил, когда почувствовал боль в грудине, — Шучу-шучу. Хотя на тот момент я считал это безрассудным поступком, — он улыбнулся, погладив девушку по волосам.
— А вообще… Большинство моих поступков в какой-то мере, безрассудны и нелепы. Но одним из моих нелепых поступков было согласие на то, чтобы внедриться на испанское судно в качестве слуги, что патрулировало Ферроль, где я был в плену. Эта операция была опасна тем, что в случае разоблачения, шансы уйти живым были равны нулю. За шпионаж меня бы не смогли выкупить или обменять из плена. Плюс бросала бы тень на Англию… В общем, пострадавших было бы очень много. Операцию придумал я сам, но не ожидал, что мне предложат внедриться самому, как человеку, который знает крепость и ее бухту. Не официально, приказывать такое мне не имели право… Но я согласился, знаешь почему? Меня повысили в звании до капитана, — улыбнулся Горацио. Все прошло успешно, но собственный инстинкт самосохранения давно был притуплен. Страх, азарт, интерес, долг, на худой конец, двигали им на тот момент.

— Твоя очередь, моя Леди, — он повернулся чуть на бок, сменив положение, глядя на девушку.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/EOHED3U.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

63

- О нет, коммодор, вы безудержанный. Вас против вашей воли нельзя нигде удержать, уж я то это знаю наверняка- проговорила девушка, удобнее устроившись в его объятиях. – Хотя да - она лукаво ухмыльнулась- я знаю пару способов для того, что вас полностью подчинить, но их мы вспомним только после вашего полного выздоровления.
Лиз прикрыла глаза и глубоко вдохнула. Месяцы разлуки давались ей тяжело. Она привыкла быть рядом с ним всегда и эта его миссия, выбила почву из под ее ног. Теперь кажется они вновь будут учиться жить вместе, ну может быть это и не так плохо? Узнают нечто новое друг про друга.

От его слов о том, как на нее смотрят на приемах девушка не смогла сдержать звонкого заливистого смеха.
- Ох, мой муженек- она аккуратно похлопала его по груди- для меня нет других мужчин, кроме тебя. Я словно лебедь, которая выбирает одну пару на всю жизнь. Так, что даже не думай, что кто-то их них может быть мне интересен. У них все равно нет того, что есть у тебя- она чуть приподнялась и проговорила на ухо- они не ты, любовь  моя- и поцеловала супруга в ухом.

- В любом случае, вы с Бушем отличный тандем. И чего скрывать, любовь моя, периодами я бешусь от того, с каким обожанием он смотрит на тебя- улыбнулась девушка. Хотя понимала, что они хорошие друзья и да Горацио блистательный морской офицер. Да все в принципе любили Горацио, он обладал такой харизмой, что многие моряки заглядывали ему  в рот.
Она чувствовала, что он крепче ее прижал к себе и мысли, что любимый идет на поправку, становилось тепло на душе. Скоро его душевные мытарства прекратятся, и они начнут учиться жить мирно.

Лиззи и вправду было интересно, что же такого он выдать ее тишайший муженек. Она видела его во многих ролях, но только не в нелепых ситуациях. Лиз насупилась, когда он сказал про нее.
- Стоило тогда кинжал тебе показать- пробурчала она и слегка ущипнула его за мягкое место.
Его рассказ поверг ее в шок. В конце она тяжело выдохнула.
- Ох, Горацио – сокрушалась девушка- где же твои инстинкты самосохранения? Ты ведь мог погибнуть.
Ей было даже страшно представить, что было бы , если он попался. Ужас.

- Ну, в моей жизни было много таких поступков. К примеру, еще будучи в Панаме, когда был сезон дождей, я сидела под навесом и ловила больших жирных крыс за хвосты и приносила их своим нянечкам, о как они кричали, ты бы видел- Лиззи звонко рассмеялась.- ну свадьба с вами, это скорее безумный эксперимент. А еще, я тебе про это не рассказывала. Ты знаешь, что я умела владеть шпагой, но не знаешь, как все началось. Мне было четырнадцать лет, я раздобыла мундир и переоделась мальчиком и сбегала из дома в такой одежде, гулять по городу. И однажды меня на улице, когда я практиковалась со шпагой, схватил за шкирку какой-то офицер и потащил в военную часть, как дезертира, какого было его удивление, когда мальчишка оказался девчонкой, которая еще неплохо держит шпагу. Ох, после этого было столько шума и стали четко следить за формой.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

64

Горацио все еще не представлял, как такая леди, как Элизабет могла выбрать такого, как он. Отголоски его низкой самооценки твердили, что девушка могла бы выбрать более подхдящую пару. Не такую безрассудную, чтобы всегда был рядом. Хорнблауэр и был рядом, пока дело не коснулось того, что требовало того, чтобы Лиз осталась на берегу. Он знал, что она будет бояться, волноваться, но не знал, как унять эту боль. Ночь перед разлукой была самой тяжёлой. Даже Горацио почти не спал. Только по дороге к берегу ему Браун позволил немного заснуть.
Казалось бы, сейчас все позади, но ночные кошмары все равно иногда напоминают Хорнблауэру о тех деньках в лесах, в тюрьме. Он был настроен на то, чтобы вернуться домой, хотя бы живым. Про здоровье речи не шло, хотя не мог взвалить на плечи жены еще такой груз, как муж-калека. Это было бы вышего его сил. Потому Горацио и пытается побыстрее встать на ноги, он крепче обнимает Элизабет, чтобы она чувствовала его любовь, его желание поскорее оправиться.

— Только не говори, что ты к Бушу ревнуешь, — со смехом произнёс Хорнблауэр, — Уж не счесть сколько раз мы друг друга спасали. А я только сейчас готов с ним перейти на дружественный уровень общения, нежели официальный, — даже своему первому лейтенанту Горацио никогда не давал поблажек. Он сам его пригласил в команду в первый раз, но держался сугубо рабочих отношений, хоть и ценил его, как офицера, близкого человека. Это было странно, учитывая сколько лет они знакомы и служат вместе, но Хорнблауэр придерживался правила, что должен оставаться для всех невозмутимым и стойким капитаном. Даже для первого лейтенанта.

— Если бы ты мне его показала, то лишилась бы его в тот же момент. А учитывая, что он был у тебя под платьем, не смог бы еще и в глаза тебе смотреть после этого, — усмехнулся Горацио, перехватил её ладошку, вернул к себе на грудь, оборвав попытки Элизабет прикасаться там, где не следует. Он скептически посмотрел на неё, выкинув бровь. Господи, а они у него было эти инстинкты вообще? Хотя да, были. Но уже подавлены и очень часто азартом, искренним желанием победы.

— Лиз, я каждый день мог погибнуть. Любая операция всегда была опасной и не сулила ничего хорошего в случае провала. И эти кошмары мне еще долго будут снится, — то, что вопросы собственной чести Хорнблауэра волновали больше в этой ситуации, чем жизни, об этом он умолчал. Знал, что Элизабет не оценит.
Рассказ Элизабет вызвал не сколько смех, сколько удивление, как её тогда не поймали и не осудили.
— В военное время за такие вещи могли и осудить, и казнить. За насмехательство над мундиром, — подметил Хорнблауэр, — Могу себе представить сколько шума наделал этот инцидент. Сам бы наказал, сначала того, кто не уследил за своим мундиром, а потом тебя, — усмехнулся Горацио, с толикой укора проговорил, глядя на Элизабет. Он перевернулся, дотянувшись до часов на тумбочке, глянув на время.

— Ладно, дорогая, у тебя еще есть время полежать, а мне надо бы начать одеваться, — закатив глаза, произнёс Горацио, поцеловал любимую жену в губы и сел на кровати. Учитывая скорость его передвижений, то и скорость одеваний будет не такой быстрой. Как дама, облачающееся в платье... Хорнблауэр подозвал Брауна, тот принёс штаны от мундира, белоснежную, выглаженную рубашку и жилетку.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/EOHED3U.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

65

- Конечно, ревную - проговорила девушка - вы когда начинаете обсуждать море, то похожи на влюбленных голубков, которые воркуют. Хотя да, - она закатила глаза - я понимаю, что у вас одна страсть на двоих. И вы боевые друзья.
На самом деле девушка знала с самого начала, что ее муж влюблен в море. И оно захватывает его с головой. Ей никогда не тягаться с этой страстью, нужно только смириться.
Как бы ей хотелось, чтобы Горацио был только ее, но, увы, он никогда не может быть полностью ее, есть море, флот и морские офицеры, которые обожают своего коммодора.
Ей только же остаётся роль любимой жены и нужно смириться с тем, что обладать им полностью, она не сможет никогда.
Лиз прикрыла глаза, чтобы понять, что сейчас ее любимый супруг рядом и ничего им не грозит, по крайней мере ближайшие пару недель они проведут в спокойствии, а это уже хорошо, в их случае.

Девушка звонко рассмеялась.
- Ну, я планировала не доплывать до берега. Думала или прыгну за борт или, в конце концов, этим же кинжалом порежу вены - проговорила девушка - ой, а то после первой ночи в гостинице ты мог на меня смотреть, оба же стыдливо прятали глаза, словно нашкодившие дети.
Лиз мягко улыбнулась. До сего дня она с трепетом вспоминает тот сход на берег и их самую первую ночь, когда он лишил ее невинности. Именно в тот момент, Элизабет поняла, что никто кроме этого мужчина ей больше не нужен. И это чувство не померкло с годами, а только усиливалось и это вдохновляло девушку, ещё более пылко любить его и желать принадлежать только ему.

- Пффф, коммодор, вы слишком скучный- отмахнулась девушка- вот кстати, надо бы сейчас примерить форму, я бы в ней весьма неплохо смотреть, не находите?- спросила Лиз, подмигнув своему супругу. Было так хорошо рядом  с ним, что наверное она бы остаток жизни провела в таком положении.

