Kiss Me More
Doja Cat, SZA

Лондону от доктор Юджина
"Выделенный номер для Грантов кажется Рамиресу слишком большим. Он никогда прежде не видел в отеле столько комнат. Для чего они? Обычно люди приезжают в подобные места, чтобы быть ближе друг к другу, а здесь можно легко заблудиться и потратить кучу времени на поиски своей второй половинки. Ричард ненадолго останавливается в проходной комнате с огромным рядом полок книг до самого потолка. Стеллажи из амарантового дерева. В самом углу огромной комнаты недалеко от камина стоит рояль в окружении стильных мягких диванов, обложенных подушками. На полу не менее дорогой пушистый декоративный ковер. Не сдержав восторга, Ричард присвистнул. Миновав комнату, Рамирес столкнулся с Джеймсом.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
20.09
ЧЕЛЛЕНДЖ
СНОВА В ШКОЛУ
КИНО
ВИКТОРИНА
Новый
дизайн
Предупреждение
о выселении
Акция
актеры ГП
Новые
соцсети

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Казнить нельзя помиловать


Казнить нельзя помиловать

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


Казнить нельзя помиловать
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Joanna James & Henry Harrow
В ночь с 15 на 16 апреля, 2020; Квартира Генри > куда нелегкая занесет

После того, как отчим дочери вновь объявился, выследив их с отцом в его квартире, произошло нечто непредвиденное. Быстро отправив дочь домой из квартиры, не смог принять в одиночку адекватного решения, и позвонил своей начальнице.

+1

2

Сидя в пустой квартире, Генри прокручивал в голове все произошедшие события. Ну, как в пустой. На полу лежал труп, минут десять назад, может больше, черт его знает. Он потерял счет времени, когда пришло осознание того, что сделал. Хэрроу по неосторожности убил отчима своей дочери, нового мужа бывшей жены. Месяц назад этот урод изнасиловал Джо, и теперь получил то, что заслужил. Но, когда сошла пелена с глаз, Генри просто рухнул на диван и сверлил лежащий на полу труп. Как будто под прожигающим взглядом тот сгорит и исчезнет.
Томпсон выследил их, оказался пьяный у двери его квартиры… Все бы ничего, если бы в этот момент у него дома не оказалось Джо. Пытаясь защитить своего ребенка, Генри совершил убийство по неосторожности, это была самооборона. Но кто же в это поверит? Да, у него есть свидетель, но впутывать дочку во всю эту историю, категорически не хотелось. Пока будет вестись следствие, ей вывернут душу наизнанку, а Генри все равно посадят, преступления это не отменяет. Кто тогда о ней позаботится. Наверное, именно это и останавливало его перед тем, чтобы позвонить в свой отдел и просто сознаться. Ему было плевать на собственную судьбу, Генри переживал о дочери. Мать ее не защитит, как и тогда…

Руки неимоверно тряслись, Хэрроу пытался унять эту дрожь. Сбитые костяшки пальцев саднило, из рассеченной брови сочилась кровь, боли он почти не ощущал. Он вновь перевел взгляд на бездыханное тело на полу, не в силах вообще пошевелиться и адекватно оценить ситуацию.
Мысли хаотично метались в голове, Хэрроу не мог поверить в то, что произошло, в то, что это действительно сделал он. В то, что он сделал. И, главное, что теперь делать дальше? Капля крови стекла по лицу, упала ему на джинсы. Немного протрезвев, Генри поднялся с дивана, на ватных ногах добрался до кухни, нашел в шкафу аптечку, зеркало. Находиться в одном помещении с трупами, Хэрроу не привыкать, за исключением случаев, когда это помещение – собственная квартира. Но мертвому уже не поможешь, а себе еще возможно.

Стерев кровь с лица и обработав рану, он трясущимися руками наложил себе небольшой шов, заклеив все это дело пластырем. Голова раскалывалась, что мешало быстро соображать. Разблокировав смартфон, на экране все еще осталось открытым приложение диктофона. Увидев Томпсона на пороге своей квартиры, Генри включил запись, хотел попытаться спровоцировать его на признание… А получилось  то, что получилось. Несмотря на то, что эта запись может стать существенной уликой для суда, Генри все равно не хотел ее никому показывать. Его посадят и это очевидно.
Сбросив запись на флэшку, Хэрроу удалил ее из телефона. А флэшку оставил храниться в потайном отделе личного криминалистического чемодана. Чтобы всегда была под присмотром.

Занимаясь посторонними делами, из головы снова вылетает наличие трупа в квартире, Генри чувствовал, что его нервы уже на пределе. В такие моменты возникает искреннее желание нажраться в слюни, останавливает только полнейший транс и непонимание, что делать с этим трупом. Нет, конечно, вариантов тому масса… Например, избавиться от него. Хэрроу пролистывал свой список контактов, понимая, что в одиночку он с этим не справится. Он мог бы позвонить Спенсеру, они бы нашли выход… Но Генри остановил свой выбор на том, чтобы позвонить начальнице отдела. Упустив из виду, что на часах уже почти два часа ночи и его звонок может, мягко говоря, удивить, Хэрроу нажал кнопку вызова, пошли гудки. Когда ему все же ответили на том конце.

