Kiss Me More
Doja Cat, SZA

Лондону от доктор Юджина
"Выделенный номер для Грантов кажется Рамиресу слишком большим. Он никогда прежде не видел в отеле столько комнат. Для чего они? Обычно люди приезжают в подобные места, чтобы быть ближе друг к другу, а здесь можно легко заблудиться и потратить кучу времени на поиски своей второй половинки. Ричард ненадолго останавливается в проходной комнате с огромным рядом полок книг до самого потолка. Стеллажи из амарантового дерева. В самом углу огромной комнаты недалеко от камина стоит рояль в окружении стильных мягких диванов, обложенных подушками. На полу не менее дорогой пушистый декоративный ковер. Не сдержав восторга, Ричард присвистнул. Миновав комнату, Рамирес столкнулся с Джеймсом.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
20.09
ЧЕЛЛЕНДЖ
СНОВА В ШКОЛУ
КИНО
ВИКТОРИНА
Новый
дизайн
Предупреждение
о выселении
Акция
актеры ГП
Новые
соцсети

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Крушение Ваших моральных ценностей


Крушение Ваших моральных ценностей

Сообщений 1 страница 30 из 410

1

Крушение Ваших моральных ценностей


https://i.imgur.com/85s612a.gifhttps://i.imgur.com/s9VIMW5.gif

Горацио Хорнблауэр и Элизабет Стюарт

лето 1812 года, где-то по пути  в Великобританию

Элизабет знатная дама и дальняя родственница королевской семьи. Горацио взял ее на борт, чтобы перевезти домой. Но выдержит ли этот корабль столкновения двух сильных личностей? Тем более никто не собирается уступать в этой борьбе.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

2

Корабль Его величества короля «Сазерленд» под командование Хорнблауэра уже несколько дней дрейфовал у берегов Панамы и Южной Америки. Это было условное место встречи, где ему должны были передать важные депеши для дальнейшего плавания. Пока корабль стоял на якоре, команда занималась внешним осмотром судна после битвы с испанским фрегатом, офицеры обучали матросов математике и физической сноровке, например, на скорость лазать по вантам, а те в свою очередь раз в день плавали на местный рынок, чтобы пополнить припасы. Договаривались о скотине, фруктах и других местных деликатесах. Хорнблауэр тоже вошел в долю, чтобы пополнить свои капитанские запасы. А то Полвину уже не из чего было готовить капитанские завтрак, обед и ужин.

В воскресное время капитан всегда занимался тем, что проводил обход корабля, проверял оснащения, как сложены паруса, сверкают ли белоснежные доски на палубе. Совсем недавно они были окрашены алой кровью раненных и погибших. Но уже от боя не осталось и следа. Хорнблауэр отдал приказ мичману залезть на марс и наблюдать за обстановкой вокруг них. Все-таки они находятся, если не в чужой гавани, то после открытого океана. Он ушел к себе в каюту, чтобы немного подумать над тем, что им предстоит дальше. Почтовый тендер вот-вот прибудет, а пока оставалось только маяться от безделья и перечитывать старые приказы, раздумывая, все ли они сделали правильно.
Захват  «Нативидад» принес им большой приз, и команда получила свои заслуженные призовые деньги. Капитану досталась тысяча фунтов, которые он пустил на то, чтобы в достаточной мере оснастить корабль, обставить свою каюту. И на оставшиеся деньги купить пару новых мундиров, ибо  в старых уже стыдно появляться перед другими капитанами, а уж тем более адмиралом.

Лежа на койке, Хорнблауэр услышал стук в дверь, его позвал мичман, так как увидели небольшой тендер, который двигался им навстречу. Он бросил якорь на расстоянии больше пистолетного выстрела, спустили шлюпку на воду и двинулись к «Сазерленду». Офицер поприветствовал капитана, когда взобрался на судно. Тот в свою очередь, пригласил его в каюту, чтобы за чашкой свежесваренного кофе обсудили дела, обстоящие в мире. Хорнблауэр был осторожен в выражениях, так как все же опасался, что его речи дойдут до ненужных ушей. А уж тем более, не выболтать лишнего.
Получив заветные депеши, Горацио проводил гостя обратно в шлюпку. Закрывшись в каюте, он вскрыл конверт, откуда посыпались несколько ярдышек картечи. Там были приказы, а также письма команде. Сам Хорнблауэр давно не получал писем. С тех пор, как скончалась Мария при родах их третьего сына. Сейчас он воспитывается бабушкой, а отец почти не видит как растет его сын.

Отложив пока письма в сторону, капитан открыл приказы, где было велено держаться подальше от испанских судов, и первыми не вступать в схватку. Только отвечать при крайней необходимости. А также предупреждение о том, что где-то в океане дрейфуют четыре французских фрегата, курсирующих вдоль испанского побережья. Не хотелось бы с ними столкнуться.
А вот последнее предписание во многом удивило Хорнблауэра. Он три раза перечитал последние пять строк. Ему велено взять на борт английскую леди, которая в свое время, еще маленькой была отправлена в Панаму, где и провела всю свою жизнь. Теперь ей надлежит вернуться на родину выйти замуж. Горацио не совсем понял, почему именно ему выпала эта участь. Вести даму на корабле… Кем бы она ни была, это опасно. Хорнблауэр мог бы запротестовать, но приказ есть приказ. И его обязанность обеспечить полную безопасность даме, даже, если начнется бой.

— Спустите мою гичку, — скомандовал Хорнблауэр. Он должен лично прибыть к берегу, чтобы убедиться, что леди успешно добралась до корабля. Не с матросами же ее отправлять… Натянув приветливую улыбку, капитан встретился взглядом с леди, которая уже ждала его на берегу. Через пять минут команда гички пригребла к пристани.

— Приветствую, миледи, — поздоровался Горацио, — Прошу, — он протянул ей руку, чтобы она шагнула в гичку. И гребцы снова взялись за весла и погребли в сторону корабля.

[icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

3

Практически всю свою жизнь Лиззи, как называла ее ласково мама, провела в Панаме, хотя , по рождению является поданной Англии. Будучи ещё совсем крохой, родители вывезли ее из Англии, так как отца послали на службу в далёкую страну.
Элизабет никогда и не мечтала вернуться обратно, ей нравилось и в этой жаркой стране, где фактически она могла заниматься , тем что выберет сама. В тайне она надеялась, что ее минует участь выходит замуж, уж очень ее не тянуло туда. Она считала, что это абсолютно бесполезное занятие, а ей хотелось заниматься, чем то значимым.
Даже живя вдали от Англии, девушка получила хорошее образование. Говорила на нескольких языках в том числе французском и испанском, читала на латыни. Ее не увлекали обычные женские забавы типа  вышивки или чтения романтической литературы, все это она находила скучным.
Лиззи предпочитала читать медицинские трактаты, которые брала у семейного врача, и который в тайне от родителей учил девушку лекарскому мастерству. Ей так нравилось изучать новое, что Элизабет посылала свою служанку в порту, чтобы та покупала книги к моряков. Так девушка ознакомилась со многими науками. Она пару раз говорила отцу, что хочет учиться , но тот только недовольно фыркал и запирал дочь в комнате, говоря, что знатная девица должна упражняться не в науках, а в том, чтобы быть достойной своего мужа. Тогда уже фыркала Лиззи и объявляла голодовку.
Наверное, так могло бы продолжаться ещё очень долго, если бы отец не заболел. Положение ее семье ухудшилось и помощь пришла с большой земли, от ее дяди.

- Мама, я не хочу выходить замуж! - крепко сжав, ткань платья, проговорила Элизабет.
- Лиззи, это наше единтственное спасение - устало проговорила ее мать.
- Отнюдь, не может мое насильное замужество что то решить , не может - она говорила громко, как неподабает делать знатной даме, но кому есть дело до манер, когда речь идёт о подобном.
- Элизабет, тише ! Вы потревожите отца - грозно, сказала ее мать, миссис Стюарт. - Ваш дядя подобрал Вам удачную партию. Вас доставят ко двору, где вы выйдете замуж и , наконец, выбросите из головы все мысли, кроме как о семейной жизни.
- Я свободная девушка и сама могу решить, хочу я замуж или нет ! - Элизабет злилась на мать, злилась на то, что за ее считают пытаются решить семейные проблемы. В конце концов она не товар, а человек и сама вправе решать.
- Мы все не свободны - как то особенно грустно, ответила мать. - А теперь Элизабет, отправляйся в свою комнату и готовься к поездке. В Англию тебя доставит корабль, с тобой поедет твоя служанка.
Лиззи топнула ногой, но ничего больше не сказала. Мать четко дала понять, что ее мнение никого не волнует. Она развернулась на каблуках и пошла прочь.
- И прочти Библию,чтобы уяснить какой женой ты должна стать для своего супруга.
Как только ща дочерью закрылась дверь, миссис Стюарт рухнула в кресло. Ей не хотелось отпускать дочь, но это было единственным шансом спасти ее.

Все нутро Элизабет противилось этому путешествию. Она решила, что любимыми путями не доедет до пункта назначения. Сделает так, что бы ее высадили на каком нибудь островке или подкупит команду,или на крайний случай, если ничего не выгорит, прыгнет ночью за борт. Лучше смерть, чем быть невольницей брака.
Сундуки были собраны, настал день отъезда. Она не была из пугливых манерных дам и мог дать отпор. Именно для этой цели, Элизабет взяла кинжал, который когда то подарил ей отец, и спрятала его под повязку на бедре. Так на всякий случай.
Вещи и ее со служанкой доставили в порт. Мама напоследок просила ее быть леди и не делать опрометчивых поступков. Что же она не послушает, на исключительно на земле, как только они выйдут в открытое море, Элизабет перестанет прикидываться.
Когда к пристани приплыл капитан с несколько матросами, девушка попыталась изобразить улыбку, но из за дурного настроения, это все скорее было похоже на оскал.
- День добрый - отозвалась она, едва кивнув головой , и вложила ладонь в поданную руку и зашла на борт - спасибо - кратко ответила Лиззи и только единожды обернулась, чтобы посмотреть на дом. Обратного пути нет.

Вскоре они оказались на борту корабля, девушка вдохнула полной грудью, она любила море, но сейчас оно ей явно не союзник.
- Капитан - она обратилась к мужчине, что забирал ее с суши - как долго мы будем добираться до Англии и будут ли у нас остановки по пути ?- она уже подумывала план побега или же придется прибегнуть к плану самоубийства. Матросы с интересом ее рассматривали , Элизабет горделиво расправила плечи. Знали бы они, что она планирует сделать это путешествие невыносим для всех .

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

4

Хорнблауэру приходилось вести себя учтиво, чтобы ни в коем случае не нагрубить даме,  чтобы их поездка оказалась наиболее комфортной для всех. Горацио с прискорбием осознал, что ему негде расположить даму на корабле, а значит придется пожертвовать своей каютой. А самому разделить каюту с Бушем. Не будет же она спать в гамаке на мичманской палубе. Но вторая идея пришла еще быстрее. Переместить Буша в капитанскую каюту, а даму поселить в каюту первого лейтенанта. В отличии от других капитанов, каюта Хорнблауэра была обставлена не очень шикарно, можно сказать, что бедно. И, испугавшись осуждения в лице дамы, капитан принимает решение отправить ее каюту к Бушу.

Горацио наблюдал, как его команда водрузила багаж дамы в гичку, которая аж просела под тяжестью рундука. Он сел на скамью и гребцы начали работать веслами. Горацио обратил внимание, как сильно лодка просела в воду, но не подал виду, что его это беспокоит. Тем более, что уже через некоторое время они поднимались на борт.
Команда приветствовала капитана на борту, а затем и новую гостью. Конечно, матросам, которые по нескольку лет не бывают в порту, женщина на корабле только в радость. А может и нет… Но видно было, что они совершенно не против присутствия дамы на борту.
Вопрос девушки застал его врасплох, но Горацио только улыбнулся. Остановки в океане, где все кишит французскими и испанскими судами, так себе идея. Тем более, что корабль укомплектован полностью. Последними были загружен бочки с водой, и матросы готовили судно к отплытию.

— Капитан Горацио Хорнблауэр к вашим услугам. Вы сможете разместиться в каюте первого лейтенанта, ваши вещи будут доставлены туда, — капитан перевел взгляд на Уильяма, который еще не был в курсе планов своего капитана. Но выбор у него был не велик, только согласиться и кивать головой. Тот, похоже, уже смирился с участью спать на мичманской палубе.

— Как к вам обращаться, мэм? — поинтересовался Хорнблауэр, — Остановок в пути делать не планируем, если только нас не настигнет бой. Сожалею, что возможно нам придется столкнуться в схватке. Но я думаю, что найдем для вас надежное укрытие, — он чуть улыбнулся уголком губ. Конечно, вряд ли в разгар боя Горацио подумает, хоть раз о женщине. Ни матросам, ни ему будет не до нее. Тот, кто отправлял к нему женщину на борт, должен был оценивать все риски, с которыми возможно столкнуться.

— А теперь прошу извинить меня. Мои офицеры вас проводят в каюту, — Горацио подошел к Бушу, отдав приказ готовить корабль к отплытию. Если понадобится, то позвать. Сам же он отправился к себе в каюту, ветер благоприятствовал, поэтому они взяли курс на Англию.
Следом за Хорнблауэром вошел его слуга, поставил на стол поднос с обедом. Он велел так же накормить леди на борту, а также предоставить все необходимое в каюту. В остальном ее служанка справится сама.
Горацио чувствовал, как корабль медленно покачивался на волнах, скрип древесины убаюкивал. Только внезапно после обеда о себе начала напоминать морская болезнь. Капитан поднялся на ноги, чувствуя, как палуба уходит из-под ног. Такое обычно начиналось, когда волнение не слишком сильное, но и корабль постоянно кренится то вперед, то назад, болтанка беспокоила его слабый желудок. Это была его слабость, с которой он не может совладать уже почти двадцать лет с первого дня на корабле.
Хорнблауэр дошел до койки, рухнул на постель лицом в подушку. Он старался не шевелиться. Услышав скрип двери, подумал, что его сейчас побеспокоят, но нет. Слуга вошел, накрыл его одеялом и вышел. Он знал о слабости своего капитана и понимал, что в такие моменты лучше его не трогать. Да и вся команда знала.

[icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

5

Шаг в неизвестное будущее был сделан. Элизабет не была напугана, она была зла на всю ситуацию. Зла на то, что ей не предоставили выбора, не дали принять решение самое. Обратного пути не было. Сегодня вступив на этот корабль , мисс Стюарт потеряла дом, ее больше нигде не ждали. А обретать новый дом ,ей совсем не хотелось. Лиззи чувствовала себя покинутой и одинокой, но людям на этом корабле не стоит этого знать. Никому не стоит этого знать. Ей хотелось бы верить, что они даже и не заметят пропажи ее с корабля.
На сердце было особенно тяжело, впервые в жизни она почувствовала, что больше никому не нужна. И этого было особенно тоскливо. Но лить слезы по прошлой жизни, было совсем невозможно , да и бесцельное это занятие.
Она стояла на палубе расправив плечи, и окинула взглядом всю команду. Ей казалось,  что на нее смотрели особенно хищно, и надо было бы стушеваться и сжаться, но Лиззи наоборот горделиво подняла подбородок и с вызовом посмотрела на мужчин. Она была слишком прогрессивных взглядов, считая, что мужчины и женщины равны в своих правах. И коль они ее без тени смущения рассматривают, так и она имеет на это полное право.