- Ой, я совсем забыла- Лиз подскочила- любовь моя, собирайся. Я пойду, проверю Бена, и последние распоряжения отдам и тоже пойду готовиться к вечеру- она поцеловала Горацио в щеку и быстро удалилась из комнаты.
Это был суматошный вечер. Лиз нашла Бена у доктора Клайда, от давал свои рекомендации. потом проверила все ли готово к приему и ушла с Китти одеваться.
К назначенному времени  все было готово и за пару минут до семи вечера, на пороге появился адмирал с женой. Лиззи стояла с Генри под руку у самых дверей.
- Ты мой герой- прошептала девушка ему на ухо и выпрямилась.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

0

66

Сейчас можно вспоминать, думать что угодно по поводу того, что могло бы быть. А по факту имели, то что есть. Горацио и не думал, что сможет вообще когда-нибудь влюбиться, он несколько лет прожил под личиной любящего мужа, что совсем очерствел. Но Элизабет удалось растопить этот лёд в его душе, хоть и вела себя несколько безрассудно. Пыталась покончить собой, её поведение могло стоить Хорнблауэру карьеры, жизни, в конце концов. Но в итоге пришли к тому, что оказались в одной постели в гостиничном номере. Лиз была настолько стеснительной, но от этого не менее желанной. Её тело отзывались на ласки, она сама просила его.

Хорнблауэр вылез из кровати, поднимаясь на ноги. В комнате материализовался Браун, когда Элизабет ушла вместе со служанкой. Встреча с адмиралом была несколько волнительной, Горацио переживал больше за свой рапорт, нежели за то, как его принять и за ужин.

Он снял одежду, Браун предложил смазать ссадины успокаивающей мазью, чтобы снизить боль и легче перенести этот вечер. Буш тоже пришёл на помощь, вдвоем они действительно быстрее справятся. Хорнблауэр подавил в себе тягу отослать бывшего лейтенанта, чтобы не смотрел на своего коммодора в таком жалком состоянии. Но он же старался стать для него другом, а не просто главнокомандующим. Браун осторожно нанес мазь,  тщательно втер и убрал остатки полотенцем, вытерев тело насухо, чтобы не пачкать рубашку. Процесс одевания был похож на какую-то экзекуцию. Хорнблауэр глянул на себя у зеркало и не скривился от отвращения.

Слуга помог надеть штаны, ботинки, после чего сбрил щетину с лица Горацио, причесал его непослушные кудри, завязал ленту на волосах. На него надели рубашку, жилетку Хорнблауэр попросил до конца не застегивать, чтобы не сжимала тело. Теперь он полностью готов к встрече адмирала. Весь этот наряд дополняла трость. Буш посмотрел на своего коммодора с улыбкой, на что Горацио попытался ответить тем же, но не получилось.

Пэлью встретили слуги, пригласили в дом, Горацио встречал вместе с супругой. Дворецкий появился первым.

— Адмирал Эдвард Пэлью, ныне Лорд Эксмут приветствует и свидетельствует своё почтение коммодору Горацио Хорнблауэру, рыцарю Ордена Бани и его супруге леди Хорнблауэр, — проговорил дворецкий, впуская дорогих гостей. Горацио удивился такому повороту, что Пэлью пожаловали титул Лорда. Он вошёл с улыбкой, её милость, Леди Эксмут тоже сияла улыбкой и присела в реверсе.

— Приветствую, ваша милость, — Хорнблауэр поздоровался, улыбнувшись в ответ, — Сколько же всего я пропустил... — с досадой отозвался он. Адмирал поприветствовал Элизабет, поцеловав ей руку.
— Мистер Хорнблауэр, не ваша вина в этом. Я очень рад вас видеть живым и... — он осекся, глядя на то, как Горацио все еще хромает, — Надеюсь, в скорости здоровым. Правда, очень рад. Вы себе не представляете насколько, — он не сдержался, слегка приобнял Хорнблауэра, на что тот значительно покраснел.

— Прошу, ваша милость, проходите, — Горацио пригласил всех за стол, Элизабет усадил по правую руку от себя, слева от него сел Буш. Так же к ужину присоединился брат Элизабет. Разговоры за столом были больше о делах Англии, нежели о войне, мужчины беседовали о политике, внутренней, внешней. Горацио украдкой взглянул на леди Эксмут, которая тронула Элизабет по руке и тихо прошептала.

— Леди, у вас чудесный сад, может покажете мне его? — Хорнблауэр подавил улыбку. Ей похоже наскучило общество военных, она таким образом решила разрядить обстановку, понимая, что Лиз тоже стала, своего рода, заложницей супружества с военным человеком. Женщина улыбнулась Лиз, и увела её из-за стола.
В то время, как мужчины, рассправившись с ужином, ушли в кабинет к Горацио обсудить дела, уже более серьёзные. Хорнблауэр предоставил свой рапорт, Буш тоже отчитался. Горацио немного рассказал о том, как проходила операция, которая заперла его в тюрьме. Прошло около двух часов, после чего Горацио пригласил всех в сад, на улице уже темнело. Он попросил слуг накрыть стол в беседке с чаем и пирогом.
Мужская компания подошла к девушкам.

— Простите нас, великодушно, миледи. Надеюсь, вы не заскучали, — обратился адмирал к обеим, виновато улыбаясь. Горацио не сдержал смешка.

— Приглашаю всех в беседку, посидеть за чашкой чая. Леди, вы с нами, — Хорнблауэр приобнял жену за талию, неспешно ковыляя до своего любимого кресла. Леди Эксмут взяла своего супруга под руку.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/EOHED3U.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

67

Это был очень волнительный вечер для каждого из них. Это был первый прием, который Лиз устраивала в качестве супруги Горацио. Да, они женаты не первый год, но до этого ей не приходилось выступать в качестве хозяйки вечера. Они все больше времени проводили в море, где официальных приемов благо не требовалось проводить и Лиз просто наслаждалась жизнью в компании своего супруга.
И вот сейчас настало время, когда Лиз необходимо выступит в качестве жены коммодора. Девушка безумно волновалась перед этим вечером, ей не хотелось упасть в грязь лицом, да и статус мужа надо было повысить.
Подготовка к этому вечеру ее порядком вымотала, но Лиззи понимала, что должна достойно провести этот ужин, чтобы укрепить статус Горацио. Лиззи как никто знала какая у ее мужа низкая самооценка и удачно проведенный ужин поможет ему укрепится в мысли, что он достоин лучшего.

Лиззи немного трясло от волнения, когда на пороге появился адмирал с супругой. Элизабет поклонилась и мягко улыбнулась.
- Рады Вас и вашу супругу принимать в нашем доме - произнесла Лиззи, она умела держаться с достоинством скрывая собственное волнение.
Дамы переглянулись, давая возможность мужчинам перебросился информацией.
В гостиную вышел брат Элизабет и девушка вызывалась его представить.
- Адмирал, позвольте представить Вам моего брата, Бенжамина Стюарта , безусловного героя этой войны - Лиззи мягко улыбнувшись.
Девушка видела, как супруг стесняется объятий адмирала и внутри нее разливалось тепло, все же ее муж безумно скромный человек.

Горацио пригласил всех за стол, Лиззи выстраивала в голове план ужина и подачи блюд.
От волнения кусок в горло не лез. Но девушка делала видимость. Слуги работали слажено и все шло хорошо, Лиззи даже умудрилась отвлечься от волнения и начала прислушиваться к разговору мужчин.
Слова леди Эксмут , вызвали на лице Элизабет улыбку. Она отложила салфетку и наклонилась к мужу:
- Любовь моя, надеюсь вы справитесь без нас.

Дамы вышли в сад, Лиз глубоко вдохнула .
- Ну, леди Элизабет, как вам жизнь в качестве жены коммодора ?
- На самом деле весьма волнительно, если не сказать больше - многозначительно ответила девушка.
- Со временем проще не станет - ответила жена адмирала. - Невозможно привыкнуть к тому, что они вечно находятся на передовой.
- А как вы справляетесь с этим ?
- Никак, даже спустя столько лет. Мне все так же волнительно, но одно могу сказать, нашим супругам необязательно знать, как мы изводим себя.  Это усложняет их работу. Мы просто должны их поддерживать ,всегда.
- Наверное , вы правы.
Дамы гуляли по саду и рассматривали цветы. Жена адмирала оказалась интересной дамой, которая вполне неплохо разбиралась в садоводстве , в отличие от самой Лиз.

Через время к ним присоединились мужья, Лиз улыбнулась.
- О, мы нашли о чем поговорить - ответила Элизабет  и мягко улыбнувшись, последовала за мужем , она чуть крепче прижалась к нему.
В беседке суетились слуги, разливали чай по кружкам, на креслах лежали пледы.
- Присаживайтесь - произнесла Лиззи и села рядом с мужем - ну, господа офицеры, можете ли Вы нас порадовать радостными новостями о том, что война окончена ?- спросила Лиз. - Хотелось бы уже вернуться к привычной мирной жизни, так ведь коммодор ?- обратилась она к мужу.

Вечер шел достаточно плавно, Лиз даже практически расслабилась полностью к концу. Она наклонилась к Горацио и спросила тихонько :
- Как ты ? Не устал ?

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

68

Сегодняшний вечер, хоть и прошел утомительно, но немного разрядил общую атмосферу в доме. Кроме них некого больше ждать в ближайшее время, а значит, они с Элизабет будут одни. Буш завтра уедет, останется только ее брат. В остальном же, очень хотелось поскорее твердо встать на обе ноги, без опоры на трость. Горацио устал ходить, он с удовольствием и блаженством опустился  в кресло, Браун, даже сейчас все равно явился с пледом, накрыв плечи Хорнблауэра. В любой другой момент, он бы возразил. Женщины явно утомились в одиночестве, Горацио,  улыбнулся.

— Мы очень надеемся, что да. Война закончилась, Франция вновь пытается жить мирно. Но уже мало кто поддерживает Бонапарта, он остался совсем без союзников, — произнес адмирал, взяв в руку чашку с чаем, — И мы, и вся Европа постепенно, но возвращается к долгожданному миру, — Хорнблауэр и сам рад этой новости. Двадцать лет войны, это не то, ради чего стоит страдать. В жизни полно и других волнений, которые мешают нормальному существованию. Пока Бен и Лорд Эксмут что-то обсуждали, жена адмирала, похоже тоже подключилась к беседе, Горацио немного отвлекся, погрузился в свои мысли. Он был совсем юным, когда пришел во флот. Сколько же времени прошло…

От размышлений отвлекает Элизабет, Хорнблауэр улыбнулся ей.

— Все хорошо, дорогая, — хотя он и правда устал сегодня. Неокрепшие мышцы ныли, Горацио благодарил всевышнего, что Браун догадался намазать его раны мазью. Вечер медленно подходил к своему завершению, Хорнблауэр встал, чтобы проводить гостей. Когда калитка за ними закрылась, Горацио уже не мог сдерживаться, поморщился, слуга его подхватил. Он не устал морально, не устал бы еще, хоть до утра сидеть. Но треклятые синяки стали нещадно ныть.
Они дошли до спальни, Браун усадил Хорнблауэра на кровать, помог переодеться.

