Kiss Me More
Doja Cat, SZA

Лондону от доктор Юджина
"Выделенный номер для Грантов кажется Рамиресу слишком большим. Он никогда прежде не видел в отеле столько комнат. Для чего они? Обычно люди приезжают в подобные места, чтобы быть ближе друг к другу, а здесь можно легко заблудиться и потратить кучу времени на поиски своей второй половинки. Ричард ненадолго останавливается в проходной комнате с огромным рядом полок книг до самого потолка. Стеллажи из амарантового дерева. В самом углу огромной комнаты недалеко от камина стоит рояль в окружении стильных мягких диванов, обложенных подушками. На полу не менее дорогой пушистый декоративный ковер. Не сдержав восторга, Ричард присвистнул. Миновав комнату, Рамирес столкнулся с Джеймсом.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
20.09
ЧЕЛЛЕНДЖ
СНОВА В ШКОЛУ
КИНО
ВИКТОРИНА
Новый
дизайн
Предупреждение
о выселении
Акция
актеры ГП
Новые
соцсети

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Пап, ну купи!


Пап, ну купи!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Пап, ну купи!
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i2.imageban.ru/out/2021/08/30/359e737b9ce4696b19b511c0cc0e0b0c.gif https://i.imgur.com/8CbtHURm.jpg https://i7.imageban.ru/out/2021/08/30/b4a863759bf45af9aaabd168d53bd246.gif

Harris Gill & Ellie Gill
Лондон. Лето, 2021

Элли захотелось весьма дорогую вещицу - украшение, которое не может позволить купить себе сама.
Конечно же, она обращается к любимому отцу.
Разве откажет папа любимой дочери?
Или... откажет?

Отредактировано Ellie Gill (30 Авг 2021 21:46:42)

+2

2

Родители — это не просто люди из чьего гнезда ты выпал. Это всегда гораздо больше, чем кто бы то ни было. Да, безусловно, Харрис, живя в Лондоне, осознает, как бесконечно любит Элли и до сих пор ощущает острую нехватку их разговоров, желая теперь сталть для двадцативосьмилетней дочурки своего рода маяком: монументальным ориентиром, координатором, точкой отсчёта прочих координат на карте жизни, примером для подражания и яркой полярной звездой на небосклоне сомнений. Гиллу теперь казалось, что он должен знать ответы на все вопросы, даже те, которые ещё не успели прийти в неугомонную голову её непоседливой дочери. Он, вообще, находились в Британии по своим делам, никак не связанным с  идеями Элли. Но к лету жизнь Гилла с новыми вводными обрела формы, устойчивые и объемные, так что становится новой, а по сути — единственной, объективной реальностью. Он больше не одинокий мужчина, выросший из молодого актера, у которого никогда не было  много времени на дочь, он не одинокий мужчина, без труда представляющий, как общаться с женщинами, Харрис будто вышел из какого-то замкнутого цикла и впервые по-настоящему познаю окружающий мир. Мужчина замечает, что если как следует приглядеться к чему угодно - случайному ли прохожему, магазинчику на углу, дурацкому рекламному баннеру - спустя пару секунд все становится как будто значимее, лучше и полноценней, словно кто-то невидимый внутри его головы накладывает фильтр. Это все влияние Элли - хотя отец при всем желании не могу описать, как работает эта ее магия. Сама она, конечно же, ничего не объясняет (как и многие другие очевидные для нее вещи). Вот и сегодня, получив от дочери не заказанную ссылку, Харрис как бы между прочим огляделся по сторонам. Ощущение невинноц ловушки, которая вот-вот захлопнется за его спиной, до сих пор не покидало его. А что, если вот это все является мастерски поставленным планом Элли? Эта милая девочка ведь на самом деле могла бы быть чудесной актрисой и знать, что делать, когда придлт время… Недаром в одном из фильмов Гилла в финале оборотень оказывался в секретном правительственном бункере, чтобы стать жертвой экспериментов. Элли, вне всякого сомнения, была со странностями, чья психология и мировоззрение разительно отличались от принятых в киношном мире. Насколько Гилл мог судить, ее восприятие реальности было нетипичным, что уж говорить о привычных ему канонах.
Не реагируй сразу делай глупостей, мы со всем справимся, - голос Харриса, обычно вальяжно ленивый независимо от того, пьёт ли он вино на светском рауте или забавляется с очередной рыбкой, целуя ее все ниже и ниже, сейчас звенел напряжением и неожиданной яростью. Не смей рисковать отношениями с дочерью ,эта побрякушка… ты слышишь, эта побрякушка того не стоит! - вопреки стереотипам — киношники умеют любить не только по сценарию - и семью и друзей и родных.. Но их любовь искажена их образом жизни и от этого становится с одной стороны крепче, с другой более непонятна прочим. А иногда и им самим.  Так что спустя какое-то время Харрис просто принимает правила игры, перестав подвергать происходящее анализу.
Мир вокруг просто волшебный - вот и все. Такая же прописная истина, как и то, что в Элли течет кровь Гиллов, и Гилл умеет распознавать чужую ложь. Ничего необычного. К этому пришлось привыкать и мужчина не сомневался, что когда-либо сможет это сделать до конца. В конечном итоге в особенности желаний Элли не было ничего отталкивающего или крамольного - через какое-то время мужчина поймал себя на том, что Элли сейчас, должно быть, с интересом наблюдает за реакциями отца, пытается угадать в воздухе то, о чем он думает. Харрис же хотели если не понять девушку, то по хотя бы принять его точку зрения как одну из возможных. Сам он старался порадовать дочь даже если был не уверенн в собственном успехе. С подарками ей тоже иногда выходили осечки, но Элли, происходящая из творческой семьи, старалась улыбаться и изображать радость: те же интонации, слова благодарности и изумления по поводу тонко подмеченных нюансов, вот только улыбка была более натянутой, неподвижной, но и сам подарок потом не находил, как правило применения, оказываясь на очередной полке в гостиной. Наверняка это фото следует считать условным знаком, что Элли потащит отца в магазины в поисках подходящих подарков. И если с Гиллом-старшим  проблемы не показались бы настолько масштабными, то по поводу дочери у Харриса оставалось слиш дочериком много вопросов. Вот только сам Харрис был явно не лучшим помощником: слишком мало ответов на вопросы об увлечениях, последних просмотренных/обсуждаемых фильмах/книгах/спортивных соревнованиях, чуть лучше с воспоминаниями из детства, но все они оказались сейчас недостаточны. Поэтому даже фото сейчас, сколько не стучалось в его мысли, не посылало ему образы, а все же было заточено под известный адрес магазина, нежели согласие Элли пойти по стопам отца. Ее находчивость, правда, подкупала, хотя, откровенно говоря, Харрис не мог себе представить, как настолько ненужная в баре вещица может занимать взрослую дочь.
Харрис не знал, сможет ли сказать об украшении что-то путное - не разочарует ли он Элли своей невежественностью, но надеялся, что и бытового впечатления будет достаточно, чтобы показать, что отец ценит ее откровенность. Погода стояла прекрасная, так что от дома Харрис решил дойти пешком. Пара срезающих маневров через дворы - и Гилл уже почти на месте. Мужчина вынырнул из переулка, готовясь завернуть на улицу, приютившую отнюдь недешевый ювелирный магазинчик. Заметив дочь, Харрис посмотрел на нее с улыбкой, с такой легкой, отцовской нежной улыбкой. Как всегда волнуясь за нее и то, чтобы она внезапно вдруг не решила отпрянуть от него в какой-то момент, Гилл сделал несколько маленьких шагов в ее сторону, остановился совсем близко, и легко приобнял за плечи.
-Ого, Элли, ты молодец, - у мужчины получается искренне порадоваться встрече. Замка с принцами, я правда, обещать не могу... тут, как говорится, полный облом, но вижу что мое предложение взять эпизодическую роль в моем фильме все же запало тебе в душу, дочь! Давай так - если у меня будут спонсоры-ювелиры, то мы рассмотрим вариант твоего участия в таком же украшении, что продается в этом магазине. А пока ты обязана это попробовать, шоколадный фондан с мороженым, - серьезно сказал он, проникновенно заглядывая дочери в глаза, от созерцания которых захватывало дух. Мысленно поаплодировав себе за своевременность предложения, предназначение которых было остудить эмоции дочери по поводу украшения и сгладить их бархатистым вкусом шоколада, Гилл воскликнул: Даже твоя бабушка не готовила настолько вкусные десерты! -  хотя сказано, конечно, было это довольно самоуверенно, учитывая, что прежде Харрис не мог припомнить, часто ли находила его мама из-за занятости время готовить вообще. Составишь мне компанию? Тут недалеко - Гилл вопросительно взглянул на дочь.

