Sounds of London

Джо держала в руках упаковку с какими-то пирожными и думала, что наверное стоило взять их. Джекки обещала заглянуть и загладить вину, что так часто стала кидать свою подругу. В последнее время девушки отдалились, и Хэрроу совершенно не понимала причины такого поведения девушки. Вроде бы могла принять, что у той была работу, сама Джо тоже пропадала в книжном магазине временами, стыдясь, что вместо работы зачитывается литературой по конному спорту в надежде найти какие-нибудь полезные советы для практики.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Пока мы не начали, никто не желает выйти?


    Пока мы не начали, никто не желает выйти?

    Сообщений 1 страница 18 из 18

    1


    ПОКА МЫ НЕ НАЧАЛИ, НИКТО НЕ ЖЕЛАЕТ ВЫЙТИ?
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/VbdYZEO.gif https://i.imgur.com/ybQD5wJ.gif

    Робин и Джек
    Начало января 2021 года, лифт бизнес-центра

    Бывает так, что события стираются из памяти, но некоторые воспоминания остаются с человеком навсегда.
    И вот... Живешь ты дальше, ни о чем не подозреваешь, и вдруг прошлое оказывается рядом с тобой. Без всяких предупреждений.

    +2

    2

    Когда Робин шла работать в Megaton Groupe, она наивно полагала, что будет заниматься только творчеством. Никакой бюрократии, никакой бумажной работы и тому подобного. Первое время так и было. Робин только и делала, что творила, реализуя все самые смелые свои идеи. Это была эйфория. Финансирование, ресурсы, люди… Придраться было просто не к чему, даже если бы очень захотелось. Робин работала запоем, била свои собственные рекорды и ставила новые, выдавая высококачественный продукт, который было не стыдно выпускать на рынок. Она привыкла к тому, что от нее требуют только одного - творить и вытворять. Однако, всему приходит конец. Пандемия внесла свои коррективы. Пусть на ее работе это почти не сказалось, где-то в верхах Sony пошла волна, которая к началу 2021-го года выбросила на берег много игровых студий. Какие-то лишались финансирования, какие-то тупо закрывались, а какие-то, как Megaton, оставались в подвешенном состоянии или, как любило выражаться руководство, «на рассмотрении».

    Слушок о том, что их могут кинуть, оставив без финансирования, прошел еще в прошлом году, но Робин, слишком занятая работой, пропустила его мимо ушей. Зато теперь, когда они выпустили целую пачку новых игрушек, выполнив и даже где-то перевыполнив таким образом план, отвлекаться стало просто не на что, и ветер перемен, то и дело сквозивший в редких переговорах с руководством из головного офиса, начал неимоверно раздражать. Нервишки пошаливали у всех, и это сказывалось на взаимоотношениях в коллективе.

    В конце концов, Робин просто не выдержала и, заручившись поддержкой коллег, которым так же, как и ей, не хотелось в итоге оказаться без работы, решила проконсультироваться у юристов, дабы, в случае угрозы закрытия студии, нанести превентивный удар. Именно поэтому одним ясным январским утром Робин торчала на проходной одного из столичных бизнес-центров, в котором, собственно, и обитала выбранная ею юридическая фирма. Это была первая консультация, поэтому Робин пришлось пройти все круги бюрократического, а потом и санитарного ада, прежде чем ее впустили в святая святых, предварительно надев на нее намордник.

    Шумно сопя буквально в тряпочку, девушка заторопилась к лифтам, но на тот, на который она рассчитывала, конечно, не успела согласно все тому же закону подлости. Лифт уехал наверх, прихватив с собой несколько человек, а ей не осталось ничего иного, кроме как дождаться следующего. Несмотря на то, что конкретный бизнес-центр даже в пандемию работал в штатном режиме, народу вокруг было немного. Робин тоскливо вздохнула. Им тоже пришлось частично перейти на удаленку, когда власти объявили локдаун. К счастью, на качестве их с ребятами работы это не сказывалось. Разве что привычку собираться всей кучей в конце каждого рабочего дня пришлось отложить до лучших времен. Когда же они уже, наконец, настанут, эти самые «лучшие времена»… Мысль привычная, уже набившая оскомину, просквозила в ее голове, не оставив даже слабого намека на надежду. И хорошо, что она никогда не была склонна к депрессиям и тому подобному. В противном случае она точно не влезла бы эти брюки, слишком облегающие даже на ее совсем нескромный вкус.

    Машинально поправив коротенькое пальтишко, на котором искрились растаявшие в тепле снежинки, Робин принялась уже черт знает в который раз перебирать приготовленные для встречи с юристом бумаги. Она не сразу обратила внимание на присоединившегося к ней у лифта мужчину, чей темный силуэт обозначился на периферии ее восприятия в какой-то момент.

    - Доброе утро, - по привычке поздоровалась Робин, но взглянуть на мужчину не успела. В этот самый момент створки лифта разошлись и выпустили в фойе пару человек, которые, судя по символике на беджах, входили в местную службу безопасности.

    Дождавшись, когда они выйдут и выдержав профессиональной тяжести взгляд одного из безопасников, который, видимо, был запрограммирован на то, чтобы следить за тем, чтобы все посетители здания были в масках. Робин вошла в лифт и зависла у сенсорной панели, заменяющей старые добрые кнопки с номерами этажей. В такой высотке, конечно, это было оправдано, но все равно выглядело как-то слишком уж фантастически.

    «Какие продвинутые,» - мысленно фыркнула девушка, прикинув на глазок, сколько у нее уйдет времени на то, чтобы взломать подобную систему. Не то чтобы она собиралась…

    - Вам на какой? - уже вслух спросила Робин у вошедшего следом за ней мужчины. Из-за маски слова прозвучали хоть и внятно, но несколько приглушенно, поэтому она стянула ненавистный намордник под подбородок.

    Люди в черном!

    Отредактировано Robin Devereaux (5 Сен 2021 16:48:40)

    +2

    3

    Год начинался странно. Казалось бы, ничего особенно жуткого в жизни Джека не происходило, но он чувствовал себя так, словно за один год прожил два или три. Пандемия выбила из колеи весь мир, и, хотя ITC Group стойко переживала невзгоды, Уитон не мог похвастаться тем, что адаптация под новую реальность давалась ему легко.
    Праздничные и выходные дни не шли ему на пользу. Он выбирался в люди так часто, как мог, но из-за дурацкой необходимости удерживаться в рамках социальной дистанции, то и время оставался наедине с собой.
    Поразительно, но Джек сам себе нравился не так сильно, как ему казалось раньше. За бизнес он не боялся, свою компанию он контролировал, а вот остальные составляющие жизни под контроль отказывались идти. Что, если друзья все же решат вернуться в Канаду? Уитон не готов был проститься с ними. С ними было слишком хорошо, они помогали ему забываться и наполняли его жизнь смыслом.
    А Джоди из жизни Джека уже исчезла. Она не только свела на нет их личные взаимоотношения, но и уволилась с работы, и, если последнее еще не так серьезно волновало Уитона, то разрыв внерабочей связи бил по Джеку сильно.
    Он был оскорблен, разозлен. И даже не потому, что женщина ушла от него. Такое случалось и раньше. Просто Джеку понадобилось все его мужество, чтобы выйти из зоны комфорта, заставить себя сделать следующий шаг, стать взрослым мальчиком. И что в ответ? В ответ три сухие буквы. Н, е, т. Уитон, конечно, подозревал, что и для Джоди это решение не было приятной прогулкой по парку, но легче ему от этого не становилось.

    На работу его личным помощником собиралась вернуться Сара, и для Уитона этот вариант был, пожалуй, лучшим. Сара все еще была замужем, к тому же с ребенком. Теперь Джеку точно не придет в голову строить отношения со своей помощницей. Да и раньше он и Сара чудесно сходились в деловых вопросах. Эти воспоминания грели душу.
    С остальным дела обстояли сложнее. Старая-новая помощница на работу еще не вышла, а потому Джеку приходилось решать самостоятельно вопросы, о которых он раньше и не ведал. Что скрывать, наличие ассистента могло разбаловать любого, и Джек пообещал самому себе, что начнет больше ценить труд того, кто помогает ему в организации буквально всего.

    Говорят, что для нового жизненного этапа очень подходит смена прически. Не сумев придумать, как изменить ситуацию в верхней части головы, Джек пришел к, как ему показалось, идеальному решению. Впервые за очень долгое время он полностью сбрил бороду. Сбрил и тут же пожалел об этом. Без бороды он выглядел как-то несерьезно. Выругавшись, Уитон поклялся себе больше никогда не бриться. Оставалось лишь дождаться момента, когда борода отрастет вновь.
    А пока Джек направился в офис. Дела не ждали и требовали присутствия непосредственно на рабочем месте.
    До офисного центра Джек добрался на автопилоте. И до лифта дошел также. Чего он не видел вокруг?
    В куртке в холле оказалось жарковато, поэтому Уитон расстегнулся. Маска тоже мешала, но за ее спуск можно было и замечание получить. Не то, чтобы Джек боялся замечаний, просто в лишние коммуникации лезть он не хотел. К тому же маска отлично прятала его гладкое лицо. Джеку уже не хватало бороды. Без нее он чувствовал себя как-то не так.
    Пройдя в лифт за девушкой в темной одежде, Уитон собирался нажать на нужную кнопку сам, но не успел.
    – Шестнадцатый, пожалуйста, – сказал он, бросил взгляд на девушку и чуть не открыл рот от удивления.
    В мире существует множество причин, по которым Уитон может забыть девушку, но Робин все причины прошли стороной. Он хорошо помнил ее, помнил тот вечер и ту ночь в Вегасе. На мгновение канадец засомневался, что совпадения, вроде этой встречи, возможны, но, чем больше он рассматривал спутницу по лифту, тем меньше сомнений оставалось.
    Джек даже не скрывал того, что пялится на девушку. Сам он маску снимать не спешил, в некотором роде он наслаждался ситуацией.
    Робин, к слову, была все так же хороша. Находись этот лифт в Вегасе, Джек снова пустился бы в соблазнение, но за порогом здания раскинулся Лондон, да и Уитон был не на отдыхе. Пришлось наслаждаться лишь эстетической составляющей.
    – Но только при условии, что там будут Элвисы и фонтан, – иронично добавил Джек, с интересом ожидая того момента, когда будет узнан.