— Инспектор Джеймс, — он прочистил горло, не узнав свой собственный голос, — Мне очень нужна ваша помощь. Можете приехать ко мне? Домой, — голос немного дрожал от волнения, Генри этого не скрывал. Будет лучше, если она сама сообразит, что  Хэрроу не тот человек, который позвонит по пустяковому делу в два часа ночи. Не хотелось объяснять все по телефону. Да и язык не поворачивался сказать…

+3

3

Джоанна все ещё была на работе. Ее пытался выпроводить домой последний задерживающий мы инспектор, но не преуспел. Как и в целом ей часто говорили не задерживаться и иногда она даже слушалась. Но в преддверии конца первого квартала навалилось много бумажной работы. Все инспектора решили, наконец, заполнить свои старые отчёты. Наверное, ожидали, что всех, у кого останется бумажная волокита к концу апреля Джо уволит. И были правы в своем предположении, но чтобы Джеймс была абсолютно права в своем решении, у нее самой никаких долгов не должно быть.
Ей даже нравилась бумажная работа, когда не было путаницы. Когда все файлы были организованы, полностью заполнены, подписаны и лежали по порядку. Джоанна сама спокойно заполняла десятки или сотни бумаг для каждого второго суда, управляясь достаточно быстро. Когда все было под ее контролем у нее было быстро, но сейчас она разбиралась с тем, что было под контролем десятка инспекторов и это занимало много времени. Если бы тут в перемешку не лежали важные документы, прощения иски и иногда даже улики, Джеймс обязательно взяла бы эту кипу бумаг с собой домой и забиралась бы с работой сидя в удобный трениках и потягивая любимый чай-латте. Но пока ей приходилось работать в рабочих брюках и выпивать залпом дешёвый кофе из автомата.

Джеймс была крайне сфокусирована на своем занятии, когда поступил звонок. Телефон у нее стоял на беззвучном режиме, но экран засветился оповещая от кого звонок. Женщина только в этот момент заметила, насколько было поздно. И в этот же момент у нее возникло предчувствие. Такое предчувствие, как в фильмах ужасов, когда знаешь, что в любую секунд кто-то выпрыгнет на экран и попробует напугать.
Генри Хэрроу не был одним и ее инспекторов, но все равно технически работал на нее. И был тем ещё... Персонажем. Джонна не нашла поводов считать его плохим человеком, даже наоборот. Но она заметила последние несколько недель, что что-то было не так. Даже пыталась с ним на эту тему поговорить, но не стала настаивать.
Звонок посередине ночи говорил, что напрасно.

Джоанна выслушала все сказанное и долго не отвечала. Странное поведение последний месяц, звонок в два часа ночи, дрожащий голос с просьбой приехать. Джеймс  в это мгновение уже прекрасно понимала, что все плохо. Не понимала, насколько плохо, но достаточно плохо.
Все время, что она молчала, она решала что делать. Частично хотелось сказать, чтобы Генри позвонил в полицию, но... Она была полицией. Скорее всего, той версией полиции, которая ему была нужна сейчас.
Джеймс всегда могла вытрезвонить целый отряд по месту жительства Хэрроу, если все было слишком плохо.
- Никуда не уходи и не открывай дверь никому, кроме меня, - строго и командным тоном после долгой паузы произнесла Джеймс. Она надеялась, что Генри ее услышал, но стоять и ждать ответа она не собиралась.
Схватив ключи, куртку и сумку Джеймс направилась из офиса, проверив и перепроверила что закрыла свой кабинет. Сейчас ее паранойя была выкручена на максимум. Она добралась до квартиры достаточно быстро, чтобы не было времени наделать какие-то глупости, но не достаточно, чтобы привлечь к себе особое внимание.
Оказавшись на пороге она настойчиво постучала. Генри должен был понимать, что если это такой розыгрыш, то его уволят.

Стоя на лестнице она оглядывалась, ожидая уже на пороге или лестничной клетке найти какие-то детали. Но самая большая деталь была на лбу у Генри, когда тот открыл дверь. Джеймс осмотрела его с ног до головы и сразу же строго спросила.
- Что ты наделал?

+3

4

Получив приказ никуда не ходить, Генри кивнул, хотя через телефон это было не видно. Он безумно хотел выпить, но сейчас ему требовался ясный и трезвый ум, насколько это вообще было возможно. Пока инспектор ехала к нему в квартиру, Хэрроу  успел десять раз пожалеть, что позвонил. Может стоило самому все устроить, избавиться от тела и завтра прийти на работу, как ни в чем не бывало. Но столько же раз Хэрроу отмел эту затею, понимая, что ему не хватит силы духа, смелости совершить такой поступок. Генри ощутил себя трусом, но черт его знает, как вообще вести себя в подобных ситуациях. Он много видел преступников в отделе, еще больше видел их жертв у себя на столе… Не понимал, почему люди убивают, хотя в мире множество способов разрешения конфликтов. Это не нормально убивать, не важно, по какой причине это произошло и каков был мотив. Из-за минутной слабости провести пол жизни за решеткой, это верх безрассудства… А сейчас Хэрроу сам оказался в подобной ситуации. Он уговаривал себя, что все произошло по неосторожности, это была случайность. Но, тем не менее, это убийство, как ни старайся, по-другому не получается обозвать. Наверное, его состояние вполне нормальное. Все-таки он не полицейский, и никогда в свое жизни никого не убивал. Пациенты в клинике – не в счет.