Отредактировано Harris Gill (1 Сен 2021 01:17:15)

+1

3

Элли снова нарушила своё слово. Да и слово, данное отцу, что завязывает с выпивкой, она тоже нарушила. В клубе играла музыка, а Гилл сидела за столиком, наблюдая, как Миранда на танцполе зажигает с новым знакомым. Невероятно, как у неё это получается? Элли быстро опрокинула в себя один из шотов и улыбнулась подруге, которая призывала её танцевать.
Вечер не казался скучным до тех пор, пока Эл не напилась. Разве такое возможно, вообще? Вот и еще один веский довод завязывать пить - теперь на пьяную голову хочется не веселиться, а уйти в депрессию, страдать и рыдать. Возможно, это возраст такой уже?
Элли фыркнула, отгоняя философские мысли прочь и пошла на танцпол.

- Ты только посмотри, что прислала мне одна знакомая, которая работает в ювелирном! - Протягивая телефон, щебетала Миранда, когда они вернулись за столик.
- Это новая коллекция от Garrard! - Миранда посмотрела на Элли взглядом, полным презрения,  - Ты что, не слышала о них?
Признаться, Элли никогда не интересовалась украшениями. Так что, знать о новой коллекции какого-то Garrard точно не могла. Но её нисколько не смущал этот факт. Она и за модой не особо следила, если уж на то пошло, а за украшениями и подавно…
- Нет, дорогая, я вообще не в теме и, честно сказать, меня не впечатлило. - фыркнула Эл.
- С ума сошла? Это же Garrard! - закатив глаза, проговорила подруга. - Обещай, что купишь себе такую вещицу и мы будем с тобой в одинаковых кольцах, как сёстры какие - девушка приобняла Элли и рассмеялась.
- Мне такое… не по карману, - проговорила Элли смахивая по экрану и изучая ценник.
- Попроси у папочки! Надо будет побаловать себя перед отъездом. Или развести какого-нибудь ухажера, - Миранда приложила палец ко рту, видимо перебирая в памяти список ухажеров, готовых осчастливить её дорогой безделушкой.
- Что? Неееет! - Элли возмутилась, - Перед каким еще отъездом? Куда ты опять собралась уезжать? - Гилл положила телефон на стол и схватила подругу за руку, вытаскивая ту из мечтаний.
- У нас с тобой фестиваль на носу, Миранда! Билеты куплены, места отхвачены самые потрясающие! Так близко к музыкантам мы еще не жили! Ты меня не бросишь! - Эл серьезно посмотрела на подругу.
Ежегодно они с подругой отмечают тот день, когда впервые посетили Лондон. Масштабный музыкальный фестиваль проводился осенью. Они жили три дня в палатках и тусовались среди кучи незнакомых людей и огромного количества приглашенных на фестиваль музыкантов.
- А я тебе не говорила? - Почти пропищала Миранда, - Меня ведь Алекс повезет знакомиться с родителями… Как раз на тот уикенд, когда будет проходить фестиваль… - договаривала она фразу уже еле слышно, понимая, что накосячила.
- Неееет - с чувством произнесла Элли. - Мы так не договаривались! К черту Алекса! Сколько ты еще Алексов встретишь на фестивале! Да это настолько масштабное событие года, что там и родители этих Алексов будут!  - Элли почти в ярости начала активно жестикулировать, пока Миранда виновато смотрела на неё.
- Нет уж! Никаких отказов не принимается! Кого мне с собой брать. если не тебя? - Гилл снова взяла за руку подругу и уже смотрела на неё умоляющим взглядом, - ну, пожааалуйста…
Конечно, Элли могла бы взять ещё кого-то из своих друзей, вместо Миранды, однако, никого ближе у неё в Лондоне не было. Кроме…
- У меня идея, Гилл. Если ты изменишь своим нетривиальным взглядам на украшения и купишь вот это кольцо, то я, так и быть, поеду на фестиваль. - она снова ткнула телефон в руки Элли и улыбнулась.
****
Она вертела телефон в руке, рассматривая фотографию Миранды с кольцом на пальце. Алекс её всё же порадовал. Подумать только, такие бешенные деньги за простое колечко… Ну ладно, не простое, а очень даже симпатичное. Элли приблизила фото и разглядела украшение.
В дополнение к фото, подруга прислала и сообщение: “Мы поедем тусить на фестиваль только если у тебя будет такое же кольцо. Ну же, Гилл, порадуй себя!”
Легко сказать “порадуй”.
Эл положила телефон рядом с собой и уставилась в потолок. Порадовалась бы она, если бы у неё было это кольцо? Довольно спорно. У девушки были украшения самые разные и по цене и по стоимости. Однако, она все лежали в шкатулке и надевались лишь по особенным праздникам. Что до этого кольца - у Гилл просто не было на него средств.
А вот другой вопрос, порадовалась бы Элли, поедь Миранда с ней на фестиваль? Тут не было сомнений. Она ждала это мероприятие каждое лето и не намерена его пропускать или быть там без подруги.

Элли вздохнула и решила посетить этот злосчастный магазин ювелирных украшений. Она примерила колечко и вновь посмотрела на стоимость.
Уф… ну, нет. Не в этот раз.
- Попроси у папочки! - фраза, сказанная подругой вдруг всплыла в голове у Элли.
Элли тут же сделала фото с кольцом на пальце и запостила фото в инстаграм с отметкой профиля Харриса.
“Была в ювелирке. Примерила чудесное колечко. Паааап? @Harris Gill Мне ведь правда оно идет? И стоит всего-ничего…”
Ценник она отправила ему в личку, так же как и адрес магазина, где будет его ждать.
Просить отца о таком подарке для Элли было немного дико. Всю свою жизнь она бунтовала и называла себя самостоятельной, взрослой и независимой. Она стучала пяткой в грудь, что заработает себе на жизнь сама и не нужно ей помогать, а тем более что-то дарить. Отец даже какое-то время пытался угадать вкусы Элли, дарил подарки… Потом всё же решил, наверное, что более правильным подарком будут стабильные отчисления на карту. Удобно. кстати. Ведь переводы можно делать из любой точки земного шара. Хотя, Элли предпочла бы ненужные подарки из рук отца. Так она могла бы с ним чаще видеться.

Встреча была назначена и Элли прогуливалась вдоль улицы, когда увидела Харриса.
При виде отца, она не могла сдержать улыбки. Кажется, ни один мужчина в мире не мог сделать её такой счастливой, как любимый отец. Она испытывала всё тот же детский трепет от встреч с ним. Она смотрела в его глаза и видела себя маленькой в их отражении. Она вспоминала его визиты, когда выбегала из дома и бросалась со всех ног навстречу, пока он присев на корточки ждал её с распростертыми объятиями на лужайке возле дома. Отец подхватывал её на руки и кружил в воздухе, после чего обнимал её, а она прижималась к его чуть колючему лицу и смеялась.
В те редкие встречи они много болтали. Харрис рассказывал дочери о том, где бывал и что видел, рассказывал о постановках и о фильмах. Элли ярко представляла всё в своем сознании. Она помнила его горящие глаза, счастливую улыбку и теплые поцелуи в лоб перед сном…
Сейчас на неё смотрели те же глаза, сияла та же улыбка на лице, те же теплые руки приобняли её плечи. Казалось, возраст его совсем никак не изменил, разве несколько морщин добавились…
Он привстала на цыпочках, чтобы дотянуться до его лица и мягко прикоснулась своей щекой к его.
- Привет, пап! - Радостно проговорила Элли, - Ты пришел. - пожала плечами,. - Я тут себе вещицу приглядела. - Она смущенно улыбнулась, Нет, он не должен был заметить её виноватый взгляд.
Элли начинает хохотать уже тогда, когда Харрис говорит про эпизодическую роль.
Она закуривает сигарету и смотрит на него
- Я должна была это предвидеть! - и снова смеется, услышав про спонсоров. Значит, отец так просто не сдастся.
Элли внимательно смотрит на этого гениального человека и поражается его красноречием и ...вообще всему ему поражается. Но неужели он забыл, что перед ним его же собственная дочь? элли ухмыляется его попыткам затащить её в свой мир театра и кино, однако, рубить всё сразу на месте, она не собиралась. Это было бы всё равно, что спустить в унитаз всё, что они вместе строили последнее время - укрепляли семейные отношения. Элли только до сих пор удивлялась тому, что отец всё ещё не сдавался и пытался её приобщить к тому, чему посвятил всю свою жизнь. Но это было и понятно, так же, Элли знала, что для Харриса она являлась огромной частью его жизни. И, сколько себя помнит Эл, отец всегда пытался совместить эти свои две большие части жизни.
Услышав про шоколад и мороженое, девушка мило улыбнулась. Конечно, он знал, что ей уже двадцать восемь, а не пятнадцать. Конечно, он забыл, что она не любит сладости. Но ради этого блеска в его глазах, она всегда с удовольствием уплетала, всё, что он приносил. И правда. с удовольствием.
- Пойду, конечно. - Эл потушила и выбросила сигарету в урну, - Если обещаешь, что там будет кофе. Без сахара. - Она легонько толкнула его в плечо и взяла под руку, сцепив свои пальцы, будто боялась, что самый родной её человек может исчезнуть.
- А пока расскажи мне, как продвигается твоя работа над фильмом. Когда свет увидит второй тизер? Знаешь, сейчас модно стало выпускать чуть ли не весь фильм кусками, - Она посмеялась и посмотрела в небо. - Скажи, когда последний раз ты видел такое чистое небо в Лондоне?
Элли шла по улице и чувствовала умиротворение. Она была счастлива здесь и сейчас и ей было почти плевать на украшение. Что это за дурацкая причина - пап, купи кольцо, потому что мне надо на фестиваль с подругой? Но с другой стороны, отец неплохо её знал, чтобы не задавать вопросов “зачем?”
Сейчас каждый видел в этом кольце свою выгоду. И точно никто не хотел уступать.