    Безбородый

    +2

    4

    Шестнадцатый? Чтож, ей нужно было на двенадцатый. Робин нажала нужные циферки на сенсорной панели и отступила назад, привычно задрав голову на табло, отображающее тот этаж, на котором лифт находился в текущий момент. Но с лифтами всегда работал тот же самый принцип, что и с чайниками. Сколько на него не смотри, быстрее он не поедет. Так что Робин решила потратить время поездки на лифте с толком и вернулась к документам в своей папке. Но не успела она сосредоточиться на бумагах, как стоящий рядом мужчина, до этого момента напоминавший о себе лишь шуршанием куртки и ненавязчивым свежим ароматом одеколона, бередившим восприятие каким-то смутными образами из прошлого, вдруг ни с того ни с сего заговорил. Приглушенный маской голос тоже затронул какие-то потаенные струны. По коже побежали колкие как пузырьки шампанского мурашки. Робин сама не заметила, как захлопнула папку.

    - Что, простите? - не до конца уловив смысл его слов, она повернула голову и взглянула на мужчину. Высокий, широкоплечий и, конечно же, в маске, скрывающей нижнюю часть лица, он сразу же показался ей знакомым. Вот только узнавание упорно не приходило, как если бы она встречала его когда-то давно. В другой жизни, возможно.

    Несколько мучительно долгих секунд Робин смотрела незнакомцу прямо в глаза, пытаясь вспомнить, где могла его видеть, а потом на ее напряженное и настороженное лицо начала закрадываться улыбка. Робкая и несмелая, она медленно разгоралась, как только-только включенная энергосберегающая лампочка. В ее жизни был только один парень, с которым у нее был и фонтан, и Элвис Пресли, и много чего еще такого, о чем не следует говорить вслух в приличном обществе.

    - Джек?

    Едва ли отдавая себе отчет, Робин потянулась к его лицу рукой и, зацепив пальцем маску, потянула ее вниз, словно желая убедиться в том, что это действительно тот самый парень, что спас ее девичник в Вегасе. Бородатый канадец с умопомрачительной улыбкой. Робин видела по глазам, что он улыбается, но ей нужно было убедиться. Маска перекочевала под подбородок и… Радостная улыбка так и застыла на лице Робин, а и без того большие глаза округлились, практически превратив ее в мультяшку.

    - Ты… ты что с собой сделал? - вырвалось прежде, чем Робин сообразила, что говорит. И прозвучало это так, как если бы Джек сделал себе татуировку на пол лица, проколол все, что только можно было проколоть, и отпилил оба уха разом, как Ван Гог когда-то. Хотя, Ван Гог, помнится, ограничился одним. Но суть-то не в этом.

    Вместо бородатого канадца под маской внезапно обнаружился гладковыбритый и очень симпатичный, но все же американец. По крайней мере, челюсть у него точно была родом из Соединенных Штатов. В лучших традициях янки, так сказать. Робин даже пощупала ее, чтобы удостовериться в том, что глаза не обманывают, и покачала головой, изломив брови в умоляющем выражении.

    - Только не говори, что это твое естественное состояние, мое сердце этого не выдержит, - почти взмолилась она и неожиданно прыснула в ладошку, осознав вдруг, на кого похож безбородый Джек. - Ты похож на Капитана Америку из старых комиксов. Ну, знаешь… С волевым подбородком и со всей этой вопиющей звездно-полосатостью, которая так и прет с каждой страницы.

    Робин снова рассмеялась, но руки от гладковыбритого лица Джека не убрала и все трогала его гладкую кожу, разглядывая такие знакомо незнакомые черты. Борода бородой, но чего у Джека действительно не отнимешь, так это его нахального взгляда, от которого не грех было и растаять прямо посреди зимы. По крайней мере, брови остались на месте. Девушка прикусила губу, чтобы не рассмеяться этой мысли.

    - Как ты тут оказался? - спросила Робин, наконец-то озадачившись действительно важным обстоятельством, с которого по идее и следовало начинать. - У тебя дела в Лондоне?

    Отредактировано Robin Devereaux (29 Сен 2021 17:46:14)

    +2

    5

    Джек давно не чувствовал себя таким интриганом, каким он чувствовал себя сейчас. Он наслаждался этой секундой замешательства Робин. Возможно, за всю пандемию это был единственный случай, когда Уитон радовался маске. Он был словно на каком-то венецианском карнавале, где прятал часть лица, чтобы не быть узнанным. Черт... В этом что-то было. Вот почему люди веками любили маскарады.
    Правда интрига продлилась недолго. Джек стоял по стойке смирно и ждал, когда Робин стащит с него этот странный атрибут последнего времени. А под атрибутом ждал еще один фактор возможного неузнавания. Круто было бы, если бы борода Джека умела резко расти при необходимости, но увы, канадец по-прежнему демонстрировал гладкую выбритость. То, что Робин сумела узнать его спустя года, да еще и без бороды, говорило о том, что она запомнила Джека так же хорошо, как он запомнил ее. Это льстило самолюбию Уитона. Он расплылся в улыбке. Наверное, впервые в этом году. Кто бы мог подумать, что этот день преподнесет такой сюрприз.
    Когда Робин принялась ощупывать лицо Джека, он полностью расслабился. Пусть его ощупывают, осматривают. Это же так забавно. Уитон надул щеки, как хомяк, который сныкал всю заначку у себя во рту. Только потом пришлось выдохнуть. Говорить с надутыми щеками Джек не мог, а говорить ему очень хотелось.
    Что он с собой сделал? Ответ на этот вопрос обещал стать очень насыщенным, потому что с момента встречи с Робин в Вегасе Джек сделал с собой много всего. В особенности за последние несколько месяцев, но речь определенно шла об отсутствии бороды.
    – Да нет... – отмахнулся Джек. – Звездную полосатость я заменяю кленовым листом и... как ни странно, Юнион Джеком.
    Раньше Уитон никогда не задумывался о том, что его имя совпадает с одним из названий, которое некогда дали британскому флагу. Оставалось лишь надеяться, что выбор страны под важный офис компании подсознание Джека не осуществило из-за этого забавного совпадения. Осознанно он точно выбирал не по этому критерию.
    Все эти мелкие шуточки, чередуемые с кривлянием губами в попытке увернуться от пальцев Робин, не мешали Джеку осматривать свою старую мимолетную знакомую. Он еще не понимал этого, но ему нравилось то, что она сохранила свою непосредственность, легкость в общении и умение импровизировать в самых странных ситуациях. И фигуру свою не испортила. Карантин прошелся катком по многим людям. Кто-то набрал вес, кто-то перестал следить за собой, кто-то просто стал настолько печален, что смотреть больно. Но Робин держалась. Держалась так мощно, что даже зависть брала.
    Как жаль, что время на поездку в лифте было ограничено...
    Ах да... Лифт. Джека осенило, что он вскоре потеряет Робин не менее нелепо и внезапно, как когда-то в Вегасе.
    – У меня здесь офис, – ответил Джек, поглядывая на табло с номерами этажей. – Я открыл филиал. Так что я практически живу в Лондоне. А ты здесь какими судьбами?
    Табло изо всех сил намекало на то, что Робин скоро предстоит выйти. Даже остановка на четвертом этаже, где почему-то никого не оказалось, не помогла сильно продлить мгновение. Нужно было что-то делать, и Джек был бы не Джеком, если бы растерялся.
    – Когда разберешься со своими делами, заходи в гости, – предложил он. – Шестнадцатый этаж. ITC Group. Там подскажут. Просто скажи, что хочешь видеть генерального директора.
    В офисе сейчас было мало людей, большая часть работала из дома или отдыхала. Однако опен-спейс компании никогда не пустовал, так что Робин, прими она предложение Джека, не осталось бы шансов потеряться.
    Джек подмигнул Робин. Зачем он это сделал, он и сам не понял.

    +2

    6

    Офис? Ах, да, он же тогда говорил, что у него какие-то дела в Вегасе. Бизнес или что-то типа того. Робин не вникала в детали тогда и, кажется, ей было все равно сейчас. Главное же, что Джек был здесь, в Лондоне. Более того, он был с ней в одном лифте, и это… Робин прикусила губу, осознав вдруг, что ее мысли начали выстраиваться во вполне конкретной плоскости. Это определенно будоражило. Не помогла даже остановка на четвертом этаже. Робин предусмотрительно убрала руку от лица Джека и немного от него отступила, но ее маневры оказались совершенно излишни. На этаже никого не оказалось, и они с Джеком продолжили подниматься вверх и выяснять, кто тут откуда и какими судьбами.