- Спасибо , капитан Хорнблауэр - ответила девушка , кивнув головой - мне бы сгодилась и простая каюта, не хочу своим присутствием стеснять Вас или вашу команду, которая любезно откликнулась,чтобы переправить меня в Англию.
Что же они ведь и вправду не виноваты, что ей выдалась такая участь и прощение девушка попросила за будущее поведение на корабле. А оно будет ужасным. Во - первых, ей нужно добиться того , чтобы ее ссадили в ближайшем порту. А , во - вторых, даже если они и доберуться до Англии, чтобы дурная молва шла о ней впереди нее и будущий муж отказался от нее. Она была настроена категорично, Лиззи не вступит в этот брак, чего бы ей это не стоило.

- Леди Элизабет Стюарт - она кратко присела в реверансе, что что, а манерам она была обучена отлично. -  Что же, это не беда - Лиззи оживилась, когда он сказал об опасности быть убитой. Ее даже вдохновила эта мысль, теперь главное, чтобы что то случилось. - Не волнуйтесь, я смогу перенести эти тяготы. Занимайтесь своими делами, а мы с моей служанкой ,не будем Вам мешать.
Она вновь кратко кивнула головой и их проводили в каюту. Лиззи не была привиредлива, она могла ехать и а общей каюте, если бы ее присутствие не смущало моряков.
Оказавшись в каюте, служанка открыла сундук и начала бережно раскладывать вещи хозяйки, а Элизабет упала на кровать. Она крутила в мыслях разные идеи. Сейчас она не знала с чего начать, но знала, что стоит уже что то предпринять , иначе не успеет привести план в действие.
Вскоре к ним постучались и принесли обед, служанка забрала его и поставила перед мисс Стюарт.
- Не могу я сейчас есть, меня одолевают мысли - отмахнулась девушка.
- Мисс Лиззи, вам нужна силы, иначе вы потеряете создание -  щебетала прислуга .
- Затяни потуже корсет, я пойду к капитану - она повернулась спиной и служанка начала работу.

Корабль покачивался на волнах, а Элизабет в такт этим колебаниям. Служанка так крепко зашнуровала корсет, что девушка через раз дышала.
Оказавшись подле каюты капитана, она постучалась и вошла.
- Капитан Хорнблауэр , простите за беспокойство, но я бы хотела с Вами поговорить - она огляделась и увидела его на кровати - Вам нехорошо ? - девушка достаточно оказалась возле кровати и машинально приложила ладонь к его лбу - бледный кожный покров, испарина на лбу...у вас морская болезнь - выпалила девушка. Она была знакома с врачебным делом и узнала симптомы.- Подождите десять минут - попросила она и поспешила удалиться в свою каюту.
В совсем сундуке она достала связвку трав и ступку. Их семейный врач научил ее лечить многие болезни и морская болезнь была одной из них. Заварив отвар, она медленно вернулась в его каюту.
Элизабет протянула ему кружку и присела на кресло рядом.
- Выпейте, капитан. Этот отвар приведет Вас в порядок, и я оставлю Вам немного травы, чтобы в следующий раз Вы сами могли себе помочь.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

6

На какое-то время Хорнблауэр проник в собственные мысли, пытался отвлечься от тошноты мыслями о приказах, а так же то, что там написано. Пока все было ровно, они плыли в Англию, чтобы передать важные депеши, пока другие суда курсировали по океану и рисковали собой, чтобы «Сазерленд» мог благополучно добраться до Его Величества. В мысли Горацио так же проникла и эта дама, от которой теперь не знаешь, куда деться. Если бы не военное время и не риск нападения, он бы так не волновался. Не довезти графскую невесту, это было бы преступлением. И его ждет трибунал, если они проиграют сражение. Но в бою ему будет не до дамы. Он будет спасать всеми силами корабль, команду, часть которой он потеряет. Господи, почему это теперь его проблема?

Горацио хотел приподняться на кровати, но услышал, как кто-то вошел. Он подумал, что это его слуга, уже открыл рот, чтобы выгнать надоедливого Полвила, но звонкий женский голос сбил его с толку. Никто не в праве входить без разрешения  в капитанскую каюту. Но, конечно, откуда этой леди знать порядке не судне. Впрочем, похоже самое время их разъяснить. Горацио попытался принять сидячее положение, но все же рухнул обратно на подушку. Треклятая морская болезнь его настигала в самые неподходящий момент. Он же станет посмешищем в глазах этой Леди Элизабет. Хорнблауэр перед командой всегда держался стойко, чтобы не проявлять собственных слабостей. Даже, когда было все совсем плохо. Никто не должен видеть его слабостей… Для команды он капитан и должен держаться, как бы худо не было. Поэтому в такие моменты просто оставался в своей каюте.

— Какого черта? — Горацио вздрогнул, когда почувствовал прикосновение руки на своем лбу. Слова вырвались у него непроизвольно. Он хотел уже за них извиниться, получилось грубо и невежливо. Однако Хорнблауэр не нашел что ей ответить, когда девушка произнесла то, что не осмелился бы ей сказать ни один человек из его команды.
Она выбежала из каюты, Горацио был не в силах ей ответить, но он собрал всю свою волю, чтобы сесть на кровати и затем с нее встать. Второе получилось  с трудом. Хорнблауэр сделал глубокий вдох, поправил свой мундир, который немного примялся, пока он лежал ничком на кровати.

— Леди Элизабет, прошу вас потрудиться в следующий раз спросить разрешения можно ли войти в капитанскую каюту, а уж тем более в спальню. Позвольте вас проинструктировать, что сюда входит только слуга и то, когда его позовут или потребуют разбудить капитана, — Горацио скептически посмотрел на отвар, но пить не стал. Очень сомневался, что его нежный желудок воспримет это, как лекарство. Его жутко задело такое вторжение в личное пространство.

— Благодарю за заботу, но со мной все нормально, — произнес он уверенно, — Извольте пройти в гостиную, — он проводил девушку в соседнее помещение, где располагался обеденный стол, стулья, небольшой кожаный диван, комод для бумаг под столом, который закрывался на замок.

— Леди Элизабет, вы можете передвигаться по кораблю в мирное время, прогуливаться по шканцам, еду вам будут подавать из капитанских запасов, — как бы печально не был эт осознавать, но приходится чем-то жертвовать. Сегодня ночью Буш будет делить с ним каюту и спать в гостиной.

— В остальном, просьба лишний раз не беспокоить меня и команду. Если вам что-то нужно, вы можете передать через офицеров или моего слугу. Мы находимся в открытом море в условиях военного времени, и мы должны быть готовы в любой момент, — Хорнблауэру грустно от мысли, что ему приходится это объяснять. Давно он не занимался обучением новичков. Но Леди не матросы, которых можно заставить заняться делом. Ее нужно просто доставить в Англию.

— О чем же вы хотели со мной поговорить? — поинтересовался Горацио, выдохнув. Видимо эмоциональная встряска повлияла и общее состояние улучшилось. Он выпрямился, завел руки за спину, посмотрев на девушку. 

[icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

7

Наверное,в силу своего возраста Элизабет была эмоциональной и увлеченной особой. Когда девушка чем то  была увлечена , то она теряла контроль над собой и совсем забывала о правилах приличия и воспитания. Вот как это случилось сейчас.
Увидев капитана в дурном состоянии, Лиззи тут же отверженно бросилась на помощь ему, хотя кажется он выразился более, чем доходчиво. Но она не слышала его недовольного возгласа, она видела перед собой человека, которого мучила морская болезнь и ему требовалась ее помощь. Лекарь, что давал ее руки, говорил что не все просят о помощи,  некоторым просто это не под силу. Но это не значит, что она им не требуется.
И вот позабыв обо всех правилах приличия, второй раз за это день Лиззи оказывается в спальне капитана.
Но вместо простой благодарности, девушка получает лекцию о правилах поведения и скептический взгляд на отвар. Он отчитывал ее, словно Лиззи была маленьким нашкодившим ребенком. Она уже даже и не припомнит, когда родители или няни ее так отчитывали.
Она было уже хотела привести свои извинения, но его тон разубедили ее в этом желании. Лиззи подняла голову и посмотрела ему в глаза, вызывающий поступок не иначе. Она расправила плечи, и грудь затянутая в корсет вызывающе вздыбилась. Не зря она просила затянуть корсет потуже, она понимала, как можно воздействовать на мужчин.
- Спасибо - только и произнесла девушка -  вы бы могли сказать спасибо. О том, что кто то вызвался о Вас позаботитьмя. Но видимо в море, вы совсем отвыкли от таких ощущений.
Она не умеет держать язык за зубами. Да уж, с таким умением, ей никогда не стать благочестивой женой. Мужчины любят покорных , а Лиззи слишком своевольная птичка.

- Судя по вашей вене на шее, у вас слишком учащенный пульс и это не нормально - она настаивала на своем, но коль больной отказывается от помощи, его право. Лиззи прошла в соседнюю комнату, которую вначале вовсе и не заметила. Она осталась стоять и повернулась к капитану.
- Я не привыкла быть нахлебницей. Я оплачу свое пребывание здесь, чтобы не доставлять Вам дискомфорт - сейчас ее щёчки налились алой краской. Его нравоучения ее выбивали из колеи. Она понимала, что здесь ей не рады. Что же тем лучше, значит  отпустят на вольные хлеба с миром. - Коль в мире такая трудная ситуация, то зачем вы согласились меня доставить в Англию ?- выпалила девушка и с прищуром посмотрела на Горацио.- Знаете ли, я тоже не в восторге от этой поездки. И не стоит более беспокоиться о подачи еды для нас, мы протянем на своих запасах - его слова и манера подачи, злила ее и она не сдерживала себя в негодовании. Ее грудь нервно вздымалась в корсете, показывая ее волнение.

Ах, да! Она же шла сюда,чтобы предложить ему сделку. Но сейчас она уже не уверена в своем плане
- Капитан Хорнблауэр - она сложила руки на платье и посмотрела на него, грохочущую ярость в груди, она пыталась унять- я готова хорошо заплатить, чтобы Вы высадили нас в ближайшем порту и забыли о том, кого везли. Я вижу, что Вам и самому не по нраву я, так что это решит и ваши и мои проблемы.
Она не вдавалась в подробности, почему не хотела ехать а Англию. Да и мужчина, вряд ли поймет ее нежелание выходить замуж , а посвятить себя нечто более значимому.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

8

Когда морская болезнь отступила, Хорнблауэр взял себя в руки и смог адекватно оценивать ситуацию. Наличие дамы на корабле и впрямь большая проблема, но с приказами от адмиралтейства он ничего поделать не мог. К сожалению, отдают и не такие приказы, которым перечить – себе дороже. Но перевозить на судне девушку, невесту чьей-то милости, в военное время это верх безрассудства. Конечно, кроме, как морем Леди Элизабет никак не доберется в Англию, а ждать окончания войны никто не станет. К тому же, ее жених не оставил бы в Панаме.

Ее вопрос был вполне резонным, а вот замечания по поводу его здоровья совершенно неуместны. Даже будучи при смерти, Горацио не принял бы от нее помощи. На корабле есть врач, которому капитан доверил бы свою жизнь. Хорнблауэр старался быть максимально вежливым с дамой, и понимал, что за свой язык может жестко поплатиться в Англии по приезду. Уж лучше французская эскадра потопит «Сазерленд» и его вместе с ним. А ведь плыть еще почти месяц.

— К сожалению, не все в этом мире поддается желанию. Если бы у меня была возможность отказаться, я бы непременно это сделал. Это, как минимум, небезопасно. Однако доставить вас к вашему жениху, это приказ адмиралтейства, а также герцога лично. В моих интересах довезти вас в целости и сохранности, — произнес Хорнблауэр сдержанно. Сомневался, что его слова будут иметь особенный вес для дамы, так как та явно не рвалась в Англию. Да и какое ей вообще дело до проблем капитана из-за нее. Радовал тот факт, что на пути  ни островов по близости, ни суши они не встретят. И шанс побега Леди Элизабет сводится к нулю. Если, конечно, она не сможет в одиночку спустить незаметно шлюпку на воду.
Ее слова о высадке заставили удивиться, но Горацио не подал виду. Да, сложновато будет им всем, пока не доберутся до Англии.

— И вновь вынужден вас огорчить, Леди Элизабет. Я не имею право это сделать, у меня приказ. Так что ваша плата и высадка не облегчит  нам жизнь, а только осложнит ее. А отдавать себя и всю команду под трибунал, перспектива мне не прельщает, — Горацио подумал отдать приказ вахтенным, чтобы тщательнее следили за тем, если девушка решит вдруг сбежать. И всех матросов, которые захотят в этом помочь, будут жестоко наказаны. Хорнблауэр не сторонник насилия, но в этом случае они подставят всю команду. А жизнь одного человека не дороже остальных четырех ста.

— Вам придется следовать на этом судне до Англии, Леди Элизабет, — с искреннем сожалением произнес Горацию. Увы, ему жаль, что выдалась такая нелегкая компания. Хорнблауэр выдохнул, разведя руками от безысходности.
— Максимум, что я могу для вас сделать, это ваше пребывание на корабле более комфортным. Но и вам придется на некоторое время принять наши порядки, чтобы все были довольны и никто не был ущемлен, — дополнил Хорнблауэр. Ему не хотелось превращать их общение в конфликт. Он просто понимает, что постоянное напряжение будет его истощать и выводить из себя. Горацио будет срываться на команду по пустякам,  а это ни к чему хорошему не приводит.

— Могу я пригласить вас сегодня на ужин? — неожиданно для самого себя выпалил Хорнблауэр. Но ему необходимо сгладить эту ситуацию, чтобы в дальнейшем отпустить даму с миром бродить по кораблю в одиночестве. А так же выбросить все мысли о побеге из головы. И у себя, и у нее… В противном случае, Хорнблауэр будет постоянно об этом думать, даже тогда, когда нужно думать о другом. Что из-за Леди на корабле команда останется без четкого надзора капитана.

[icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

0

9

Элизабет была эмоциональна, но все же не по годам рассудительна. Девушка здраво оценивала свои шансы, и ,увы, все говорило не в ее пользу.
Женщины нынче, не больше чем разменная монета. С их помощью заключают сделки, решают проблемы. Элизабет не желает быть товаром в руках мужчин. она полноценная личность, которая имеет право на свой выбор.
Да, она не любит приносить людям неудобства из за своего присутствия или поведения, но сейчас выбор стоит между ней и мужчинами. Наверное, будь она более воспитана, то в ее голове даже бы и не возникло выбора на сей счёт. Она бы выбрала свою честь и держала до конца голову высоко с достоинством приняв выбор родителей.
Но Лиззи слишком много думает.  И она не готова жертвовать собой ради выгоды. Не важно делает она это для родителей, или экипажа корабля. Она хочет выбрать себя и свои желания. А сейчас ее желания сводятся к тому, чтобы не добраться до Англии и не стать женой. Лиззи предпримет все попытки, чтобы сделать это. Да простят ее моряки, что переправляют ее в Англию.

