Kiss Me More
Doja Cat, SZA

Лондону от доктор Юджина
"Выделенный номер для Грантов кажется Рамиресу слишком большим. Он никогда прежде не видел в отеле столько комнат. Для чего они? Обычно люди приезжают в подобные места, чтобы быть ближе друг к другу, а здесь можно легко заблудиться и потратить кучу времени на поиски своей второй половинки. Ричард ненадолго останавливается в проходной комнате с огромным рядом полок книг до самого потолка. Стеллажи из амарантового дерева. В самом углу огромной комнаты недалеко от камина стоит рояль в окружении стильных мягких диванов, обложенных подушками. На полу не менее дорогой пушистый декоративный ковер. Не сдержав восторга, Ричард присвистнул. Миновав комнату, Рамирес столкнулся с Джеймсом.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
20.09
ЧЕЛЛЕНДЖ
СНОВА В ШКОЛУ
КИНО
ВИКТОРИНА
Новый
дизайн
Предупреждение
о выселении
Акция
актеры ГП
Новые
соцсети

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



blue

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


BLUE
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/jJLoL17m.jpg

Тони и Алекс
2019 год / квартира Тони и далеее

Blue

Blue
Songs are like tattoos
You know I've been to sea before
Crown and anchor me
Or let me sail away
Hey Blue
And there is a song for you
Ink on a pin
Underneath the skin
An empty space to fill in
Well there're so many sinking
Now you've got to keep thinking
You can make it thru these waves
Acid, booze, and ass
Needles, guns, and grass
Lots of laughs
Lots of laughs
Everybody's saying that hell's the hippest way to go well
I don't think so, but I'm
Gonna take a look around it though Blue
I love you

Отредактировано Anthony Robinson (7 Авг 2021 18:02:47)

+1

2

Я просто решительно и категорически не понимал самого себя. Мне всегда было свойственно поступать испульсивно, поддавшись первому порыву и ничего толком не обдумывая наперед - но в последнее время, я просто превзошел самого себя.
Итак, обо всем по порядку.
Я уже мельком говорил, что опасался привязаться к кому-либо и потому не рассматривал для себя вариант постоянных близких отношений. Однако, судьба совершенно неожиданно сыграла против меня, когда в "Руке славы" я познакомился с Тони Робинсоном. Мы неплохо развлеклись и после этого надо было разойтись, словно в море корабли, но ничего подобного не произошло. Имея на руках мое личное дело и будучи моим куратором по УДО, Тони без труда нашел меня и попросту не позволил уйти - так началась наша общая "эпопея", которая длится вот уже целый год. Веселые походы в бар, с целью поиска приключений себе на голову и не только, были забыты, потому как мы с Тони слишком уж вляпались. Но не в неприятности, а друг в друга... хотя, наверное, первое целиком и полностью взаимосвязано со вторым.

Раз за разом, я говорил себе, что все это не по мне... и напрочь, нахрен забывал обо всем, едва только Робинсон оказывался рядом. Это можно было сравнить с чертовым наваждением, не иначе? Когда я пытался его игнорировать, он находил возможность меня подловить - в автосервисе, или после моей второй работы и все начиналось сначала. А еще Тони познакомился с моим папашей и мачехой и они весьма охотно приглашали его зайти в гости, так что деваться мне, во всех смыслах этого слова, было некуда.

Сегодня, я в очередной раз проснулся в квартире Тони, попутно постаравшись вспомнить, что было накануне вечером. Кажется, мы капитально набрались в одном из хороших клубов Хэмпстеда, где можно было при желании и финансовых возможностях, снять на вечер vip-комнату, со всеми вытекающими последствиями. Правда Тони ничего платить не пришлось, потому как хозяин клуба хорошо его знал и явно не искал себе никаких неприятностей, чего не скажешь о нас. Именно там, детектив неожиданно предложил мне остаться у него дома на уик-энд, а я был уже слишком пьян, чтобы начать ему возражать.
Немногим позже, ночью уже у него дома, Робинсон в очередной раз удивил меня, неожиданно выдав, что я мог бы НАСОВСЕМ к нему переехать. Честно говоря, мне подумалось, что он просто порядком перебрал, раз несет подобную околесицу, но когда я пришел на кухню поутру, как Тони снова поднял эту тему. И на этот раз - более чем серьезно.

- Послушай... как ты себе представляешь нечто подобное? - поинтересовался я, налив себе кофе и усевшись за стол. - У тебя будут неприятности. Я очень сильно сомневаюсь, что твое начальство в Скотланд-Ярде придет в восторг, узнав всю правду. Мало того, что ты спишь с мужиком, так еще и со своим подопечным бывшим зеком. Тебя же попрут с работы... да и мой босс не станет прыгать от счастья, если все всплывет. В его среде подобное не поощряется, а я не хотел бы потерять эту должность.