Трясущимися руками Хэрроу налил себе в стакан воды, выпил и немного успокоился, приложив прохладный стакан к голове. Боль от рассеченной брови отдавалась по всей голове, Генри выпил пару таблеток обезболивающего. Он смотрел на труп перед собой, пытаясь понять, заслужил ли этот человек смерти… Естественно, заслужил. Но Генри лучше бы отдал его под суд. Во-первых, сейчас не было бы так паршиво и тошно. А, во-вторых, смерть для него – это слишком легкое наказание. В тюрьме насильников не любят, быстро бы поставили на место. И не факт, что вышел бы оттуда живым.
Но чего уже размышлять. Мистер Томпсон лежит мертвый на полу в его квартире, на затылке кровь от удара, который оказался посмертным. Смерть наступила мгновенно. Генри много думал, с чего начать и как объяснить начальству, почему это произошло. Хотя чего тут думать, рассказать все с самого начала.

Стук в дверь вернул его в реальность. Хэрроу поднялся, переступая через тело, ощутил какую-то странную дрожь в ногах. Как будто опасался, что труп сейчас оживет и схватит его за ногу. Генри открыл входную дверь, увидел перед собой инспектора Джеймс, и все слова в момент куда-то подевались. Ее ледяной тон сбивал с толку, но обратной дороги уже нет. Генри не сразу понял, к чему адресован вопрос, к трупу или бледному внешнему виду.
Хэрроу молча впустил женщину в квартиру, закрыв за ней дверь. То, что он наделал, в комментариях, особо, не нуждалось. Тело без признаков жизни лежало в гостиной. Генри старался сохранять спокойствие, нужно что-то сказать. Инспектор потребует объяснения. И предвещая ее вопросы, Хэрроу начал самостоятельно.

— Это Томпсон. Отчим моей дочери, — Генри обошел тело с другой стороны, голос дрожал, но все же он взял себя в руки.

— Месяц назад он… ее изнасиловал. Сегодня он выследил ее, когда меня не было дома. Но я столкнулся с ним на лестничной клетке. Он был пьян, нес какую-то чушь. И, когда снова потянул руки к дочери, я не выдержал… Я не хотел его убивать, в ходе драки он налетел головой на косяк и… смерть была мгновенной, — Хэрроу с шумом выдохнул, потер глаза пальцами.

— Я подумал, что вы должны знать. Не смогу долго это утаивать, — он оперся спиной на стену. Только вот он понял, что не может ответить на вопрос, зачем он позвонил инспектору Джеймс. Чтобы она помогла ему спрятать труп или прикрыла? Хотя просто совесть замучила, если уж быть честным.

+2

5

Конечно, дело был серьезное. Если быть точным, то от пяти, до пожизненного. Джоанна немного надеялся, что вопрос скорее касался организованной преступности, а не убийства. Со вторым ситуация была достаточно однозначная - бездыханное тело. Вопрос состоял не в том, виновен ли Генри, вопрос состоял сколько смягчающих обстоятельств сможет предоставить его адвокат.
Джеймс не любила суды. Когда ей казалась ситуация предельно ясной, суд разводил дискуссию на несколько лет, постанавливая насколько все было предельно ясно и зачастую их постановление становилось "предельно ясно, зачем мы потратили на это столько времени?"

Сейчас Джо было предельно ясно, что Генри позвонил ей не просто для помощи, а чтобы она стала моральным компасом. И, скорее всего, её решение было бы позвонить в полицию легитимно, если бы Хэрроу оперативно не объяснил причину своего поступка. Может быть он знал историю Джеймс, может быть посчитал, что как одна из немногих женщин в отделе она проникнется ситуацией, а может быть это было просто совпадение. Но в любом случае Джоанна заметно изменилась в лице, когда Генри сказал, что его дочка была изнасилована. Даже слепоглухонемой всё равно мог был почувствовать тот взгляд, полный презрения, который Джеймс кинула на бездыханное тело на полу.

Джоанна оправдала Генри моментально.

Она заметно нахмурилась и помолчала ещё пару мгновений. Ей нужно было взвесить все дальнейшие действия. Возможно, глупостей Генри уже успел натворить достаточно, что тут лучшее решение это вызвать полицию по-настоящему. Джеймс с момента как прошла в гостиную изучала пристальным взглядом место происшествия, но несколько строгих вопросов она всё равно должна была задать.
- Кто-то видел, что он к тебе зашёл? - она посмотрела на Генри, коротко. Вряд ли он сейчас в том состоянии, чтобы врать. Вряд ли он так открыто показывал дубака, чтобы сейчас внезапно врать о том, что их никто вместе не видел.
- Кто-то вообще видел вас вместе? Где твоя дочь?