    - Я?

    Робин хохотнула от неожиданности, но потом вдруг поняла, что не может с уверенностью сказать, говорила Джеку о том, откуда она родом, или нет. Если честно, она вообще мало что помнила из их бесед. В памяти отложилось нечто совсем другое. И танцы, конечно же.

    - Я родилась в Лондоне и живу тут всю свою жизнь, - девушка пожала плечами и снова заулыбалась, разглядывая безбородого Джека как какую-то очень редкую диковинку. - Ну, кроме того года, что провела в Штатах на стажировке, конечно.

    С тех пор прошло не так много времени, а столько всего произошло, что казалось, прошла целая жизнь. И было до чертиков странно встретить человека из той, другой жизни. Джек, помимо всего прочего, был еще и тем самым человеком, которого Робин и не надеялась встретить снова. Но вот он стоит перед ней и предлагает заглянуть к нему в гости в офис, когда она закончит со своими делами. Ситуация, прямо скажем, слишком фантастическая, чтобы просто так взять и поверить в ее реальность. Повинуясь внезапному наитию, Робин незаметно себя ущипнула. Джек никуда не делся, и это удивило ее едва ли не больше того факта, что он оказался генеральным директором IT-компании, про которую она уже была наслышана.

    - Джек Уитон, - протянула Робин с таким видом, словно вспомнила что-то такое, что уже давно вертелось у нее на языке. - Я слышала о тебе. Надо же! А ты, оказывается, большой начальник, - она снова разулыбалась, но теперь в ее взгляде сквозило уже знакомое Джеку томное выражение. - Знаешь, а это многое объясняет.

    Уточнять, что именно это объясняло, Робин не стала. Она была уверена, что Джек и так ее прекрасно понял. То, как он вел себя в постели, наверняка перекликалось с тем, как он вел себя, будучи гендиректором такой крупной компании, как ITC Group. Вся эта властность и контроль, который он так неохотно выпускал из рук… Робин снова прикусила губу.

    - И что, мне даже не придется записываться на прием у твоей секретарши?

    Ответить Джек не успел. Лифт снова остановился, но двери почему-то не открылись, как им было положено. Робин подняла вопросительный взгляд на табло. Электронные цифры мигали, показывая то девятый этаж, то десятый.

    - Мы что, застряли? - улыбка, казалось, прочно обосновавшаяся на лице Робин, померкла, а в глазах начала разгораться нешуточная тревога. Легкая клаустрофобия, которую она до этого момента успешно игнорировала, нахлынула волной. Робин до скрипа сжала зубы и потянулась к сенсору, чтобы нажать кнопку вызова оператора службы безопасности, но та не отозвалась на прикосновение ни с первого раза, ни с пятого, ни с десятого.

    - Да чтоб тебе! - в сердцах Робин стукнула по сенсорной панели ладонью и отшатнулась к стене, чувствуя, как у нее начинает кружиться голова. Зажмурившись, она дотянулась до стоящего рядом мужчины и схватилась за его локоть. Оправдывать свое поведение она не спешила. Сначала ей нужно было успокоиться. Напомнить себе о том, что это просторный лифт, а не багажник машины похитителя, и унять, наконец, всколыхнувшуюся панику.

    - Джек… - собственный голос показался чужим и неживым. - Должна признаться, что я не люблю замкнутые пространства, - она открыла глаза и, бросив быстрый взгляд на створки лифта, которые, казалось, неумолимо надвигались на нее, снова зажмурилась. - Расскажи что-нибудь, а? Плевать что, просто отвлеки меня. Как тебе Лондон? Как вообще живется у нас? И… какого черта ты бороду сбрил?

    +2

    7

    В такие странные моменты Джек порой приходил к самым неожиданным выводам. Например, о том, что надо бы почаще брать у девушек телефончики. Интересно, что случилось бы, обменяйся тогда, в Вегасе, случайная ночная парочка телефонами. Или хотя бы профилями в социальных сетях. А вдруг Джек и Робин до сих пор бы общались?
    Но обмена не произошло, и вот два любителя спонтанности в Вегасе стояли в лифте и вместе удивлялись тому, какая странная штука жизнь.
    – Родилась здесь, значит, – Уитону пришло в голову то, что Робин не очень походила на потомственную англичанку, но Лондон был настолько мультинационален, что уже давно стоило бы перестать искать в жителях этого города признаки традиционной аристократичности века эдак из восемнадцатого. – А почему тогда в этом лифте оказалась только сейчас? Надо было пораньше. Я тут уже годами катаюсь в ожидании тебя. Тебе должно быть стыдно.
    У Джека не получилось сдержать смешок. Люди редко смеялись над собственными шутками, но Уитон иногда смеялся. Что поделать, такой уж он был.
    Канадец никогда не считал себя человеком известным, а потому тот факт, что Робин определила его фамилию, сопоставив пару фактов, его немного шокировал. Откуда вообще у этой девушки познания в области айти компаний? Обычно представительницы прекрасного пола такими вещами не интересуются. Впрочем, удивление не помешало Джеку почувствовать некую гордость за то, что его знали заочно. Он бы с удовольствием показал свое довольство, но Робин упомянула о том, что личность Джека многое объясняет, и Джек принялся размышлять о том, что же все-таки она объясняет.
    Когда лифт остановился, Джек почему-то не испугался и не изумился. Он вообще воспринял это как что-то, что просто обязано было произойти. Слишком уж этот день походил на роковой, чтобы такие вот мелочи взяли и не случились.
    – Нет, у секретарши записываться не придется, – сказал Джек, зачем-то подражая интонациям Робин. Он говорил, пока она боролась с лифтовой панелью. – Она как раз уволилась. Наверное, предчувствовала, что ты придешь. Смотри, даже лифт сломался по этому поводу.
    Увольнение Джоди и встреча с Робин казалась Джеку каким-то невероятным совпадением. Отношения начальника и помощницы и без того изрядно портились из-за того, что Уитон постоянно оказывался в обществе других красивых женщин, а тут еще Робин... Прямо в офисе... С одной из самых красивых историй про одну ночь из жизни Джека.
    А что, если Робин тоже работает секретарем у кого-нибудь из акул айти бизнеса? Ну, или у кого-то, кто вращается в смежном бизнесе. Джек стал рассматривать эту версию как основную, поскольку она прекрасно отвечала на вопрос о том, откуда Робин знает его фамилию.
    Шутки шутками, а с лифтом что-то надо было делать. Джек огляделся, иронично поднял вверх одну бровь, поджал губы и сделал шаг в сторону панели. Может, у него получится лучше, чем у Робин. Все-таки ее ладонь слишком уж нежна для выразительных и настойчивых ударов.
    Удар кулаком Джек совершил осторожно, чтобы не сломать ничего лишнего, но эффекта это не принесло. Лифт продолжал стоять.
    – Очаровательно... – только и успел проговорить Джек, когда его взяли под локоть.
    Странно... Уитону казалось, что Робин – это девушка без страхов, но у нее обнаружилась боязнь замкнутых пространств. Джек хотел было усмехнуться по этому поводу, но все же решил не быть таким уж злобным. Фобии – это неприятно.
    – Без паники, рядовой! – скомандовал Джек. Забавно... Всего несколько дней назад он мог бы просто позвонить Джоди, и та бы изо всех сил насела на работников технического отдела бизнес-центра. Но теперь такой опции у Джека не было. Он думал, что делать. И, пока он думал, он говорил, чтобы не вводить Робин в состоянии паники. – Бороду мне сбрили инопланетяне. Прилетели ночью и как давай ее сбривать... Я сопротивлялся, как мог, но ты же знаешь... Инопланетяне сильны. К тому же с ними нельзя ругаться, они же наши соседи по галактике.
    Будь Джек сейчас менее замученным и задумчивым, он бы уже во всю наслаждался ситуацией. Он застрял один на один в лифте с красивой девушкой. Да еще и знакомой. Да и еще такой, которая не против время от времени поразвлечься. Можно было расчехлять руки и пускаться в приятности, но Уитон то ли постарел, то ли морально не подготовился к такому утру.
    – Думай о бабочках, – предложил Джек и прислонился спиной к задней стенке лифта. Раз уж они тут застряли, надо устроиться поудобнее. – Или о чем-нибудь еще красивом... Цветы? Пироженки? Яркие платья? Если хочешь, можем присесть. Точно, лучше присесть.
    Он начал медленно сползать вниз по стене, увлекая за собой Робин. Одна часть Уитона сейчас занималась самоупреками в том, что номер служб здания Джек не знал, а другая радовалась этому. Может, позвонить в офис, подумал Джек. Оттуда кто-нибудь да сообщит о проблемах с лифтом. Но мысль пока только оставалась мыслью.

    +2

    8

    - Инопланетяне, это серьезно, - согласилась Робин, выслушав космический бред Джека до самого конца, и глухо прыснула ему в плечо. Ей становилось легче, но так медленно, что она не решалась открывать глаза. - Ты хоть понимаешь, что это война. Межгалактическая, возможно. Они же покусились на святое! Мужские бороды, это достояние нашей планеты. Их нужно беречь и всячески охранять.

