Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Жизнь — это дар. Но лучше бы деньгами.


Жизнь — это дар. Но лучше бы деньгами.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Жизнь — это дар. Но лучше бы деньгами.
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i2.imageban.ru/out/2021/06/26/b12a97b1392bfa0a0f5d2999762d0658.gif https://i6.imageban.ru/out/2021/06/26/1c3983afb7b196f16d70370695f6bd96.gif

Reginald Brawley & Henry Harrow
с 13 июля 2021 г. и далее, преимущественно Харли Стрит Клиник.
У Генри хорошие новости, которыми он хочет поделиться. У Реджинальда плохие, которые он хочет скрыть. Ничего не меняется. Или нет?

+1

2

Мистер Броули потушил сигарету и выбросил окурок в урну. Намного лучше. Вероятно он сможет поработать. Он глубоко вздохнул, покривившись от боли в районе седьмого ребра, аккуратно переложил пиджак на другую руку и пошел в клинику. Его так мотнуло, что у пиджака лопнул рукав, нужно отнести на починку. Заметила какая-то женщина в автобусе, он сам и не сообразил - поэтому пришлось тот снять и носить через руку. Поймав странный взгляд медсестры, он украдкой глянул в зеркальную панель, которой была обшита колона. И не сразу понял, что смотрит на себя. Реджинальд поднял руку, чтобы пригладить растрепавшиеся волосы, снова потянуло болью. Нужно незаметно прошмыгнуть до кабинета, привести себя в порядок, а ближе к вечеру сделать рентген грудной клетки, убедится, что нет переломов и что плечевой сустав на месте. Он вспоминает, что его сильно мотнуло, пожалуй.
Ну не домой же идти? Точнее, когда ему сказали, что он может идти, он почему-то не рассматривал варианта вернуться домой, а пошел на работу. Это было сложно, не самый удобный момент, чтобы разбираться со схемами общественного транспорта. Словно в другой мир попал, ничего не понятно. Но вот он доехал, выкурил три сигареты, и нужно приступать к работе. Да, нужно работать. Только вот он никак не может забыть секунду перед аварией, это детское кресло в окне задней двери.
От созерцания себя в зеркале его отвлек голос миссис Келли. Реджинальд медленно перевел на нее взгляд, пытаясь сообразить, что происходит. Его снова будто вырвало из реальности, а потом резко вернуло - напали звуки, запахи, люди. Нужно идти в кабинет и привести себя в порядок.
- Да-да, - попытался вежливо улыбнуться он. - Да, хорошо, все через пятнадцать минут, только переоденусь.
Мистер Броули не услышал, что она спрашивала, но проще было согласится. Он покивал и пошел к лифту. Нужно как-то вернуться к работе. Что у него сегодня? В девять планерка, да, а сколько нынче? Часы оказались с треснутым стеклом. Странно, когда он умудрился их разбить? Сейчас четырнадцать двадцать. Вероятно планерка прошла без него. Он зашел в лифт и принялся вспоминать, что у него в пятнадцать - нынче понедельник? Значит консилиум. Он хотел почитать историю. Этим и займется. Прекрасно. Только почему лифт не едет? Он же нажал кнопку? Сломался? Реджинальд еще раз нажал кнопку нужного этажа, она мигнула, но не загорелась. Что такое? Тут в кабину залетела медсестра, поздоровалась, поблагодарила, что он подержал лифт, споро приложила бейдж и уточнила:
- Вам же на седьмой?
Бейдж. Где его бейдж?
- Да, благодарю, - отозвался он, принимаясь рыться в карманах портфеля. Потерял? Но ведь он зашел в клинику? Значит где-то есть. Он обычно в нагрудный карман пиджака кладет, к очкам. Принялся проверять пиджак.
- Мистер Броули, седьмой, - сообщили ему. Он отвлекся, посмотрел непонимающе.
- А? Оу, да? Как быстро, благодарю.
Он вышел из лифта, положил портфель на ближайшую скамейку и начал рыться в карманах пиджака. Ни пропуска, ни очков. В машине оставил? А она на эвакуаторе отправилась в двенадцатый боро, это как же... Но он ведь зашел в клинику? Мистер Броули непонимающе остановился. Потерял. Еще и пропуск восстанавливать, не хватало ему проблем, так еще пропуск чертов восстанавливать. Чувствуя, что закипает, он потер трясущейся рукой глаз и сделал пару вдохов. Попросит временный, а тот нужно заблокировать. Мало ли кому придет в голову по пропуску главврача по клинике шастать, это же совершенно вовсюда можно попасть. Вот и где он его потерял? Здесь метров двадцать пути, где?
- Доброе утро, - отозвался он автоматически на чье-то приветствие. А затем понял, что это Генри. Мистер Броули бросил на мистера Хэрроу быстрый взгляд и взял вещи. Генри выглядел радостно, следовало бы поддержать разговор, но... где чертов пропуск? О, он в карманах брюк не смотрел. Но там тоже ничего. - Представьте, пропуск потерял. У вас какое-то дело? Давайте после четырех пополудни...

