ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Жизнь — это постоянная гонка с препятствиями от которой, то дух захватывает, то воротит. Никогда не знаешь, что ждёт тебя впереди и каждый день это очередной заезд, из которого ты выйдешь либо победителем, либо, набивая синяки, продолжишь влетать в крутые повороты.…
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    27.06
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Некоторые воспоминания настолько сильны, что никогда не угасают


    Некоторые воспоминания настолько сильны, что никогда не угасают

    Сообщений 1 страница 14 из 14

    1


    Некоторые воспоминания настолько сильны, что никогда не угасают
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

    Henry Harrow & Jo Harrow & Richard Thomson (нпс)
    2 апреля, 2021; Квартира Джо

    Джо отправляется в школу к своему сводному брату, чтобы проведать, поговорить. Но заметила, что его вновь избили и хотела разобраться с обидчиками. Однако мальчик уговаривает взять его с собой. Таким образом Генри удалось познакомиться с сыном того, кого он убил...

    +2

    2

    Поначалу было странно. Другие стены, другой район. Более шумный, не такой, в каком находился дом ее матери. Да, теперь он принадлежал ей.
    Джо была удивлена, что Дэмиен Томпсон распорядился своим наследством. Хотя такие люди, как он, должны были заботиться о своем имуществе и завещании задолго до своей смерти. Бизнес был сложным, а иногда и вовсе опасным делом. Однажды Джо видела мужчину в компании странных людей. Они, кажется, были связаны с чем-то не очень законным. В целях собственной же безопасности Хэрроу решила повременить с возвращением домой и зашла в книжный. Немного погуляла среди стеллажей, унесла с собой одну из книг и вернулась домой только после того, как убедилась, что незнакомцев больше не было рядом с ее семьей. Правда, семьей она лишь называлась. В какой-то момент Джо почувствовала, что хотя бы отчиму не наплевать на нее. Правда, причина была совсем не в проснувшихся родительских чувствах. Но об этом она усиленно старалась забыть.
    Лучиком света в семействе Томпсонов был только Риччи. Джо не хотела, чтобы он стал похожим на своего отца или на мать. Гены генами, но психологи считали, что во многом будущее ребенка зависит от того, как его воспитывают. И девушка хотела, чтобы он не повторил ее судьбу. Она не хотела, чтобы боль утраты отца убила его. Да, Дэмиен был сволочью, но для мальчика он был самым близким и родным человеком. И мужчина любил его и заботился. Различные модели машинок, развивающие игры, походы в различные музеи и кино. И он искренне радовался успехам своего ребенка. И Джо даже не завидовала. Потому что в одной из квартир Лондона жил ее родной папа. Тот человек, который был для нее гравитацией. Если бы Генри Хэрроу бросил свою дочь, она бы могла закончить свою жизнь куда раньше и сделала бы это собственными руками.
    Отец дарил ей тепло, любовь, внимание, заботу. Он слушал ее, готов был защитить. Знал ее слабости, ее недостатки и достоинства, но все равно продолжал принимать ее такой, какой она была, как самый настоящий отец. Как родитель.
    Именно благодаря ему Джо выросла такой, какой была. И пусть они сейчас оба переживали сложный период, но она была уверена, что они справятся. Вдвоем против всего мира. Именно так они жили довольно долгое время. Именно отец дал понять ей, как важна поддержка и участие в жизни ребенка. Поэтому девушка решила, что она не оставит Риччи наедине со своей матерью.
    Она хотела бы и вовсе забрать мальчика к себе, но ей просто не позволят. Поэтому она просто старалась как можно чаще видеться с Риччи. И находила это забавным, ведь сейчас они с мальчиком были очень похожи на нее и Генри в детстве.

    Девушка стояла около школы и смотрела на других детей. На эти улыбки, на то, с какой радостью они покидали стены учебного заведения. Сегодня была пятница, и Джо закончила с уроками пораньше. За ее спиной все еще был рюкзак. Она не успела забежать домой и решила, что пообедают они вместе с братом где-нибудь в пиццерии. Наверняка, он был голоден, ведь Джо не по наслышке знала, как мама умела готовить и выбирать еду в доставке. По большей части даже заказ делала ее дочь. В нормальных заведениях, от еды которых не хотелось тут же выдать все съеденное обратно.
    - Риччи, - девушка окликнула мальчика, и тот поднял голову. Выражение его лица было усталым, на губах не было улыбки. И казалось, что он вообще не горел желанием идти домой. Джо его прекрасно понимала. Как и понимала то, почему он тут же так оживился, встретившись взглядом с сестрой.
    - Джози, - он был единственным, кто придумал так ее называть. И Хэрроу не была против. Ей даже нравилось. Это было довольно милое прозвище. Первое время она звала его Козявкой, пока он был маленьким и она ревновала к нему маму. Элизабет была с ним более ласковой и внимательной, нежели с ней. И девочка злилась на ни в чем не повинного малыша. Но потом, когда повзрослела и все осознала, отношения изменились и Козявка превратился в Бельчонка. Риччи был слишком уж активным и вечно лазил по всяким турникам на детской площадке и в центрах развлечений.
    - Голодный? Пойдем поедим. Я и сама не ела еще, сразу к тебе. А ну-ка, кто тут остался без обнимашек, сейчас затискаю! - девушка тут же сгребла мальчишку в охапку и начала тереться своим носом об его щеку, пока Риччи недовольно ворчал, что люди вообще-то смотрят.

    Джо ненавидела мальчика первое время и не хотела пускать его в свою комнату. Но в конце концов, жалость и сострадание к мальчику, потерявшему отца, победила над жгуче злобой. Родителей не выбирают. Риччи не должен был страдать из-за того, что его отец совершил.
    Они зашли в пиццерию, поговорили о школе, о планах на выходные. Риччи дал понять девушке, что свободное время он проводит в своей комнате, и ее мать не пускает его гулять с друзьями. Это было для девушки совсем новым. Она не хотела общаться с матерью. Не звонила ей и не спрашивала, как у нее дела. Ее волновал брат. Но у Риччи был свой мобильник, поэтому они могли общаться без посредника в лице Элизабет. Так что девушка была в курсе всего, что происходило. Но вот тот факт, что миссис Томпсон перешла все границы...Джо уже начала думать, как поговорить с ней об этом.
    - Ладно, не переживай. Я попробую все решить, хорошо? - Джо дала салфетку мальчику. А тот только кивнул. Его голова была снова опущена. - Пойдем, я провожу тебя.
    - Я не хочу домой, - буркнул мальчик. - Можно я приду к тебе в гости? Мама вряд ли откажет тебе, Джо. Она редко с тобой сейчас спорит, - конечно. Элизабет ведь поняла, что Джо теперь независима от нее. Учеба оплачивается со счетов покойного мужа, а остальное...Остальным ее обеспечивает отец и бабушка, с которой она начала налаживать отношения. Девушка вздохнула. Риччи слишком переоценивал влияние Хэрроу на мать. Но в глазах Риччи было так много боли, он почти плакал. И сердце девушки сжалось.
    - Ладно. Если хочешь, можешь даже на ночь у меня остаться, - Риччи тут же оживился. - Я поговорю с мамой и попробую договориться, чтобы она иногда тебя ко мне отпускала, - слишком много обещаний для одного дня. И не факт, что все девушка сможет выполнить. Но она была решительно настроена уломать женщину.