+1

6

Генри уже мысленно смирился со своей участью, был готов понести за это наказание. Но каждый раз мысли возвращались к дочери, которая все вот это видела своими глазами. Как ее родной отец убил отчима. Да, это было не специально, Хэрроу не убийца, он слишком мягкий человек для такого хладнокровного поступка. Ему было плевать на себя, лишь бы дочку не задело.

Он рассказал все на чистоту, без утаек. Все, как было. Вопрос только в том, поверит ли ему инспектор. Только она сильно изменилась в лице, когда Генри рассказал про изнасилование. Нормального человека этот факт покоробит, но Хэрроу не хотел его убивать! Не хотел! Выжидающее молчание инспектора Джеймс давило, Генри казалось, что она прямо сейчас позвонит в отдел и пришлет сюда опергруппу, чтобы оформить все это, как убийство. Вопрос застал его врасплох, но, увы, Генри не знал на него ответа. Он старался напрячь память, чтобы вспомнить, видел ли кого, входя в парадную. Но получалось с большим трудом. Хэрроу отрицательно мотнул головой.

— Не могу точно сказать. В парадную я входил один, а он уже к тому времени вошел и поднимался по лестнице. Но… над входной дверью и на этажах есть камеры, можно посмотреть, — Генри начал потихоньку соображать, выбора не было. Одно ясно, на камерах будет видно, что мистер Томсон входил, но не выходил обратно. Плюс ко всему, понял тот факт, что там увидят выходящую Джо и входящую Джоанну.

—  Дочь я отправил домой. Убедился, что она доехала и… через какое-то время позвонил вам, — Хэрроу не сводил взгляда с трупа, он ненавидел этого человека за то, что он сделал. Но и в мыслях не возникало марать об него руки, садиться в тюрьму. Он повернулся на начальницу отдела.

— Инспектор Джеймс. Я прошу… нет, я требую только одно. Чтобы не привлекали к следствию мою дочь. Ее здесь не было, она ничего не видела. И я буду все опровергать, даже, если она сама бросится меня защищать. Я не хочу, чтобы ее допрашивали и вообще, хоть как-то ее коснулось это дело, чтобы ее имя нигде не фигурировало. Вы же знаете, как ведутся дела об изнасиловании… — Генри неоднократно наблюдал за допросами жертв, и как им тяжело вспоминать все то, что с ними случилось. Он категорически не хотел, чтобы через этот ад прошла и Джо. Лучше они попытаются это забыть, если это вообще будет возможно.

— Я сам отвечу за свои действия, но не она. Нет, — Хэрроу говорил почти с мольбой в голосе. И, в принципе, не надеялся на снисхождение со стороны инспектора. Ему было важно, чтобы Джо оставили в покое, — Это было не умышленно…

+2

7

- Умышленное или нет - без разницы. Если дойдёт до следствия, ты, она, он, - Джоанна кивнула на труп на полу, - вы все будете под микроскопом.

Детективы, потом адвокаты, судьи, если совсем не повезет то журналисты - все будут задавать вопросы, одинаковые по сути и немного разные. Если дойдет до следствия их всех не оставят в покое. Даже если Генри возьмет на себя вину целиком, сдастся с чистосердечным, только назовёт другую причину их драки, даже тогда следствие не закроют моментально. Всё равно кто-то будет допрашивать девочку рано или поздно.

Когда-то давно Джеймс жалела, что взяла свое дело в полицию. Много раз у неё был соблазн пойти и сжечь все старые файлы о себе. Особенно в начале её карьеры, все смотрели на неё со смесью жалости и издевки. Джоанна не знала, что творится у них в головах, но она видела сколько сомнений у них в уме моментально, когда вставал вопрос принятия её в академию, выдачи значка, табельного, повышения. И её дело было не закрытым, её дело не было привязано к убийству.
Могло было привязано к убийству, если бы её не остановили. Если бы не доказали, что она от этого ничего не получит.
Но её убийство должно было быть более чем умышленным. У Генри ситуация была одновременно сложнее и проще. У Джоанны в голове уже был даже более менее четкий план действий, но она не могла принимать это решение за него. Всё-таки это она уже много лет морально готова была взять на себя убийство и постараться его скрыть, Хэрроу мог сломаться от одной мысли. Джеймс не собиралась ему начинать сразу помогать, чтобы через день он сложился пополам и всё равно сдался с поличным,  за одно подробно рассказывая кто и как помог ему избавиться от тела за просто так.

- Ты знаешь, как работает система, как работают наши люди. Ты должен это понимать. Если кто-то узнает, это станет частью вашей жизни на следующие пару лет как минимум, - Джоанна выразительно посмотрела на мужчину. Она хотела, чтобы он сам сообразил к чему она ведёт. Если она просто объяснит на пальцах как стоит поступить, но из-за нервов и адреналина он мог и не понять почему так лучше. Но если Генри сам сообразит, может быть он сможет сам прикинуть насколько он способен взять и жить с такой тайной.

Может быть если мысль не придёт к нему в голову вообще, то и не стоит дальше мучатся. Но она всё равно на всякий случай повторила, пристально глядя на Генри.
- Если...

