Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ревность — остроумнейшая страсть


Ревность — остроумнейшая страсть

Сообщений 1 страница 30 из 33

1


Ревность — остроумнейшая страсть
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/sDG3JD8.gifhttps://i.imgur.com/WZFhJgs.gif

Генри Хэрроу и Ева Морган
20 декабря 2020 года, где-то ближе к 12 часам ночи. Квартиры Евы

Они ведь просто друзья, ведь так? И этой ночью, по старому доброму обычаю доктор Хэрроу появился на ее пороге, чуть выпивши и от его ужасно несло чужим женским парфюмом. Выдохни Ева, вы же только друзья,да? И кто та сучка,а?

0

2

После того, как брату объявили помолвку, Хэрроу много размышлял над тем, как её разорвать. Вернее, как убедить Дэниэла сделать этот ответственный шаг. Но упрямый братец не решался пойти наперекор отцу. Похоже, что не помог даже мальчишник, который устроил Генри ему. Ну, как мальчишник, больше было похоже на попойку в надежде, что Дэну удастся вправить мозги. И почти получилось, учитывая, что ноги его сами принесли к своей бывшей жене. После этого случая Генри надеялся, что история исчерпана. Правда, пока братец и не думал о том, чтобы пойти к отцу с этой новостью. Кажется, и с Эрин у них все наладилось. И последующая её встреча с Евой тому доказательство. То, что Ева была зачинщицей всего безобразия, Хэрроу даже не сомневался. В тот день он вытаскивал обеих из-за решетки, отвез по домам, а на утро назначил исправительные работы у себя в морге. В общем, повеселились девочки на славу, на долго запомнится.

Глядя на брата и Эрин, Хэрроу много размышлял над тем, какие они счастливые. Ева, конечно, хороша, но Генри сомневался, что девушка захочет вообще встревать в какие-то отношения с ним. Думал, что испугается, да сбежит с глаз долой... А этого Хэрроу не хотел. Очень уж он привязался к Еве, она была отличным другом, практически коллегой по работе. Чего греха таить, отличной любовницей. Много раз задумывался, нужны ли ему вообще, хоть какие-то отношения, да и с кем... Какая нормальная девушка выдержит взрывной и невыносимый характер Генри. Странно, что Ева до сих пор не послала его ко всем чертям.

Когда он развозил Эрин и Еву по домам, к последней не поехал по той причине, что думал о девушке, с которой познакомился недавно. Достаточно милая, разведена, есть маленький сын, но последнее Генри не пугало. У него тоже есть взрослая дочь, о чем он честно сразу сказал. Она была потерпевшей по одному из дел, когда на неё напали в подворотне. Обошлось без трупа, но Хэрроу занимался экспертизами по этому делу. Разговорились, заболтались... Пару раз сходили погулять, посидеть в баре. Генри умалчивал о подробностях своего развода, зато девушка выложила ему всю свою историю жизни. Хэрроу не находил нужным посвящать едва знакового человека в свои проблемы. Но проявление симпатии с её стороны было слишком явным. Хэрроу три раза подумал, нужно ли ему это, тем более, что нет никакой гарантии, что сама не сбежит через неделю. Пока велось следствие, виделись они часто в отделе, а потом Хелен пригласила его к себе в гости на чашечку кофе. Понятно, что кофе там и не пахло. Было вино и свечи. Откровенно, Генри не был готов к такому развитию событий, но не стал отказывать девушке. Он улыбнулся.

— А как же сын? — поинтересовался Хэрроу.
— Он с отцом сегодня. Генри, ну неужели мы так и будем встречаться только в отделе или в кафе около него, — она улыбнулась, взяла его за руку, повела в комнату.

— Не знаю. Можем в следующий раз попробовать в другом кафе. Дело твое закрыли, грабителя поймали, — не совсем к месту сказано, но Хэрроу лучше говорить о работе. Ибо не знал, что на это ответить. А главное, не мог ответить самому себе, нужно ли ему вот все это? Пудрить мозги себе и Хелен. Он не мудак Сайкс, чтобы вести себя подобным образом. Давать девушке ложные надежды... Но все же поддался порыву, когда девушка его поцеловала. Они выпили по бокалу вина, Генри вновь увлёк её в поцелуй. Сев на диван вместе с ней, он уложил её на спину, нависнув над Хелен, продолжая поцелуй. Она начала расстегивать рубашку. Когда рассправилась с пуговицами, потянулась к ремню на брюках.
В этот момент Генри, как будто током ударило. Он чувствовал, что все идет не так, как обычно.

— Стой... Ева... — распахнув глаза, он увидел изумлению девушку под собой. Понятно, что романтический вечер окончен. Генри выдохнул, вставая на ноги.

— Это та самая, да? Журналистка. Я видела её в отделе. Ты на неё так смотрел, глупо было на что-то надеяться. Ты ее любишь, Генри, — он её почти не слушал. Застегивал рубашку и джинсы.

— Нет. Но извини за испорченный вечер. Я, пожалуй, пойду, — кажется Хелен была не в обиде на него. Хотя самому стыдно за подобное. Генри все еще отказывался себе признаваться в том, что действительно любит Еву. Только нужен ли ей Хэрроу...

— Не отрицай. Ты втрескался по уши. Надеюсь, она того  стоит, — крикнула она ему вслед, когда Генри уже был у двери. Он на секунду замер, но после покинул квартиру. Несмотря на то, что бокал был всего один, Генри чувствал себя безбожно пьяным. Он сел в машину за руль и поехал. Но не домой. А к дому Евы.

Но вместо того, чтобы подняться к ней, он стоял неподалёку от подъезда, с бутылкой коньяка у себя в машине. Голова трещала по швам. Не от алкоголя, а от переполняющих мыслей. Хэрроу все же вышел из машины, поставив её на сигнализацию.
Генри поднялся к квартире Евы и постучал. Ноги уже не держали, он просто спустился по стенке на пол, сев у её двери. Постучал еще раз для надёжности. К слову, не знал, дома ли она вообще. Или он заснет прям тут.

+2

3

В жизни Евы настал очередной непростой период. Ей в очередной раз предстоит перестраивать свой жизненный уклад и учиться жить.  Переезжая на Туманный Альбион , мисс Морган и не думала о том, что здесь найдет того, к кому сможет привязаться. Но по случайности, произошло  все да наоборот. Каким-то чудесным образом Ева сблизились с Генри Хэрроу, который вначале ей  показался ужасным занудой и формалистом. Но потом как-то все изменилось. Незаметно для самой себя, но Ева привязалась к нему. Ей это было чуждо и она гнала от себя все мысли о том, что она может хоть что-то испытывать к человеку. Она боялась собственных эмоций и поэтому, доказывала сама себе, что они неплохой рабочий тандем, а любовники так и еще лучше.
Эти пять прошло совсем незаметно, она была занята работой, а той время что было свободно, она проводила рядом с Генри. Для них было нормой приезжать друг к другу среди ночи, иногда совсем пьяными. И дело ведь было даже не в животной страсти, нет. Они могли часами разговаривать обо всем на свете и не замечали, как наступал рассвет. В ее жизни никогда не было ничего подобного, и Ева с осторожностью относилась ко всему этому. И ведь Ева больше всего боялась двух вещей: своих эмоций и того, что однажды ей придется отпустить Генри. Да, они ничего друг другу не обещали, никогда. Они дружили и приправляли всю эту дружбу хорошим красочным сексом. Никто не заикался о чем-то больше, казалось, что и Генри устраивает все это.
Но кажется, наступил момент, когда все пошло не по привычному сценарию. Генри стал отдаляться и перестал приезжать по ночам. Ева думала, что ее начала терзать паранойя и списывала все это на свои таблетки. Но однажды зайдя в отделение полиции по работе, она увидела, как он мило беседует с молодой девушкой, которая была явно в нем заинтересована. А дальше, дальше Морган увидела их в ближайшей кафешке, где они  мило о чем-то беседовали. И Ева все поняла. Пришло время отпустить Генри, ведь ему в отличие от нее, нужны нормальные отношения. И как-то незаметно для самой себя, Ева перестала приходить в отделение, а если нужно было что-то узнать, Ева обращалась к Ферли и просила того, ничего не говорить Генри.
Настроение ее становилось хуже день ото дня, и чтобы как-то пережить то, что ее Генри, теперь не ее, Ева загрузила себя работой. Она брала самые сложные дела и копала глубоко.

В этот вечер ей стало совсем паршиво, и поэтому купив бутылку вина, заказав пиццу и забив холодильник мятным мороженным с шоколадом, Ева решила избавиться от этого противного ощущения внутри и дать волю своим эмоциям.
Она даже не взяла бокал, а пила вина прямо из горла, включив музыку погромче. Нужно вытрясти эти лишние эмоции из себя. Она не способна любить, а тем более привязываться к  кому-то.
Накинув на голое тело широкий свитер до колен, с бутылкой в руках и под громкую музыку Ева танцевала. Да, невпопад, но ей было нужно. Нужно было переключить свое внимание и освободить голову. Плакать она не умела, да и жаловаться сестре о том, что ее любовник нашел даму сердца, ну такое себе удовольствие. Да и зачем, Элли же собиралась на помолвку к отцу в Нью-Йорк, не стоит грузить ее своим проблемами. Ну, а Эрин, ей не хотелось забивать ее милую голову своими тараканами. У них ведь только, только все наладилось с братом Генри.
От пьяных ритуальных  танцев ее отвлек стук в дверь. Наверное, соседи или полиция, на дворе ведь уже достаточно поздно. Выключив музыку, но, не выпуская из рук бутылку из под вина, Ева пошла, открывать дверь своей квартиры. Она никогда не смотрела в глазок, считая, что с нее хватит одного похищения за всю жизнь. Открыв дверь на пороге никого не было, только на коврике сиротливо сидел Хэрроу, кажется совсем пьяный.
- Ого!- воскликнула, Морган и отставила  вино на комод, что был рядом с дверь, она босиком вышла в коридор, встав позади мужчины , аккуратно взял его подмышки поднимая, в нос тут же ударил резкий запах женских духов. Она поморщила носик. Какой-то шлюшеский парфюм. Да, только шлюшки могут душиться такими приторными духами на них только мух ловить. Она затолкала Хэрроу к себе в квартиру, усадив на пуфик в коридоре, и взяла бутылку.- И по какому поводу мы так нажрались, а? Ты же клялся и божился после мальчишника Дэна, что завязал напиваться в слюни, что-то случилось с той симпатичной девушкой Хелен?- она сделала глоток вина и села на пол - она очень милая девушка, ну мне так показалось- ага так смахивает на охотницу за мужика, что даже экспертом быть не надо.- будешь?- она протянула ему бутылку вина.

+2

4

«Господи, когда же это я клялся…». Мелькнуло в голове у Генри, когда его втащили в квартиру. Он бы смог даже встать на ноги, но не стал препятствовать такой заботе. Хотя заботой это сложно было назвать. Хэрроу практически все соображал, голова только раскалывалась. Его усадили на пуфик в коридоре, Генри откинулся спиной на стену в качестве опоры, затем перевел взгляд на Еву. Черт возьми, что он вообще тут делает? Завтра ему, вероятно, будет очень стыдно. Ему плевать, то о нем подумают, но припоминать этот случай Генри будут долго. От мысли, что находится у Евы в квартире, Хэрроу почти протрезвел. Но все равно разум был немного затуманен. Сработал триггер на имя Хелен, Генри отмахнулся от вина, подумав, что коньяка на сегодня ему достаточно. Ева очень проницательна, чувствовала, что все дело в той девушке. Генри предпочел бы забыть, забить этот случай, как страшный сон и никогда больше не вспоминать. Он ощущал на себе посторонний запах духов, смешавшийся с алкоголем и его собственным. Такая убийственная смесь… Хотелось залезть под душ и смыть с себя всю эту гадость.

— Я еще, относительно, трезвый. Так что не надо тут… — доля правды в этих словах есть. Генри вполне в состоянии встать на ноги, только не очень хотелось. Что сказать о Хелен? Что он при попытке переспать, назвал ее другим именем? Генри потер глаза, чувствуя, насколько ему хреново. Не физически… Это все будет завтра. А морально ощущал себя идиотом, который подумал, что у него может что-то получиться с этой девушкой. Хэрроу взглянул на Еву, понимая, что эта ведьма пленила его настолько. Генри не мог думать больше ни о ком. Но не признаваться в своих чувствах именно сейчас же. В состоянии опьянения. Ева, наверняка, сочтет за пьяный бред, а завтра будет очень неловко.