— Лиз, принеси пожалуйста, стакан воды… — он капнул снадобья, которое дал ему Клайд для сна.
— Снова кошмары возвращаются, — прокомментировал свои действия Горацио, выпивая залпом. Он прильнул к Элизабет, вдохнув носом любимый запах.
—  О чем вы беседовали с леди Эксмут? — поинтересовался Хорнблауэр, чуть улыбнувшись.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/EOHED3U.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

69

- Что же- это поистине радостные новости для всех нас, адмирал- отозвалась Элизабет- с момента моего возвращения в Лондон, только и разговоров о войне- девушка взяла кружку и сделала глоток, Китти добавила в чай мяту и Лиз улыбнулась.
И это было истинной правдой. Ей казалось, что война была повсюду и когда уже думалось, что все позади, все начиналось с новой силой. Даже Лиз устала от этого напряжения. Ей хотелось, чтобы ее супруг был рядом и здоров. Но в условиях войны- это слабо исполнимо Она его уже едва не потеряла и более не хочет повторять этот трюк.

Элизабет с благодарностью посмотрела на Брауна, что так трепетно заботиться о Горацио. Китти же тоже поспешила накинуть на ее плечи плед и подлила всем гостям еще чаю. Она вновь окинула стол. Все были поглощены беседой и это радовало девушку, значит все прошло достаточно успешно и муж смог отвлечься от своих дурных мыслей.
Лиззи наклонилась и поцеловала мужа в щеку, под столом взяла его за руку и чуть сжала в качестве поддержке. Она и сама вымоталась за этот вечер, чего уж говорить о ее супруге.

Вскоре вечер был окочен. Они проводили адмирала с супругой, Бэн поцеловал Лиззи и хромая удалился в свою комнату. Горацио же, когда никого не осталось дал себе волю, благо рядом оказался Брауи, который помог своему хозяину дойти до комнаты.

Пока Браун помогал переодеваться Горацио, Лиз принесла на подносе стакан воды и две кружки успокаивающего чая, на это настояла Китти. Она подала супругу стакан и присела рядом на кровать.

- любовь моя, со временем это пройдет- проведя ласково рукой, по его волосам, проговорила девушка.- но спать тебе и вправду нужно хорошо, не устану повторять, что сон- это отличный лекарь.

Элизабет аккуратно обняла супруга, прижимаясь к нему и поцеловала его в макушку.
- О том, что жена морских офицеров нужно иметь недюжую выдержку, чтобы ждать Вас из плаваний и молиться тому, что вы возвращались живыми обратно . Она чудная женщина, как впрочем и адмирал- Лиззи чуть отстранилась и встала с постели, напротив мужа- поможешь мне расстегнуть его?- на спине красовались пуговицы, не хотелось звать Китти, сейчас безумно хотелось побыть с мужем. Пускай они не могут быть сейчас близки, но покрайней мере она может почувствовать его руки на своем теле
Элизабет распустила волосы и темные локоны упали ей на плечи.

Когда платье упало к ее ногам, Лиззи подошла к креслу, где лежала ее ночная сорочка и быстро накинула ее на уставшее тело, вернулась в постель к мужу под бок.
- ты у меня большой молодец, выдержал этот непростой вечер.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

70

Боль в теле может и закончится, но не кошмары по ночам. Они будут преследовать ещё очень долго. Ужасы войны стоят перед глазами у Горацио, он все равно иногда допускает размышления о том, что происходило все эти годы. Но сейчас Хорнблауэр предпочёл просто заснуть без дурных сновидений. Приятный ромашковый напиток успокаивал, Гораци помог Элизабет расстегнуть платье, прикоснулся к не нежной коже, оставив легкий поцелуй на обращённом плече девушки. Черт, как же он соскучился по её прекрасному телу. Хотелось обнять, прижать к себе и не выпускать из объятий всю ночь.
Он лег под одеяло, обнял Элизабет, когда она пришла к нему. Горацио поцеловал любимую, постепенно засыпая. Вечер действительно получился выматывающим.

Время шло очень медленно, но Хорнблауэр шёл на поправку. Уже через пару дней он оставил трость, стал ходить с трудом, но самостоятельно. Лекарства доктора Клайда творили какие-то чудеса, Горацио и правда становилось легче. Боль в грудине, где был сильный ушиб, уменьшилась, но не до конца. Самое главное, что все это время Лиз была с ним. Горацио не представлял, сколько выдержки у этой юной девушки, её поддержка и любовь помогали отвлекаться от глупых мыслей. Хорнблауэр чувствовал себя действительно любимым человеком. Он старался больше ходить, чтобы мышцы не затекали. Вообще было приятно, что окружен такими прекрасными людьми, забота и поддержка творили чудеса. Горацио начал относиться к этому несколько иначе.
Иногда просыпался по ночам от кошмаров. Седативное помогало, но не всегда. Воспаленный мозг вытаскивал такие воспоминания, которые сам Хорнблауэр пытался забыть, но не получалось. Боялся напугать своими криками жену.

Через неделю после того, как приехал домой впервые почувствовал себя нормально. Эта неделя показалась вечностью, как будто уже целый месяц дома. Но значительные улучшения в здоровье не могли не радовать. Хорнблауэр все чаще разглядывал свои синяки в зеркале, наблюдал, как они сходят... Ну почти.
Браун иногда развлекал хозяина игрой в вист, но откровенно говоря, сидеть дома для Горацио еще, как минимум месяц, это сродни мучению.

Проснувшись рано утром, когда все домашние еще спали, Горацио поцеловал жену и выбрался из постели. На часах четыре утра, Хорнблауэр надел рубашку, штаны, вышел на улицу. Сна больше ни в одном глазу. Рано утром, когда солнце только всходит, свежо и приятно, напоминало о деньках на судне. Через полчаса увидел приближающегося Брауна. Тот, похоже, тоже до сих пор не привыкнет к жизни на суше. Горацио улыбнулся.

— И тебе не спится? — спросил Хорнблауэр.
— Да, есть такое, — отозвался слуга, принеся ему плед на плечи. Горацио закутался в него, откинувшись в кресле.

Еще через полчаса увидел мимо проезжающую почтовую телегу. Извозчик крикнул хозяйств, слуга пошел забрать у него почту. Одно из писем было достаточно официальным. Это было письмо от графа де Грасара... Хорнблауэр улыбнулся сам себе, распечатывая письмо. Другое было адресовано Элизабет.
Развернув письмо, в котором граф желал доброго здоровья своему другу, и приглашал их приехать на официальный приём, куда были приглашены и другие офицеры английского флота. Было достаточно интересно, только выезжать надо бы через пару недель, чтобы успеть прибыть в Париж.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/EOHED3U.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

71

Восстановление Горацио шло мучительно сложно. Он был человеком действия, а в его положение, лишнее движение могло навредить.
Все это время Лиззи была рядом с супругом, она пыталась угадать каждое его желание, чтобы сделать жизнь его максимально комфортной.
Она пыталась увлекать его беседой или каким то простым действием, лишь бы он не оставался наедине с собой. Девушка понимала, что этот непростой период вскоре пройдет и жизнь вернётся в обычное русло. Каждую ночь сон ее был беспокойным, она просыпалась каждые пару часов, чтобы проверить состояние мужа. Да и аппетит она вновь потеряла, ибо волнение за него перебивало все.

Лиззи стойко держалась из за дня в день улыбаясь ему, а оставаясь наедине выдыхала и иногда плакала. Ее беспомощность не нравилась ей, она уничтожала ее изнутри. Ей хотелось как можно активнее поддержать супруга, п по факту ей оставалось только ждать.
Но лекарства доктора Клайда были действительно чудодейственные и в какое то утро, общее состояние Горацио стало куда лучше, Лиззи радовалась этому и подбадривала мужа из за всех сил.

Бен не стал их стеснять и через пару дней уехал, он отправился к своим сестрам, которые так же хотели видеть брата героя и очень рассердились, когда он первым делом поехал к двоюродной сестре, а не посетил родных. Лиз не хотела прощаться, но Бен заверил ее, что это ненадолго и скоро они свидятся. С тяжелым сердцем Элизабет отпустила брата.

В это утро Лиз позволила себе спать не просыпаясь и кажется, это было не самой удачной идей, она положила руку на сторону мужа, а она оказалась пустой. Лиззи мгновенно распахнула глаза и села в кровати , продирая глаза после сна, осматривая комнату. Мужа ни где не было.
Лиззи выбралась из постели, ступила на прохладный пол и тут же влезла а домашние тапки, накинув халат и шаль, Лиззи вышла в гостиную. Дом ещё спал, она подавила зевок и пошла искать далее мужа.
Выйдя в сад, девушка сразу заприметила супруга в беседке, читающего письмо. Крепче укутавшись в шаль, Лиззи двинулась к мужу.
Встав посади него, она наклонилась и поцеловала его в макушку.
- Доброе утро, ты почему меня не разбудил, раз тебе не спалось ?- спросила девушка, присаживаясь рядом с мужем и взяла со стола письмо, которые было ей адресована.
Лиззи тут же его распахнула и быстро прочла. Писал Бен, сообщал, что удачно добрался и просил передать его уважение коммодору Хорнблауэру.
- Бен очень благодарит тебя за теплый прием - протянула Лиззи устало зевнула.- а тебе кто написал ? Ты с раннего утра в хорошем расположение духа, это меня радует .

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

72

Хорнблауэр не мог отделаться от мысли, что Элизабет очень тяжело рядом с ним. Как бы она его не любила, все равно, Горацио человек достаточно тяжелый в общении, ему сложно усидеть на одном месте, он должен ощущать себя нужным и полезным. А лежать бесцельным овощем в кровати, это не совсем его стиль. Горацио все больше предавался самобичеванию, когда ложился спать, много думал перед сном. Но о своих размышлениях не рассказывал Лиззи, чтобы лишний раз ее не волновать. Хотя, очевидно, понимала, что ее супругу тяжко давалось лечение, он старался побыстрее пойти на поправку. Его объятия становились крепче. Грудная клетка все еще болела, Хорнблауэр наблюдал за этим жутким синяком, который ныне «украшал его левую часть груди, надеялся, что под ним нет трещины.
Утро выдалось солнечным, насколько это было возможно. Вместе с ним и поднималось настроение. Горацио распечатал письмо с улыбкой на лице, получать приятные известия всегда было просто чудесно.
Увидев Элизабет, Хорнблауэр улыбнулся ей, поцеловав любимую в губы. Браун ушел по своим делам, оставив их наедине.

