Kiss Me More
Doja Cat, SZA

Лондону от доктор Юджина
"Выделенный номер для Грантов кажется Рамиресу слишком большим. Он никогда прежде не видел в отеле столько комнат. Для чего они? Обычно люди приезжают в подобные места, чтобы быть ближе друг к другу, а здесь можно легко заблудиться и потратить кучу времени на поиски своей второй половинки. Ричард ненадолго останавливается в проходной комнате с огромным рядом полок книг до самого потолка. Стеллажи из амарантового дерева. В самом углу огромной комнаты недалеко от камина стоит рояль в окружении стильных мягких диванов, обложенных подушками. На полу не менее дорогой пушистый декоративный ковер. Не сдержав восторга, Ричард присвистнул. Миновав комнату, Рамирес столкнулся с Джеймсом.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
20.09
ЧЕЛЛЕНДЖ
СНОВА В ШКОЛУ
КИНО
ВИКТОРИНА
Новый
дизайн
Предупреждение
о выселении
Акция
актеры ГП
Новые
соцсети

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Сейчас бы поспать, а не вот это вот всё


Сейчас бы поспать, а не вот это вот всё

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


Сейчас бы поспать, а не вот это вот всё
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i3.imageban.ru/out/2021/09/04/d180f210f2b313e67be7243dbf0e659b.gif https://i.imgur.com/QJFDja0m.jpg https://i3.imageban.ru/out/2021/09/04/d2df6ee0ffe7a24d02eaac2cb72b55b7.gif
Ellie Gill & Harris Gill
7 декабря 2020, Лондон, полицейский участок и далее

Ночью в квартире Харриса раздается звонок.
Любимая дочь снова просит внести за неё залог в полицейском участке. Пьяная любимая дочь.
Харрис не спешит вытаскивать дочь из участка и решает поставить вопрос ребром о пьянстве дочери, предложив сделку.
Но пойдет ли на его условия Элли?

0

2

Элли нервно накручивала телефонный провод на палец, пока слушала длинные гудки в трубке.
Она уже тысячу раз проиграла в голове то, как будет оправдываться перед отцом.
Ей не впервые приходится звонить из полицейского участка, однако, впервые это происходит в Лондоне. В родном Лос-Анджелесе Харрису приходилось вносить залог за дочь довольно часто, чем Элли не очень гордилась и честно чувствовала себя виноватой каждый раз, когда оправдывалась перед отцом. И абсолютно честно обещала, что такое больше не повторится. Но это повторялось. Как-то самой собой происходило так.

Часы показывали больше полуночи, Харрис скорее всего спал. Элли нервничала, ей не хотелось оставаться здесь ночевать. Её телефон разрядился и она попросила сделать звонок со стационарного телефона в участке.
- Ну же, возьми трубку… - Гилл пробормотала и поймала на себе взгляд сотрудника.

Теперь Элли очень жалела о той злополучной бутылке виски. Надо было оставить её, купить сигарет, как планировала и идти домой. Или, она всё же планировала напиться? Элли уже смутно помнила, чего она хотела, когда бродила по магазинам в поисках выпивки покрепче. Последние пару месяцев девушка вообще себя не очень контролировала. Хорошо, что отец не наведывался к ней в гости…
Сотрудник показал. что пора закругляться и Элли повесила трубку. Ей разрешили сделать еще один звонок немного позже. Она села на скамейку и прижала голову к стене. Самое интересное, что Элли всегда знала, отчего все её проблемы. Не было у неё цели попадать в передряги. Единственная цель, которая была у Эл, когда она в очередной раз шла в клуб или бар - повеселиться. Задумывалась ли она когда-то о последствиях? Забавно, но нет. Столько раз наступать на одни и те же грабли и ни разу не предвидеть, что натворишь делов и окажешься в кутузке.