    Уловив знакомый, но давно позабытый запах канадской зимы, она шумно засопела Джеку в крутку и почувствовала, как давление на виски отступает. Казалось, в голове случился отлив, обнаживший все то, что совсем недавно затопила паника.

    - Бабочки, это несерьезно, - он сморщила нос, как маленький ребенок, которому в тарелку подложили брокколи. Цветы и платья ее тоже не вдохновили, а вот пироженки заставили улыбнуться. Робин покорно поддалась вместе с Джеком назад, к стене лифта, а потом так же опустилась вместе с ним прямо на пол лифта.

    - Ты угостил меня тогда пироженкой, помнишь? - она обняла руку Джека и склонила к его плечу голову, притеревшись щекой к шершавой ткани его куртки. - Кстати, я потом все французские кондитерские обошла, чтобы найти хоть что-то настолько же шоколадное, но нашла только в одной бельгийской в Башне Мэри-Экс. С тех пор я только там и бываю. У них лучшие шоколадные десерты в городе. Хорошо, что у них работает доставка. С этим локдауном все привычное идет по одному месту.

    Вздохнув, Робин осторожно приоткрыла глаза. Плотно сомкнутые створки лифта больше не пытались надвинуться на нее, как нечто давящее и неотвратимое, а воздуха в довольно просторном лифте стало как будто еще больше. Умом Робин понимала, что это не более чем эффект от ее пространственного восприятия. Когда сидишь на полу, потолок кажется выше, а с еще одной точкой опоры в виде собственной же задницы чувство устойчивости становится практически непоколебимым.

    Девушка повернула голову и снова принялась разглядывать мужчину. С бородой или без нее, но он был все так же отчаянно хорош. Может быть немного вымотан, о чем говорили едва различимые тени под глазами, но кого не вымотала эта чертова пандемия.

    - И так, Джек Уитон, - она произнесла его имя с толикой торжественности, словно была в зале суда и обращалась к подсудимому. - Владелец и гендиректор ITC-Group. Ни за что бы не подумала, что ты айтишник, вот честно, - призналась Робин, разглядывая его профиль. - Бизнесмен - да, но не компьютерный гений. Не производишь ты такого впечатления со всеми этими мускулами. По крайней мере, при первой встрече. Но теперь, когда я знаю… - девушка вздернула подбородок, разглядывая Джека сощуренными в хитром выражении глазами. - Готова признать, что тебе это определенно идет.

    Робин могла легко представить, как Джек просиживает часы за навороченным ноутбуком, в попытке побороть какую-нибудь сложную программу или разрабатывающим очередное приложение. Растрепанные волосы, придающие ему рассеянный и даже беззащитный вид, нахмуренные брови и нервно пощипывающие помятую бороду пальцы. Вот без бороды он не представлялся ни в какую, но Робин решила списать это на собственную бунтующую фантазию, отказывающуюся воспринимать этот мир без бороды Джека.

    Повинуясь внезапному желанию, Робин снова потянулась к его подбородку, но не успела к нему прикоснуться. Динамик, встроенный в сенсорную панель заговорил человеческим голосом, заставив девушку вздрогнуть и отдернуть руку, словно она делала что-то плохое или как минимум стыдное.

    - Вы там как, в порядке? - первым делом поинтересовался совсем еще молодой, судя по голосу, паренек. - Только без паники. Это сбой в системе. Минут десять может двадцать и мы все починим. Потерпите немного, ладно? Кивните, если слышите. Мы вас видим.

    Робин вскинула взгляд к камере и, улыбнувшись, кивнула тем, кто за ними наблюдал. Что им еще оставалось. Однако, стоило динамику снова отключиться, она скривилась.

    - Двадцать минут, а мы даже потискаться не можем, потому что за нами наблюдают. Это ли не подстава.

    +2

    9

    – Когда в следующий раз я встречусь с инопланетянами, я сберегу бороду, – дал торжественное обещание Джек. – Нечего им покушаться на наше земное достояние. Пусть свое отращивают.
    Он хотел по привычке погладить бороду, но по факту погладил выбритый подбородок и усмехнулся над самим собой. Сглупил, так сглупил.
    Хорошо, что Робин не стала сопротивляться спуску вниз. В сидячем положении люди все-таки более спокойны, нежели в стоячем. Только буйства в замкнутом пространстве еще не хватало. Устроившись поудобнее, Уитон приготовился и дальше не знать, что делать, но делать все как можно лучше.
    Мгновение ностальгии быстро окутало Джека. На несколько секунд из его взгляда пропала ирония, поселившаяся там еще до встречи с Робин и усилившаяся неожиданностью этого события и стечения обстоятельств. Как ни странно, Уитон тоже помнил практически все детали того вечера, что само по себе удивляло. Обычно подробности подобного времяпрепровождения оставались в его памяти крайне избирательно, а тут вспомнился даже вид пироженки, которая досталась Робин в одном из баров Вегаса.
    – Интересно... – задумался вслух Джек. – Как там Вегас в локдауне? Готов поспорить, что там небывалая тишина, и у местных полнейшее ощущение апокалипсиса.
    Такие места, как Вегас, пожалуй, сильнее других прочувствовали на себе всю тленность карантина. Там, где всегда мерцают огни и играет музыка, темнота и тишина – это давно позабытые явления, о которых принято говорить так же, как о динозаврах, пирамидах и большом взрыве. Спящий Вегас... Как это? Пугает ли это? Джеку подумалось, что неплохо бы загуглить, что происходит в этом городе азарта и разврата сейчас.
    Но до Гугла дело не дошло. Джека все еще шокировало то, что Робин о нем слышала.
    Забавно... Если он, по ее мнению, не похож на человека, работающего в сфере Айти, то сама Робин на такого человека похожа еще меньше. Точно, размышлял Джек, секретарь или кто-нибудь из отдела кадров. Но скорее секретарь... Высококлассный. Каких днем с огнем не найти.
    – Молодцу все к лицу! – Джек никогда не стеснялся комплиментов. Раз ему сказали, что ему идет то, чему он, собственно, всю свою взрослую жизнь посвятил, значит, надо немедленно с этим согласиться. – А еще нам обоим очень идет сидеть в лифте. Я не шучу!
    Напоминание о том, что Джек и Робин вдвоем в лифте, который так интимно тесен, подействовало на Уитона самым должным образом. Он уже без особого стеснения задержал взгляд на той области Робин, которая располагалась ниже шеи.
    Когда голос из громкоговорителя обозначил свою лифто-гражданскую позицию, Джек не вздрогнул, но строго перевел взгляд на динамик. Мол, чего влезаешь? Мы тут хорошо сидим.
    Новость о том, что в лифте есть камеры, пришлось понять и простить. Такие вещи Уитона не удивляли. Камеры здесь и правда полезны. Они гарантируют безопасность. Но сейчас камеры его не радовали. Он без особого энтузиазма махнул рукой и хмыкнул, как бы возвращая себя в реальность, где обстановка на двоих накрылась медным тазом резко и без предварительных ласк.
    – Вообще-то мы можем ее закрыть, – быстро сообразил Джек. Скотча у него с собой не было, но придумать что-нибудь из подручных средств он бы сумел. Соображалка работала. – Только службе охраны это не понравится... Обвинят нас в поломке лифта...
    Он вздохнул и почесал затылок. Сначала себе, потом Робин. А почему бы нет? Нелепости же способны разрядить обстановку и отменить практически любую панику. Попробовать точно стоило. А еще стоило скрасить время чем-то другим, отличным от приятных забав с телами друг друга. Оставались одни только разговоры. Тогда, в Вегасе, они не так уж много говорили. Видимо, Вселенная решила компенсировать этот промах и устроила все это пассивное лифтовое приключение.
    – Ну так... – протянул Джек, подбирая в голове подходящий вопрос. Когда вопрос нашелся, Уитон скривил губы, чтобы не изобразить саркастичную улыбку. – Как папа? Все еще считает свою дочурку невинной овечкой и запрещает встречаться с мальчиками?
    Перед глазами Джека возник образ грозного человека, который встретился ему некогда в коридоре отеля.

    +2

    10

    - Безопасники, - Робин поморщилась, даже не пытаясь скрыть своего к ним отношения. - Они скорее будут бухтеть из-за того, что мы санитарные нормы не выполняем и сидим не в масках, как положено, чем из-за испорченной камеры лифта.

    Покосившись на камеру, она едва удержалась от желания показать ей язык. Вместо этого Робин уткнулась носом Джеку в плечо и прикрыла глаза, мысленно представляя, что она сидит не в железной коробке, зависшей на высоте нескольких этажей, а где-нибудь еще, в Канаде например. От Джека пахло канадской зимой и представить, что она где-то там, где он когда-то родился и вырос, было легко. Робин даже начала ежиться, словно под одежду пробрался морозец. Это стало замечательным поводом прижалась к Джеку потеснее. Она тихо мурлыкнула, почувствовав чужие пальцы у себя в волосах, но глаз так и не открыла. Ей не хотелось нарушать иллюзию, в которой не нашлось места ни застрявшему лифту, ни службе безопасности, ни даже Лондону с его бесконечным локдауном. Только она и Джек. Где-то в Канаде, среди вековых сосен, заснеженных гор и извилистых горных речек.

    - Папа? - глаза открыть все же пришлось. Робин подняла взгляд и уперлась в подбородок Джека. Без растительности он выглядел просто неприлично голым. - Ты помнишь моего папу?