— Доброе, милая. Не хотел тебя будить так рано, ты слишком сладко спала. А я, как видишь, не могу пока перестроиться к другому режиму, — улыбнулся Горацио, — Пока не наступили холода, подышу свежим воздухом. Письмо от графа, нас приглашают на прием по случаю подписания перемирия. Он пройдет в Париже, примерно через месяц, — он протянул письмо Элизабет, столько тёплых слов Хорнблауэр давно о себе не слышал. Стоило только слечь с ранениями. Горацио приобнял девушку за плечи, поцеловав в висок, закутал в свой плед.

— Надеюсь, к тому моменту я уже буду твердо стоять на ногах, — вздохнул Хорнблауэр. Надоело ему болеть, это так наскучивало и выматывало. Больше, чем физические нагрузки. Радует, что ходит сам и достаточно уверенно.
— Может прилажешь еще? Явно не выспалась, — Хорнблауэр ласково пригладил волосы Элизабет, чувство летней прохлады предавали новых сил. Он повернул её лицо к себе пальцами за подбородок, нежно поцеловал в губы, обнимая любимую и теснее прижимая к себе. Почувствовав легкий дискомфорт, чуть отстранился, но не прекратил поцелуй. Утро действительно было прекрасным, Горацио взял её ладошки положил к себе на плечи, как бы прося обнять его. Лиз все время боялась к нему прикасаться, пока ушибы были слишком сильные. Сейчас боль поутихла немного, Горацио может себе позволить более крепкие объятия и поцелуи.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i.imgur.com/EOHED3U.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

73

Девушка приземлилась рядом с ним, было достаточно зябко, но с другой стороны не слабо так бодрило. Лиззи зевнула.

- А вот разбудил бы, не подрывалась бы как сумасшедшая из кровати и не искала в испуге тебя - протянула Лиззи, улыбнувшись - я хочу просыпаться рядом со своим любимым мужем, всегда - и это было чистой правдой. Как бы трудно и временами невыносимо не было, но Лиззи любит Горацио , всем сердцем и душой. Ради него она может и горы свернуть. -  я знаю один способ , как заставить тебя проводить много времени в постели - подмигнула девушка ему, крепче укутываясь в шаль - чуть позже начну его вновь на вас, мой милый муженёк, практиковать.
Хотя признаться честно, не ему одному снились кошмары. Спустя столько лет, Элизабет продолжают мучить страшные о Салливане и дяде и от них никуда не спрятаться, увы.
- О, Париж - радостно защебетала Лиззи - это просто чудесно, всегда хотела побывать в Париже. И как хорошо, что хозяйкой вечера буду не я - улыбнулась девушка ,и прикрыла глаза от удовольствия, что приносил поцелуй мужа. Лиззи глубоко вдохнула, от пледа, что ей дал пахло любимым мужчиной.

- Конечно, будешь !- твердо сказала Элизабет - значит мы едем в Париж, да ?- на самом деле ей было нужно сменить обстановку. И дело не в болезни мужа, нет. С ним она может провести вечность. Все дело в том, что Элизабет чуть не сошла с ума пока ждала его дома и сейчас ей хотелось сменить именно домашнюю обстановку на нечто иное, хоть на каюту корабля.

- Я хочу с тобой вернуться в постель - сладко зевнув, проговорила Лиззи и подчинилась его жестам, повернула голову к нему и прижалась к нему, отвечая на поцелуй, но почувствовала как он отстранился. Ей хотелось сделать это утро для него ещё лучше.
- Пойдем- прошептала Лиззи на ухо мужу, и взяв его за руку повела обратно в дом, ей хотелось порадовать супруга.

Оказавшись в комнате Лиззи, закрыла дверь на ключ, и подмигнула супругу, взяв его вновь за руку повела к кровати, аккуратно толкнув его в грудь, показывая тем самым, что просит, чтобы он лег, оказавшись на кровати, Лиззи оседала бедра любимого и нагнувшись проговорила на ухо:
- Любовь моя, не сопротивляйся. Так ты быстрее пойдешь на поправку, я уверенна ...

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

Лиззи поцеловала его в губы и аккуратно поерзала на супруге. Сейчас ему уже более или менее и она может позволить себе некие шалости .
Лиз оставила поцелуй на его шее, и сползла с его бедер ниже. Плечи Лиззи подрагивали от возбуждения, они облизнула пухлые губки и пальцы практически ловко стянули штаны с мужа.
- Просто расслабься- тихо проговорила девушка и взяла в свою ладошку его плоть, слегка сжав, сделала несколько поступательных движений и опустила голову, открыв свой ротик вобрала его, начиная медленные движения, помогая себе ладонью.

+1

74

— Чего меня искать… куда я денусь, я пока быстро бегать не умею, — усмехнулся Хорнблауэр. Ему нравилась перспектива просыпаться рядом с любимой всегда, но не мог пока перестроить себе режим, чтобы вставать чуть позже обычного. Пришлось привыкать, даже к нормальной пище, а не солонине. Увы, капитанские запасы не были бесконечными, к концу пути приходилось переходить на обычную, матросскую пищу. Вроде сухарей и вареной солонине.

— Прости моя дорогая, как видишь, привыкаю к обычной жизни. А это не так-то просто после стольких лет жизни по одному режиму, — он улыбнулся при упоминании постели. Ох, чувствовалось, что Горацио и сам ее не выпустит из объятий потом еще очень долго. Хотелось поскорее вернуться к страстным ночам вместе, а не испытывать боль от своих движений. К тому же, его тело сейчас выглядело не очень презентабельно. Горацио было противно от самого себя, когда гляделся в зеркало. Мази доктора Клайда помогали, небыстро, но все же заживляли пораженные участки.

— Что же, теперь нам предстоит быть приглашенными, важными гостями. А это тоже та еще задачка… — хмуро и задумчиво отозвался Горацио. Для него все эти приемы, балы были в тягость. После официальной части мероприятия не покинуть его, поскольку высокопоставленные чины не поймут, а для Хорнблауэра  бал – хуже не придумаешь.
— Да, едем. Надо узнать, когда капитан Буш возвращается. Думаю, он не откажется нас сопроводить на своем корабле. Кроме того, он тоже приглашен, — улыбнулся Хорнблауэр, предвещая хорошее путешествие вновь на корабле. Правда, в роли пассажира, но уже и это отлично.

От размышлений Горацио отвлекла Элизабет, которая повела его обратно в спальню. Хорнблауэр немного удивился, но искорки в ее глазах говорили о том, что девушка что-то задумала. Было несложно догадаться, правда, Горацио не был уверен в том, что еще готов к такому… И готова ли Элизабет лицезреть при дневном свете тело своего супруга во всей красе… Улыбнувшись, Хорнблауэр подчинился и лег на постель, почувствовав тяжесть ее тела на своих бедрах.

— Лиз, ты уверена? Мой внешний вид все еще оставляет желать лучшего… — смущенно проговорил Горацио, но отклик его тела не заставил себя ждать. Если бы он мог нормально шевелиться, может быть, и воспротивился. Ибо было неловко, неудобно. Элизабет стянула с него штаны, по телу пробежался приятный холодок, Горацио старался расслабиться, но от действий супруги перехватывало дыхание. Он понимал, что оба тосковали по этим ласкам, Горацио не мог сейчас сопротивляться, особенно, когда почувствовал ладони, губы девушки на своей плоти… Инстинктивно он подался бедрами вперед, чуть поморщился от тянущих, легких болезненных ощущений в груди. Но не хотел, чтобы Лиз останавливалась, хотя и трудно было не думать.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

75

- Не волнуйся, вместе мы переживем- это мероприятие- ответила Лиззи, мягко улыбнувшись.- в конце концов, чем выше будет становиться твой чин, тем чаще нам придется бывать на подобных мероприятиях. Поэтому стоит и в них искать нечто хорошее- она поцеловала его  в щеку, показывая тем самым, что всегда окажет ему поддержку.
Лиззи и сама не любила все эти шумные балы и официальные мероприятия, она были чрез чур выматывающими, а ведь по сути там от нее ничего не требовалось, кроме как соответствовать статусу. А для Лиззи это было самое трудное, быть светской дамой. Она была умна, но совершенно непокорной, Не умела молчать и любила высказывать свою точку зрения. Высшее общество не любит таких, и у них с этим обществом дела обстоят зеркально.

На самом ее обрадовала даже не новость о том, что они отправляются в Париж, а то что они поплывут туда на корабле. Лиззи полюбила море, полюбила своего главного соперника за сердце ее Горацио. За то время, что она была на суше, ей стало не хватать мерной качки за окном и утреннего морского бриза. Но скоро они вернуться на корабль, пускай и в качестве пассажиров, но дела это особо не меняет.
- О, как в старые добрые времена - проговорила Элизабет- мне нравится эта перспектива. Но любовь моя, не забывай, что Буш будет капитаном, а ты всего лишь гостем, хоть ты и коммодор - проговорила девушка- он отличный капитан, ведь всему учился он у тебя, такого блистательного мужчины и командира.
Она не льстила, Лиз видела много раз, как Горацио ведет себя в бою. Он был тем, кто способен вести эскадру в бой, его острый ум выделяет его на фоне всех остальных. Правда Горацио не всегда осознает эту свою уникальность.

Лиз скучала по мужу, но она понимала, что ранения и ссадины полученные в плену, еще долго не дадут им насладиться друг другом. Но она понимала еще тот факт, что любимому поможет скорее прийти в форму чувство того, что он нужен и любим. Словам Горацио верит неохотно, а значит Лиззи воспользуется своим излюбленным способом.
Его слова вызывали на ее лице мягкую улыбку, и девушка произнесла:
- Мой коммодор, я люблю каждый сантиметр твоего тела, каждый шрам и ранение, ты для меня самый прекрасный. Просто доверься мне, прощу
Она чувствовала, как его плоть увеличивается в размерах и твердеет под ее ласками, девушка ласкала его неспешно и осторожно, давая насладиться каждым проникновением в ее крохотный ротик, ладонь чуть крепче сжала его плоть. Она хотела, чтобы он вспомнил, как это чувствовать друг друга.
Лиззи крепче сжала губы, продолжая ласкать его плоть, она чуть ускорила движение ладонями. Лиз просто хотела, чтобы он почувствовал то, что она его любит. Она продолжала свою ласку, то ускоряя то замеляя свои движения. На самом деле она и сама сейчас была счастлива, вновь чувствовать его вкус на своих губах и это дурманило ее. Губки довольно плотно сжимали его плоть, и девушка не противилась движениям его бедер, которые направляли ее.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/W1m0d7Z.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

0

76

Горацио чувствовал, что Элизабет соскучилась по их страстным ночам. Он и сам о них часто думал, эти воспоминания грели ему душу. Но понимал, что не сможет доставить Лиз того удовольствия, что раньше. Да и себе тоже, покалеченное тело не даст полностью расслабиться, Хорнблауэр не боялся себе навредить, хуже уже не станет. Просто остатки боли будут сильно мешать.
Слова Элизабет не слишком убедили Горацио, но сопротивляться её ласкам было сложно. Девушка определённо хорошо знала своего мужа, знала на какие точки нажать, чтобы он оказался полностью в её власти. Горацио подавался бедрами вперёд, ощущая тепло рта любимой жены, он положил руку ей на затылок, перебирая волосы, но не надавливая. Хотя очень хотелось направить действия Элизабет. Она могла почувствовать легкое давление, Горацио понимал, что она знает, что ему нравится.