Халтуру в отцовском автосервисе я конечно не бросил, но моим основным источником заработка был мистер Томас Флэнеган. Он платил за работу вовремя и не торгуясь, так что место его личного шофера меня вполне устраивало. Я вполне мог бы найти себе сносную квартиру, но последний год в этом не было необходимости, потому как большую часть времени, я так или иначе проводил у Тони. Мне казалось, что таких наших встреч каждую неделю вполне достаточно, но как выяснилось, Робинсон думал по-другому.
Слово за слово и мы просто шикарно поругались.
Тони не особенно нравилась моя работа на местного бандита и он считал, что автосервиса для меня вполне достаточно. Там, мол, безопасно, потому как мой папаша точно не станет меня подставлять на бабки или что похуже. А у него хватит денег на нас обоих, притом с лихвой и каждый раз когда Тони говорил все это, меня начинало просто адско бомбить от злости.

- Ты точно берега попутал, Тони... я не собираюсь ничего менять, - продолжил я, прикурив сигарету и хмуро смотря на твердолобого и упрямого испанского засранца. - Мне не нужны проблемы, тебе - тем более. Поэтому лучше все оставить как есть.

Отредактировано Alex Bosworth (3 Авг 2021 04:14:04)

+1

3

Почти сразу, как мы с Алексом стали встречаться, я понял о нем несколько вещей. Во-первых, он вечно стремился подчеркнуть свою мужественность даже там, где это было совершенно не обязательно. Например, всеми способами, - хотя мы были вместе уже год, - старался показать мне, что я для него совершенно ничего не значу. Во-вторых, у него был редкий и чудесный дар выводить меня из себя, находя повод для ссоры в том, что обычные люди, посчитали бы милым и даже романтичным. Так вчера ночью я горячо шептал ему на ухо, чтобы он наконец переезжал ко мне. Однако реакции на это была совершенно противоположной от той, которую я ожидал.

И да, Алекс совершенно этому не обрадовался. В начале он, - вот сучок, - сделал вид, что не понял меня. Сказав, что ему кажется, что я перебрал с выпивкой в клубе. А утром, когда я, проснувшись, - очень благостно, - повторил ему свою просьбу... он в ответ вдруг начал городить какую-то чепуху, доказывая мне, что наша совместная жизнь – это нечто фантастическое и невозможное.

 - Но ты же и так здесь почти живешь. В чем разница? Просто будешь ездить в свой чертов гараж из моей квартиры? Или ты хочешь, чтобы я всю жизнь видел тебя только по выходным? Мне кажется, что это не очень нормально, - я чувствовал, что начинаю злиться и это было плохо. – Не надо волноваться за меня, Алекс. Я тоже много думал об этом. И уж поверь, что моя работа – это последнее, о чем нужно волноваться. Знаешь, почему? Там всем плевать на личную жизнь. Лишь бы ты делал, что тебе говорит начальство. Кроме того, я и сам занимаю там достаточно весомую должность. Поэтому это полная фигня, а не аргумент, - я закурил, чтобы успокоиться. – Твой босс?! Причем тут твой босс, Алекс?! Твою мать... Я не понимаю, какого хрена ты опять работаешь на каких-то барыг? Или кто там они? Захотелось опять посидеть на нарах?

В юности я дал себя клятву, что никогда не буду орать и ругаться, как мои родители. Однако сейчас, сидя на кухни с сигаретой, я был вылитый мой отец.

Боже, как же меня бесило, что Алекс так себя ведет со мной.

 - Если ты просто не хочешь жить со мной, то так и скажи, - я с размаху кинул чашку в раковину, и осколки от неё разлетелись повсюду, включая пол. – На самом деле я бы и рад бы был уйти из Скотланд-Ярда. У меня полно денег. Мы бы ведь даже могли купить где-нибудь дом с красивым садом. Завести собаку, - новая сигаретная затяжка. – Обзавестись собственным фарфоровым сервизом. Но..., - я махнула на Алекса рукой, - .... но тебя это не нужно.

Все это время я ждал, что мой друг остановит меня. Скажет, что ошибся и не хотел меня обижать. Однако вместо этого Алекс выдал такое, что я натурально взбесился.

 - Ты не собираешься ничего менять. А мне это все надоело, - меня понесло. – Я не такой, как ты. Мне недостаточно видеть тебя раз в неделю, понимаешь? - мои черные глаза загорелись. – Какая проблема, малыш? О, значит я – для тебя проблема, да? Ну, что же, наконец ты сказал это вслух.

Я замолчал, переваривая, сказанное Алексом. Затем моё лицо стало холодным и отстраненным.