    - Чем хочешь заняться? - Джо пригладила торчащую прядь волос на голове брата. - Мультики? Игры? Можем просто побеситься, - Хэрроу подмигнула мальчику, потому что прекрасно знала, чего он был лишен дома.
    В конце коцнов, они включили музыку и начали танцевать.

    +1

    3

    Решение вновь вернуться на работу в клинику далось Генри не так уж и легко. Несмотря на благосклонность мистера Броули к его возвращению, несмотря на  прегрешения, все равно, это достаточно ответственный и серьезный шаг. Хэрроу пришлось многое рассказать главврачу о том, почему он так долго тянул с тем, чтобы самому прийти и попроситься обратно. Генри был готов это сделать еще прошлой весной, но обстоятельства вынудили его свернуть с намеченного пути. С этого года он живет рядом со своей дочерью, что немало важно. Генри мог вздохнуть с облегчением, так как его девочке больше ничего не угрожает, хотя этот год обоим дался настолько тяжело, что словами не передать. Хэрроу помнил, как сейчас тот миг, когда он убил ее отчима, иногда он приходит ему в кошмарах, что-то говорит, он даже толком уже не помнит его лица…
    После того, как Джо уехала из дома, Элизабет пыталась с ними связаться. Пыталась звонить, Генри один раз взял трубку, чтобы попросить ее больше не звонить. Обида и злость на бывшую жену так и не прошла, она засела в нем камнем в горле, который не проходит. Он все никак не может понять, принять тот факт, что мать предала своего ребенка. Наверное, и не сможет простить, просто забыть и не вспоминать никогда. Самое главное, чтобы Джо была счастлива.
    Сейчас Генри уже живет с Евой, его все устраивает, и вмешательство кого-то лишнего, на примере бывшей жены, недопустимо. Он еще не рассказывал ей о предстоящей смене деятельности, хотя стоило бы, конечно, но Хэрроу решил повременить, слишком много вопросов предстоящих нужно уладить. Хотя бы в отделе, где коллеги явно не обрадуются уходу Генри.
    Кроме того, нужно решить что делать со вновь открывшимся делом, Энди обещал помочь, но это не решает все возникшие проблемы. Дело ушло в прокуратуру, теперь Хэрроу не имел возможности ежесекундно наблюдать за его ходом, только сидеть и ждать, чем же все закончится в итоге. Сайкс, хоть и мудак иногда, но все же, хоть что-то человеческое в нем еще осталось. Хэрроу уже оповестил свое руководство о предстоящем увольнении, но начальник покрутил пальцем у виска, подумав, что Генри решил так пошутить, но, когда понял, что это не так, изменился в лице… Дал ему на размышление время, не став сразу подписывать заявление.
    Домой Генри вернулся в хорошем расположении духа, даже чуть раньше, чем планировал. Ева еще не вернулась, поэтому решил скоротать время тем, что зайти к Джо. Хотелось верить, что своими постоянными визитами он ей еще не надоел. Старался не мучить ребенка с гипперопекой, но все равно волновался, как не крути. Не мог не спросить, как у нее дела, не мог не поинтересоваться учебой и вообще просто обнять, поцеловать в щечку, лишний раз напомнить, что отец ее любит.
    Бросив вещи дома, Генри переоделся в чистую одежду, а ту, что пропахла моргом и спиртом, бросил в стирку. Он вышел на лестничную клетку, заперев дверь своей квартиры, и немного напрягся, услышав музыку из квартиры дочери. Слышимость, как ни крути, здесь тоже хорошая, и уже бежала соседка снизу, чтобы поинтересоваться, кто там такой шумный скачет у нее над головой. Генри поспешил ее убедить, что сам во всем разберется и шум сейчас прекратится. Он позвонил в звонок.

    — Привет, у тебя там дискотека, что ли? — улыбнувшись, спросил Хэрроу, когда Джо открыла дверь, — Соседка снизу уже шла ругаться. Ты не одна? — спросил Генри, переступив порог, и закрыл дверь, чтобы его не было слышно снаружи. В глаза бросилось, что девушка дома была явно не одна, на пороге стояли мужские башмаки, но не похоже, что взрослого. Долго думать не пришлось, когда мальчик вышел из комнаты, и Хэрроу на мгновение застыл… Он с ходу понял, кто он, и… как же он чертовски похож на своего отца!