Сдерживать стоны становилось сложнее, с губ сорвался глухой стон, долгое воздержание вновь сыграло с ним злую шутку. В конце концов, Горацио все же не хотел заканчивать так быстро. Он приподнялся на локтях, увлёк девушку к себе, чтобы она села на его бедра, притянул, поцеловал в губы. Хорнблауэр снял с  её плечо халат, тот соскользнул вниз. Возбуждение нарастало, коммодор уже с трудом себя сдерживать. Элизабет начала эту игру, значит её надо завершить, а не тормозить на полпути.
Он взялся за полы ночной рубашки Лиз, потянул вверх, снимая с неё последнюю деталь одежды. Горацио с восхищением посмотрел на любимую, провёл ладонями по обнаженному телу. По талии, к груди, пальцами по набухшим соскам. Хорнблауэр захотел все же рискнуть, боль была не такой сильной, чтобы… Горацио взял ее ладошку в свою, поцеловал и увлек к себе на грудь, обняв рукой за талию. Он осторожно перевернул Элизабет на спину, оказавшись у нее между ног. Хорнблауэр оценил свои возможности, они были больше, чем он предполагал. Однако пока против снимать рубашку, только прикасаться под ней… Горацио все еще стеснялся себя, чтобы она видела его таким. Он не готов к этому.
Хорнблауэр поцеловал любимую в губы, коснувшись рукой ее возбужденной плоти, что истомилась за эти месяцы в одиночестве. Он чуть надавил на чувствительную точку, вошел одним пальцем, ощущая, насколько там жарко. От переизбытка чувств слегка прикусил ее нижнюю губу. Приняв более удобное положение, оперся на локоть, терзая ее нежные губы, а рука не переставала ласкать внизу.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

77

Это были невыносимые месяца в разлуке. И дело даже не в интимной стороне их семейной жизни. Лиз могла себя чем-то занять, чтобы не думать о своем прекрасно муже в сексуальном аспекте.
Ей претила сама мысль быть вдали от него, простая невозможность смотреть на него, уже сводила ее с ума.  Легче стало, когда он вернулся домой, он хотя бы был под ее присмотром.
А вот тут как раз таки возникли и новые проблемы. Теперь она его видела, но не имела никакой возможности прикоснуться к нему, чтобы не потревожить его раны. О, это стало настоящим испытанием для нее. И прикосновения даже не носили какого-то чувственного характера, просто ей раз за разом хотелось убедиться в реальности того, что Горацио не сон, а ее реальность и он живой.
И вот этим утром, Лиззи более не могла сдерживать себя. О себе она не думала, хотелось уверить мужа в том, что он все так же прекрасен для нее, что он лучший мужчина в ее жизни и иного ей и не нужно. И это было так, ей было плевать на его шрамы, для Элизабет, он был самым лучшим и идеальным.

Лиззи начала уже забывать, как это любить его, ласково и нежно. Она с упоением ласкала своего мужа, реагируя на каждое его движение, она чувствовала давление от его руки и подчинялась им. Ей им самой нравился весь процесс, она жаждала, чтобы муж испытал удовольствие от ее ласк, впервые за долгое время, может быть это ему поможет скорее восстановиться.
Его глухой стон был красноречивее всего, и это подтолкнуло Лиззи ускорить движение губами и ладонью, подводя супруга к пику удовольствия. Он не хотела заставлять его делать лишних движений, но сам он подтянул ее и усадил обратно на бедра, Лиз провела языком по губам. Супруг видимо имел свои планы. С его легкой руки, халат был снят с ее плеч и муж притянул ее к себе для поцелуя. Лиззи аккуратно опустила, чувствуя под своими бедрами сквозь сорочку его возбуждение. Она пыталась лишний раз не касаться его тела, чтобы не причинять боль, но на его поцелуй ответила.
Лиззи выпрямилась и муж ловко снял с ее сорочку, девушка не смогла сдержать смущенной улыбки, видя с каким возбуждением супруг смотрит на ее обнаженное тело. Когда она прикоснулся с ней Лиз вздрогнула и по телу прошел холодок, когда же пальцы дотронулись возбужденных сосков, с губ сорвался едва слышный стон, она просто была готова сгореть от его простых прикосновений, так сильно она скучала по  нему. Он притянул ее к себе для поцелуя и не смогла сдержать еще одного стона, ее знобило от возбуждения и такой близости мужа.
Лиззи не ожидала, что супруг перевернут ее на спину, и весьма неловко это сделала. Она смотрела на мужа, широко распахнутыми глазами, пальцы Лиз проникли по его рубашку и нежно и аккуратно погладили его тело, от этого чувства она теряла контроль над собой и больше ей сейчас ничего не надо.
Она звонко простонала, когда он дотронулся до ее плоти и Лиз вжалась в  постель, будто бы отстраняясь от него, следующее его движение заставило ее прикрыть глаза и пальцы девушки ухватились за простынь, крепко сжимая ее. Ее стон заглушали его поцелуи, от ласк Лиззи трясло, она так отвыкла от близости, что тело реагировала на все его прикосновения.
- Горацио- прошептала Лиззи ему в губы, он возбуждения ее трясло, пальцы вновь аккуратно проникли под его рубашку, проведя по телу- прошу- на одном дыхание протянула девушка, от этих месяцев ожидания она совсем ошалела от разлуки с ним и больше ни минуты ждать  не могла.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/G6J5cIG.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

78

Эти месяцы ожидания показались ему сущей пыткой. Конечно, будучи во французских лесах, он не думал о близости, он думал только о том, чтобы вернуться к жене. Живым. Не важно, насколько здоровым, но живым. Горацио и сам не хотел дни или недели проводить в постели, постоянно звать слугу, чтобы совершить простейшие действия, сходить в уборную или в ванную. Ему претила собственная беспомощность. Больше всего на свете, приехав домой, он боялся увидеть глаза Элизабет. Это было больнее, чем синяки и ссадины на теле… Хорнблауэр знал, что она будет волноваться, изводить себя, а он и не может ничем помочь. Ни себе, ни ей. Остается только ждать, когда все пройдет. Неделя шла медленно. Первые пару дней, когда у них были гости, разбавили ужас заточения в своей спальне. Но потом… иной раз хотелось лезть на стенку. Горацио изо всех сил старался не раздражаться на Элизабет из-за своей беспомощности и желании лишний раз встать. Клайд хорошо делал свою работу, он очень помогал.

Сейчас Горацио было больно, но уже не так, как несколько дней назад. Остался только сильный ушиб в груди, иногда тянул, но сейчас боль отступила на десятый план. Он любил свою жену, хотел ее целовать, обнимать, хоть и не мог сейчас этого делать в полную силу. Горацио вздрогнул от прикосновений ее пальчиков к своему телу, они отличались от тех, когда его мазали мазями, они расслабляли и приносили удовольствие, расслабление. В то же время, были непривычны, ибо Элизабет изредка задевала болезненные места, но было в них что-то исцеляющее. Не хотелось, чтобы она останавливалась, наоборот, обняла покрепче. Хорнблауэр терзал ее нежную плоть, чувствовал, насколько девушка возбуждена, жар передавался и ему самому. Горацио с нетерпением целовал Элизабет в губы, ловя каждый стон.

Будучи больше не в силах себя сдерживать, Хорнблауэр осторожно опустился на локти, нависнув над девушкой. Слегка поморщился от боли, понадобилось чуть больше времени, чтобы принять удобное положение. Горацио улыбнулся ее просьбе, начиная вторгаться в тело любимой. Он с шумом выдохнул, прикрыв глаза, уткнулся лбом в ее лоб, действуя медленно и неторопливо. Как тогда, после длительного воздержания, Хорнблауэр мог очень легко все прервать слишком быстро… Горацио сжал руками простынь, подаваясь бедрами вперед. Издав протяжный стон, он вошел в нее полностью, замер, желая прочувствовать жену полностью. Хорнблауэр так соскучился по ней, по ее прикосновениям, под которыми млел сейчас. Хотел бы прижаться к обнаженному телу Элизабет, но не хотел портить своим внешним видом такой момент.
Горацио прижался к ней чуть крепче, вдавливая своим весом в кровать, начиная медленно покачивать бедрами, он зажмурил глаза, отдавая всего себя девушке, в ее власть. Чувствуя болезненные ощущения в боку, старался абстрагироваться от них, ощущения внизу живота были во много раз сильнее и ярче.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

79

Лиз думала, что страсть за годы семейной жизни должна поугаснуть и они должны были уже насытиться друг другом. Да и вокруг них, собственно говоря, была не такая уж и благоприятная обстановка, когда вокруг тебя война и убийства, как-то не особо активно думаешь о близости.
но только не в их случае. Все то время, что они были вместе,  они вспыхивали как спички от одного касания или поцелуя. Даже спустя пару лет брака, от шепота мужа по ее коже бежали мурашки, а каждое его прикосновение отдавалось разрядом по ее телу.
Если бы это была обычная животная страсть, то она бы прошла через пару месяцев. Но между ними была любовь.
Лиззи любит каждую клеточку тела своего супруга и готова, еже минутку дотрагиваться до него и целовать. Она считала его идеальным во всех смыслах и сейчас, когда он стесняется своего раненого тела, Лиззи не согласна с ним. Каждый его шрам прекрасен, она готова его целовал и гладить, потому что это часть  Горацио.
С каждым годом ее любовь к нему только возрастает. И это расставание из-за войны, еще больше укрепило ее в той мысли, что она не может без него. Она чахнет, и мир теряет все краски. Он ее маяк в море и Лиз отдалась ему всецело, раз и навсегда.