- Вы лукавите, капитан - произнесла Элизабет - все же от желания мужчин зависит все в этом мире- она ухмыльнулась - что же замечу, для Вас было бы действительно меньшей проблемой, если бы вы все же отказались от моей перевозки. Женщина на борту, это к беде.
Когда он сказал, про личную просьбу дяди и ее будущего мужа,лицо девушки исказила гримаса отвращения. И претило ее нутру то, что опять и опять мужчины все  решают за нее. Она им покажет и докажет, что они не имеют право так себя вести.

- А доставлять меня в фактический плен - это для Вас вполне нормально - она крепко сжала ткань платья,да так что та захрустела под ее пальцами. Но ей было понятно, в лице капитана и команды не стоит искать союзников. Что же тогда она будет действовать в одиночку и от своего плана не откажется. Она не приедет в Лондон. И не станет женой какого то знатного человека, который купил ее словно барашка.
Лиззи решила, что стоит сменить тактику, усыпить его бдительность , а вот потом сделать задуманное. И плевать ей на всех, никто же никогда не заботился о ее чувствах. 

- Я поняла Вас, капитан Хорнблауэр - произнесла Элизабет и даже улыбнулась в конце. Ей послышалось сожаление в его голосе, но мужчины не способны сострадать, совсем.
На самом деле ее раздирала изнутри обида. Ей было обидно, что никто не понимает ее стремлений и вокруг все слепы, как котята. Ей хотелось разрыдаться и прямо сейчас прыгнуть за борт этого корабля и прекратить свои мытарства.
Но она должна держать лицо и не дать им шанса победить, вновь победить. Она лишь горделиво подняла подбородок и расправила плечи.
- Хорошо, я принимаю Ваши условия пребывания на судне - и больше она ничего не могла сказать, чем меньше он знает, тем лучше для него же самого. Если потом и будет трибунал, то ему и вправду будет нечего  сказать на ее счёт.
Его предложение прозвучало неожиданно.
- Хорошо, капитан. Я отужинаю с Вами сегодня - хотя есть совсем ей не хотелось, но стоило проявить учтивость и показать, что она сдалась на его милость.- А теперь позвольте мне откланяться,- неглубокий реверанс и девушка вышла из каюты капитана.

Остаток дня она провела за чтением и мыслями о дальнейшем. Иного пути, как уйти из жизни у нее не было, оставалось продумать, как это сделать наиболее тайно, так что ее не хватились и не было шанса на спасение. Лиззи уже поняла, что уйти - это ее единственный способ выразить протест всему мужскому миру, может тогда они начнут задумываться не только о своих желаниях.
Служанка помогла ей одеться к ужину, опять потуже затянув корсет. Поправила волосы и дала юной госпоже наставления.
Даже сейчас, когда была небольшая качка, Элизабет грациозно передвигалась по кораблю,словно эти волнения ее совсем не касаются. Оказавшись подле его двери, девушка постучалась.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

10

Конечно, женщине не понять, что такое долг перед отечеством, перед адмиралом и что такое приказы, которые требуют немедленного исполнения. Хорнблауэру сложно это объяснить словами. Кроме того, что за неисполнение его ждет трибунал. И вряд ли он будет оправдан перед судом. Горацио не был в курсе всех тонкостей, не вдавался в подробности, зачем девушку решили в такое время срочно переправить в Англию. Знал только, что она едет, чтобы выйти замуж за какого-то знатного господина. Что ж, не очень повезло ему с будущей строптивой женой, которая наверняка подумывает о побеге. Хорнблауэр насмотрелся на таких за двадцать лет плавания. На пленников, которые планируют план побега. В общем, Горацио не хотел из-за такого пустяка давать повод отдать себя под суд. Лучше уж за проигранный бой или его разорвет ядром в этом бою, чем стыдливо опускать голову на процессе.

— Ничуть не лукавлю, и мое желание не первостепенно. Мне отдан приказ, я его выполняю. Приказы не подлежат обсуждению, — пояснил Хорнблауэр, но чувствовал,  что его слова не возымеют на девушку никакого эффекта. Законов флота она не понимала и, по всей видимости, не хотела понимать. Слова про плен задели капитана, Леди Элизабет наверняка и не представляла себе, что такое настоящий плен. Прожив два года в испанской тюрьме, будешь совершенно иначе относиться к жизни. Спасся Хорнблауэр оттуда просто чудом, но при этом заслужив свое спасение.

— Мне не ведомы подробности вашего пребывания в Англии, поэтому не могу никак прокомментировать, — Горацио воздержался от комментария, не его ума дела. Он мог предположить, что Леди Элизабет не хочет выходить замуж, а ее выдают по принуждению, по статусу. Ровно, как и понять это нежелание. Хорнблауэр не был выходцем из знатной семьи, он поднимался с низов и стал капитаном. В жены ему досталась простая Мария, на которой он и женился совершенно спонтанно. О чем до сих пор жалеет. Но ее уже нет в живых, Горацио временами тоскует о ней, все-таки она его любила. Всем сердцем и душой, несмотря на все тяготы. Хорнблауэр никогда бы не посмел ее предать. А сейчас ее не хватало. Никто не ждет его на берегу.

Как только девушка покинула каюту, Горацио позвал к себе Буша и попросил тщательнее следить за Леди Элизабет, честно объяснив ситуацию. Буш не чужой, он поймет беспокойство капитана. Первому лейтенанту не нужно повторять дважды, он удалился из каюты исполнять приказ. Весь день Хорнблауэр занимался делами на корабле, они поприветствовали пару английских кораблей, а все остальное время Горацио разгуливал по шканцам, дыша свежим морским бризом. Солнце палило в лицо, было жарко. Из-за присутствия дамы на судне он не мог продолжать выполнять каждодневный ритуал, как душ под помпой, под струей морской воды.
Он вспомнил про ужин, когда Полвил напомнил о вечернем приеме пище. Хорнблауэр велел подать ужин на двоих, известив, что сегодня он отужинает с Леди, чтобы немного приободрить ее в этом флотском обществе. Хотя, это больше был просто  вежливый жест. Слуга поставил на стол запеченную телятину, а также омара, которого он выкупил у рыбаков.

Хорнблауэр немного волновался, но думал, что все пройдет нормально. Он был из тех капитанов, которые предпочитали устанавливать дружественные отношения, нежели враждебные. Даже будучи в плену, Горацио пошел на выручку испанским морякам, когда тех атаковал английский корабль. За это и был отпущен.

— Войдите, — когда девушка вошла, он обернулся от окон, пригласил девушку присесть за стол.
— Прошу, присаживайтесь, — Хорнблауэр сел напротив Леди Элизабет. Он должен, наверное, что-то сказать, но было трудновато подобрать слова. Их ужин мог бы пройти в тишине, однако, это будет крайне неловко.

— Так почему же вы так не хотите плыть в Лондон? — нарушил тишину капитан, задав вполне резонный вопрос. Может он сможет ее понять, хотя этого мало. Изменить что-то вряд ли в его возможностях.

[icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

11

Приказы не подлежат обсуждению.  Ей хотелось в голос возразить, что ничто  кажется, в этом мире не подлежит обсуждению. И Лиззи могла с ним спорить долго, могла повысить голос, но все ее надежды на мирное решение вопроса, растаяли. Девушка четко понимала, что ее доставят в Англию и придется исполнить волю семьи. А ведь Элизабет еще не знает, что этот брак должен стать спасением для нее семьи. После того, как отец заболел финансовые дела пошли плохо и ее дядя обещал семейству Стюарт оплатить все долги. О, если бы Лиззи знала, что ее фактически продали, то она бы без промедления бросилась в море. Но мать тактично промолчала о данной детали ее замужества.

-Замужество, вот цель визита в страну, где я родилась- ответила девушка, и как-то особенно тяжело выдохнула. Крутить мысли об этом было тяжело, но как только она сама произнесла это вслух, стало совсем нестерпимо. Она долгое время гнала от себя мысли того, что ей придется вступить в брак по благо каким-то порядкам принятым в обществе. А ведь мать ее убеждала, что так не поступит с единственной дочерью. Увы, все вышло совсем наоборот. Лиззи понимала, что все еще не смирилась с мыслью о замужестве. Да и не сможет это сделать. Ей хотелось разрыдаться, но гордость не позволяла это сделать, да и слезы не помогут ей. Она сглотнула и вновь подняла глаза на капитана.

Чтение хоть немного отвлекло ее от дурных мыслей. Служанка щебетала над ухом, что надо бы подлатать наряды мисс Стюарт, а сама девушка только отмахнулась от нее. Ее не интересовали все эти тонкости. В отличие от большинства женщин, она не приходила в восторг от кружев и жемчуга, Лиззи в  принципе придерживалась аскетичных взглядов на одежду и быт. Все должно быть удобно и чтобы не стесняло движений. На самом деле, девушка бы предпочла носить мужской костюм, нежели эти неудобные женские наряды с корсетами. Но она знала, какое порицание все это вызовет.
Когда же наступил вечер, Элизабет понимала, что есть она совсем не хочет. Но отказываться от приглашения капитана было нельзя. Это было стратегически важная встреча, днем она дала понять, что желает совершить побег, и он наверняка будет особенно пристально следить за ней. Лиззи необходимо убедить его в своем  благоразумии и усыпить  его бдительность.

На ее стук, раздался голос из каюты, и Лиззи вошла внутрь, неглубокий реверанс и на ее лице появилась милая улыбка.
- Добрый вечер, капитан - поздоровалась Элизабет, А  затем ей было предложено сесть. – Спасибо- произнесла девушка, и присела. Она мельком взглянула на еду, от волнения, что на нее накатывало от мыслей, что она сделает этой ночью, ее немного мутило. Девушка глубоко вдохнула.- А вы бы хотели, чтобы Вас продали как товар?- задала она встречный вопрос - увы, в Англии меня ждет замужество, которого я совсем не хочу. Я никогда не горела желанием вступать в брак, а тем более  ввязываться в нечто подобное. Моя семья - она выдохнула - фактически  продала меня и теперь, чтобы не уронить честь нашего рода, я должна подчиниться их воли - она говорила пылко и от того, ее грудь, затянутая в корсет нервно вздымалась, а щеки покрылись пунцом.- Капитан Хорнблауэр, заставляли ли Вас, когда-нибудь пойти против ваших убеждений? спросила девушка, смотря на капитана. _- Я никогда не мечтала стать кроткой женой для знатного человека, меня всегда прельщали совсем другие ценности. Ведь в этом мире столько неизведанного, но, увы, женщинам уготованы совсем иные забавы.- - от произнесенного вслух, стало как-то особенно тоскливо. Лиззи не надеялась на понимание, что же ему хотя бы будет, что сказать на трибунале. Ведь его вины не будет в том, что с ней случится.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

12

К сожалению или, может быть, даже к счастью, Хорнблауэру не знакомы все тяготы придворных. Когда женятся исключительно по статусу, чтобы объединить королевские семьи. Будучи выходцем из семьи сельского врача, Горацио не совсем понятны их порядки. Технически и то, что это важно для семей, он понимает. Но в душе… Ощутив на собственной шкуре, какого это жениться на нелюбимой женщине, Хорнблауэр мог бы представить, что сейчас чувствует Леди Элизабет. Мария, хоть и была нежной, любящей, но Горацио женился на ней спонтанно, руководствуясь не сердцем, ни душой, а долгом, желанием помогать ей. Однако не учел, что жить с нелюбимой будет еще тяжелее. Он не мог от нее уйти, видя, как сильно Мария его любит. Это разбило бы ей сердце, Горацио не желал так поступать, как последний ублюдок.

Хорнблауэр не хотел становиться монстром в глазах Леди Элизабет, который везет ее к нелюбимому жениху, к браку, который не сулит ей ничего хорошего, кроме богатства и статуса. В глубине души он ее понимали, но не мог воспрепятствовать воле герцога, который ждет в Лондоне свою невесту. А Леди Элизабет вовсе не стремится замуж. Горацио знал, что в их мире все не так просто, девушке выбирают выгодную партию. А кто он? Простой флотский офицер, капитан, на королевской военной службе. Вроде бы звучит неплохо, а по факту – пушечное мясо. Защищая свою родину, военные постоянно рискуют своими жизнями. Хорнблауэр давно смирился  с мыслью, что каждый последующий выход в море может оказаться последним. Уж сколько моряков, матросов, офицеров убило на его глазах, это не счесть.
Он бы мог многое ей рассказать, но не посчитал нужным выкладывать все карты на стол. Что служба в военное время, это, когда постоянно идешь наперекор собственным желаниям. Хорнблауэр всегда был против насилия, но приходится наказывать «кошками» за непослушание и неисполнение приказов. За нарушение уставов и прочего. Когда-то он «отпустил» своего слугу, который ударил старшего офицера, скрыв это от команды.

—  Сожалею, что так вышло, — искренне ответил Хорнблауэр, — Но я уверен, что вы выйдете замуж за достойного человека. Не думаю, что ваша семья хотела вам зла этим самым, — уклончиво произнес Горацио, налив вина в бокалы.

— На королевской службе постоянно приходится делать что-то против собственной воли, так что не сомневайтесь, мне это чувство знакомо. Но так уж вышло, что мне чуждо понимание того, как устроен мир высшего света. Я происхожу из семьи сельского врача, — пояснил Хорнблауэр, но не стал дальше распаляться на эту тему. Не то, что бы он стыдился своего происхождения. Как раз наоборот, он пришел во флот позже, чем нужно. Обычно юнг набирают лет с тринадцати, а Горацио в семнадцать заступил на службу мичманом. По карьерной лестнице карабкался сам, конечно, не без поддержки адмирала Пелью, у которого Хорнблауэр когда-то служил мичманом.

— Леди Элизабет, я преследую лишь одну цель, довезти вас до Англии. Мне тоже не прельщает держать вас здесь, когда в любой момент нам, возможно, придется зарядить пушки, а вам придется спрятаться в провиантском погребе. И я не могу дать гарантию, что после всего мы останемся на плаву… Я не запугиваю, но это реальность, это война, — Хорнблауэр отложил приборы и пустую тарелку в сторону.