— С ней ничего не получилось. Мы расстались, — заключил Хэрроу. Странно, что она вообще о ней заговорила. Генри хмуро глядел в потолок, стараясь не смотреть на Еву, которая сидела на полу. Отстранившись от стены, он оперся локтями на колени, подавшись вперед, опустил лицо в ладони, затем поднял взгляд на Еву. Хэрроу не горел желанием рассказывать все подробности.

— Когда дело дошло до переспать, на этом все и закончилось, не начавшись, — усмехнулся Генри, поднимаясь с пуфика. Ему стоило бы сейчас просто уйти, чтобы не усугублять ситуацию. Но вместо этого нетрезвый мозг выдал… Генри склонился над сидящей на полу Евой, проговорив ей над ухом.
— И вообще, это все из-за тебя, ты во всем виновата… «В том, что появилась в моей жизни», — с упреком произнес Хэрроу. И в этом тоже он ничуть не соврал. Из-за Евы у него ничего не получилось с Хелен. Из-за этой несносной девчонки, что засела у него в голове. С той лишь разницей, что ей самой он, скорее всего и не нужен. В том самом понимании. От этой мысли Генри сделалось грустно. Забрав у нее бутылку с вином, сделал глоток. Так себе день выдался. Просто паршивый. Он вернул ей бутылку назад.

— Ладно, извини за беспокойство, — поправив воротник куртки, он провел рукой по ее волосам, и направился к выходу. Пока не ляпнул что-нибудь еще.

+2

5

Ева была одновременно и рада видеть Генри и ей хотелось всадить вилку ему в глаз. да уж, странный разгон эмоций при виде Хэрроу ,если не сказать иначе. Господи, ну что же с ней происходит? Почему почувствовав чужой запах на нем, Ева завелась? Она его ревнует, так сильно, что хочется вопить на него, бить посуду и  высказать обо всех своих эмоциях. Но нет, она этого не покажет, сделает вид, что ей все равно, много чести ревновать к какой-то девице, с которой скорее всего у него сейчас был фееричный секс. Черт, это невыносимо и глупо одновременно.
Она пару раз глубоко вдохнула и даже на секунду задержала дыхание, лишь бы пропал аромат ее приторных духов у нее в носу, и сделала смачный глоток вина, пролетел он, будто бы это была вода.
Ева сидела напротив него на полу, скрестив ноги, она внимательно следила за Генри, пытаясь найти доказательство своим мыслям того, что он влюбился в ту дамочку. А,если это так, то ей придется отпустить его на свободу. Даже в мыслях это звучит крайне глупо.

- Хэрроу, за пять лет я научилась разбираться, в твоих стадиях опьянения - ухмыльнулась девушка  и еще сделала глоток - вот эта стадия называется, я все еще соображаю, но завтра будет стыдно. А оно тебе надо, а? Ты же знаешь, что здесь тебя никто никогда не осудит, так что расслабься и выдохни - хоть от тебя и воняет чужими духами, мысленно  добавила Морган.
Друзья должны поддерживать всегда, когда это требуется и генри сейчас явно требовалась ее поддержка, хоть ей и тяжело осознавать, что, скорее всего сейчас он будет рассказывать о чувствах к другой.
Когда же он озвучил факт того, что они расстались Ева аж икнула от такой неожиданности и, пытаясь не показывать свой радости, сделала еще пару глотков вина.
- Что же, мне правда жаль - соврала Ева, едва сдерживая самодовольную ухмылку.- Вы достаточно неплохо смотрелись вместе, я видела вас в кафе- уточнила девушка, чтобы не подумал, что она сталкерша и следила за ним, нет-нет, она не такая конченная, коей может показаться. А вот далее последовали подробности, от которых Ева уже пришла в бешенство, ей хотелось запустить ему в голову эту бутылку с вином, но вместо этого она сжала крепко зубы и вновь выпила. Хотелось едко прокомментировать, но она все же заткнулась, решив сойти за умную.
Когда он оказался рядом с ней и начала шептать на ухо, девушка замерла, и даже перестала дышать. Она отдала бутылку ему и поднялась с пола, выпрямившись.
- Ты фееричный долбаеб Хэрроу- произнесла Морган- с какого хрена виновата я, что  у тебя с ней не сложилось? Заметь, я даже не мешала, а вот так хотелось….
Но он решил, что лучше свалить от греха подальше, ну уж нет.
Ева схватила его за руку и развернула к себе.
- Не смей так уходить - произнесла девушка- во-первых, ты не в себе. во-вторых, раз пришел ко мне, будешь здесь до утра. Ты сейчас в таком состоянии можешь наломать столько дров, что я завтра с утра в морге, буду действительно твое тело опознавать - и она не шутила. Ева поставила бутылку на комод, и быстро стащила с его плеч куртку. И чуть толкнула его в спину, заставляя тем самым пройти вглубь квартиры- в этой квартире я решаю, кто и что делает. А тебе сейчас нужен горячий душ, кружка чая и выспаться, а вот с утра поговорим, если ты того захочешь.
Сейчас он был для нее словно маленький ребенок, Ева потащила его в ванную, включила воду, и начала аккуратно раздевать его.

+2

6

С момента развода Генри уже и позабыл, какого это влюбляться, вообще кого-то любить. Он и не думал заводить новые отношения до определенного момента. Во всяком случае, пока дочка была совсем маленькой, налаживал отношения с ней, старался ради нее. Но когда в жизнь Хэрроу вошла Ева, перевернула ее к верху дном. Да, Генри считал ее другом, отличным другом. Помимо дружбы, были еще и любовниками. Все всех устраивало, Хэрроу и не помышлял о чем-то большем. Но каждый раз, встречаясь с другими девушками, понимал, что никого из них не представляет рядом с собой. И мысли возвращались к Еве, но Генри гнал их от себя. Не потому, что ему не хотелось, а потому, что знал – его чувства не нужны девушке.
Попытка с Хелен оказалась провальной. Хэрроу отчетливо дал себе понять, что, пока он не выкинет Еву из головы, то ничего у него и не получится. Но вместо этого, он пришел к ней среди ночи, пьяный и нес какую-то чушь, за которую завтра будет стыдно. Он усмехнулся на заявление Евы, что ей жаль.
Хотя расставание с Хелен значительно облегчило душу. Что он не станет обманывать девушку, давать ей ложные надежды, которые не в силах оправдать.

— Не отрицай, что хотела помешать. Но ты … — «Этого не сделала», хотел дополнить Хэрроу, но махнул рукой. Генри уже намеревался уйти, недосказав фразу, но его схватили за руку, он резко развернулся. Он действительно был не в себе, но мечтал поскорее отсюда убраться и доехать до дома. Машину придется бросить, а и черт с ней. Завтра вернется, хотя у Евы, похоже, были совсем другие планы. С пьяным Генри совладать проще, тем более, что на сопротивление у него сил не было. Он дал себя втолкнуть в квартиру, стянуть с себя куртку, да еще и затащить в ванную.

— Ева, если ты решила воспользоваться моей беспомощностью, то не самый лучший вариант. Насколько я помню, ты не любительница бревна в постели. Ты меня хочешь сварить или утопить? — хмыкнув, переспросил Генри, глядя на нее. Остатки здравого смысла уговаривали прикусить язык, но затуманенная часть мозга сейчас пересиливала.

— Что ты сейчас творишь вообще… — произнес раздраженно Хэрроу, когда она уже стащила с него рубашку. Он резко прижал ее спиной к кафелю, всматриваясь в ее глаза, как будто искал ответы на свои вопросы. Генри разрывался между желанием поцеловать Еву и снова сделать попытку уйти. Только на этот раз насовсем.

— Виновата ты в том, глупая девчонка, что ни о ком, кроме тебя я думать больше не могу. Не получилось потому, что я назвал ее другим именем… догадайся, чьим, — Генри сам немного охренел от своих слов, но уже ничего не вернуть. Но поймал себя на мысли, что не жалеет о том, что сказал. Возможно, это будет их последняя встреча. Ева испугается, убежит, выгонит его… Однако и Хэрроу так больше не мог.
— Вот скажи мне, Ева. Нужен я тебе вообще или нет? Ты ревнуешь меня к другим девушкам, да, не отрицай, я это вижу. Заявляешься ко мне свидания в пьяном угаре. Неужели все ради того, чтобы продолжать спать со мной, как «лучшие друзья»… — Генри отстранился, подняв рубашку с пола. Разум протрезвел окончательно, он не хотел ни душа, ни чая, вообще ничего. Возможно, им требуется расставить все точки, пусть это будет то самое время.

+2

7

До переезда в эту страну, Ева не была особо разборчива в любовных связях, так как искренне считала, то не способна любить другого человека. Мужчин , а точнее любовник у нее в жизни было достаточно и как только дело начинало пахнуть привязанностью с мужской стороны, Ева тут же вставала на тапки т уходила из жизни мужчины. Да, обычно себя так ведут мужчины. Морган ничего не знала о гендерных отношениях, и поэтому всю жизнь избегала их.
Но переезд в Лондон многое изменил в ее жизни. К примеру, за все эти пять лет к нее был всего один любовник - Хэрроу. В каком бы пьяном угаре она не была, но ноги ее вели к его двери. Ее больше не интересовали другие мужчины. И да, ей страшно самой в этом признаться, но мисс Морган привязалась к Генри с такой силой, что это было похоже на наваждение.
И вот сейчас глядя на него в своей прихожей, она поняла, что вряд ли бы осталась в стране, если бы Генри покинул ее.

- Не совсем верная формулировка , Хэрроу - ухмыльнувшись протянула девушка - я хотела вырвать ей волосы и расцарапать лицо, но думаю вряд ли бы вы, оценили сей пассаж - а вообще Ева мысленно даже представляла как убивает ее изощрённым способом. Но Ева видела, что Генри рядом с ней улыбается и она отступила. Как оказалось его счастье было для нее важнее, чем собственное.
Отпустить его в таком мягко говоря неадекватном состоянии она просто не могла. Да и понимала, что если его не остановить, то он может уйти навсегда. Она не готова к этому, не сейчас.
Ей хотелось скорее снять с него аромат чужих духов, от них ей становилось тошно, она даже дышала через раз, пока снимала с него одежду.
- Господи Генри , заглохни. Или ты все ещё считаешь, что я использую тебя ради секса ?- фыркнула девушка - если ты невменяем, а я хочу секса, то на этот счёт у меня есть другие варианты в виде достижений двадцать первого века. А сейчас я хочу просто запихнуть тебя под душ, чтобы ты пришел  в себя.
И девушка понимала, что он не настолько пьян , чтобы ничего не понимать. Да и она все понимает.
Она не успела увернуться и оказалась прижатой к кафелю, прохлада от плитки контрастировала с ее собственной температурой тела, ее бросило в жар, он был так близко, и она с жадностью посмотрела на его губы. Ей хотелось его поцеловать.
Признание Генри сбивает с ног, если бы не стена за спиной ноги бы подкосились.

-  Я не хотела рушить твою жизнь - только и смогла произнести она, его признание не столь напугало ее, сколько подтвердило ее собственные чувства, но как им выйти из этой зоны дружбы ?
И вот новая порция острых вопросов и Генри отступает, Ева едва находит силы перевести дыхание :

- ты такой болван, Генри - повысив голос начала говорить  Ева - ты знаешь, кто я такая и какие события сформировали меня как личность. Я не способна любить , я просто не умею. И я испорчу твою жизнь, я уже пустила Хэрроу твою жизнь под поезд, ты сам сказал, что назвал ее моим именем - она оттолкнула его и вышла в комнату ей на хватало воздуха - я уничтожаю всех, кто рядом со мной. И да - она взяла вазу, что стояла на столике - я ревную тебя ко всем этим шлюшкам, ревность раздирает меня изнутри - после этого она запустила вазу в противоположную стену, иначе бы она ударила Генри, а вазу можно и на купить. - И, если ты полагаешь, что тебе будет лучше вдали, вали.  Раз и навсегда. Тебе нужна вменяемая девушка, а  я не такая. Я инфантильная истеричка с кучей нерешённых проблем , которая пьет как сапожник и ведёт себя не лучше. Таких как я не любят, это опасно для здоровья - она дошла до бара и достала от туда виски и плеснула в бокал, быстро его осушив, посмотрела на Генри. Она устроила истерику с битьем посуды, если он сейчас уйдет, то на утро Евы уже не будет в стране. Его уход поставит точку.