 - Ладно. Будь, по-твоему. Никаких серьезных отношений, - и тут уже я ударил его
по больному. – Напишешь мне, если вдруг соскучишься? Прости, я забыл, ты ведь не скучаешь по мне, - я покачал головой, - Алекс, ты хоть любишь меня? Можешь сказать это вслух? 

Отредактировано Anthony Robinson (3 Авг 2021 15:09:45)

+1

4

Все это реально стало походить на какие-то разборки супружеской парочки, что мне просто категорически не нравилось. Я реально не понимал, за каким чертом усложнять все то, что изначально уже не было простым? Несмотря на грянувшую всеобщую толерантность, отношения подобные тем, что были у нас с Тони, по-любому не встретят одобрения у наших родных и близких людей, а также коллег по работе. Сильно сомневаюсь, что начальство Робинсона порадует известие о его нетрадиционной ориентации - и мой папаша тоже не придет в восторг, если обо всем узнает.
Однако, Тони был слишком упрям, когда желал получить что-либо? Я лишь вздохнул в очередной раз, пока слушал его аргументы... потому как для Тони все было проще некуда - раз я с ним, то мой переезд дело почти решенное. А я понятия не имел, как ему объяснить, чего именно я опасался, когда категорически отказался воспринимать подобные планы как руководство к действию.

Дело было в одной давней истории, которую я очень бы хотел забыть и никогда более не вспоминать. Мой самый первый и достаточно бурный роман, имевший место быть во время службы в армии и не закончившийся ничем хорошим для меня. Мне было девятнадцать лет и я первый раз в своей жизни уехал из Англии - правда не ради развлечения и увы, без возможности реально посмотреть мир. Папаша отправил меня в армию, полагая что тем самым на какое-то время избавит себя от проблем, так или иначе связанных со мной и надеясь, что армейская служба сумеет вправить мне мозги. Однако, человек предполагает, а жизнь располагает и все пошло немного не так, как хотелось бы?
Я не пытался сравнивать Робинсона с тем человеком, благодаря которому получил некое чувство отвращения к так называемым, настоящим и постоянным отношениям. Разве только возраст их немного роднил, потому как Тони и мой прежний близкий друг из прошлого, оба были старше меня. В общем и целом, мне очень не хотелось чтобы моя связь с Робинсоном в результате обернулась полнейшим крахом. Одновременно, я хотел продолжать наши встречи и в то же время боялся, что рано или поздно ему это надоест и он пошлет меня ко всем чертям.

- Тони, ты меня совершенно не слышишь! - я затушил свою сигарету в пепельнице, выслушав Тони. Я понимал, почему он начал злиться и мог себе представить, что ему хотелось услышать от меня. И меньше всего мне бы хотелось причинять ему абсолютно ненужную и незаслуженную боль, но изменить самого себя я уже не мог - ну или просто боялся сделать это. - Разве сейчас нам плохо?! Не хочешь встречаться только по выходным, прекрасно - давай это обсудим?? Но ты забываешь, что нам обоим необходимо работать... а я вожу барыг, потому как больше ни черта не умею. И особенно привередничать, выбирая работодателей не приходится... мало кто решится нанять человека после отсидки.

Я хотел было попытаться объяснить, почему бандиты не любят педиков, но не успел, потому как Робинсон швырнул чашку в раковину и она разбилась с оглушительным грохотом. Его явно бомбило сейчас ничуть не меньше меня?
Оставалось только лишь тяжко вздохнуть, потому как мы оба сейчас друг друга не слышали.

- Ты не проблема, я этого не говорил! - рявкнул я в ответ, также начиная терять терпение. - Я сказал, что нам не нужны проблемы, которые возникнут когда наши отношения перестанут быть тайной. Как ты не можешь этого понять??

Тони мгновенно изменился в лице. Я понятия не имел, о чем Робинсон сейчас думает, но когда он озвучил свои мысли, мне стало в очередной раз не по себе. Было ощущение, что разбилась не только та чертова чашка, а все что до недавнего времени было между нами.
И это было чертовски неприятно... и даже больно? Честно говоря, я не ожидал такого и еще не до конца осознал, что произошло то, чего я так боялся. Надо было сказать Тони всю правду - что я реально хочу быть с ним и дальше, несмотря на все свои страхи, но я был слишком зол в данный момент времени. А когда злишься, то весьма сложно мыслить адекватно и не рубить сгоряча.

- Если бы я не скучал по тебе, меня бы здесь не было, - зло процедил я, поднявшись со стула. - Я не знаю, люблю ли я тебя... у меня нет ответа на этот вопрос. А ты сам? Ведь ты ни разу не заикнулся о том, как относишься ко мне, так что не тебе предъявлять претензии!

