В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Пока мы не начали, никто не желает выйти?


Пока мы не начали, никто не желает выйти?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


ПОКА МЫ НЕ НАЧАЛИ, НИКТО НЕ ЖЕЛАЕТ ВЫЙТИ?
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/VbdYZEO.gif https://i.imgur.com/ybQD5wJ.gif

Робин и Джек
Начало января 2021 года, лифт бизнес-центра

Бывает так, что события стираются из памяти, но некоторые воспоминания остаются с человеком навсегда.
И вот... Живешь ты дальше, ни о чем не подозреваешь, и вдруг прошлое оказывается рядом с тобой. Без всяких предупреждений.

+2

2

Когда Робин шла работать в Megaton Groupe, она наивно полагала, что будет заниматься только творчеством. Никакой бюрократии, никакой бумажной работы и тому подобного. Первое время так и было. Робин только и делала, что творила, реализуя все самые смелые свои идеи. Это была эйфория. Финансирование, ресурсы, люди… Придраться было просто не к чему, даже если бы очень захотелось. Робин работала запоем, била свои собственные рекорды и ставила новые, выдавая высококачественный продукт, который было не стыдно выпускать на рынок. Она привыкла к тому, что от нее требуют только одного - творить и вытворять. Однако, всему приходит конец. Пандемия внесла свои коррективы. Пусть на ее работе это почти не сказалось, где-то в верхах Sony пошла волна, которая к началу 2021-го года выбросила на берег много игровых студий. Какие-то лишались финансирования, какие-то тупо закрывались, а какие-то, как Megaton, оставались в подвешенном состоянии или, как любило выражаться руководство, «на рассмотрении».

Слушок о том, что их могут кинуть, оставив без финансирования, прошел еще в прошлом году, но Робин, слишком занятая работой, пропустила его мимо ушей. Зато теперь, когда они выпустили целую пачку новых игрушек, выполнив и даже где-то перевыполнив таким образом план, отвлекаться стало просто не на что, и ветер перемен, то и дело сквозивший в редких переговорах с руководством из головного офиса, начал неимоверно раздражать. Нервишки пошаливали у всех, и это сказывалось на взаимоотношениях в коллективе.

В конце концов, Робин просто не выдержала и, заручившись поддержкой коллег, которым так же, как и ей, не хотелось в итоге оказаться без работы, решила проконсультироваться у юристов, дабы, в случае угрозы закрытия студии, нанести превентивный удар. Именно поэтому одним ясным январским утром Робин торчала на проходной одного из столичных бизнес-центров, в котором, собственно, и обитала выбранная ею юридическая фирма. Это была первая консультация, поэтому Робин пришлось пройти все круги бюрократического, а потом и санитарного ада, прежде чем ее впустили в святая святых, предварительно надев на нее намордник.

Шумно сопя буквально в тряпочку, девушка заторопилась к лифтам, но на тот, на который она рассчитывала, конечно, не успела согласно все тому же закону подлости. Лифт уехал наверх, прихватив с собой несколько человек, а ей не осталось ничего иного, кроме как дождаться следующего. Несмотря на то, что конкретный бизнес-центр даже в пандемию работал в штатном режиме, народу вокруг было немного. Робин тоскливо вздохнула. Им тоже пришлось частично перейти на удаленку, когда власти объявили локдаун. К счастью, на качестве их с ребятами работы это не сказывалось. Разве что привычку собираться всей кучей в конце каждого рабочего дня пришлось отложить до лучших времен. Когда же они уже, наконец, настанут, эти самые «лучшие времена»… Мысль привычная, уже набившая оскомину, просквозила в ее голове, не оставив даже слабого намека на надежду. И хорошо, что она никогда не была склонна к депрессиям и тому подобному. В противном случае она точно не влезла бы эти брюки, слишком облегающие даже на ее совсем нескромный вкус.

Машинально поправив коротенькое пальтишко, на котором искрились растаявшие в тепле снежинки, Робин принялась уже черт знает в который раз перебирать приготовленные для встречи с юристом бумаги. Она не сразу обратила внимание на присоединившегося к ней у лифта мужчину, чей темный силуэт обозначился на периферии ее восприятия в какой-то момент.

- Доброе утро, - по привычке поздоровалась Робин, но взглянуть на мужчину не успела. В этот самый момент створки лифта разошлись и выпустили в фойе пару человек, которые, судя по символике на беджах, входили в местную службу безопасности.

Дождавшись, когда они выйдут и выдержав профессиональной тяжести взгляд одного из безопасников, который, видимо, был запрограммирован на то, чтобы следить за тем, чтобы все посетители здания были в масках. Робин вошла в лифт и зависла у сенсорной панели, заменяющей старые добрые кнопки с номерами этажей. В такой высотке, конечно, это было оправдано, но все равно выглядело как-то слишком уж фантастически.