+2

8

Это был первый серьезный разговор между ними. Хоть Генри и выпил, но уже почти трезвый и в шоке от самого себя. От того, что осмелился подобное сказать, но вообще на трезвую голову и не решился бы. Наверное. Хотя Генри давно хотел сказать девушке, как сильно он её любит. А главное, убедил самого себя в этих словах, в собственных чувствах, в которых сомневался. Думал, что все это лишь мимолетное влечение, влюбленность, она со временем пройдет. Но она не прошла, Хэрроу рассчитывал, что это свидание поможет ему отвлечься от Евы. Но не помогло, только усугубило ситуацию. И вот, почти сказал... И что в итоге он слышит? Что все зря. Если он сейчас уйдет, то их отношения сойдут на «нет» во всех смыслах слова.
Генри слушал ее в полупьяном бреду, откровенно, не мог поверить своим ушам. Нет, его не коробил отказ девушки. Не всегда чувства бывают взаимны. Но ее слова звучали настолько глупо и нелепо, что Хэрроу не представлял себе, как реагировать на такое. Да, она его тоже любит, это тоже сложно отрицать. Из ступора вывела разбившаяся ваза, Генри думал, что следующая полетит ему в голову. Ему хотелось хорошенько встряхнуть Еву, выпить эту всю дурь из головы. С какой стати она вообще за него решает, что ему будет хорошо, а что плохо. Он уже далеко не мальчик, в сознательном возрасте и в состоянии решить для себя, как ему жить дальше. Сейчас Генри все еще частично пьян и понимал, что может наговорить много лишнего. Того, что никогда бы не сказал на трезвую голову. Им обоим нужно прийти в себя. Вечер и без того начинался слишком паршиво. Не хотелось и заканчивать точно так же.

Он прекрасно знал всю жизнь Евы, и сомневайся, хоть на секунду в себе, в ней, Генри бы сейчас тут не стоял. Хэрроу потер глаза, хотелось наорать на нее, вздернуть девчонку за то, что говорит такие вещи. Да, ей не расскажешь того, что уже почти полгода она спит с убийцей, который укрывается от закона. Пусть и убил последнего мерзавца, но ответственности за содеянное это не отменяет. Генри ничуть не сожалеет о том, что случилось, ни секунды не переживал о том, что отнял жизнь у человека, который искалечил жизнь его дочери. После всех этих событий, они пережили многое и, порой, самое страшное.

— Это ты глупая девчонка, Ева. Что до сих пор думаешь, что мне есть дело до твоего прошлого. У нас у всех есть события в прошлом, которые сформировали нас, как личность. От этого не уйти. Заметь, я тебе помогал в твоих поисках по твоему делу, хоть и был против этих поисков. Каждый раз со страхом думал, что в очередной раз ты вляпаешься куда-нибудь и что-то может случиться… Пытался помогать контролировать твои таблетки, чтобы ты не загубила себя совсем. Если ты была мне безразлична, я бы уже давно плюнул на все и ушел в закат, — он накинул на себя рубашку, не застегивая. Слова девушки о неумении любить заставляют мимолетно задуматься, что, похоже, дело это не стоит свеч. И в то же время, обезоруживают… Ревность может быть связана с чем угодно. Но Хэрроу и сам страшно бесился, когда видел ее с другими оперативниками из его отдела. Рядом с придурком прокурором, который вечно крутился вокруг Евы. Явно с недвусмысленными намерениями.

— Но ты, похоже, лучше меня знаешь, кто мне нужен и с кем мне будет лучше жить, — Генри облокотился спиной на стену, чувствуя, что снова становится пьяным. Голова начала раскалываться от нервов, — Я до последнего пытался делать вид, что ничего не происходит и мы просто друзья, не более. Не получается, извини, что так. Если ты хочешь, я просто уйду и больше не заикнусь об этом, — Хэрроу прошелся по комнате, сев на диван. Чего толку распинаться, чего-то ждать, если все равно бестолку.

+1

9

Это было невыносимо. Всю свою сознательную жизнь Морган избегала серьезных разговоров. И, если кто-то с ней пытался серьезно поговорить о делах амурных, она включила дурру и просто сливались из поля зрения человека. Ей никогда это было не нужно. Никогда. Но в этот вечер все иначе. Ева не ушла, и не прогнала Генри. Хотя ударить его, ей очень хотелось. Но девушка сдерживалась.
Она не умела говорить о чувствах, Ева фактически ничего об этом не знала. Таких как она называют эмоциональными импотентами. По-крайней мере до последнего времени, мисс Морган считала себя таковой. Но когда в жизни Генри появилась Хелен, Ева будто бы заклинило. Она испытала самую разную палитру чувств и не знала, что со всем этим делать. И вот сейчас все эти слова Генри, она не знала, как на подобное надо реагировать. Их будто бы двоих прорвало, ибо все их чувства стали настолько очевидно, что уже даже глупо все это отрицать. Но вот, если Генри знал как с этим жить,  то Ева была в панике. Его фактическое признание в своих чувствах пошатнуло веру Евы в себя. С момента смерти матери, Ева полагала, что не достойна любви, а сейчас вот Генри говорит совсем другое. Его слова пьянили куда сильнее, чем вино и виски, голова журналистки шла кругом.
Хотелось забыться, но, сколько можно бегать от себя? Еще двадцать лет? А что останется по итогу? Ничего.  Она боится дать себе шанс, не Генри, нет. Этот человек давно доказал, что он единственный кому дорога мисс Морган и наверное только ради него, Ева еще не переехала в другую страну.
Она плеснула в бокал золотистую жидкость и добавила пару кубиков льда, хотелось надраться, но это вряд ли получится. Когда она находится на эмоциях, то алкоголь не способен ее опьянить и как ни странно, но утро даже похмелье не наступало.
Ева посмотрела на Генри и села напротив дивана на пол, точнее даже рухнула, ночь явно предстояла тяжелой.
-Глупая девчонка - повторила Ева, будто бы пробуя фразу на вкус - что же ты прав - согласилась Морган, качнув головой - эмоционально я застряла в подростковом возрасте. А ты - она посмотрела на него - ты единственная причина, по которой я все еще жива и не умерла от передозировки своих лекарств. Я даже не знаю, как называется вся та палитра чувств, что я испытываю по отношению к тебе - что же раз они откровенны за столь долгое время, стоит сказать все- в один момент хочется дать тебе по лицу, ну как вот сейчас- ухмыльнулась Ева- а потом хочется тебя обнять и просыпаться с тобой каждое утро, только, увы, я не знаю как это называется. А еще, временами я ревную тебя даже к Джилл, вот так
Если бы она умела плакать, то сейчас должно было бы настать время слезливой истерики. Но, увы. Поэтому, Ева сделала глоток виски, он даже не обжигал горло, увы.
- Нет- только и произнесла Ева, и в этом нет было собрано все: от ее нежелания, чтобы он уходил  и до того, что она пытается управлять его жизнью.- Я несу разрушения в жизни людей. Даже твою жизнь смогла отравить. Я плохая, Генри, ужасная- и это был не акт самобичевания, нет. Просто она знала, как делает людям больно: отцу, сестре и даже самому близкому человеку, Генри. Ева поднялась с пола, поставила бокал на журнальный столик и села рядом с Генри, обняла его- я не знаю,как это называется все, но стоит признать, я не могу без тебя. И не знаю к счастью ли это или  к твоей погибели.- она уткнулась носом в его плечо, вдохнув его аромат,  ворот его рубашки все еще пах духами  Хелен.- не уходи, прошу

+1

10

Будь Генри сейчас трезв, может быть, разговор протекал бы немного иначе. Скорее всего, его не было бы вообще. Или нашел бы более подходящее время и место для него. Организовал бы свидание, где признался Еве в любви. А дальше, в зависимости от реакции. Но у Хэрроу все не как у людей, он отвык решать такие серьезные вопросы. Даже своей бывшей каких-то особенных свиданий устроить не мог, ибо в студенческие годы большого выбора не оставалось. Учитывая гордость самого Генри, который у родителей копейки лишней боялся взять, то жили они на зарплаты лаборантов, а потом на его зарплату медика. Но Генри не считал это чем-то зазорным, постепенно он бы поднялся по карьерной лестнице, стал бы зарабатывать больше. Правда, когда лишился семьи, лишил себя и карьеры. Вот такая ирония.
Он сам не знал, зачем ему понадобилась Хелен, надеялся, что с ней что-то может получиться… Ева на него не обращала внимания, как на мужчину. И теперь Хэрроу видит почему. Девушка крайне убеждена, что ужасна во всех отношениях. Как ее переубедить в обратном, Генри пока не представлял. Кроме того, что все эти годы он до сих пор ее не послал ко всем чертям. Хэрроу не тот человек, который будет терпеть то, что ему не нравится, если нет к тому каких-то стимулов. Но она все равно просит его не уходить… Вот как понять эту женщину? Генри усмехнулся, взглянув на Еву. Он ее не понимает. Как ему реагировать на подобное. Еще эти приступы ревности. Пожалуй, ни к кому, кроме Евы, Генри не испытывал подобные чувства. Даже к Джилл, хоть они и работали вместе столько лет, но для него она останется лишь лучшим другом, который спас его от тюрьмы в свое время. И продолжает это делать. С другими же женщинами все заканчивалось более прозаично. Отношения сходили на «нет», и не начавшись.

— Если тебе станет легче, ударь меня. Может быстрее протрезвею, — выдохнул Генри, — Честно говоря, я тебя не понимаю. Конечно, мне следовало все это говорить несколько иначе, но я то ли разучился, то ли просто так вышло по-дурацки. Нужно было сесть, поговорить нормально, на трезвую голову, — он пожал плечами, — Но ты одновременно просишь не уходить и отталкиваешь меня. Ты сама убедила себя в том, что все плохо и не имеет смысла. Скажи, что мне сделать, сказать, чтобы помочь тебе убедить себя в обратном… — Хэрроу повернулся к девушке, приблизился, поцеловал ее в губы, обнимая за талию. Если Ева сдалась,  то Генри не хотел так просто сдаваться. Она его любит и это очевидно, хоть и не хочет или боится себе в этом признаваться. Хэрроу может и ошибаться, принимая простое влечение за любовь…

— Я не понимаю, зачем ты пытаешься меня убедить в том, какая ты плохая, — произнес он, отстраняясь, — Какую цель ты преследуешь, чтобы я и правда ушел или что? Я знаю тебя не первый день.

+1

11

В ее голове была каша. Она все еще была не готова говорить о своих чувствах и о том, что происходит между ними. Евы бы вообще предпочла съехать с этой темы. Но она слишком затянула. Уйти она могла от него пару лет назад, переболело бы, но прошло. А сейчас все стало слишком трудно. Ева все еще не знала, что и как говорить. Она боялась быть не понятой. Она даже не понимает, как ей формулировать свои мысли. Но четко понимала одну вещь, она не хочет и не готова отпускать его из своей жизни. Он каким-то странным образом, но стал ее частью.
Морган стало даже стыдно от его предложения ударить. Она не была из робкого десятка и легко могла влепить пощечину или еще чего серьезнее. И да, она частенько распускала руки, просто потому, что человек ее бесил, а аргументов, чтобы тот понял, она уже не могла найти. Но сейчас это нелепо.
- Что же треснуть бы тебе по шее, но нет, не сегодня - протянула она, понимая, что это не решит ее моральных дилемм, которые так   активно мучают ее.