+1

4

Шутка Элли заставила Харриса, не брезговавшего в своих фильмах достаточно сомнительным юмором, весело фыркнуть. Вдоволь посмеявшись ей (все таки веселая она девочка компанейская – а что бармен в выпивке не отстает от посетителей подчас, так у кого таких мелких случаев в жизни не бывает!), Харрис прошел под руку с дочерью. Добродушный смех указывал на его хорошее расположение духа. Так что, Элли могла не переживать, что ей сейчас влетит, как было пару недель назад.

https://i.imgur.com/1iBQacJ.pnghttps://i.imgur.com/0yqBRoy.pnghttps://i.imgur.com/CTFAIdE.png

Тогда Харрис взвелся, конечно, не на шутку. В прихожей раздался телефонный звонок. Мужчина встрепенулся и бегом направился к телефону. Он уже привык моментально реагировать на него и вовремя поднимать трубку, когда звонила дочь.
«- Элли..,» — раздалось из трубки, связь с абонентом со скрипом установилась. На другом конце послышался женский голос. Харрис ждал, пока она ответит, но она не отвечала.
«-Нет, дорогуша, это не Элли»«И, черт побери, что-то Гиллу подсказывало, что это Элли. Лучше бы он не брал трубку, ей-Богу. Харрис, наконец, услышал девушку. Она явно не ожидала попасть не туда, явно была навеселе, не трезва. И явно не понимала, что происходит. Судя по всему, была достаточно пьяна. Достаточно для чего? Для случайных смелых прикосновений, когда, пошатнувшись, ловишь рукой плечо друга или кто-то поддерживает тебя за талию, чтоб не штормило слишком сильно, помогает добраться до кровати, стянуть кофту… Дальше этого мысли Харриса пока не заходили. Нет, Элли по рассказам девушки еще недостаточно пьяна для подобных вольностей. Хотя, на верном пути, судя по тому, что разрешила уже пить из бутылки, а не из бокала. Было бы нечестно сказать, что Харрис понятия не имел, что именно можно в просторной и светлой спальне, после того, как пьяный гогот заполнил паузу. Он пытался отогнать это знание подальше или хотя бы не выдать, и это требовало настолько героических усилий, что думать и, тем более, говорить о чем-то ещё не представлялось возможным. Это, конечно, очень нехороший вариант и совсем не норма для жизни, а Харрис лично с таким количеством выпитого и вовсе никогда не сталкивался, но ситуация, в которой может угодить абсолютно любой человек. Вот только Элли прекрасно могла в нее и не попасть или хотя бы попасть не так крепко, ведь гонорары свои Гилл не пропивает. бы Да, гонорары были немаленькие, но это тоже были деньги, которым могло найтись куда лучшее применение. Да действительно, все нормально, рабочая ситуация на все времена! Чувствовал Харрис в тот день себя примерно так, как если бы в ванной с головой погрузился в воду. Ничего не видно, не слышно и не особенно нужно.
«-Так ты это серьезно?» — выговорил он, отдышавшись. О чем речь, он не стал объяснять — дураку же ясно же ясно, что об этой вечерине.
-« Или ты просто пьяная?»
«-Два бокала шипучки» - подсказывает кто-то в самом деле. С другой стороны, кажется, девушка выпила слишком много. Или вообще. Ну ладно, допустим, ее и правда унесло с этой капли, а сама Элли-то что? Никакие внятные оправдания в голову больше не приходили. Зато в неё пришло другое: какую картину застанет Харрис, если кто-то из знакомых дочери вдруг вспомнит, что забыл в ее квартире трусы? Харрис потом весь день пилил дочь за отборный мат в разговоре с ним ее знакомых, от которого якобы сотрясался весь дом и который, конечно, не должны были слышать дети. Ну а как еще донести элементарные вещи? Пусть скажет спасибо, что Гилл не приехал еще.

  http://s0.uploads.ru/t/Tf4er.pnghttps://i.imgur.com/0yqBRoy.pnghttp://sg.uploads.ru/t/kgLCM.png