— Так получилось, что именно наш корабль дрейфовал в акватории Панамы в то время. Поэтому приказ отдали мне, — дополнил Горацио, хмурясь. Ему самому опротивела мысль о том, что ему приходится удерживать здесь девушку насильно. Хотя это доставляло больше проблем для команды, чем душевных терзаний капитану. Внешне Хорнблауэр оставался спокойным и серьезным. Он поднял взгляд на Леди Элизабет, внимательно следя за ней, за эмоциями на лице… Горацио не хотел превращать эту поездку в заключение. Но и отпустить ее посреди океана на шлюпке капитан тоже не имел права. Ни морального, ни юридического…

[icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

13

Девушка смотрела в тарелку, признаться честно, кусок не лез в горло. И дело не в слабом желудке или морской болезни, ее тревожила и будурожила мысль того, что она сделает ночью. Лиззи не боялась смерти, и девушка понимала, что это единственный способ избежать пожизненного брачного рабства. Другая бы дама пришла в восторг от мысли того, что наконец то выходит замуж. Не стоит лукавить , но Лиззи уже фактически "просроченная невеста" , и это благо, что кто то ее берет в жены. Но ей не легче от этого, совсем.

- О, капитан, увы, от слов сожалению ничего проще не становится - она слабо улыбнулась и взяла бокал с вином, сделав небольшой глоток. - Знатные семье совсем не волнует, что испытывают их дети, когда их фактически насильно выдают замуж или женят. Их волнует только статус. Все было бы куда проще, если бы моя семья вовсе забыла о моем существовании.
Лиззи с радостью бы осталась в Панаме и продолжила учиться. Да и там она была свободна и не связана обязательствами. А Англия сразу наложит на нее кучу ограничений. Нет, не бывать этому, никогда. Лучше смерть , чем брачное рабство.

- Капитан Хорнблауэр, вы стыдитесь своего происхождения? - спросила девушка. - Что же, не стоит этого делать. Мы не выбираем в какой семье родиться. Я бы предпочла родиться в простой семье, нежели быть частью этого богатого бездушного мира- ещё один небольшой глоток.- Вы были женаты ?- вдруг спросила Лиззи, посмотрев на капитана. - Хочется верить, что хотя бы Вас насильно не женили и вы счастливы в браке.

Каким бы не был этот вечер, но она все же чувствовала себя пленницей. Ее фактически везут на каторгу, которую она будет нести до конца своих дней. Она видела, что капитан с ней честен и ей было неудобно уже за планы, что она вынашивает на эту ночь. Но выбор стоит между ней и ними. Что же, Лиззи поступит эгоистично , но выберет себя.
- Я бы предпочла смерть в бою, чем прибытие в порт Англии- честно сказала  Элизабет. - Можете не волноваться,меня не напугать подобным.Вам впервую очередь стоит заботиться о команде, я всего лишь гостья здесь.
Все равно у них будут из за нее проблемы, капитану придется отвечать перед судом почему он сохранил ей жизнь. Что же девушка найдет способ его обезопасить.

- Простите, за доставленные неудобства - выдохнув, поговорила Элизабет и встала из за стола. - Мне жаль, что эта непосильная ноша досталась Вам и вашей команде - она окинула каюту взглядом . - Капитан Хорнблауэр, есть ли у вас книги по мореплаванию ? Я бы с радостью ознакомилась , пока мы в пути. Тем более мои медицинские трактаты уже истерлись практически до дыр, а путь нам предстоит не близкий - она и вправду хотела почитать, но и для иного дела книга ей была нужна. Все же его собственность все равно потом вернется к нему. Он,наверное, когда нибудь поймет ее поступок.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

14

Хорнблауэр мог только предполагать, что происходит в семьях, приближённых к королевской. Конечно, родись он в такой семье, у него бы было другое воспитание, другое восприятие мира. Он бы жил по совсем другим правилам. Не факт, что они нравились бы, но тем не менее. Сейчас перед Горацио был совсем другой долг. Он военный, капитан корабля на службе у короля. Хорнблауэр обожает море, он не может без него жить. Отныне его никто не ждет на берегу. Жена и двое детей умерли. И впредь Горацио не собирался больше жениться, во всяком случае, без любви и каких-либо чувств. Мария была для него глотком свежего воздуха, бесконечным источником нежности, но Хорнблауэр её не любил. За это он себя ненавидел, что поддался тогда порыву.

Разговор с девушкой немного прояснил её тяжбы, Горацио не сочувствовал, но понимал её терзания. Выходить замуж за нелюбимого, ради денег, ради статуса... Он тряхнул головой, ощущая облегчение от мысли, что он не наследник престола, не родился в семье герцога или графа.

— Нет, я не стыжусь, Леди Элизабет, — отрицательно мотнул головой Горацио, — Наоборот, я горжусь тем, что мне удалось всего добиться самостоятельно. Без поддержки со стороны высшего света. Не без помощи со стороны Адмиралтейства, но это уже совсем другое, — она затронула щекотливую тему, и совершенно не хотелось отвечать на этот вопрос. Если Хорнблауэр скажет, что любил жену, то это будет ложью. А врать он не желал.

— Моя жена умерла в родах. Двое детей от оспы, — коротко пояснил Хорнблауэр, не вдаваясь в подробности. Он старался сохранять невозмутимость, но можно было заметить, что задело за живое. Как бы Горацио не относился к Марии, все равно она была его женой. Любящей.
Леди  Элизабет с такой лёгкостью разбрасывается словами о смерти. Совершенно не представляя, что чувствует моряк в момент боя. Страх, вкус смерти, запах крови, смешанный с порохом и дымом. Хорнблауэр не пожелал бы никому очутиться в таком положении когда ты вынужден наблюдать, как твои товарищи гибнут на глазах.

— Вы так легко об этом говорите, хотя уверен, не имеете и малейшего представления, что происходит на корабле в момент атаке ядрами, — нахмурившись, произнес Горацио.
— Тот плен, о котором вы говорите не идет ни в какое сравнение с пленом в военной тюрьме. В своё время я прожил там два года, в испанской тюрьме. Вы не представляете что происходит на корабле в момент атаки, и, что сотню моряков ждут на берегу жены, дети. Вы доедете до Англии, сможете жить себе и горя не знать. Ну, кроме того, что жить с нелюбимым мужчиной, — кривая ухмылка отобразилась на его лице, — А для нас, военных каждый выход в море может оказаться последним. И стоит отметить, что для многих, служба на судне не была добровольной. Кого-то завербовали из тюрем, кого-то просто потому, что война... — Горацио замолк, понимая, что для девушки его слова могут не дойти. Она прожила в тепличных условиях и горя не знала. Сам Хорнблауэр тоже пришёл во флот не от хорошей жизни.

На мгновение капитан задумался, что его раздражают суждения юной девы, которая решила сделать из женитьбы трагедию. Гордо обозвала её пленом... Да она настоящего плена никогда не видела!
Хорнблауэр встал со своего места, подошёл к шкафу, чтобы достать пару книг. Он сомневался, что ей вообще это будет интересно. Горацио положил их перед Леди Элизабет. Наверное, пора подводить ужин к концу. Капитан позвал слугу, чтобы тот убрал со стола, красноречиво оповещая об окончании ужина. Что ж, не сказать, что вечер прошёл продуктивно.

— А теперь прошу простить, меня еще ждут дела на корабле. Мой слуга вас проводит до каюты, — Горацио хотел, чтобы Полвил доложил ему потом, все ли нормально. А сам отправился на шканцы, немного поразмышлять, подумать.

[icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][nick]Horatio Hornblower[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

15

Лиззи и не надеялась быть понятой человеком, которому кажется в принципе все чуждо, кроме моря.
Да, и мужчины, иначе смотрят на все в этом мире. У них есть хотя бы хоть какое то элементарное право выбора. Мужчины, только себя они считают ща людей, а женщин рядом с ними, даже матерей не считают за полноценных личностей.
Элизабет сдерживала себя, чтобы не нагрубить капитану, иначе ее ждёт незавидная участь во время плавания. Вот возьмёт и прикажет ее не выпускать из каюты, что тогда? Как она сделает то, что собирается ? Поэтому, девушка все же натягивает маску благочестивой леди и продолжает мило улыбаться , ещё бы сдержаться, чтобы не спорить с каждым его словом. Это куда сложнее для нее.
Его слова о карьере моряка, вдохновляли. Ей всегда импонировали люди, которые сами добиваются всего. Значит в них есть стержень, характер. И совсем неважно, что этот характер вызывал в юной леди негодование.

- Я, сожалею, о вашей потере - искренне поговорила Лиззи, но его ответ не внёс  ясности в ее вопрос. - Но, вы слишком тактично ответили на него, филигранно умолчав о главном, был ли это брак по любви ? Я смею предположить, но вы женились от того, что так требовала ваша честь, а не сердце. И думаю, хоть от части, но вы должны меня понять.
Элизабет никогда не лелеяла мысли встретить мужчину, в которого влюбиться , а потом будет страдать от неразделенной любви. Большинство голов юных дев забито романтическими бреднями, которые они читают в любовных поэмах или одах. Они мечтают о принцах, которые их спасут. Но Лиззи давно уяснила, что спасти себя, может только она.

И вот его тон вновь изменился. Он явно гневался на нее, считая, что она ничего не понимает и слишком легко относиться к смерти.  Лиззи вновь глотнула вина, дыхание перехватило и хотелось броситься на него с аргументами, но она сложила руки на коленях, унимая тремор в них. Когда она злилась, не могла совладать с руками.
Когда он закончил ее отчитывать, Элизабет набрала полной груди воздуха и проговорила:
- Спасибо ,капитан Хорнблауэр за краткий экскурс в жизнь моряков его величества.
Она не стала усугублять свое положение. И так сказала много лишнего сегодня и навела на себя подозрения.
Лиззи рассматривала книги, чтение ее отвлекало от дурных мыслей, да и капитана стоило отвлечь от разного рода размышлений на ее счёт.
Капитан положил перед ней книги,  Элизабет тут же взяла одну и начала ее листать.
- Спасибо - произнесла она, и когда он произнес слова об окончании ужина, она выдохнула, пора заканчивать сей фарс.
- Благодарю Вас за ужин, где моя каюта , я знаю - она прижала книги к груди , развернулась на каблуках и пошла прочь.

Оказавшись в каюте, служанка помогла ей избавится от платья, та приготовила ей уже ночную сорочку и помогла облачиться в нее. Лиззи сообщила,  что хочет почитать , а служанка может отойти ко сну. Что собственно та и сделала.
Когда только слуга уснула, Элизабет достала чернила и бумагу, и принялась писать записку.
Это записка была адресована суду, который случится над капитаном и его командой, что позволили погибнуть леди Элизабет. В своем послании девушка просила, не наказывать их , так как это было только ее решение добровольно уйти из жизни, а команда же сделала все, чтобы ее поездка домой прошла удачно. И сделала внутри ремарку, прося полностью снять все обвинения с капитана Хорнблауэра.
Она положила записку в одну из тех книг, что дал ей ранее капитан. Сегодня в свое темно время перед рассветом, Лиззи приедет свой план в действие. Время выбрано не случайно, обычно к этому моменту все уже измотаны, все ещё темно и если ей повезет, ляжет туман. Она легка на кровать и до самого сама часа Х не могла заснуть. Она прислушивалась ко всем звукам за дверью. Вначале бы шумно, но затем звуки стали стихать.
Лиззи выбралась из кровати, и босиком в ночной сорочке пошла на палубу. Ночной ветер развивал ее белокурые волосы, прохладный ветер пробирал до костей. Ей повезло, пока она не встретила никого на своем пути.
Подойдя к ограждению, что отделяло ее от освобождения, тонкие пальцы Лиззи вцепились в него. Она вдохнула полной грудью. Пора сделать это шаг. Она нагнулась вперёд , всматриваясь в темную воду, хочется думать, что погибнет она быстро. Лиззи была готова прыгнуть за борт и уйти.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

16

Хорнблауэр не считал себя обязанным отвечать на вопросы, связанные с его личной жизнью. Это частное, настолько глубоко личное, что даже думать об этом противно, не то, что произносить вслух. Может где-то в глубине души, Горацио и любил Марию, но наружу эта любовь не выходила. Он привязался к ней, искренне любил детей, которые умерли от болезни. Хорнблауэр до сих пор помнил, как приехал из плавания и заметил, что оба детей больны. Он помнил тот день, когда Мария держала на руках младшую Марию, а в соседней комнате их сын лежал уже мертвый. Эти эмоции не сравнимы ни с чем, поэтому Горацио оставил вопросы Леди Элизабет без ответов. Тем более, что честную позицию Хорнблауэра она бы не приняла и не поняла.

Ужин закончился не на самой приятной ноте, Горацио вышел из каюты, чтобы немного походить по шканцам, поразмышлять. Как и ожидалось, Леди его не услышала. Хорнблауэр не стал предпринимать больше попыток убедить девушку в том, что военное время накладывает отпечаток.
Приятный морской воздух дул в лицо, корабль лег в дрейф на ночь. Обычно, когда капитан выходит на шканцы, все остальные расходятся по другим углам корабля, оставляя его в одиночестве. Это было почти традицией на судне. Хорнблауэр мечтал поскорее отвезти Леди, получить в Англии новые приказы, чтобы отплыть дальше. Война подстегивала к безрассудству, Горацио уже не мог жить по-другому.

Ближе к полуночи, когда прозвенел колокол о смене вахты, он зашел к себе в каюту, где его уже ждал слуга, чтобы принять у него одежду и помочь подготовиться ко сну. Но Горацио избавился лишь от сюртука, жилетки и обуви, лег на кровать прямо в штанах и рубашке. Велел слуге идти прочь и разбудить его, если понадобится. Хорнблауэр по привычке просыпался каждый раз, когда слышал звуки колокола, прикидывал сколько времени  и какая вахта. Сквозь сон слышал топот наверху, как будто ходили по голове. В общей сложности, Горацио проспал часа три, периодически просыпаясь от посторонних шумов.
Почувствовав, что выспался, Хорнблауэр лежал просто с открытыми глазами, глядя в потолок, где был расположен компас. Из размышлений его вырывают звуки на палубе, голос вахтенного офицера.

— Леди, что вы делаете? — вскрикнул лейтенант, схватив девушку за руку, когда она перегнулась через борт корабля и оттащил ее от края. Вот уж чего им сейчас не хватало, так это самоубийства на корабле. На шум вернулся второй лейтенант, который еще не успел уйти в свою каюту после смены вахты.

— Что тут происходит? — отозвался старший лейтенант.
— Она хотела прыгнуть за борт. Нужно бы  доложить капитану, — произнес младший офицер. На что старший приказал разбудить Хорнблауэра, чтобы доложить ситуацию. У него из-за данной истории могут быть неприятности, если дама решит совершить суицид на корабле. Как бы там ни было, у капитана приказ довезти девушку в целости и сохранности.

В капитанскую каюту постучались, Горацио пригласил войти второго лейтенанта. От озвученных новостей Хорнблауэр, не то, чтобы удивился. Он ожидал, что девушка может выкинуть что-то из ряда вон, но не ожидал, что все настолько серьезно. Будь на ее месте кто-то из членов команды, капитан не раздумывая, приказал бы выпороть «кошками». Он глубоко вздохнул, попросил привести юную нарушительницу спокойствия к нему в каюту.
Горацио вышел в гостиную каюты, девушку привели к капитану, закрыв за ней дверь снаружи. В полумраке, был слышен треск чадящих свечей, которые зажег слуга, он оглядел девушку, что стояла перед ним в ночной сорочке, босяком, не зная с чего ему начать.