Морган внимательно посмотрела на Генри. И в какой же момент  она забыла о своих принципах уходить первой? Она и не вспомнит сей момент. С первого раза она видела в нем привлекательного и умного мужчину, который способен дать ей отпор и она может разговаривать с ним на равных. Обычно мужчины рядом с ней или начинают заискивать или ведут себя, как напыщенные индюки, которые считают ее глупой куклой. А он, всегда был особенным. Хотя, конечно же, она себе не признавалась в этом. Ведь это было выше ее сил.
Да я сама себя не понимаю, хотелось ей воскликнуть в ответ, но это бы означало, что она совсем потеряла почву под ногами, а это совсем плохо. Ева выдохнула.
-  Просить тебя дать мне еще времени, это ведь так не сработает, да?- задала она встречный вопрос и он поцеловал ее, и Ева не сопротивлялась этому, а только поддалась вперед, в голове мелькнула мысль, что она не в силах оттолкнуть его и продолжить жить, как раньше. Она любила его, но не готова признать эту любовь. Она боится себя и последствий  от этих чувств.
- Я не знаю - честно ответила она, посмотрев в глаза Генри - просто, я ведь и вправду ужасна, по моей вине, все дорогие мне люди несчастными становились. Я не хочу той участи для тебя - она взяла со столика стакан с виски и покрутила его в руках, эмоции били через край, она встала с  дивана и прошлась по комнату, сделав глоток виски - что, если ты наиграешься и уйдешь от меня от Хелен или к бывшей жене? Что тогда?- задала она вопрос, который мучил ее - я боюсь быть брошенной, это мой триггер с самого детства, всех кого я любила когда-либо уходили от меня, предавали. Моя мать сделала самый большой шаг, просто лишила себя жизни, лишь бы не быть рядом со мной. А что сделаешь ты, когда я тебе надоем?- она выдохнула и качнула головой - я до такой степени погрязла в собственных травмах, что боюсь кого-то пустить близко. И когда я увидела тебя с ней - она избегала называть ее имя - я даже была готова отпустить тебя, лишь бы ты попытался быть счастлив рядом с ней. Рядом с нормальной девушкой. Генри- она села вновь рядом с ним и взяла его за руку- я настолько привязана к тебе, что хочу, чтобы ты обрел счастье, даже если оно мне не понравится. Главное, чтобы  ты был счастлив- ей хотелось поцеловать его и прижаться, как можно ближе к нему и не отпускать в эту ночь. На утро он может ее покинуть навсегда, но сегодня она не готова его отпустить.

0

12

Генри мог бы и оскорбиться на предположение, что он может «наиграться» и уйти. Неужели он производит впечатление такого мудака, который в состоянии так поступать. Если вспомнить, то бросали, в основном, его. Бывшая жена, прошлая девушка, с которой он попытался сходить пару раз на свидание. А Хелен он честно сказал, что не может, она его поняла и без скандалов. Генри не хотел становиться, как Сайкс, прыгать из койки в койку, и вообще зациклил свое внимание на Еве. Конечно, если она откажет, то давить он не станет. Но и больше пытаться заводить какие-то отношения тоже. Хотя Ева дает ему сейчас все карты в руки, пусть и не осознанно. Генри не знал, как доказать ей свою искренность, что он не собирается ее бросать. Если это и случится, то по каким-то более объективным причинам, а не мистическая сила несчастья, которое она, якобы, приносит. Хэрроу давно перестал верить в сказки. Про него можно сказать то же самое.

От упоминания бывшей, Генри передернуло. С некоторых пор, он ненавидел эту женщину. Несмотря на то, что она является матерью его ребенка. Да и матерью ее назвать теперь сложно. После того, как Элизаберт позволила жить ее дочери под одной крышей с насильником, Генри перестал воспринимать ее как женщину. Где ее материнский инстинкт и был ли он вообще все эти годы… Хэрроу постарался абстрагироваться и сосредоточить свое внимание на Джо, которой так нужна была его помощь, поддержка. Ведь, кроме отца больше некому было помогать. Если бы он мог объяснить все это Еве, может, ей стало бы легче…

— Я дам тебе время, сколько нужно. Не стану давить или убеждать. В то же время, не могу пообещать, что рано или поздно мы не расстанемся. Это жизнь, всякие ситуации случаются. Жена от меня ушла сама, хоть и по моей вине, — Генри налил себе бокал виски, сделав глоток. Наверное, стоило бы воздержаться на сегодня от алкоголя. Но хуже уже не сделает.

— Пытался я только потому, что видел, что ты воспринимаешь меня только, как друга. Хотя все равно продолжала ревновать. Что значит «наиграешься»? Я похож на человека, который будет играть с чужими чувствами и своими в том числе? Ты сама себя убедила в том, что ты ужасна, и никто не пытался тебя разубедить в обратном, — сделал вывод Хэрроу. И никому она не позволяла это сделать. Генри сам далеко не ангел, со своими недостатками, тараканами, которыми уже ничем не вытравить. Но он научился воспринимать себя таким, какой есть. И все его окружение уже привыкло к Хэрроу, который временами кажется просто невыносимым человеком. А уж после убийства отчима Джо эти странности усилились. За ними он надежно запечатал тревогу на тему содеянного преступления.

— Ты ужасна только в том, что упрямая и несносная заноза, чертовски привлекательная и невыносимая. При этом отличный человек и отличный друг. Я прихожу к тебе не потому, что мне хочется секса. Просто только так ты подпускаешь меня к себе. А мне иногда просто хочется побыть рядом. Хотя, конечно, не скрою, что сложно удерживать себя, — он усмехнулся, Хэрроу сжал её ладонь в своей.

+1

13

Ей бы хотелось, чтобы алкоголь ее одурманил и отключил здравый смысл. Но чем больше она сегодня пила, тем яснее ей все становилось. Ева говорили о таких вещах, в которых-то и сама себе боится признаться. А тут все это произносится вслух. Хотя с другой стороны, Генри ведь за все это время не дал ей даже шанса усомниться в себе. Да, у них у обоих были шашни на стороне, но у Евы никогда ничего не доходило даже до поцелуя, ее просто воротило от других мужчин. Да, был Сайкс, который был готов хоть сейчас прыгнуть к ней вы постель, но Ева его не воспринимала, как мужчину. Как долбанутого коллегу, да. Но, как мужчину нет. Он был из той категорией мужчин, которых Ева презирала. Хотя, ведь каждый из них имел право на счастье и их фактически ничего не связывало, кроме дружбы. Ну, она себя пыталась  в этом убедить, не иначе.
Генри же был другим. Он никогда от нее ничего не требовал и воспринимал ее такую какая она есть: иногда истеричную, практически всегда невыносимую. Ева то толком и не знала, что такое любовь. Видела в фильмах, но никогда не испытывала этого на себе. И за эти годы свыклась с мыслью, что она просто не умеет любить. И то, что она сейчас испытывает по отношению к нему, Морган не понимает, что это такое. Ее в принципе пугают вещи, которые она не может объяснить с логической позиции.

Ева сделала еще глоток виски, золотистый напиток обжег горло, в теплом свитере становилось нестерпимо жарко, она закатала рукава и откинулась на спинку дивана, вытянув ноги.
- Спасибо - протянула девушка – что же, как там, у классика « ни что не вечно под луной»- произнесла Ева - я не могу тебе обещать, что мне хватит недели на раздумья, может нужно гораздо больше времени. И как бы банально это не звучало, но дело и вправду не в тебе. Ты - она похлопала его по плечу - как ни странно, но единственный нормальный мужчина за всю мою жизнь. Хотя, кто бы мог подумать при первой встрече, что все дойдет до такого- она вернулась в нормальное состояние, Ева пронимала, что дальше бегать от этого разговора просто невозможно. И сейчас все будет зависеть от нее самой. Но способна ли она кого-то пустить в свою жизнь? Она не совсем уверена, но попытаться стоит. Это ведь Генри, который сотню раз приходил ей на помощь и не просил ничего взамен. Это тот Генри, о якобы смерти , которого она узнала и чуть не разревелась.
- Я ничего не могла поделать с этим - сделав еще глоток, сказала Ева- каждый раз видя рядом с тобой девушку, я хотела прибить ее и чем ближе она была к тебе, тем изощреннее была моя фантазия - призналась Морган - ты не похож, зато я, тот еще игрок. Я же тебе рассказывала, что я всегда спрыгивала от человека, если тот проявлял ко мне чувства. Что, если я  сделаю тебе больно?- и опять она топталась на одном месте - я- она запнулась и сделала еще глоток для храбрости- боюсь тебя разочаровать. Даже отца не боялась разочаровать, а тебя боюсь.
Ей всегда было плевать на других, как те относятся к ней. Но не в случае с Генри. Ей было важно не видеть в его взгляде отвращения к ней. Да, кажется, она попалась.
Его слова словно сбили спесь с этой ретивой журналистки, ее щеки залились краской и она смущенно улыбнулась.
- Кто бы говорил - она положила ладонь сверху на его руку- ты сам несносный заносчивый франт, иногда так активно бурчишь, что хочется хорошенько треснуть тебя по голове- о, господи, неужели Ева настолько ужасна? И он считает, что она взяла его в секс рабство? – если бы это было так, то я бы приковала тебя к кровати и не выпускала никуда - улыбнулась Ева, приблизившись к нему, поцеловала его в губы, а затем, отстранившись, добавила -  знаешь с тобой даже молчать комфортно, хотя для меня это практически неподъемная ноша молчать -  чуть шире улыбнулась девушка - прости, если сделала тебе больно- она поцеловала его в щеку- и да, ты кстати-то успел поесть на свидании? А то совсем отощал пока общался с Хелен.

+1

14

Генри вообще очень сложно назвать идеальным мужчиной, да и человеком в целом. Порой, заносчивый и высокомерный, но при этом всегда стоит горой за своих родных и близких. К тому же, Генри имеет особенность привязываться к людям, и это во многом мешает ему жить. Потому и мало кого близко подпускает к себе, только, если ощущает, что человек действительно нужен. Та же участь коснулась сначала Элизабет, именно поэтому расставание с ней было настолько болезненно; мистера Броули, который фактически дал ему профессию, возможность работать в одной из лучших клиник Лондона. Теперь и Евы… Хэрроу долго может держать в себе эмоции, но в конечном итоге они вырываются наружу. Сейчас катализатором стали алкоголь и провальная попытка начать взаимоотношения с Хелен. Последнее доказало, что Генри он пока не способен на новые отношения. Да, он все еще верил в то, что Ева его не бросит, хотя и не будет настаивать, если девушка решит оставить эту затею и отказать ему. Только сильно сомневался, что после такого они смогут остаться все такими же друзьями, как и раньше.

Конечно, он готов был дать ей время, сколько угодно. Правда, пока не знал, насколько его хватит, но и давить тоже не хотелось. Генри улыбнулся, пожав плечами и кивнул в знак согласия. Все-таки не любил он неопределенность… Хуже всего режим ожидания, в конце которого неизвестно что произойдет.

— Ну… если ты мне откажешь, то ты меня разочаруешь, это неизбежно. И, будем откровенны, дружба после этого будет весьма шаткая, ты должна это понимать. Зачем тогда меня ревновать, если ты не хочешь быть со мной? ¬— риторический вопрос. Хэрроу улыбнулся уголком. Вполне логичный вопрос. Если не нужен, то чего ревновать тогда. Возможно, Генри и готов отпустить Еву с миром, если ей покажутся его доводы недостаточно убедительны.

— Времени у нас предостаточно, и я не стремлюсь бежать и заводить какие-то отношения. Тем более, что других забот по горло. Я не готов идти и с кем-то срочно знакомиться, чтобы просто не быть одному. Это глупо. Но я готов быть с тобой, хоть сейчас. Просто хочу, чтобы ты знала, — Генри вздохнул. Разум просушился от виски, опьянение ушло на десятый план. Почти протрезвел, во всяком случае, чувствовал, что мыслил он  сейчас трезво. Готов ли он бороться за свое счастье? Ценой несчастья Евы? Чтобы она потом внезапно оказалось неготовой… Так еще больнее.

— С бывшей десять лет же как-то выжил, — усмехнулся он, — Та вообще не готовила почти. Не знаю, как там бедная Джо с ней живет, — успокаивало то, что дочь сама умела готовить. И иногда, приходя к нему домой, готовила ему обеды и ужины. Когда-то Хэрроу ради нее взял парочку уроков от миссис Броули, поэтому сам мог что-то сообразить. Но об этом он пока умолчал. Не то, чтобы стеснялся, просто воспоминания о дочке отдавались электрическим разрядом. Прошло больше полугода, а руки от крови так и не отмылись.