    От нее не укрылась кривая усмешка, затаившаяся в самых уголках губ мужчины. Робин сошурилась, почуяв какой-то подвох. Конечно, она помнила, как буквально вытолкала его из своего номера, чтобы их не застукал приехавший так некстати отец, и все же... Догадка, такая же внезапная, как этот казус с лифтом, вдруг осенила лицо Робин.

    - Ты его видел, - заулыбалась она и даже издала короткий смешок. - Ты видел моего отца.

    Она моментально представила, как ее отец и Джек сталкиваются в коридоре отеля или же прямо у лифта. Робин даже представила выражение лица Джека, потому что прекрасно знала, какое впечатление производит ее отец при первой встрече. Внутри все заискрилось от неудержимого веселья, и девушка рассмеялась. На счет папы у нее сомнений не было. Джон Дэверо был не из тех, кто относится с подозрением ко всем встречным людям. Он мог разве что оценить несколько помятый вид Джека, который одевался впопыхах, но это все. А вот Джек... С его живой мимикой могло получиться настоящее представление. Она почти жалела, что так и не стала свидетельницей их встречи.

    - Он пугает, я знаю, - успокоившись, наконец, Робин снова уткнулась в плечо Джека. - Но он хороший и может быть очень милым. Даже с моими потенциальными «мальчиками», - она фыркнула на это словечко и вдруг встрепенулась, как будто вспомнила что-то важное. - Кстати, он женился не так давно. После стольких лет наконец-то решился на серьезные отношения. Бабушка была просто счастлива.

    Жаль только, что это долгожданное счастье не продлило ей жизнь, подумала Робин. Тоска по бабушке уже давно стала чем-то привычным и не вызывала той боли, которую девушка испытывала поначалу. Теперь это было что-то теплое и уютное, как связанный бабушкой ажурный плед, которым Робин укрывалась, когда задремывала на диване. Она вздохнула и потерлась щекой о плечо сидящего рядом мужчины.

    - А твоя семья? - спросила она после недолгого молчания. - Осталась в Канаде или ты взял их с собой?

    Робин имела в виду родителей, но потом подумала о возможной жене и детях. Взгляд сам собой зацепился за сложенные на коленях руки мужчины. Кольца не было, но кто знает, может, он его и не носит. Бывает и такое.

    - Ты ведь не женат? - она подняла на Джека нарочито подозрительный взгляд и потешно изломила брови. - А то у меня, знаешь ли, принцип не обжиматься с женатыми по лифтам, даже если лифт застрял и надежды на спасение нет. Это портит карму и вообще... - Робин покривилась в непонятном выражении и посмотрела на Джека выжидающе. - Лас-Вегас в любом случае останется между нами.

    +2

    11

    Кажется, у Робин были какие-то собственные счеты с безопасниками. Чем-то они ей не угодили. Однако это были проблемы безопасников, и Джек не собирался в них влезать. Его начинала умилять сложившаяся ситуация и все, что в принципе происходило в лифте. Здесь было так уютно... Еще и Робин делала все, чтобы казалось, будто она и Уитон не в лифте, а у кого-нибудь дома, ну или в отельном номере.
    Забавно, но тот номер в Вегасе Джек помнил крайне смутно. Там точно была кровать. И ванная. Все, остальные предметы интерьера в его памяти не уместились. А вот папу Робин запомнилось удалось. Возможно, Джек сумел бы даже узнать его в лицо. Только этому не стоило удивляться. Мужчина, вышедший навстречу Уитону из лифта в то утро, был яркий и видный. Понятно, в кого точно такой же яркой и видной пошла Робин. Интересно, как выглядела ее мать, однако из слов девушки Джек понял, что с матерью ее отец не живет. Ну, либо он исповедует многоженство. От такого не убудет.
    – Да, видел я твоего отца, – сказал Джек. – Серьезный мужик. Мои поздравления твоей мачехе. Или это слишком странное слово для вашей ситуации?
    Джеку всегда казалось, что такие люди, как отец Робин, семьями не обзаводятся. Сейчас Уитону отчего-то представилась нежная блондинка, идущая под венец с грозным человеком. Может, противоположности и правда притягиваются. Он будет заботиться о хрупкой жене, она будет смягчать суровость мужа. Чем не гармония?
    Джек подвигал пальцами ног, чтобы те не затекли. Посиделки, без всяких сомнений, были милыми, но вставать потом, чтобы тут же упасть, не хотелось. Чтобы не нарушать покой Робин, в остальном Джек старался лишний раз не дергаться. Только его брови то выразительно поднимались, то возвращались на положенное место.
    А Робин отчего-то решила поинтересоваться семьей Уитона. То ли переход от свадьбы отца к возможным бракосочетаниям Джека показался ей логичным, то ли любопытство все-таки брало верх.
    Джек продолжал считать, что сама Робин не замужем. Она не походила на замужнюю женщину. Слишком уж очаровательно она сейчас облокачивалась на того, кто мужем ей не приходится. Да и ее внешний вид, ее манера говорить... Нет, эта охотница еще на свободе.
    – Конечно, я привез семью с собой, – пошутил с очередным серьезным выражением лица Джек. – Я ношу семью в заднем кармане. Чтобы не потерялась.
    Шутка про карму заставила Уитона усмехнуться. Что же он сам такого натворил, что карма отомстила ему всем тем, что случилось у него с Джоди. Впрочем, Джек не спешил негодовать. Ангелом он себя не считал, так что, возможно, и впрямь заслужил неприятные эмоции и разрыв.
    – А если серьезно, – продолжил канадец. – То я женат на своей работе.
    В этом он даже не врал. Работа занимала огромную часть его жизни, и он был ей чертовски предан. Будь он таким преданным и убежденным семьянином, у него бы сейчас, наверное, было семеро детей, но выбор давно был сделан в пользу работы, и Уитон, собственно, ни о чем не жалел. Его все устраивало.
    – Не знаю, счастлива ли работа в браке со мной, – размышлял вслух Джек. – Но пока что на развод на подает. А из Канады я привез с собой друзей. Или они сами приехали... Поди знай. Мне нравится думать, что я тоже был фактором при выборе места, куда им вздумалось поехать.
    И он снова не врал. Приезд в Лондон Райтов до сих пор радовал его и не давал погрузиться в уныние. У них, конечно же, были свои причины добраться до столицы Великобритании, но это не имело никакого значения. Они были тут, поблизости, и это скрашивало многие неприятности.
    – Слушай... – усмехнулся Джек. – Может, пока мы тут сидим, у меня снова отрастет борода?

    +2

    12

    Женат на своей работе. На эти слова Джека, довольно банальные, но при этом совершенно и бессовестно исчерпывающие, как ответ, Робин могла только понимающе хмыкнуть. Как же это было знакомо, даже слишком. Девушка покосилась на безликую папку, что лежала тут же на полу, буквально под рукой, а потом прикинула примерное время, которое они с Джеком провели в этом «подвешенном» состоянии, и пригорюнилась. На встречу, похоже, она уже опоздала. А ведь это могло спасти ее собственный «брак».

    Если так посудить, то Робин тоже была счастливо замужем за своей работой. Геймдев был и оставался вот уже несколько лет самыми крепкими и самыми серьезными отношениями в ее жизни. Она ничего не хотела менять. Ничегошеньки. Столько лет все было стабильно хорошо. Не без сложностей, конечно. Куда без них? Но, если так подумать, отношений без сложностей не бывает в принципе. Рабочих уж точно. А теперь... Что будет теперь, она не знала и, если честно, не хотела даже думать об этом. Во всяком случае, не сейчас.

    Робин зажмурилась и снова уткнулась в плечо сидящего рядом с ней мужчины. Вибрации от голоса Джека растекались приятной волной по ее телу, вытаскивая из глубин памяти те давно позабытые ощущения, которые вызывал в ней этот мужчина. Колкая щекотка смеха, как шампанское, что они распивали, сидя у фонтана, напополам с томным возбуждением, сладким, как шоколадное пирожное, которым они угощались, и все это под слоем взбитых до невесомой пышности сливок почти детской беспечности. Было даже немного странно осознавать, что после той ночи в Вегасе Робин не чувствовала больше ничего даже близко похожего. Как будто бы она повзрослела окончательно и бесповоротно именно в ту самую ночь, оставив в прошлом все безумства своей юности. Это ведь было безумством - спать с едва знакомым мужчиной, который подсел к ней в баре казино.

    - Знаешь, некоторые друзья порой оказываются ближе и роднее кровных родственников, - в задумчивости проговорила Робин, расфокусировано глядя куда-то в угол кабины лифта. - У меня тоже есть парочка таких. Ни братьев, ни сестер. Ни дядей, ни тетей. Даже матери своей не знаю. Но друзья... особенно такие, которые могут заменить целую семью, вот это дорогого стоит. За таких друзей стоит держаться всеми руками и ногами.

    Сморгнув наваждение, Робин подняла глаза и стала наблюдать за Джеком, уже привычно поражаясь тому, насколько он «не такой» без бороды, которую она запомнила. Рука вновь потянулась к гладкому подбородку мужчины, и Робин не стала ее останавливать. В конце концов, ей нужен был хоть какой-то антистресс в сложившейся ситуации. Пошебуршать бородой или хотя бы трехдневной щетиной было бы эффективнее, конечно, но что есть, то есть. Пальцы заскользили по гладкой, вкусно пахнущей свежим лосьоном коже. Ноготок указательного пальца обрисовал неожиданно четкую линию губ и задержался в изогнутой выемке верхней, похожей на плавный изгиб спортивного лука.