- Извините, я кажется невовремя? - повернув голову, я вдруг увидел молодую женщину. Темноволосую, красивую и явно в интересном положении. Она с интересом и нескрываемым любопытством смотрела на нас с Тони, крутя на пальце металлическое кольцо со связкой ключей. - Прости, Тони, но ты не брал трубку, так что я решила навестить тебя.

Честно говоря, смотря на эту девицу, у меня в голове возникло только лишь одно объяснение, что она забыла в этой квартире. У нее ведь были ключи, следовательно было что-то с человеком, что буквально только что высказал мне претензии?

- Вы вполне вовремя, потому как я уже ухожу, - прихватив со стола пачку сигарет и зажигалку, я направился к выходу. Мне все это надоело и покинув квартиру, я спустился на лифте на первый этаж дома и направился к парковке, чтобы поймать тачку и вернуться в Кэмден. Где-то в глубине души, у меня были сомнения в том, что я поступаю неправильно и нужно было остаться и поговорить спокойно, но тогда я вполне мог бы наговорить такого, о чем точно бы потом пожалел. Так что я выбрал меньшее из всех возможных зол.
Благополучно добравшись до дома, я не ожидал никакого подвоха от судьбы-злодейки, но по всей видимости этим утром у нее особенно взыграло чувство юмора. Потому как фактически на пороге отцовской квартиры, меня ожидали два копа из местного убойного отдела, заявившие, что я задержан по подозрению в убийстве мистера Томаса Райли Флэнегана, застреленного этой ночью. Пришлось подчиниться и позволить застегнуть на руках "браслеты", а затем поехать в полицейский участок, рассчитывая вскоре оттуда выйти. У меня ведь было алиби на ночь убийства и Тони легко мог его подтвердить, даже не обозначивая статуса наших отношений, а потому и проблем возникнуть было не должно.

Однако, я и предположить не мог, что эти парни решили добиться от меня показаний любыми средствами - или "выбить дерьмо", как они изволили выразиться. После нескольких особенно болезненных ударов в допросной, я понял что дело плохо и такими темпами, я признаюсь в чем угодно, даже в убийстве Кеннеди... так что единственным выходом было назвать имя Тони и надеяться на то, что его должность позволит ему вытащить меня. Вот только заговорить со мной джентльмены решили не сразу и порядком увлеклись мордобоем, благо что руки у меня были скованы и я банально не мог дать им сдачи.

- Позвоните... детективу Робинсону.., - почти что прохрипел я, когда один из чрезмерно старательных следователей поинтересовался, есть ли мне что рассказать. - Он работает в Скотланд-Ярде... без него, я ничего говорить не буду.

+1

5

В тот день я думал, что может это хорошо, что Алекс "так просто ушел". Ведь мы оба были не любители разводить сопли и долго прощаться. Просто встретились и.… также просто разошлись.

- Тони, - тишину, которая внезапно настала на кухне, нарушила моя сестра. Обернувшись, я встретился с ней глазами. И судя по растерянному и удивленному лицу Мэгги, она явно не знала, как это всё понимать и реагировать. Догадывалась ли она, что я – гей? Скорее всего. Ведь за всё это время, - а мне ведь было уже много лет, - я не познакомил маму и сестру ни с одной девушкой. Даже намека не дал, что меня связывают с противоположным полом хоть какие-то отношения, кроме дружеских. Или же сестренка просто не обращала на это всё внимание? Списывая странности, происходящие со мной на последствия детских травм.

 - Мэгги... – мне явно было нечего ей сказать.

Внезапно вместо злости на Алекса, - она просто разрывала меня до этого, - я почувствовал пустоту. Глухую, черную. И затем со вздохом опустился на стул. Рука потянулась к айфону, - который валялся тут же, - и не глядя на Мэгги, я удалил оттуда контакты Алекса, чтобы не иметь возможности связаться с ним, когда напьюсь или начну скучать. Точнее я уже очень скучал по нему.

— Это твой парень, да?– сестра произнесла это очень острожно и тихо, словно боялась, что этот вопрос вызовет землетрясение. Или по меньшей мере обрушение дома, где мы сейчас с ней находились.

В ответ я опять вздохнул и снова посмотрев на неё, но в этот раз я уже был менее серьезным, сказал:

- Что-то вроде того, - мне даже удалось выдавить улыбку. – Зачем ты пришла?

Вот и всё. Оказалось, что было не так сложно, как я думал. Да и реакция на это у Мэгги была совсем не такой, какую я ожидал. Например, никто не упал в обморок или не стал кричать.

 - Я беременна, Тони, - кажется, что теперь была моя очередь удивляться. – То есть... Я не говорила вам с мамой, но я вышла замуж в прошлом году. А теперь, - она показала мне на собственный округливший живот.

 - Черт, - только и мог произнести я. – Да ты не говорила... И я не видел тебя с прошлого года.

