Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » К чему Вам в вашем возрасте здоровье?


К чему Вам в вашем возрасте здоровье?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


К чему Вам в вашем возрасте здоровье?
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i6.imageban.ru/out/2021/06/22/cf4306a4f023b6f07c0c64f527fe3135.gif https://i3.imageban.ru/out/2021/06/22/03ab875ecad74436d75c15f299bbe1fc.gif

Madeleine & Reginald Brawley
июль, 21 года, дом Броули

Реджинальду всегда было сложно признавать, что он не справляется.
И хоть врать он никогда не умел, зато искусством недоговаривания и перевода темы овладел феноменально. Но если очень долго игнорировать проблемы, они начинают проявлять себя образом неподконтрольным, а то и вовсе скопом. И случается это в самый неподходящий момент.

[icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/06/22/56f9b2daa1a5ff0a84d97f1863c22e32.jpg[/icon][status]Суеты навести охота[/status]

Отредактировано Reginald Brawley (22 Июн 2021 21:41:59)

+1

2

Соседка сказала, что почтальон сегодня был, а в ящике пусто. Может не пришло еще? Хотя он не был уверен, что вообще должно что-то придти, не знал как это происходит. Он, конечно, судился раз, но ничего с той поры не помнит... совсем не помнит. Но вроде должен придти какой-то вызов, с датой и местом заседания, а еще суммой иска. Надо как-то сделать так, чтобы письмо не обнаружила жена, он же и половины не сказал про аварию, а особенно о пострадавших и том, что он виноват. Эта женщина, Рэйчел её звали, так злилась на него. Ну да, он виноват, он это не отрицает. Все признает, все оплатит. Извинялся, раза три уже извинялся - она не хочет слушать. Вот иск подает. Главное, чтобы с детьми все хорошо было. Он, конечно, их осмотрел на месте и вроде переломов не обнаружил, хотя они плакали, испугались очень, поэтому мало ли опять что пропустил. И как он так? Дорогу же знает досконально, уже больше двадцати лет по ней ездит, вот как он так? Эта машина так резко выскочила... Он думал о чем-то, отвлекся, и у него тряслись руки.
Руки. Реджинальд посмотрел на то как потряхивает кисть, которой он держал портфель, пожевал губами, глубоко вздохнул и пошел по дорожке в дом. Он, наверное, уничтожит эту справку. Он не должен был её делать, это отвратительно. Пора признать, что за руль ему садиться нельзя, он опасен за рулем. В этот раз получилось без жертв, но в следующий раз он может кого-то убить. Господи, в машине же были дети... Почему он может признать, что уже не способен оперировать, но не может того же самого признать с автомобилем? Он опасен за рулем. Нет, он поступил мерзко, неправильно, он должен уничтожить эту позорную справку. Он больше не сядет за руль. Нельзя допустить, чтобы по его вине кто-то погиб на дороге, хватит с него трупов в операционной.
Сегодня он рано ушел с работы. Ему нужно было уйти и привести себя в порядок, потому что это возмутительно. Почему он так отвратительно себя ведет? Не может себя контролировать, опять сорвался на крик и раздражение, гадостей каких-то наговорил. До этого на Генри накричал, когда тот в общем-то правду ему говорил, правильные вещи, сейчас вот на миссис Келли сорвался, по какому-то пустяку, но она задавала так много тупых вопросов... Почему он позволяет себе такое отвратительное поведение? Нужно извиниться завтра, и перед миссис Келли, и перед Генри. Это недопустимо в рабочих отношениях, в любых - недопустимо.
Сейчас придет и ляжет спать. Машины супруги у дома не было, вероятно уехала по делам. Это к лучшему. Он мог и на нее сорваться, чувствовал, что мог. И очень не хотел этого. Поспит пару часов, может станет легче. Нужно принять обезболивающие, а то грудину целый день ломит, может от этого он такой раздраженный? Конечно от этого. Полежит, таблетка подействует, а вечером уже все нормально будет.
Он вставил ключ в замок и понял, что тот не заперт. Мадди дома. В ту же секунду его обдало жаром, сердце кольнуло. Он уже придумал как без нее, а как с ней? Черт, но машины же нет? Или она загнала её в гараж по привычке? Точно. Но может она занята чем, а он просто не будет мешать? Он медленно открыл дверь и вошел в прихожую:
- Дорогая, я дома, - сказал Реджи по-привычке, поставил портфель и напряг руки, чтобы меньше дрожали. Мадди вышла встречать, с улыбкой, поцеловала, ему сразу так хорошо стало. - Пораньше вот сегодня удалось освободиться.
Пока все было хорошо. Рядом с Мадди почти всегда было хорошо. Может он неправ и не надо уходить, а с ней посидеть, если она не занята, конечно? Главное, чтобы не говорить, просто смотреть на нее. Если она рисует, то просто замечательно, он посидит рядом. Только вот таблетку нужно выпить. Пока он снимал пиджак, грудину снова свело болью, пришлось чуть замедлиться.
- А ты как? Чем занимаешься? Разве не сегодня у вас встреча клуба?
[icon]https://i6.imageban.ru/out/2021/06/22/56f9b2daa1a5ff0a84d97f1863c22e32.jpg[/icon][status]Суеты навести охота[/status]

