Sexual Revolution
MArmy Of Lovers

от Андрюши с запахом нафталина
Муж поманил ее выйти из палаты. Такой просто и понятный жест: разговаривать и правда лучше в коридоре, чтобы не тревожить сон Евы – только вот уходить совершенно не хотелось. Мадлен словно физически ощущала, что должна быть рядом с дочерью. Что это? Забота или эгоизм? Женщина прикрыла за собой дверь и посмотрела на мужа. Она ожидала, что тот мог не согласиться, апеллируя тем, что вторая кровать в палате может быть занята вновь поступившем пациентом в любой момент. Да, к этому была моральна готова. Но если так, то Броули смогла бы прилечь к дочери на ночь – у них в детской кровать ненамного больше больничной, но спали же; да хоть на стуле лишь бы Реджинальд был бы не против и договорился с коллегами о пребывании жены ночью в больнице. Конечно же после сегодняшний ночи и утра, когда женщина ощущала его негодование он мог согласиться не так сразу.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
22.06
АКЦИЯ
МУЗЫКАНТЫ
ВОЛШЕБНАЯ
ЦИФИРЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Вошло вино — вышла тайна


Вошло вино — вышла тайна

Сообщений 1 страница 15 из 15

1


Вошло вино — вышла тайна
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://64.media.tumblr.com/ee58bc160551318fd3c69caadad167a0/tumblr_inline_om6qcoLPVf1t80jpm_250.gifv https://i.imgur.com/w6olksC.gif
Реджинальд и Мадлен Броули
зима 1985 г., Лондон
Я спросил у жены, как она реагирует на алкогольное опьянение. И вот теперь у нас эпизод на эту тему.

+1

2

Дверь дома захлопнулась и Мадлен ртом хватанула воздух. Нет, дверь то за ней закрылась вполне тихо…а хотелось снести ее на хрен. Так шандарахнуть, чтобы та на петлях провернулась, а ударная волна ощутимой вибрацией прошлась по всему дому. Она не понимала, как вообще могло произойти такое. Нет, она осознавала, что ею могут быть недовольны, она могла не нравится, не устраивать и еще много «не»…но это же не давало морального право поступать так с ней. Она же жена. Его жена! Не какая-то девочка на одну ночь, не запасной вариант. Почему же с ней обращаются-то так?
И вроде нужно было вздохнуть - выдохнуть, открыть эту добланую дверь…так нет, еще раз вздохнуть-выдохнуть… унять дрожь в руках и объясниться сразу и на месте. Вот что она сейчас делать? Правильно, убегает от проблемы, нежели как взрослый благоразумный человек ее просто начать решать. Но не хватает ей сейчас житейской мудрости, хладнокровия и вот этого чисто английского владения собой. Ей нужно время, чтобы прийти в себя…или разгореться еще сильнее.
Мадлен шла вперед без разбора дороги. Ногам был дан полный карт-бланш и они шли по инерции куда-то. Только куда? Пелена ярости окутала взор, а в мыслях были только картинки совсем недавнего прошлого. Вот если бы она застала мужа в постели с другой реакция была бы такая же или хлеще? Она же застала…ну пусть не в постели, но ей очень недвусмысленно все разложили по полочкам.
Нет, она слышала, что первые несколько лет брака довольно сложные и кризисными точками служил как первый год, так и третий. Ну, вот видимо и почти второй тоже можно включить в этот списочек. Очень забавно все получается. Искать «более подходящую» будучи в браке. Так и правда, а зачем разводиться? Лучше же не теряя времени из одного брака перепрыгнуть в другой. Ага, и да-да с «более подходящей».
Вся ситуация напоминала глупый анекдот. Только вот не муж, а жена неожиданно раньше вернулась. Вообще и правда Мадлен не должно было быть дома в это время. У нее был назначен творческий экзамен. Предполагалось, что это займет целый день, так как задание раздадут прямо на испытании. Рисовать в лучшем случае часов шесть, а то и все восемь. Перерывы будут, но она максимум успеет глотнуть чай в местной столовой. Перекусить?..нет, она слишком нервничала и желудок стал завязывался в тугой узел уже за пару недель до экзамена. Да и работа усугубляла ситуацию. Да, деньги были нужны, да, и не всегда хотелось оставаться дома наедине со свекровью, да и, положа руку на сердце работа ей эта нравилась, но совмещать статусы «студентка», «работник», «жена» получалось весьма посредственно. Вроде и пытаешься везде поспеть, только постоянно где-то да проколы.
Каково же было удивление Мадлен, что она попала в перечень тех лиц, которым экзамен зачли автоматически. Она так и стояла и с минуту не осознавала своего счастья, когда ей это сказали. Значит не все так плохо! Шикарно, даже можно сказать! Значит зря нервничала и жаловалось мужу, что у нее ничего не получится и она будет одна из тех, кого отчислят вот так глупо буквально перед финишной прямой у самого выпускного.
Домой она пошла не сразу – задержалась в колледже. Морально поддерживала однокурсников. В перерывах собирались  малыми группами и пока учителя не видели, обращали внимание на неточности построения фигуры или на то, что не так тень легла – ломает форму. До конца экзамена, конечно, Мадлен не досидела. Оно ей и не надо было. Знала, что Алан сегодня свободен от учебы и смен в клинике, а что это как не удача в кубе? Еще бы остаться дома только вдвоем или уехать куда-нибудь в тихое место, может за город? Вечер обещал стать томным. Ага. Обещал.