«Какие продвинутые,» - мысленно фыркнула девушка, прикинув на глазок, сколько у нее уйдет времени на то, чтобы взломать подобную систему. Не то чтобы она собиралась…

- Вам на какой? - уже вслух спросила Робин у вошедшего следом за ней мужчины. Из-за маски слова прозвучали хоть и внятно, но несколько приглушенно, поэтому она стянула ненавистный намордник под подбородок.

Люди в черном!

Отредактировано Robin Devereaux (5 Сен 2021 16:48:40)

+2

3

Год начинался странно. Казалось бы, ничего особенно жуткого в жизни Джека не происходило, но он чувствовал себя так, словно за один год прожил два или три. Пандемия выбила из колеи весь мир, и, хотя ITC Group стойко переживала невзгоды, Уитон не мог похвастаться тем, что адаптация под новую реальность давалась ему легко.
Праздничные и выходные дни не шли ему на пользу. Он выбирался в люди так часто, как мог, но из-за дурацкой необходимости удерживаться в рамках социальной дистанции, то и время оставался наедине с собой.
Поразительно, но Джек сам себе нравился не так сильно, как ему казалось раньше. За бизнес он не боялся, свою компанию он контролировал, а вот остальные составляющие жизни под контроль отказывались идти. Что, если друзья все же решат вернуться в Канаду? Уитон не готов был проститься с ними. С ними было слишком хорошо, они помогали ему забываться и наполняли его жизнь смыслом.
А Джоди из жизни Джека уже исчезла. Она не только свела на нет их личные взаимоотношения, но и уволилась с работы, и, если последнее еще не так серьезно волновало Уитона, то разрыв внерабочей связи бил по Джеку сильно.
Он был оскорблен, разозлен. И даже не потому, что женщина ушла от него. Такое случалось и раньше. Просто Джеку понадобилось все его мужество, чтобы выйти из зоны комфорта, заставить себя сделать следующий шаг, стать взрослым мальчиком. И что в ответ? В ответ три сухие буквы. Н, е, т. Уитон, конечно, подозревал, что и для Джоди это решение не было приятной прогулкой по парку, но легче ему от этого не становилось.

На работу его личным помощником собиралась вернуться Сара, и для Уитона этот вариант был, пожалуй, лучшим. Сара все еще была замужем, к тому же с ребенком. Теперь Джеку точно не придет в голову строить отношения со своей помощницей. Да и раньше он и Сара чудесно сходились в деловых вопросах. Эти воспоминания грели душу.
С остальным дела обстояли сложнее. Старая-новая помощница на работу еще не вышла, а потому Джеку приходилось решать самостоятельно вопросы, о которых он раньше и не ведал. Что скрывать, наличие ассистента могло разбаловать любого, и Джек пообещал самому себе, что начнет больше ценить труд того, кто помогает ему в организации буквально всего.

Говорят, что для нового жизненного этапа очень подходит смена прически. Не сумев придумать, как изменить ситуацию в верхней части головы, Джек пришел к, как ему показалось, идеальному решению. Впервые за очень долгое время он полностью сбрил бороду. Сбрил и тут же пожалел об этом. Без бороды он выглядел как-то несерьезно. Выругавшись, Уитон поклялся себе больше никогда не бриться. Оставалось лишь дождаться момента, когда борода отрастет вновь.
А пока Джек направился в офис. Дела не ждали и требовали присутствия непосредственно на рабочем месте.
До офисного центра Джек добрался на автопилоте. И до лифта дошел также. Чего он не видел вокруг?
В куртке в холле оказалось жарковато, поэтому Уитон расстегнулся. Маска тоже мешала, но за ее спуск можно было и замечание получить. Не то, чтобы Джек боялся замечаний, просто в лишние коммуникации лезть он не хотел. К тому же маска отлично прятала его гладкое лицо. Джеку уже не хватало бороды. Без нее он чувствовал себя как-то не так.
Пройдя в лифт за девушкой в темной одежде, Уитон собирался нажать на нужную кнопку сам, но не успел.
– Шестнадцатый, пожалуйста, – сказал он, бросил взгляд на девушку и чуть не открыл рот от удивления.
В мире существует множество причин, по которым Уитон может забыть девушку, но Робин все причины прошли стороной. Он хорошо помнил ее, помнил тот вечер и ту ночь в Вегасе. На мгновение канадец засомневался, что совпадения, вроде этой встречи, возможны, но, чем больше он рассматривал спутницу по лифту, тем меньше сомнений оставалось.
Джек даже не скрывал того, что пялится на девушку. Сам он маску снимать не спешил, в некотором роде он наслаждался ситуацией.
Робин, к слову, была все так же хороша. Находись этот лифт в Вегасе, Джек снова пустился бы в соблазнение, но за порогом здания раскинулся Лондон, да и Уитон был не на отдыхе. Пришлось наслаждаться лишь эстетической составляющей.
– Но только при условии, что там будут Элвисы и фонтан, – иронично добавил Джек, с интересом ожидая того момента, когда будет узнан.