+1

15

На самом деле Ева устала. Устала от всего что происходило в ее жизни. большую часть своей жизни, она с чем-то боролась. Но самый ее главный враг, сидит у нее в голове. Каждый ее день- это борьба со всем миром. Она устала тащить на своих плечах весь этот груз. Для всех она была яркой, громкой и той самой дамочкой, что заполняла собой все пространство вокруг, стоило ей только войти в комнату. Такой она была для всех.
И только Хэрроу знал, что она может быть иной: тихой, задумчивой  и грустной. Эти пять лет пролетели словно миг и Ева даже не поняла, как так вышло, что именно это заносчивый врач из морга, стал ей настолько близок.
Внутри было двоякое чувство, одна ее часть не хотела его отпускать, а другая же, которая была пуглива с самого детства, требовала, что Морган его оттолкнула. Обычно она так и делала, отталкивала любого, к кому чувствовала тягу. Но с Генри она упустила момент, сейчас она уже не в силах отказаться от него. И это гложет ее.
Больше всего она боится, что прозвучит фраза « я люблю тебя». Ева не знает, как реагировать на нее. Ее инстинкты подсказывают бежать от такого, ведь это означает, что она втягивается в созависимые  отношения, а они ее погубят, обязательно. Наверное, стоило бы его попросить обойтись без признаний, но это прозвучит грубо. Нет, она не может сделать настолько ему больно. Хоть Ева и злая по натуре, но делать больно ему, она просто не может.

Морган ухмыльнулась и сделала глоток виски. Она и сама не могла объяснить, почему в ней каждый раз поднимается волна гнева, когда подле него она видит женскую особь. Огонь в ней вспыхивает, и она становится похожа на фурию. Наверное, в таком состоянии она все же способна на убийство.
- А я ведь никогда и не думала, что между нами может случиться дружба - протянула Ева- крутя в руках бокал из под виски- ты показался мне тогда таким заунывным чудиком, я думала ты полоснешь мне по шее скальпелем, да и спрячешь в одном из холодильников- ухмыльнулась Морган сделав глоток алкоголя, наконец-то, в руках и ногах начала растекаться слабость- я постараюсь думать быстрее, но ты ведь знаешь, меня частенько били по голове и я слегка туповата.
Ей хотелось съехать с темы. Конечно, ей придется думать об этом, но сейчас она просто рада, что он сидит на ее диване. Она потянулась  и мотнула головой, прогоняя все сомнения из своей головы в эту ночь.
Это было фактическое признание в его чувствах, наступил тот момент, что пугал ее всегда. Нужно было что-то, наверное, сделать или сказать.
- Угу, а с тощей Хелен решил мутить- пробурчала она, допив виски- что же мои двери открыты для тебя всегда. Не обещаю, что отвечу тебе в этом году - и благо, что на  календаре двадцатое декабря - наверное, все же чувства всегда деструктивны по своей сути. Я пока не способна выразить то, что сидит внутри меня. Это может напугать тебя и отвернуть. Ты понимаешь, в какой колодец эмоциональных загонов хочешь влезть? Хотя, ты видел меня даже в момент передозировки лекарствами- ответила же она сама на свой вопрос. И вот вроде бы ответ на самой поверхности, но Ева боится произнести его вслух, будто бы это что-то серьезно изменит.
- Зато я молодец, я отлично готовлю, правда редко - сказала Ева и уткнулась носом в его плечо - и все же Хэрроу сходи в душ, несет от тебя чужой бабой, бесит аж и придушить тебя охото- она отстранилась и улыбнулась- клянусь не буду домогаться тебя- она подняла руки, показывая, что капитулировала- и  надо бы выпить чаю, крепкого ароматного, чтобы лучше спать- хотя спать ей не хотелось совсем.

+1

16

Ну да, теперь эту мимолетную интрижку ему будут припоминать очень долго. Генри предпочел бы просто о ней забыть и не вспоминать. Тем более, что она уже в прошлом и никакой травмы ему не наносит. Кроме того, что помогла немного прозреть, почти признаться Еве в своих чувствах. Если же она к ним не готова, то Хэрроу попробует с этим смириться, как бы больно не было. Во всяком случае, не хотел и себя навязывать, выглядело это, как минимум, странно.
Наверное, стоит пока оставить эту тему, дать им обоим возможность подумать о том, что сегодня произошло. Генри, откровенно, не понимал этой беспочвенной ревности, никому не нужной. Хэрроу ревновать начал Еву еще задолго до этого момента,  только тщательно скрывал этот нюанс. Он и сам не был готов к новым отношениям  долгое время, не стремился вообще к этому. Потому и общение с девушкой дало ему какой-то новый глоток свежего воздуха. Нет, он не пользовался ею, но, кажется, обоих устраивал такой расклад событий. Никто никому ничего не обязан. Генри настойчиво гнал от себя все эти чувства, как будто Ева не та, с кем можно их проявить. И, по всей видимости, он оказался прав.
Сейчас Генри думал только о том, чтобы отступить. Что он и сделал. Он хмуро посмотрел на Еву, в душ сходить и без того не мешало бы. Желательно ледяной, чтобы не разморило в теплой воде от остатков алкоголя в организме.

— Хорошо, тогда сделай и мне чай, пожалуйста. Желательно покрепче, — горячительных напитков сегодня достаточно. А вот от крепкого чая, чтобы вывести из себя выпитый коньяк, Генри не отказался бы. Облившись прохладной водой, Хэрроу немного продрог, но все же это оказалось более действенным, нежели горячая вода. Смыв с себя остатки этого безумного дня, Генри накинул на себя рубашку и джинсы, практически на мокрое тело, вернулся обратно к девушке на кухню.
Генри обнял ее сзади за талию, уткнувшись носом в ее волосы, пока ладони блуждали по ее животу и поднимались чуть выше. Любить она ему запретила, а вот хотеть... такой команды не было. Хэрроу приподнял полы рубашки, забираясь под нее и касаясь теплой кожи. Он до сих пор не решил, оставаться ему до утра или лучше уехать пораньше. Боялся, что что-то может пойти не так. Генри колебался, думал, что после сегодняшнего разговора больше не сможет относиться к Еве, как раньше. Что-то его остановило в тот момент, когда он коснулся ее груди, Хэрроу просто соскочил с начатого. Да, уже не будет так, как прежде. Он нежно поцеловал ее в щеку, мягко отстраняясь. Взял в руки чашки с приготовленным ею чаем, поставил на стол. Генри сел на стул, потянулся, чтобы взять ее за руку и усадил к себе на колени, обнимая за талию.

— Ева, я сегодня не спьяну говорил, если что. И завтра ничего не изменится. Если ты опасаешься, что я передумаю, то это не так. Просто… я отступлю, если ты сочтешь это лучшим вариантом. Только после этого я не уверен, что мы сможем продолжать общаться, как раньше, — честно ответил Хэрроу, поцеловав девушку в плечо.

+1

17

Еве однозначно нужно время, чтобы переварить и пережить сегодняшний вечер. Генри сказал много того, чего она не была готова услышать или же ей казалось, что она не готова это сделать. И она все же понимала,  он был прав, дальше все продолжаться в таком виде просто не могло. Стадия горизонтальной дружбы, слишком затянулась. Он давно стал для нее чем-то большим, чем просто друг и любовник, но сделать шаг вперед или назад, Ева не могла, боялась. И Генри все сделал за нее. Но сейчас она не готова дать прямой ответ,  ей нужно подумать, и взвесить все «за» и «против». И видимо придется завязать с выпивкой на ближайшие пару дней, такие вещи все-таки стоит обдумывать, будучи с ясной головой.
Ей самой хотелось его хорошенько потереть мочалкой, лишь бы сбить аромат этой девицы с него. Он ее и только ее и пусть этим девицы держат свои ручонки и духи при себе. Хотя, конечно же, никакого права не имеет так думать. Генри свободный мужчина, который волен делать то, что хочет. Она пытается себя в этом убедить раз за разом, но выходит как-то паршиво. А ведь она никогда не была собственницей.

- Хорошо, сейчас все сделаю- Ева кивнула головой и проводив его взглядом пошла на кухню. Залила чайник и поставила на плиту. От всего голова шла кругом. Вокруг были одни сплошные проблемы: помолвка отца, много расследований, который пока никуда не вели, а еще и проблемы с Генри. Причем последнее ее напрягали куда сильнее всего остального. На помолвку отца она может не ехать, о тупиковых делах не писать, а отпустить Генри из своей жизни не может. Ну, черт его подери, почему никто не говорил, что самое сложное в жизни, самому себе сказать правду?
От мыслей ее отвлек свистящий чайник, Морган сняла его и залила кипяток по стаканам, где на две уже лежал листовой чай, ломтик лимона и мята. Она потянулась за сахаром, когда почувствовала как он обнимает ее за талию, Ева замерла. Когда же его прохладные ладони скользнули под ткань одежды она прикрыла глаза, пытаясь прочувствовать каждое его движение. Это были какие-то новые эмоции, которые она, кажется, держала ранее в узде. Ева чуть поддалась назад прижимаясь к нему, но Генри видимо решил держать себя в руках, но она не даст свой ответ. Когда он отстранился, нежно и непривычно поцеловал ее в щеку, и взял чай, Ева громко выдохнула и все-таки влезла за сахаром. Он потянул ее за руку и усадил себе на колени.

- Ты говорил, что не будешь давить - проговорила девушка и  провела рукой по его волосам - но сам же ставишь мне условия. Я, конечно же, глупа во всем, что касается тесных отношений между мужчиной и женщиной, но мне нужно все это утрясти в своей голове. Не сегодня- она пальцами аккуратно подняла его лицо и посмотрела в его глаза- я хочу об этом подумать с утра, не сейчас, прошу тебя- она грустно улыбнулась- я ведь скучала по тебе, пока ты проводил время с  Хелен- призналась Морган- и в тот вечер, когда ты привез меня домой, а сам уехал к себе. Я так бесилась от всего этого, но сегодня позволь забыть мне об этом- она обняла Генри, и положила голову ему на плечо. Утро все равно наступит, быть иначе просто не может. Но сегодня она хочет быть рядом с ним, просто чувствовать, что он с ней в комнате и смотрит на нее.

+1

18

Генри не хотел давить, провоцировать, но как-то само собой получилось. Хотелось донести до Евы свою мысль, неизвестно, насколько у него получилось. Но Генри чувствовал обреченность, почему-то уже не надеялся, что девушка даст ему когда-нибудь положительный ответ. Он все ж был реалистом. Учитывая, что целых пять лет она, даже намека не подавала ему. А теперь выясняется, что и ревновала. Генри не совсем понимал, зачем ревновать, если не любишь. Не хочешь быть вместе и дальше, но на совершенно другой ноте. Хэрроу не считал себя козлом, который может вот так запросто бросить девушку ради другой. Если он сказал, что любит, то так и будет. Если же разлюбил, то по объективным причинам. Свою бывшую Хэрроу разлюбил не сразу, только через какое-то время после развода. Возникала мысль попробовать её вернуть. Но она уже была счастлива с другим.

Может он все и испортил, когда решил признаться в своих чувствах. Почти признаться. Может не стоило вообще затевать эту тему. Но Хэрроу по-другому не мог. Слишком долго держал все эмоции в себе. Так часто бывает, когда он долго и мучительно хранит в себе их, потом они сами вырываются наружу.

Обнимая девушку за талию, Генри  хотел возразить, но понимал, что бессмысленно всё это. Им действительно нужно время, чтобы все обдумать. Вернее оно нужно Еве. Хэрроу уже все себе придумал. Ещё пару лет назад. Да, пытался встречаться с другими девушками, но они все были не такие. Вообще ему сложно угодить в этом плане. Но почему-то выбрал именно Еву. Сердцу, как говорится, не прикажешь.

— Я не собираюсь давить. Решай столько, сколько тебе нужно, — он провёл тыльной стороной ладони по щеке,  — Просто говорю как есть. Считаю, что так будет честнее, — Генри поцеловал её в губы, подкрепляя свои слова. Он углублял поцелуй, как будто он последний. А возможно и так. Хэрроу начинал терять ту самую надежду на то, что они снова вернутся к этому разговору или продолжат его чем-то существенным. Но сейчас он пользовался моментом, пытался на несколько мгновений отключить своё подсознание, абстрагироваться и насладиться единением.