+1

3

День был не столько тяжелым, сколько суматошным. С этой цветочной мастерской, которую они открыли совсем недавно, забот было уйма – словно с маленьким ребенком, требующим детального и пристального внимания за каждым шагом. Но Мадлен нравилась эти заботы. Женщина вновь окунулась в эту непередаваемую и почти забытую атмосферу работы. Нет, это все не было ради материальных благ, да и на начальном этапе вся эта затее скорее была финансовым пылесосом, чем источником дохода. Броули только надеялась, что не сильно накладным, иначе она же свернет весь этот бизнес и все вернется на круги свои. А ей бы не хотелось. Ей нравилось быть частью не только своей семьи, но отдельно развиваться, как предприниматель. Да пусть и на шестом десятке. Последнее, кстати, уверенности не добавляло.
Утром уехала ненамного позже мужа. Нужно было подготовить варианты клиенткам. У нее сегодня две невесты – аудитория, бесспорно, интересная, но очень, даже можно сказать изрядно требовательная и дотошная.  Мадлен нравились эти забавные суетливые молоденькие женщины, нравилось смотреть как горят у них глаза, с губ не сходит улыбка, когда они говорят о своем торжестве. Броули погружалась и становилась частью их праздника. И оставляла свой след в виде букета невесты, бутоньерки, цветочных композиций.
С первой невестой просидели долго, вроде и выбор сделала почти сразу как зашла, а потом у нее что-то сломалось и она начала перекраивать и искать новые варианты. Видно было, что та нервничала. Мадлен терпеливо и ненавязчиво советовала. Спустя часа два выбор был сделан… как раз тот самый первый вариант. Загадочные люби с загадочными желаниями.
Вторую невесту ждать пришлось долго, она перенесла встречу вначале на час, потом еще, а после вообще попросила перенести встречу на вечер – нетипично для чопорных и пунктуальных англичан такое поведение. Броули согласилась, и чтобы не тратить время, решила вернуться домой.
Когда села за руль, волна страха накатила, а потом сошла. Страх? Да. Всегда был. А после аварии мужа только усилился. Да вроде, со слов Реджи, и авария-то пустяковая, но все равно накатывало. Машина его правда в ремонте, но это и понятно. Мадлен бы отдала свою, знала, что мужу комфортнее было бы ездить самому, чем пользоваться тем же такси. Как назло, только каждый день какие-то встречи, разъезды по цветочным рынкам или приемка товара. С волнением так и не справилась. В горле пересыхало, а ладошки потели -  словно за рулем первый месяц.
«Может мужу рассказать? Вдруг посоветует, как справится? Хотя, чего ему этими глупостями голову забивать, вон на работе его каждый день что-то эдакое!»
Завела машику, аккуратно стартанула. Выдохнула и не спеша поехала домой. Машину по привычке загнала в гараж. Кивнула и улыбнулась соседке в знак приветствия. Забрала корреспонденцию из почтового ящика: газеты и какие-то письма, но не разбирая положила на журнальный столик и пошла переодеваться. В планах было приготовить еду и накрыть на стол до прихода Реджи. Но до конца сделать задуманное не успела – мистер Броули вернулся раньше.
- Здравствуй, дорогой, - сказала Мадлен выходя навстречу и вытирая руки кухонным полотенцем. Она поцеловала мужа. – Я рада, что так получилось. Ты голоден? Мне еще минут двадцать нужно.
Мадлен вновь вернулась на кухню. Там она была словно пчелка: мешала, резала, сервировала. За годы действия были отточены до автоматизма.
- Сегодня в клиентками встречалась. Хотя с одной так и не получилось, умоляла перенести встречу на вечер. – Непринужденно поделилась Мадлен. – Клуб через неделю, ох, не забыть бы в этой суматохе. Как у тебя день?
Мадлен порхала от плиты к холодильнику, дальше к раковине и вновь к столу.