Его ласки, они просто свели ее с ума. Каждый поцелуй, каждое прикосновение и проникновение в ее, отдавалось волнением в ее теле, она ртом ловила воздух и хотела ближе прижаться к нему, но понимала, что причинит ему боль этим, поэтому ее пальчики практически едва касались его коже под рубашкой, ее тело выгибалось ему на встречу и ей казалось, что она уже вот-вот на пике. Это длительное воздержание просто свело ее с ума и сейчас она могла достигнуть пика, кажется от его поцелуев, которые становились все более нетерпеливыми.

Она была готова умолять мужа, ее красноречивые хриплые стоны не скрывали ее желания, она хотела того, чтобы он владел ею полностью. Она только его.
Лиззи чуть бы не задохнулась от эмоций, когда  почувствовала его внутри себя, чтобы не причинить ему вред, пальцы девушки схватились за простынь и крепко сжали ее.Волна возбуждения прошла по ее телу и девушка прикрыла глаза, когда почувствовала его прикосновение, она закусила губу, чтобы в голос не застонать, она могла разбудить весь дом этим.
- Ах - не смогла она сдержать протяжный стон, когда он полностью погрузился в нее, осторожно ее ладонь проникла под его рубашку и аккуратно поглаживала его бок. я люблю тебя - прошептала Лиззи, чуть ближе прижавшись к нему и сделала движение бедрами ему на встречу, чуть шире разведя ноги, приглашая его погрузиться полностью в нее и насладиться этим моментом. Ее пальцы гладили его тело под рубашкой, ее же тело выгибалось от каждого толчка, от сильного возбуждения ее трясло, и она уже не могла сдерживать свои громкие стоны, которые кажется разбудят весь дом. Она дотянулась до его губ и нежно поцеловала его, вдыхая в него очередной сон.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/G6J5cIG.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

0

80

Он соскучился по ней, истосковался по её прекрасному телу, рад снова к нему прикоснуться. Жаль только, что его собственная кожа не может в полной мере насладиться прикосновениями Элизабет. Она осторожно трогала его, боялась явно причинить боль, хотя Горацио многое бы отдал, лишь бы девушка вцепилась в его плечи, как раньше. Она безмолвно умоляла его продолжать, Хорнблауэр был на грани. Где-то между жизнью и чем-то поднебесным. Горацио сходил с ума, голова просто шла кругом, разум не позволял сосредоточиться на чем-то одном. На её губах, поцелуях или ощущениями внизу живота.

Не было сил сдерживаться, оттягивать. Горацио подчинился немому приказу Элизабет, проник в неё полностью, заполняя собой. Устроившись по удобнее, чтобы иметь возможность ускориться, Хорнблауэр зажмурился, врываясь в тело супруги, размашистыми толчками, сгребая руками простынь. Боль, смешанная с удовольствием была необычным сочетанием, но Хорнблауэр не в силах был остановиться, сотрясая любимую. Иногда он притормаживал, когда становилось совсем некомфортно, но не останавливался полностью... Горацио не скрывал удовольствия и того, что скучал по их ночам, полных страстью и любви. Хорнблауэр на миг остановился, переводя дыхание... Он глупо, но счастливо улыбнулся, прихватил губами нижнюю губу Элизабет. Ему хватило совсем немного времени, чтобы приблизиться к самому краю, едва удерживаясь там… Но Горацио не стал сдерживаться, потому, что не было на это ни сил, ни желания. С громким стоном он излился в девушку, его собственное тело вздрогнуло, напряглось от переизбытка чувств, от сокрушительного оргазма. Он вскрикнул уже от боли, потому что мышцы напряглись с такой силой, и Хорнблауэр не мог контролировать их сокращение во всем теле.

Обессиленно Горацио опустился на грудь Элизабет, прижавшись к ней щекой. Прикрыв глаза, он переводил дыхание, расслабленность предавала ему счастья. Он медленно поглаживал Лиззи по талии, положив ладонь на грудь. Вставать категорически не хотелось, во всяком случае, пока остаточные ощущения после оргазма не стихли совсем. Хорнблауэр поднял на девушку счастливый взгляд, поцеловал ее в ложбинку между грудей,  приподнялся на локоть, поцеловал в губы. Он откатился в сторону, упав на кровать на спину. По телу пробежал холодок…
Горацио взял в руку ее ладонь, поднес к губам. Сев на постели, он дотянулся до штанов.

— Это было очень коварно… — протянул Хорнблауэр, — И жестоко, соблазнять калеку, который не силах противостоять, — усмехнулся он, натянув штаны на себя, он снова откинулся на кровать. Мышцы немного расслабились, все равно приятные ощущения растекались по всему телу.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

81

Девушка понимала, что явно перегнула палку своими приставаниями, но признаться честно в ее первоначальных действиях, не было злого умысла. Она планировала только сделать приятно ему, что поднять настроение мужа и дать ему новый толчок для выздоровления, напоминая о том, что их ждет за этой закрытой дверью, когда он придет в себя. Но в какой-то момент все вышло из под контроля и вот она уже лежит спиной на кровати и с ее губ срывался хриплые стоны.
Она даже и не скрывала того, что безумно скучала по мужу. Скучала по нему всецело, начиная от его присутствия и заканчивая  этими нежными ласками, что он дарил ей каждую ночь.
Обычно Лиз более стойко  держалась в моменты единения, но сегодня после такого длительного воздержания, ее накрывало с головой от простого поцелуя, не говоря уже о том, что она будто бы сошла с ума, когда Горацио ворвался в ее тело.

Она привыкла в порыве страсти крепко держаться за его плечи, иногда кусать, но сегодня вместо этого, Лиззи крепче прижималась к нему и ласково гладили его живот и спину под рубашкой, не сдерживая звонкий стонов.  Она понимала, что следующие пару  дней будет совсем без голоса, но оно того стоит.
Чувствуя его внутри, Лиз все же не сдержалась и потеряв контроль притягивала его ближе к себе, хотелось обвить его талию ножками, но она себя одергивала, чтобы не причинять лишнее неудобства. Она потерялась в этих эмоциях, отвечая на его поцелуи и тело отвечало на каждое движение.
В какой-то момент тело сотрясла судорога и одновременно с этим, она почувствовала, как супруг излился в нее, она протяжно глухо застонала и пальцы Лиззи сжали темные кудряшки мужа. Она будто бы в этот миг забыла, как дышать, настолько хорошо ей было сейчас.

Лиз прикрыла глаза и счастливо улыбнулась, когда супруг по своей привычки лег  обессилено на ее обнаженную грудь. Она скучала, безумно скучала по нему. Ей не хотелось двигать сейчас.
Улыбка стала шире, когда он оставил поцелуй на ложбинке между грудей и ответила на его поцелуй, когда он поцеловал ее в губы.
Лиз пересилила себя и залезла под одеяло, когда Горацио потянулся за штанами, она удобнее устроилась на кровати.

- Нет, мой любимый - она устало зевнула и улыбнулась - мой план был иной,  ты его сам дополнил. Но это было прекрасно-она чуть приподнялась, поцеловала его в губы-  это ведь лучше  любимых лекарств, надеюсь я не причинила тебе боль- проговорила Лиз, обняв подушку- если ты не против, то я бы поспала еще пару часов, а потом надо начать собираться к поездке, столько дел, столько дел- сладко зевнув Лиззи, прижалась к мужу- я люблю тебя, Горацио и всегда буду любить тебя- она уткнулась носом в его плечо и быстро уснула.
Так сладко она не спала уже давно, сегодня для нее случилось практически чудо, вернулся в полном смысле ее любимый муж. Хотя она понимала, что до полного выздоровления еще очень далеко.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/G6J5cIG.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

+1

82

— Дорогая, выезжаем мы только через пару недель, так что успеем подготовиться, — улыбнулся Горацио, накрываясь одеялом. Он поцеловал девушку в губы, погладив ладонью по щеке.
— Спи, моя дорогая, отдыхай. И я тебя люблю, милая, — после сокрушительного оргазма во всем теле была приятная расслабленность. Мужчина и сам ненадолго заснул, но проснулся от какого-то дурного короткого сна. В окно, сквозь плотные шторы, просачивался дневной свет, яркое солнце. Горацио открыл глаза, Лиззи еще спала. Он улыбнулся, глянув на нее. Была мысль выбраться из кровати, но проснется и снова будет искать. Хорнблауэр чувствовал легкую боль в мышцах, грудная клетка болела, пусть и не так сильно, как неделю назад. Он еще должен зайти к Клайду,  чтобы тот проверил его синяки. Уже два дня только мазали. Горацио уже порядком устал от всех этих мазей, мечтал поскорее избавиться от чувства боли, трудностей в передвижении и вообще.

Он обратил внимание, что его рука зажата в объятиях Элизабет, Горацио осторожно высвободил её, чел на кровати и подозвал Брауна. Приложив палец к губам, Хорнблауэр попросил принести ему бумагу, перо и чернильницу. Он хотел написать официальное письмо в Адмиралтейство, чтобы в указанный день ему назначали корабль, для отплывтия во Францию. Лорд Эксмут тоже, наверняка, получил приглашение и поедет вместе с ними. Только Горацио хотел плыть на корабле под командованием Буша. Собственно, это он и указал в письме, надеясь, что его просьба будет удовлетворена. Хорнблауэр написал одно официальное письмо, и другое не официальное. Хотелось просто узнать как обстоят дела в мире. Давно он не получал никаких вестей, кроме как из газет. А адмирал расскажет все без прикрас.
Горацио взглянул на Лиззи, укрыл её одеялом получше, чтобы не замёрзла, поцеловав в щеку.
Когда отдавал письма Брауну, чтобы отправил их в Адмиралтейство, попросил принести кофе две чашки и что-нибудь на завтрак. Яичницу. Тот улыбнулся и удалился из спальни. Через полчаса принёс завтрак. Попутно передал от доктора просьбу зайти к нему после завтрака. Взглянув на часы, Горацио понял, что проспал больше часа, который показался ему мгновением. Очередной кошмар. Он тряхнул головой.