+1

3

Эта неделя в ожидании непонятного чуда для Генри прошла, как в тумане. Когда ты не понимаешь, что ждать на том конце длинного туннеля, настроение становится ниже нуля. Хэрроу старался не нагнетать обстановку самому себе, хотя получалось с большим трудом. Во всяком случае, не произносил это вслух. Но в его взгляде все было ясно отражено. Он не пытался юлить и делать вид, что все хорошо. Все равно это было бесполезным занятием. Генри во всю принялся за работу, исправление косяков во всем отделении, в общем, эта неделя пошла ему на пользу. Хотя коллеги были не очень рады, что заведующий так рьяно за них взялся. Помимо пациентов, приходилось заниматься еще и бумажной работой.
Но… Присутствовало одно большое «но», которое всю неделю мешалось под ногами. Когда сообщили о том, что в клинику должен прийти на консультацию некий  высокий человек, очень большая шишка, приближенная к одной из монарших семей. Не то, чтобы Генри расстроился такому событию, он только про себя подумал о том, что еще с детства ненавидит всевозможных шишек. А, когда это явление оказалось в поле зрения Хэрроу, думал только о том, куда ему подальше спрятаться. В общем, товарищ оказался некогда знакомым его отца. Тоже адвокат, имеет свою юридическую фирму, Джонатан Эдрингтон. Эта фамилия въелась в память Хэрроу еще в глубоком детстве. Так уж вышло, что в десятилетнем возрасте Генри удалось с ним очень сильно поругаться, подорвать репутацию отца перед ним… И сейчас Хэрроу нужно сделать все возможное, чтобы этот товарищ не узнал в нем того десятилетнего оборванца. Шансов мало, но…

Этим утром Генри должен был получить свои результаты анализов, которые задержались ровно на один день по той же самой «причине». Ну, конечно, это куда важнее, чем его анализы, от которых зависит жизнь! Когда ему об этом объявили, Генри едва сдержался, чтобы не фыркнуть, а направить свою энергию в работу. При этом не срываться на пациентов и коллег. Вчерашний понедельник тянулся нестерпимо долго. К тому же, Ева тоже знала, что сегодня все должно решиться. Но как сообщить беременной девушке о том, что нужно еще день подождать? Хэрроу пришлось вынести и это.
Но на этот раз все было действительно замечательно. Генри приехал снова раньше, чем нужно, никого из его отделения еще не было на работе. Но к тому моменту в системе уже появились данные, которые так его волновали. Трясущимися руками Хэрроу открыл свою карту, и откровенно не поверил своим глазам. В руке непроизвольно кольнуло. Там все еще красовался шрам от операции, не болело. Только осталось напоминание о том, что произошло. Дождавшись, пока его лечащий врач приедет на работу, Генри мигом пошел к нему, чтобы он подтвердил все то, что там написано, назначил дальнейшее наблюдение. Когда опасность миновала, Хэрроу еще полчаса ходил, как будто его по голове чем-то ударили. Он вернулся к себе в кабинет и только, когда в дверь постучали, пришел в себя. Нет, он был рад. Несказанно рад. Но до сих пор не понимал за что ему дали такое испытание. За какие такие грехи. Они у него были, но лучше бы просто избили, чем вот это вот все.