    - А с работой у тебя, судя по всему, все по большой и взаимной любви, - улыбнулась она, ненавязчиво поворачивая лицо Джека к себе, чтобы получше рассмотреть линию челюсти, подбородка и шеи, уходящей в ворот его куртки. - И ей точно наплевать, с бородой ты или без, - наконец, заключила Робин и, со вздохом откинувшись на стенку лифта, достала свой смартфон, чтобы свериться с часами. Она уже опоздала на встречу, а это означало, что им придется снова созваниваться с юристами и снова договариваться. Ожидание выматывало похлеще локдауна.

    - По крайней мере, это твой собственный бизнес и ты все контролируешь. Это дает какую-то уверенность, стабильность, - она тяжко вздохнула и, подхватив свободной рукой папку с документами, машинально свернула ее в трубочку и постучала по коленке. - Мне такое и не снилось. Как думаешь, с юридической точки зрения факт застревания в лифте является веским поводом для того, чтобы затребовать проведения назначенной встречи, на которую я уже опоздала? - покусав в задумчивости губы, Робин снова покосилась на Джека. - Или я все же имею чисто женское моральное право элегантно опоздать?

    +2

    13

    Пока "жена" Джека терпеливо ждала где-то там, на этажах повыше, горе-муж продолжал увлекательно проводить время в лифте с девушкой, способной одним только видом напугать любую законную супругу, хоть настоящую, хоть нет. И вроде бы ничего потенциально интересного не происходило, но Уитону хватало и того, что Робин сидит рядом и время от времени трогает его за лицо. Даже если бы она сейчас потерла его за ухо, Джек все равно почувствовал бы возбуждение. И откуда только столько харизмы у случайной знакомой?
    Забавным был тот факт, что там, в Вегасе, двое любителей горячих ночей толком не познакомились, мало узнали друг о друге. Возможно, застрявшим лифтом Вселенная пыталась компенсировать недостаток близости знакомства. Вот Робин уже рассказала о своей семье, Джек рассказал о своих друзья. Что там дальше? Разговоры о погоде? Джек мог говорить на любую тему, другое дело, что он за редким исключением не любил разглагольствовать о чем-то крайне непредметном и туманном. Как та самая погода в Лондоне, собственно.
    – А я и держусь, – брякнул Джек в ответ на призыв держаться за друзей. Сам Уитон занимался тем, что дергал носом. Изображал из себя кролика, которого трогают за мордочку, а сам на самом деле принюхивался. Духи Робин были восхитительны для мужского нюха. Если не считать того, что они способствовали солидному помутнению рассудка. – Я вообще очень приставучий. От меня так просто не избавишься. Ну... Не считая, конечно, тех случаев, когда избавиться от меня легче легкого.
    По сути, в Вегасе Робин удалось избавиться от Джека максимально быстро и беспрекословно. Уитон все еще помнил, в каких попыхах он тогда одевался и как стремительно оказался за дверью. Так что он явно льстил себе, считая, что избавиться от него тяжело.
    Сейчас же Джек мало шевелился. Ему казалось, что он должен оставаться невозмутимым и спокойным как скала. Вдруг Робин накроет еще одна паническая атака. Так что шевеления он оставил ей, а сам только покорно двигался, если от него это требовалось. Единственное, что бегало от одного к другому, так это взгляд Джека. Он следил за каждым движением Робин. Голову не поворачивал, просто переводил взгляд то туда, то сюда. Сейчас Уитона интересовала каждая деталь. Почему? Он и сам не знал. Просто интересовала, и все тут.
    – Собственный бизнес дает только одну уверенность, – иронично заметил Джек. – В том, что спокойной жизни не предвидится. Сама же видишь ситуацию в мире. Никто не знает, что будет завтра. Может, всех закроют, может, объявят, что пандемия окончена, и можно вернуть все как было до того, как на наших лицах появились маски, а удаленка стала мейнстримом. Хотя...
    Он усмехнулся. События последних месяцев всерьез заставляли его шевелить мозгами почти так же активно, как в те времена, когда Уитон только начинал свой путь в мир бизнеса. И тогда, и сейчас ему приходилось подстраиваться, много думать, пытаться прогнозировать при полной невозможности доверять вообще любым прогнозом.
    – На самом деле я не так уж боюсь все потерять, – он не соврал. – Потеряю, начну сначала... Жизнь есть жизнь. Либо ты идешь вперед, либо тебе нечего есть.
    Взгляд Робин заставил Джека отвлечься от папки бумаг, свернутой в трубочку. К черту бумагу. Рядом такие глаза. И все остальное, но остальное пока недоступно, ибо дверь лифта в любой момент может открыться. Джек неожиданно осознал, что находится в самом неподходящем для себя лифте. Именно здесь он может быть застукан теми, кому бизнесмена в двусмысленных ситуациях видеть не стоит. Остальные лифты сгодились бы куда больше. Там можно было бы разгуляться, наплевав на последствия и приличия.
    – Люди на встрече не имеют права на тебя злиться, – Джек не увернулся от комплимента для Робин, и в этот момент ему стоило бы заткнуться, но умение вовремя замолчать он прокачал еще не до победного конца. – У тебя уважительная причина. К тому же ты очаровательна. Как тут не идти на уступки? Очаровательные секретари всегда имеют преимущество и добиваются своего.
    Логика Джека все еще говорила ему, что Робин работает где-то секретарем. Ему бы и в голову не пришло, как далек он от истины.

    +2

    14

    Живая мимика Джека завораживала Робин. Она завораживала ее и тогда в Вегасе, когда на лице мужчины росла и колосилась брутальная небритость, а теперь, когда его лицо было почти неприлично «обнажено», подвижность его мимики просто бросалась в глаза. Робин залипала и даже не пыталась это скрыть. Кажется, все стеснение они оставили в Вегасе. И в этом чувствовалась какая-то щекотная перчинка. Будто Робин знала о Джеке, а он о ней, что-то такое, чего больше не знал никто. Возможно, так оно и было. В конце концов, они тогда оба оказались в ситуации, когда можно просто быть собой и не думать ни о чем, что обычно заставляет людей следовать определенным шаблонам поведения и забывать о том, какие они на самом деле.

    Эти мысли настолько поглотили Робин, что она не сразу поняла, о чем Джек говорит. Что-то о том, что она очаровательна. Только причем тут какой-то секретарь? Быстро промотав в памяти все то, что они успели друг другу сказать в последнюю минуту, Робин хлопнула ресницами и удивленно вскинула брови.

    - Ты это сейчас... - начала было девушка, но закончить фразу и все таки поинтересоваться о ней он сейчас говорил или все же нет, так и не успела. Динамик на панели лифта снова ожил и заговорил голосом все того же паренька. Теперь он звучал не только возбужденно, но и радостно, что было вполне закономерно, потому что новости были хорошие.

    - Вы там живые? Вижу, что живые. Все неполадки устранены. Приносим свои извинения и хорошего вам дня.

    Сердце в груди радостно подпрыгнуло. Приступ клаустрофобии уже не беспокоил Робин, стоило только отвлечься на сидящего рядом мужчину, и от нее не осталось и среда, но она все равно была рада, что сможет скоро выйти из этой стальной коробки. Это было заметно по тому, с каким нетерпением девушка поднялась с пола и принялась приводить помятую после сидения на полу одежду в порядок. На табло возобновилась смена номеров этажей, а это означало, что очень скоро Робин пора будет выходить.

    - Десять минут, - она снова взглянула на свой смартфон и с сомнением покачала головой. - Ну, будем надеяться, что моей очаровательности хватит, чтобы уговорить их провести эту встречу.

    На табло загорелся номер «11», и Робин повернулась к Джеку. Именно в этот момент она в полной мере осознала, что он действительно принял ее за какую-то секретаршу. Нет, не так. За секретаря. Стоило отдать ему должное, с терминологией он управлялся просто по-дипломатически тонко. «Секретарь» звучит не так обидно как «секретарша». Однако, сути это не меняло. Наверное, хорошо, что Робин никогда не страдала обидчивостью. Разве что похулиганить любила от души. Джек со своими скоропалительными выводами на ее счет просто напрашивался.

    - Еще увидимся, Джек, - повинуясь сиюминутному порыву, Робин клюнула его в гладко выбритую щеку и заботливо вернула его маску на прежнее место, прикрыв нижнюю часть его лица. Чертова пандемия. Выходя из лифта на двенадцатом этаже, девушка озаботилась собственной маской, но прежде чем надеть ее таки оглянулась и улыбнулась оставшемуся в лифте мужчине.

    - Мистер Уитон, - почти промурчала она и спрятала многообещающую улыбку под своей маской, оставив на виду только загадочно поблескивающие глаза. Створки сомкнулись и скрыли Джека, а Робин поспешила на встречу, на которую уже безбожно опаздывала.