Безбородый

+2

4

Шестнадцатый? Чтож, ей нужно было на двенадцатый. Робин нажала нужные циферки на сенсорной панели и отступила назад, привычно задрав голову на табло, отображающее тот этаж, на котором лифт находился в текущий момент. Но с лифтами всегда работал тот же самый принцип, что и с чайниками. Сколько на него не смотри, быстрее он не поедет. Так что Робин решила потратить время поездки на лифте с толком и вернулась к документам в своей папке. Но не успела она сосредоточиться на бумагах, как стоящий рядом мужчина, до этого момента напоминавший о себе лишь шуршанием куртки и ненавязчивым свежим ароматом одеколона, бередившим восприятие каким-то смутными образами из прошлого, вдруг ни с того ни с сего заговорил. Приглушенный маской голос тоже затронул какие-то потаенные струны. По коже побежали колкие как пузырьки шампанского мурашки. Робин сама не заметила, как захлопнула папку.

- Что, простите? - не до конца уловив смысл его слов, она повернула голову и взглянула на мужчину. Высокий, широкоплечий и, конечно же, в маске, скрывающей нижнюю часть лица, он сразу же показался ей знакомым. Вот только узнавание упорно не приходило, как если бы она встречала его когда-то давно. В другой жизни, возможно.

Несколько мучительно долгих секунд Робин смотрела незнакомцу прямо в глаза, пытаясь вспомнить, где могла его видеть, а потом на ее напряженное и настороженное лицо начала закрадываться улыбка. Робкая и несмелая, она медленно разгоралась, как только-только включенная энергосберегающая лампочка. В ее жизни был только один парень, с которым у нее был и фонтан, и Элвис Пресли, и много чего еще такого, о чем не следует говорить вслух в приличном обществе.

- Джек?

Едва ли отдавая себе отчет, Робин потянулась к его лицу рукой и, зацепив пальцем маску, потянула ее вниз, словно желая убедиться в том, что это действительно тот самый парень, что спас ее девичник в Вегасе. Бородатый канадец с умопомрачительной улыбкой. Робин видела по глазам, что он улыбается, но ей нужно было убедиться. Маска перекочевала под подбородок и… Радостная улыбка так и застыла на лице Робин, а и без того большие глаза округлились, практически превратив ее в мультяшку.

- Ты… ты что с собой сделал? - вырвалось прежде, чем Робин сообразила, что говорит. И прозвучало это так, как если бы Джек сделал себе татуировку на пол лица, проколол все, что только можно было проколоть, и отпилил оба уха разом, как Ван Гог когда-то. Хотя, Ван Гог, помнится, ограничился одним. Но суть-то не в этом.

Вместо бородатого канадца под маской внезапно обнаружился гладковыбритый и очень симпатичный, но все же американец. По крайней мере, челюсть у него точно была родом из Соединенных Штатов. В лучших традициях янки, так сказать. Робин даже пощупала ее, чтобы удостовериться в том, что глаза не обманывают, и покачала головой, изломив брови в умоляющем выражении.

- Только не говори, что это твое естественное состояние, мое сердце этого не выдержит, - почти взмолилась она и неожиданно прыснула в ладошку, осознав вдруг, на кого похож безбородый Джек. - Ты похож на Капитана Америку из старых комиксов. Ну, знаешь… С волевым подбородком и со всей этой вопиющей звездно-полосатостью, которая так и прет с каждой страницы.

Робин снова рассмеялась, но руки от гладковыбритого лица Джека не убрала и все трогала его гладкую кожу, разглядывая такие знакомо незнакомые черты. Борода бородой, но чего у Джека действительно не отнимешь, так это его нахального взгляда, от которого не грех было и растаять прямо посреди зимы. По крайней мере, брови остались на месте. Девушка прикусила губу, чтобы не рассмеяться этой мысли.

- Как ты тут оказался? - спросила Робин, наконец-то озадачившись действительно важным обстоятельством, с которого по идее и следовало начинать. - У тебя дела в Лондоне?

Отредактировано Robin Devereaux (29 Сен 2021 17:46:14)