Когда с утренним первым приемом было покончено, Хэрроу хотел первым делом поделиться этой новостью с мистером Броули. Он взял копию заключения, поплелся в сторону кабинета главврача. Но не обнаружив там его самого, удивленно взглянул на часы на руке. Вроде уже позднее время и мистер Броули должен быть на месте… Сославшись на то, что главврач ходит где-то в недрах клиники, вероятно занят, подумал зайти попозже. Впрочем, это «попозже» растянулось почти до обеда или позже. За это время Генри успел принять троих пациентов, позвонить Еве, которая еще пять раз перезвонила и переспросила, а не обманывает ли ее Хэрроу. На пятый раз он послал ей фото заключения, чтобы меньше волновалась.
Собственно тогда он вспомнил о том, что хотел зайти к мистеру Броули, которого, кстати, он не видел в клинике с самого утра… что весьма странно. Мало ли какие проблемы могли возникнуть, но стало немного тревожно.
Но, когда главврач попал в поле его зрения, Генри окликнул его.

— Здравствуйте, мистер Броули, — впервые за эту неделю выглядел действительно радостным. А вот главврач встревоженным и озадаченным. Генри мельком взглянул на пропуск, который висел у него на шее. Только в нем вся проблема?

— Ой, так вот же он, — Хэрроу повернул бейдж лицевой стороной, улыбнувшись. Ну, уж нет, чувствовал, что до четырех не вытерпит. И так полдня ждал. Нетерпение взяло верх.

— Мистер Броули, подождите, отниму у вас пару минут времени. Честно говоря, очень хотел с вами поделиться новостями. Результаты анализов пришли, — хотелось добавить, что «наконец-то!», но сдержал этот порыв, ибо звучал бы он не радостно, а укоризненно, — Все очень даже хорошо, как вы и говорили. Только дальнейшая профилактика.

+1

4

- А? Оу, - отозвался мистер Броули, действительно находя пропуск на груди. Болтался на шнурке. - Благодарю.
Он озадачено поморгал и повел шеей, подташнивало, да и вообще дышать как-то тяжело. Но хоть пропуск не нужно искать или восстанавливать. Ладно, стоило бы вернуться к работе. Однако мистер Хэрроу был иного мнения и все-таки захотел что-то поведать. Реджинальд испытал острый укол раздражения, поднял на Генри и глаза и застыло его выслушал.
Он же сказал, после четырех! Какие к черту результаты анализов? Зачем ему об этом знать прямо сейчас, в коридоре? К чему эта спешка, если "все очень даже хорошо", и что за формулировки бульварной прессы из уст врача? И нельзя ли быть чуть более конкретным? Они в стенах клиники, тут каждый день сотни результатов сотен анализов у десятков пациентов. И так ли необходимо главврачу об этом знать, если лечебной частью занимается мистер Мэй. В общем, у мистера Броули были все основания тут же разнести Генри в пух и прах, более того - именно это и хотелось сделать. И он было уже набрал воздуха в легкие для начала отповеди, как до него дошло о чем ему говорит мистер Хэрроу. Он про свои результаты.
Впрочем, какой-либо радости или облегчения по этому поводу мистер Броули не испытал. Раздражение в нем никуда не делось, к тому же мысли были заняты совершенно иными проблемами, которые требовали внимания и сил. А тут - ну раз все благополучно, то какого черта он прохлаждается? Да даже если случись оно не так, это не дает никакого права... Да и вообще, развели тут. Здесь было меньше зацепок для выражения аргументированного негодования, конечно. Хотя он говорил не переживать раньше времени, но кто ж его послушал.
- Это все? - заметил мистер Броули, вскидывая бровь. Он изо всех сил сдерживался, чтобы оставаться в рамках корректности. Это давалось сложно. - Прекрасно. Рад за вас. Но вы не могли бы рабочее время посвящать работе? Дело сомнительной срочности и вполне могло дождаться вечера. А теперь, будьте любезны.
Он рвано кивнул, развернулся и пошел в кабинет. В глазах темнело, сердце заходилось, ребра тянуло, горло сжимало тошнотой. Еще не хватало ему проблем со здоровьем на фоне всего этого. Но нет, скорее всего просто давление. Сейчас за полчаса он приведет себя в порядок, обязательно приведет, он же врач, черт его дери... Главное дойти до кабинета, там его никто трогать не станет и он придет в норму.