Хэрроу запустил ладонь в её волосы, не позволяя отстраниться от поцелуя. Под собой Ева могла ощутить его стремление, его тягу и то, что она с ним делает, просто находясь рядом. На Хелен у него не было такой редакции, да и не на одну девушку прежде. Только Ева вызывает в нём эти чувства. Такие юношеские, наивные, но настоящие и искренние. От этого Генри страдал от собственной беспомощности в этом проклятом плену, как будто все эти пять лет просидел в кандалах. В одиночной камере, где ни встать, ни лечь.
И очень боялся, что после ни одна девушка не вызовет в нём тех самых эмоций. Они просто угаснут и больше себя не проявят.

Пальцы медленно насстегивали её блузку, распахивая её полы, касаясь ладонью нежной кожи. Нежный сосок моментально среагиовал на прикосновение, Хэрроу оторвался от губ Евы, припадая к её груди.

+1

19

Вот и как она может произнести вслух, что не сможет без него ? Как скажет то, что он стал для нее тем самым смыслом, что помог не свалиться в пучину лекарственного и алкогольного трипа? Хотя, Генри заслуживает знать правду, эту правду. Но Морган не знает, как ей это произнести вслух так, чтобы не разрушить хрупкий мир вокруг себя.
Сегодня Генри произнес вслух то, что Ева так упорно пыталась невилировать, хотя все прекрасно понимала. И бежать больше от этой правды нельзя. Он прав, если она даст заднюю, то у них больше ничего не будет, как прежде , у них в принципе ничего больше не будет. Какой бы смелой и дерзкой она не была, никогда ничего не боялась потерять, но Ева до дрожи в коленях боится его потерять , как бы высокопарно не звучало, но ворчливый доктор Хэрроу занял в ее жизни ведущую роль. И ей страшно от этого. Ева пока не готова делиться этими страхами с ним, ей кажется, что как только она произнесет это вслух, то все рухнет.

За эти пять лет у Евы были ухажеры, она флиртовала для решения своих задач, но ничего не было. Она даже целовать себя не позволяла. Тот же Сайкс порывался затащить ее в койку, но получил жёсткий отпор и указание на дверь. Была ещё пара робких попыток, но она его жестоко послала. И с тех пор тот только и делает, что смотрит, но свои непристойные предложения держит при себе. Офицеры и детективы полиции тоже хотели бы, чтобы Морган была сговорчивее, но нет. В ее жизни как оказалось , есть место только для одного мужчины.

Ева внимательно смотрела на него и сердце сжималось. Она его может потерять, она его уже практически потеряла. Глаза защипало, будто бы она плачет, но плакать она не умела.
- Мне нужно время, чтобы собрать все мысли вместе - призналась девушка и инстинктивно прильнула ближе к его ладони и прикрыла на миг глаза, чтобы лучше запомнить момент- я благодарна тебе за твою честность и я тоже хочу быть честной с тобой, но для этого мне нужно решить собственные трудности - и Генри поцеловал ее так, как раньше никогда не целовал. В этом поцелуе было все: страсть , нежность и привкус безысходности. Ева ответила на его поцелуй со всей страстью и чувством, на которые только была способна. Ей хотелось, чтобы этот момент длился , как можно дольше, в идеале , чтобы он в принципе не кончался .

Ева никогда не испытывала ничего подобного, у нее были любовники, но тех эмоций, что у нее вызывает секс с Генри никогда не было. Наверное, все дело в том, что к нему Ева испытывает чувства, да она не понимает до конца какие именно, но эти эмоции захлестывают ее с головой. И сейчас сидя на его коленях, девушка ощущает своими бедрами , что он хочет ее. Как впрочем и она, но дело даже не в самом сексе, он сейчас вторичен, дело в том, что даже ее тело говорит о том, что она не может без него. Он часть ее.
Его длинные пальцы проворно расправились с пуговицами на ее рубашке , и когда губы коснулись ее соска, с губ Евы сорвался тихий стон, она прикрыла глаза и чуть откинулась назад.
Ее грудь нервно вздымалась от каждого его прикосновения, между ними был ток.
Девушка все же собралась и выпрямилась, губами припала к его шее, оставляя следы на ней, а пальцы добрались до ремня на его джинсах.
- я не смогу без тебя - прошептала она ему на ухо и прикусила кожу на шее, с ремнем было покончено, ладошка девушки скользнула под ткань его нижнего белья.

+1

20

Стоило Еве коснуться его, как Генри ощутил отклик на её слова, на прикосновения, которые уже не те, что раньше. Хэрроу подумывал, что после его слов все изменится. Их взаимоотношения, поцелуи, секс, взгляды. Одно из двух. Либо сойдет на нет, либо перейдет на новый этап отношений. Девушка пока не давала ему ни малейшей надежды. Её слова говорили только об увлечённости, а он, ведь, и правда любил Еву. Все это чертовски сложно, хотя вроде и кажется простым. Любить и быть любимым. Генри хотел, чтобы девушка его услышала. Он не тот, кто бросает слова на ветер, кто вот так запросто раскидывается словами Люблю, они слишком громкие и в них  много ответственности. Хэрроу с большим трудом сдерживал себя, чтобы не накричать на неё. Но понимал, что этим делу не поможешь.

Он продолжал целовать её в губы, чуть подался вперёд навстречу её ладони. Возбуждение накатывало, заставляло забыть на время о проблемах, однако, голова была забита другим. В такие моменты сложно полноценно насладиться процессом, чаще они всегда провальны. Генри уже хотел одернуть руку Евы, но собственное тело откликалось на ласки. Зачем размениваться на меньшее, когда предлагают большее.  Генри усадил девушку лицом к себе, чтобы она оседлала его колени, поддерживал под спину, прижимая к своей груди... Её шея оказалась на уровне губ Генри, которые тут же приникли к ней, оставляя заметный след. Скользнув руками ниже, под длинную блузку, обнаружил, что на ней нет белья... Что же, какая удача... Хмыкнул Генри, когда он немного отстранился, просовывая руку между ними, касаясь разгоряченной плоти. Раз она собирается его долго томить в ожидании, то и Генри поступит точно также.

Он чувствовал на своих пальцах жар её тела, другой рукой придерживал под спину, затем перехватил её запястья завел за спину и удерживал, чтобы не отстранилась и не скатилась с его колен. Генри охотно наблюдал за реакцией Евы, практически безразличным взглядом, пока его пальцы терзали возбужденную плоть, не позволяя при этом ни податься навстречу, ни продолжить... Хэрроу всегда нравилось доводить её, чтобы Ева трепетала под ним. Получал искреннее удовольствие, когда она просит его дать возможность разрядиться, прекратить мучения. Но Генри, в основном, ставил свои условия игры. Как и сейчас. В такие секунды тело ей не принадлежало... Хэрроу не останавливался, только иногда замедлялся, только один раз он дал шанс прочувствовать его в себе, хотя понимал, что одного пальца для неё недостаточно. Но, черт возьми, кого это волнует. Хэрроу получал удовольствие от безволия Евы, сейчас она и её наслаждение в его руках, практически в буквальном смысле слова.

В конце концов, Генри снял с её плеч рубашку, но не расстегнул манжеты. Тем самым руки все также оказались связаны сзади, но уже её рубашкой. Генри ухмыльнулся, положив ладони на бедра Евы, сжав их довольно сильно, при этом губами вобрал в себя напряженный сосок.
Да, месть, это блюдо, которое подают... Горячим.

+1

21

Конечно, это была не самая удачная идея , переключать столь серьезный разговор на секс. Но Ева не могла противостоять своим желаниям. Она только на миг представила , что его не станет рядом и ее тут же охватила паника. Сейчас ей хотелось почувствовать его сполна, каждой клеточкой своего тела. Ева уже не сможет без него, он словно наркотик. Морган не дала ему ответа, любит она его или нет, просто в данный момент она все ещё не готова признаться самой себе в этом. Ева не выживет без него.

Сейчас она хотела чувствовать его, понимать, что его тело отвечает на ее ласки. Слова могут лгать, а вот инстинкты никогда. Своей ладонью, девушка ощущала как на них обоих накатывает волна возбуждения, его тело откликалось на ее ласки, а внизу ее живота начало тянуть от первого возбуждения, что прошло по телу. Они целовались настолько яростно будто бы боялись, что если прекратят, то все закончиться в один миг. Ева ближе прижалась у нему , ощущая под своей ладонью, как растет его возбуждение, по- хорошему все это нужно прекратить здесь и сейчас, она не в силах оторваться от него , ей хочется больше и больше. Она задыхалась от поцелуев и эмоций, но притормозить совсем не получалось и Морган отдалась порыву. Она хотела его, хотела чтобы этот миг не заканчивался. Она его любила, страстно , неистово и одновременно нежно.
И вот Ева оказалась уже сидеть у него на коленях , в полной его власти, руки ее заведены за спину, и он не даст ей соскочить. Она крепко была прижата к нему и когда его губы начали целовать ее шею и оставлять засосы, Ева прикрыла глаза,и откинула голову назад.
Когда же ладонь Генри дотронулась до ее возбужденного лоно , с губ девушки сорвался тихий стон, девушке хотелось прижаться к нему ближе, и почувствовать его в себе. Но это Генри, он не даст ей сразу того, чего она хочет.
Стоны стали чуть громче,голос Евы становился хриплым ,она ловила ртом воздух , облизнула кончиком языка пересохшие губы. Ее тело горело, голова кружилась от возбуждения .

Она не заметила, как ее руки оказались связаны ее же рубашкой , его руки грубо сжимали бедра , а когда он вобрал ее напряжённый сосок , с губ ее сорвался громкий стон и хриплым голосом,она протянула :
- Генри - она собрала остатки воли в кулак и выпрямилась сидя на его коленях - ты ведь этого сам хочешь - ее грудь нервно вздымалась , девушку уже трясло от возбуждения , она крепче прижалась своей обнаженной грудью с его груди. Он сводил ее с ума,лишал рассудка.

+1

22

Да, Генри этого очень хотел. Но хотел он вовсе не просто секса, а хотел именно Еву. Он обожал её дразнить, доводить до крайности, чтобы она умоляла и упрашивала его о большем. Хэрроу умел сдерживаться, томить ожиданием. Ева была для него не просто любовницей, которая давала ему по первому зову и желанию. Она была для него любимой девушкой, Генри потерял рассудок, когда понял, что значит для него Ева. Как бы она не отрицала свою любовь... Все её тело, поцелуи, прикосновения и движения говорили о том, что Еве он небезразличен. Хэрроу умел отличать фальшивое влечние к телу к истинным чувствам. Черт возьми, как же он этого хотел.
Пока она была безвольна, в его руках, Хэрроу продолжал испытывать её губы поцелуями, покусывая и оттягивая их. Тоже самое проделывал с сосками, которые уже покраснели от того, что их терзают уже на протяжении нескольких минут. Похоже, что завтра у девушки они будут болеть... Это были слишком отчаянные жесты, как будто эта ночь была последняя для них. Кто знает, может быть это и так; может быть Ева решит его оставить и больше не приближаться. Тогда эта ночь станет финальным аккордом в их отношениях. Хотя Генри его категорически не хотел. Но в то же время, не знал, как ему повлиять на положительное решение Евы в его пользу...

Но... Это будет все завтра. Сейчас она сидит у него на коленях, его ладонь утопает в ней, Генри ухмылялся, чувствуя, насколько она его хочет. Это было так развратно и возбуждающе, что Генри не сам не содержал протяжного стона, когда его пальцы вновь нагло ворвались в её тело.
Она была горяча, как и обычно, ей не нужно произносить ни слова, чтобы Хэрроу догадался, чего она на самом деле хочет. Такая редакция была постоянной. На её мольбы Хэрроу только ухмылялся и делал все по-своему усмотрению. Пока он был не готов дать Еве то, что она хочет. Хотя, стоит признать, терпение Генри тоже не резиновое. Впрочем, ничего не менялось. Им обоим нравилось это состояние, когда чувствуешь, что вот-вот задохнешься от желания.

— Чего именно? — поинтересовался Генри, как можно невозмутимее. Его голос был чуть хриплым, в горле пересохло. Хэрроу все равно удерживал руки Евы за спиной, управляя её удовольствием. Он расстегнул джинсы, вздох облегчения, ибо становилось уж слишком тесно. Генри с шумом выдохнул, сильнее прижав к себе Еву. Он не торопился входить в нее, лишь дразнил у самого входа.