+2

5

Джек давно не чувствовал себя таким интриганом, каким он чувствовал себя сейчас. Он наслаждался этой секундой замешательства Робин. Возможно, за всю пандемию это был единственный случай, когда Уитон радовался маске. Он был словно на каком-то венецианском карнавале, где прятал часть лица, чтобы не быть узнанным. Черт... В этом что-то было. Вот почему люди веками любили маскарады.
Правда интрига продлилась недолго. Джек стоял по стойке смирно и ждал, когда Робин стащит с него этот странный атрибут последнего времени. А под атрибутом ждал еще один фактор возможного неузнавания. Круто было бы, если бы борода Джека умела резко расти при необходимости, но увы, канадец по-прежнему демонстрировал гладкую выбритость. То, что Робин сумела узнать его спустя года, да еще и без бороды, говорило о том, что она запомнила Джека так же хорошо, как он запомнил ее. Это льстило самолюбию Уитона. Он расплылся в улыбке. Наверное, впервые в этом году. Кто бы мог подумать, что этот день преподнесет такой сюрприз.
Когда Робин принялась ощупывать лицо Джека, он полностью расслабился. Пусть его ощупывают, осматривают. Это же так забавно. Уитон надул щеки, как хомяк, который сныкал всю заначку у себя во рту. Только потом пришлось выдохнуть. Говорить с надутыми щеками Джек не мог, а говорить ему очень хотелось.
Что он с собой сделал? Ответ на этот вопрос обещал стать очень насыщенным, потому что с момента встречи с Робин в Вегасе Джек сделал с собой много всего. В особенности за последние несколько месяцев, но речь определенно шла об отсутствии бороды.
– Да нет... – отмахнулся Джек. – Звездную полосатость я заменяю кленовым листом и... как ни странно, Юнион Джеком.
Раньше Уитон никогда не задумывался о том, что его имя совпадает с одним из названий, которое некогда дали британскому флагу. Оставалось лишь надеяться, что выбор страны под важный офис компании подсознание Джека не осуществило из-за этого забавного совпадения. Осознанно он точно выбирал не по этому критерию.
Все эти мелкие шуточки, чередуемые с кривлянием губами в попытке увернуться от пальцев Робин, не мешали Джеку осматривать свою старую мимолетную знакомую. Он еще не понимал этого, но ему нравилось то, что она сохранила свою непосредственность, легкость в общении и умение импровизировать в самых странных ситуациях. И фигуру свою не испортила. Карантин прошелся катком по многим людям. Кто-то набрал вес, кто-то перестал следить за собой, кто-то просто стал настолько печален, что смотреть больно. Но Робин держалась. Держалась так мощно, что даже зависть брала.
Как жаль, что время на поездку в лифте было ограничено...
Ах да... Лифт. Джека осенило, что он вскоре потеряет Робин не менее нелепо и внезапно, как когда-то в Вегасе.
– У меня здесь офис, – ответил Джек, поглядывая на табло с номерами этажей. – Я открыл филиал. Так что я практически живу в Лондоне. А ты здесь какими судьбами?
Табло изо всех сил намекало на то, что Робин скоро предстоит выйти. Даже остановка на четвертом этаже, где почему-то никого не оказалось, не помогла сильно продлить мгновение. Нужно было что-то делать, и Джек был бы не Джеком, если бы растерялся.
– Когда разберешься со своими делами, заходи в гости, – предложил он. – Шестнадцатый этаж. ITC Group. Там подскажут. Просто скажи, что хочешь видеть генерального директора.
В офисе сейчас было мало людей, большая часть работала из дома или отдыхала. Однако опен-спейс компании никогда не пустовал, так что Робин, прими она предложение Джека, не осталось бы шансов потеряться.
Джек подмигнул Робин. Зачем он это сделал, он и сам не понял.

+2

6

Офис? Ах, да, он же тогда говорил, что у него какие-то дела в Вегасе. Бизнес или что-то типа того. Робин не вникала в детали тогда и, кажется, ей было все равно сейчас. Главное же, что Джек был здесь, в Лондоне. Более того, он был с ней в одном лифте, и это… Робин прикусила губу, осознав вдруг, что ее мысли начали выстраиваться во вполне конкретной плоскости. Это определенно будоражило. Не помогла даже остановка на четвертом этаже. Робин предусмотрительно убрала руку от лица Джека и немного от него отступила, но ее маневры оказались совершенно излишни. На этаже никого не оказалось, и они с Джеком продолжили подниматься вверх и выяснять, кто тут откуда и какими судьбами.

- Я?

Робин хохотнула от неожиданности, но потом вдруг поняла, что не может с уверенностью сказать, говорила Джеку о том, откуда она родом, или нет. Если честно, она вообще мало что помнила из их бесед. В памяти отложилось нечто совсем другое. И танцы, конечно же.

- Я родилась в Лондоне и живу тут всю свою жизнь, - девушка пожала плечами и снова заулыбалась, разглядывая безбородого Джека как какую-то очень редкую диковинку. - Ну, кроме того года, что провела в Штатах на стажировке, конечно.

С тех пор прошло не так много времени, а столько всего произошло, что казалось, прошла целая жизнь. И было до чертиков странно встретить человека из той, другой жизни. Джек, помимо всего прочего, был еще и тем самым человеком, которого Робин и не надеялась встретить снова. Но вот он стоит перед ней и предлагает заглянуть к нему в гости в офис, когда она закончит со своими делами. Ситуация, прямо скажем, слишком фантастическая, чтобы просто так взять и поверить в ее реальность. Повинуясь внезапному наитию, Робин незаметно себя ущипнула. Джек никуда не делся, и это удивило ее едва ли не больше того факта, что он оказался генеральным директором IT-компании, про которую она уже была наслышана.

- Джек Уитон, - протянула Робин с таким видом, словно вспомнила что-то такое, что уже давно вертелось у нее на языке. - Я слышала о тебе. Надо же! А ты, оказывается, большой начальник, - она снова разулыбалась, но теперь в ее взгляде сквозило уже знакомое Джеку томное выражение. - Знаешь, а это многое объясняет.