Но нет, не пришел. Консилиум еле пережил, под конец ему стало плохо. Самое отвратительное, что коллеги заметили, начались вопросы. Он, конечно, списал все на духоту, но консилиум был сорван. Да и потом в кабинете было дурно, делами совсем заниматься не смог - все думал про утро. Миссис Келли еще постоянно ходила под разными глупыми предлогами. Гарольд явился, но Реджинальд не дал ему и рта открыть, выставив вон, миссис Келли тоже получила за компанию. Как он может сосредоточиться на чем-либо, если его постоянно дергают? Но он тоже вел себя весьма глупо, поэтому под вечер все же сходил до рентгенолога - из всего набора беспокоящих его вещей, больше всего переживал за грудину. Убедившись, что перелома нет, хотя уже вырисовывалась обширная гематома, он несколько успокоился. Стало даже как-то несколько легче, одной проблемой меньше, к тому же успокоительные таблетки наконец подействовали. Осталось пережить дорогу домой и что-то наврать Мадлен про машину, чтобы вопросов поменьше было. Мысли о том, чтобы сказать про аварию правду, у мистера Броули даже не возникло.

На следующее утро ожидаемо стало много хуже. Больше всего беспокоила грудина, но это из-за гематом. Да, давненько он не получал никаких травм, за пятнадцать лет забываешь каково это. Хотя в тот раз, чуть больше сорока ему было, когда он влетел на гоночном автомобиле и сломал руку, по ощущениям было как-то легче, так не болело. А тут его просто дернуло ремнем и подушками безопасности, а вон как весь посинел. Возраст, конечно. Пижаму нужно бы застегивать теперь до воротничка, а то у шеи синяк видно. В общем, утро началось не сладко. Собирался он в два раза медленнее, чем обычно, из-за неповоротливости и невозможности без боли поднять руку. Потом еще запутался в транспорте и снова опоздал на работу. Поэтому приехал злой на себя и на весь мир в придачу.

+1

5

Наверное, это был самый счастливый день в жизни Генри. Даже больше, чем, когда он узнал о том, что снова станет отцом и дня, когда сделал Еве предложение. Нет, ну что может быть лучше, чем понять, что все эти события все же состоятся? А не помрешь раньше времени. Конечно, через пару месяцев он будет думать совершенно иначе, но пока Генри просто наслаждался последними новостями.
Но мистер Броули был не в настроении, хотя до этого не было похоже, что ему все равно. Может быть он уже знал о результатах и второй раз сложно этим удивить? Что даже радостные вопли Хэрроу не возымели никакого эффекта. Он немного засмущался, что действительно, начал подобное рассказывать в коридоре, на него обернулась мимо пробегающая медсестра. Но Генри был так счастлив, что ему было все равно.
Хэрроу немного поежился, хотя прекрасно видел, что мистера Броули сейчас лучше не трогать. Может правда что-то случилось, кто-то успел с утра разозлить, в клинике или за его пределами. Выглядел каким-то потерянным и злым на весь мир. Генри мог бы и обидеться, что тот не разделил с ним радость, но скорее озадачился и задался вопросом, какой придурок посмел отнять у него мистера Броули в этот день, как бы эгоистично не звучало.

Но Генри не нашёл что ответить умного на реплику мистера Броули, мысли были совсем не там, где нужно. Хэрроу едва сдерживался, чтобы не брякнуть что-нибудь глупое, а это явно не понравится главврачу.
Он просто пошел действительно работать. Благо, дел было достаточно. В летнее время в травматологии всегда хватало работы. Кто-нибудь на велосипеде навернется, кто-то ещё найдет другие приключения на свои конечности и не только. В общем, делал все возможное, чтобы ненароком не попасться на глаза товарищу, который временно оккупировал клинику, не позволяя Генри свободно в ней передвигаться. Где вообще такое видано... Вспомнив на пару секунд о местном нарушителе спокойствия, Хэрроу нахмурился и ушёл к себе. Ещё в отделении судмедэкспертизы эта роль была отведена Генри.