У Мэгги были проблемы. И с каждым годом их становилось больше. Словно гребанный снежный ком. С самого её подросткового возраста. Она сбегала, постоянно сбегала из дома и вечно находили себе неприятности. Плохие компании, наркотики, алкоголь. Одна передозировка какой-то мутью, когда её едва успели откачать. В прошлому году сестра клятвенно заверила нас, что решила начать новую жизнь, а затем исчезла... И признаться, что после шока, - больно было осознавать, что Мэгги снова обманула меня и маму, - мне стало так легко. То есть я до сих пор любил её, однако больше не стал поднимать на уши весь город, ища её по разным притонам. У меня просто не было на это никаких душевных сил. Я просто решил, что это её жизнь. Тем более, что если Мэгги что-то будет от меня нужно, то она знает, где меня найти…

И вот моя сестра здесь.

- Мне нужны деньги, Тони,- голос сестры звучал так ужасно жалобно.

 - Подойди, - я поманил её пальцем. – Покажи руки....

- Тони! – Мэгги вскрикнула, но подчинилась.

Белая, мягкая рука. Чистая, фарфоровая кожа.  Я чувствовал, как у меня неистово бьётся сердце, когда внимательно рассматривал её запястья. Я хотел и одновременно не хотел найти следы уколов. Но к моему величайшему облегчению, их не было.
 
- Без проблем, – наконец сказал ей я. – Сколько тебе нужно?

 - Братик, - в этот момент Мэгги расплакалась и повисла у меня на шее.

Позже я узнал, что она вышла замуж за какого-то падонка, который нигде не работал. И он конечно же пил и бил свою благоверную – мою сестру. Беременность была незапланированной.

 ...Однако все это показалось мне ерундой по сравнению с тем, что ждало меня дальше.

 

****

Поздно вечером, когда я наконец закончил перевозить вещи Мэгги к себе, раздался телефонный звонок. Это был один из моих подчиненных, Джон Картер, который что-то путано нес про убийство какого-то мафиозного босса, - об этом я читал в новостях, - а потом об Алексе. Точнее он зачем-то назвал мне его фамилию.

 - Чего вы сделали? Где он? – я нахмурился.

В ответ последовал какой-то бред и что-то про то, что он «упал во время допроса». А еще, что у него ложное алиби, хотя тот сразу сказал, что был со мной.

 - Да, был, - я уже шел ко входной двери, чтобы немедленно ехать в участок. - Что делали? Он чинил мне машину. Потом пошли выпить. Ага, не твоё дело.

В трубке послушался шелест. Картер явно не хотел, чтобы я приезжал. Однако я просто не мог бросить там Алекса одного. И по дороге туда я больше всего боялся, что мои ребята, - а они могли, - сделали его инвалидом или того хуже.

Быстрее, быстрее. Я гнал на машине в участок изо всех сил. А войдя на ватных ногах в допросную, заскрипел челюстью от злости, ведь там была лужа крови. И Алекс, который не подавал признаков жизни.

Слизняк Джонни что-то пытался мне сказать. Бледный и испуганный. А его напарник лишь нервно курил.

 - Я вернусь и сломаю тебе руку, - коротко бросил я Картеру.

Потом поднял Алекса, - он меня совсем не узнавал, - и повел его прочь. Нужно было скорей увозить рыжего сучка из города. Ведь его игры с барыгами, - как я и говорил, - ничем хорошим не закончились. Его босса убили, а теперь на очереди был он сам.

 - Возьми воду рядом с собой, - сказал я ему, когда он очнулся. – И влажные салфетки. У тебя кровь не останавливается, чтобы их...., - я вздохнул. - Мы едим к моей маме. 

Отредактировано Anthony Robinson (7 Авг 2021 17:49:06)

+1

6

Удивительно, но когда я грохнулся на пол, эти парни оставили меня в покое, начав совещаться между собой. А я слышал их разговор так, словно их голоса раздавались из какой-то трубы - слова гулко и неприятно били по ушам и только лишь бетонный холодный пол приятно холодил разбитую скулу. Честно признаться, я не надеялся, что этот внезапный "перерыв" будет долгим и вырубился, ощущая на лице неприятную и липкую влагу. Один из кретинов разбил мне нос, хотя по счастью, не сломал и к тому моменту как приехал Робинсон около моего лица натекла целая лужа крови. Но я этого не видел и не особо ощутил как хорошо знакомые, сильные руки подняли меня с пола.
Позже Тони рассказал мне, что ему позвонил один из этих парней, видимо желая узнать, какого же черта я приплел детектива в свое, якобы ложное алиби. Наверное, они здорово удивились, узнав что все сказанное мною оказалось правдой? Так это или нет, было уже совершенно неважно.