Гилл вздохнула. Ей было очень стыдно. Каждый раз, когда случалось такое, Элли обещала себе, что это последний раз. Обещала, что больше не будет пить и вообще, возьмется за ум. Обещала себе и отцу, который её вечно спасал. И ей было искренне стыдно всегда, когда она нарушала эти свои обещания.
Сейчас до неё начинало доходить, почему отец так хотел, чтобы она нашла себе кого-то, завела отношения и, возможно, семью. Харрис наверняка был уверен, что это спасет дочь, но Элли почему-то думала, что он просто хочет снять груз в виде пьяницы-дочки со своих могучих режиссерских плеч.

Элли попросила еще раз набрать Харриса.
На этот раз, отец взял трубку после второго гудка.
- Харрис, привет. Это Элли… - она слышала какой виноватый у неё голос и саму себя не узнавала. Лондон и впрямь на неё благотворно влиял. Отца по имени она называла крайне редко, только когда чувствовала себя сильно виноватой.
- Пап, я в участке. - она выдохнула, - Нет, я никого не убила, никого не покалечила… Я просто напилась. Тут просят залог. И мне некому позвонить, кроме тебя.

После разговора, она повесила трубку и устало вернулась на скамейку. Сейчас она мечтала о своей кровати и о мягкой подушке. Мечтала просто поспать. И конечно же она пообещала бросить пить вот прямо сейчас. Честно.