[icon]https://i.imgur.com/sHH7poA.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен Броули, 19</a></div>Жена, студентка, работник - пытается усидеть на трех стульях</div>[/lz][status]горячо[/status]

+1

3

Он, наверное, в первый раз жалел, что не на дежурстве и так честно и прилюдно в этом признался. Что ни говори, под предлогом срочных дел в клинике можно было избежать практически любой беседы или дела, а когда его допустили до базовых операций, Алан все порывался жить в клинике. Домой возвращаться хотелось только из-за Мадлен. Сегодня он вот свободен, а у нее экзамен выпускной. Алан надеялся, что она освободится пораньше и они наконец побудут вместе, а то в последнее время редко получалось.
И пока Реджи решал, куда же вложить эти пугающе нерегламентированные часы до прихода жены, подсобила мама. Сначала она привлекла его двигать мебель в гостиной, сообщив, что к ней придет миссис Мейзел. Он послушно все сделал, раздумывая сходить в кино или попытаться в отделе специализированной литературы отыскать монографию Якобсона, о которой тот говорил уже три раза, чтобы не мешать маме. Но той вдруг понадобилась помощь на кухне, хотя обычно миссис Броули туда никого не подпускала, причем такого неопределенного рода, что Реджи в основном только сидел, иногда отвечая на странные вопросы. Потом оказалось, что миссис Мейзел придет в компании дочери и что Реджи, как воспитанный молодой человек, должен составить ей компанию и развлечь разговором.
А ему очень не хотелось, ибо он уже имел сомнительной удовольствие общаться с дочерью семейства Мейзел, Мария ее звали. Это было пару лет назад, но он не думал, что качественно произошли какие-то изменения. Она была какая-то непонятная, стеснительная слишком, смеялась невпопад, на вопросы отвечала рублено и грубовато, в разговоре на темы интересные Реджи не проявляла интереса, а сама не инициировала никаких тем. Не диалог, а мука, особенно один-на-один. Нет, из вежливости он готов какое-то время посидеть с ними, но потом бы предпочел уйти, о чем и была предупреждена мама. Она как-то отмахнулась, не придав этому особенного значения и попросила не говорить про медицину и операции. Алан кивнул. Да, он помнит, в прошлый раз, когда он со скуки начал рассказывать про интересный клинический случай, она побледнела и чуть в обморок не свалилась. А он ничего особенно откровенного и не описывал, банальный перелом, даже не открытый. То ли дело Мадлен, когда он ей взахлеб рассказывал про свое первое артериальное кровотечение с живописным описанием всех этих фонтанов, она завороженно слушала и задавала такие правильные вопросы.
В общем, как он и предполагал, было скучно. Да и формат встречи подруг с привлечением его и Марии выглядел странно. Она будто тоже не хотела здесь находиться, выглядела так, будто собиралась после на какой-то праздник, нарядно, в общем. Реджи выдержал в вежливой манере около получаса, а потом попытался уйти, но его не отпустили и, более того, в какой-то момент снова оставили один на один с Марией. В этот раз она пыталась выходить на какие-то темы, в основном по медицине, но он, помня предостережение, отзывался очень скупо. А потом она начала рассказывать про кулинарию и очень долго и дотошно выясняла его вкусовые предпочтения на уровне: тебе нравится яблочный пай? А закрытый или с сеточкой сверху? А с какой именно сеточкой, в квадратик, в кружок или другой узор? А тесто какое? А яблоки кислые или сладкие? А со шкуркой или без? А если вишневый?
В общем было сложно. Он слышал, что кто-то заходил, очень надеялся на Мадлен, но выяснилось, что это соседка за солью. Он еще подумал, что это так глупо и банально. Потом они еще с час сидели вчетвером и пили чай с пирогом. Они между собой все обсуждали тонкости, а Реджи чуть не выл. По итогу он не выдержал и ушел. Тут же за ним вышла мать и в ходе следующего разговора выяснилось, что он не имеет права покидать Марию, ибо она пришла к нему. Реджи глубоко не понимал, чем заслужил такую честь, ведь он думал, что это визит подруги матери. По итогу за пыточный стол с пирогами он возвращаться не согласился, за что получил недовольного шипения и чуть ли не оплеуху. Вот и прекрасный повод уйти наконец, что он и сделал.
Ну а куда ему идти? Настроения не было. Уже почти вечер, решил пойти встретить Мадлен. Только вот в колледже ее не оказалось, случайно встретил её однокурсника, он сообщил, что она давно ушла, что и не сдавала даже, так зачли. Это радостно, конечно, но где она тогда, раз домой не пошла? Может в галерее своей? Она там подрабатывала с таким не особенно определенным набором обязанностей. Что ж, сходит туда, домой возвращаться все равно не хотелось - сколько там еще Мейзелы сидеть будут. Там ее не найдет, что ж... придется возвращаться. Реджи поежился, поднял воротник куртки и пошел в сторону галереи.