Уточнять, что именно это объясняло, Робин не стала. Она была уверена, что Джек и так ее прекрасно понял. То, как он вел себя в постели, наверняка перекликалось с тем, как он вел себя, будучи гендиректором такой крупной компании, как ITC Group. Вся эта властность и контроль, который он так неохотно выпускал из рук… Робин снова прикусила губу.

- И что, мне даже не придется записываться на прием у твоей секретарши?

Ответить Джек не успел. Лифт снова остановился, но двери почему-то не открылись, как им было положено. Робин подняла вопросительный взгляд на табло. Электронные цифры мигали, показывая то девятый этаж, то десятый.

- Мы что, застряли? - улыбка, казалось, прочно обосновавшаяся на лице Робин, померкла, а в глазах начала разгораться нешуточная тревога. Легкая клаустрофобия, которую она до этого момента успешно игнорировала, нахлынула волной. Робин до скрипа сжала зубы и потянулась к сенсору, чтобы нажать кнопку вызова оператора службы безопасности, но та не отозвалась на прикосновение ни с первого раза, ни с пятого, ни с десятого.

- Да чтоб тебе! - в сердцах Робин стукнула по сенсорной панели ладонью и отшатнулась к стене, чувствуя, как у нее начинает кружиться голова. Зажмурившись, она дотянулась до стоящего рядом мужчины и схватилась за его локоть. Оправдывать свое поведение она не спешила. Сначала ей нужно было успокоиться. Напомнить себе о том, что это просторный лифт, а не багажник машины похитителя, и унять, наконец, всколыхнувшуюся панику.

- Джек… - собственный голос показался чужим и неживым. - Должна признаться, что я не люблю замкнутые пространства, - она открыла глаза и, бросив быстрый взгляд на створки лифта, которые, казалось, неумолимо надвигались на нее, снова зажмурилась. - Расскажи что-нибудь, а? Плевать что, просто отвлеки меня. Как тебе Лондон? Как вообще живется у нас? И… какого черта ты бороду сбрил?

+2

7

В такие странные моменты Джек порой приходил к самым неожиданным выводам. Например, о том, что надо бы почаще брать у девушек телефончики. Интересно, что случилось бы, обменяйся тогда, в Вегасе, случайная ночная парочка телефонами. Или хотя бы профилями в социальных сетях. А вдруг Джек и Робин до сих пор бы общались?
Но обмена не произошло, и вот два любителя спонтанности в Вегасе стояли в лифте и вместе удивлялись тому, какая странная штука жизнь.
– Родилась здесь, значит, – Уитону пришло в голову то, что Робин не очень походила на потомственную англичанку, но Лондон был настолько мультинационален, что уже давно стоило бы перестать искать в жителях этого города признаки традиционной аристократичности века эдак из восемнадцатого. – А почему тогда в этом лифте оказалась только сейчас? Надо было пораньше. Я тут уже годами катаюсь в ожидании тебя. Тебе должно быть стыдно.
У Джека не получилось сдержать смешок. Люди редко смеялись над собственными шутками, но Уитон иногда смеялся. Что поделать, такой уж он был.
Канадец никогда не считал себя человеком известным, а потому тот факт, что Робин определила его фамилию, сопоставив пару фактов, его немного шокировал. Откуда вообще у этой девушки познания в области айти компаний? Обычно представительницы прекрасного пола такими вещами не интересуются. Впрочем, удивление не помешало Джеку почувствовать некую гордость за то, что его знали заочно. Он бы с удовольствием показал свое довольство, но Робин упомянула о том, что личность Джека многое объясняет, и Джек принялся размышлять о том, что же все-таки она объясняет.
Когда лифт остановился, Джек почему-то не испугался и не изумился. Он вообще воспринял это как что-то, что просто обязано было произойти. Слишком уж этот день походил на роковой, чтобы такие вот мелочи взяли и не случились.
– Нет, у секретарши записываться не придется, – сказал Джек, зачем-то подражая интонациям Робин. Он говорил, пока она боролась с лифтовой панелью. – Она как раз уволилась. Наверное, предчувствовала, что ты придешь. Смотри, даже лифт сломался по этому поводу.
Увольнение Джоди и встреча с Робин казалась Джеку каким-то невероятным совпадением. Отношения начальника и помощницы и без того изрядно портились из-за того, что Уитон постоянно оказывался в обществе других красивых женщин, а тут еще Робин... Прямо в офисе... С одной из самых красивых историй про одну ночь из жизни Джека.
А что, если Робин тоже работает секретарем у кого-нибудь из акул айти бизнеса? Ну, или у кого-то, кто вращается в смежном бизнесе. Джек стал рассматривать эту версию как основную, поскольку она прекрасно отвечала на вопрос о том, откуда Робин знает его фамилию.
Шутки шутками, а с лифтом что-то надо было делать. Джек огляделся, иронично поднял вверх одну бровь, поджал губы и сделал шаг в сторону панели. Может, у него получится лучше, чем у Робин. Все-таки ее ладонь слишком уж нежна для выразительных и настойчивых ударов.
Удар кулаком Джек совершил осторожно, чтобы не сломать ничего лишнего, но эффекта это не принесло. Лифт продолжал стоять.
– Очаровательно... – только и успел проговорить Джек, когда его взяли под локоть.
Странно... Уитону казалось, что Робин – это девушка без страхов, но у нее обнаружилась боязнь замкнутых пространств. Джек хотел было усмехнуться по этому поводу, но все же решил не быть таким уж злобным. Фобии – это неприятно.
– Без паники, рядовой! – скомандовал Джек. Забавно... Всего несколько дней назад он мог бы просто позвонить Джоди, и та бы изо всех сил насела на работников технического отдела бизнес-центра. Но теперь такой опции у Джека не было. Он думал, что делать. И, пока он думал, он говорил, чтобы не вводить Робин в состоянии паники. – Бороду мне сбрили инопланетяне. Прилетели ночью и как давай ее сбривать... Я сопротивлялся, как мог, но ты же знаешь... Инопланетяне сильны. К тому же с ними нельзя ругаться, они же наши соседи по галактике.
Будь Джек сейчас менее замученным и задумчивым, он бы уже во всю наслаждался ситуацией. Он застрял один на один в лифте с красивой девушкой. Да еще и знакомой. Да и еще такой, которая не против время от времени поразвлечься. Можно было расчехлять руки и пускаться в приятности, но Уитон то ли постарел, то ли морально не подготовился к такому утру.
– Думай о бабочках, – предложил Джек и прислонился спиной к задней стенке лифта. Раз уж они тут застряли, надо устроиться поудобнее. – Или о чем-нибудь еще красивом... Цветы? Пироженки? Яркие платья? Если хочешь, можем присесть. Точно, лучше присесть.
Он начал медленно сползать вниз по стене, увлекая за собой Робин. Одна часть Уитона сейчас занималась самоупреками в том, что номер служб здания Джек не знал, а другая радовалась этому. Может, позвонить в офис, подумал Джек. Оттуда кто-нибудь да сообщит о проблемах с лифтом. Но мысль пока только оставалась мыслью.