— Ответь мне, Ева... — прошептал ей Генри в самые губы, медленно выпуская её запястья, высвобождая от рубашки. Но Генри не хотел продолжать на мало удобном стуле, подхватил её рукой за талию, поднялся на ноги, поставив на них и Еву. Он подтолкнул девушку к дивану, опрокинул на него и навис над ней, расположившись между стройных ног. Хэрроу накрыл её губы поцелуем, пока его ладонь наглыми движениями снова дразнила Еву... Он хотел получить от неё ответ. Хотя сам сгорает от желания.

+1

23

Прошло ведь уже пять лет, как они стали любовниками. Когда все это начиналось, девушке казалось, что это очередная мимолетная интрижка для секса. Но все оказалось куда сложнее. И сложно стало уже после первой ночи. Это не была любовь с первого взгляда или секса. Вначале же это была шалость для обоих. Но секс у них был отличным с самого начала, она так не трепетала ни в чьих руках. А здесь, ее тело заводилось только от его прикосновений и поцелуев, он будто бы знал, что с ней делать, чтобы она сгорала в пламени желания.
С ней никогда такого не было, наверное, все дело в том, что она никогда никого не любила. Это всегда был только секс, физиологии и ничего более того. А Генри, она влюблена в него, да настолько сильно, что, будучи в его руках перестает бояться и стесняться всего. Хотя она и так не застенчивая девушка. Но, его присутствие творит с ней какие-то нереальные метаморфозы. Она становится ненастной кошкой, ей не хочется, чтобы он покидал ее тело, ей хочется постоянно его чувствовать в себе и знать, что они единое целое с ним. это какое-то сумасшествие, которое ее собственно и пугает. Ее всегда пугало то, что она не могла объяснить с логической позиции.

Ева хрипло стонала, когда он продолжал с нескрываемым наслаждением страстно целовать ее губы и практически неистово терзать ее соски, девушка откинула голову назад, ловя ртом воздух,  ее начинало трясти от возбуждения, он всегда так ведет себя с ней, заставляет ее умолять и просить большего. Хэрроу эгоист, которому нравится слушать ее хриплые мольбы. Его пальцы продолжали изучать ее  разгоряченное тело, она крепче сжала его колени, чтобы ,наконец-то, достичь то чего так жаждет ее тело. Его стоны ласкали ее слух и заставляли реагировать тело с большой силой, на ласки мужчины.
И вот опять в голосе слышна усмешка, с другим бы она могла парировать, но здесь нет, она в его власти и ей это нравится, она наклонилась над его ухом:
- Тебя, я хочу тебя, Хэрроу- она достаточно больно прикусила мочку уха, давая понять, что ее терпение на пределе. И когда ей на миг показалось, что он это сделает, она фактически почувствовала  его рядом, он замедлился, она громко практически яростно выдохнула ему в губы, прикусив нижнюю до крови.
Ответь, мне Ева, отдалось в ее голове, когда ее руки были свободны, и он поставил ее на ноги, они ее не слушались, такой силы было возбуждение, что ей было не комфортно идти, но благо диван был недалеко. И вскоре она почувствовала его под своей спиной, он не дал ей ответить, а принялся опять ее мучить: пальцы дразнили ее, а поцелуи лишали рассудка. Она все же смогла упереться руками в его грудь и чуть отстранилась от него.
- Возьми меня- прошептала его ему в губы, а трясущими руками стянули  с него рубашку, затем перебрались к брюкам и нижнему белью, оставляя его обнаженным, девушка за шею притянула его в себе, крепче прижимаясь к его телу,- умоляю тебя, Генри, ты видишь, что я сгораю, как спичка- на этих словах девушка поцеловала его в плечо и чуть прикусила, от возбуждения кружилась голова.

+1

24

Генри засмеялся, чувствуя свою власть над возбужденным телом Евы. В отместку он мог бы и наказать до момента, пока она не даст ему конкретный ответ. Но опасался, что по окончанию воздержания Ева его сожрет, это в лучшем случае. Сам-то выдержит, ради такого готов потерпеть.

Но подумал, что бросать разгоряченную девушку под собой грешно. В порыве она выглядела потрясающе, прекрасна. Тело Евы всегда было безупречно, но в таком состоянии еще больше. Генри слушал её мелодичный голос, хотелось немедля подчиниться. Она вела себя, как в первый раз, как будто он лишает её девственности. Укус в плечо вернул его в реальность, Генри простонал, прижав своим телом девушку к кровати. Еще всего пара томительных секунд, и Хэрроу начал медленно погружаться в её тело, миллиметр за миллиметром, что у самого искры из глаз полетели. Генри зажмурился, чтобы самому прочувствовать Еву сполна.

Это уже совсем не тот секс, что был раньше. Генри уже сейчас занимался с ней, как с любимой девушкой, которая знает о его чувствах. Хэрроу отдал бы многое за то, чтобы услышать ответное... Он не просил громких слов люблю, это глупо. Ему важно было, чтобы Ева его не отталкивала, позволила самой себе любить и быть любимой. Генри бы сделал все возможное, чтобы девушка в нём не разочаровалась. Это будет сложно, но почему бы и не попробовать? За все годы Генри разве дал повод усомниться в себе? Кажется, он видел её в таких неприглядных образах, что не видел ни один любовник в её жизни. Не откачивал после таблеток, не забирал пьяной из клуба и не отпаивал с утра таблетками от похмелья. Генри был тем, кто всегда откликался на её просьбы о помощи. Даже тогда, когда хотелось придушить.

Он резким движением оказался внутри её горячего тела. Хэрроу простонал ей в губы, накатила волна блаженства. Он не позволял ей двигаться навстречу, только мягкие движения, чтобы продлить эту ночь надолго. Генри не намерен уходить так быстро, хотя порывался это сделать. Но сейчас хотел остаться до утра. Впереди у них уйма времени, целая ночь. Утро наступит стремительно. Завтра понедельник, завтра он опоздает на работу, но было настолько плевать. Для него сейчас имели значение только эта ночь и Ева. Генри припал губами к её шее, пальцы впились в нежную кожу бедер. Несильно укусил сосок, который он вновь вобрал в себя, одновременно с тем, что двигался в теле любимой девушки. На лбу высупила испарина, но не от того, что ему жарко, а от переполняющих чувств.

Его ладони в миг обхватили лицо девушки, Генри приблизился к её губам, сделав резкий толчок, чтобы поймать стон Евы, слегка прикусив нижнюю губу. Он продолжал это делать с интервалом, в котором просто нежно целовал её в губы.

+1

25

Это было безумие. Рядом с ним в пиковый момент возбуждения, желания Ева каждый раз будто бы отключалась. Она никогда не могла подумать, что инстинкты могут быть такими сильными. Этот мужчина ее манил к себе. Ей всегда было его мало, эта лихорадка , что охватывала ее , каждый раз, когда он дотрагивался до нее, казалось , что никогда не закончится. Ее тело трепетало от каждого его прикосновения, таких сильных оргазмов и возбуждения, она никогда не испытывала. Он будто бы был ее отражением , Генри просто идеально знал ее тело и то, что ей нравится . Когда они сливались в порыве страсти, то время переставало существовать. Они могли часы проводить в постели, изучая тела друг друга, а ведь на минуточку, они любовники уже , как пять лет. Но ощущения с каждым разом становятся всё ярче и ярче . Нет, все же кажется Ева влюблена, причем уже достаточно давно. Ведь Хэрроу ее единственный любовник в Лондоне.

Ева изнемогала от желания. Она нервно покусывала свои губы в ожидании, когда же он возьмёт ее. Морган готова была его умолять, чтобы почувствовать его внутри себя. Она нервно вздохнула и прошептала:
- Генри, мы оба этого хотим, умоляю - он был первым и единственным мужчиной , кто слышал это от нее.
Она будто бы была в огне, на лбу выступила испарина, она жаждала погрузиться в него и стать единым целым. Куда делась ее выдержка, она словно ребенок в кондитерской, который хочет все сладости и сразу. Генри ее любимая сладость, которая способна утолить ее голод.

И ,когда он взял ее, с губ Евы сорвался громкий стон, и тело инстинктивно выгнулось ему на встречу . Его стон возбудил ее ещё больше, Еве хотелось крепче прижаться к нему,ускорить ритм и достичь оргазма, но Генри вновь и вновь все взял в свои руки. Он медленно сводил ее с ума, каждая клеточка ее тела
принимала его. Она кусала свои губы, чтобы ,чтобы приглушить стоны, от которые становились все громче. Ее тело в его руках было словно пластилин, он мог с ней делать все что хотел и она подчинится.
Когда его губы вернулись к ее шее, а затем к груди, она выгнулась навстречу ему, а тонкие ноги обвили его талию, не позволяя отстраняться от нее. Это был не секс, они занимались любовью . Секс это физиология, а они наслаждаются моментом и друг другом. Ева задыхалась от эмоций, ей хотелось прошептать ему, как на его любит.

Он менял темп , оттягивая момент пика. Генри нежно взял ее лицо в ладони и целовал в губы, она же не сдерживала себя, стонала в его губы, от его резких толчков. Ева крепче прижала мужчину к себе ногами, а руки обхватили его за шею углубляя поцелуй, покусывая нижнюю губу во время поцелуя. Всю эту ночь он распоряжался ее телом, она тоже хочет , показать ему, как она любит его. Не словами, а действиями. Откликом своего тела и его удовольствием.

Она смогла взять себя в руки, и отпустила его из объятий практически на пике. Ладонь упёрлась в его грудь и девушка отстранилась, вылезая из под него. Ева перевела дыхание и помогла Генри сесть на диване. Морган оседала мужчина сверху, впившись в его губы поцелуем, он снова оказался в ней. Она секунду помедлила, а затем начала двигать бедрами, вначале достаточно медленно, испытывая его.

0

26

— Не сдерживайся, — прошептал он ей над ухом, когда Ева начала сдерживать стоны, а Генри хотелось их услышать. Они были, словно, музыка для его ушей. Хэрроу врывался в женское тело, чувствуя, как она его хочет, ему было жарко, но Генри только сильнее прижимался к ней, как будто боялся, что она может исчезнуть, убежать от него. Именно этим Ева и занималась весь вечер, пыталась сбежать от него. Но Генри не из тех, кто позволит ей это сделать. Уж после сегодняшней ночи они стали на несколько шагов ближе друг к другу.
Хэрроу наслаждался процессом, он наслаждался Евой, близостью с ней. И даже в мыслях не допускал, что она может быть с кем-то другим... Если она все же не захочет быть с ним, Генри вряд ли сможет резко оказаться от девушки. Он будет ее ревновать, мешать, если на горизонте будут появляться другие мужчины... Так же, как ревновала она. Хэрроу сходит с ума без неё. В те дни, когда приходилось коротать ночи в одиночестве.

Сохранять единый темп было тяжело. Генри то ускорялся, то замедлялся, когда чувствовал, что вот-вот всё может закончиться. Нет, он ещё не готов отпустить Еву от себя. Если они закончат, значит утро наступит слишком быстро... Генри прикрыл глаза, припал губами к истерзанным соскам Евы.

В какой-то момент почувствовал на груди ее ладошку, девушка высвободилась из его объятий, Генри сел на диване, в следующий момент она села на него сверху. Хэрроу усмехнулся, ухватившись за её бедра, когда вновь оказался в ней... Генри откинул голову назад, расслабляясь под натиском медленных, испытывающих движений, прикрыв глаза. Он сжимал пальцами ягодицы Евы, увеличивая амплитуду её движений, чувствуя, что уже скоро окажется на пике, но при этом не намерен заканчивать так быстро...

Время скоро будет близиться к утру, но Генри и не думал о том, чтобы прекращать, не хотел оставлять Еву. Завтра они разойдутся, и черт знает, когда ещё сойдутся... Не решит ли девушка от него отдалиться. С этими мыслями, он взял в рот ее сосок, то один, то другой, обнимая крепко за талию одной рукой. А вторую запустил в волосы, несильно потянул назад, открывая доступ к шее Евы... Завтра на ее теле останутся многочисленные следы, которые будут ещё долго напоминать об этой ночи. Генри немного прикусил нежную кожу на шее, когда снова лег на диван, уже спиной, смотря на девушку снизу вверх. Он поглаживал ее тело, не оставляя без внимания ни малейшего участка... Хэрроу потянул за руки девушку на себя, впиваясь в мягкие губы поцелуем...