Впрочем, во всем остальном Харрису не на что было жаловаться. Конечно, можно было бы оскорбиться из-за того, что она насмехается над его предложением, но, положа руку на сердце, это самое предложение звучало очень странно для девушки, привыкшей к другому образу жизни. Между ними было очевидное расстояние в полшага, которые не было необходимости пересекать. Гилл пришёл потому что - что? - задай ему этот вопрос кто угодно, то не получил бы ни одного внятного ответа. Харрис и сам не знал, в самом деле, какого черта он кропотливо выкорчевывал любой намек на привязанность дочери к этому украшению все это время, но сорвался, стоило только узнать о том, что Элли закономерно приняла важное решение тоже. Будучи по натуре скорее уж искательницей приключений, нежели милой и кроткой овечкой, как можно было подумать в первые минуты знакомства с нею, Элли Гилл в силу возраста и этих своих черт характера могла сильно удивить пока ещё ничего не подозревающего режиссера. Но что-то подсказывало Гиллу, что лучше поскорее выведать, какого чёрта происходит, ведь как подсказывал ему опыт, в таких ситуациях всегда нужно было исходить из наихудшего варианта, а заключался он в том, что cочетание романтики и прагматизма кажется чем-то совсем уж нереальным, но как-то так сложилось, что Харрис умудрился эти два качества соединить. С одной стороны он хотел совершать все самые романтические поступки ради своей любимой дочурки, с другой стороны он понимал, что вряд ли  идея дочери сможет быстро встретить одобрение с его стороны, что вряд ли он сразу же посодействует этой покупке в ответ, что вряд ли то самое кольцо сразу подойдет ей, как уверяла Элли. Посему в глаза дочери смотреть действительно хотелось (как и увидеть там что-то, бережно захороненную в клетке из рёбер мечту о кольце. Уже давно?), да и взгляд был занят поиском решений возникшей ныне проблемы; вот только звуки проезжающих машин под гладью его черепушки заглушали любую внятную мысль. Харрис не был тем, кто просто желает участия дочери в съемках фильма из личных амбиций или, напротив, из комплексов, но искренне верил, что стремление к правильной жизни одного индивидуума способно сдвинуть с мертвой точки весь мир... Пожалуй, наивная, но зато настоящая, чистая вера в себя и, что даже важнее, в других!  Считавшийся когда-то, в футбольном школьном прошлом, хорошим стратегом, Харрис не любил пребывать в ситуациях, которые не очевидны. Сложно что-то решить, когда не понимаешь, на что опираешься! Но в остальном ладить с дочерью в Лондоне на первых порах получалось.
Привет, пап! Ты пришел. Я тут себе вещицу приглядела
-Так, стоп. Я довольно быстро соображаю, но... — он  посмотрел на баннер около магазина, а затем быстро взял  в руки телефон, вызвав сообщение, отправленное дочерью, чтобы потом упереть руки в боки. Так что здесь происходит?
Интересно, Элли понимала, как смешно звучат ее показательно спокойные и обманчиво беспечные формулировки? Хотя Гилл не пытался ее «загнобить» или нарочно унизить, не начал ее поучать, как старый ворчун, так что Элли было в целом комфортно. Для любой другой девушки такая дорогостоящая казалась бы предприятием легкомысленным и сумасбродным, но только не для Элли. Моника обожала любовные романы в мягких обложках и давала почитать их дочери, едва той исполнилось тринадцать. А там такие повороты сюжета встречались чуть ли не на каждой странице. Наверное, думала, что это очень романтично. Отец же мечтал, чтобы дочь стала актрисой, чтобы ее имя писали на афишах крупными буквами, а гримерка всегда была завалена цветами поклонников. Чтобы в жизнь Элли пришла взаимная любовь с красивыми признаниями и прогулками на фоне заката. И большой семье, где четверо детей играют с домашними питомцами и засыпают на большой кровати в обнимку с родителями. Простые мечты, которыми Маргарет было не стыдно делиться вслух. Даже родной дочерью. Но дочь рассмеялась с «предложения поработать», и её смех, знаете, как бальзамом на душу пролился. Она смеялась потому что Харрис, наверное, по ее мнению глупость сказал и над ним не поржать грешно. А вот Гиллу подумалось, что из-за этой покупки дочь могла попасть в, казалось бы, серьёзную, неприятную и откровенно унылую тему - ну вот совсем не семейную! А согласись она на участие в фильме и у всех этих вот межличностных взаимоотношений появилась бы отдушина.
— Я должна была это предвидеть!
Творчество смешай с жизнью, отвари эту смесь и повесь сушиться. Добавь кадров, влей красивых стихов, добавь влюбленности в жизнь и вот, ты уже здесь и сейчас, танцуя перед собственным страхом, покоряешь Эверест из своих зрителей. Покоряешь их, их воображение, наполняешь их смыслами, своими собственными, от этого лишь теплее в душе, лишь спокойнее в сердце. Вы видите, да? Они смотрят. Чувствуете? Это и есть магия, она в репликах актеров, в баррэ, в струнах, которые они зажимают в ваших сердцах и мыслях. Магия повсюду в такие моменты, можно лишь радоваться периоду, тому, что мгновение живо, что оно случилось. Харрис ценил это более, чем что-либо еще в жизни. Нет, конечно, это не было единственной его отдушиной, помимо музыки у него были друзья, семья, состоящая из дочери и литература, но давайте по-честному, быть совсем уж настоящим и правдивым, он мог лишь с театром и кино.
-Что ж, ты имела основания так думать - а потом рот Гилла всего за долю секунды превращается в кривоватую, но вполне искреннюю широкую улыбку. И смех у него тоже - вполне искренний. Но хватит упрямиться. Элли. Да клянусь собственной жизнью и памятью о браке с твоей мамой - я никогда не предложил бы тебе роль, где героиня лежит с вывернутыми руками и ногами, привязанной к кровати, голышом, испражняющейся под себя, и умоляющей хотя бы о глотке воды - правда, по Элли никотин елозит колючими облаками об изрешеченную поверхность легких, буйными волнами раскатывается по носоглотке, пенится, затем вытекает вяло в обнимку с CO2 бурыми струйками. Привычным движением руки, Харрис хотел уж было быстро вытащить очередную сигарету изо рта Элли, но только успел бросить грустный взгляд на почти порожнюю урну, в которую дочь отправила ее сама. Отец надеялся, что смертоносных палочек  у дочери оставалось уже не так много, а заходить с нею в табачный магазин вместо ювелирного не было ни малейшего желания.
-Ты попадала в аварию и страдаешь от амнезии? Между прочим, я кое с кого взял слово, - Харрис уже произносил эту фразу вскользь, но теперь она слетает с его уст практически обдуманно и кажется такой естественной, что аж скулы сводит. Ну, я надеюсь, - Харрис усмехается и бросает мимолётный взгляд на дочь. Просыпайся, принцесса, птички и мышки давно радуются жизни, а ты всё куришь.
Тем временем, в голове кипела работа: я старательно пыталась разложить по полочкам свое решение.От активных размышлений Харриса уже начала побаливать голова, но несмотря это, бросить дело на полуслове он не мог. Учитывая, что на него наседали, требуя немедленных результатов — как будто он мог наколдовать изделие у из воздуха и телепортировать его  на пальчик Элли.
-Пойду, конечно. Если обещаешь, что там будет кофе. Без сахара.
-Все в порядке, нам помогут  с кофе, - спокойно проговаривает мужчина, но идеей дочери по-прежнему Харрис недоволен, и уже готов сурово уточнить. А ты обещаешь мне, что если что - твои друзья из клуба не пропьют эту вещицу прежде, чем ты успеешь продемонстрировать ее? -  скептически приподнял брови режиссер. Да они же просто прослушают тебя или забудут, что эта вещь необходима тебе для чего-то другого - главное, как он считал, для друзей Элли - выпить за чужой счет. А остальные пусть катятся лесом. Они-то хоть без света поживут. И ладно бы если только без света. Беда еще была в том, что у Харриса после того телефонного звонка имелись легкие такие опасения, что Элли вообще сильно преуменьшает, а ситуация-то несколько серьезнее.  Ты и так делаешь в этих условиях больше человеческих возможностей. Не хватало еще, чтобы ты украшения начала продавать при живом, не парализованном от подбородка и ниже отце! - Гилл отчаянно пытался придумать причину присутствия в его голове этих мыслей, но нащупал в себе новое чувство. Что это? Ревность? Неуверенность в себе? Страх потерять родного человека?
-А пока расскажи мне, как продвигается твоя работа над фильмом.
-С фильмом у меня полный порядок. Даже более чем. Съемочные интерьеры оказались большими и светлыми, но не без сосредоточения у стен павильона фрагментов отдельных не самых лучших (и приятно пахнущих) представителей общества, конечно. И всё благодаря черножопому пацифисту, решившему, что «можно просто объяснить ситуацию с мигрантами». - Харрис, идя под руку с дочерью, слегка вздрогнул от донесшегося до них шума. Послышался какой-то топот и грохот вперемешку со смехом, а затем врубилась полицейская сирена. Черт! Я аж подскочил.
-Когда свет увидит второй тизер? Знаешь, сейчас модно стало выпускать чуть ли не весь фильм кусками,
-Да, ты ведь не знаешь… У меня есть оператор. Мы работаем вместе уже почти год. Его зовут Йен Саймонс. Он… - голос Харриса сбивается, а его взгляд был опущен вниз к себе на ноги, которые так и несли по уже ставшему привычным пути между ювелирным магазином и кофейней. Он постоянно попадает в передряги и неприятности из-за своего характера. Первое время брат вносил за него залоги, вытаскивал, но потом перестал. По этой причине я пока не увольняю его и держу за ним место, сколько смогу. Втайне от брата, конечно. Но он против. - мужчина вздыхает, но не сбавляет своего шага. Говорит со страниц газет, что Йен должен сам искупить свою вину, чтобы я не поддавался вредоносному влиянию его таланта и не вмешивался.
-Скажи, когда последний раз ты видел такое чистое небо в Лондоне?
Последние дни августа остаются впереди, но они уже начали таять словно зажжённые свечи. Прочь мрачные мысли! Да, лето клонится к концу, но и осень имеет свои прелести, да и через каких-то несколько месяцев наступит новое лето, которое принесёт новые приключения и новые увлекательнейшие события. И в нашей власти, насколько интересным и полезным будет время, прожитое нами. Мужчина поднял руку ко лбу, чтобы солнце не так ярко слепило глаза. Синее, ни облачка, только одинокая птица в небе. И, правда, видимо ворон. Птица покружила вокруг замка, а затем уселась на одну из крыш. Посидев немного, она вновь оторвалась от земли, грациозно сделала круг почета вокруг, а затем все-таки направилась к нужному ей месту.  Воспоминания касаются яркими картинками сознания, из-за чего на лице появляется ухмылка.
- А правда. Чего-то я и не заметил как-то… Знаешь, что я вспомнил? Как машин практически не было, ночное небо затянуто звездами, нам с твоей мамой по семнадцать, мы не спеша переходим шоссе, по указанному переходному переходу, как самые порядочные жителя и устраиваем себе романтику где-то на лужайке парка.«-Пойдешь со мной в следующий раз? Или такие развлечения не для леди?» - Последнее слово я протягиваю чуть громче, не скрывая улыбки. Ну да, у Моники были такие ухажеры, те, кто гонял на байке и разбирался в тяжелом алкоголе и сигарах. Роль принцессы ей больше к лицу, хоть я и играл роль дракона, но всё же. По правде сказать, я сам не ожидал, что и как мне предложат тогда, но кинематограф он такой - раскрывает много дорог - он встрепенулся, шагнул к дочери, разом притянув ее в свои объятия, и крепко стиснув в руках. Давай-ка, рассказывай, Элли. Наверняка у тебя полно бойфрендов появилось? - Сам Гилл мог гордиться тем, что выбрался из брака, в котором с каждым годом ощущал себя все тяжелее и тяжелее. Харрис был не из тех, кто готов был пожертвовать чем угодно ради правды об устройстве их семьи. Свобода, данная ему после развода, не требовала уже  все больше нервов с каждым разом. А как известно, познавший вкус свободы едва ли когда-нибудь захочет снова вернуться к своему поводку, даже если тот сделан из самого мягкого шелка.