Хорнблауэр наклонился к Элизабет, поцеловал любимую в губы, разбудил, увлекая девушку в поцелуй. Он провёл пальцами по её щеке, большим пальцем по нижней губе.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

83

- Нужно раздать прислуге указания, нужно столько всего сделать, столько сделать- прощебетала Лиз, пока засыпала рядом с любимым мужем.
Она была этим утром невероятно счастлива. Только сейчас она в полной мере стала понимать то, что Горацио кажется и вправду ничего не угрожает. Девушка ужасно боялась причинить ему боль или дискомфорт и все это время, даже когда наносила мази на его тело делала это максимально нежно и практически невесомо.
Сегодня Лиззи не хотела так же причинять мужу боль своими действиями и вообще вся идея возникла как-то спонтанно. Но чего уж там скрывать, девушка была рада, что вышло все именно так. Внутри будто бы что-то отпустило и она успокоилась.
Его слова, что она услышала перед тем, как уснуть, были словно бальзам на душу. Да, она просто уже не представляла своей жизни без любимого мужчины.

Лиз провалилась в сон. Но на самом деле не особо-то она и спала. В том плане, что ей снились домашние дела. На самом деле по факту за их отсутствие нужно было сделать достаточно много вещей.  Провести генеральную уборку дома, привести в порядок фасады перед зимой, постричь деревья в саду и обновить мебель во всем доме. Лиз всегда была далека от домашних забот, в  Панаме всем этим занималась мама, а Лиз занималась тем, что ей хотелось.
Но этот сон утром, был ей просто необходим. Она так измотала свой организм за эти недели, что ей требовался хороший и качественный сон. И рядом с мужем этот сон был самым сладким.

Наверное, Элизабет могла проспать еще пару часов к кряду, но сладкий поцелуй мужа, заставили ее ответить на его поцелуй и сладко улыбнуться.
- Я хочу просыпаться так каждое утро - проговорила девушка, открыв глаза и посмотрела на мужа. Лиз присела в кровати и прикрыла обнаженную грудь одеялом.- Как твое самочувствие любовь моя? Не нанесла ли я тебе вред сегодня утром?- спросила Лиз немного смущенно, Браун как раз принес поднос с завтраком и поставил его на кровать. Лиз его поблагодарила. Взяла кофе и сделала глоток- я думала, что пока нас не будет, стоит обновить немного дом перед зимой. на фасаде кое где облупилась краска и я все-таки не бросаю идею, завести в нашем саду небольшой пруд, если ты, конечно, не против- проговорила Элизабет- ты не против прогуляться после завтрака? Я бы хотела дойти до озера, пока стоит хорошая погода- она взяла тарелку с завтраком и с большим удовольствием съела его, впервые за долгое время.- чем ты занимался пока я спала? ты явно не умеешь спать так много и долго- улыбнулась девушка.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/G6J5cIG.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

0

84

Он улыбнулся, когда Лиз проснулась. Это было счастливое утро, Горацио не стал выбираться из постели, пока девушка не проснется. Да, он привык спать мало. Только пока болел, раны не позволяли ему совершать много телодвижений. Но Хорнблауэр так стремился быстрее пойти на поправку, что сам заставлял себя поднимать. Хоть и все вокруг были против этого. Уж тем более, Лиззи. Ему страшно было видеть, как она мучается из-за его состояния. Пока он позволял ей смотреть на свои раны, с тех пор, как в доме живет доктор, старался поменьше раздеваться перед Лиз и давать ей обрабатывать раны. Он стеснялся своего покалеченного вида, это удручало, это было выше его сил и достоинства. Хоть она и его жена, не хотел, чтобы Элизабет видела его таким… Надеялся, что его тело скоро придет в форму. Но Клайд сказал, кое-какие шрамы останутся ему в «подарок», в добавок к остальным, что уже присутствуют на теле.

— О, нет, дорогая, только пользу, — он улыбнулся, поцеловав девушку в губы, — Хорошо, давай обновим. На счет пруда, почему бы и нет, я не против, — он принялся за завтрак, который был очень кстати, — Потерпи немного, любимая, скоро смогу сам раздавать все указания. Во всяком случае, помогать тебе в этом, — Горацио улыбнулся. Он и сейчас уже вполне справляется с задачами хозяина дома, но еще не в полной мере. Все свалилось на хрупкие плечи Элизабет, пока Хорнблауэр едва передвигался по дому и думал только о том, как бы поменьше доставить неудобств окружающим. Подпускал к себе только Брауна и жену.
Горацио с улыбкой наблюдал, как Элизабет начала наконец-то кушать, она тоже шла на поправку, и это хорошо. Хорнблауэр быстро расправился со своей яичницей, запив кофе. Он оставил пустой поднос с посудой на тумбочку, обнимая жену за плечи.

— Ну, что ж поделать, милая, у меня военная выправка. И она уже вряд ли куда-то денется. Но я постараюсь, — Хорнблауэр задумался, сможет ли он когда-то избавиться от многолетних привычек. Это вряд ли, но попытаться стоит. Он запустил пальцы в волосы девушки, мерно их перебирая в своей руке.
— Я написал пару писем, чтобы нам дали корабль к назначенному сроку. Плюс хочется немного узнать о том, что в мире происходит. Мир подписали, это хорошо, но пока все волнения не утихнут, хочется быть в курсе, — пожал плечами Хорнблауэр. Пока бы действительно выбираться из кровати. Да пройтись куда-нибудь. Горацио слегка потянулся, мышцы противно затекли и заныли при смене положения, он поморщился.

— Пойдем прогуляемся, я бы тоже размялся немного, — Горацио откинул одеяло, встав с кровати. Он попросил Брауна принести ему таз с водой, мытьем справлялся уже сам, как и с бритьем. Хорнблауэр сбрил двухдневную щетину с лица, освежился под водой и надел чистую одежду. Белая рубашка и приличные штаны сделали из него человека. Горацио уже нормально ходил, не так быстро, но все же.

— Может ещё съездим к бабушке в Портсмут? Она, правда, не знает о том, что со мной было... Газет не читает, да и вообще мало интересуется. Я ей писал письма, что все хорошо. Не хотел волновать лишний раз... Давно зовет в гости, — Горацио грустно вздохнул. Он взял свою накидку.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

85

Лиззи с большим аппетитом поглощала завтрак, видимо утренние приключения полезны и для ее организма в целом. Сейчас она чувствовала определенную ленность в своем организме, но была счастлива от всего случившегося.
Сегодня она была полна сил для новых свершений, у нее было столько планов,что она даже не знала с чего ей начать.

- О,дорогой мой, мне нравится заниматься домашними делами - призналась девушка - это для меня новый опыт, но такой захватывающий, наконец то, я могу спокойно обустроить наше гнездышко.
Это было правдой,ей хотелось, чтобы дом был комфортным для них. Они много времени проводят в море, но на суше должно быть место, где она будут понимать,что они дома.

Горацио рассказ о том, чем занимался. Лиззи мягко улыбнулась допила кофе, она была  рада слышать, что муж возвращается в привычный ритм.
- Любовь моя, ты как всегда прекрасен. Я думаю, что следующее твое назначение не будет связано уже с военными действиями - предложила Элизабет. Ей и вправду хотелось в это верить, все устали от постоянной войны.

- Отлично - Лиззи поцеловала мужа м выпорхнула из постели.
Тут же подоспела и китти с водой , полотенцами и свежим нарядом. Она крутилась подле своей хозяйки, подмечая ее хорошее настроение, но не стала ничего спрашивать, только улыбнулась в ответ.
С утренним туалетом было покончено. Китти облачила хозяйку в платье, убрала волосы наверх. Когда вернулся Горацио, Китти как раз снимала постельное белье.

- Может нас все таки удасться уговорить ее переехать жить к нам ?- спросила Элизабет - дому нужна хозяйка пока нас не будет бывать дома.
Ей нравилась его бабушка, она была безумно милой и чудесной во всех смыслах.
- Горацио, я думаю она поймет - проговорила девушка, взяв супруга под руку, и они вышли из дома.

Они вышли за калитку и пошли в сторону небольшого озера в сотне метров от дома.
- Какая чудная погода стоит - произнесла Лиззи, поцеловав любимого мужа в щеку и чуть ближе прижалась к нему.
На улице им никто не повстречался и это тоже радовало девушку,она устала от людей и волнений вокруг, ей хотелось, чтобы этот мир принадлежал только им с мужем.

Они медленно дошли до озера.Лиззи с хитрицой посмотрела на мужа.
- Пока стоят теплые погоды, я бы хотела искупаться - Лиззи ловко расстегнула пуговицы на своем платье и сняла его, оставшись в нижнем платье.
Она поцеловала мужа в губы, и бодрым шагом пошла к краю берега. Пара минут и девушка оказалась в воде, она прикрыла глаза, наслаждаясь этим моментом, она мечтала это сделать уже достаточно давно и сейчас счастлива. Она решила, что сегодня сделает все, что откладывала по каким то причинам.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/G6J5cIG.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

0

86

— Ну, она может и согласится, только на время нашего отсутствия. За домом присмотреть.  А так, человек привыкший жить в своем доме, — пожал плечами Горацио. Бабушка объясняла тем, что там ей ближе до школы, где работала и вообще, все рядом, включая портовый рынок, куда часто приезжали корабли с заморскими товарами и не только. В этом плане Хорнблауэр с ней даже согласен, и не стал давить в первый раз. Вместе с Элизабет они бывали в гостях у нее, приглашали к себе на торжества и все были довольны.
Только вот про попадание в плен, и то, что его освободили из-под казни, Горацио в паре писем за эту неделю не рассказывал. Если бы она знала, уже приехала бы сама к ним, а так, судя по всему, новостями с фронта не очень интересовалась. Хотя все вокруг говорят о том, что Франция побеждена. Хорнблауэр оценил возможность скрыть это и в дальнейшем, в конце концов, все внешние повреждения скрыты под одеждой, ходит Горацио нормально, чуть прихрамывает.

— Лиз, я бы не хотел, чтобы она вообще об этом знала. Ранение да, а вот про попадание в плен, без острой необходимости, лучше не стоит, — попросил Хорнблауэр, надеясь, что жена его поймет и поддержит.
Он накинул на плечи накидку, вместе с Лиззи они вышли в сторону озера. Солнце приятно грело, становилось даже жарко. Хорнблауэр бросил взгляд на озеро, вдыхая свежий воздух полной грудью. Он медленно шел рядом с Элизабет, пока они не набрели к берегу.
Стоя неподалеку от воды, Горацио обнял девушку за талию, поцеловав ее у губы, нехотя выпустил, когда она скинула с себя платье и пошла к воде. Он с досадой посмотрел на Элизабет, так как сам еще не был готов к такому купанию. Оставалось только наслаждаться прекрасной погодой. Хорнблауэр присел на большой валун, глядя на то, как Лиз наслаждается водой. Когда-нибудь они смогут вместе сюда прийти и искупаться.