    +1

    4

    Странные вкусы нынче были у молодежи. Джо было смешно, почему ей пришли в голову такие мысли. Она ожидала, что мальчик попросит включить какую-нибудь классическую детскую песенку, которую слушала когда-то и сама девушка будучи еще малышкой. Но нет. Это был какой-то ост из мультфильма про псов супергероев. Она не помнила, как он назывался, зато Риччи знал каждого поименно и частенько заводил многочасовые беседы с сестрой на эту тему. Конечно, тогда она отпихивала его в сторону и не собиралась слушать весь этот бред, предпочитая втыкать в уши аэрподсы и перекрывать детский лепет музыкой или аудиокнигой. Последнее было редкостью. Девушка больше любила бумажные носители, даже в школьную библиотеку ходила не только за учебниками, но и за художественной литературой.
    Теперь же их отношения с Риччи изменились. Джо не могла сказать, что любила его всем сердцем, просто понимала, что теперь у мальчика никого не было. Никого кто бы смог его поддержать, выслушать, обнять и поговорить. Не просто для галочки, а с целью помочь, дать совет, поддержать в трудную минуту. А сейчас жизнь ребенка была как раз такой.
    Джо вспоминала себя, когда сбегала от матери в квартиру отца, где они весело проводили время и где Джо могла заниматься тем, чем Элизабет не разрешала дочери заниматься у них дома. Быть счастливым ребенком. Риччи смеялся во весь голос, делал забавные движения, и Джо только хлопала и говорила, что у него круто получается. Показала парочку движений, а потом покружила его, держа за руку, вокруг его оси. Они кружились, держа друг друга за руки, когда в дверь постучали.
    Риччи сразу притих. Голова втянулась в плечи, а в глазах появился испуг. Хэрроу мягко улыбнулась мальчику и провела рукой по его волосам, а после пошла открывать. Наверное, соседи снизу пришли пожаловаться на шум. Придется сделать музыку потише или же вовсе поменять род занятий. Но времени у них еще было прилично до того момента, когда девушке может позвонить Элизабет. Хэрроу была морально готова к этому, была готова атаковать в случае чего, как львица, защищавшая своего детеныша.
    На пороге был отец. Джо удивленно моргнула и отступила назад, пропуская мужчину внутрь.
    - Не одна, - врать или скрывать было бессмысленно, да и она не похищала никого, не держала насильно. Скорее Риччи будет держаться за сестру до последнего, лишь бы как можно дольше не выгоняли домой.
    Мальчик тут же подбежал к девушке, схватил ту за руку и выглядывал из-за спины, опасаясь, что незнакомый мужчина может быть зол. Джо стало не по себе от того, как изменился взгляд Генри, когда он понял, с кем сейчас находиться его дочь.
    Они обговаривали ситуацию с ребенком ее отчима. Тогда Генри Хэрроу говорил что не против ее поддержки в сторону Риччи. Но видеть его в ее квартире...Он явно был к этому не готов, а она совсем не подумала о том, что он может почувствовать, увидев ребенка, которого он, пусть и невольно, но лишил отца. Джо знала, что ее отец до сих пор мучается от кошмаров. Томпсон портил им жизнь даже лежа на глубине трех метров на лондонском кладбище, заключенным в гробу из красного дерева. Ублюдок завешал, что он хочет быть похоронен именно в таком и не в каком больше.
    - Джози, - мальчик потряс ее руку и обратил на себя внимание. Ей нужно было поговорить с отцом наедине.
    - Иди в мою комнату, поищи там розовую флешку. Там есть пара мультфильмов. Хорошо? Не спеши, - Ричи кивнул и побежал в спальню сестры. Только бы ничего не разгромил или не залез в ящик с бельем. Хотя он был умным мальчиком, так что она зря беспокоилась.
    - Мне нужно было сначала спросить разрешения. Извини, пожалуйста, - девушка чувствовала себя виноватой. Создавалось впечатление будто она стала палачом для своего собственного отца. Джо не касалась мужчины, опасаясь, что ему может быть неприятно ее прикосновение после того, как ее держал за руку Риччи. - Он не хотел ехать домой, там сплошной...ад, судя по его словам. Ты и сам знаешь, какая моя мать, - Хэрроу не хотела, чтобы отец ушел, хлопнув дверью и сказав, чтобы больше она с Риччи больше не общалась. С одной стороны она поняла бы его решение, с другой...

    +1

    5

    Увидев этого мальчика, Генри вновь вернулся в тот период, в тот день, когда убил его отца. Как удар тока, что  снова взбудоражил сознание. Нет, он не сожалел об этом. Уже давно перестал винить себя в том, что сделал… Это получилось не нарочно, не умышленно. Он защищал свою дочь, Хэрроу не виноват. В конечном счете, убедил самого себя  в том, что все было не случайно. Так и должно было произойти. Томпсон мразь, которую стоило бы посадить, конечно, смерть, слишком легкое наказание для него. В отделе не стали даже посвящать Генри в то, что они замяли дело.
    Возможно, ребенок этого не заслужил, но откровенно говоря, лучше никакого отца, чем такого. Иметь отца насильника, это худшее, что можно придумать. Какого ему было бы узнать, что его отец сделал такое с его сводной сестрой? Лучше не знать и никогда об этом не задумываться… Томпсон был такой тварью, что мог рассказать и сыну, этого Генри тоже не исключал.

    После всего случившегося, хоть и прошло уже много времени, старые раны еще не затянулись. Хэрроу понимал, что не может враждебно относиться к мальчику, но знать, что он где-то есть, на расстоянии, это не одно и то же, что встретиться с ним лично. Генри не был против, чтобы дочь с ним общалась, помогала. Только единолично не был готов к этой встрече… Она взбудоражила в нем все старые воспоминания, которые Хэрроу так решительно пытается забыть, отвлечься. Он снова вернется в клинику, все будет как раньше, как глоток свежего воздуха, начало какой-то новой жизни. Генри все никак не избавится от ночных кошмаров, иногда окровавленное лицо Томпсона появлялось у него во снах. Мистер Броули почти уговорил Генри обратиться к психиатру, и Хэрроу уже думает, что не такая уж плохая идея, когда появился шанс на избавление. До сего момента Генри волновала лишь юридическая сторона вопроса… Ну как это, прийти к врачу и сказать, что ты убил человека, поэтому нужна помощь. Но главврач смог убедить его, и было бы лучше, если бы сам подсказал мистеру Томасу суть проблемы. Нужно будет прийти к нему, сообщить о своем решении. 
    Хэрроу мог бы просто сейчас взять и уйти, наверное, это было бы лучшим решением на данном этапе. Однако боялся того, как это воспримет Джо, не хотелось ее расстраивать лишний раз. Он мог бы помогать, мог бы сделать многое, лишь бы ребенку стало легче после такого, но преодолеть собственный барьер оказалось сложнее. Возможно, психиатр и этот момент сможет ему уладить в голове, где в последний год творится что-то невообразимое.

    — Да ну, ты же взрослая и самостоятельная, зачем спрашивать. Ничего же страшного не произошло, — произнес Генри немного сдавленно, фальшиво что ли. Но по факту правда, она имела право приводить в дом своих друзей… в разумных пределах, конечно, имелось в виду с парнями поосторожнее. Хэрроу посмотрел вслед уходящему мальчику, он не мог запретить дочери с ним видеться, лишь бы это ей самой не навредило. Во всех смыслах этого слова.

    Он кивнул, — Да, я понимаю, знаю. Я ничего не имею против, просто… это было несколько неожиданно. Честно, пока не понимаю, как реагировать, — в полтона произнес Генри, понимал, что может обидеть Джо, не хотелось бы из-за такого это совсем не нужно.
    — Прости, я не должен был… — лучше действительно уйти, чтобы не мешать.