[icon]https://i2.imageban.ru/out/2021/05/27/8110381b2a45a3f5c7680223c6946b5b.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 25</a></div>Хирург-ординатор в Харли Стрит Клиник, и даже женился, несмотря на то, что живет с мамой</div>[/lz][status]Женат и бородат[/status]

Отредактировано Reginald Brawley (28 Май 2021 21:02:13)

+1

4

Еще сегодня утром, когда Мадлен впопыхах собиралась в колледж, она получила полный взгляд надменности непонимания и этот такой еле уловимый резкий выдох через нос – жест, который так же свидетельствовал, что свекровь недовольна. Ну да, она не погладила медформу мужу и ту рубашку, на которою ей утром указала мадам Броули. Но времени-то у Мадлен совершенно не было. Да, она понимала, что это очередной прокол и очередной минус в графе о ее недочётах в «блокнотике ненависти». Но форма-то сегодня ему не нужна, да и выглаженные рубашки есть в шкафу. Почему ей нужна была именно эта? Разбираться тогда времени не было. Объяснять – тоже. Оправдываться – туда же. Она освободится и все сделает. Тогда она так решила, когда убегала на экзамен.
Сейчас же ее как стрелой пронзило осознание, что свекровь видимо хотела, чтобы Реджи надел рубашку выбранную матерью на званный обед. Пожилая дама как-то раз упоминула, сказав, что она ему идет и с этим Мадлен была согласна, потому что рубашка как-то особенно оттеняла кожу, темные волосы и выразительные глаза Алана. Но следуя логике его мамы Мадлен должна была что? Приодеть своего мужа для другой? И вот какая цаца, еще и не выполнила, то что сказано было.
В пылу ярости сейчас девушке хотелось порезать эту самую рубашку на британский флаг. Не оставить он нее ни одного целого кусочка. Да, этот предмет одежды был не виноват, но негодованию это никак не мешало.
Ноги сами собой привели ее к месту работы. Сегодня не ее смена, но может там какой-то аврал и ее помощь будет к месту? Но нет, и тут не сложилось. Как на зло именно сегодня было все сделано и организованное мероприятие шло по плану.
- Ну может хоть что-то нужно? Сделаю все что скажите… - взмолилась Мадлен, для себя видя выход просто уйти с головой в работу. Да, пусть решение и временное, по крайней мере это даст ей время остыть и, может быть, переосмыслить ситуацию.
- Нет, не нужно… отдохни лучше.
Отдохнуть? Мадлен обвела взглядом бар, который специально арендовался под их мероприятия для узкого круга, и как-то по-новому на него посмотрела. Тут она только работала, ничего более себе не позволяла, хотя находясь в вечной связке с творческими людьми – это было проблематично. Но ей удавалось. До сегодняшнего дня.
Она присела у стойки бара и долго не могла выбрать что заказать. Знакомый бармен даже как-то умилился и предложил вина. О нет, какое вино? Сейчас не место для него. Мадлен попросила что-то более расслабляющее. Он сделал коктейль с виски и колой. Мадлен выпила, и попросила еще…только без колы. До этого момента Мадлен пила только слабый алкоголь, а тут на голодный желудок и стару горячительное. Горло обожгло, внутренности еще сильней скрутило. В голову ударило почти сразу же. В конеце-то концов она имела право напиться, когда мужа при живой жене знакомят с новой будущей Броули? Имела. Вот этим и занималась!
Вначале ее … отпустило. И эта самое приятное чувств за последние несколько часов. 
- О, муж пришел! – Она заприметила его только тогда, когда он оказался практически вплотную. Смотрела на него пьяным расплывающимся взором и вначале расплылась в улыбке. Моргнула, еще раз убеждаясь, что Алан все-таки не мираж и сейчас вот тут рядом с ней, а не пребывает на званном обеде, на который ей был вход заказан и который бы плавно перетек в ужин, ну там и ночь недалеко. – А как у тебя дела? М? - Она смотрела на него подперев голову рукой.
В это время бармен поставил перед ней еще бокал. Она удивлено вскинула брови и повела рукой, указывая на напиток безусловно спрашивая, что мол это такое? Она же не заказывала. Движение получилось неловким и она снесла пустой бокал.