    И, конечно же, в офисе ITC Group она так и не появилась. Вместо этого Робин сделала то, чего обещала больше никогда не делать без особой нужды, а именно нарушила закон. Где-то около полудня того же дня все сервера компании ITC Group начали сбоить и не давать сотрудникам нормально работать и выполнять свои рутинные задачи. И, если по началу, с этим как-то справлялись и списывали на рядовые проблемы, связанные с тем, что многие работали по удаленке, то когда на всех мониторах вдруг начал плясать Реактивный Енот из Стражей Галактики, стало ясно, что всему виной кибератака. Если кратко, то денек в ITC Group выдался суматошный и очень нервный, но к вечеру все закончилось. Только на рабочем компьютере гендиректора компании остался неопознанный системой видеофайл, который нельзя было ни удалить, ни убрать с рабочего стола, ни проверить какой бы то ни было программой. Он оставался на виду и мозолил глаза, так и напрашиваясь на то, чтобы его посмотрели.

    +2

    15

    Только Джеку начало казаться, что в этом лифте он встретит старость, как понимание того, что пространство вокруг скоро вновь станет более масштабным, пришло само собой. То есть Уитон, конечно, понимал, что лифт починился не самостоятельно, но ему все равно померещилось, будто голос из динамика решил все проблемы техники телекинезом.
    Робин не успела что-то договорить. Джек еще какое-то время смотрел не нее, надеясь, что она доведет свою мысль до конца, но этого не случилось. Мысль обещала остаться загадкой.
    Что это вообще случилось только что? Наваждение? Галлюцинация? Опьянение, которое вызывала Робин, все еще работало на Уитоне. Он поднялся на ноги словно зачарованный солдатик. В голове мелькнула идея взять у девушки телефон, но дальше идеи дело не пошло. На лице Робин появилось какое-то новое непривычное выражение, которое сбивало с толку.
    И, пока Уитон соображал, что делать, Робин уже успела бросить ему несколько прощальных слов.
    – До встречи... – как-то не особо уверенно проговорил Джек.
    Он не был уверен в том, что встреча состоится. Он уже с трудом верил в то, что эта встреча происходила на самом деле. Дверь закрылась, и Робин исчезла. А была ли она? Уитон добрался до своего офиса и с самым задумчивым видом прошел в свой кабинет.
    Ладно, подумал Джек, надо прийти в себя и жить дальше. Пустующее место, на котором обычно встречала Джека Джоди, отрезвляло быстро, но не безболезненно. Уж не устроили ли женщины заговор против Уитона? Одна уволилась, вторая вернулась и тут же пропала.
    Отвлечься от дурацких размышлений помогла работа. Работа вообще всегда выручала Джека. Она умела полностью завоевывать его внимание, заставлять шестеренки в голове крутиться. Джек включил ноутбук и взялся за дело. Наваждение сошло на нет.

    – Что за...
    Джек уставился на экран ноутбука. Ноутбук отказывался работать и вместо нужных Уитону программ показывал какую-то неведомую чушь. Первая догадка, посетившая мозг Уитона, состояла в том, что его собственные сотрудники слишком бурно провели праздники и решили сыграть с боссом несмешную шутку. Джек даже успел разозлиться на них, но версия отпала сама собой.
    В кабинет Джека без всякого стука вбежал один из ведущих айтишников. Вид у него был напуганный. Версия с розыгрышем от подчиненных тут же провалилась.
    – Что происходит? – спросил Джек, пытаясь сохранять спокойствие. Он не мог позволить себе сидеть с видом шокированного цыпленка.
    Айтишник принялся рассказывать о том, что системы компании дают сбои. Он перечислял количество выдаваемых ошибок, и Джек внутренне седел. Такого в его практике еще не было.
    – Возьмите себя в руки, – грозно сказал он. – И разберитесь, в чем дело! Я сейчас тоже посмотрю, что происходит.
    Тот факт, что глава ITC Group сам знал все тонкости работы, нередко помогал компании не впадать в ступор. Но сейчас, когда ничего не было понятно, эффект успокоения не сработал. Айтишник сказал, что делается все возможное, и что сейчас будут вызваны все, кто имеет опыт решения подобных проблем, и направился к двери.
    – Хью, – Уитону требовалось задать один вопрос. Хью остановился у самой двери, обернулся и вопросительно посмотрел на Джека. – У вас на мониторах тоже танцует енот?
    По одному только выражению лица Хью было ясно, что никакой енот у него и у его коллег не танцует. Хью вернулся к столу, посмотрел на ноутбук Уитона, попробовал убрать енота, проверить его на компьютерную вшивость и не совсем прилично выругался.
    – Согласен, – сказал Джек. – Ладно, иди. Работаем как можно быстрее. Я подключаюсь к процессу.
    Хью вышел. Уитон не провожал его взглядом, он забарабанил пальцами по клавиатуре, предпринял еще несколько попыток устранения енота, но тщетно. Енот продолжал плясать.
    – А ты крепкий малый... – усмехнулся Джек. Он умел признавать превосходство над собой. – Что же... Раз так, давай посмотрим, что ты мне приготовил.
    Уитон запустил ролик, встроенный в виртуального зверька.

    +2

    16

    Как человек творческий и стремящийся к совершенству, Робин привыкла шлифовать до безукоризненности все, за что бы ни бралась. В геймдеве это полезное качество ей только пригодилось. Все ее проекты выходили без багов и крайне, крайне редко нуждались в так называемых «заплатках». Однако, это совсем не отменяло того факта, что все спонтанное и сделанное чуть ли не в обеденный перерыв на коленке у нее получалось ничуть не хуже, а порой даже лучше, чем в результате долгой и кропотливой работы. Так вышло и на этот раз.

    Первым же кадром, записанным для Джека, была выпирающая из глубокого выреза майки грудь. Так вышло не специально, просто камера слегка покосилась, но Робин не была бы собой, если бы не воспользовалась этой случайностью, и насмешливо поинтересовалась за кадром:

    - Узнал?

    Сомнительно, конечно. В конце концов, Джек с ее грудью был знаком всего-то несколько часов и постоянно отвлекался на другие не менее занимательные части тела, но чем черт не шутит. Однако, Робин решила не затягивать игру в «Угадай, кто?» и поправила камеру, направив ее себе на лицо.

    - А если так? - она широко улыбнулась в объектив, после чего пожала плечами. - Я просто подумала, что так будет куда проще донести до тебя свою мысль, - Робин чуть помедлила и, наконец, выдала эту самую мысль: - Я не секретарша. Ну, или, как ты дипломатично выразился, «секретарь», - она не поленилась изобразить пальцами кавычки. - По мне, так разницы нет. Картошка, картофель... Но суть ведь не в этом. С чего ты вообще взял, что я секретарша?

    Робин изобразила нарочитую озадаченность на грани задумчивости, а потом снова мягко улыбнулась. Она не нуждалась в ответе, потому что прекрасно понимала Джека. Что еще он должен был подумать? Вариантов, конечно, хватало, но обстоятельства так сложились, что самый простой и очевидный так и напрашивался. И, если кратко, то она не обиделась. Просто решила пошалить, ну и показать на деле, что в IT-корпорациях работают далеко не самые лучшие спецы. Лучшие вообще редко работают по специальности.

    - Должна признать, что у вас неплохая система безопасности, - признала Робин, все так же глядя прямо в камеру. - Не безупречная, но достаточно крепкая, чтобы выдержать средней силы кибератаку. Но раз уж даже «секретарши» далеко не середнячок...

    Робин шкодливо усмехнулась и откинулась на спинку кресла, в котором сидела, подобрав под себя ноги. Это позволило смотрящему видео мужчине разглядеть девушку целиком. Записывала она в офисе, поэтому была одета в ту же одежду, в которой была днем, но уже без пальто, обуви и, конечно же, медицинской маски.

    - Обычно мне за это очень хорошо платят. Ну, за тест системы и поиск всех слабых мест, - продолжала между тем Робин, задумчиво глядя куда-то в сторону. - Будем считать, что та сумма, которую вы сегодня потеряли из-за сбоев в системе, ушла на оплату моих услуг. Оно ведь того стоит, верно? - аккуратно подведенная бровь Робин слегка дернулась, как бы говоря, уж мы-то с тобой понимаем. - Просто скажи своим ребятам, чтобы проверили все как следует. Я расставила маркеры там, где следует улучшить защиту. Пусть ищут енота. Да-да, того самого, - она снова заулыбалась, будто припомнив что-то забавное, и устремила взгляд в камеру. - Ну, а если вдруг в твоей безбородой голове промелькнула мысль о том, чтобы обратиться в полицию, то лучше не трать свое время и свои нервы попусту. Они все равно ничего найдут, а это видео самоуничтожится сразу же после просмотра.

    На этом месте Робин немного поддалась вперед и оказалась почти вплотную с камерой. В кадре вновь показалась ее почти распластанная по столу грудь, но большеглазое лицо все равно заняло большую часть экрана. Она томно облизала губы и чуть прикусила нижнюю, пытаясь сдержать улыбку.

    - Если хочешь меня наказать, придется сделать это самому, - проговорила Робин нарочито низким, идущим из груди голосом. - Найди меня, Джек. Найди и накажи.

    Секунда, вторая и видео оборвалось. Файл, до сих пор упорно не желавший покидать свое место на рабочем столе рабочего ноутбука директора ITC Group, исчез, как будто его и не было никогда. Только обои на рабочем столе поменялись. Теперь это был тот самый кадр, который появился в самом начале видео. По сути, это было единственным, что осталось от хакерши, не считая пляшущих в программах системы безопасности енотов.