0

3

Это... место в точности соответствовало рекламному проспекту: соприкосновение с историей, хорал в камне, аутентичные интерьеры, ну и так далее... Правда, проспект умалчивал о том, что в аутентичных интерьерах царит аутентичная же сырость, а каменный хорал навевает смертную тоску. Нет, он готов был терпеть бытовые лишения, но лишь тогда, когда это обещало определенные дивиденды. В данном случае дивиденды были приличными.Более того, их ценность прибывала с каждым часом, аутентично, ведь. Кто бы спорил? В комнате темно и серо, источником естественного освещения в этой сцене служило узкое окно, скорее напоминавшее бойницу. Немного, правда, цветной витраж прибавлял обстановке оптимизма, а посередине комнаты - небольшой деревянный стол, на котором, в почерневшем от времени подсвечнике дремало до ночи несколько оплывших свеч. Света от них по вечерам было немного, но уступки прогрессу в виде электрического или хотя бы газового освещения героям не полагались. Съемка сцены в старинном поместье под Лондоном, была выбором осознанным. Обычно привыкший к лучшим условиям жизни в пятизвездочных отелях герои фильма Гилла, решили попробовать что-то новое. Было что-то романтичное в этих обветшалых стенах, мрачных картинах, портретах прошлых хозяев, словно тайно наблюдавших за тобой, куда бы ты ни пошел. Хотя не всё было так плохо. Комнаты были довольно просторными, высокие потолки, останки былой роскоши, в виде подтёршейся позолоты, останков богатого дерева и в целом, все украшено в стиле Ренессанса. По крайней мере, то что от него осталось. Достойное зрелище. Пускай немного мрачноватое и тусклое. Сцену снимали в комнате с хорошим видом из окна. Ничего не может быть печальнее чем комната с маленькими окнами или, и вовсе, их полным отсутствием. Довольно удручающее ощущение, словно заперт в четырех стенах, не имея и малейшего представления о том, какое сейчас время суток. На изысканные дорогие блюд в перерыве он, конечно, не надеялся, но и пресную безвкусицу терпеть не собирался. В крайнем случае, придётся заказать еду на вынос. Была в составе съемочной парочка знакомых кулинаров. Иногда можно взять с собой людей с полезными навыками и качествами. Удобно и эффективно. В хозяйстве пригождаются.  Надолго задерживаться здесь Харрис не планировал. Одной-двух ночей вполне достаточно, чтобы насладиться по сценарию старинным интерьером, да почитать пару книг в местной библиотеке, греясь возле мерно потрескивающего камина. В таком древнем английскомпоместье и книги должны быть такими же - древними. Может даже удастся найти что-нибудь на латыни. Может даже с авторскими картинками. Он находил их крайне занимательными и забавными. То же самое мог сказать и о порно-журналах 40-х годов, где модели были в озорных комбинациях, корсетах и чулочках. Тогда и силикона не было и макияж на девушках более-менее утонченный.  Помечтать о дамах с прекрасными формами режиссеру помешала работа. Настроение у Гилла было настроено на максимальное спокойствие. Он сюда приехал не отдыхать и погружаться в здешнюю атмосферу, а не рвать людей на части.
–Послушай Кейт1 – обманчиво мягко и вкрадчиво начинает Харрис, когда подходил ближе к столику и замирает в секундном ступоре, опуская взгляд на партнера девушки по-имени Кейт, а потом снова смотрит на девушку, будто пытаясь молча спросить: «Да ты надо мной издеваешься?». Потому, подавив секундный порыв агрессии, режиссер нервно дернул уголком губ.
Бывают ли безвыходные ситуации на самом деле? Когда ты даже не представляешь, что и как тебе лучше сделать, чтобы не треснул тонкий лёд под твоими ногами. И ты не плюхнулся в ледяную воду, которая вонзает свои иглы в твоё перепуганное адреналином тело. Как сделать правильный выбор, когда выбора нет?.. И стать хорошим для всех, когда это невозможно?.. Ему, благо, пока везло - многолетний опыт выживания, прагматизм и выдержка все еще были с ним. Память, к слову, тоже пока не подводила - режиссер помнил каждый день своей жизни. И с чего кто-то мог сомневаться в этом факте? Гилл не любил, никогда не любил, когда его недооценивали. Нет, наоборот, ему это льстило, ибо любой противник или партнер становился для него очередной проверкой себя и того, кто усомнился в моральности и адекватности режиссера. Но вот сегодня Харрису на мгновение показалось, что его здравомыслие сегодня явно дало сбой, ибо имя, что он услышал, мгновенно резануло по ушам, шваркнуло с глухим лязгом по задвинутой полке с памятью о том создании и масштабно плюхнулось перед глазами в виде бледного аристократического лица.
В водовороте дублей мужчина и не заметил, как день предпочел Солнцу - Луну. И уж что, так он не заметил, как откуда ни возьмись появился Джеймс - водитель съемочной группы с выражением лица столь радостным и встревоженным, что в мозгу Харриса промелькнула чисто женская, казалось бы мысль: «Чего это он такой радостный?». Сев в автобус, Гилл всё продолжал озираться по сторонам, да хмурить брови. Пока они ехали, мужчина пыталась представить, на что могли быть похожи следующие исторические декорации: что-нибудь с цветами и чтоб отовсюду текли ручьи кристальной воды, и звуки струн льются из каждого окна. И все такое… такое природное! Настоящие чудеса появились всего лишь на несколько часов позже, в ночном телефонном разговоре с дочерью. И это не то чудо, которое обычно ждешь находясь в отчаянии, а другое, с именем «Элли» которое просто есть. Просто потому, что мир ими полон, нужно лишь искать там, где сегодня не был, сделать то, о чем никогда бы не признался даже самому себе, попробовать что-то совсем новое. Жизнь бежит дальше и эмоции и ощущения, они же не чужие, они его, они… как же они проникают в его сердце. Нет, лучше бы сейчас об этом не думать, лучше бы… Спокойно, комфортно, доверчиво, дома. О, а вот и сон.
http://forumstatic.ru/files/0019/ea/a6/33379.png
https://i.imgur.com/4xWke2I.pnghttps://i.imgur.com/tKWAmBb.png
и беспокойные стрелки уже давно начали ход. Но главная ценность заключалась вовсе не в точно указанной продолжительности сна мистера Гилла, а в том, что...
http://forumstatic.ru/files/0019/ea/a6/33379.png