Отредактировано Harris Gill (1 Сен 2021 13:10:34)

+1

5

С момента переезда Харриса в Лондон, они с Элли будто заново начали узнавать друг друга, Элли всё больше тянулась к нему, пытаясь понять его жизнь и его чувства. Наверное, только с возрастом понимаешь, насколько важны родные люди. Хотя, в случае с матерью это не работало. Возможно, надо было еще немного подрасти, чтобы начать пытаться понять Монику.
То, что отец искренне смеялся с ней невероятно порадовало Элли и она снова ощутила себя маленькой - поразительно, как он на неё влиял.

На данный момент Эл не совсем понимала Харриса, он будто с ней играл. Играл, как в детстве, предлагая конфетку за послушание. Однако, отец сейчас здесь, а значит, уже сделал шаг навстречу Элли и заветная вещица уже не была так заоблачно далека от неё. Колечко витало в воздухе и чтобы оно оказалось на пальчике Эл, нужно было найти компромисс.

- Пап, мне двадцать восемь и я курю уже лет десять, а птички и мышки всё живут, встают по утрам, радуются жизни, как, в общем-то, и я. - съязвила Элли и закатила глаза. Конечно, каждый родитель переживал за здоровье своих детей. И она прекрасно понимала, сколько было надежд возложено на Элли её отцом, так же как и понимала, что разрушала все эти надежды раз за разом. Кто знает, что было бы, не откажись она от гастролей вместе с ним в подростковом возрасте? Тогда Элли бунтовала, она шла против любых взглядов родителей, делала всё с точностью наоборот. Моника сдалась первой. Харрис же не сдавался до сих пор. Только теперь его методы привлечения Элли к искусству стали более продуманные, более тонкие.
После школы было поступление в колледж. Конечно же Харрис надеялся, просил и даже ругался, но он точно знал, что Элли поступила на юрфак только для того, чтобы не делать так, как хотят родители. Элли знала, что делает отцу больно. Но знал ли отец тогда, как Элли нуждалась в нём на самом деле? Как ей хотелось, чтобы он был более настойчивым, как она ждала, что он будет работать и жить хотя бы в одном городе с ней, раз уж в одном доме не получалось. Она бастовала не просто так. У неё на то были причины. Она не хотела делать так, как хотят родители, потому что и её желания не слишком-то учитывались. Как ребенок мог хотеть внимания родителей? Да, действительно, бред какой! Раньше Элли сильно винила родителей в том, что они не слишком участвовали в ее становлении, как личности. Теперь она этому рада, потому что не хотела бы быть похожим ни на одного из них.
Когда Гилл начала увлекаться выпивкой? Когда попробовала сигареты и травку? Тогда, когда была предоставлена самой себе. Когда няньки уже не требовались, а родители пропадали на своих работах сутками. Когда казалось, что они интересовались ей только для галочки. Мол, случилась в из жизни такая напасть - родилась Элли. О-о-о, одно время Элли и себя винила в том, что мешала родителям жить полноценно - любить друг друга и строить карьеру. Алкоголь позволял расслабиться и не думать об этом, не думать, что она кому-то мешает. Потом алкоголь превратился в простую привычку. Выпить пива после учебы, надраться в клубе или баре - это стало для Эл нормальным стилем жизни.

Она шла против системы, которую выдумала себе сама.
Была бы она сейчас знаменитой актрисой, если бы тогда не пошла против воли режиссера-отца?
У Элли не было ответов. В сущности, сейчас она ни о чём не жалела и уже давно восприняла всё под другим углом - с точки зрения взрослой женщины, а не девочки-подростка.

Вредные привычки. Элли знала о своих пристрастиях. И даже понимала, что самой большой плохой привычкой было идти против воли отца. Делать всё наперекор. Теперь она его стала больше понимать. С момента её переезда в Лондон, они часто виделись и много болтали. А сколько бессонных ночей за разговорами они проводили в Париже? Сколько раз, Элли сидела в зрительном зале и наблюдала за репетициями, где отец раскрывался ей с разных сторон? Она восхищалась им, считала уникальным. Хоть и все люди по своей природе уникальны, Элли не верила, что на земле существует кто-то, кто хоть чуточку похож на Харриса, и был таким же глубоким и разносторонним человеком, как он.
Быть его разочарованием Элли считала почти достижением. Кто, как не родная дочь могла его так огорчать всю жизнь?

И сейчас она снова видит разочарование в его глазах, хоть он и прячет это за кривой улыбкой. Да, надо завязывать с курением. Как и с другими плохими привычками. Ей хотелось меняться для него и стать идеальной дочерью, только когда он был рядом. Когда его не было, всё становилось, как прежде. Понимал ли это Харрис?
Во всяком случае, Элли уже бросила окурок и не собиралась больше курить на его глазах. Возможно, так у него появится хотя бы иллюзия того, что дочь начинает браться за ум.

Она хмурит брови при упоминании  друзей.
- При чем здесь… - она громко выдыхает и продолжает, - При чём здесь мои друзья и это кольцо? И нет у меня друзей из бара, ты прекрасно знаешь. А я прекрасно знаю, как тебе не нравится моя работа. Но не надо это везде приплетать. - Элли говорила спокойно, однако, нотки раздражения уже проскальзывали.
Было странно слышать от отца такую сомнительную догадку.
"Пропьют друзья"? Господи, да он вообще меня знает?

- Нет, я не могу тебе этого пообещать. Ты говоришь глупость. Как тебе приходит это в голову? - она посмотрела на отца и вдруг улыбнулась. - Хотя, не был бы ты таким гениальным режиссером, не будь у тебя в голове разного рода бреда.

- Не хватало еще, чтобы ты украшения начала продавать при живом, не парализованном от подбородка и ниже отце! - Элли с изумлением посмотрела на него. Серьезно?

- Но я пропиваю только твои деньги, па, а не твои подарки. Поверь, все их храню… - Элли не стала продолжать, ведь чаще всего подарки складывались в специальную коробку, которую Эл создала ещё в детстве. - так что, не переживай, это колечко будет со мной, пока и ты живой и не парализованный. - Она рассмеялась и уткнулась в плечо Харриса.
Чувство юмора у отца было довольно своеобразным. Но и Элли палец в рот не клади, наверняка он должен был понимать, что у неё это от Харриса.
Элли всё так же держала его под руку, периодически поворачивала на него голову, чтобы увидеть эмоции на его лице, когда он говорил о фильме.
- Постоянно попадает в передряги и неприятности, кто-то вносит за него залоги… - хмыкнула Элли, - что-то мне это напоминает. - Она наигранно приложила палец ко рту. - Ты обо всех таких, как я заботишься?

Стоило Харрису заговорить о работе, как мужчина менялся прямо на глазах. Он будто раскрывался. Элли любила болтать с ним о кино и театре, эти разговоры разворачивали душу отца, показывая, что внутри. Эл даже иногда завидовала, что человек может говорить с такой любовью и интересом о чем-то.
Нет, она не ревновала, она давно переросла это чувство. Ревновать отца к работе было бессмысленно, потому что он всегда выбирал работу. Девушка считала, что, пожалуй, только на работе он мог быть собой.
Сейчас на лице мистера Гилла промелькнула грусть. Элли смутно помнила историю Йена, но сейчас видела, что этот человек очень нужен был отцу на работе.
- Что ж, может, оно и к лучшему. Иногда не вмешиваться - лучше всего. - Элли пожала плечами и на миг чуть сильнее сжала плечо Харриса.

Он смотрел на небо, пока Элли смотрела в его лицо.
Элли ухмыльнулась истории про их с Моникой молодость.
- О, да вы романтик, мистер Гилл. Представляю, как была счастлива с тобой мать, - Элли мечтательно вздохнула, а затем продолжила уже более серьезным голосом, - ну, во всяком случае первые лет пять. - девушка захихикала и тут же оказалась в руках отца, отчего она и вовсе расхохоталась.
Она подумала, что иначе и быть не может - человек искусства не может быть не романтиком. Но вот если острый язык и чувство юмора ей досталось от отца, то романтичности Элли не досталось ни капельки. Возможно, потому она и была так далека от индустрии театра и кино, куда так увлеченно тащил её Харрис.