    Собственно, сама "улика")

    Отредактировано Robin Devereaux (27 Сен 2022 11:41:44)

    +2

    17

    Сказать, что Джек был раздражен, это ничего не сказать. Его выводила из себя сама ситуация. Что этот наглый взломщик себе позволяет? Уж не возомнил ли он, что уйдет безнаказанным... Можно взломать систему, но глупо ломать систему компании, состоящей из IT специалистов. Они, конечно, устроят микротраур по собственной безопасности, но одновременно с этим завяжутся в двадцать узлов во имя нахождения хакера. Так что этот малый виртуально отдавал мазохизмом. На его месте Джек бы сам себя взламывать не стал.
    Когда на экране появилась грудь, Уитон едва не поперхнулся. Это выходило далеко за рамки всего его понимания человеческой натуры. Несколько секунд Джек с самым глупом видом моргал, после чего решил, что на его компанию покушается какой-то любитель шуточек ниже и выше пояса, а затем ситуация резко начала проясняться.
    Лицо Робин выглядело торжествующим, а ирония на нем даже не думала прятаться. Только Джек не заметил этого. Он был настолько потрясен увиденным, что ему пришлось самому себе выписать мысленного леща и заставить остатки здравого смысла реагировать на любую мелочь. В противном случае проблема обещала не решиться.
    Слова Робин возымели на Джека эффект, который ранее был ему не ведом. Он приходил в ярость, но никак не мог понять, на кого именно он злится – на Робин, на ситуацию или на самого себя. Уитон злился редко. Это состояние ему не нравилось, но последнее время от былого веселого Джека оставалось все меньше и меньше, а потому оказавшаяся не секретарем, а профессиональным хакером Робин обещала стать контрольным выстрелом в голову.
    Одно Джека все же радовало. Он поймал себя на одной мысли и постарался как можно сильнее зацепиться за нее. Вряд ли Робин преследовала цель уничтожить его системы под чистую. Скорее всего она пустилась в личную месть главе компании. Вера Робин в то, что ее бы не нашли по следам взлома, не совсем совпадала с тем, во что верил Джек. А он все же верил в своих программистов. Впрочем, это уже не имело особого значения, потому что точка окончания этого неожиданного кошмара виднелась на горизонте. Нужно было найти Робин. Найти и, как она сама сказала, наказать. В таком удовольствии Джек не сумел бы отказать самому себе при всем желании.
    – Думай!.. – самому себе вслух сказал Джек. Он знал, что один из его айтишников уже точно пытается напасть на след, поэтому свои силы Уитон бросил на другое.
    Очевидно, Робин в Лондоне. За такой короткий промежуток времени она не смогла бы уехать далеко. Не то, чтобы это сильно сужало круг поиска, но все же. Сейчас бы очень помогла фамилия девушки. База данных и соцсети способны творить чудеса, но увы... Такой подсказки в арсенале Джека не было.
    – Стоп! – выкрикнул Джек. Если бы в его кабинете был кто-то еще, то этот кто-то точно бы вздрогнул. Уитон судорожно вспоминал все разговоры в лифте, и мозг, к счастью, способный выстраивать хоть какие-то логические цепочки, наметил подобие плана.
    Джек встал, сгреб в охапку ноут и направился к двери. Он собирался обойти двенадцатый этаж в поисках компании, куда направлялась утром Робин. Уитон надеялся, что местные секретари (точно секретари) не откажут ему в удовольствии узнать хоть какие-то сведения о женщине, заходившей к ним. По пути к лифту Уитон изо всех сил старался включить харизму, хотя на самом деле он чувствовал себя решительно растерянным, подавленным и заинтригованным. Как это все в нем сочеталось, он понятия не имел.
    После обхода офисов он намеревался позвонить в упомянутую Робин кондитерскую. Он одним лишь только чудом выскреб местоположение заведения, где Робин заказывала выпечку. Уж у них-то должен быть и телефон, и адрес клиентки. Джек еще не решил, будет ли он выдумывать романтические истории о поиске девушки или просто даст денег кому-нибудь в кондитерской, но эту проблему он оставил на потом.
    Перед тем, как покинуть свой офис, Джек дал указание продолжать искать взломщика и поделился всей полученной от Робин информацией. Разумеется, без личных подробностей. Выходя на первый этап поиска, Джек про себя отметил, что давно не видел своих айтишников в таком мыле.

    +2

    18

    Робин не рассчитывала на сиюминутный ответ. Не рассчитывала она и на то, что Джек ее найдет уже на следующий день или через день. Все таки Лондон большой город и найти в нем одну конкретную девушку, о которой знаешь только имя было не так-то просто. И все же, когда Джек не заявил о себе спустя неделю после их встречи в лифте, Робин немного расстроилась. Так, совсем чуть-чуть. Правда, этого оказалось более чем достаточно, чтобы неладное почувствовали все.

    Отец и Винсент привычно списали все на ПМС, чему Робин в кой-то веки была даже рада, а на работе народ благополучно повесил всех собак за ее испортившееся настроение на ту же неопределенность с будущим Megaton Groupe, которое ни хрена не прояснилось даже после визита к юристу. Робин и сама грешила на это, почти с удовольствием взрываясь на каждое напоминание о том, насколько хреново все может обернуться в самом ближайшем будущем, если они всем коллективом не предпримут хоть что-то. Напряжение в их студии достигло своего апогея, когда выяснилось, что проект, который они собирались выпустить уже в начале весны, невозможно пройти на самом сложном уровне. Тестеры матерились, уходили, хлопая дверьми, накачивались успокоительным, возвращались и снова и снова пытались пройти игру на уровне «хардкор», но ничего не получалось даже у их азиатского бога шутеров, Чиуна, корейская задница которого сгорела настолько, что после громкого хлопка дверью он так и не вернулся. Впрочем, в всей этой ситуации были и плюсы. Один единственный плюс.

    К концу второй недели Робин рассвирепела настолько, что лично занялась тестированием игры, распустив вымотанных тестеров по домам отсыпаться и лечить потрепанные нервы. Остался только Лэнс, который тихо сидел в сторонке и фиксировал все спорные моменты, баги и прочее, да охранники внизу на проходной, которым было вообще пофиг на то, что происходит в застенках этой «обители задротов», как они называли студию между собой. Впрочем, женская составляющая этих самых «задротов» в лице самой Дэверо и еще двух девушек почти тонули в потоке слюней, которыми те же самые охранники на них пускали. Вот и теперь, стоило Робин спуститься вниз к автомату с кофе, чтобы восполнить дефицит кофеина в организме, как один из этих лбов, которые даже в собственном смартфоне не могли разобраться, начал подкатывать к ней свои шары.

    - Серьезно, что такая красавица забыла здесь в вечер пятницы? - послышалось из-за спины в тот самый момент, когда Робин пыталась решить, чем ширнуться на этот раз, двойным шоколадом или карамелью.

    Она оглянулась на охранника, срисовала сытую морду и втянутое по случаю пузо, и снова вернулась взглядом к автомату. Пусть будет карамель, решила она и, скормив в монетный приемник нужную сумму, нажала на соответствующую кнопку.

    - А что такой, кхм... красавец забыл здесь в такой вечер?

    Похоже, сам факт того, что она пошла на контакт, изрядно взбодрил парня. Он подошел поближе и привалился к фырчащему автомату с кофе, подперев его плечом. Теперь Робин могла разглядеть бейдж с именем охранника. Кеннет. Ох, знала она одного Кенни...

    - Работаем, леди, - парень скрестил руки на груди, чтобы мышцы казались внушительнее, чем навел на совершенно посторонние мысли о том, что они так и не нашли подходящего актера на роль главного героя одного из разрабатываемых крупных проектов. Все времени не было, а потом началась пандемия и...

    - Вот и я вроде как работаю, - тяжко вздохнула Робин, глядя на то, как в стаканчик тонкой струйкой сцеживается ее карамельный кофе.

    Похоже, что-то в ее голосе, возможно, неподдельная усталость и незаинтересованность во флирте, навели Кенни на правильные мысли. Он посмотрел на нее еще какое-то время, а потом перестал строить из себя самца. Под обликом матерого мачо в форме обнаружился простой и неожиданно участливый человек.

    - Мы тут с Филом хотели пиццу заказать... - он кивнул в сторону проходной. - Может, вам с коллегой тоже?

    А вот это был очень и очень хорошая идея. До этого момента Робин даже не задумывалась о том, что нужно поесть, и существовала исключительно на кофе с разного рода сиропами. Как только дотянула до вечера? Впрочем, ничего удивительного. В стрессе и цейтноте она частенько забывала о питании. Теперь же, вспомнив о столь важной детали, Робин вдруг обнаружила, что голодна как волк, и взглянула на охранника Кеннета таким взглядом, что он даже немного смутился, а может быть даже испугался.

    - Было бы неплохо, - после недолгих раздумий покивала Робин. - Закажите и нам с Лэнсом одну с тройным сыром, а я закажу нам всем что-нибудь сладкое. Как на счет пончиков?

    Кеннет неуверенно заулыбался и кивнул, а Робин, оставив его разбираться с более-менее серьезной пищей, отправилась к лифту, по пути доставая свой смартфон. Приложение той самой бельгийской кондитерской, что в Башне Мэри-Экс, нашлось довольно быстро. Она сделала заказ на пару коробок пончиков ассорти и один убойно-шоколадный десерт лично для себя и своего стресса, и мысленно пообещала себе отработать все калории на этих же выходных, чего бы ей это не стоило.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Пока мы не начали, никто не желает выйти?