Отредактировано Joanna James (9 Авг 2021 11:47:57)

+1

8

Из всей истории, Генри волновал только один нюанс. Чтобы не вздумалр трогать его дочь. Да, это сложно исполнимо, практически невозможно. Но попытаться можно оградить девочку от этих разбирательств. Хэрроу был на взводе, чтобы сейчас мыслить рационально. Он старался взять себя в руки. Он злился на инспектора Джеймс за то, что она не хотела его услышать, понять, помочь в одном мелком вопросе. Не трогать Джо. Но злился Генри не на неё. А на то, что она, черт возьми, права... На систему, которая устроена таким образом, что судебное разбирательство вытянет из них все силы, измотает нервы. А по факту Хэрроу посадят за решетку. Была ли это самооброна, всем будет наплевать. Он убил и должен понести наказание.
Генри никогда еще не ощущал себя в таком безвыходном положении. Отчаянно хотелось пнуть это бездыханное тело, которое доставило столько проблем, еще при жизни. Его смерть должна была избавить Джо от общества этого ублюдка. Но он добавил еще больше проблем.

Хэрроу слушал самозабвенно женщину, которая говорила слишком заумно для его воспаленного мозга. Генри не сразу понял, к чему она клонит. Другой полицейский уже бы увел его в наручниках в отдел, давать показания. Хэрроу замер на доли секунды, чувствуя, как ноги подкашиваются. Будь он в себе, осознал бы быстрее, что инспектор Джеймс предлагает ему скрыть преступление. Генри уже почти десять лет работает на полицию, многое насмотрелся. Но за всю свою карьеру, ему не приходилось заниматься укрывательством трупов. Даже улики не фальсифицировал для того, чтобы засадить какого-то ублюдка.
Генри колебался. Он не знал, что на это ответить. Хэрроу объективно понимал, что инспектор идет на служебное преступление, собирается покрывать убийцу. Только какой у неё к этому мотив? Из-за дочери?

— Инспектор, вы... Я правильно понимаю, что вы предлагаете это скрыть? — осторожно задал вопрос Генри в полголоса. Чего греха таить, Хэрроу тоже посещала такая идея. Она была самой первой, когда он понял, что мистер Томсон мертв. Когда же пелена с глаз сошла, Хэрроу задумался о последствиях. Да, он опытный медэксперт и сможет себе сфабриковать безоговорочное алиби, подделать улики. Никто в отделе не усомнится в их правдивости. Генри был на хорошем счету у начальства.
Но вот жить с этим... Хэрроу не полицейский и никогда даже пистолета в руке не держал. И не планировал. Самое большое оружие, что ему довелось применять, это скальпель.
Как бы потом не спиться. Генри явно потребуется время, чтобы прийти в себя.

— Честно признаться, я думал об этом. Как патологоанатом, я знаю как скрыть улики, сделать заключение и все остальное, как отвести от себя подозрение. Но все равно, о нём начнется следствие... Или вы не об этом? — переспросил ещё раз Генри. Он допускал еще одну мысль, однако, она была уж совсем дикой.

+2

9

- Нет тела - нет дела, Генри.

Джеймс выразилась достаточно прямо. Фраза используемая так часто, что в полиции уже немного атрофировалось её понимание. Дела об исчезновении всегда рассматриваются не так серьезно, не так отчаянно, потому что его проблемы намного важнее. Тем более, Джоанна подозревала, что не скоро заявят о пропаже, а когда заявят - семейные разногласия частые причины "исчезновения" мужчин. Джеймс сама помнила, сколько раз она рекомендовала нанять частного детектива или успокоиться одиноким матерям, у которых куда-то уехал мужчина, потому что полиции не до этого.

Хэрроу сам начал соображать к чему она ведет. Значит, где-то в сознании у него была эта мысль, где-то на подсознании он был готов. Джо сама считала, что это правильный поступок, иначе бы она это не предлагала. Думая о девочке, которой придётся пройти через расследование и суд, после того как с ней уже достаточно произошло. Думая о Генри, который по её внутреннему чувствую не заслужил пожизненного или любого срока.
Джеймс потом могла оказаться не права. Она всегда могла оказаться не права и она всегда держала это в голове. Но особенно в такие моменты просто держать это в голове не помогало, потому что до этого она зачастую была права. И по поводу своего мнения о людях и по поводу худших возможных событий, к которым, если не подготовиться, они обязательно случатся.

- Если он исчезнет, не будет следствия, не будет допросов, не будет скандала. Он исчезнет для твоей дочери, - Джеймс выразительно посмотрела на Генри. По его словам, по его глазами, да даже по мертвому ублюдку на полу было понятно насколько Хэрроу заботился о своей Джо. - Но он не исчезнет для тебя.
Генри придётся врать и оглядываться. Джоанне придётся врать и оглядываться, но она готова была к этому уже больше двух десятков лет. Её было всё равно, пока она понимала, что поступает правильно.
- Я помогу тебе только если ты готов.