(Элли Гилл, Лондон, полицейский участок) ✆-------------><-------------✆ (Харрис Гилл, Лондон, квартира)
http://forumstatic.ru/files/0019/ea/a6/33379.png
...как ошпаренный, Харрис от телефонного звонка подскочил с постели и едва не свернул себе шею, пытаясь разглядеть сколько времени.
— Харрис, привет. Это Элли…
-Спасибо, что так обо мне беспокоишься, раз даже ночью решила позвонить. - слегка нахмурившись, отозвался уставший Харис. Может быть, дочь и не это и имела в виду, но трудно было не воспринимать на свой счет. А можно я еще попрошу о крохотной услуге? - не один раз, ох не один раз старик Гилл тер глаза. Давай-ка пойдем друг другу навстречу и подумаем, как хорошо сейчас поспать.  А вот утром я непременно расскажу тебе откуда именно я так поздно возвратился в свой скромный дом, м?
— Пап, я в участке.
– Погоди-погоди, – он помотал головой. Ты вообще откуда, говоришь? И что это все значит?
-Нет, я никого не убила, никого не покалечила…
-Закрой глаза, если боишься, — мужчина начинал пороть чушь, когда в кровь вдруг поступал адреналин. Невероятно хотелось выпендриваться и храбриться, даже если из-за дочери внутри просто орешь в панике.
-Я просто напилась
—Черт, — выплюнул он ругательство, подрываясь с места и почти одев брюки на левую сторону. Но вовремя опомнился, перед офицером полиции совершенно точно не стоило красоваться своими успехами в подборе такой одежды. Предательница, вот ты кто. - шутливо продолжил он. Сначала «Я проведу два дня в компании подвыпивших парней, но там будет весело, потом иду на свадьбу, где мне придется игнорировать другую кучу пьяных парней, что утомительно», так?  Но это все так жалко смотрится, что просто временами раздражает, не больше. - хотелось бы верить, что Гилл не устроит взрослой дочери разнос за то, в чем она только что призналась. Просто отцу не хотелось бы отождествлять Элли с теми мелкими засранцами, которые составляют ее окружение.
-Тут просят залог. И мне некому позвонить, кроме тебя.
-Разберемся, не в первый раз, - кивает Гилл, выслушав Элли Не волнуйся, все будет в лучшем виде. И с полицией мы поладим, - этого, на самом деле, не стоило обещать, но лучше успокоить дочь. Так будет лучше всем. Да там есть нормальные ребята, — на самом деле отец поддерживает Элли целиком и полностью, только вот хотелось в такое время прочитать ей как можно меньше нотаций. Чем меньше указаний, тем проще их выполнять. Тут все было достаточно просто. Гилл всячески старался не выносить их проблемы во взаимоотношениях на публику, но Элли пока к этому же не стремилась и как-то ограничивать она себя не собиралась. Оттого мужчина был немного зол за эту выходку на дочь. Но они разберутся после. Смотри, чтобы к тебе никто не приставал, а то мне придется стать бессмертным, как герой моего фильма и отомстить за семью, чтобы полицейские уже сегодня поверили в Чистилище для таких, как они. Как бы я сильно не хотел спать после работы - конечно же, мистер Гилл принимал решения за двоих, не бросая свою маленькую, бедненькую, невинную девочку на произвол судьбы, с кем-то там позволившей ей выпить, наверное, целую бутылку, а может, больше, набрать воздуха в легкие и прямо сказать о том, что за[цензура]лась хотеть в свою уютненькую квартирку, правда в более мягкой форме. Мужчина счел возможным потратить еще немного времени разговора, чтобы придаться в трубку лирике, размышляя о том, что дочь - это и есть его семья и о том, что а может, она не такое уж и ужасное сделала, что напилась, если в будущем подобного не случится? Ладно, давай. Но мороженое будешь должна.