    +1

    6

    Джо не понимала, как ее мать могла говорить так плохо о своем бывшем муже. Возможно, если девушка когда-нибудь выйдет замуж и разведется, то поймет Элизабет. Но надежда была очень призрачной. Зачем так сильно ненавидеть человека, которого ты сама когда-то выбрала? Пусть он просто останется в прошлом, если так сильно злит. Но оскорблять его при собственном ребенке, тем более настраивать его против отца...
    Хэрроу еще будучи маленькой понимала куда больше, чем думали взрослые. Стоило только сделать шаг навстречу Генри и довериться своему сердцу и любви, что не смогла убить ее мать что бы она там не говорила. Для Джо папа был кем-то вроде супер героя. Всегда сидел с ней, когда она не могла уснуть, проверял монстров в шкафу и под кроватью, когда соседские ребята напугали ее страшилками. Читал книжки, водил в кинотеатр. Иными словами, у девушки осталось больше хороших воспоминаний о нем, чем о своей матери. Элизабет в ее голове всегда была недовольна, всегда читала нотации и пыталась чему-то учить. А Джо слушала тетю и отца, потому и выросла такой, какой была сейчас. Возможно, она бы не справилась с тем, что произошло, не будь у нее людей, искренне любящих ее и заботящихся о ней. Доверяющих и готовых защитить. Возможно, она бы умерла год назад, лежа в ванной, полной воды смешанной с собственной кровью. Но сейчас Хэрроу не хотелось думать об этом.
    Риччи стал своеобразным спасением. О нем нужно было беспокоиться, думать и заботиться, чтобы Элизабет не навредила ему. Все же Джо не отметала мысль о возможной угрозе жизни мальчика. Ее мать слишком любила деньги и раз уж не любила своего родного ребенка, с чего бы ей любить чужого? Может быть, она и строила из себя примерную мать перед его отцом и первое время после смерти супруга, но сейчас показала свое истинное лицо. Мальчик ведь тоже был не глуп, всегда хорошо учился и был сообразительным. Поэтому и не стал спорить с сестрой, когда та отправила его в свою комнату.
    Несмотря на слова Генри ей все равно было не по себе. Она не хотела, чтобы день заканчивался вот так. Не на такой ноте. Конечно, Риччи будет продолжать веселиться, а Джо попытается поддержать его в этом начинании. Но мыслями будет около отца в соседней квартире. Будет гадать что он делает и переживать о его чувствах. Девушка глубоко вздохнула и опустила взгляд, пару минут рассматривая свои ноги. Никогда не любила тапочки, вот и сейчас ходила по дому босиком.
    - Ну... - она не знала, что сказать в такой ситуации, потому просто слушала, смотрела на то, как меняется выражение лица мужчины и была в полной растерянности. Конечно, мальчика она не выгонит, она ведь обещала ему, что он останется на ночь. Обманывать брата ей не хотелось, иначе он мог перестать ей доверять вовсе. Но и отца терять не хотела, не хотела причинять ему боль. Он и так совершил из-за нее страшное. Пусть и ненамеренно. Но не будь Джо тогда в его квартире...
    Она сглотнула неприятное ощущение, потому что знала практически наверняка что бы тогда случилось.
    Хэрроу сделала шаг к отцу и обняла его, прижавшись к груди. Вряд ли это могло заставить его расслабиться, она это понимала. Но ей казалось, что ему сейчас было нужно отвлечься, нужно было ощутить, что она все еще его любит и не считает убийцей. Но и потому, что так ее брат не сможет услышать слов Хэрроу.
    - Все в порядке. Ты не обязан его любить или радоваться его присутствию. Я тоже первое время его ненавидела. Смотреть на него не могла. Только потом приняла и поймала себя на мысли, что хочу позаботиться, - она сделала шаг назад и взглянула в глаза отцу. - - Мы тут еду заказали, мультики хотим посмотреть. Хочешь...можешь остаться. Но если уйдешь, то...я зайду попозже, - девушка улыбнулась и недовольно провела рукой по щеке мужчины, с недовольством отмечая, что щетина слишком густая. Наверное снова на работе задержался. - Тебе не кажется, что стоит побольше отдыхать?
    - Это она? - голова и рука Риччи высунулась из-за двери. У мальчика была та самая флэшка, и Джо кивнула.
    - Тащи сюда, включай сам, - она заметила, как он оживился и занялся порученным делом. - А я чай заварю. На тебя кружку готовить? - это уже был вопрос к Генри.

    Отредактировано Jo Harrow (17 Фев 2022 14:56:34)

    +1

    7

    Забудется ли когда-нибудь то, что он сделал? Вряд ли. Даже психиатр не сможет до конца вытравить из его головы эти навязчивые мысли. Может, притупит боль, поможет по-другому посмотреть на эти вещи, но в памяти они останутся навсегда. Говорят, это такой же раздел медицины и призван для того, чтобы помогать. Хэрроу немного скептически относился к нему, считал, что ему это не нужно, ему это не понадобится. Со всеми своими тревогами он справляется самостоятельно. Но  именно в этот момент ощутил, что ему нужна помощь. Он в нее поверил, поверил, что это поможет, поверил, как будто в последнюю надежду… Генри убийца, и тут ничего не изменишь. Если бы тогда не помогли ему в отделе, он бы уже давно сел в тюрьму. Единолично он не справился бы с избавлением от трупа. Он всего лишь патологоанатом, судмедэксперт, а не коп, который может убить при исполнении. Его психика настолько убита, что слезы уже стали его верными спутниками. Но позволял Генри их только в присутствии мистера Броули, во всяком случае, первый раз позволил…
    На доли секунды показалось, что этот мальчик уже все знает, и с укором смотрит. Вот-вот скажет, ты отнял у меня отца. Хотя все могло быть наоборот, это Томпсон мог отнять у Джо отца… Ибо получилось все случайно, практически в один миг. Хэрроу не пытался его убить, это произошло не нарочно. Так или иначе, закон, есть закон. Мозгу не доказать, что ты просто пытался защитить своего ребенка. Каждый раз он возвращается мыслями в тот период, когда они с Элизабет развелись. Как бы сложилась их жизнь, если бы жена тогда набралась терпения и дала шанс Генри? Смог бы Хэрроу удержать семью… Хотя Лиз всегда гналась за деньгами, она бы не смогла выжить в тех условиях. На зарплату врача. Правда, ей самой никогда не приходило в голову, откуда берутся деньги, что они не с потолка сыплются в карман, а зарабатываются трудом, коим она никогда в своей жизни не занималась. Интересно, на что она сейчас живет? После смерти Томпсона-то.