+1

4

- О, нет, не слишком, не торопись, - отозвался мистер Броули на вопрос супруги. Он повесил пиджак на вешалку, расстегнул пуговицы жилета и чуть расслабил галстук, чтобы дышать стало полегче, и как завороженный пошел следом за ней, на кухню. Присел за стол, в свой любимый угол и чуть повел плечом, снимая спазм с большой грудной мышцы, положил локоть на стол, а кисть свесил - она обязательно сейчас будет трястись, а он уже привык это прятать почти на автомате.
Мадлен готовила, кружилась по кухне, делая столько всего одновременно, это было завораживающе само по себе, и успокаивало. Ну почти как и хотел - она занята, а он просто посмотрит, ему нравится смотреть на нее и слушать, он в такие моменты словно отключается, ему спокойно рядом. По сравнению с тем, что было сегодня в клинике, сущий рай. Еще и пахнет так вкусно. Но она так мало рассказала, а он уже было приготовился молчать. Вместе с необходимостью отвечать набросились все мысли дня.
Как у него день? Паршиво. Он в нужный момент не смог проявить твердость и отказать людям с положением и связями, а теперь, когда все прошло очень и очень плохо, должен ответить за своё безволие. Мало ему аварии, еще и на работе сплошал, а ведь знал изначально, что нельзя так делать. Поэтому и здесь виноват, только он и виноват. Может не стоило этого делать? Поздновато он за формальности-то ухватился, еще и нагрубил сэру Эдрингтону. Кому он только не нагрубил сегодня. Но сэр Эдрингтон, если будет его воля, не только карьеру Броули закончит (ему, впрочем, уже пора), да и клинику закрыть в состоянии. Может прав был директор и не стоило давать ему запись с операционной? Надо было просто принести извинения, а не перекладывать ответственность. Хотя, он же признал за собой всю полноту вины, главное, чтобы мальчика не тронули - он-то не виноват вовсе. В общем, сейчас казалось, что он сделал только хуже. Конечно, только хуже. Господи, его же уволят... И потом суд, там столько заплатить нужно. А у них страховка почти пустая из-за лечения Мадди, вдруг что? Этот рак с большой долей вероятности метастазирует.
Горло сжало паническим спазмом. Он потупился и с силой потер висок. Господи, рука тряслась даже в напряжении. Реджинальд бросил быстрый взгляд на жену, нервно улыбнулся и сцепил ладони в замок у коленей. На вранье у него не было сил, он просто не сможет выдавить какую-нибудь чушь из серии "скучно, как обычно, ничего примечательного". А стоило бы.
- На вечер? - спросил он, пытаясь чтобы голос звучал непринужденно. - Как невежливо. Но ты поддалась мольбам и все-таки поедешь сегодня еще раз?