- Это тебе угощение вон от того столика, - проговорил бармен указывая рукой на столик, за которым сидели молодые люди.
- О, мерси. – Мадлен приподняла бокал, но движение получилось излишне резким и она немного пролила содержимое.
- Ой… Ну ничего. – Она преподнесла бокал к губам.
После Мадлен встала, но по видимому сделала это как-то резко, потому что в голову опять ударило. Она ухватилась за мужа, одной рукой приобняв его за плечи, в другой все так же держала бокал.
- А ты знал, что на теле выдры 800 миллионов волосков? А ещё зимой из-за недостатка пищи им приходится часто кочевать и проходить по сколько-то там миль по снегу и льду. Тебе жалко их? Их маленькие лапки мёрзнут и им холодно. - Броули не чувствовала границ и говорила громко, на них уже даже стали коситься, но улыбались по-доброму. Или это только ей так казалось?
[icon]https://i.imgur.com/sHH7poA.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен Броули, 19</a></div>Жена, студентка, работник — пытается усидеть на трех стульях</div>[/lz][status]горячо[/status]

Отредактировано Madeleine Brawley (28 Май 2021 09:32:09)

+1

5

По чистой случайности Алан нашел Мадлен в баре, у этой её галереи. Точнее ему уже приходилось забирать отсюда супругу, если она заканчивала очень поздно, но она всегда предупреждала о таких мероприятиях. А тут... Он нашел Мадлен в баре буквально, то есть она использовала его по прямому назначению. Напивалась то есть. И это настолько не стыковалось с его картиной мира и представлениями о супруге, что вызывало некоторый ступор. Несомненно, повод был - сдача экзамена, но это было совсем не похоже на Мадлен. Тем более, вроде они договаривались вместе вечер провести. Честно говоря, он впервые наблюдал её в таком состоянии. Не сказать, что ему это нравилось.
- Я в порядке, - отозвался Алан на странноватый вопрос Мадлен. - А ты как?
Судя по всему, она в говно. Непривычно было ощущать специфичное амбрэ, да применять узкоспецилизированную терминологию третьей бригады скорой, а именно Филла Конроя, к жене. Филл в Харли известен был как магнит для алкоголиков, на его смены приходился максимальный поток этиловых интоксикаций и прочих метиловых делириев с сопутствующим бытовым травматизмом. И Реджи не любил вставать в смены с Филлом, потому как обязательно облюют и обложат матом. Мешать эти прекрасные воспоминания и ощущения от работы с непорочным практически образом супруги было удовольствие малое. Поэтому он недобро посмотрел на выставленный на барную стойку бокал, а после еще более недобро на компанию молодых людей, что были инициаторами этого "угощения". Знал он таких и испытывал глубокое презрение. Ну и ревность, потому как подкатывали к его жене! А если бы он не пришел?
- Мадди, мне кажется, что тебе уже хватит, - сказал Реджи, подхватывая ее за талию и пытаясь перехватить бокал, которым она так активно размахивала, чтобы вернуть тот на стойку. - Мне совершенно безразличны выдры, но это мило, что ты он них заботишься. Пойдем домой, пожалуйста.
Какие к черту выдры? Он таки выцепил бокал из пальцев жены и хлопнул на барную стойку:
- К сожалению, вынуждены отказаться от угощения, так и передайте. Можно счет? - обратился он к бармену, не выпуская желейной констистенции жену из рук, а то еще упадет и ушибется. Вестибюлярный аппарат у нее уже отказывал, как чуть ранее отказало чувство меры, а сейчас на очереди такт, потому как громкость голоса она не регулировала. Видимо, интересные факты про выдр донеслись до ушей ближайших столиков и вместо запланированной жалости вызвали улыбки. А вот ему не было весело.
Это хорошо, что взял с собой деньги. И удача, что ему хватило. Он извернулся, положил на стойку банкноту номиналом чуть больше счета, не рассчитывая на сдачу. Хватило бы еще на такси, не везти же её в таком состоянии в автобусе, а то закончится все фонтаном.
- Мадлен, пойдем.