Я пришел в себя на заднем сиденье тачки Тони. Места ушибов чертовски болели, а один глаз явно был основательно подбит и не хотел открываться. Первой назойливой мыслью, надоедливо жужжавшей в моей пустой голове, была мысль об убийстве Флэнегана. У него конечно были враги и конкуренты, но кто бы мог подумать, что его могут просто и банально застрелить в один прекрасный день? Или ночь, если говорить точнее.
- Мне бы немного льда.., - я заставил себя криво улыбнуться, взяв пачку влажных салфеток и постаравшись стереть кровь с лица. - К маме? Почему к маме... я не понимаю...

Спорить с Тони я не стал и десять минут спустя мы добрались до дома его матери. Это был самый обычный дом, каких много практически в любом пригороде Лондона - небольшой, но уютный. Робинсон, со всеми возможными предосторожностями помог мне выйти из машины и подвел к входной двери, но позвонить не успел, потому как хозяйка дома внезапно открыла дверь, по всей видимости увидев подъехавшую тачку через окно кухни.

- О боже.., - выдала миссис Робинсон, посмотрев на меня, а затем на Тони. - Ну сколько можно? Я же просила, чтобы ты больше не дрался в школе... я устала уже ходить туда и просить, чтобы тебя не отстраняли от уроков. Ну что вы стоите, заходите же!

Признаюсь, я ничего не понял. Но несмотря на мое состояние, все вышесказанное мне вовсе не послышалось и далее матушка Тони перешла на быстрый испанский, обращаясь только лишь к нему. Должен сказать, что в моей школе было изучение испанского, но как нетрудно догадаться, оно благополучно прошло мимо меня, так что я ни черта не понял из разговора Элеоноры и Тони. При этом миссис Робинсон успела усадить меня на диван в гостиной, стащить верхнюю одежду и принеся аптечку, взялась очень ловко обрабатывать все мои боевые раны. Все это время, она о чем-то втолковывала Тони и в финале этого разговора принесла мне подушку, одеяло и льда, аккуратно завернутого в полотенце для моего несчастного подбитого глаза.

- Вот что, скажи мне свой телефон и я позвоню твоим родителям, чтобы не волновались. Потом сделаю тебе травяную примочку и все синяки сойдут очень быстро, - произнесла миссис Робинсон перейдя на английский. - Но вообще, не мешало бы твоему отцу заявить в полицию, потому как такие драки это не дело.
Я растерянно взглянул на Тони, но он лишь кивнул головой за спиной у своей мамы, видимо посоветовав таким образом подыграть ей. Позже, Робинсон расскажет мне, каким беспросветным дерьмом была его жизнь, благодаря папаше, который на людях изображал законопослушного гражданина, а дома лубцевал жену и детей и никто не мог с этим ничего поделать. Но все это будет потом... а пока что, надо было думать, что же ответить этой доброй женщине.
- У меня нет телефона дома, но не волнуйтесь - Тони завтра зайдет ко мне и предупредит моих родителей, - ответил я, после минутного раздумья. - Не беспокойтесь, все в порядке. Спасибо за помощь.
- Ладно, - согласилась миссис Робинсон, аккуратно взбив мне подушку и укрыв одеялом. - А теперь, давай-ка отдохни.

Я отложил в сторону лед, потому как меня действительно клонило в сон, после всех этих приключений. Но прежде, я коснулся руки Тони, когда он присел рядом со мной.

- Прости меня... я зря тебя не послушался, - тихо произнес я, посмотрев на него. - Спасибо, что вытащил меня из этого дерьма...

Вообще-то дерьмо еще только начиналось, но в тот самый момент я еще не подозревал об этом.

Отредактировано Alex Bosworth (7 Авг 2021 21:53:36)

+1

7

Всю дорогу к маме я думал о том, почему Алекс не хочет переезжать ко мне и афишировать наши отношения.

Я сидел за рулем и вспоминал своё детство. Кажется, что когда мне было десять лет, то я впервые влюбился в мальчика. И это было самоё прекрасное, нежно и волнительное чувство на свете. Однако мой отец, да и все окружающие быстро и наглядно показали мне, что это неправильно. Ужасно. Греховно. До мерзости аморально. Хотя мои чувства, - как и сам, - были совершенно невинны. Так, - еще будучи ребенком, - я почему-то превратился в преступника. Однако виноват в этом я на самом деле не был, ведь таким меня сделала сама матушка природа. А уж позже я понял, что свою натуру нужно тщательно скрывать. Школа, армейское училище, работа – эти места были полны гомофобии, и чтобы выжить там я вечно делал вид, что ничем не отличаюсь от обычных мужиков.