+1

10

Перспектива жить с грузом убийства на душе Хэрроу совсем не улыбалась. Он всегда верил, что выход есть из любой ситуации, находил его. А данная просто выбивала из колеи. Генри растерялся, как никогда, ему противела мысль о том, что он может стать убийцей, скрывшем преступление. Черт возьми, это просто невыносимо.
Хэрроу понимал, куда клонит инспектор Джеймс, он правильно расценил ее мысли. Только не понятно, почему она решилась ему помогать. Неужели настолько прониклась его историю про дочь? Генри слабо этому верил, возможно, когда-нибудь он задаст этот вопрос начальнице отдела. Сейчас же его мысли все были сосредоточены на трупе. Что с ним делать и куда девать. У него еще не было столь отвратительного опыта, Хэрроу буквально трясло. Он с шумом выдохнул, успокаивая свои нервы, сделал не очень успешную попытку сосредоточиться.

— Моя бывшая жена все равно подаст в розыск. И будет следствие по розыску пропавшего без вести… — хрипло произнес Генри.
— Но следствие будет вестись в нашем отделе, я хотя бы смогу на это как-то повлиять или наблюдать за этим, — размышлял он, продумывая шаги наперед. Да, Элизабет не успокоится, она будет искать своего мужа, дотошно донимать следствие. Стоит еще проверить, нет ли у него завещания… Хотя как это проверить? Единственное, что знал Хэрроу, это то, что у него есть родной сын, прямой наследник. А не бывшая Генри.

Генри уже сейчас представлял что его ждет, если он пойдет на эту авантюру. Горы вранья, самобичевания, нервов. Хорошо, если опять не начнет пить и не впадет в запой на месяц, как тогда. Но  сейчас у него есть стимул этого не делать. У Генри есть дочь, которая в нем нуждается.

— Я не хочу за решетку по той причине, что кроме меня, некому будет позаботиться о дочери. Никто не знает… — Хэрроу прокашлялся, в горле пересохло. Ведь, никто, кроме него не знает о том, что случилось. И хотелось верить, что и никогда не узнает. Да, у нее есть родной дядя, есть бабушка, они ее любят всей душой... Но Джо не захочет, чтобы они узнали. А она, без возможности пойти и выговорится кому-то, просто пропадет. После сегодняшнего случая, будет еще тяжелее. Она видела, как отец убил человека, который ее изнасиловал.

— Если вы можете помочь, то я готов посодействовать. Но… вы подставляетесь, ради чего? — поинтересовался Генри, не надеясь получить, хоть какой-то вразумительный ответ. Стало любопытно, и от этого не менее страшно.

+1

11

Генри задал хороший вопрос. Для Джеймс не должно было быть никакой разницы. Было бы логично, если они кинулась так защищать Энди или своих братьев, но Хэрроу был новым человеком в ее жизни. Тем более, этот моральный урод точно никак не связан с тем, который обидел Джоанну уже больше трёх десятков лет назад. Ей должно было быть все равно.
Но ей не все равно.
А причины ее поступка можно обсудить в менее напряжённое время. Или вообще не обсуждать. Поэтому Джеймс посмотрела на Генри как на идиота пару мгновений, после чего быстро вернула разговор в нужное русло.

- Назови мне все камеры, о которых знаешь. В этом доме, на этой улице, рядом с домом твоей жены, пабом где он выпивал - все, о которых сможешь додуматься.
Камеры теперь были таким важным элементом расследования. Когда Джеймс начинала, народ полагался в основном на свидетельские показания, которые часто ошибались или противоречили друг другу, намеренно или случайно. Теперь же спор часто было о том, похожи ли эти три пикселя на записи на ту шляпу, которую носил подозреваемый или нет. Их не было в плане Джеймс два десятки лет назад, когда она почти убила своего обидчика, но она столько уже работала в полиции, что не подумать про них было невозможно.

- Во сколько твоя бывшая просыпается? Сколько у нас времени до того, как она начнёт бить тревогу?

Джо сразу предполагала, что они живут вместе. Последние несколько лет начинали всплывать все более и более странные пары, но женщина все ещё действовала по старым понятиям.

- Сходи переоденься. Во что-то, что никогда не носишь и можно будет потом уничтожить. Эту всю одежду положи в мешок и не трогай. Я посмотрю пока, что есть полезного на нем, - Джо снова кивнула на тело, лежащее на полу с таким видом, как будто это был магический рюкзак, а не мертвый человек.

+1

12

Ответа на свой вопрос Хэрроу не получил, хотя было достаточно любопытно, что толкнуло инспектора Джеймс на помощь своему сотруднику. Они не были настолько близки, обычные рабочие взаимоотношения. Генри вообще с трудом сближался с людьми. Ему вполне было достаточно того круга, который у него есть. В основном, это семья, в числе которой и его маленькая дочь. Сколько бы ей не было лет, она останется для него ребенком, которого нужно защищать, любить, оберегать. Когда-то Генри уже давал ей понять, что отец всегда будет рядом и защитит в нужный момент… Обещание свое Хэрроу сдержал. Но с какими последствиями.

Сохранять трезвый и ясный разум в такой ситуации было сложно. Генри не знал, что ему делать, поэтому просто слушал инспектора Джеймс, которая указывала что ему следует делать.
Нет, это все безумие, на которое он добровольно подписывается. Хэрроу хотелось закрыть лицо руками, опуститься на диван, затем открыть глаза и, чтобы этот труп просто исчезнул. Но это была лишь фантазия… Генри уговаривал самого себя в том, что он совершил правильное дело. Он убил насильника своей дочери. Девочка не заслужила такой жизни. Его дочь будет жить с этим грузом на сердце. Точно так же, как и Генри с убийством и сокрытием трупа.