— Леди Элизабет, я ожидал от вас чего угодно, но не столь безрассудного поведения. Вы считаете, что все это глупые шутки? Вам ваша жизнь не дорога, зато мне дорога судьба четырехсот человек. Если бы вахтенный офицер вовремя не заметил, то остался бы виновен в том, что не уследил, — Хорнблауэр выдохнул, не зная как еще донести до девушки, стоит решать свои проблемы не ценой жизни других людей. Он отметит это в судовом журнале и укажет в рапорте. 

— По прибытию в Англию, делайте, что вам заблагорассудится. Но на этом судне власть, это я. Отныне будете жить в капитанской каюте, — сам же переберется в каюту первого лейтенанта. Да, удобство так себе. Но из капитанской меньше шансов сбежать, так как из окон открывались только две маленькие створки. А из них девушка не выберется за борт. Плюс, если выйдет на палубу, это увидят. Сделано это для того, чтобы капитана сразу же замечали на палубе.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i5.imageban.ru/out/2021/07/29/2af33eda27d81d2f7866da740eba0176.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

17

Что чувствовала сейчас Элизабет , перед тем как шагнуть туда, откуда нет возврата ? Ничего. Внутри была пустота. Наверное, что то внутри нее оборвалось , когда она ступила на борт этого корабля. Лиззи уже простилась с собой, ее прежней жизни никогда больше не будет.
Ей незачем жить такой жизнью, какую для нее выбрали родители. Она никогда не сможет полюбить или даже просто нормально относиться к человеку, которого ей в мужья выбрали родители. Он для нее априори враг. Лиззи бы так или иначе, но свела бы счёты с жизнью.
Холодный ночной ветер пробивался сквозь тонкую ткань ее ночной сорочки. Девушку бил озноб, но в своем решении она была уверенна, и не собиралась отступать.
Лиззи перегнулась через перила , и вот вот бы, упала за борт и оказалась в воде, но ее одернул за руку офицер и девушка вновь стояла босыми ногами на палубе.
- Не трогайте меня - практически злобно произнесла Элизабет и дернула руку , она была раздосадована тем, что ей не дали завершить задуманное ей. Теперь все это дойдет до капитана и он вновь будет читать ей нотации. Правда, лучше бы она умерла, чем вновь слушать речи капитана. Девушка надменно дернула головой, смотря на офицеров с некой толикой презрения. - Кто Вам сказал эту чушь ? Вам привиделось это в предрассветном тумане!
Когда чуть раньше она оказалась на палубе ветер не казался таким пронизывающим , а сейчас она озябла и от холода ее затрясло.

Она знала, что ее ждёт дальше, точнее догадывалась, что капитан Хорнблауэр предпримет все попытки, чтобы фактически ее запереть в каюте. Лиззи стояла на палубе, с высоко поднятой головой, не признается она никому, что хотела умереть. И дело не в том, что ей стыдно, отнюдь. Просто она знала наверняка, что никто на этом судне не поймет ее,  и проще включить полную несознательность.
И вот Элизабет повели в каюту капитана. Она вышагивала босиком , и шла так будто бы несла себя и ее даже не смущал тот факт, что она была в одной ночной сорочке. Ее пропустили в каюту, а затем дверь закрылась. Она осталась стоять в тусклом свете свечи, посреди каюты. Здесь было куда теплее, чем на палубе.
- Что Вы, капитан - ухмыльнулась девушка - я вышла подышать ночным воздухом, и наклонилась, чтобы поближе рассмотреть водную гладь, которая показалась мне весьма необычной, а тот юноша подумал, что я решила спрыгнуть вниз. Это же полный абсурд!- Лиззи говорила спокойно, пыталась не показывать, что продрогла или испытывает хоть какой-то  дискомфорт.
Ей все равно нечего терять, и быт с капитаном в хороших отношениях, уже не входит в ее планы. Он ,как упрямый осел, будет стоять на своем. Что же Элизабет тоже не собиралась сдавать своих позиций, и будет обороняться до последнего. Доведет его до истерики, сам выбросит ее за борт и придумает отговорку для жениха, что ждет ее в Англии.
- Вы не смеете мне указывать -  спокойно, произнесла Лиззи- хоть вы здесь и власть, как вы сами сказали. Но, я не подчиняюсь Вам. Я Элизабет Стюарт буду сама решать, что и как мне делать на этом корабле. Где спать и что, есть. И если на то пошло дело, и вы боитесь, выставьте перед каютой охрану или сами сторожите меня, капитан Хорнблаур. И, если ваши пустые обвинения продолжат сыпаться в мою сторону, то я буду вынуждена объявить голодовку, заявив тем самым, Вам свое негодование-  она все равно не оставит своих попыток свести счеты с жизнью, у нее еще есть запасной план действий, который кажется, придется применить.- Я знаю, что я пленница на вашем корабле. Но я  не смирюсь со своей участью жертвенного барашка. А теперь, думаю, Вам стоит провести беседу со своими матросами, чтобы объяснить им насколько  я безрассудна и глупа- девушку бил озноб, кажется на палубе ее сильно продуло, как бы она не пыталась сохранить лицо в конце своей речи, все же чихнула.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

18

Хорнблауэр и не надеялся на нормальный разговор, на то, что девушка наконец-то возьмется за голову, и пораскинет своими мозгами, хоть чуточку. Ему уже было все равно, что его ждет на том конце пути. Он постарается изложить все максимально в красках, чтобы в адмиралтействе поняли, насколько все было муторно. Что юная Леди упряма и его офицерам не почудился ее опрометчивый поступок. У него на корабле уйма свидетелей, которые встанут на сторону своего капитана, подпишут любой рапорт. Уж не первый год ходят под одними парусами, под одним флагом. И то, что Горацио не привык, когда мешают обычному течению жизни на корабле, это тоже знают все. Хорнблауэр пытался дослушать девушку с невозмутимым выражением лица, периодически хмурясь. Разговор зашел в тупик, но капитан и не думал отступать от своих слов. Он мог бы многое высказать сейчас, да вот зачем? Нет смысла распаляться, тратить свои нервы на Леди Элизабет, которая еще и потребовала извинений за свой идиотский поступок. Грешным делом Хорнблауэр посочувствовал ее будущему мужу, который имел неосторожность согласиться на свадьбу с этой особой.

Совсем недавно он и не считал ее пленницей, пытаясь выйти на конструктивный диалог, объяснить, что ее личные трудности не должны перекликаться с трудностями команды корабля. Но Горацио так и не был услышан Леди Элизабет. Господи, почему это теперь его проблема? Он вспоминал свою нежную и любящую Марию, которая никогда не закатывала ему таких истерик, выкатывала претензии только, когда ревновала его к морю. Но он мог это понять, принять, проглотить. Извиниться, поцеловать, и она тут же все забудет. Однако Леди Элизабет не пошла с ним на диалог, и теперь еще указывает что ему делать. Хорнблауэр не намерен отказываться от своих слов. Следует переселить девушку в свою каюту, тут она будет под большим присмотром, чем там. А Буш будет и рад разделить с капитаном свою каюту. Давно Горацио не спал в гамаке, вспомнит мичманские и лейтенантские времена.

— Леди Элизабет, вы на корабле не пленница. И в праве делать все, что вам заблагорассудится. Однако есть элементарные понятия норм приличия, порядков на судне, а так же в обществе, куда вы попали. Я пытался общаться с вами, как с гостьей на своем корабле, но вы не желаете идти на контакт. Еще раз повторюсь, что ваши личные проблемы не должны становиться всеобщим достоянием. Не моя идея была выдавать вас замуж и везти в Англию. Будьте любезны, оставьте ваш гнев для вашего жениха, — Хорнблауэр замолк, понимая, что дальнейший разговор бессмысленный. Он велел уже сейчас транспортировать вещи девушки в его каюту, а капитанский рундук в каюту первого лейтенанта. Однако не успел слуга покинуть помещение, как дверь распахнулась и появился вахтенный мичман.

— Капитан, простите за вторжение, — юноша старался не смотреть на девушку в ночной сорочке, замялся, но продолжил, — Смотрящий увидел паруса с наветренной стороны. Корабль движется прямо на нас, — доложил мичман. Горацио недолго думая, прицепил шпагу к поясу и выбежал на палубу, совсем позабыв о Леди Элизабет. Только, когда вышел приказал двум матросам присмотреть за капитанской каютой.
В полной темноте можно было разглядеть только огни с другого борта. Не было никакой гарантии, что это судно британское. Но они приближались.

— Подготовить корабль к бою! — по всему кораблю засуетились матросы, под ним было слышно, как все семьдесят четыре пушки, почти одновременно, выезжают из портов. Офицеры курировали подготовку и уже через какое-то время ему доложили о полной боевой готовности. Когда второе судно приблизилось, в свете огней можно было разглядеть французский флаг.

Тут он вновь вспомнил о том, что в его каюте находится Леди Элизабет и отдал приказ, чтобы девушку отвели на самую нижнюю палубу, где она будет в относительной безопасности.
Вражеский корабль подплыл с открытыми пушечными люками, явно готовый нанести первый удар. Они рассчитывали нанести неожиданный удар, но его офицеры крайне вовремя заметили приближающийся корабль. Все знают, как важен первый удар, как правило он самый прицельный… Горацио слышал команду своих офицеров и первый бортовой залп прогремел у него в ушах. Когда клубы дыма рассеялись, Хорнблауэр понял, что они выстрелили почти одновременно. По палубе уже потекла чья-то кровь, брызнула ему на рубашку. Пушки обоих судов продолжали палить под команды офицеров…

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/07/d7cfef59f5bfbd41d2be94e3c7a2132f.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

Отредактировано Henry Harrow (7 Авг 2021 21:02:59)

+1

19

Осознала ли Элизабет всю нелепость своего поступка ? О, это вряд ли. Она все ещё холила мысль о том, что ей удастся избежать участи быть выданной замуж насильно. Но видимо на этом корабле , ей не удасться расстаться с жизнью. Ее поведение довело капитана до бешенства. Как бы он сейчас не пытался перед ней держать лицо и вести себя в рамках приличия, леди Элизабет чувствовала , как он желает своими руками выкинуть ее за борт. Что же, Лиззи и не искала в его лице союзника и не ждала его любви и понимания. Она добилась чего хотела. Вполне возможно, что его ярость достигнет апогея и он сам сделает то, о чем думает она.
До Англии плыть ещё месяц, и этот месяц будет той ещё пыткой для них всех. Что же, наверное, она заслужила все это. И стоит смириться с тем, что ее доставят в Англию и продадут, как овцу на рынке. От этой мысли, она поморщилась, представив то, что придется все же сойти на берег в Англии.
Лиззи выдохнула, когда капитан продолжил свои нравоучения на сей счёт. Лиззи же стояла как вкопанная на месте, ее грудь нервно вздымалась , а щеки стали пунцовыми. Ей было, что сказать ему в ответ, но диалога у них не выйдет. Они не слышат друг друга. У них совершенно разные взгляды на все в этом мире. И спорить можно до бесконечности, но имеет ли это смысл ?

- Капитан Хорнблауэр - произнесла Элизабет, горделиво , смотря на него сверху вниз. И это не связано с их социальным статусом, нет просто она считала, что имеет тоже право на свое мнение, которое правда никому не нравиться.- Раз я не пленница, как вы утверждаете, разрешите мне самой решать, что делать. Я услышала то, что хотели Вы донести до меня. И больше не буду досаждать Вам и вашей команде, которая согласилась доставить меня на Родину.
Увы, она виновата сама. Могла бы быстро прыгнуть за борт и сейчас бы избежала этого унизительного разговора с капитаном, который явно считал ее самовлюблённый гордячкой.
Она хотела добавить на счет переезда в его каюту, но вошёл встревоженный мичман и Лиззи не осмелилась хоть что то произнести. Капитан с такой скоростью вылетел из каюты, что девушка даже изумиться не успела. Она только проводила его взглядом и когда осталась одна, устало рухнула на стул. Только сейчас вся тяжесть прошедших дней упала на ее плечи, и то о чем вечером она говорила вслух, кажется становится реальностью. Она говорила, что хочет лучше умереть, чем становиться женой поневоле. Но Лиззи никогда не хотела кого то ещё тащить туда за собой.
Она слышала активность за дверьми каюты капитана, Элизабет не выдержала и вскочила с места, начала быстро ходить по каюте туда сюда, она нервно заламывала пальцы, было какое то дурное предчувствие.
Когда за ней пришли, Лиззи краем глаза увидела капитана, который сейчас предстал перед ней в совсем другом свете. Если до этого он казался ей мальчишкой, то сейчас выглядел , как серьезный муж, который прекрасно знает, что нужно делать.
Элизабет вместе с ее служанкой, провели на нижнюю палубу и когда грянул первый удар пушек, Лиззи вздрогнула, сжала ткань ночной сорочки и до крови прикусила губу. Девушка боялась вовсе не за себя, себя ей никогда не было жалко, а вот тех людей, что отдают сейчас там наверху свои жизни , ей было невыносимо жалко. Ей бы хотелось оказаться там наверху, но женщина лишняя в таких местах, и Лиззи выдохнула ,притаившись ожидая исхода этого боя. Она волновалась за этого противного капитана Хорнблауэра, который только и видел в ней капризную девочку.
И вот , когда смерть так близка к ней, сердце Элизабет замерло. Ей стало нестерпимо жалко всех людей, которые сегодня погибнут в этом сражение. Она звала смерть и кажется она пришла, но только не за ней.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

20

Война никого не щадит. При встрече с вражеским судном, они не имели право пройти мимо и не попытаться его захватить. Совсем плохо дела обстояли, когда противник уже шёл на них с целью атаковать. В этом случае необходимо дать достойный отпор, в чем Сазерленд чаще всего преуспевал. Пока канониры палили из пушек на нижних палубах, Хорнблауэр командовал управлением корабля, чтобы навести наиболее точный удар. На его глазах одного из рулевых снесло вражеским ядром. Но и его команда не отступала, продолжала выстреливать во французский корабль.
Хорнблауэр услышал треск со стороны вражеского судна, матросы на палубе засуетились. Ядро пушек Сазерленда попало в их грот-мачту, которая рухнула, потянув за собой ванты и другие крепления. Французский корабль стал неуправляемый и развернулся к ним кормой, не имея возможности ответить выстрелом. Пушки вновь громыхнули, корабль качнулся от отдачи. Хорнблауэр продолжал выкрикивать приказы, видя две пушки на корме вражеского судна, которые запустили последние выстрелы в Сазерленд. Ядра прилетели прямо на шканцы, капитан пригнулся, когда щепки древесины разлетелись в разные стороны.