Он попытался переключиться на супругу. Ну вот, у нее появилось дело - он же хотел, чтобы она вернулась к букетам, клубам, галереям. Тем более ей это все нравилось, у нее талант. У нее чаще горели румянцем щечки, она охотнее говорила, была как-то активнее, в общем решительно хорошо это все на нее влияло. И вот теперь у нее дела на вечер. С одной стороны-то и хорошо, он как и хотел пойдет спать - во сне-то дел не наворотишь. С другой стороны, в нем было какое-то ребяческое желание не отпускать её никуда по вечерам, потому что ну а когда им еще вместе на диване сидеть? Но самое-то глупое, что он все равно уйдет спать, но вот хотел, чтобы Мадлен дома была, а не ездила выполнять причуды клиенток вечерами. Вот еще ей плясать вокруг этих молодок.
- Ах, клуб у вас раз в две недели теперь, все время забываю. А что другие клиенты? С ними-то все хорошо? Это же все для свадеб? - ну да, лето, сезон бракосочетаний в основном, - Может тебе помочь с чем? Давай я займусь чаем, только руки вымою.
Реджинальд поднялся и пошел в ванну. Там он разворошил аптечку и выпил обезболивающее, отметив, что нужно пополнить запасы, ибо он подсел на это дело. Да и вообще, подходило время ужинать из таблетницы - обычно он перед уходом с работы все это выпивал, а сегодня нужно как-то провернуть дома, там еще с промежуток выдержать нужно. Черт, а как оно все с обезболивающим, совместимо? Тогда полчаса ждать. Он вымыл руки, рассмотрел свой прекрасный желтеющий синяк, который показывался из-за воротничка, и поплелся обратно. Только вышел, звякнул телефон. Мистер Броули нерешительно замер, борясь между нежеланием и страхом узнать, что ему там написали (явно же по работе, ему могут написать только по работе), и ответственностью - пока его не уволили, он все же главврач, а сегодня он самовольно ушел раньше, рабочий день формально не закончен, может что-то важное. Зажмурился и все же пошел за телефоном. Нацепил очки, открыл сообщение. Ничего ужасного - уведомление о том, что машину отремонтировали и ее можно забрать. Мимолетная радость сменилась уколом досады и стыда, потому как счет на несколько тысяч фунтов вышел.
Покрутив шеей, мистер Броули положил телефон обратно в портфель, и пошел на кухню. У Мадлен все было практически готово, а он тихонько начал заниматься чаем, решив, что если уж она сейчас уедет, то поужинают хотя бы вместе. А значит чайничек нужно достать красивый, чтобы на стол выставить, а вот тот, к примеру, её любимый, с желтым узором на бочках. Он потянулся к первой полке, что была как раз в зоне досягаемости без табуретки, но не учел того, что сильно поднимать руки ему еще рано. Мышцу тут же свело болью, чайник выскользнул из непослушных пальцев и полетел прямо на край столешницы. Расколошматился и поплясал осколками по полу.
- Да твою же мать! - рявкнул Реджинальд.