— Все еще ревнуешь меня? — усмехнулся Генри ей в губы. Откуда у этой женщины теперь могут вообще взяться сомнения.
Хэрроу двигался ей навстречу, крепко прижав к своей груди девушку, он не хотел ее выпускать, довольно-таки резкими движениями врываясь в ее тело.

+1

27

В комнате явно было мало воздуха, ибо Ева задыхалась от каждого его прикосновения и движения в ней. Ей  казалось, что она балансировала. Дыхание перехватывало, тело горело, а воздух вокруг, казалось, что обжигает ее кожу. Она влюблена в Генри. И ей казалось, что как только сейчас они перестанут заниматься любовью, то все рассыплется. Она хотела насытиться им, но это просто невозможно. Его голос звучал,как в тумане. И прикрыв глаза, она не стала сдерживать себя. Стоны были достаточно громки, а в промежутках она ловила ртом воздух, или он целовал ее: жадно, неистово и так по-настоящему.

Сегодня он вел игру, он показывал ей, что чувствуешь, его движения, поцелуи и ласки - это его способ показать свою любовь. Она вряд ли скоро  сможет вслух сказать, что любит его, но вот показать своими действиями, она сделает это прямо сейчас. Ева оказалась сверху, ее  движения были медленными, а его руки как всегда властными. Он пытался управлять ее движения и скорость, но Морган не  поддавалась. Ее руки уперлись в спинку дивана, она страстно целовала его губы, затем переключившись на шею, оставляя засосы, а затем откинула голову назад, все же сдаваясь во власть его  движений. Стоны слетали с ее губ, она кусала свои губы, и притормаживала каждый раз, когда чувствовала, что готова кончить.
Она прокусила губу до крови, когда Генри вновь  начала ласкать ее грудь, ее дыхание сбилось и теперь по его велению она откинула голову, чуть назад открывая ему шею, а ладони уперлись в его ноги, открывая ему большее поле для действий и ласк. Ее бедра крепче прижимались к нему, заставляя его задерживать на дольше в ней.

И они вновь сменили позу, точнее она все еще была сверху, а вот он сполз на диван, он утянул ее к себе, впившись в  истерзанные губы поцелуем.
- Всегда буду- проговорила она ему в губы, просто это где-то внутри, он только ее и другие дамы даже не смеют смотреть на него.
Его движения были резкими, она совсем перестала себя контролировать и через пару минут все же, не смогла сдержаться, ее накрыл мощный оргазм, и с губ сорвался хриплый стон. На пару минут, как ей показалось, она провалилась в какую-то негу, не хотелось даже двигаться. Ее голова лежала у него на груди. Это была незабываемая ночь, но закончилась ли она?

Она чуть приподнялась и посмотрела на него.
- Как насчет горячего душа?- после этого она поцеловала его в губы, а затем все же поднялась и вильнула бедрами, пошла в сторону ванной, поманив Генри пальчиком. Она включила воды, и не дожидаясь пока он придет, шмыгнула под воду, которая так приятно обволакивала тело и смывала всю усталость.

+1

28

Генри с большим трудом сдерживал себя, чтобы не закончить раньше времени. Он хотел, чтобы эта ночь  не заканчивалась. Но время неумолимо близилось к утру. Завтра нужно явиться на работу, и сможет ли он вообще работать после этой ночи. Хэрроу было плевать, ему хорошо именол сейчас. Рядом с Евой, а точнее в ней... Быть так близко, настолько близко, насколько они могли себе позволить. Генри уже себя не сдерживал, он видел, как хорошо Еве. А если хорошо ей, а значит и ему.
Эти мысли немного отвлекли от главного, что он на мгновение потерял контроль над собой. Почувствовал, что девушку накрывает волна оргазма, она заставляет подчиниться своей игре, и Генри последний раз поддался ей навстречу, чтобы слиться в этой волне вместе с Евой. Она могла ощутить в себе это тепло его любви, которой Генри наполняет её, почти в буквальном смысле слова. В этот момент, он прерывисто дышал, обнимая девушку за плечи, глуша собственные стоны, уткнувшись носом в её волосы.
Они лежали так, казалось, целую вечность. Генри выбился из сил. Он был выжат, как лимон. Хэрроу просто не знал, как подняться, ноги были ватные, тело истощено, но испытывало приятную истому.

— Горячего? Ты уверена? — усмехнулся Хэрроу. Самое время влезть под ледяной душ, чтобы немного охладить тело. Генри провёл рукой по лбу, под стекал с него ручьем. Ева поднялась, отправилась в душ. Полежав буквально минуту, Генри последовал её примеру и пошел вслед за Евой. Девушка уже стояла под струями воды, и судя по всему выбрала действительно горячий душ. Генри вошёл в кабинку, сделав воду по прохладнее. Дыхание еще не пришло в норму, он обнял девушку сзади, покрывая поцелуями плечи, а руками накрыл грудь. Она чуть скользила от геля для душа. Ладони скользнули ниже по животу Евы, он поцеловал её в шею, чуть прикусив влажную кожу. Она могла ощутить, что Генри не намерен её так просто отпустить или уйти сам. Он капнул чуть геля на мочалку, начал водить ею по женскому телу, кое-где помогал себе свободной рукой. Даже будучи в воде, он мог ощутить, что Ева все еще реагирует на его прикосновения... Намывая её ягодицы, Хэрроу массажными движениями сжимал их пальцами. Все-таки Ева была прекрасна во всех отношениях. Генри требовалась огромная сила воли, чтобы сдержать себя и не ворваться в её тело снова. Возможно, он так и сделает... Но сейчас ему хотелось наслаждаться нежной кожей под своими ладонями, знать о том, что девушка сгорает от желания, думать, что, как бы там ни было, она всецело принадлежит ему. И это чувство собственности не давало Генри спокойно мыслить, он страшно хотел, чтобы Ева принадлежала ему вся.
Хэрроу все же эгоист, но в то же время понимал, что его старания не зря. Все не зря. Когда-нибудь Ева поймет, что они уже неразлучимы.

+1

29

Сегодня был не просто  страстный секс  между ними. Это было другое. Нервное напряжение, чтобы было между ними в эти дни отступило, и Ева будто бы вырвалась на волю. Он сегодня ее долго испытывал, терзал тело, оставляя яркие следы, Генри будто бы пометил территорию, показывая всем, что она его женщина. А Ева и не была против этого. Обычно она кошка, которая гуляет по себе. Она никогда не позволяла мужчинам привязать себе к ним, но здесь и ей и самой не хотелось уходить от него.
Ее накрыл такой яркий оргазм, что Ева даже и не сразу смогла восстановить дыхание. Тело приятно ломило, и чувствовалась усталость. Но девушка понимала, что ей не хочется заканчивать этот вечер. Утро наступит так или иначе. Ей предстоит еще решить, может ли она произнести вслух заветные слова о любви. Сегодня Морган хочет запомнить эту ночь надолго. Она, честно не знает, насколько хватит терпения у Генри.

- Нужно еще поднять градус- она повернулась к нему, подмигнула и скрылась за дверью ванной комнаты.
Она включила воду погорячее, хотелось снять усталость с тела и взбодриться. Вода приятно обволакивала ее тело, погружая в негу. Она взяла немного геля для душа и нанесла на губку, вспенив и медленно начала тереть кожу. Ева прикрыла глаза, наслаждаясь моментом. Морган вздрогнула, когда Генри, приходит которого она не заметила, сделала воду прохладнее. Когда он обнял ее со спину, на губах девушка появилась едва уловимая ухмылка, она крепче прижалась к нему, потеревшись пятой точкой о его пах. Его нежные поцелуи расслабляли. Ее тело вновь само откликалось на его ласки, она прикусила нижнюю губу, сдержав громкий вздох.
Она хотела прижаться чуть ближе к нему, подразнив его, заставляя его вновь желать ее.  Рука скользнула по ее груди, опустившись, нижу и ее собственная ладонь легла поверх его, направляя ее  вниз. Ее тело вновь хотело почувствовать его внутри себя, она чувствовала на контрасте, что сверху падали прохладные капли, а внизу живота вновь загорается огонь желания.
Девушка кусала губы, пока Генри вновь изучал ее тело, нежно целуя и покусывая кожу на шее. Это была игра, которая увлекала и завораживала, ее тело отвечало на каждое его прикосновение. И ей хотелось почувствовать, как он будет податлив. Девушка открыла глаза и развернулась к нему, страстности впилась в его губы, а ладонью толкнула его слегка к грудь, заставляя подвинуться к стенке. Укусив его за губу, девушка отстранилась на пару сантиметров от него, лукаво подмигнула ему и опустилась  вниз. Он испытывал ее половину вечера, терзал ее тело, теперь и Ева готова вернуть долг.
Вода была отличным фоном для этого акта, девушка облизнув опухшие губы. Она любила в этом мужчине все. Губы девушки сомкнулись на его члене, а правая ладонь легла на его ягодицу, оставляя там яркие отметины от ногтей, она затеяла долгую пытку. Ее движения были размеренные и плавные, она то прибавляя скорость, но вновь замедлялась заставляя его прочувствовать всю палитру эмоций.

+1

30

Вечер и не думал заканчиваться, они продолжали эту игру уже, стоя под прохладным душем. Генри не хотел уходить, хотя казалось, что чувства уже начнут бить через край. Ему нравилось прикасаться к ее телу, чувствовать под руками нежную кожу. Когда она развернулась, Хэрроу непроизвольно улыбнулся, отвечая на страстный поцелуй. Мурашки по коже побежали, нужно бы прибавить градус температуры воды, но Генри не хотел это делать. Он послушно уперся в стенку, что стала ему дополнительной опорой, кроме собственных ног, которые уже едва держали. Ева опустилась перед ним, Хэрроу посмотрел на нее сверху вниз, понимая, что она хочет сделать, перехватило дыхание. Он все же сделал воду погорячее, вся кровь в организме устремилась к низу живота. Генри провел рукой по влажным волосам Евы, она определенно знала, как доставить ему удовольствие. Хэрроу откинул голову назад, прикрыв глаза. В лицо попала струя душа, он зажмурился, отдавшись полностью своим ощущениям. Сорвался стон удовольствия, который сопровождался движениями бедер навстречу ее губам. Генри сдерживал себя, чтобы продлить это единение, безумно хотелось надавить на затылок Евы, начать управлять своим удовольствием.

Когда Генри ощутил, что уже близок к пику, не захотел так быстро сдаваться. Он с рыком оторвал Еву от ее увлекательного занятия, поднял на ноги, прижал грудью к стене, а сам зашел сзади. Нежность исчезла из его движений, они стали нетерпеливыми, немного грубоватыми, он развел ее ноги в стороны, надавил рукой на спину, чтобы девушка чуть прогнулась в спине. Резким движением Генри владел ее телом, издав протяжный стон. Хэрроу впился пальцами в бедра Евы, удерживая их в одном положении, пока сам раз за разом атаковал ее тело мощными толчками. Его бедра звонко ударялись о ягодицы девушки, этот звук эхом отдавался по всей ванной комнате. Хэрроу иногда сбивался с ритма, когда чувствовал, что готов закончить, но он хотел продлить их ночь настолько, насколько это будет возможно.
Несмотря на воду вокруг, ощущал капли пота на своем лице и теле, но при этом не было жарко. Было просто хорошо. Настолько, что Генри только ускорился, на ее бедрах останутся синяки от его пальцев, которые сдавливали их с такой силой.

Последний рывок и Генри остановился, внизу живота бешеная пульсация. Этот оргазм еще ярче, чем предыдущий. Не хотелось покидать тело Евы, но ноги почти не слушались, еще одного такого же раунда на ногах Хэрроу не выдержит. Мелкая дрожь во всем теле сокрушала его.
Он развернул к себе девушку, направил на них струю душа, наконец, чтобы смыть с себя следы секса, пот, прийти немного в норму, перевести дыхание. Генри поцеловал девушку в мягкие губы, удерживая ее за талию. К удивлению Хэрроу, под теплым душем разморило, и начало клонить в сон.

Выключив воду, Генри закутал девушку в халат  и накинул свой, оставленный у нее специально когда-то, на нагое тело, вывел ее в гостиную, усадив на диван. Поцеловав Еву в губы, Хэрроу поплелся на кухню, чтобы сделать им чай на ночь, перед сном.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ревность — остроумнейшая страсть