Но через несколько секунд почувствовал пронзающую боль в боку, кровь хлынула из раны, Хорнблауэр прижал руку к ней,  но проку было мало. Он чувствовал, что подняться не может, ему невероятно больно, от  каждого движения в глазах темнеет.
Горацио увидел, как ему навстречу бежит Буш, который заметил ранение капитана. Ему не требовалось ничего объяснять, первый лейтенант метнулся за судовым врачом, Клайд максимально быстро оказался возле Хорнблауэра.

— Мистер Буш, примите командование кораблем, — успел крикнуть приказ Хорнблауэр, когда его матросы помогали отнести капитана на носилках на нижнюю палубу. Он объективно понимал, что не сможет командовать судном, будучи на больничной койке. Но к моменту, когда Горацио оказался в каюте врача, пушечные выстрелы стихли.
Клайд в первую очередь взялся за капитана, двое матросов держали его за плечи, когда он вытаскивал осколок древесины из раны, а затем накладывал швы. Было больно, Горацио не сдерживался и просто кричал в некоторые моменты. Хорнблауэр настоял, чтобы ему не давали опиум во время проведения операции, он не хотел надолго погружаться в сон, из которого потом долго будет выходить. Невзирая на ранения, Горацио не мог надолго оставить команду. Буш, конечно, справится, но капитан все же Хорнблауэр.

Клайд закончил со швами капитана, наложил повязку и перешёл к другим раненным. К великому счастью, убитых на корабле не много, как и тяжёлых раненных.
Хорнблауэр лежал на больничной койке, чувствовал тупую боль в бочине. Тело покрывалось потом, Горацио чувствовал, как его одолевает жар. Он вытер лоб рукавом. Но больше всего волновало то, что сейчас происходит на палубе. С нетерпением Хорнблауэр ожидал, когда Буш спустится к нему, чтобы доложить и старался не отключиться до его прихода. Очень клонило в сон, но боль не позволяла ему уснуть.

Врач вернулся к нему через пару часов, когда всех раненных обеспечили лечением, повязками. Буш с офицерами на палубе похоронили убитых и отправили призовую команду на захваченный корабль. Пленных, кого удалось завербовать, а кого-то отправили в трюмы. Хорнблауэр пытался расспросить Клайда, но тот ничего толком не знал. Тогда Горацио попросил его позвать Буша.

— Как вы себя чувствуете, сэр? — он слышал беспокойство в голосе Буша, но Хорнблауэр отмахнулся. Терпимо. Лейтенант понял и продолжил.
— В корпусе сейчас летают пробоины. Как только закончат, мы сможем отплывать. Призовой корабль отправлен в Англию, на нём пленные поставили временную мачту, — доложил Буш. Горацио одобрительно кивнул, не в силах нормально ответить. Буш рассказал ему еще несколько интересных сведений, которые узнал от пленников.

— С вашего позволения, я пойду на палубу. Проконтролирую отправку захваченного корабля. К слову, Леди Элизабет цела и не ранена, мы её отправили обратно в мою каюту, — Горацио кивнул. Он совсем позабыл о девушке на судне. Как и не сказал Бушу, что хотел перевести её в свою. А сам переехать у нему. Интересно, цела ли его каюта вообще...
Она, ведь, могла погибнуть. Черт его знает, чем ему это грозит. Однако он все равно переживал за неё. Глупая девчонка, не знающая жизни. Она хотела умереть... Смерть от ядра не такая уж мучительная.

Завидев перед собой Клайда, Хорнблауэр тихо его попросил.
— Перенесите меня в мою каюту. Мне там будет удобнее, — врач сначала колебался, не хотел излишне беспокоить раненного. Но Горацио настоял. Матросы поместили его на носилки. Было больно, но он выдержал. Хорнблауэр почувствовал облечение, когда оказался на собственной кровати. Полвил подбежал к нему, помог сменить окровавленную рубашку, протер его потное тело, лицо влажным полотенцем. И надел на него чистую рубашку.

— Позовите ко мне Леди Элизабет, — попросил Горацио, обращаясь к своему слуге. Но глаза слипались неимоверно. Не дождавшись девушку, он отключился и провалился в сон.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/07/d7cfef59f5bfbd41d2be94e3c7a2132f.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

21

На нижней палубе Элизабет сходила с ума, вздрагивая от каждого пушечного выстрела. Она с такой силой заламывала пальцы, что костяшки побелели. Ее служанка жалась к своей хозяйке, то ли сама пыталась спрятаться за ней, то ли всеми силами хотела защитить леди Элизабет. Мисс Стюарт замирала каждый раз, когда слышала крики или характерный звук от падения тела. Смерть была так близко, но пришла не по ее честь.
Она даже не заметила, как все закончилось. В один миг просто все затихло, и сердце молодой леди замерло. Ей хотелось скорее подняться наверх и посмотреть какие потери они понесли и может быть предложить свою помощь, хоть на что то, но она может сгодиться. Она ведь не настолько бесполезна по сути.
За ними спустились спустя какое то время, Элизабет выглядела совсем бледной и без прериканий, пошла следом за офицером, ее служанка шла следом за ним.
Оказавшись на палубе, Лиззи едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. На палубе виднелись следы крови, были оторванные конечности и моряки суетились туда, сюда. Никто даже и не обратил внимание на нее.
Служанка слегка толкнула ее в спину, чтобы она продолжила движение в каюту,когда же они оказались подле нее, Лиззи ну сдержалась и спросила :
- Все ли хорошо с капитаном Хорнблауэром ?
Но ответа девушка не получила, ее только затолкали в каюту и закрыли дверь. Всем сейчас было не до нее.
- Леди Элизабет, мы выжили- прощебетала ее служанка, взяв гребень в руки и начала чесать волосы хозяйки.
- Но сколько моряков сейчас погибло - выдохнула Лиззи и села на кровать, она уже не противилась ничему.Она опустила голову вниз, пока служанка пыталась вернуть своей хозяйки вид леди.

Элизабет волновала судьба капитана, они расстались на плохой ноте и ей бы не хотелось , чтобы последние слова, что он услышал от нее, были гневные реплики. Это неправильно. Обычно Лиззи не подвержена мукам совести, но в этом случае, она чувствовала себя виноватой перед капитаном.
Она потеряла счёт времени, ей казалось, что ничего не происходит и это сводило с ума. Служанка ее переодела и привела ее в нормальный вид. Элизабет вздрогнула , когда к ним постучали. Капитан звал ее в свою каюту.
Лиззи не произнесла ни слова, проследовала за слугой капитана, она готовила пламенную речь полную извинений перед ним. Слуга пропустил ее каюту, а сам вошёл следом. В гостиной его не было, и перед ней открыли следующую дверь , которая вела в спальню. Лиззи не смогла сдержаться и тяжело выдохнула. Капитан был очень бледен, его ранило.
- Принеси таз с теплой водой и свежие полотенца, я побуду с ним, пока он не проснется - проговорила Элизабет, слуга капитана не стал с ней спорить, а пошел выполнять ее приказание, девушка подвинула кресло к его  кровати и присела рядом с ним. - Капитан Хорнблауэр, мне так жаль - тихо, произнесла девушка и потрогала его лоб.

Лиззи обтирала его лицо влажным полотенце  и поправляла одеяло, она пыталась следить, что ему не стало хуже. Неизвестно сколько пошло времени, перед тем, как она задремала в кресле, все же прошлую ночь она совсем не спала.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

22

Еще лежа на больничной койке в каюте врача, Хорнблауэр узнал от Буша, что французский корабль уже ранее встречался с другим английским судном. К великому сожалению, ему повезло меньше  и французы его захватили, практически все пленные были убиты или завербованы, или переданы во французскую тюрьму. Кого-то из моряков удалось освободить, они перешли на «Сазерленд». От пленников с захваченного корабля Буш случайно узнал о потенциальном женихе Леди Элизабет. Генрцога убили на том же судне во время захвата. Хорнблауэр хотел сообщить эту новость девушке, но не успел, отключился от усталости и жара во всем теле.
Спал он плохо, беспокойно. Горацио слышал звуки вокруг себя, периодически просыпаясь и погружаясь в сон обратно. Он слышал разговоры рядом с собой, ему снился дурной сон про Марию, про погибших детей. Хорнблауэр отчаянно старался вырваться из этого сна. Жар спал через несколько часов, и он смог, хоть немного поспать. Отмахиваясь от чего-то мокрого на лбу, Горацио окончательно проснулся. Он сделал вдох, спина затекла от длительного лежания.
Хорнблауэр медленно повернул голову, увидел перед собой Леди Элизабет. Рука машинально потянулась к ране на боку, Горацио поморщился от боли. В этот момент к нему зашел Клайд, решивший поинтересоваться, как чувствует себя капитан.

— Проснулись, сэр. Это хорошо. Миледи, позвольте я осмотрю капитана… — врач намекнул, чтобы девушка поднялась и дала ему место.
— Или лучше… Подержите его за плечи, — «О, Боже, нет…», Хорнблауэр нахмурился, лучше бы он позвал кого-то из матросов. Горацио хотел возразить, но врач уже откинул одеяло в сторону, поднял рубашку и снял повязку. Капитан дернулся.
Врач удовлетворительно посмотрел на рану, протер шов чистой водой, затем антисептическим раствором. Хорнблауэр напряг мышцы, было… терпимо. Выжил и на том спасибо.

— Рана хорошо заживает, нагноений нет, — сделал вердикт Клайд, накладывая чистую повязку. Горацио сглотнул, в горле пересохло.
— Когда я смогу встать? — вопрос капитана вызвал у врача негодование, но тот не сказал ничего в упрек.
— Встать вы можете уже завтра, только будет больно. И никаких резких движений, — Хорнблауэра порадовала эта новость. Правда, встать он вряд ли сможет. Но, если он сможет дойти до уборной, значит и выйти на палубу тоже. В конце концов, нужен свежий морской воздух. Он лечит лучше душной каюты.

Следом к нему пришел Буш. Хорнюблауэр не слишком обрадовался такому количеству народа у его кровати. Не хотел выглядеть столь жалко в глазах команды. Но вариантов было немного.
— Сэр, как хорошо, что вы очнулись. Докладываю, что дыры в борту залатали, доводим остальной ремонт. Думаю, через пару дней мы сможем отплыть, — Горацио кивнул, совсем позабыв, что он звал девушку к себе, чтобы сообщить ей новости. И уже сомневался в целесообразности ее пути в Англию. Однако часть пути пройдено, и обратно возвращаться поздно. Врач закончил с повязкой и удалился  к себе. Буш откозырял капитану и ушел дальше руководить подготовкой к отплытию.
Хорнблауэр повернулся к Леди Элизабет. Кашлянув и поморщившись от боли, Горацио поерзал на постели, чтобы принять более удобное положение.

— Должен вам кое-что сказать. Этот корабль неделю назад атаковал одно английское судно. Среди их пленников были и захваченные англичане. Они рассказали, что на том корабле находился герцог Уэлсли. Насколько я понимаю, ваш жених… Он должен был прибыть в Англию незадолго до нас. Но во время абордажа он погиб, — Хорнблауэр замолк, сделав глубокий вдох. В каюту вновь открылась дверь, на пороге показался Полвил с миской куриного бульона и стаканом воды.

— Прошу прощения, сэр. Но мне пока не велено вас кормить чем-то тяжелым, — он поставил поднос на тумбочку рядом с кроватью.
— Помоги мне сесть лучше… — буркнул Хорнблауэр, слуга помог ему сесть на кровати, подложил под спину пару подушек. Было хреново больше от того, что спина затекла, а рана почти не болела. Но все равно Горацио попробовал ее рукой, убедившись, что крови нет и все в порядке. Капитан облегченно откинул голову на подушки, глядя на девушку и пытаясь понять ее реакцию.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/07/d7cfef59f5bfbd41d2be94e3c7a2132f.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

23

Пока на борту корабля творилась вакханалия, Лиззи забыла о своих душевных терзаниях. Она все ещё не хотела быть проданной словно товар, но это уже не казалось таким ужасом, коим рисовалось раньше. Сейчас попав в самое пекло противостояния, девушка вдруг поняла, что тот мир , к которому привыкла она, был совсем не таким. Ее богатый мир жил совсем другими ценностями, которые не имели вообще ничего общего с реальностью. Там люди жили совсем не понимая, что вокруг есть совсем другая жизнь, где людям приходиться бороться за свое существование.
Лиззи было стыдно за свои суждения, что она высказала капитану Хорнблауэру ранее. Он был прав, она глупая девчонка, которая смотрела на мир сквозь призму своего статуса. Что же, все ее представления о мире, были жестоко разрушены при первом пушечном выстреле.
И вот сидя в каюте капитана, и смотря на его тревожный сон, Лиззи сгорала от стыда. Она чувствовала себя виноватой в том, что случилось с этим кораблем и командой в целом. Будь она более благоразумной, все могло окончиться более радостнее для всех. Тяжёлые думы одолевали юную девушку и она не заметила, как погрузилась в неглубокий сон.

Лиззи проснулась от шевеления на кровати, и выпрямилась в кресле.
- Как вы капитан ?- спросила леди Элизабет, она хотела было уже извиниться, как в каюту вошёл бортовой врач и девушка решила замолкнуть, она и так тут не к месту.
Лиззи не надо было просить дважды, она вскочила с кресла , освобождая место врачу, когда от него последовала просьба,девушка быстро проговорила :
- Да, конечно же.
Она не смотрела на капитана , по просьба врача Элизабет держала капитана за плечи, это самая малая помощь, которую она могла оказать на этом корабле.
Лиззи краем глаза взглянула на рану капитана, она не вызвала отвращение или страха, Элизабет была привычна к подобным вещам, если бы ее не заставили выйти замуж , она бы занялась врачеванием.
Прогноз врача звучал весьма ободряюще, хотелось верить, что с капитаном и вправду все будет хорошо.
Элизабет отошла от кровати капитана, лишь бы не мешать ему своим присутствием , ей стоило покинуть каюту, но она не решилась это сделать. Когда пришел его помощник, девушка услышала,что все не так страшно и скоро
они продолжат путь.

Когда они остались одни, Элизабет подошла к его кровати, но не присаживалась в кресло.
Новости озвученные капитаном не то, что ее шокировали , сколько удивили. Она свободна, ее будущий супруг мертв, в поры радоваться.
- Спасибо , капитан - произнесла Элизабет - и простите, что Вам пришлось терпеть мой несносный характер все это время. И все оказалось зря - она выдохнула и смущённо улыбнулась, ей хотелось продолжить, но вошёл его слуга с обедом для капитана.
- Капитан Хорнблауэр , разрешите Вам помочь, это самое небольшое, что я могу сделать для Вас в благодарность за мое спасение- она продолжила стоять , ожидая его реакции. Лиззи  понимала, что она последняя кого он сейчас хочет видеть на корабле.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

24

Он и сам не понимал «как он». Пока паршиво, невозможно подняться, выйти на палубу и посмотреть, что там вообще происходит. Становилось жарко, Горацио откинул одеяло, легче особо не стало. Ему не помешал бы душ под помпой, но с ранением он ему не светит еще очень долго. Только обтирания мокрым полотенцем, чтобы не шов не разошелся. Как минимум, около месяца Хорнблауэр будет страдать от невозможности вернуться в привычный образ жизни.