    Генри думал о том, чтобы просто уйти. Объятия Джо заставили его отвлечься от навязчивых мыслей, он практически не слышал то, что она сказала, только машинально обнял ее. Он доверял своей дочери, ее чутью, что мальчик нуждается в заботе и утешении… Наверное, Генри не сможет к нему относиться также, как и она. Но не хотелось бы, чтобы дочь видела неприязнь в глазах отца. Ему казалось, что это может оттолкнуть от него Джо. И каждый раз, когда она будет проводить с ним время, Хэрроу будет не по себе. Умом он осознавал, что это неправильно, и в то же время надеялся, что ребенок никогда не узнает правды. Действительно, что говорят… дети в ответе за грехи своих родителей. Так же, как Джо за то, что Генри тогда не смог разорваться между семьей и работой. Так же, как этот мальчик, который лишился отца из-за того, что тот сотворил. Этот конфликт с самим собой нужно как-то перебороть. Иначе последствия могут быть необратимыми. 

    — Ничего страшного, извини, — произнес Генри, немного отойдя от впечатлений. Уходить было как-то неловко, больше перед Джо, которая в прошлый раз ему доверилась. А он дал согласие помогать, и отказаться от своих слов было бы невежливо.
    — Ну, если примите, то я останусь, — отозвался Хэрроу, чуть улыбнувшись. Не знал пока, правда, насколько, это хорошая идея, но стоит попытаться, — Я и без того увольняюсь, надо все успеть доделать, что не доделал. Через пару недель уже напишу заявление, там будет полегче, — Генри  почти уверен, что в клинике ему будет легче. Да, мистер Броули спуску ему не даст, но заниматься тем, что действительно нравится, это всегда легче.

    — Что смотреть планируем? — поинтересовался Хэрроу, решив перевести тему в другое русло.

    +1

    8

    Джо не переставала удивляться, как можно убить человека одним только поступком или словом. Ей было всего восемнадцать, но она уже успела навидаться такого, о чем ее сверстницы только в книгах читали, да в кино видели. Не то чтобы девушка этим гордилась, а если бы было иначе, ей стоило бы показаться психиатру, но она могла с высоко поднятой головой утверждать, что была сильным человеком. Конечно, ей помогли. Ее спасали, поддерживали. И в этом была отчасти заслуга отца. По большей части именно его. А вот кто спасал его самого?
    Хэрроу поставила перед мужчиной кружку на журнальный столик.
    - Без понятия, если честно. Но я всегда за мультики, где есть лошади, - улыбнулась Джо легонько стукнув отца по ноге, чтобы тот слегка подвинулся. Оставшийся от старой хозяйки диван не был рассчитан на троих и довольно ощутимо проседал под их весом. Но на то, чтобы заменить его у Джо денег не было, а у отца ей просить не хотелось. В конце коцнов, он ей квартиру уже купил. На остальное сама заработает, когда найдет подходящее место и будет готова к этому.
    - Я хочу Планету сокровищ, - Риччи же был фанатом космической темы. Джо помнила, что Томпсон водил сына на какую-то выставку по космическим телам. Там были подвешены к потолку огромные модели, детализированные и максимально приближенные к реальным. Она тоже пошла с ними, потому что поссорилась в тот день с матерью и не хотела находиться с этой женщиной в одном доме. Тогда отчим нравился ей куда больше. Интересовался ее делами сильнее матери и говорить с ним было куда интереснее, чем с ней. Пусть они и не часто общались так много. Ограничивались диалогами за столом во время ужина и расходились по своим комнатам.
    Джо не могла сказать, что он заменил ей отца, ведь у нее уже был отец. И его место никто не мог занять ни в ее жизни, ни в ее сердце. Именно Генри Хэрроу воспитывал своего ребенка и волновался о ней. Хотел заботиться и защищать. Тем более отцы не поступают так со своими детьми, как поступил Томпсон. Наверное, он никогда и не считал ее своей дочерью, а только делал вид.
    Не хотелось думать об этом. Не хотелось вспоминать о нем. Пару месяцев назад Джо бы выбросила Риччи за шкирку из этой квартиры, но не теперь. Теперь он был как будто отдельным человеком. Как будто это был просто маленький ребенок, которого ее мать усыновила. Она не могла объяснить, что произошло с ней, что именно щелкнуло в голове.
    - Если они не привезут еду через пятнадцать минут, я начну рычать на них в трубку телефона, - задумчиво произнесла Джо, забросив ноги на диван и попивая чай из своей кружки.
    - Как волк? - тут же подхватил мальчик.
    - Да, как самая настоящая волчица. Я голодная, а значит очень злая, - Риччи тут же притих и стал смотреть мультфильм, где как раз начинался самый экшен. Внезапно появившийся капитан галактического судна с круглым ключом в руках и загадочными речами. Джо в нем нравился только посыл, цвета и капитанша-кошка. В остальном...космос не был ее темой.
    - А почему папа ушел и оставил Джима? - взрослый вопрос повис в воздухе, и Джо не знала что ему ответить.
    - Ну...просто... - она не успела договорить. В дверь позвонили. - Да неужели. Не прошло и полгода, - она поставила кружку на журнальный столик и пошла открывать.
    Комната тут же наполнилась вкусными запахами, и мальчик тут же забыл о своем вопросе, набрасываясь на теплую еду.

    +1

    9

    Встреча с этим мальчиком, словно, вернула Генри  в ту реальность, от которой он сознательно пытался сбежать. Ему никогда уже не смыть это пятно с себя, со своей души, этот груз будет давить. Может, со временем забудется, притупится. Но не насовсем. Хэрроу предстоит с этим жить и дальше.
    Но, как отец, как человек, в конце концов, он не имел право винить ребенка, злиться на него из-за его отца. Мы не в ответе за грехи своих родителей. Точно так же, как и  Хэрроу не хотел бы, чтобы его обвиняли в чем-то из-за Томаса Хэрроу. После его смерти Генри не чувствовал ровным счетом ничего. Ни жалости, ни сожаления, ни любви… Как будто, это не его отец был, а какой-то левый человек, не относящийся к их семье. Мальчик иногда поглядывал на него, Генри чуть улыбнулся. Немного ощущал себя лишним в этом детском сообществе, но, если Джо предложила остаться, значит, она не против. Он умел общаться с детьми, во всяком случае, с Джо тоже все было очень сложно. Львиную долю ее жизни Генри просто пропустил. Ну, черт возьми, ничего же сложного нет. Все очень легко и просто. Сложно было принять тот факт, что мальчик ничего не знает о нем, о дочери. Ему и не нужно этого знать, как и то, каким образом погиб его отец. Рано или поздно это вскроется. Главное, чтобы не ударило по ним с Джо.