+1

5

- Мне придется поехать, - Мадлен вздохнула, - ты же понимаешь, что там невеста, а женщины в этом состоянии не слишком адекватны, да и странно отказываться от клиентов, когда так таковых не так уже много. - Прозвучало как оправдание. А может так оно и было. Мадам Броули и сама понимала, что слишком мягко относится к клиентам, если так продолжить и не выставлять рамки, то как долго она сможет протянуть? Ведь обязательно начнутся проблемы и даже если не в бизнесе, то в семье. Мужу же не понравится, если супруга вечерами будет носиться по городу и появляться дома без сил, способная только подняться в комнату и упасть на кровать. Да и какому мужчине может это понравится? Пусть хоть и сам Реджинальд не раз и не два проводил вечера в больнице, а она ждала его дома, он падал без задних ног от усталости, когда все-таки добирался до дома. Больнице…
Мадлен старалась не думать о своей болезни. Нет не так, она обманывала себя, что не думает. На самом деле это сидело где-то на подкорке головного мозга, трансформировавшись в разъедающий страх. Женщина вся внутренне съеживалась, словно хотела стать меньше и незаметнее, когда проезжала мимо больниц и специальных отделений для онкобольных. Видела на днях, как для терапии привезли совсем тяжелого пациента, таких она видела и когда проходила лечение в американской клинике – на коляске везли уже не человека, а сосуд из которого вылилась почти для жизнь. Страшно все это своей необратимостью. Во многом чтобы не было времени думать, Мадлен пыталась максимально занять себя: цветочный салон, выискивала в интернете информации о том как вести бизнес, клубы, хлопоты по дому и многое другое. Спешила жить, хотела жить.
- На летнее время решили, что встречи будут раз в месяц. Сам понимаешь, многие уезжают на отдых или подлечится, подышать морским воздухом, запастись витамином D, - с улыбкой проговорила Мадлен. - Но это и всегда хорошо. Отдохнут, наберутся сил и новых идей.
Женщина помешала лопаткой мясо, нарезала овощи для салата и перенесла последние в глубокую миску, сбрызнула маслом и перемешала все специальные щипцами и порционно выложила еду на тарелках.
- В основном свадьбы, да. Бывает еще так букеты покупают, удивляются почему нет доставки. Вот думаю, что нужно поискать какую-нибудь фирму, которая занимается развозкой по городу, может стоит заключить с ними договор, раз спрос есть именно на доставку. Хах, ты представляешь, один даже из Испании…или Италии звонил, хотел заказать своей любимой букет в подарок, которая сейчас в командировке к нас в городе. Такие потешные, конечно! 
Пока Реджинальд мыл руки положила на стол круглые салфетки, на сервировочную тарелку с причудливыми узорами поставила с едой белоснежные тарелки, на кроях которых тонкой полоской шло повторение элементов узора. Бокалы и приборы заняли свои положенные места. Нужны были еще салфетки для рук, чистые были в шкафу и Мадлен вышла из кухни.
Замешкалась в комнате с салфетками в руках, читая смс о поставке, а вернее не поставке цветов. Задержали на таможне. А они же для торжества на ближайшие выходные. Эх, да что такое.
От неожиданного звука бьющегося стекла вздрогнула. Слышала ругань мужа.
- Дорогой... - мадам Броули появилась в столовой. Провела взглядом по полу, который был усыпан осколками. Привлекли внимание руки мужа, а вернее кисти рук. Они подрагивали. Мадлен такое уже видела, видела данным давно у матери Реджинальна. Но она тяжело болела. Болела…Генетическая предрасположенность. Неужели она не замечала такие же симптомы и у мужа? Или замечала, но не придала этому должного внимания? – Дорогой, - повторила она, подходя к нему, - скажи мне… - «это оно?», так и застряло в горле.

Отредактировано Madeleine Brawley (12 Июл 2021 16:48:37)