Ему стало намного легче, когда он принял сидячее положение. После всего сказанного, пытался уловить реакцию Леди Элизабет. Она, наверняка, рада, что ее избавили от необходимости выходить замуж за герцога. Если не за этого, то найдется другой жених. Да и вообще отвратительное чувство, когда свобода достается такой ценой… Хорнблауэр с презрением посмотрел на девушку. Он испытывал похожие чувства, когда умерла Мария. Теперь он свободный человек, не связанный узами брака, который ему опротивел за последнее время. Но он никогда не желал жене смерти. Горацио не мог разбить ей сердце, как и не мог полноценно порадоваться, что свободен. Мария все же его любила, а он не заслужил ее любви. И эта тайна должна умереть вместе с ним.

— Вы счастливы? — с легкой усмешкой спросил Хорнблауэр. Двоякий вопрос. Не дожидаясь ответа, он продолжил.
— Что вам больше не нужно выходить замуж за нелюбимого человека? — конкретизировал вопрос Горацио с толикой иронии в голосе. Он не ждал от нее никакого ответа, просто хотел посмотреть на реакцию Леди. Подтвердятся ли его догадки.
Хорнблауэр взял стакан с водой с тумбочки и сделал глоток. Прохлада разлилась по организму. От еды пока воротило, Горацио приложил руку ко лбу, чувствуя, что его немного лихорадит.
Но после сна он чувствовал себя достаточно бодро. В конце концов, ранение у него несложное, осколок сидел неглубоко, шов совсем небольшой… Хорнблауэр понимал, что Клайд не даст ему подняться, хотя смотря как попросить. Ему дурно лежать и ничего не делать.

— Вы же так хотели умереть, что же не вышли на палубу? Смерть от ядра не такая мучительная, — произнес Хорнблауэр беззлобно. Он улыбнулся, — Ладно, забудьте.

Странно осознавать, что опасность заставила девушку сменить гнев на милость. Непривычно слышать от этой самодовольной особы извинения, предложения помощи… Чем она ему хотела помочь, интересно. Горацио со скептицизмом посмотрел на  Леди Элизабет.

— Мы доставим вас в Англию, семья герцога вас встретит, — добавил Хорнблауэр, глянув на тарелку с бульоном, запах которого все же пробудил аппетит.
— На момент, когда вы собирались спрыгнуть с корабля, он был уже мертв. Так что все действительно было зря… — пожал плечами Горацио, взяв в руки миску с супом, съел пару ложек и поставил обратно. Он чувствовал мерное покачивание корабля на воде, оно успокаивало. И все же, организм требовал подняться… Хорнблауэр позвал слугу, чтобы тот привел сюда Клайда.
Когда врач появился в каюте, Горацио попросил у него костыль, чтобы опереться и подняться с кровати. Капитан хотел выйти на палубу и подышать свежим воздухом. Перечить Хорнблауэру, в принципе, сложно.  А когда его слова звучат в форме приказа, то еще сложнее. Хотя, пока он ранен, судьба капитана в руках врача. Но Клайд все же сдался, принес ему костыль и помог подняться. Встав во весь рост, Хорнблауэр понял, что ему не так уж и больно и тяжело. Вполне мог бы справиться и без опоры, но это так, на всякий случай. Слуга принес ему китель, но Горацио отмахнулся, не замерзнет в рубашке.

— Пойдемте на палубу, — сказал он девушке и неспешно двинулся к выходу. Оказавшись под открытым небом, вдохнул свежего воздуха. Хорнблауэр оглядел свой корабль, работа кипела, Буш и другие лейтенанты выкрикивали приказы матросам, паруса спущены. Хотелось подняться на шканцы, но там матросы вовсю работали над восстановлением повреждений. Пора возвращать командование…

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/07/d7cfef59f5bfbd41d2be94e3c7a2132f.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

25

У нее были смешанные чувства. До поднятия на это судно, Элизабет четко и ясно представляла, как все должна делать. Ее план жизни в ее же голове был расписан от начала и до конца. Она знала, что отвергнет герцога, знает что будет порицание со стороны всей родни и скорее всего ее отправят обратно в Панаму к родителям. Такой вариант не вполне устраивал. Хотя устроил бы и план смерти, который она крутила в свой голове. Но в этом плане было множество переменных, которые оказались совсем не к месту.
А сейчас стоят в каюте капитана, Элизабет понимала, что совсем ничего не понимала в жизни. Никто не обязан соответствовать ее представлениям, если люди ведут себя, как она представляла, так это только ее проблемы и есть, другие не виноваты, что она успела в своей голове нарисовать сотню картинок.
Ее раздирали противоречивые мысли, да и сама личность капитана Хорнблауэра была слишком неоднозначна. Она не могла понять этого человека, то он пытается ей сочувствовать, то плюется ядом не хуже гадюки. Ну, что же и сама Лиззи тоже не лучший вариант благочестия, тоже же начала знакомство с истерики, что собственно ей совсем не свойственно, но все же.

Новости об эфемерной свободе, не радовали. На какую то долю секунды, она вроде даже улыбнулась, но затем улыбка спала с ее лица. Смерть герцога не означала ее свободу, дядя подберёт ей новую партию, она ведь товар, а товар перепродают, если заказчик умирает.
- Отнюдь - ответила девушка , впервые за весь разговор посмотрела на него прямо - его смерть не меняет ничего ровным счётом. Умер он, дядя найдет другого мужа. Вы забыли, женщина в мире мужчин, всего лишь товар.
Она говорила без злобно словно приняла свою участь. Хотя она все же не собирается сдаваться на участь судьбы, Лиззи ещё поборется за свою свободу, но не на этом корабле .
- Смею напомнить, что я никогда и не говорила о любви. Я не могу говорить о том во, что не верю - она пожала плечами.- Я не знала этого человека и не собираюсь держать по нему траур , это было бы несусветной глупостью.

Эти вопросы заставляли ее чувствовать себя неуютно. Она понимала, что капитан ждёт ее реакции, но не самом деле у нее не было никаких эмоций на сей счёт, она просто устала и хочет лечь в постель и проспать до конца плавания.
- Капитан, вы ждёте, что я устрою танцы на костях? Увы, я не настолько жестокая , чтобы радоваться смерти, даже названного жениха.
Ей не место в этой каюте, все равно он уже сложил о ней мнение и чтобы она не делала, все равно будет той самой капризной леди.
А вот тут Лиззи не смогла себя сдержать.
- Помня о ваших словах, решила, что не хочу подводить Вас и вашу команду под трибунал. Так что как бы Вы не жаждали избавиться от меня, увы- она развела руками, грубить не хотелось, но капитан практически заставил ее это сделать.

- Все это было зря - добавила Лиззи, и помогла ему взять тарелку с бульоном.- Так что капитан, извините ещё раз, за мое безрассудство. Уверяю Вас, что до конца пути, вы более меня не увидите. Проведу все это время в каюте, чтобы не мешать Вам - и она и вправду так собирается поступить, она наломала слишком много дров, и принесла много проблем этой команде. Корабль участвовал в сражении, есть потери со всех сторон, да и капитан ранен, Лиззи не будет им досаждать более своими капризами.

Увидев вновь бортового врача у Элизабет появился план, как себя занять на время плавания, правда стоит это сделать без присутствия капитана Хорнблауэра.
Она только кивнула головой и последовала за капитаном на палубу.
- Мистер Клайд- тихонько проговорила Лиззи - могу ли я Вас попросить о помощи ? - доктор кратко кивнула и девушка продолжила - могу ли я помогать Вам с ранеными, я знакома с врачебным делом и буду Вам полезна.
- Леди Элизабет, вы же гостья на этом корабле.
- Я хочу быть нужной , сэр.
- Коль вы настаиваете, я не против. Но получите разрешение , у капитана.
Элизабет кивнула головой и подошла к капитану.
- Капитан Хорнблауэр, разрешите мне Вас попросить о последней просьба. Я бы хотела помогать сэру Клайду с ранеными. Он согласен, теперь все зависит от Вашего решения - она посмотрела в глаза мужчины , сложив руки на платье.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

26

Хорнблауэр мог бы и смолчать, относительно ее участи. Но не сдержался от неминуемых вопросов. Может быть так сказалось ранение или  то, что большую часть жизни он провел на войне, на судне, настолько очерствел, что не способен сострадать. Где-то в глубине теплились эти чувства. Горацио никогда не был заботливым и любящим мужем, ему чужды чувства любви и нежности. Он посвятил всего себя морю и военно-морскому флоту. Он был отличным офицером, капитаном, другом, хотя временами позволял себе срываться на Буше, который к нему проникся всей душой. И рад плавать под началом Хорнблауэра. Но Леди Элизабет изначально повела себя отталкивающе. Горацио пытался наладить контакт с девушкой, но у него не получилось. Точнее, когда он уже подумал, что инцидент исчерпан, Леди выкинула такой финт, чем вызвала злость капитана. Он ожидал от нее большего благоразумия, но ошибся в своих предположениях.

Сейчас он слышал в ее голосе искреннее раскаяния, и возможно есть надежда, что остаток пути они проведут в мире и согласии. Стоя на палубе и опираясь на костыль, он вдыхал морской бриз, на мгновение Хорнблауэр позабыл о ранении, вспомнил только, когда сделал попытку повернуться. Горацио не хотел отвлекать врача, чтобы он позаботился и о других раненных, сам же чувствовал себя хорошо. Морской воздух его приободрил. Клайд подошел к нему, сделал робкую попытку увести Горацио обратно в каюту, но попытка не увенчалась успехом. Капитан не хотел туда возвращаться, несмотря на то, что ощущал новый приступ лихорадки. Жар одолел его, такое бывает после операциях… но Хорнблауэр не подавал виду, оглядываясь по сторонам. Плотники оперативно отремонтировали корабль, совсем скоро они отплывут дальше в Англию.
От мыслей его отвлекла Леди Элизабет, изъявившая желание помогать с раненными. Хорнблауэр смутно представлял себе ее в роли врача, тем более в таких условиях. Но подумал, что если она действительно поможет, часть его команды быстрее вернется в строй.

— Хорошо, помогите ему, — согласился Горацио, вытерев пот со лба. Он уже не опирался на костыль, только слегка и, немного покачиваясь, вернулся к себе в каюту. Клайд недовольно покачал головой ему в след, но сказать что-то не осмелился. Только помог Хорнблауэру лечь, открыл в каюте все возможные окна, чтобы воздух проникал в помещение. Проверил шов и наложил новую повязку. Снова вернулась боль в боку. На палубе он ее не чувствовал. Он провалился в сон от слабости и лихорадки, на этот раз спал капитан лучше.

Вернувшись на палубу, врач забрал Леди на нижнюю палубу, где располагались раненные.
— Вы не злитесь на капитана. Он так-то хороший человек, просто очень закрытый и надежно запечатал в себе все самое хорошее. Увы, на его долю выпало слишком много тягот, — произнес по-доброму Клайд, практически шепотом когда они с Элизабет спускались по лестнице. Любой член команды будет на стороне своего капитана. Да, он человек своеобразный, но никто не лез в личное, их волновали только его профессиональные качества.

Сколько прошло времени, когда Горацио открыл глаза, он не знал. Но время близилось к ночи, лунный месяц уже показался на небе. Хорнблауэр не ощущал той слабости, даже голова не кружилась. Он попытался встать, хотел выйти из каюты. Позвав слугу, тот моментом прибежал к капитану, помог подняться и все же взял у него китель, который Полвил отчистил, натер золотые пуговицы и эполеты до блеска.
Буш радостно поприветствовал Хорнблауэра, доложил о том, что корабль почти готов к отплытию. Но сам он пожелал навестить раненных. Первый лейтенант осторожно сопроводил капитана на нижнюю палубу, где Клайд и Леди  Элизабет занимались больными.

— Как обстоят дела с раненными? — поинтересовался Горацио. Стоять было уже легче, но он не хотел, чтобы больные видели его слабым. Поэтому его голос звучал уверенно. Хорнблауэр осмотрел всех, матросы откозыряли капитану, лежа в гамаках. Кто-то уже готов был ринуться  в бой.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/07/d7cfef59f5bfbd41d2be94e3c7a2132f.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

27

Да, Лиззи была из знатного рода, не сказать, что богатого, но знатного. Девушка догадывалась о том, что у ее семьи есть финансовые проблемы, но родители не посвящали свою дочь в эти дела, считая, что она должна думать совсем о других вещах. А именно об удачном замужестве.
В отличие от других знатных дам, Элизабет не боялась работы. Ей нравилось быть чем-то занятой и она радовалась, как ребенок, когда ей удавалось, что-то сделать без чужой помощи. Увы, знатных дам обучают наукам, которые не способны принести помощь окружающим. Чаще их учат вышивать, манерам и как быть хорошей и незаметной женой для своего знатного мужа. Ах да, а еще знать от корки до корки библию. Увы, в этих науках Элизабет не преуспела. Даже на уроках словесности, она вела себя, не как леди из высшего общества, а как моряк. Она спорила, высказывала свою позицию и из-за этого, каждое занятие превращалось в фарс. Учителя злились на юную воспитанницу и высказывали родители о неподобающим поведение юной Элизабет, в очередной раз, когда отец ее отчитывал, Лиззи только и пожимала плечами.
В целом юная и нежная леди Элизабет, ну как не вписывалась в высшее общество. Она понимала, что по приезду в Англию, скорее всего будет отослана обратно - это в  лучшем случае, в худшем будет сослана в монастырь, подальше от глаз людских. Ведь такая родственница это же позор для целого рода. Лиззи понимает, что не станет приклонять колени перед другими. Лучше позор, чем пойти против собственных принципов.
На палубе дул ветер, и девушка вдохнула полной грудью. Запах порох практически испарился, да и больше в нос не бил металлический запах крови.  Сидеть в четырех стенах, она явно бы не смогла, поэтому-то,ей показалось хорошей идей, предложить помощь местному врачу, тем более, что-то она да и умеет.

- Спасибо- ответила девушка и сделав легкий реверанс , кратко взглянула на капитана и пошла следом за врачом.  Они спускались на нижнюю палубу, чтобы находились пострадавшие после сегодняшнего столкновения. Слова доктора Клайда, заставили ее, мягко улыбнуться:
- Что вы, доктор, я не имела даже намерения злиться на него. Он, конечно же, занудный, но я прекрасно понимаю, что без этого занудства, нельзя управлять кораблем-  придерживая платье, произнесла девушка- у него ведь не такое серьезное ранение, да? Он выглядит не лучшим способом, но мне кажется, он должен пойти на поправку.
- С капитаном все будет хорошо, он крепкий орешек - подтвердил доктор, когда они спустились на нижнюю палубу.- Вы что-то умеете?
- Я помогала нашему семейному врачу и он кое-чему , но обучил меня- произнесла Элизабет, осматриваясь.- Я не буду мешаться под ногами, готова выполнять любые ваши поручения, доктор Клайд.
- Хорошо, для начала возьмите передник, и пойдемте осматривать раненых, многим надо сделать перевязки, у других же вычистить раны.