+2

8

- Инопланетяне, это серьезно, - согласилась Робин, выслушав космический бред Джека до самого конца, и глухо прыснула ему в плечо. Ей становилось легче, но так медленно, что она не решалась открывать глаза. - Ты хоть понимаешь, что это война. Межгалактическая, возможно. Они же покусились на святое! Мужские бороды, это достояние нашей планеты. Их нужно беречь и всячески охранять.

Уловив знакомый, но давно позабытый запах канадской зимы, она шумно засопела Джеку в крутку и почувствовала, как давление на виски отступает. Казалось, в голове случился отлив, обнаживший все то, что совсем недавно затопила паника.

- Бабочки, это несерьезно, - он сморщила нос, как маленький ребенок, которому в тарелку подложили брокколи. Цветы и платья ее тоже не вдохновили, а вот пироженки заставили улыбнуться. Робин покорно поддалась вместе с Джеком назад, к стене лифта, а потом так же опустилась вместе с ним прямо на пол лифта.

- Ты угостил меня тогда пироженкой, помнишь? - она обняла руку Джека и склонила к его плечу голову, притеревшись щекой к шершавой ткани его куртки. - Кстати, я потом все французские кондитерские обошла, чтобы найти хоть что-то настолько же шоколадное, но нашла только в одной бельгийской в Башне Мэри-Экс. С тех пор я только там и бываю. У них лучшие шоколадные десерты в городе. Хорошо, что у них работает доставка. С этим локдауном все привычное идет по одному месту.

Вздохнув, Робин осторожно приоткрыла глаза. Плотно сомкнутые створки лифта больше не пытались надвинуться на нее, как нечто давящее и неотвратимое, а воздуха в довольно просторном лифте стало как будто еще больше. Умом Робин понимала, что это не более чем эффект от ее пространственного восприятия. Когда сидишь на полу, потолок кажется выше, а с еще одной точкой опоры в виде собственной же задницы чувство устойчивости становится практически непоколебимым.

Девушка повернула голову и снова принялась разглядывать мужчину. С бородой или без нее, но он был все так же отчаянно хорош. Может быть немного вымотан, о чем говорили едва различимые тени под глазами, но кого не вымотала эта чертова пандемия.

- И так, Джек Уитон, - она произнесла его имя с толикой торжественности, словно была в зале суда и обращалась к подсудимому. - Владелец и гендиректор ITC-Group. Ни за что бы не подумала, что ты айтишник, вот честно, - призналась Робин, разглядывая его профиль. - Бизнесмен - да, но не компьютерный гений. Не производишь ты такого впечатления со всеми этими мускулами. По крайней мере, при первой встрече. Но теперь, когда я знаю… - девушка вздернула подбородок, разглядывая Джека сощуренными в хитром выражении глазами. - Готова признать, что тебе это определенно идет.