- Мы уже пришли, пойдем. - с улыбкой освобождаясь из рук отца, сказала Элли. Она взяла его за руку и повела к дверям кофейни.
Здесь пахло сладостями и кофе. Возможно, какой-нибудь романтик назвал бы это место уютным и заметил бы, что шторы были в тон обивки на стульях и посчитал бы это жутко романтичным. Почему-то Элли не замечала таких мелочей. То есть, она, конечно, заметила шторы и стулья, но это не произвело никаких ассоциаций или, тем более, трепета.
Она села за столик напротив отца и заказала кофе.

- Бойфренды… - она ухмыльнулась. отвечая на вопрос, от которого уходила на улице. Но Харрис ждал ответа. - Бывали, да. Но, ты же знаешь, что ничего серьезного. - Она пожала плечами. Рассказать отцу о “бойфрендах”, с которыми обычно встречалась Элли, значит повергнуть его в шок. Потому Гилл не решилась рассказать об отношениях с Сэмом. Возможно, когда-нибудь позже. В конце концов, у них с Сэмом всё только начиналось, Элли чувствовала, что эти отношения наверное будут продолжительнее остальных, однако, ей пока не хотелось их раскрывать даже отцу. Тем более - отцу, учитывая возраст Сэма. Возможно, Харрис заметил замешательство Элли, поэтому она продолжила. - Ничего такого же серьезного, как тогда было с Джинни, пап.

Элли сначала опустила глаза в стол, а затем посмотрела в окно. Воспоминания о Джинни всё ещё болезненно отзывались в её сердце. Она не знала, пройдет ли это когда-нибудь. И уж точно не знала, случится ли такое в её жизни ещё раз. Джин выпорхнула из жизни Элли так же стремительно, как и вошла в неё. Гилл знала, что она сама способствовала уходу Джинни и точно не винила в этом её. Однако, скучала она по ней еще долго, утапливая воспоминания в крепком алкоголе, заглушая мысли в громкой музыке разных баров и клубов, замещая тепло её тела блондинками, которые в итоге не давали ей ни капли того, что давала Джинни.
Отец знал об их планах на дальнейшую жизнь, Эл рассказывала ему о том, что девушки подумывали узаконить свои отношения. Поэтому сейчас, Элли старательно отводила глаза, чтобы Харрис не заподозрил ни намека на чувства к Сэму в её глазах.
После разрыва с Джин, Харрису и самому пришлось нелегко - ему пришлось разруливать проблемы, которые создавала Гилл своим пьянством и неуравновешенным поведением. Хорошо хоть, из участка её пришлось выкупать всего один раз.

Элли повернулась к Харрису и грустно улыбнулась.
- Я стараюсь ни с кем не сближаться, пап. Разрыв не приносит никакой радости, если привязываешься к человеку. Я не знаю, как ты пережил расставание с Моникой.. - Элли хмыкнула и на мгновение задумалась, - Хотя, с моей матерью наверное расстаться не так сложно, это скорее облегчение. - она хихикнула и немного расслабилась. - На работе ко мне клеится мой коллега Пол. Он смешной, забавный, однако, слишком молод, - Элли осеклась и порадовалась, что наконец-то принесли кофе.
Она сделала глоток и решила, что пора подходить к теме кольца.
- Вряд ли эту руку когда-нибудь украсит обручальное кольцо, - она вытянула перед собой кисть и покрутила ею. - Разве что, то шикарное колечко… - сдерживая хитрую улыбку, Элли взглянула в глаза отцу.

Отредактировано Ellie Gill (4 Сен 2021 14:26:27)