Время внизу шло незаметно, доктор с леди Элизабет медленно перемещались от одного больного к другому. Увиденные раны не вызывали в ней отвращения, но от духоты, слегка кружилась голова. Передник девушки, как впрочем и руки были в крови, но уходить она не собиралась, пока сам доктор не попросит ее это сделать.
Когда же вниз спустился капитан, Элизабет  не перестала исполнять порученное ей задание, она помогала врачу делать перевязку, держала раненого, не давая ему дергаться.

- Они все прекрасно справляются с тяготами военного временами - ответил доктор Клайд.- Некоторые сегодня уже смогут покинуть это место и вернуться к своей работе. Леди Элизабет - он посмотрел на свою юную помощницу - на сегодня у нас все, Вам лучше отправиться отдохнуть, вы выглядите слишком бледной.
Она хотела возразить было врачу, но решила не делать этого, ей и вправду надо было на воздух, здесь было слишком душно, да и корсет через чур был туго затянут.
- Хорошо- она кратко кивнула головой, обходя койку. Подошла к тазу к воде, где вымыла руки, сняла передник. Лиззи обошла капитана и коротко взглянув на него, произнесла:

- Разрешите откланяться -  хотелось скорее ослабить корсет, она дышала  через раз, лишь бы добраться до своей каюты и порвать это чертово платье, которое не приспособлено, не для чего кроме балов.
Лиззи оказалась на палубе, и прохладный ветер ударил ей в лицо, она вдохнула полной грудью и у нее закружилась голова, девушка не желала падать в обморок, пыталась ухватиться за что-нибудь руками, но было тщетно,ее организм от устало решил, что лучшим будем, если леди Элизабет упадет в обморок. Так собственно и случилось.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

0

28

Убедившись, что с раненными все более менее в порядке, Хорнблауэр уже хотел уйти, как его остановил Клайд, попросив проверить шов. Раз уж все равно зашел. Леди Элизабет практически сразу удалилась, как только капитан появился на нижней палубе. Впрочем, девушка его сейчас не столь волновала, она видимо нашла себе стоящее занятие. И по всей видимости довольно успешно.
Горацио не стал противиться, позволил осмотреть его рану. Все было более, чем хорошо. Боль почти утихла, присутствовала только слабость во всем теле. И Горацио понял почему. Он же почти ничего не ел. Попросив у врача разрешение съесть что-нибудь посущественнее бульона, обрадовался. Хорнблауэр еще немного побыл с раненными офицерами и матросами, приободрил их скорым отплытием. Ранения и убитые, это обычное дело на военном корабле. Конечно, почти треть моряков завербована насильно, не все шли во флот добровольно. Фактически, на верную гибель.

— Леди! Что с вами? — послышалось с палубы, Хорнблауэр с Клайдом переглянулись и бросились наверх. Горацио пошел быстро, не так ловко, как хотелось бы. Врач его обогнал, выбежал на палубу, обнаружив Леди Элизабет без сознания. Следом подоспел и капитан. Клайд велел всем разойтись, а следом подбежала и ее служанка. Тут даже Хорнблауэр запаниковал.

— Это тугой корсет, сэр. Такое бывает, — лепетала служанка. Она чуть ослабила шнуровку на нем, а врач чуть брызнул водой ей в лицо, и Элизабет пришла в сознание.

— А вы чего столпились? Работы нет? — крикнул Хорнблауэр на зевак, которые окружили девушку, те разбежались по местам. Остались только служанка и Клайд, что помог Леди Элизабет подняться.

— Пойдемте, я отведу вас в каюту. Вы утомились, нужно отдохнуть, — Горацио проводил их взглядом и подошел к своему слуге. Он отдал приказ приготовить обед девушке и отнести в каюту. А сам пошел проверять, как ведется подготовка к отплытию.

Буш провел ему экскурсию по собственному кораблю, показал, как провели ремонтные работы. Осталось залатать кое-где паруса и подтянуть их. Марсели и вовсе пришлось ставить заново.
Весь последующий день Горацио был занят кораблем. Он уж отупел сидеть на одном месте, нужно когда-нибудь уже добраться до Англии. Ходил достаточно уверенно, но костыль таскал с собой на всякий случай. Перед самым вечером Буш провел учения для матросов и мичманов, лазание по вантам на скорость. Разделил их на команды предварительно. Чья команда проиграла, та вечером будет устраивать небольшой концерт. Такая традиция присутствовала на судне, чтобы немного отвлечь матросов от рутины. Они показывали номера, кто-то танцевал, кто-то пел. Для Хорнблауэра самой большой пыткой была музыка и пение, но он стойко терпел эту пытку. В отличии от других людей, для Горацио музыка была неясным шумом, он ее не воспринимал (амузия). Но зато весело всем остальным.

Хорнблауэр хотел сделать это лично, но… отправил слугу к Леди Элизабет, чтобы пригласить ее на палубу. Он сел на стул на шканцах, вдали от всех, выше всех. Горацио слишком устал сегодня, но это была приятная усталость. Уж лучше, чем от постоянного лежания в койке.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/07/d7cfef59f5bfbd41d2be94e3c7a2132f.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1

29

С первого взгляда Лиззи может показаться тепличным цветочком, который в жизни не держал ничего тяжелее, чем любовный роман. Но внешность обманчива. За ее тонкой талией и хрупкими на первый взгляд руками, прячется сила. В отличие от большинства дам ее статуса, она не страшиться ничего. А главное не боится остаться одна. Она знает, что сможет заработать себе на жизнь. Да, в этом обществе не принято, чтобы девушки сами себя содержали, правда, если они не проститутки. Лиззи же не собиралась торговать своим телом, ей в принципе даже не хотелось думать о чем-то подобном. В большинстве своем, дамы в ее возрасте, уже имеют по несколько детей, и вполне возможно, что некоторые уже вдовы. Она же была абсолютно невинна, ну кроме своего острого языка. Девушка даже пыталась и не задумываться о том, что ее ждет в Англии после замужества. Она делала вид, что это ее не касается. Обычно гувернантки или матеря, проводят дочерям краткий курс, но Элизабет всегда предпочитала уходить от подобных разговоров любимыми способами.  Если в ином случае, она очень любознательна, то в данном, она предпочитала держаться особняком и даже не допускать мысли об этом.

Это был выматывающий день и эти чертовы корсеты, что сдавливали грудь, совсем мешали нормально жить. Лиззи бы предпочла добраться до каюты и там рухнуть на кровать беспамятства и проспать несколько часов подряд, чтобы прийти в себя. Но, увы, она не дотянула несколько метров до туда, рухнув на палубе.
Прохладная вода и явно расслабленный корсет, привели девушку в чувства. Увидев вокруг себя моряков, девушка засмущалась и щеки ее загорелись алым цветом, она вдохнула полной грудью. От своей неловкости, девушку затрясло, ей не нравилось оказываться в центре внимания по подобным  вещам. С помощью врача и служанки, она присела на палубе, девушка упорно стыдливо прятала глаза, чтобы не смотреть на капитана, перед ним ей было особенно стыдно, и она не могла понять почему.

- Спасибо, доктор Клайд - произнесла Элизабет, поднимаясь с палубы и встала на ноги, которые ее едва держали, она едва слышно произнесла в сторону капитана- извините.
Судовой доктор и служанка довели ее за каюты, врач посоветовал ей поесть и отдохнуть. Служанка убедила, что позаботиться о своей хозяйке.

-  Сними это чертово платье с меня- проговорила Элизабет, падая на кровать лицом вниз- это чертова машина для пыток- служанка засуетилась над ней и через пару минут, стащила с ее платье.
- Леди на платье кровь, вы не поранились?- взволнованно спросила девушка.
- Она не моя- ответила Лиззи повернувшись на спину- я мечтаю о теплой душистой ванной- мечтательно, произнесла девушка, закрыв глаза.
- Леди Элизабет, вы сегодня ничего не ели? Вновь забыли, да?
- Подай лучше вина, я не хочу есть- произнесла Лиззи, она пила редко, но сейчас ей стоило бы поспать, от нервов за последние пару дней, она совсем потеряла сон.
Служанка подала ей бокал с красным вином, и девушка сделала пару глотков, отдала ей бокал обратно и повернулась на бок. Она зевнула и прикрыла глаза, сон накрыл ее достаточно быстро.

Наверное, она проспала бы и дольше, если бы не пришел слуга капитана. Ее служанка едва разбудила юную леди, Элизабет долго отмахивалась и просила дать ей еще пару минут.
- Леди Элизабет, Вас ждет капитан и Вам надо поесть - строго сказала ее служанка, поднимая свою юную хозяйку с кровати. за плечи.
Лиззи зевнула, но все же села и приняла от нее поднос. Есть ей все так же не хотелось. Она кое как впихнула в себя немного еды, а ее служанка подготовила для нее платье.
- Никаких тугих корсетов, леди- сказала служанка.
Элизабет отставила поднос и встала, служанка помогла ей привести себя в порядок. На ней было чудное платье цвета утренний розы, с ее бледной кожей платье очень гармонично смотрелось.
- Оставь волосы так- попросила Лиззи, от этих тугих пучков, у нее уже кружилась голова. Служанка завязала ее светлые волосы в косу.

Расправив плечи, которые были оголены девушка вышла на палубу. Уже опустились сумерки и было прохладно, она слегка поежилась, но так даже лучше, она хотя бы может дышать свободно. Лиззи оглянулась по сторонам  ищу взглядом капитана, ей стоило  еще раз извиниться перед ним за все события, что случились на его корабле. Увидев его, девушка двинулась к нему.
- Добрый вечер, капитан - поздоровалась девушка - как ваше самочувствие?- поинтересовалась она - я бы хотела вновь извиниться за все, что случилось на этом корабле из-за меня и за этот нелепый обморок сегодня днем. Как я Вам и обещала ранее, до конца нашей поездки, я буду как можно реже попадаться Вам на глаза, чтобы не гневить Вас своим присутствием -  она сдержит свое слово и более не причинит ему и его команде лишних хлопот своим присутствием.-  Не хочу более занимать Ваше время, капитан Хорнблауэр, разрешите откланяться в мою каюту, чтобы не портить Ваш вечер своим присутствием.

[nick]Элизабет Стюарт[/nick][icon]https://i.imgur.com/2yWG49R.gif[/icon][sign]***[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Элизабет Стюарт, 19 лет</a></div>Девушка на выданье, которая имеет скверный характер</div>[/lz]

+1

30

Горацио сидел на парусиновом стуле, смотрел издалека на развлечения матросов. Вспоминал невольно мичманские времена, где все его задачи сводились к тому, чтобы исполнять приказы офицеров, капитана корабля. А теперь он и сам капитан. Как оказалось, что безграничная свобода действий, это как раз самое сложное. Превратить корабль и команду в единый, цельный работающий механизм, это дорогого стоит. Хорнблауэр преуспел в этом, он стал отличным капитаном корабля на службе Его Величества. Несмотря на многочисленную команду, которая действительно его обожала, следовала за ним, исполняла приказы безукоризненно... Он все равно был одиноким. Даже Буш, с которым они прошли многое, не смог стать для него настоящим другом. Но Хорнблауэр привык к такой жизни, да и не представлял её иначе.

В поле зрения попала Леди Элизабет, Горацио не подал виду, что заметил её. Но с момента первого появления её на судне, девушка сильно изменилась. Глядя в лицо опасности, многие начинают думать совершенно иначе. Она закалит кого угодно. Хорнблауэр каждый раз сражается, как в последний. Его самого едва не убило. Попали осколок чуть глубже, он мог бы умереть. Или, если бы это был вовсе не осколок... Клайд хороший врач, он вытащит даже пулю из человека. Но перспектива проводить на себе операцию Горацио совсем не улыбалась. Уж лучше умереть, чем резать его на живую.

Леди Элизабет выглядела как-то иначе. В этом образе совсем не походила на ту особу, которая дерзила ему еще вчера. Но это только внешность... Она подошла к Хорнблауэру с извинениями, тот удивленно вскинул брови. Похоже, Полвил не совсем правильно истолковал цель её визита к капитану.
Горацио все же поднялся на ноги, негоже сидеть, когда девушка стоит рядом с ним. Даже, если ты болен. Тем более, что стоял капитан вполне уверенно, даже без опоры.

— Я в полном порядке, — чуть улыбнувшись ответил Горацио.
— Вообще я позвал вас не для этого. Подумал, что вам будет интересно посмотреть. Или может принять участие, — Хорнблауэр кивнул в сторону палубы, где матросы во всю пели и танцевали. Горацио поморшился от звуков музыки, потому и сел подальше. К тому же, не совсем понял, что случилось из-за неё. То, что корабль был атакован? Ну, это бы случилось и без её наличия. То, что пыталась покончить с собой, это да, это действительно дурацкий поступок.

— Но,  я не настаиваю, если не хотите, можете пройти к себе в каюту. Не смею вас задерживать, — Горацио сделал несколько шагов вперёд к ограждению.

— И спасибо, что помогли нашему врачу. Это во многом ускорило выздоровление команды. Завтра мы отплываем, — произнес Хорнблауэр, чувствуя, как этот день его вымотал сегодня. В боку почти не болело, только изредко напоминало о себе при движениях.
В любой другой раз, Хорнблауэр вынужден был бы остаться, дождаться окончания представлений самодеятельности своих матросов. Так сказать, подержать, подбодрить... Но, еще не до конца оправился после ранения, поэтому счёл, что имеет право уйти чуть раньше к себе в каюту.

— Доброй ночи, Леди Элизабет, — Горацио осторожно спустился по лестнице, оставив девушку одну, в компании своей команды. Он дошёл до кровати, был готов рухнуть на неё, однако пришлось осторожно лечь. Слуга помог ему переодеться, Хорнблаэур заснул блаженным сном. Просыпался только от колокола при смене вахт.

Горацио впервые за пару ночей нормально выспался. Сегодня корабль должен отплыть, на этот раз уже точно. Слуга разбудил его чуть раньше, чем нужно, по просьбе самого капитана. Чтобы успеть привести себя в порядок, побриться в конце концов, одеться в почищенный мундир и вообще выйти приободренным. Пока Горацио маялся с ранением, приходилось обходиться рубашкой. Сейчас он чувствует себя лучше.
Побрив лицо, Хорнблаэур при помощи слуги облачился в мундир, поправил эполеты и выйдя из каюты, надел на голову треуголку. Конечно, для завершения не хватало только душа под помпой. Но ему пока его нельзя...
Горацио чувствовал себя намного лучше, хотя шаг был не такой уверенный, как обычно. Все было готово к тому, чтобы двинуться дальше. Отдав приказы, Хорнблаэур ушёл на шканцы. Уже через час корабль мчал на всех парусах по ветру.

[nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/08/07/d7cfef59f5bfbd41d2be94e3c7a2132f.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 36 лет</a></div>Капитан линейного корабля «Сазерленд»</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Крушение Ваших моральных ценностей