— Есть камеры на входе в парадную, напротив дома магазин. Там, наверняка тоже, —начал соображать Хэрроу. Он немного успокоился, понимая, что самобичеванием сейчас не поможешь.
— На каждом этаже дома, но  я не знаю, работают они  или нет. Последний раз, когда работали по делу этажом выше, убили старушку, если помните, камеры не работали. Но все возможно. На счет паба не знаю. Но у нас в районе всего несколько баров, недалеко отсюда есть один, — Генри выдохнул, то и дело поглядывая на труп. Он с презрением смотрел на это бездыханное тело, какая-то неведанная злость накатывала на него. А может быть просто сдают нервы. Хэрроу хотелось со всей силы пнуть его под дых. Толку правда, не будет… Полегчает только Генри.

— Бывшая… не знаю, мы десять лет не живем вместе. Но раньше вставала всегда рано, так как у нас был маленький ребенок, — Джо было семь лет, когда родители развелись. Чем Элизабет занималась потом, Хэрроу не ведал.
Он оглядел себя, на рукаве присутствовала капля крови убитого. На самом Генри  повреждений нет, кроме сбитых костяшек пальцев. Генри на мгновение уставился на эту каплю, как на смертельную заразу… Опомнившись, Хэрроу с шумом выдохнул, подчинился приказу.

Выйдя в спальню, он поспешил переодеться в чистую одежду. Надел первое, что попалось под руку. Ему было плевать на одежду. Генри выбрал неприметные черные джинсы, футболку, старую куртку.

— Есть что интересное? — поинтересовался Хэрроу, выходя с пакетом из комнаты. Он поставил его у стены, — Я знаю, что у него есть машина. Вряд ли, конечно, он приехал сюда на ней, выпивший. Но я ничего не исключаю. Наверное, стоит ее найти. А вот, кстати и ключи… — они выпали из кармана убитого, закатились под стол. Генри взял носовой платок, поднял «улику», бросив ключи на сам труп.

+1

13

В первую очередь нужно было избавиться от тела. Нет тела - нет дела, Джо сама это сказала. Но она старалась держать в уме весь план, чтобы сделать всё максимально последовательно. По сравнению с некоторыми другими ветеранами, Джеймс была начальницей отдела не так долго, но, кажется, у неё уже была профессиональная деформация. Даже когда они занимались сокрытием ужасного преступления, она всё равно старался организовать процесс логично, эффективно и за одно командовала.
Раскрытие преступлений наоборот.

Камеры, свидетели, пабы, машины, остальные улики - она всё это держала в уме. Каждый раз, когда она смотрела куда-то перед собой, она составляла план. Причесывала его так, чтобы выглядело всё аккуратно, чтобы был меньше всего места для ошибки.
Тело убитого она осматривала не долго - рассказ Генри совпадал с тем, что произошло, она не видела смысла пытаться найти какие-то детали, которые ещё больше доказали бы его правоту. Она нашла бумажник, документы и телефон. Последний Джеймс сначала разблокировала, проверив какие были последние сообщения и звонки. Нужно было быть уверенным, сколько людей хватится этого урода утром, сколько не завершенных разговоров и дел у него осталось. Благо, Джеймс не нашла того, что могло бы сильно сократить их возможность замести следы, как и не нашла попытки каких-то его друзей или знакомых связаться с ним последние часы. даже если он выпивал с кем-то, об этом не было следов в телефоне, а последние десять лет показания свидетелей становились всё менее и менее весомым.

Оперативно выключив телефон и достав симку, Джеймс убрала все документы в отдельный пакет. Она знала, насколько это усложняло работу любого следствия, когда жертву нельзя было просто опознать по водительским правам из заднего кармана.
Джо одобряюще кивнула, когда Генри вернулся и то, что он заговорил про машину было хорошим знаком. Хэрроу так же начинал думать о том, как аккуратнее всего спрятать это дело. Логично, это будет в его интересах.

- Номер знаешь? - она кивнула на ключи. По брелоку была заметна марка, но только с одной маркой и ключами можно было бегать по всему Лондону неделями. По номеру можно было найти машину достаточно легко, особенно когда было ограниченное число мест, где она чисто теоретически могла бы находиться. - Цвет, модель, ещё какие-то особенности?

Мало кто берет ключи, когда идёт выпивать. Джеймс сделала бы ставку, что машина и правда где-то рядом или рядом с пабом. Если она найдёт нужный паб, то сможет и там проверить камеры и свидетелей сразу.
- Приберись тут. Всё, на чем есть кровь и можно сжечь - в мешок. Любую когда закончишь убираться - все тряпки в мешок. Все его вещи и одежду тоже. А потом этот мешок в другой мешок. Запакуй так, как будто там смертельно опасный яд. А его самого закутай так, чтобы ничего не испачкал. Я пока попробую найти его машину.