[status]Женат и бородат[/status][icon]https://i2.imageban.ru/out/2021/05/27/8110381b2a45a3f5c7680223c6946b5b.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 25</a></div>Хирург-ординатор в Харли Стрит Клиник, и даже женился, несмотря на то, что живет с мамой</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (28 Май 2021 21:02:31)

0

6

О том как у нее дела Мадлен не ответила. *уево у нее дела, но разве такое скажешь?  Вот даже алкоголь не опускал ее до сквернословия. Можно было бы сказать «мерзопакостно», но в ее-то состоянии она вряд ли выговорит это слово, да и оно какое-то само по себе мерзкое. 
Воспитание вот где собака зарыта. Может быть могла она ярким словцом этих гостей так взять и послать? Может и отношение было бы получше чем к половой тряпке? А Мадлен только и смогла, что сама себя слить и уйти. Достойно. Ага, конечно.
Зато вот в баре можно деградировать. Хотя дно еще далеко. Разгуляться еще есть где…
То что у Реджи дела в порядке, она и так не сомневалась. А что плохого у него могло быть? Вот какую ему буквально в руки привели достойную, умную и благовоспитанную, с хорошим образованием… Что там еще говорила мадам Броули? А плевать.
Алан прижимал ее к себе, а ее уносило от желания обвить его шею руками и впиться в его губы. Позволить пальцам возиться с пуговками рубашки расстегивая их одну за другой… Рубашка. И опять мысли вернули ее к мадам Броули. Неужели она и правда сможет их разлучить? Да, с мамой Реджинальда было сложно жить. Даже если не брать в расчет сегодняшнее сватовство, то требований у той было много. И представление о жене: как должна выглядеть, вести себя, чем заниматься – у нее были весьма четкими. Сейчас можно диву даваться, как вообще им удалось пожениться. Мадлен не знала, отстаивал ли Алан свой выбор ее как жены, пытался убедить или же просто поставил перед фактом. Но что девушка могла сказать точно – мадам Броули ее как супругу сына не приняла. Да еще болезнь усугубляла ситуации. Иногда девушке казалось, что есть свет в конце туннеля и ей удастся найти подход и вывести отношения на мажорную ноту. А потом что-то происходило и как будто свет выключали. Вот в такой «зебре» и жили.
Девушка была недовольна, когда муж попытался выцепить бокал с алкоголем у нее из рук. Но у того с координацией движений дела обстояли лучше и в итоге у него получилось. Реджи поставил его на барную стойку. Ладно, она в состоянии взять бокал оттуда вновь. Ага, куда там! Алан держал ее в объятьях так сильно, что оторваться и взять бокал ей не удавалось.
Она воспротивилась, когда он захотел увести ее. Куда? Домой? А что если там ее ждал конец их браку. У тех же было достаточно времени, чтобы обсудить все. Что там, встрял вопрос только в Мадлен? Что там нужно от нее? Развод, да чтоб она жилплощадь освободила? Нет, Мадлен не хотела домой! Не хотела слышать все то, что уже нарисовала себе в сознании.
- Девушка не собирается уходить, вы не видите этого? – Мадлен даже сразу и не сообразила, что это о ней говорят. Она развернула голову на звук голоса и увидела одного из тех молодых людей, которые угостили ее. Его товарищ все еще сидел за столиком, но внимательно следил за происходящим. Их лица были отдаленно знакомыми, кажется тоже художники…или писатели? Она не помнила. Видела их на мероприятиях, которые организовывала для работы пару раз. – Вы бы руки-то убрали. Что вы себе позволяете?
- А муж имеет право и не выпускать из объятий, - первая отозвалась Мадлен.
- Муж? – Кажется, от одного этого слова он посыпался.
- Муж! – Подтвердила еще раз Мадлен, а потом потеряв интерес к незнакомцу и повернувшись к Реджинальду, обратилась к нему. – Или уже не муж? Что там Мария…или Лилит…как там ее зовут? Она уже примеряет фамилию Броули? Поздравлять не буду, увольте. – Она всплеснула руками. – Скажи, твоя мать наконец-то счастлива, да?
Алкоголь все-таки развязал язык. А еще туманил разум, потому что защитной реакцией стали не слезы, даже не злость…а смех. Она как-то грустно и пьяно хохотнула и еще раз попыталась от него отстранится.
- Вот жаль, что мы не волки…там одна любовь на всю жизнь. А у людей пффф… - Она скривила нос и махнула рукой. – А у выдр как, не знаешь? – После она отвернула  и обратилась к окружающим, -  Эй, народ, кто знает, выдры хранят верность своим партнерам аля лебединую? – Дальше продолжила тише, вновь посмотрев на мужа - Хотя про лебединую-то верность – все сказки и бред. Так, всеобщий распространенный обман. 