День за большим количеством работы пролетал почти незаметно. Генри принял парочку пациентов, наложил два гипса и отправился к себе в кабинет. В перерыве на обед Хэрроу обычно ходил в столовую, но последнюю неделю обедал у себя в кабинете. Дочь и Ева снаряжали его на работу по полной программе.
Под конец дня Генри ушёл почти первым. Ему очень хотелось увидеть счастливые глаза Евы, понять, что все мучения наконец завершились. Хэрроу и сам не до конца верил в происходящее. Он сел в свою машину, гнал до Стратфорда на всех парах, немного превышая скорость, наверняка, схлопочет нехилый штраф, ибо попал под камеры не один раз. Но почему-то Генри этот факт вообще не расстраивал.
По дороге заехал в магазин, взял большой торт, сок и лимонад. К счастью или к сожалению, обоим пить нельзя. Вернее, Генри не против выпить пару бокалов, но боялся, что парой не обойдется. Есть огромное желание нажраться. Примерно такое, какое присутствовало, когда Генри узнали о болезни.
Приехав домой, Генри  не успел даже разуться, Ева первым делом вырвала у него копии результатов. Чтобы меньше задавала лишних вопросов, Генри вручил ей торт в руки и отправил пинками на кухню ставить чай. А сам пошел в душ.

Утром Хэрроу едва не опоздал на работу. Отложил будильник на десять минут... Во всяком случае, это он так думал, что отложил, на деле выключил. Генри, как будто током ударило. Ну нет, больше опаздывать нельзя, только же все прояснили! Он подорвался с кровати, собравшись в считанные пять минут,  стартанул в клинику, приехав буквально за десять минут до начала рабочего дня. Хэрроу вообще не был особо суеверным, но опаздывать больше не было желания. Уже только у себя у кабинете заметил, что надел форменную рубашку наизнанку и быстро переоделся.
Генри выключил рабочий компьютер, проверить текущее расписание, кого сегодня ожидать. До него так же дошёл рентген, который был сделан вчера вечером. На самом снимке ничего необычного, обычная травма при аварии, когда ударяешься грудиной о ремень безопасности, характерная гематома, да еще и трещина в ребре. Не столь серьезная, но тем не менее, она имеет место быть.
Однако... Все бы ничего, если бы Хэрроу не узнал, чей, собственно, это снимок. Лучше бы не знал. В голове у Генри начал складываться паззл, учитывая вчерашнее состояние и отсутствие настроения у мистера Броули. Он проглядел и его карту, пошуршал, узнал много чего интересного для себя. Судя по всему, мистер Броули еще не в курсе результатов, стоило бы сообщить ему. Только Генри выяснил тот факт, что главврача снова нет на работе вовремя. Впрочем, не ему об этом что-то вообще говорить... Беспокоился только, все ли хорошо.
Пока ему есть, чем себя занять. Приёмы, бумажки, развлечений хватает.

— Мистер Броули, здравствуйте, — отозвался Хэрроу, топая из регистратуры к себе, и завидев рядом с травматологией главврача.
— Вы очень вовремя. Давайте пройдем ко мне в кабинет, — наученный горьким опытом, Генри не хотел начинать опять в коридоре. Хэрроу открыл дверь кабинета, впуская главврача.

— Вы случайно не за результатами рентгена? — поинтересовался Генри, взяв со стола папку со снимком и расшифровкой. Он протянул его мистеру Броули.
— Или вы уже в курсе, что у вас трещина в ребре?