Раздав указания, Джо выдохнула. Но потом она посмотрела на Генри немного с волнением. Она о многом его просила. И это она уже десятилетиями была к этому готова, но кровь была на его руках. Джеймс подошла ближе к Хэрроу, заглядывая ему в глаза.
- Генри, ты справишься?

Отредактировано Joanna James (21 Авг 2021 12:46:35)

+1

14

Хотелось проснуться, чтобы все происходящее оказалось страшным сном. Хэрроу до сих пор до конца не осознавал, на что он подписывается. Как в тумане, который никогда не рассеится в его голове. Генри с ужасом представил, что его ждет дальше. Постоянно оглядываться, постоянно бояться. Ждать того дня, когда к нему придут и наденут наручники. Инспектор Джеймс говорила так, как будто все это проделывала уже неоднократно. Хотя, конечно, она варится в этом котле подольше Генри. И не такое видела... Но все равно. Одно дело сажать преступников за решетку, а совсем другое укрывать их под своим крылом в отделении. А труп пытаться уничтожить.

Хэрроу немного завидовал выдержке этой женщины. Его собственная была подорвана в тот момент, когда узнал об изнасиловании дочери. Хотя до чего момента, железная выдержка и самообладание Хэрроу во многом помогали ему поддерживать образ эксцентричного медэкперта, острого на язык, с ясным умом, без преувеличения, докапываюшийся до правды любого дела.
Но сейчас Генри сорвался, превратился в параноика и чуть не сошел с ума от мысли, что этот подонок живёт рядом с его девочкой до сих пор. И безнаказанно. Хэрроу все еще не мог поверить в то, что его больше нет... Да, будет долгое разбирательство. Бывшая жена хватится его с утра или позже, смотря что он ей сказал, когда уходил из дома.
Это безумие.

— Да, это чёрный Астон Мартин. Номер... — он потер глаза, вспоминая. Генри же доставал эту информацию, когда решил его посадить за решетку. Так получилось, что в погоне за справедливостью отправил на тот свет. Там ему и самое место.

Хэрроу постарался унять дрожь в руках и, наконец, успокоился. Немного. Он открыл свой ноутбук, там все еще на экран был открыт файл с записью этого злополучного вечера. Генри свернул его, гадая, стоит ли давать послушать его инспектору Джеймс. Но пока он был занят поисками документации, которую смог найти. Там был и номер машины, в том числе и описание со всеми мелкими деталями. Про этого нелюдя столько поганой информации, что странно, что до сих пор он на свободе.

Генри взял стикер и написал на нём номер машины. А потом поставил на удаление всю эту папку. Эти данные можно найти в любых полицейских источниках, А самому Хэрроу она больше ни к чему. Только лишняя улика, которую при обыске обязательно найдут. Если тот будет.

— Вот номер, — он протянул листок, — Из особенностей только помятое правое заднее крыло колеса. Я думаю, что он приехал сюда на ней. Судя по той информации, что у меня есть... была, — он обернулся на свой ноутбук, который уже запустил чистку системы от остатков удалённых файлов.
— Он частенько садился пьяный за руль. Здесь есть бар через дорогу, в нескольких метрах от моего дома. И ещё пара... Я напишу тоже адреса. Если, конечно, он выпивал именно в этом районе. Мог и приехать сюда пьяный, — до сих пор в носу стоит этот запах перегара. Генри говорил торопливо, но уже без излишней паники. Просто включился режим самосохранения.

Он выслушал указания инспектора Джеймс, выдохнув и чувствуя, как вновь нарастает тревога. Естественно, он все сделает. Генри не впервой возиться с трупами. Но одно дело в морге разделывать их на столе, а совсем другое упаковывать у себя в квартире! Хэрроу тряхнул головой и неуверенно кивнул. Он старался убедить себя в том, что это ради его же блага. Ради спокойствия дочери... Хотя какое тут спокойствие уже.
Её вопрос застал врасплох, Генри  не был уверен, что у него получится, но выбора у него нет. Либо он, либо его. Каждый раз, когда ему хотелось сделать шаг назад, Хэрроу вспоминал о том, что сделал этот мерзавец. Именно по этому Генри уверенно ответил Джоанне.

— Я справлюсь, — он закатал рукава рубашки, принимаясь за дело. Но, когда инспектор была уже у дверей, Хэрроу её остановил.
— Он до этого момента не знал, где я живу. Во всяком случае, со слов Джо... А сейчас он её выследил, и пришёл сюда. Если он ехал при привычному маршруту, по которому обычно едет такси или общественный транспорт, то скорее всего это было так, — Генри выстроил в навигаторе маршрут от своего дома до дома Джо, и протянул инспектору.

— Это я к тому, что на этом маршруте его могли засечь камеры на дороге. На трассе они в трёх местах, — он ткнул пальцем в экран, показал, где именно. Хэрроу мыслил в том направлении, чтобы следы не привели к его квартире, как последнее место, где видели его живым. Возможно, удастся раздобыть эти записи и уничтожить.
Конечно, все это имеет смысл, если он приехал сюда на машине. Генри, даже не знал, какой исход ему больше по душе.
Он вернулся к уборке квартиры и упаковки трупа.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Казнить нельзя помиловать