Нет, всю свою жизнь я скрывался. Как и Алекс. И, пожалуй, что только с ним я мог позволить себе быть настоящим. Выходить из тени было слишком больно, страшно. И кому, как не мне было этого не знать?

- Потом поговорим, — я смотрел на окровавленного Алекса. – Ложись спать. Утро вечера мудренее.

Мне не хотелось сейчас прерывать свои размышления на то, чтобы читать любовнику очередную нотацию. Тем более, что с этим я очень сильно опоздал. Ведь мой мальчик уже крепко влип. И кажется, что его крови хотела не только полиция, но и мафия.

- Я пойду покурю, - бросаю я.

На улице уже совсем стемнело. Фонари не горели. Было тихо, как обычно бывает в пригороде. Однако в этот раз меня это насторожило.

Я стоял с тлеющей сигаретой в зубах, когда, - у меня было в этот момент такое удивленное лицо, - увидел, как со стороны лужайки ко моему дому идет человек. Той быстрой, специфической походкой и рукой за пазухой, в которой я узнал... Точнее мне показалось, я понял, что незнакомец держит пистолет. А еще, что он пришел по душу Алекса. И конечно я решил ему помешать.

... Итак, я решил помешать. Хотя я никогда не считал себя героем. Я был местами продажным полицейским. Не краснея, брал взятки. И не был озабочен борьбой с преступностью. Однако даже меня задело, что в мой дом. К моей маме. Пришел какой-то мудак с пушкой.

 - Потерялся? – я подошел к нему сзади и сгреб в охапку. Он явно этого не ожидал. И поэтому сразу не достал ствол. Хотя сразу было понятно, что: либо он меня, либо я его. Лично мне больше нравился последний вариант.

Я ударил незнакомца в лицо. Пару раз и со всей силы. В кадык. Так что он задохнулся. А потом с силой швырнул в стеклянную дверь, которая с грохотом разбилась. Кровь, стекло. Я забрал у бедняги пушку и потащил в сад, взяв за шкирку. Благо, что он почти не кричал и не сопротивлялся.
 
Либо он меня, либо я его.

Повезло, что пистолет был с глушителем. Я думал всего секунду, когда наставил ствол на незваного гостя. Но не о том, что не хочу лишать его жизни. А о том, что должен сделать это как можно тише.

Бум!

Я засунул пушку ему в рот. И нажал на курок. Инстинктивно закрыл глаза, когда на меня брызнула кровь.

- Алекс? – я услышал за спиной чьи-то шаги.

Окровавленный, похожий на зверя, разрывающего свою добычу, я обернулся к нему.

+1

8

Я был слишком измучен и избит, чтобы продолжать этот разговор. Тони был прав, нам явно следовало поговорить позже - и не только о том, что случилось нынче в допросной полицейского участка. Мне очень хотелось, чтобы он забыл все то, что я ляпнул ему утром, явно погорячившись... возможно, стоило дать самому себе шанс поверить в лучшую жизнь, вместо того дерьма, в которое я постоянно нырял, на протяжении нескольких последних лет.
Не знаю, наверное я просто слишком привык ко всему этому дерьму?
Так или иначе, на долгие и глубокомысленные рассуждения, меня не хватило. Я вырубился беспокойным сном человека, которому отбили все что можно и нельзя, кое-как найдя удобное положение на боку, при котором ребра не прихватывал новый приступ жгучей и резкой боли. Точно не знаю, сколько я проспал, но проснулся, неожиданно услышав какой-то шум - совсем рядом, в саду или на улице. Грохота разбитого стекла хватило бы для того чтобы и мертвого поднять, но матушка Тони, по счастью не проснулась, услышав весь этот шум. Зато я вскочил словно ошпаренный (насколько это позволяли весьма болезненные синяки) и направившись в сад, застал картину маслом.

Тони вставил ствол пистолета в рот какому-то бедолаге и хладнокровно нажал на курок. Без сожалений, размышлений и тому подобной херни - просто взял и сделал, как и положено настоящему профи. А я замер на месте, потому как узнал человека, лицо которого в данный момент уже походило на кровавое месиво.

- Я... я знаю этого человека.., - странным дрожащим голосом выдал я, после того как Тони окликнул меня. Сделав несколько шагов, я присел рядом с Робинсоном и оперся на его плечо. - Видел его в доме у Флэнегана...

Так уж водится, что любого короля - даже преступного - в первую очередь "делает" его свита. Вот и вокруг Флэнегана всегда вилось полным-полно шестерок, кормившихся крошками с его стола. Убитый Тони парень был кем-то из мелких сошек и я не единожды видел его в особняке теперь уже ныне покойного босса. Ответ, за каким хером он пришел в дом матушки Тони, напрашивался сам собой, как говорится, без лишних прикрас. Первое - меня и Робинсона явно решили убрать, как неудобных свидетелей, второе - в смерти Флэнегана явно прослеживалась рука его ближайшего окружения. Они ведь хорошо знали своего босса и его деловой распорядок, куда лучше чем я, или даже тот же Джек, которого отец опасался целиком и полностью привлекать к криминалу.