— Устроим тут пикник на мой день рождения, м? — крикнул Горацио, улыбнувшись. Ну, а что, посидят неплохой компанией, может к тому моменту успеет и Буш приехать. А вот день рождения Лиз и годовщину свадьбы придется отмечать во Франции или на корабле. Впрочем, очень символично.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1

87

- Любимый, хотя бы так. Она очень самостоятельная дама, но мне слегка боязно за нее- проговорила Элизабет.
Она любила его бабушка и очень тепло к ней относилась и признаться честно, Лиззи боится ее потерять. Увы, они живут в разных дома и Лиз себе не простит, если с ней что-то случится, а ее не будет рядом. Элизабет хотелось бы, чтобы она была под ее присмотром. Но зная характер семейства Хорнблауэров, они все слишком самостоятельные и их нельзя принудить делать то, что они не хотят.
Да и ей было бы спокойнее, если бы кто-то присматривал за домом в их отсутствие.
-Я доверяю нашей прислуге, но  в наше отсутствие хотя бы кто-то присмотрел за ней – они с мужем практически всегда находятся в море и у нее сердце сжимается каждый раз, когда они подходят к ее дому. Вдруг ее уже не стало. Ох, лучше сейчас не думать все это грустные думы иначе испортится настроение. Вот сегодня поедут и убедятся , что с ней все хорошо.

- Любовь моя, конечно же, мы не будем ее беспокоить этим. Если спросит, скажем дома неудачно встал с кровати или что-то наподобие такого- она была  согласна с мужем. Не стоит лишний раз волновать ее. Хватит того, что Лиз извела себя разного рода мыслями. Сейчас уже все практически хорошо, а значит нет места для тревоги. теперь остается только радоваться тому, что он вернулся и по итогу у них все же все хорошо.
Лиззи ответила на поцелуй мужа, она хотела позвать его с собой, но понимала, что еще слишком рано для подобного рода деятельности.

Вода была чуть прохладной, но от того еще более прекрасной. Лиз прикрыла глаза и с огромным удовольствием принимала водные  процедуры. Но слишком увлекаться она не стала и достаточно быстро вышла из воды, выжав край платья.
- О, мне нравится ваше предложение, коммодор- проговорила девушка и подала мужу платье- подержи, пожалуйста, я переоденусь- она скинула мокрое нижнее платье, кинув его в траву и быстро нацепила верхнее, на голое тело- поставим здесь пару столов, можно натянуть тент от солнца и будет прекрасное мероприятие- Лиззи наклонилась и поцеловала мужа в губы, подобрала мокрое платье.- Побудем еще или зайдем домой, и поедем к бабушке?- спросила Лиззи, устраиваясь рядом с мужем на валуне.

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/G6J5cIG.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

0

88

Горацио до сих пор не верилось, что наступило спокойствие в мире. Больше двадцати лет своей жизни он посвятил войне. Каждый день, как в последний ступал на палубу корабля, думая, что очередное плавание может оказаться последним. Сегодня, сидя на этом валуне, Хорнблауэр чувствует покой в душе. Рядом любимая жена, наступит тот день, когда они смогут без содроганий выходить в море. Будут и другие задания, экспедиции, но война позади. В это сложно поверить.
Он помог Элизабет одеться, когда она вылезла из воды. Предложение пикника пришло к нему спонтанно. Хорнблауэр не любил шумных мероприятий, особенно с танцами и плясками, но, благо все присутствующие будут знать об особенности своего коммодора. Что песня для него не самый лучший вариант и подарок на день рождения.

— Да, отлично. Посидим в тихом семейном кругу. Последний раз справлял все свои дни рождения на корабле. А вот твой скорее всего, будет во Франции или уже на обратном пути. Как получится, — улыбнулся Хорнблаур, накинув ей на плечи свою мантию, чтобы не замерзла и не простудилась.
— И зачем столы, можно прям на траве посидеть. Много народу звать не будем. Только самые близкие, а их у меня не так много, — Горацио даже рад этому. Много людей ему не нужно возле себя.

— Ты замерзнешь, вода не такая уж  и теплая, — заметил Горацио, вставая с валуна, — Пойдем, наверное, переоденешься, да ближайшей почтовой каретой и выедем, — Хорнблауэр обнял Элизабет за плечи, запахнув на ней накидку. Они медленным шагом вернулись домой, Китти забрала у хозяйки мокрую одежду, и забрала переодеться в сухое платье. Горацио пока поручил Брауну встретить карету для них. Накинув на себя обратно мантию, Хорнблауэр предупредил прислугу, что дома они будут, скорее всего, ближе к вечеру. Браун хотел увязаться с ними, чтобы быть рядом с хозяином, если что  случится, но Горацио отказался. Сам прекрасно уже справляется.

Карета была подана, они вместе с Элизабет забрались внутрь. В Портсмут прибыли через полтора часа. Горацио подал руку Лиз, и они вышли неподалеку от дома бабушки Хорнблауэра. Кто-то даже поздоровался с ним, но Горацио пока не был готов к бурным овациям. Взяв жену за руку, он повел ее к своему дому.
Бабушка как всегда встречала с теплотой и улыбкой, крепкими объятиями, которые Горацио сейчас были очень не кстати. Но приходилось делать вид, что все хорошо.

— Здравствуйте, мои дорогие! Очень рада вас видеть, проходите, — обрадовалась миссис Хорнблауэр и пригласила их войти в дом.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/517931.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

0

89

- О, ну единственный день рождение я свой так никогда и не забуду - улыбнувшись проговорила девушка, поцеловала мужа в губы- помнишь, тогда у берегов Англии, мы с тобой оба горели в лихорадке. Было ужасное состояние, но я была рада быть рядом с тобой.
На самом деле ей не нужны пышные торжества или подарки. Свой главный подарок в жизни, Элизабет уже получила, когда взошла на корабль под командованием Горацио. Это было нечто неописуемое и одновременно прекрасное во всех смыслах.
Сейчас девушка уже и не может представить свою жизнь без него, он ее дом, ее самый любимый человек.
-Ну, любовь моя, тут самое главное, чтобы не зарядили дожди, ты же знаешь, что погода тут очень уже переменчивая - она укуталась в его мантию и глубоко вдохнула, она пахла ее любимым человеком и это было безусловно просто прекрасно. – продумаем все варианты, чтобы быть наверняка уверенными в исходе.
- Вот, если бы ты мог со мной искупаться- протянула девушка, и обняла любимого мужа аккуратно, чтобы не навредить, но согласилась с ним. Лучше и вправду переодеться, совсем не хочется повторять ее первое день рождение рядом с ним и лежать с жаром, тем более им скоро отплывать. А  переел этим нужно выполнить множество дела.

Оказавшись дома, Китти тут же увела свою хозяйку, причитая, что так нельзя халатно относиться к своему здоровью. Лиз только закатила глаза, но не стала спорить с ней, только послушно стояла, пока она вытирала ее тело, а затем и переодевала в свежую сухую одежду. Напоследок Китти сказал ей, если Элизабет заболеет, то подавать ей лекарства не будет, потому что она виновата сама. Леди только и показала ей язык, вернувшись к мужу.

Они погрузились в карету и Элизабет взяла супруга под руку, где-то уже на подъезде к ее дому, она прошептала ему на ухо.
-Ты не поверишь, но я хочу есть- и смущенно улыбнулась, уткнувшись ему в плечо.
Они вышли из кареты и пройдя короткое расстояние оказались подле ее дома. Она как обычно радушно их встречала.
Они вошли в дом и присели за стол, бабушка засуетилась и поставила перед ним кружки с чаем и пирогом.
- Как вы себя чувствуете?- спросила Элизабет, беря кружка ароматного чая, вдыхая запах-  вы прекрасно выглядите- и это было чистой правдой, в этой женщине было энергии больше,чем в ней самой.- мы бы хотели Вас попросить, если Вам не трудно, могли бы приглядеть за нашим поместьем, пока мы будем в отъезде?

[nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/G6J5cIG.jpg[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету"> Элизабет Хорнблауэр, 22 года</a></div> Жена коммодора, сейчас ждет на суше и сходит с ума</div>[/lz]

0

90

— Ну, то есть тебе  нравится смотреть на умирающего меня, я уже понял, — буркнул Горацио. Болеть он не любил, это приводило его в состояние полной беспомощности. Хорнблауэр хотел поскорее залечить все свои синяки и устойчивее стоять на ногах. Иной раз было невыносимо шевельнуться и почувствовать боль, даже, если легкую. Она настолько приелась, что Горацио старался отвлекать себя долгими прогулками по саду, домашними делами.
Вот сейчас они пошли к бабушке и нужно строить из себя здорового человека. Если не узнает про ранения, то и хорошо. Но уж точно не про плен… Хорнблауэр не хотел, чтобы бабушка за него переживала, она пожилой человек и такой информации может не пережить.

Он знал, что их ждет вкусный обед, чай с пирогом. Горацио и сам проголодался. Их встретили снова столом, полным еды. Часть своего жалования Хорнблауэр отсылал бабушке. Благо, оно позволяло в должной мере обеспечить и свою семью, и бабушку.  А та в свою очередь, отвечала пышным столом, да и вообще всегда рада помочь.

— Оу, ну конечно присмотрю. А вы куда уезжаете? — поинтересовалась бабушка. В голосе слышалась тревога, но она ее тщательно скрыла. Горацио улыбнулся.
— Пригласили в Париж на прием по случаю подписанию мирного соглашения. Да и хотелось бы навестить графа де Грасара, я тебе о нем рассказывал, если помнишь, — хотя, конечно, помнит. Триумфальное возвращение из плена забыть сложно. Ведь тогда объявили, что Хорнблауэр мертв. И была жива Мария, которая убивалась по нему. Потому Горацио не хотел вновь сообщать о попадании под стражу. Достаточно того, что он был ранен и вернулся живым.

— Помню, да. Но тогда я отдам вам ваши подарки сейчас, вы же не вернетесь к вашим дням рождения, наверное, — улыбнулась бабушка.
— Мой успеем отметить, а вот Элизабет нет, — отозвался Горацио, сделав глоток чая и откусив пирог.
— Тогда только подарок Элизабет. Держи, детка, — она вручила Лиз шерстяной свитер, который связала сама. Да, подарок очень кстати. Особенно для зимы на корабле. И не только зимы. Горацио улыбнулся, доедая кусок пирога.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/69348.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 39 лет</a></div>Коммодор эскадры</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Дело чести