+1

6

Харрис и бровью не повел, когда дочь с ювелирной точностью попал в мишень. С почти незаметным восхищением взглянув на девушку, Гилл тут же фыркнул, мол, еще бы мне нравилась твоя работа. И правда, если бы Элли сейчас промахнулась, то на нее свалилось бы целое комедийное представление, потому что отец-режиссер этого бы просто так не оставил. Он точно оторвался бы на ее промахе, которые она совершала настолько часто, что хватит пальцев правой руки, чтобы сосчитать их. Никогда нельзя быть уверенным в том, что будет завтра, ведь как закончится этот день и эта ночь остается загадкой, как и его собеседница, что с легкостью перенимала правила игры. Дочь не только следовала им, но и вносила свои коррективы. Его бесконечные вопросы повисли в воздухе, в то время как Элли всеми возможными силами пыталась не позволить им залезть в ее голову. Он не знал, что с ним стало за это время, не мог дать адекватного объяснения тому, почему ему все-таки стоило покупать кольцо, и какого черта здесь вообще происходит. Единственное, что он понял за минуты их прогулки, что совсем необязательно анализировать себя и поступки дочери для того, чтобы переубедить ее. Делу время, уговорам - час: душевные метания не освобождали от заботы. Оценив, сколько бед несёт чрезмерный энтузиазм в покупке,  Харрис вернулся к обязанностям отца. Элли попросит «прыгай» - он спросит, как высоко, Элли скажет «подумай над сюжетом нового фильма» - он спросит, сильно кровавым или помягче. Жаловаться, однако, было не на что – дочь не требовала ежеминутно результата в виде покупки. Приятный контраст после принудительной помощи отца. С дочерью разговор был короткий.  Но Харрису всё ещё бесспокойно… чтобы хоть как-то избавиться от внезапной тревоги на душе Гилл обеими руками обняла одну из рук Элли и устроился головой на плече девушки.Кажется, мистер Гилл, будучи господином умудренным годами и жизненным опытом, невзирая на все безрассудство дочери, каким-то чудным образом догадывалась: не сподобилась доченька, наконец-то сигареты выкинутьи стоит это потрясение ему пережить самостоятельно, ибо Харрис рискует услышать столько нелестных эпитетов, что потом сможет обидеться, и всю неделю только и делать, что дуться на дочь. Гиллу это все, конечно, чертовски не нравилось и мнение мнение отца относительно ее сигарет пылится где-то там,  на верхней полке. Каким-то непонятным образом ему хочется говорить те вещи, которые говорить бы не следовало. Но Элли с ним на удивление приветлива,  и это его заметно успокаивает.
Пап, мне двадцать восемь и я курю уже лет десять, а птички и мышки всё живут, встают по утрам, радуются жизни, как, в общем-то, и я
— Ц-ц-ц-ц-ц! Курит она десять лет! Какой ты пример подаешь своему нерадивому отцу? А еще дочь врача! – Харрис, улыбается абсолютно искренно. Ему пока все тут нравится, даже реакция любимого отпрыска. Наконец-то от тягучей, умерщвляющей весь этот огромный, полный истинного Счастья мир, скуки не осталось и следа! Что может быть дороже этого момента, растянувшегося уже на добрый час.Так и пристраститься немудрено! Но кто хоть раз тонул на лодке из-за дырявого дна посреди реки/озера/пруда, тот поймёт. Сколько бы ты не пытался упрямо не замечать течь, как бы не старался выкрутиться из патовой ситуации, заткнуть своей одеждой прорехи и вычерпать то, что уже скопилось, грести по направлению к спокойному и привычному берегу, ты один хрен, как минимум, промочишь ноги, а как максимум — нахлебаешься воды (а может быть и утонешь к чёртям собачьим). Но сдаваться без боя - тоже такое себе решение. И Харрис боролся!
-При чем здесь… При чём здесь мои друзья и это кольцо? И нет у меня друзей из бара, ты прекрасно знаешь. А я прекрасно знаю, как тебе не нравится моя работа. Но не надо это везде приплетать
-Работа? Серьезно? Это такой странный вид досуга или подработка со скуки? - шутливые вопросы совсем не были злобными. Режиссер был в приподнятом, но немного нервном настроении и просто не мог молчать. Тебе это еще не надоело или будем искать по объявлению? А вообще давай,  обещай, что твои друзья не выменяют ее на выпивку.
Нет, я не могу тебе этого пообещать. Ты говоришь глупость. Как тебе приходит это в голову?]  Хотя, не был бы ты таким гениальным режиссером, не будь у тебя в голове разного рода бреда.
Харрис действительно был готов забыть о еде и сне, отдаваясь работе в театре и над своим новым проектом. Для него теперь не было ничего более важного, и он знал людей, которые думали так же, как он сам. Удачей для него казалось сразу оказаться втянутым в съёмки кино. Пусть это был фильм, основанный на реальных событиях но так даже больше вероятность, что он разглядит того, кто ему нужен. Пусть американец всё ещё не до конца понимал, как устроен мир кино в Лондоне, но был уверен, что справится. Иначе и быть не могло. Вернуться домой с позором, что может быть хуже? Конечно, это не учитывая, что уехал тогда в том числе из-за семейных неурядиц, порочащих его имя. Здесь в пасмурном городе, где можно было найти кого угодно, вероятно, эти выдумки показались бы смешными. Ну что такого, что его отец Элли оказался мужем, не очень верным, по мнению прессы? Весь интеллигентный мир искусства грешил если не тем же, то близкими вещами. Да и, как говорится, не пойман не вор.  Гилл уже понял, что если ты кто-то в этом городе, то на многое глаза закроют все, даже пресса.
Все-таки, несмотря на весь этот кардебалет и устроенное безумие, ты великолепна великолепна. Говорить, что мне в голову приходят глупости, а потом собственной персоной гостить в полиции Может быть, это я слишком скучно живу, а с тобой-то как раз все в порядке?
— Но я пропиваю только твои деньги, па, а не твои подарки. Поверь, все их храню… так что, не переживай, это колечко будет со мной, пока и ты живой и не парализованный.
-Я не слышу сейчас, - перебивает отец Элли.  Возможно это какой-то неизвестный ему парень был повернут на всех этих алкогольных обрядах и учил девушку правильно пить самбуку, готовить кровавую Мэри и поджигать сахар для абсента. И все это было бы интересно и красиво, особенно для уже пьяного женского разума, но не сегодня. Сегодня Харрис хотел восхищаться и радоваться и сегодня его план не состоял в том, чтобы слушать занимательные истории, как дочь способна надраться до того состояния, когда закрываешь глаза и отключаешь, не видя снов. Просто не хочу слышать, что жизнь моей дочери из-за этого бара превращается в плавание по горной реке. Против течения, а навстречу какие-то е[цензура]чие байдарочники, которые постоянно бьют ее веслами по голове. Это если вкратце - На улице и вправдк стоял сильный шум. голоса звучали как души, которые так загублены, что не испытывают печали. шаги можно было бы назвать мягкими, почти бесшумными, но за шелестом  города размываются любые звуки.
-Постоянно попадает в передряги и неприятности, кто-то вносит за него залоги... что-то мне это напоминает. Ты обо всех таких, как я заботишься?
-Не, ну ты и умеешь конечно такое сказануть, что я аж слюной давлюсь. Аха-ха-ха. Ты еще в меня факт какой-то интересный кинь, и я так вообще коней двину. Как говорил досточтимый Жак Паганель, - Гилл потрудился  даже открыть дочери истину, опираясь на литературу. Первые часы неопытному мореплавателю лучше всего не вставать с постели во избежание морской болезни. Месье знал, о чём говорит, он вообще проспал тридцать шесть часов, предварительно перепутав яхту.
-Что ж, может, оно и к лучшему. Иногда не вмешиваться — лучше всего.
-Понимаю твои опасения, дорогая, — кивает Гилл, он ведь тоже много думал. Умом понимал, но сомнения часто закрадывались внутрь, как червяки в яблоко и разъедают изнутри. В итоге они оставляют внутри труху и гниль.Мне так неловко, но я чувствую, что война эта между братьями унесет много жизней моих хороших фильмов. Мне хотелось бы найти Йену безопасный кусочек земли.
Всё внутри Гилла действительно не может с примириться в вопроса о матере. он будоражит тебя, лишает привычного, заставляет выползать из скорлупы.
О, да вы романтик, мистер Гилл. Представляю, как была счастлива с тобой мать, — Элли мечтательно вздохнула, а затем продолжила уже более серьезным голосом, - ну, во всяком случае первые лет пять.
Если бы они оба были героями романа, все было бы, наверное, проще. Как минимум потому, что их судьбу решал бы кто-то другой, и можно было бы отпустить - выронить поводья, перетянувшие ладони до кровавых мозолей, и пусть бы воображаемые кони несутся вперед, не разбирая дороги. За их действия отвечает кто-то другой, и плевать, кто это - выдуманный автор или любой из несуществующих богов. Только жизнь - нихера не бульварный роман с очевидными сюжетными поворотами; в жизни нет какого-то высшего ментора, который может подсказать, что дальше и как правильно. Жизнь обрушивается на голову холодными потоками, дождь не собирается прекращать, и его бы заподозрить в предвзятости - разве не так бывает в романтичных фильмах?
- Ну вот так и сложилось как-то. Не уверен, что знаю, по каким именно критериям можно такое определить. Мне, в общем-то, не с чем сравнивать, — негромко отвечает мужчина В девушке же всегда должна быть загадка? - у него усталая улыбка. Ладно, мы решали проблемы по мере поступления.  могу сказать одно, в энашей семье определенно хорошее, например ты.  И на самом деле я чкртовски рад дочь, что в детстве мама первому, чему тебя научила, это стараться на нас не блевануть - никаких иллюзий на этот счет никогда не было, разве что слабые надежды и одно аккуратное движение, чтобы подхватить маленькую Элли на руки и, слегка повернуть.
Мы уже пришли, пойдем.
-Очень интересное место,- бросил Харрис беря меню, и пробегая по нему быстрым взглядом. выискивая знакомые блюда. Тогда последуем моему выбору, - решил мужчина, в нем взыграл интерес узнать, действительно десерт его детства будет таким же вкусным, как его делали, хоть и редко. Помнится он юыд в Италии, где у каждого кафе была собственная история и рецепт десерта. Это было почти как с пиццей, невозможно найти две одинаковых, даже если каждый повар делает его по одному и тому же рецепту, все равно будет что-то свое! Отец внимательно, ну, насколько мог в нынешнем положении, посмотрел на неё и стал внимательно слушать про бойфрендов. Ему не то что бы сильно хотелось это знать, рн спросил чисто из любопытства, но думал о том, что мне хотелось бы узнать это ради чего-то личного... понять, как влюбляются люди. Может, дочь тоже испытывала подобное?
-Наверное это хорошо, что мы не укладываемся на полочки, иначе было бы скучно. Всех людей не подгонишь под шаблоны? Как-то это…не знаю, дико что ли. вот идут люди и все они шаблоны? Мне даже это представить сложно. мне повезло, что в твоей голове не нашлось шаблона для меня - неплохое кафе, где приветливая управляющая, дружелюбные официанты и вообще все свои. Они знают Гилла и всегда не против посплетничать о новых туристах, которые заполоняют Лондон время от времени. Вкусно было? – из соображений безопасности Гилл переводит разговор обратно на еду. Он себя оберегает необдуманных поступков. Харрис тянется к ее чашке, демонстративно обхватывает трубочку губами и делает несколько глотков. Элли в детстве обязательно так делала. Он это хорошо момнит. Двигаемся в сторону следующего пункта назначения? Думаю, мы легко определимся с нашей совместной картиной мира. нужно просто постараться, - Гилл кривит губы в ухмылке и становится чуть-чуть внимательнее, когда к в ним подходит официантка, чтобы выписать счет. Она всё ещё внимательно смотрит на Харриса, пытается понять… что она там пытается понять, когда им двоим все понятно? В какой-то момент поняв, что не может больше смотреть на Гилла так, как на остальных парней и посетителей, официанточка решила все-таки влезть в эти самые чувства. Результат удивил ее вызывая целый ворох чего-то нового в ее груди, отчего собственное сердце заходилось трепетом.
-Ваш счет. ждём вас снова! Не часто увидишь такую красивую пару за столом, - официантка мило улыбается, отчего на щеках у неё появляются ямочки, и уходит, оставляя Элли и Харриса одних.
-Она считает нас красивой парой. Не то что бы я этого не читал, - Гилл коротко барабанит пальцами по столу и, оплатив кофе и шоколадный фондан, поднимается на ноги. до выхода из кафе ведёт себя очень аккуратно, копирует походку главного героя одного из своих фильмов и в принципе его движения, и только на улице позволяет себе чуть-чуть расслабиться. Полет нормальный, кажется, - выдыхает и косится на Элли. Знаешь, дочь, мне нравится проводить с тобой время. В тебе больше… легкости, свободы. не знаю, почему я не могу чувствовать себя так же, мне вечно что-то мешает, - раздраженно ведёт плечам и вовремя чуть меняет траекторию. переключаясь обратно, Ему с возрастом немного не хватает развязности движений, но Гил старается. Скажи, малыш, что ты думаешь обо браке? – образ героя его фильма снимает с тебя ограничения, и Харрис спрашивает без зазрения совести. Только честно, - подмигивает он дочери, как будто нивелируя серьёзность вопроса и ожидание серьёзного ответа. Могу дать подумать, но недолго, - вообще-то планировался весёлый день, но если у них получится разобраться в некоторых местах, то что ж, Гилл не против покупки не против. Их с Моникой невнятные отношения в последние годы брака не давали ему покоя, они пытались и всё равно оставались друг для друга и для дочери недостающими кусочками пазла. И Харрис совсем не знал, что с этим делать. пока всё пущено на самотёк, но тебе не нравится. Находясь посреди кафе, Харрис, двигаясь к выходу сохраняет спокойствие. Ну или пытаешься это сделать, что в принципе одно и то же. Если бы да кабы… - бормочет он себе под нос. Так что там? Брак ты одобряешь, нет? Или все в тебе внутренне замужество игнорирует, потому что своим с матерью примером, мы нарушали твой мир? – Отец понимал Элли как никто другой, подсказывал что-то, готов был проводить с нею кучу времени и всегда поддерживала во всем. Последние слова были просто выражением чувств, без назидания. Тогда на улице достал еще сигарету и крепко затянулся.  Ты уж извини за прямоту, но ни за что не предложу тебе покурить.. как бы ты не просила. Чего для тебя нет, того нет, - фраза Гилла на фоне всего треша вокруг дочери выглядела странной, такой обыденной, будто он не голову собрался нести домой, а сходил купил продуктов на ужин.