- Надо избавиться от этого кретина, пока выстрел не заставил соседей вызвать копов, - тихо сказал я Робинсону, коснувшись ладонью его щеки. - Времени мало, есть конструктивные предложения?

Время действительно работало против нас, так что не особенно запариваясь, мы закопали убитого на одной из клумб в цветнике матери Тони. Лопаты у старушки имелись и после погребения, мы очень тщательно оттерли их, затем убрали осколки и временно заменили стекло в двери куском пластика подходящего размера, который также нашелся в гараже запасливой миссис Робинсон. После этого необходимо было избавиться от следов крови, так что я потащил Робинсона в ванную.

- Ты сможешь отбрехаться от полиции? - поинтересовался я, стаскивая с Тони заляпанную чужой кровью рубашку. - И что нам теперь делать? Кто-то из парней Флэнегана явно решил сделать меня козлом отпущения...

Убитый босс специально не впутывал меня в какой-либо криминал, желая соответствовать имиджу этакого бизнесмена-благотворителя. Поэтому, в моем лимузине не велось каких-либо важных разговоров о незаконных делах. И возил я Флэнегена преимущественно днем, крайне редко под вечер - но не по злачным местам, а каким-либо шикарным ресторанам или дорогим клубам. Но в вечер своей смерти, босс, судя по всему, решил сам сесть за руль, благодаря чему я получил возможность поехать к Робинсону.

-...интересно, есть ли у нас какие-то гарантии, что они не пришлют кого-то еще?

Отредактировано Alex Bosworth (2 Сен 2021 07:48:53)

+1

9

- Смогу. Я ведь сам полицейский.

Я неподвижно сидел на краю раковины, глядя на Алекса. И улыбался. Как самый настоящий дурак. Будто ничего такого не случилось. И совсем не я недавно, - жестоко и быстро, - замочил человека, присланного наемного убийцу мафии. (Вернее, вставил ствол ему в рот и пустил пулю в его гребанную башку). А потом, - даже не верится, - закопал его в миленьком, доморощенном саду своей матери на пару со своим любовником.

- Я придумаю, что нам делать.... – перевожу задумчивый взгляд на окровавленную рубашку, которую стаскивает с меня Алекс. – Знаешь, наверное, нужно сжечь нашу одежду. Твою и мою. На ней слишком много улик.

Эти мысли... Такие холодные и циничные. Ошибкой было бы сказать, что меня мучила совесть из-за того, что я сделал. Скорее я жалел, что расправился с тем мудаком слишком быстро. Даже не успел спросить его, кто же послал и зачем? Во всем же остальном я действовал даже слишком расчетливо, как-то невероятно бесстыдно.
 
- Если будут спрашивать, то я это была самозащита, - я с кривой улыбкой расстегнул на Алексей джинсы. – Понял?

Мы вроде расстались. И он, - чертов рыжий и такой красивый сучок, - не хотел жить со мной вместе. Совсем ничего не хотел.

И вроде бы я должен был быть дико обижен на него из-за этого. Но вместо этого я снимал с него джинсы, шепча ему:

 - Мы теперь оба в крови и избитые... Твоя губа, малыш.

Последнее я сказал, когда, - сам не знаю, как это вышло, - жадно целовал его. А мои алчные, непослушные пальцы стягивали, забирались к нему под одежду. Раздевали... В начале его, а потом меня самого.

В этот момент я хотел Алекса мучительно. До боли во всем теле. Я прижимал его себе, целовал его разбитые губы, шею, плечи. Старательно слизывал брызги крови, которые украшали его, словно древнего варвара.

Я хотел бы сказать, что люблю его. И никогда и никому не дам в обиду, но вместо этого молча включил душ и толкнул Алекса внутрь душевой кабины, закрывая за собой дверь.

Внутри было очень влажно и тепло, а из-за обилия влажного пара я почти не видел лица Алекса. Однако чувствовал на себе его прикосновения. Сам же я был немного грубым и в тоже время нежным. Почти не говорил. А выдавал лишь отрывистые, хриплые и глухие реплики, наклонившись к его уху:

 - Ты красивый. Хочешь меня?

Или:

 - Ты такой сладкий.

Смотря ему в лицо и проводя ладонью по его мягкой щеке:

 - Ты мой. Скажи, что ты только мой?

Я снова наклонился к нему, чтобы поцеловать. Злой, возбужденный, недавно убивший человека и забывший об этом, когда Алекса оказался около меня слишком близко.

 Хочешь меня?

+1