(Харрис Гилл, Лондон, квартира) ✆------------->● ● ● ●<-------------✆ (Элли Гилл, Лондон, полицейский участок)
http://forumstatic.ru/files/0019/ea/a6/33379.png
Он кладет трубку, а затем поднимает одну руку к лицу, отсалютовав дочери от виска двумя пальцами. «Что сделано, то сделано», -  Гилл беззвучно повторил себе эту фразу, точно какое-то заклинание, способное избавить его дочь от ее порочного круга, упорно возвращавших его к событиям, что привели его к решению ехать в участок немедля. Одновременно он был убежден в своей правоте, и в то же время не раскаивался в излишней категоричности, которой были насыщены не только некоторые его слова, обращенные к дочери но и голос в телефонном разговоре, и непреклонное выражение лица. Возможно, кто-то скажет, что это был безумный, отчаянный, чертовски рискованный и опасный план, который требовал невероятной силы и храбрости. Но когда дочь в беде - спать просто невозможно. Харрис уже стар для всего этого дерьма, но горящий авантюризмом взгляд, эта бесподобная улыбка и желание вспомнить, что сам когда-то был актером, тоже не смогли оставить его равнодушным. У Гилла не было уверенности, что все пройдет, как нужно. Он, признаться, боялся. Святой адреналин, который питал его вены в молодости в первые годы бытия мальчиком на побегушках в театре и на съемочной площадке, заполонял вены тем сильнее, чем ближе он подъезжал к участку. дверь резко распахнулась и  к стражам порядка шагнул в кабинет, чудом не застряв в проеме, режиссер. Весь такой культурный и неумолимый, но пока не демонстрирующий Чистилище. Как всякий воспитанный в культурной семье мальчик, Харрис и уважал, и побаивался полицию как некую абстрактную, но грозную силу. Как журналист, лезущий во всякие сомнительные с точки зрения закона истории, от пристального внимания этих товарищей предпочитал просто скрываться. Но скрываться со словами «Здорова, ОТЭЦ» теперь пришлось за дверями офицерского кабинета, где как загнанный в угол зверек, осознавший всю влиятельность визитера, от фильмов которого были в восторге все в его семье, от молодой жены, до матери. В панике полицейский схватил со стола протоколы задержания Элли и резко хлестнул ими по воздуху. У Харриса тут важное дело, он жопку дочери спасает, а тут про какие-то протоколы, кому это вообще нужно? Режиссер похлопал себя по карманам, обнаружив, что в спешке, да еще ночью, нацепил не тот пиджак, оставив деньги в дома, поэтому с усилием, но все-таки снял с пальца золотой перстень и бросил на стол.
-Вот, залог, оплата за Элли Гилл, что хотите, то и делайте, нам с дочерью пора, приятно было познакомиться, - попятившись, он грациозно оттоптал офицеру обе ноги. Полицейский не выглядел заинтересованным, хотя за то, что Гилл отвалил ему перстень на кругленькую сумму, нашел основания освободить Элли. Может, не хотел вначале терять лицо? Или, и вправду странная, очень странная ситуация? Гилл не припомнил, чтобы дочь попадала вместо дома в полицию по-настоящему (ее детские игры-прятки от нянек не в счет), он всегда знал, где Элли закончит ночь настоящего дня, а где начнет утро грядущего. Знала на протяжении более десяти лет, а сейчас - абсолютная неизвестность. Но у Элли, наверное, до попадания сюда эта неизвестность щекотала низ живота и делала тело практически невесомым от счастья, даруя ощущение свободного полета. Как бы потом еще одно такое столкновение с жестким гранитом реальности не отбило ей парочку костей. А между тем, этот семейный дуэт по дороге Харриса из кабинета офицера в коридор, и нагнали документы о прекращении преследования Элли. Гилл не сразу узнал своего ребенка. Прелестные пряди из сказок о первородном огне стали похожи на нечто более приземленное, невзрачное и теряющееся в толпе...
— Та-а-а-а-ак… - протянул Харрис, потерев руки2. Каков наш.. маршрут? Честно говоря, Леди, к старому Гиллу много кто приходит за помощью. Но Вам сейчас не помешала бы ванна на травах, массаж, чашечка чая. Ты же любишь чай? Недавно привезли чудесный пуэр, не желаешь отведать? Не слишком полезно,  по сравнению со спиртным, но что есть. В знак чудесного вызволения.