Робин могла легко представить, как Джек просиживает часы за навороченным ноутбуком, в попытке побороть какую-нибудь сложную программу или разрабатывающим очередное приложение. Растрепанные волосы, придающие ему рассеянный и даже беззащитный вид, нахмуренные брови и нервно пощипывающие помятую бороду пальцы. Вот без бороды он не представлялся ни в какую, но Робин решила списать это на собственную бунтующую фантазию, отказывающуюся воспринимать этот мир без бороды Джека.

Повинуясь внезапному желанию, Робин снова потянулась к его подбородку, но не успела к нему прикоснуться. Динамик, встроенный в сенсорную панель заговорил человеческим голосом, заставив девушку вздрогнуть и отдернуть руку, словно она делала что-то плохое или как минимум стыдное.

- Вы там как, в порядке? - первым делом поинтересовался совсем еще молодой, судя по голосу, паренек. - Только без паники. Это сбой в системе. Минут десять может двадцать и мы все починим. Потерпите немного, ладно? Кивните, если слышите. Мы вас видим.

Робин вскинула взгляд к камере и, улыбнувшись, кивнула тем, кто за ними наблюдал. Что им еще оставалось. Однако, стоило динамику снова отключиться, она скривилась.

- Двадцать минут, а мы даже потискаться не можем, потому что за нами наблюдают. Это ли не подстава.

+2

9

– Когда в следующий раз я встречусь с инопланетянами, я сберегу бороду, – дал торжественное обещание Джек. – Нечего им покушаться на наше земное достояние. Пусть свое отращивают.
Он хотел по привычке погладить бороду, но по факту погладил выбритый подбородок и усмехнулся над самим собой. Сглупил, так сглупил.
Хорошо, что Робин не стала сопротивляться спуску вниз. В сидячем положении люди все-таки более спокойны, нежели в стоячем. Только буйства в замкнутом пространстве еще не хватало. Устроившись поудобнее, Уитон приготовился и дальше не знать, что делать, но делать все как можно лучше.
Мгновение ностальгии быстро окутало Джека. На несколько секунд из его взгляда пропала ирония, поселившаяся там еще до встречи с Робин и усилившаяся неожиданностью этого события и стечения обстоятельств. Как ни странно, Уитон тоже помнил практически все детали того вечера, что само по себе удивляло. Обычно подробности подобного времяпрепровождения оставались в его памяти крайне избирательно, а тут вспомнился даже вид пироженки, которая досталась Робин в одном из баров Вегаса.
– Интересно... – задумался вслух Джек. – Как там Вегас в локдауне? Готов поспорить, что там небывалая тишина, и у местных полнейшее ощущение апокалипсиса.
Такие места, как Вегас, пожалуй, сильнее других прочувствовали на себе всю тленность карантина. Там, где всегда мерцают огни и играет музыка, темнота и тишина – это давно позабытые явления, о которых принято говорить так же, как о динозаврах, пирамидах и большом взрыве. Спящий Вегас... Как это? Пугает ли это? Джеку подумалось, что неплохо бы загуглить, что происходит в этом городе азарта и разврата сейчас.
Но до Гугла дело не дошло. Джека все еще шокировало то, что Робин о нем слышала.
Забавно... Если он, по ее мнению, не похож на человека, работающего в сфере Айти, то сама Робин на такого человека похожа еще меньше. Точно, размышлял Джек, секретарь или кто-нибудь из отдела кадров. Но скорее секретарь... Высококлассный. Каких днем с огнем не найти.
– Молодцу все к лицу! – Джек никогда не стеснялся комплиментов. Раз ему сказали, что ему идет то, чему он, собственно, всю свою взрослую жизнь посвятил, значит, надо немедленно с этим согласиться. – А еще нам обоим очень идет сидеть в лифте. Я не шучу!
Напоминание о том, что Джек и Робин вдвоем в лифте, который так интимно тесен, подействовало на Уитона самым должным образом. Он уже без особого стеснения задержал взгляд на той области Робин, которая располагалась ниже шеи.
Когда голос из громкоговорителя обозначил свою лифто-гражданскую позицию, Джек не вздрогнул, но строго перевел взгляд на динамик. Мол, чего влезаешь? Мы тут хорошо сидим.
Новость о том, что в лифте есть камеры, пришлось понять и простить. Такие вещи Уитона не удивляли. Камеры здесь и правда полезны. Они гарантируют безопасность. Но сейчас камеры его не радовали. Он без особого энтузиазма махнул рукой и хмыкнул, как бы возвращая себя в реальность, где обстановка на двоих накрылась медным тазом резко и без предварительных ласк.
– Вообще-то мы можем ее закрыть, – быстро сообразил Джек. Скотча у него с собой не было, но придумать что-нибудь из подручных средств он бы сумел. Соображалка работала. – Только службе охраны это не понравится... Обвинят нас в поломке лифта...
Он вздохнул и почесал затылок. Сначала себе, потом Робин. А почему бы нет? Нелепости же способны разрядить обстановку и отменить практически любую панику. Попробовать точно стоило. А еще стоило скрасить время чем-то другим, отличным от приятных забав с телами друг друга. Оставались одни только разговоры. Тогда, в Вегасе, они не так уж много говорили. Видимо, Вселенная решила компенсировать этот промах и устроила все это пассивное лифтовое приключение.
– Ну так... – протянул Джек, подбирая в голове подходящий вопрос. Когда вопрос нашелся, Уитон скривил губы, чтобы не изобразить саркастичную улыбку. – Как папа? Все еще считает свою дочурку невинной овечкой и запрещает встречаться с мальчиками?
Перед глазами Джека возник образ грозного человека, который встретился ему некогда в коридоре отеля.