    Мальчик был очень похож на своего отца, те же черты. Глупо это сравнивать взрослого человека с ребенком, но пока по иному не получается. Детвора включили мультики, любимое детское развлечение, когда нечего делать... Он сделал глоток чая, подумав, что даже немного завидно. Его подобные радости миновали, пришлось достаточно быстро вступить во взрослую жизнь. Последний раз Генри смотрел их с Джо у него дома несколько лет назад. Да, он помнил, что дочь очень любила мультфильмы про лошадей, порой, могли пересматривать некоторые часами. Но Генри стойко выдерживал такой марафон, если дочери интересно. Так или иначе, это была возможность побыть с ней. До сих пор лежит стопка ее рисунков, в основном с лошадьми. Ну, что поделать, Генри вот мог часами рассказывать про медицину. Другой вопрос, что на такие темы приятнее общаться с теми, кто это понимает. Например, тот же мистер Броули.

    Пока Джо отошла открыть дверь, Риччи обернулся к Генри, решив, за неимением Джо, рассказать ему про мультик, который они смотрели. Правда, Хэрроу его ранее не видел, поэтому ответить на поставленные вопросы мог чисто интуитивно, включая собственную фантазию и воображение. Но, кажется, мальчик был удовлетворен ответами, почему-то самому Хэрроу стало немного легче. Контакт установлен, видимо, это осталось еще со времен общения с маленькой Джо.
    — А ты папа Джо? — спросил он, обращаясь к Хэрроу. Тот не растерялся.
    — Да, меня Генри зовут, а тебя? — он протянул ему руку для рукопожатия, Риччи ему ответил.
    — Меня Ричард, — вот и познакомились. Зачем усложнять себе жизнь, когда можно начать с простых вещей. Пацан улыбнулся, но потом завидел Джо с едой. Больше поразило то, как мальчик набросился на еду. Да, где-то он это уже видел. Как же он мог забыть, что Элизабет совсем не готовит.

    — Дети, вы едите вообще, хоть что-нибудь? — это было обращено к Джо, которая тоже была голодная. Ладно Риччи еще не мог себе готовить, но она-то.

    +1

    10

    Джо в последнее время практически всегда чувствовала себя голодной. Почему? Наверное, у нее снизился уровень стресса, и организм решил в срочном порядке восполнять потерянный вес. Хотя ей бы стоило притормозить с мучным, а то рисковала не влезть в старую одежду.
    - Просто у нас молодой и растущий организм. Ты тоже бери. Недавно эту пиццерию с Джекки нашли. Одна из лучших пицц, которые
    я пробовала,
    - девушка подмигнула, намекая Генри на ту, которую они готовили вместе.
    - Этот робот прикольный, - мальчик ткнул в экран. Да, робот действительно был забавным, говорил как-то странно, но в целом казался очаровательным.
    - А мне больше капитанша нравится. Гляди какая уверенная в себе и боевая! - Джо спустилась по спинке дивана чуть ниже, доедая последнюю часть своего куска.
    - Ты на нее чем-то похожа, только уши надо сделать. И нос с усами нарисовать. Аквагримом, - Риччи загорелся идеей. Но у Джо дома не было художественных принадлежностей дома кроме простого карандаша. Остальное она оставила у Томпсонов. Когда-то ей дарили всякие дорогущие краски для художников, маркеры и прочие инструменты. Даже мольберт где-то пылился. Но никто не замечал, что в основном девушка рисует карандашом и не собирается идти в профессиональные художники. Она занималась не каждый день и не хотела посвящать изучению основ хоть сколько-то времени. Ее больше привлекала музыка. А вот синтезатор ей, конечно же, не подарили. Она ходила играть в свою музыкальную школу. На правах одной из лучших выпускниц ей разрешали играть во внеурочное время других. В этой же квартире было и так не слишком много места, и девушка отдала предпочтение простору.
    Хотя она видела инструмент в поместье бабушки. Оставалось набраться смелости чтобы спросить. Рояль выглядел слишком дорогим.
    - Как-нибудь попробуем. А ты будешь пиратом. Аррр, - Джо скрючила пальцы и начала щекотать мальчишку под его заливистый смех. Во время невинной игры мальчик случайно ударил девушку в нос, и из него пошла кровь.
    На секунду в квартире воцарилась тишина. Даже мультфильм поймал звуковую паузу.
    - Ой, Джози, прости! Я не хотел. Сильно больно? Давай мы его перевяжем? - Риччи тут же забеспокоился, а девушка прижала руку к носу, чтобы не испачкать кровью диван и ковер.
    - Все нормально. Ничего страшного. Это просто ушиб, ничего не сломано, - да и она могла быть спокойна. Были плюсы в том, что твой отец знал о травмах буквально все, поэтому Хэрроу повернулась к нему с надеждой в глазах. Лишь бы не кричал на ее брата. Он ведь действительно был не виноват. Это просто несчастный случай во время игры. Да и Риччи был без того напуган.
    - Аптечка под раковиной в сундуке, - хорошо, что отец заставил ее собрать этот чемоданчик первой помощи, иначе пришлось бы пачкать полотенце или еще что-нибудь нужное. А там была и вата, и перекись. Джо не думала, что травма была слишком уж серьезной. У нее даже голова перестала кружиться, нос слегка горел, но оно и понятно.

    +1

    11

    Наверное, стоит просто расслабиться, и провести время с Джо и ее сводным братом. Внутренние страхи не так легко перебороть, не так легко смириться  с тем, что ты когда-то убил человека. Да еще и отца другого ребенка. Кем бы он ни был, но ребенок не виноват,  хотя… лучше никакого отца, чем такого. Он изнасиловал девочку, с которой подружился его сын. Смог бы он с этим жить? Смог бы он это вынести или все время препятствовал бы их общению?
    Генри откровенно, ничего не понимал в этом мультике, ибо ни разу его не видел. Дети что-то обсуждали между собой, а Хэрроу вспоминал те дни, когда он смотрел их с Джо. Тоже мало что понимал, только дочь с усердием и увлеченно что-то  ему пересказывала. Приходилось делать вид, что он все понимает и внимательно ее слушает. Нет, ну слушал-то внимательно, другой вопрос, что от мультиков был далек. Сколько раз они пересмотрели Спирита, это не сосчитать.
    В этой компании он чувствовал себя немного лишним в этой детской компании, но почему-то не хотелось уходить, их настроение волшебным образом передавалось Генри, который уже несколько дней ходил сам не свой. А тут такая разряженная обстановка. Он съел кусок пиццы, запив чаем.