1Примечание: Гилл находился на съемках за пределами Лондона. Здесь: актриса-НПС на 5 мин. для антуража. «Верно» (ОТЭЦ).
2Примечание: Гилл произносит это, когда формальности улажены и Элли уже освобождена. «Верно» (ОТЭЦ).

Отредактировано Harris Gill (13 Сен 2021 02:33:26)

+1

4

Элли прижалась затылком к стене и закрыла глаза. Она понимала, что Харрис отчитал её за дело. И ей даже в коем-то веке стало стыдно за содеянное. Хотя, может такие чувства были потому что именно в этот раз она оказалась в участке по собственной глупости, а не потому что реально что-то хотела нарушить, как бывало в Лос-Анджелесе.
Элли сидела тихо и старалась не разреветься. Жуткая головная боль отдавалась давлением в висках при любом движении, а к горлу то и дело подкатывал ком и ей приходилось следовать совету отца - закрывать глаза и делать глубокий вдох. О, да, она бы с удовольствием сейчас оказалась в своей квартирке с темными шторами на окнах, а с еще большим удовольствием она бы улеглась в свою большую кровать с черным постельным бельем и зарылась бы с носом в одеяле.
Черт, Гилл, перестань ныть!

Сколько она так просидела, Элли не знала. Из мечтаний о сне и кровати её вырвал резкий звук. За Элли пришел полицейский и коротко махнул рукой.
- На выход, Гилл.
Элли встала и почувствовала легкое покалывание на пятой точке. Всё же она задремала, раз задница затекла сидеть. Она быстренько накинула куртку и проследовала за человеком в форме.
В коридоре было тихо, только из приемной доносился чей-то разговор. Элли смогла уловить голос отца и её руки машинально потянулись к волосам. Она немного пригладила растрепанные пряди и пальцами попыталась расчесать чёлку.
Харрис выглядел встревоженным и слегка нервным. Элли знала, что он сильно сдерживается сейчас. Бывало редко, когда он выходил из себя, но она прекрасно знала этот взгляд. Элли сглотнула и шагнула в приемную.
Пока оформляли какие-то бумаги, Эл молчала, опустив глаза в пол. А когда наконец-то они покинули полицейский участок, она вдохнула и шумно выдохнула.
- Спасибо, пап. Ты как всегда - мой спаситель. Как супергерой или вроде того. - Элли шарила по карманам в поисках сигарет, но вспомнив, что их забрали в участке, закатила глаза и обратилась к отцу.
- Пап, я безумно тебе благодарна, но мне надо покурить. Угостишь? - Элли смотрела на отца и пыталась улыбнуться. Наверняка, получился какой-то оскал, потому что боль в голове даже и не думала утихать.
У Гилл и в мыслях не было оправдываться перед отцом и уж тем более говорить об этом инциденте. Всё, чего она хотела - это улечься спать. Ах, да - и покурить.

- Ты же любишь чай? Недавно привезли чудесный пуэр, не желаешь отведать?
- Чай? Мистер Гилл, какой чай в такое раннее время? Какой массаж? Мне сейчас не помешает выспаться, а не вот это вот всё. - Элли провела рукой в воздухе и вопросительно посмотрела на отца. Действительно? Он считал, что Элли сейчас нужен был чай?
Элли вспомнила, что её телефон разрядился и отключился. Значит, придется у отца просить еще об одной услуге. Из участка слишком далеко идти пешком, а такси ей самой не вызвать. Да и карточку она, кажется, потеряла в этой жуткой суете.
- Чай я могу и дома выпить. Ну, немного позже... - Элли стояла поодаль напротив отца, спрятав руки в карманы куртки. а на голову набросив капюшон.
- Вызови мне такси, пожалуйста, мой телефон сел. Я исчезну и мы, как всегда, сделаем вид, что этого никогда не было. - Элли слегка ухмыльнулась и наконец  посмотрела Гиллу в глаза.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Сейчас бы поспать, а не вот это вот всё