+1

6

Реджинальд оперся одной рукой о тумбу, а вторую локтем прислонил к корпусу, ему казалось что так спазм отпустит быстрее. И закрыл глаза. Болело у лопатки. Зря он. Очень зря, не нужно так. А как нужно? Руку жгло и сводило, зато кисть тряслась хуже обычного. Нервы. Нужно убрать стекло, пока никто не поранился. Только вот он не мог сдвинуться с места. Когда вошла Мадлен, только и смог, что открыть глаза - надо же поймать её осуждающий взгляд, брезгливость или что там будет. Какой он жалкий, бог всемогущий... чайник достать не в состоянии.
Он подсознательно понял, что уличен, только не сообразил в чем именно. Однако руки тут же сжал в кулаки и завел чуть за корпус, спрятал от вскользь отмеченного внимания. Это было больно. Мадлен подошла ближе, а он почему-то не хотел, чтобы она подходила, поэтому дернулся и сделал шаг в сторону. Потом еще вопрос этот странный. Что он должен сказать? Губа тиково дернулась, он потупил взгляд в пол, повел шеей, нахмурился и выдавил:
- Прости. Да, это был твой любимый, но я куплю другой, - однако хотелось разбить еще и чашки, только теперь намеренно. Нет, снести к чертям весь шкаф с посудой, пусть все разобьётся. - Сейчас уберу.
Он скривился, крутанул плечом, чтобы наконец отпустило лопатку, прокашлялся и пошел... куда? Он не знал, но порыв сбежать был настолько сильным, что минул разум. Мистер Броули обнаружил себя в коридоре, его било крупной дрожью, горло сжимало и ему не хватало воздуха. А еще хотелось пнуть пуделя, что ковылял мимо в столовую. Зачем он пришел сюда? Наверное ему нужно на кухню, чтобы взять метлу и совок, да убрать осколки. "Наверное".
Кольнуло сердце. Он залез в карман пиджака, выудил сигареты и зажигалку. Покурит и пройдет. Покурит и пройдет. Покурит и пройдет... Он не понимал, что с ним, это-то и пугало. Лучше уйти, спрятаться и подождать, пока пройдет, что бы это ни было. Бежать, иначе что-то случится, иначе он сделает что-то отвратительное.
Он бросил на Мадлен быстрый взгляд и кивнул с вежливой нервной улыбкой, не знал зачем, само вышло. Если она что-то и говорила, то он не услышал. Про чайник наверное. Он прошел мимо и вышел на крыльцо заднего двора. Закрыл за собой дверь, щелкнул замок зачем-то, застыл на мгновение. Его тошнит? Определенно. Реджинальд потер глаза и попытался выровнять дыхание. А потом вдруг пнул глиняный горшок с каким-то растением, что стоял на ступеньке. Господи! Просил же убрать и не ставить сюда ничего. Опять все этими горшками заставлено, сколько можно. Все заставлено, дышать нечем. У них и так маленький двор, половину отхапала эта теплица, черт её бери, теперь все в колодках еще. И на заборе плющ этот поганый. Ненавидит. Ненавидит он это все! Дом этот ненавидит. Жизнь свою ненавидит. А себя-то уж по-особенному ненавидит.
- Дерьмо, - прошипел он себе под нос, доставая сигарету. Руки ходуном ходили, поэтому он тут же её выронил. Пальцы не слушались. - Дерьмо!
Он раздавил сигарету ботинком и принялся доставать новую, губами, как какой-то забулдыга. Покурит и пройдет. Внутренний голос едко заметил "а ты сам-то в это веришь?", но был проигнорирован. Надо успокоиться. Она же придет, обязательно сейчас явится и будет вопросы задавать. Говорить с ним захочет. А лучше бы уехала, у нее там клиентка. Он бы съел таблетки и пошел спать, во сне дел он не натворит. Главное заснуть, а то с этими таблетками это почти невозможно, еще эти сверчки. Сейчас солнце зайдет и они примутся трещать, с ума его сводить. О, он поэтому ненавидит все эти кусты, клумбы и горшки - из-за сверчков. Они мешают ему спать.
Реджинальд наконец поджег сигарету и вдохнул дым. Стало чуть легче. По плечам прошла волна расслабления. Он сел на каменную скамейку и закрыл глаза руками. Успокоиться. Нужно успокоиться.