Отредактировано Harris Gill (14 Сен 2021 02:36:52)

+1

7

Отец Элли не сразу узнал о том, где работает его дочь. Эл скрывала это почти год, зная, как ему не понравится то, что его “принцесса” пропадает ночами в клубе за стойкой бара. А именно так он бы это и воспринял - "ночами пропадает за стойкой бара". Наверняка, он считал, что за барной стойкой работает неблагополучный слой населения, те, кто надирается ничуть не хуже клиентов. Да, Элли имела тягу к выпивке, но ведь на работе употреблять запрещено и сама девушка не видела ничего плохого в своей работе. Тут даже были плюсы - она напивалась теперь не каждую ночь, хоть и находилась в баре, и ей еще и денег платили. Что плохого? Но Харрис, будучи человеком творческим, имел свои представления по поводу того, чем должна была заниматься Элли.
Всё же, проведение отца на улице произвело на неё впечатление. Она редко слышала, как он бранился. Элли явно недооценивала то, как его задевает эта её работа в баре.

Она посмотрела перед собой и улыбнулась Харрису.
-Точно. Под шаблоны всех не подгонишь. Уж меня и подавно. - Элли хмыкнула и пожала плечами. Она ведь прекрасно понимала, что не является идеалом дочери, а так же искренне не понимала, почему отец до сих пор с ней так возится. Взять к примеру мать Элли, которая давно не проявляет интереса к её жизни. Моника разве что звонила пару раз в год по праздникам, скорее для себя, чтобы в голове своей поставить галочку, мол она же мать, вот - дочери звонит, интересуется делами и всё такое. А Харрис хоть и не был с дочерью в детстве так часто, как мать, но с каждым своим появлением заполнял душу Элли. Он рассказывал ей сказки, которые всегда чему-то учили Элли. Она ни одну книгу с таким интересом не читала, ни один фильм не рассматривала так, как слушала своего отца. О, даже было время, когда Моника ревновала. Иногда, вместо того, чтобы побыть всем вместе, втроем, как нормальная семья, она начинала какую-то сумасшедшую дележку времени и собственной дочери, расписывая по минутам досуг на выходные. Когда у Элли появилось право голоса в этой дележке, она всегда предпочитала проводить время с отцом, чем приводила в ярость мать.

Она наблюдала, как отец перехватил её чашку, сделав пару глотков из трубочки. Элли широко улыбнулась. Так было и в детстве. Только тогда маленькая Элли пробовала коктейли родителей. Этот незначительный, крохотный жест Харриса вызвал у Элли массу эмоций и растрогал настолько, что на глаза навернулись слёзы.
- Пап, я скучала. - она протянула руку, сжала ладонью ладонь отца и заглянула ему в глаза. - И, да, было вкусно. - Элли улыбнулась.
Двигаемся в сторону следующего пункта назначения? Думаю, мы легко определимся с нашей совместной картиной мира. нужно просто постараться
Элли демонстративно закатила глаза и хотела что-то возразить, однако к столу подошла официантка.
Не часто увидишь такую красивую пару за столом
Что?

Брови Элли взлетели и она убрала руку с руки отца. Взгляд Элли скользнул от лица молоденькой официантки к лицу отца.
- Между вами что-то есть? - Элли хитро улыбнулась и подняла одну бровь, когда девушка удалилась. В студенческие годы отец часто брал Элли с собой в Европу, где они отдыхали с его молоденькими пассиями. Она никогда не интересовалась их возрастом, но порой ей казалось, что девушки были моложе Элли. Она никогда ничего не имела против, наоборот, её даже забавило такое дурацкое совпадение - отец предпочитает молодух, тогда как дочурка с большим удовольствием встречается с мужчинами, которые порой были не сильно младше собственного отца.
Какой кошмар. Элли повела плечами и встала вслед за отцом.

Улица встретила их шумом и свежестью, однако никакого намека на дождь и не было. Заветный магазин был в нескольких метрах от кофейни и Элли намеревалась сейчас же утащить отца туда. Вопрос Харриса заставил её остановиться.
Скажи, малыш, что ты думаешь обо браке?
- Бог мой, пап, что за мысли? - она кинула на него косой взгляд и опустила голову, разглядывая свою обувь. - Я не хочу никому делать предложение этим кольцом. - Элли рассмеялась своей бредовой мысли. Девушка решила, что раз уж она вспомнила о Джинни в кофейне, отец мог подумать, что у дочери опять завязались серьезные отношения с какой-нибудь девушкой и дело идет к свадьбе.
Ох, если бы ты только знал... Элли усмехнулась, подумав о дурацкой причине столь дорогостоящей покупки.
Она взглянула на Харриса, однако заметив его серьезное лицо, осеклась и переняла его настроение.
- Что я думаю о браке? Хмм.. В общем-то, вы с Моникой прекрасно показали мне, что никакого счастья брак вам не принес. Во всяком случае, я не видела никогда вас вместе счастливыми. Но, с другой стороны, у меня полно положительных примеров брака. - Элли неопределенно провела рукой в воздухе.
Так что там? Брак ты одобряешь, нет?
- Одобряю в целом. Во всяком случае, не имею ничего против. Если он не касается меня. Думаю, что люди могут прожить и без таких формальностей, как штамп в паспорте. Так легче… - Элли выдохнула, - легче решить всё по-быстрому, если вы друг другу надоели...
- Скажи, зачем вам с матерью вот это вот надо было? Брак был просто “по залёту”? Вы хоть немного любили друг друга? - Элли пожала плечами, - Спрашиваю, потому что, глядя на вас со стороны, даже уважением не пахло, не то, что любовью. И зачем тогда вам нужен был брак? - Элли не особенно понимала. к чему клонит отец и почему разговор о браке зашел именно сейчас, а не пару лет назад, когда о браке говорила сама Элли.
- Ах, да. Брак ради ребенка, чтобы ребенок рос в полноценной семье! - Элли фыркнула, почувствовав, что заводится. - Нет, пап, искренне не понимаю брак или, во всяком случае, ценность брака для себя. - проговорила Элли после небольшой паузы, взяв себя в руки.
Она механически пошарила руками по карманам, когда увидела, что отец решил закурить.
Ты уж извини за прямоту, но ни за что не предложу тебе покурить.. как бы ты не просила. Чего для тебя нет, того нет
- Переживу. - улыбнувшись, Элли вспомнила, как до посещения кафе с отцом решила не курить на его глазах, поэтому вздохнула и снова взяв его под руку, повела по улице в сторону ювелирного магазина.
- Так что ты сам-то мне можешь рассказать о браке? - Элли усмехнулась и посмотрела на Харриса. - Поведай мне с высоты своего опыта, что это такое и в чем его ценность - Элли проговорила это излишне артистично, чтобы отец понял, что вряд ли это та тема, которая интересна ей сейчас. Ну и еще, так он сможет оценить её артистизм и, может, наконец поймет, что в актрисках ей делать нечего.
Элли достала вибрирующий телефон из кармана и мельком взглянула на него. Миранда снова отправила какие-то фото, где главным героем кадра являлось кольцо. Ситуация вдруг показалась Элли абсурдной. Однако, она разрывалась - рассказать отцу об истинных причинах покупки кольца или же дождаться финала этой их словесной схватки? Эл усмехнулась и убрала телефон. Всё же приятно было поболтать с отцом, но все же, было немного жаль, что для этого времяпровождения потребовалась веская и дорогостоящая причина.
Пока она размышляла, они уже подошли к нужному магазину и Элли остановилась хитро улыбаясь.
- Да, пап, мы пришли. Выбрасывай свою палочку смерти, или как ты там это называешь и пойдем внутрь, я тебе кое-что покажу. - Элли взяла руку Харриса и потянула в сторону входа.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Пап, ну купи!