[icon]https://i.imgur.com/sHH7poA.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен Броули, 19</a></div>Жена, студентка, работник — пытается усидеть на трех стульях</div>[/lz][status]горячо[/status]

+1

7

Как и предполагалось, Мадлен уходить не хотела. В уговорах эффективности мало, она хоть еще и понимала слова, но реакция была непредсказуемая и откровенно странная. Они уже привлекли к себе кучу ненужного внимания, это было несколько неловко. А потом еще этот придурок подошел и решил корчить из себя джентльмена. Конечно, он бы предпочел сам пьяную в ноль девушку увести, не правда ли? Не зря же выпивкой угощал. Планы на вечер, да? Хотелось, минуя словестную перепалку, сразу дать ему в рожу, удерживало только то, что в руках была Мадлен и вилась она как уж.
Но как быстро у него вспыхнула ревностная злость к этому мужчине, так же быстро она отошла на задний план, потому что Мадлен обернулась и начала говорить что-то странное. Почему не муж? Причем тут Мария или Лилит, кто это вообще? Кого она имеет ввиду? И его мать тут каким-то боком. Он категорически не понимал, что пытается донести до него супруга, но... даже несмотря на то, что вероятно это было пьяным бредом, и не имело никакого смысла, общий посыл как-то заставлял нервничать. Что ни говори, а алкоголь язык развязывал, и будто она вдруг начала проговаривать причину, по которой решила напиться. Должна же быть причина?
Мадлен отстранилась и все-таки выкрутилась у него из рук, а он, ошарашенный, ее отпустил, хотя прежде и убедился, что она стоит на ногах. Если вдруг ее поведет, то он успеет подхватить, надеялся на это - а то здесь пространства между барными стульями и столами мало, сплошные углы, в лучшем случае синяков себе наставит. А ей и так с утра будет не то, чтобы хорошо. Потом снова пошел какой-то бред про любовь на всю жизнь и выдр. Откуда в ее голове столько про выдр? Это решительно глупо. Животные аналогии мешали ему понять к чему она вообще ведет. Но нервничать он стал еще сильнее. Он будто в чем-то виноват, его будто в чем-то обвиняли, а он никак не мог сообразить.
- Мадлен, пойдем, я тебя прошу, -  попросил он, решая не вступать в пререкания. Сейчас не слишком подходящее время и место для выяснения отношений. И состояние тоже не подходящее, у неё так точно. К тому же меньше всего это хотелось делать на публике. - Я не понимаю о чем ты говоришь.
Он решительно хотел её увести, ибо даже мысли не допускал, в таком состоянии её оставлять в компании этих молодых людей. Тут уже у него мысли текли в русло мучительных вероятностей. Он, несомненно, полностью доверял супруге, но она была так чертовски хороша собой, настолько красива, что к ней прямо таки липли чужие взгляды. И он ревновал, ведь она была только его, ничья больше, только его. А тут ее спаивали. Или все-таки она сама? Алан не выдержал, подошел вплотную, приобнял её за плечи и мягко проговорил:
- Пойдем хотя бы на воздух выйдем, тебе же завтра плохо будет, зачем ты вообще столько выпила? - он уговаривал ее тихим голосом, отвлекал, укутывал в объятиях, гасил. Все ради того, чтобы просто увести. - Ты же сдала экзамен, да? Мне сказали, что тебе его зачли автоматом. Это же хорошо? Я помню как ты переживала и готовилась, но в итоге-то все хорошо? И мы хотели вечер вместе провести, помнишь? Что случилось-то?