+1

6

- Добрый день, - хмуро ответил мистер Броули на приветствие Генри. Настроение ни к черту. Самое занятное, что раньше от настроения от зависел не так сильно. Но нынче у него все болит, ничего ровным счетом не получается, мысли путаются, и вообще все крайне неудачно складывается. Супруга сегодня с утра поехала по делам и он грешным делом подумал, а не остаться ли ему полежать? Но после того, что он ей вчера наплел, лежать как-то не приходилось уместным. К тому же он приехал уже на работу, что оказалось крайне сложным и неприятным путешествием, обратно он то же самое проделывать сейчас не хочет. Хотя можно взять такси...
Зачем бы он понадобился в кабинете мистера Хэрроу? По работе что-то? Мистер Броули дернул бровью и пошел за Генри. Нужно выписать себе рецепт на обезболивающие, раз такое дело. Тем более вчера он делал рентген, к его результатам можно как раз привязать рецепт. Займется, как будет время. На своих обычных анальгетиках он долго не протянет, нужно что-то посильнее.
  - Весьма вероятно, - отозвался он на предположение мистера Хэрроу, не стремясь выдавать свое замешательство и недогадливость. Вопрос мистера Хэрроу резонировал мыслям. Откуда у него результаты рентгена? Мистер Броули нахмурился, но взял папку. Ах, ну да, снимок пошел на расшифровку в травматологию, черт побери эти компьютеры - ничего не скрыть. - Вот как?
Он открыл папку и, взгромоздив очки на нос, принялся читать расшифровку. Ах ты черт, как-то ведь и аварию определил. Мистер Броули поднял чуть удивленный взгляд на Генри, а потом снова уткнулся в папку. Ах, ну да, он же работал в полиции... Ну или это весьма очевидная травма. Но вчера трещины не было, это точно. Или он просмотрел? Глупости какие. Может это дефект снимка. Да даже если так, ну и что? Трещина и трещина, невидаль какая. Хотя теперь понятно, почему болит на вдохе. Не просто гематома.
- Ну что ж... - протянул мистер Броули. - Полагаю, с этим живут. И, насколько я помню, лечение симптоматическое - поэтому будьте любезны, расщедритесь рецептом на анальгетик и кончим на этом.
Ему вдруг подумалось, что намного проще попросить рецепт у Генри, раз все равно речь про снимок зашла. Не придется лезть в систему и заполнять кучу полей. К тому же можно будет сразу же получить, выпить и повысить вероятность поработать, а не только личными проблемами заниматься. Он уже четвертый час собирался с силами, чтобы позвонить той девушке, в которую врезался... и спросить как они, может он поможет чем? Но боялся, очень боялся, да и стыдно было, всего понемножку. Однако нужно это сделать.

+1

7

Настроение у мистера Броули по-прежнему плохое. Со вчера мало что изменилось, Хэрроу старался лишний раз не беспокоить главврача, справлялся со всеми делами сам. Но тут просто не мог промолчать. Генри даже ощущал на себе его, было неловко от мысли, что придется сделать его настроение еще хуже. Но такова доля врача, сообщать своим пациентам не очень приятные новости. Совсем плохи дела, когда этот самый пациент – главврач клиники. Еще с утра осмотрев рентген, пришел к мысли, что мистер Броули сегодня остался дома, чтобы не подвергать себя дополнительному риску. Ну, это была первая логичная мысль за сегодня… Вторая, это разбирательство с последствиями аварии. Хотелось верить, что все не так серьезно. Приятного, конечно, в аварии мало, главное, чтобы все живы.

Но нет, мистер Броули пришел все же на работу, и не было похоже на то, что он собирался отлеживаться дома. Может, потому, что трещину в ребре на снимке он не увидел? Генри мог бы… да нет, не мог бы! И по должностным обязанностям, и по совести, да и просто по человечески, оставить эту проблему самому мистеру Броули, который достаточно щепетильно относится к своему здоровью. Тем более, что прекрасно знает о своих проблемах. После таких последствий аварии требуется покой, трещина не такая серьезная, не требующая стационарного лечения. Но первое, что требуется, это постельный режим несколько суток, которым мистер Броули решил пренебречь, похоже. Возможно из-за работы, присутствующих проблем с мистером Принцем… Черт бы его…

— Мистер Броули, присядьте пожалуйста, — начал Генри, указав на стул напротив своего стола. Он понимал, что задачка сейчас стоит перед ним не из легких, но он был непреклонен в своих решениях.

— Вы же не хуже меня знаете, что вам сейчас требуется покой. Как минимум два-три дня полного покоя в горизонтальном положении. Я, конечно, выпишу вам полный курс лечения, противовоспалительные, мази для устранения отека  и гематомы. Но для положительной динамики вам все же нужно, если не отлежаться, то снизить физическую активность. Ну и плюс вам нужна плотная повязка на грудь, — хотелось дополнить «раздевайтесь», но Генри надеялся, что мистер Броули его намек поймет и так.
Еще перед встречей с мистером Броули, Генри изучил его карту, препараты, которые он принимает. Нужно было исключить некоторые, что могут конфликтовать между собой. Генри взял лист, чтобы написать туда те, которые можно назначить беспрепятственно.

— Пока на первое время мазь, противовоспалительное, по курсу. Потом нужно будет сделать повторный рентген после курса, — Генри выжидающе посмотрел на мистера Броули.

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Жизнь — это дар. Но лучше бы деньгами.