+1

7

Мадлен смотрела на мужа с широко распахнутыми глазами. О каком сервизе он говорит? Женщина растерянно посмотрела на пол. Ах, да, был же звон бьющегося стекла. В нескольких крупных осколках еще угадывался до боли знакомый узор. Мысли были далеко от стекляшек. Она ждала ответ, а муж то ли не расслышал, то ли растерялся, то ли расстроился от случившегося, что так и не ответил предпочитая быстрее ретироваться из кухни. Если с Реджи что-то из последнего, то это вообще не проблема. Посуда бьется, такое бывает. Да и любимые сервизы тоже. Но воспоминание вновь выдали образ свекрови, болезнь приковала ее к креслу-каталке, а тремор был не только рук, как было страшно наблюдать, как человек вроде бы находится в покое, а мышцы начинает “лихорадить”.
Из далека стала доноситься музыка. “Неужели соседка так громко слушают радио? Или такая слышимость из-за открытых окон?”
Опустилась на корточки и собрала крупные осколки. Движения на автомате, Мадлен пыталась вспомнить хоть что-то из далекой юности, тогда когда еще свекровь к врачам возили. Что тогда говорили? Помнила, что да, наследственное оно, а еще медленно прогрессирующее, свойственное в основном людям пожилого возраста.
И вновь музыка играет, мелодичная такая, только не спокойно от нее как-то.
“Так, а лечение?.. Да выключите вы уже эту музыку!”
И только сейчас поняла, что это не радио у соседки играет, а звонок ее мобильного телефона. Под пиликанье развернула телефон экраном к себе, соображая кто такая Сьюзи Маркинсон. Это же та клиентка, которая попросила перенести встречу на вечер. Первый был порыв просто не брать трубку, дождаться пока та сбросит звонок и просто выключить сотовых.
Мадам Броули вздохнула, бросила взгляд в сторону, куда Реджинальд ушел. Опасается, что услышит? Или что сейчас войдет? Хотя ни то ни другое не относилось к действительности.
Телефон все не унимался. Нажала на кнопку и медленно поднесла трубку к уху, да так медленно, что уже издалека слышала обрывки фраз.
- … примеры с собой, я уже в пятнадцати минутах от вашего салона.
- Мисс Маркинсон, я не смогу с вами встретиться сегодня.
- Но мы же договаривались!
- Я помню, извините, но изменились обстоятельства.
- Но у меня свадьба, - голос молодой женщины прозвучал по-детски обижено, словно у ребенка отобрали любимую игрушку.
- Я помню, но сегодня точно никак, - голос Мадлен звучал сухо, но вежливо.
- Но мы не успеем!
- Если желаете, можете воспользоваться услугами другого салона.
- ... , - на другом конце трубки повисло молчание.
Желание оборвать разговор не прощаясь так и сверлило висок мадам Броули. Но она сдержалась, заказчица еще предприняла несколько попыток настоять на своем, но Мадлен безоговорочно отмела все. Распрощавшись наконец с назойливой клиенткой, Мадлен выключила звук у сотового и бросила его в сумку. Сейчас ей было важнее узнать что творится с Реджинальдом. Семья важнее, чем выслушивать капризы заказчиков. Быстро собрав оставшиеся осколки щеткой женщина направилась по дому в поисках мистера Броули.
- Дорогой, - неуверенно постучала. - Дорогой, прошу впусти меня! - Сказала чуть громче, усилием мысли сама пытается унять дрожь в руках и излишнее волнение в голосе. Их разделяет стеклянная дверь, а словно преграда на жизненном пути. нет, они должны разбить ее. Вместе разбить. Эту дорогу так трудно идти по одиночки, да и зачем оно нужно. - Алан, ты помнишь? Вместе в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии…, - голосом сделала акцент именно на последних словах. - Прошу, тебя, милый, позволь мне быть с тобой рядом. Не сторонись меня. Я же твоя жена. Вместе мы со всем справимся!

Отредактировано Madeleine Brawley (21 Июл 2021 16:16:18)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » К чему Вам в вашем возрасте здоровье?