+1

10

- Безопасники, - Робин поморщилась, даже не пытаясь скрыть своего к ним отношения. - Они скорее будут бухтеть из-за того, что мы санитарные нормы не выполняем и сидим не в масках, как положено, чем из-за испорченной камеры лифта.

Покосившись на камеру, она едва удержалась от желания показать ей язык. Вместо этого Робин уткнулась носом Джеку в плечо и прикрыла глаза, мысленно представляя, что она сидит не в железной коробке, зависшей на высоте нескольких этажей, а где-нибудь еще, в Канаде например. От Джека пахло канадской зимой и представить, что она где-то там, где он когда-то родился и вырос, было легко. Робин даже начала ежиться, словно под одежду пробрался морозец. Это стало замечательным поводом прижалась к Джеку потеснее. Она тихо мурлыкнула, почувствовав чужие пальцы у себя в волосах, но глаз так и не открыла. Ей не хотелось нарушать иллюзию, в которой не нашлось места ни застрявшему лифту, ни службе безопасности, ни даже Лондону с его бесконечным локдауном. Только она и Джек. Где-то в Канаде, среди вековых сосен, заснеженных гор и извилистых горных речек.

- Папа? - глаза открыть все же пришлось. Робин подняла взгляд и уперлась в подбородок Джека. Без растительности он выглядел просто неприлично голым. - Ты помнишь моего папу?

От нее не укрылась кривая усмешка, затаившаяся в самых уголках губ мужчины. Робин сошурилась, почуяв какой-то подвох. Конечно, она помнила, как буквально вытолкала его из своего номера, чтобы их не застукал приехавший так некстати отец, и все же... Догадка, такая же внезапная, как этот казус с лифтом, вдруг осенила лицо Робин.

- Ты его видел, - заулыбалась она и даже издала короткий смешок. - Ты видел моего отца.

Она моментально представила, как ее отец и Джек сталкиваются в коридоре отеля или же прямо у лифта. Робин даже представила выражение лица Джека, потому что прекрасно знала, какое впечатление производит ее отец при первой встрече. Внутри все заискрилось от неудержимого веселья, и девушка рассмеялась. На счет папы у нее сомнений не было. Джон Дэверо был не из тех, кто относится с подозрением ко всем встречным людям. Он мог разве что оценить несколько помятый вид Джека, который одевался впопыхах, но это все. А вот Джек... С его живой мимикой могло получиться настоящее представление. Она почти жалела, что так и не стала свидетельницей их встречи.

- Он пугает, я знаю, - успокоившись, наконец, Робин снова уткнулась в плечо Джека. - Но он хороший и может быть очень милым. Даже с моими потенциальными «мальчиками», - она фыркнула на это словечко и вдруг встрепенулась, как будто вспомнила что-то важное. - Кстати, он женился не так давно. После стольких лет наконец-то решился на серьезные отношения. Бабушка была просто счастлива.

Жаль только, что это долгожданное счастье не продлило ей жизнь, подумала Робин. Тоска по бабушке уже давно стала чем-то привычным и не вызывала той боли, которую девушка испытывала поначалу. Теперь это было что-то теплое и уютное, как связанный бабушкой ажурный плед, которым Робин укрывалась, когда задремывала на диване. Она вздохнула и потерлась щекой о плечо сидящего рядом мужчины.

- А твоя семья? - спросила она после недолгого молчания. - Осталась в Канаде или ты взял их с собой?

Робин имела в виду родителей, но потом подумала о возможной жене и детях. Взгляд сам собой зацепился за сложенные на коленях руки мужчины. Кольца не было, но кто знает, может, он его и не носит. Бывает и такое.

- Ты ведь не женат? - она подняла на Джека нарочито подозрительный взгляд и потешно изломила брови. - А то у меня, знаешь ли, принцип не обжиматься с женатыми по лифтам, даже если лифт застрял и надежды на спасение нет. Это портит карму и вообще... - Робин покривилась в непонятном выражении и посмотрела на Джека выжидающе. - Лас-Вегас в любом случае останется между нами.

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Пока мы не начали, никто не желает выйти?