    — Оу, дети, осторожнее, не поубивайте друг друга, — усмехнулся Хэрроу. Риччи метнулся в ванную, принес чемоданчик с аптечкой. Хэрроу первым делом достал вату и влажную салфетку, протянул Джо. Пощупал переносицу, убедившись, что не сломана, достал еще ваты.
    — Вытри немного. Есть лед, приложить? — спросил он.
    — Я посмотрю! — мальчик убежал на кухню, посмотреть нет ли в морозилке льда. Правда, посмотрел не в морозилке, а в холодильнике. Увидев это, Хэрроу крикнул ему, чтобы нес бутылку воды. Сообразительный пацан принес ему бутылку с водой, пойдет. Генри протянул ее Джо.
    — Откинься на спинку дивана, приложи к переносице. Возможно, какое-то время придется походить с большим опухшим носом, — заключил Хэрроу. Риччи задавал вопросы, относительно травмы Джо, Генри ему пытался объяснить что и для чего предназначено, дал ему мазь, чтобы он мог намазать нос Джо, решил помочь, раз сам ударил. Он забрал у нее вату, когда кровь остановилась. Мальчик очень обильно смазал покаленный нос Джо, Генри пришлось убрать небольшое количество. В общем, коллективное занятие увлекло. Риччи отнес обратно аптечку.

    — Не болит? — спросил он у Джо. Да, какое-то время походит с «красивым» лицом, но что уж там. Главное, что не сломано. Видимо, излюбленное занятие немного отвлекло Генри, он разговорился и с мальчиком, даже позабыв о том, чей он сын… Ну, черт возьми, как он может винить ребенка, который ничего и не знает. Хэрроу со временем должно стать легче воспринимать эту тему, в принципе. И знакомство с этим мальчиком может стать неплохим толчком. Он выдохнул. Как будто, вновь коснулся этой темы, она заставила немного вздрогнуть. Впрочем, такая реакция буде у него еще долго.
    Пицца была прервана медицинской помощью дочери, Генри еще раз убедился, что перелома нет, сделал глоток чая.

    +1

    12

    В такие моменты она была рада, что ее отец имел медицинское образование. Иначе сейчас пришлось бы ехать в больницу или вызывать карету скорой. Джо не любила пускать кого попало в свою квартиру. Для нее это было своеобразное убежище. У этого места еще не было истории. Разве что только те, где папа приходил и вечерами сидел вместе с ней на диване, ужинал за одним столом, потому что не хотел оставлять ее одну. И девушка была благодарна за такую заботу. Но со временем она начала слегка обижать и надоедать. У нее уже не было такой реакции на одиночество, громкие стуки в одну из дверей и громкие разговоры соседей на лестничной площадке. Она уже не так сильно шугалась теней и спала более менее нормально. Но отец все продолжал следить за ней, как будто боялся, что его дочь могла снова напиться в хлам, притащить домой наркоту или поранить себя. И пусть последнего она никогда не делала, хотя не могла отрицать, что мысль крутилась, пока Томпсон еще был жив, и Джо была вынуждена ночевать дома. Ей казалось, что если у нее будет какой-нибудь дефект, мужчина перестанет видеть в ней объект для удовлетворения своих потребностей. И лучше всего для этого подходило лицо. Но она не смогла решиться на такое. К тому же, запертая на замок дверь и присутствие матери в доме, а также маленького мальчика, останавливали Демьяна от новых попыток забраться своей падчерице под юбку.
    Наверное, в какой-то степени Риччи был тогда гарантом того, что его отец не притронется к девушке. Он слишком любил своего сына и учил только правильным вещам. Правда, Хэрроу не могла говорить наверняка. Не знала, что он там нашептывал своему ребенку перед сном. Но раз мальчишка смотрел на нее с глазами, в которых была видна просьба, жажда быть любимым и чувствовать заботу, Томпсон не загружал его голову всякими извращениями.
    Голова все еще немного кружилась и звенела, но все эти ощущения начинали потихоньку отступать. Она послушно выполняла все, о чем ей говорил отец. Потолок показался на какой-то момент грязным и некрасивым, и в голову пришла идея покрасить его или же разрисовать чем-нибудь. Рисовала она не как профессионал, но можно было купить какие-нибудь трафареты или распечатать их самой.
    - Главное, чтобы не была похожа на клоуна, - усмехнулась девушка и поморщилась. Нос еще ныл от боли. - Мы понесли наименьшие потери в этой битве. Хотя если бы вас рядом не было, я бы в панику впала. Ну, наверное, - нет, конечно, она бы позвонила туда куда нужно и смогла бы о себе позаботиться. Все-таки столько лет жила под одной крышей с Элизабет. Даже была в какой-то степени благодарна матери за такое воспитание. Особенно когда видела, насколько беспомощными могли быть ее подружки из высшего общества.
    - Немного, - оставалось надеяться, что ночь она проспит нормально и не придется лежать в одном положении, избегая внезапных болевых ощущений. Она много вертелась во сне, особенно когда ей снилось что-то плохое. - Но не переживай, я сегодня буду не одна. Если что Риччи отреагирует на ухудшение моего состояния, - мальчик тут же закивал, готовый дежурить у кровати сестры будто она как минимум сломала руку или ногу. - Вам придется прикончить пиццу без меня, - ее отвлек звонок от матери. Девушка поморщилась и отключила звук, чтобы он не действовал никому на нервы. Сейчас она не была настроена на долгие беседы. Пускай немного придет в себя и уже потом начнет сыпать аргументами и обвинениями в сторону своей матушки.

    +1

    13

    Ну, что ж, опухший нос, это еще не самое страшное, что может произойти. У Генри есть дома в арсенале мазь, которая помогает снять отеки, залечить синяки. Хэрроу еще раз посмотрел, пощупал нос Джо, пока он еще принимает обычные размеры.
    Вообще странный день, знакомство с сыном человека, которого он убил, это весьма… необычный опыт, который Генри не очень-то хотелось повторять. Но это помогло ему немного отвлечься, абстрагироваться от того, что Хэрроу совсем загнался в себе, запутался и не мог все никак выбраться из этого лабиринта. Он посмотрел на этого мальчика немного другими глазами… глазами отца, который все-таки любил своего ребенка. Генри бы не хотел, чтобы Джо испытала то же самое, она бы не пережила подобное. Да и вообще Хэрроу чувствовал, что никто, кроме него не поможет дочери, если что. Их семья ее любит всей душой. У нее есть бабушка, родной дядя, но все это совсем не то. Они не знаю, и вряд ли когда-то узнают о том, что с ней случилось. Вообще хотелось оставить эту тайну тайной навсегда.
    Он улыбнулся, видимо, Джо разрешила парню остаться на ночь. Возможно, тем лучше.

    — Ну-ну, какая паника, у тебя отец врач. Если что, стучите, — конечно, Генри сорвется и ночью, придет, если потребуется. Когда он отказывался от того, чтобы помочь Джо. Готов ли он когда-нибудь отпустить девочку от себя. Все равно придется, он желал ей счастья, чтобы когда-нибудь все же нашла свою любовь, она заслужила простого человеческого счастья. Ну, а пока Генри будет рядом, будет оберегать ее от всех бед, пока сможет. Читай, пока будет жив.

    — На счет клоуна не знаю, но скорее всего, будет нос синим. Будет небольшой отек, — усмехнулся Хэрроу, — Но я принесу тебе мазь от синяков и отеков. Пройдет не сразу, но все же быстрее. А еще, кстати, тональный крем помогает рассасывать синяки, — подметил Генри. Да, приходилось знать и такие вещи по долгу службы. Даже самые странные, которые кажутся иногда абсурдными. Но тем не менее, есть такая теория.
    Генри убрал все препараты обратно в аптечку, выбросил мусор. Он мельком обратил внимание на то, что Джо позвонила мать. Её-то меньше всего сейчас хотелось бы видеть и слышать. Хэрроу вздохнул, до сих пор не понимал как он мог жениться на этой женщине. Или нет... Как она могла так измениться за такой короткий срок после того, как родилась дочь. Даже страшно становится.
    Но стоило Джо не взять трубку, как женщина решила позвонить и Генри... Она бывало так делала, чтобы поговорить убедить дочь вернуться обратно. Хотя прекрасно понимает, что Хэрроу этого не сделает. Правда в этот раз Элизабет решила позвонить с другого номера, что повлекло за собой то, что Генри все же взял трубку. Разговор, конечно, был недолгим, но весьма эмоциональным. Хэрроу едва сдержался, чтобы не послать её не совсем цензурно. Но вовремя опомнился, так как не хотел ругаться при ребенке.

    — Твоя мать телефон сменила, что ли. Я же её в чёрный список добавлял последний раз, — вздохнул Генри, добавляя и этот, — Давно поймал себя на мысли, что не могу с ней нормально разговаривать... Хочется все припомнить и наорать, — Хэрроу уже перестал винить себя в разводе. Как показывает практика, в этом виноваты оба. Возможно, тогда Лиз стоило бы сначала поговорить с мужем, все обсудить, а не сразу в развод...

    +1

    14

    Новости об изменении внешнего вида, пусть и на время, пока гематома от ушиба не пройдет, напугали Джо. Она, как и любая другая девушка, трепетно относилась к своей внешности. Да, не носила платья и каблуки так часто, как того хотела ее мать и бабушка, но за лицом следила, как и за волосами. Последнее вообще считала своей гордостью и ни за что на свете не согласилась бы от них избавиться даже на несколько сантиметров. Но деваться было некуда. У нее же не было машины времени. Да и отец был прав - тональник неплохо спасает в таких ситуациях, но она-то будет знать о том, что скрывается под косметикой, и будет чувствовать себя некомфортно.
    - Откуда это ты знаешь про магические свойства тонального крема, а? - прищурилась девушка, но тут же пожалела об этом. Ноющая боль отозвалась в переносице.
    Хэрроу наивно полагала, что мать успокоиться, когда ее дочь не возьмет трубку. Так ведь обычно и было, когда дело касалось Джо и когда та была на вечеринках у друзей из высшего общества, которые только назывались друзьями. А там могло случиться много всего неприятного. Да, Джо была научена благодаря одной из девушек, которая решила предупредить и поделиться, потому что помнила к чему привело не знание ее лучшей подруги. Но все же. Как же материнское сердце и вот это вот все? Львицы готовы глотку перегрызть льву если тот нападет на ее детенышей, готова на носорога пойти в такой же ситуации. Но на что вообще Джо рассчитывала, если Элизабет предпочла закрыть глаза и перевалить вину на дочь за то, что произошло тогда ночью?
    Женщина звонила своему бывшему мужу. И Джо была удивлена, что он вообще поднял трубку. Слушала, как он едва сдерживается, видела, как пальцы сжимались в кулаки, а зубы стискивались. Сдерживался. Не перед ней, конечно, она давно была в курсе специфики их отношений. Но вот Риччи все еще оставался ребенком, который наивно полагала, что Элизабет Томпсон заменит ему мать. Если уж так разобраться, то это Джо была его негласной матерью. Она заботилась о нем, когда он был совсем маленьким, сидела с ним. Да, ее это раздражало и временами хотелось его прибить, чтоб не мучился, но сдерживалась же.
    - Да вроде бы нет. По крайней мере мне она звонила со старого. Может, просто симку поменяла, когда тебе звонила, - пожала плечами девушка, заметив, что мальчик перестал уделять внимание еде и мультику и переводил взгляд с Джо на Генри. - Я сама ей позвоню. Надо было сразу это сделать, как только забрала Риччи из школы. Но как-то забыла об этом, - а расплачиваться пришлось отцу. Как всегда.
    - Мама будет меня ругать? Накажет? - мальчик был слегка напуган и готов был сорваться с места и начать одеваться, лишь бы не получить от мачехи за свое поведение. За поведение, которое ей было неудобно. Ведь он не сделал ничего плохого. Он пошел вместе со своей старшей сводной сестрой, а не с незнакомцем. Остался у нее дома и слушался. Его не за что было наказывать. Разве ребенок виноват, что ему с Джо куда комфортнее и лучше, чем с мачехой? И Джо была не виновата, что убегала из дома к отцу, скрывала от матери свои вылазки. Это женщина была виновата в таком поведении своих детей. Если бы она была чуть более...матерью, их жизнь могла бы быть совершенно другой. Но что сейчас об этом думать. Элизабет такая, какая она есть и даже смерть мужа и изнасилование дочери ее не исправят.
    - Не волнуйся. Все будет хорошо. Пусть только попробует, узнает какая я в гневе, - девушка приобняла мальчишку за плечи и подмигнула ему. Ее начало клонить в сон. - Иди в ванную, пора готовиться спать.
    Мальчик скрылся за дверью, а сама девушка глубоко вздохнула. Ей хотелось бы хоть немного спокойствия и гармонии. Но какое тут с такой-то матерью. Даже сепарация не помогла.
    - Я разберусь со всем. Если что позову. Рада, что ты рядом, одна бы я не справилась, - Хэрроу подошла к отцу и обняла его так крепко, как только могла.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Некоторые воспоминания настолько сильны, что никогда не угасают