[status]Женат и бородат[/status][icon]https://i2.imageban.ru/out/2021/05/27/8110381b2a45a3f5c7680223c6946b5b.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 25</a></div>Хирург-ординатор в Харли Стрит Клиник, и даже женился, несмотря на то, что живет с мамой</div>[/lz]

0

8

- Эй любезный, верните, пожалуйста! – Это Мадлен обратилась к бамену, который буквально на ее глазах убрал еще наполовину полный бокал. Ее бокал. Она что зря тут освободилась, чтобы вот так взглядом проводить свое «успокоительное» и так смачно обломаться при этом.
Официант вернул, а она залпом осушила бокал. Не понимает он о чем она говорит. Не понимает?! Он издевается над ней что ли? Хочет, чтобы она еще раз в глаза его матери посмотрела. Вот та точно выдра. Только не выдра в плане миловидного зверька. А вот просто такая женщина-выдра. Но как она такое мужу-то скажет? В конце - концов она его мать. Плохая или хорошая – не важно.
Почему он так хочет ее увезти? Неужели не видит, что здесь вот ей хорошо. Тут спокойно. А приведи он ее домой – даже если сейчас не брать в расчет ее состояние – это все равно конец. А если прибавить еще и ее состояние – то мадам Броули прям там сразу встанет на пьедестал и ее слова «Я же говорила» золотыми буквами запечалятся на стене. А в баре хорошо…
Ан нет, в его объятьях еще лучше. Так тепло и уютно. Они как будто два пазла, которые идеально совпали и отстраняться совсем не хочется. Она словно рафинад, который таял от его горячих рук. Вот зачем он так с ней? Дает надежду, что все еще может быть? Что не все еще кончено и мать его там не пишет сейчас списки гостей, которых могла бы пригласить на новую свадьбу сына? Или ему просто стыдно за нее и поэтому он хочет ее увезти? Докатились, два года в браке, а он ее уже стесняется. Восхитительно. Что тут еще можно сказать?
- Да я хотела вместе… хочу… - она замолчала и закрыв глаза тяжело вздохнула. Ее желудок крутило, в ушах шумело, а голова будто вечно находилась в центрифуге. Вот Мадлен вроде стоит, а ей кажется, что тело ее в пространстве по кругу ведет.
Она резко распахнула глаза и пошла к выходу. Теплую куртку оставила на стуле у барной стойки.
Зимний холодный воздух грубо окутывал и словно проникал в сами легкие. Мадлен тут же начало колотить мелкой дрожью. Она обняла сама себя руками, но надеть на себя верхнюю одежду не дала.
- Зачем ты так со мной? Зачем пришел? Чтобы унизить окончательно? – Вспылила она, когда заметила, что ее ведут к парковке, на которой находились машины такси. – Я не поеду к тебе домой. Слышишь? Ты же понимаешь, что и у выдр все так же? Все так же херово. Вот она матушка природа в действии.
Мадлен бы снова унесло в увлекательные рассказы о животных, но что-то оборвалось внутри. Вот как сказала последнюю фразу и сама почувствовала, как все херово. Она посмотрела на него и не увидела в его глазах хоть малейшего понимания происходящего. Это злило и бесило.
- Спал уже с дочкой миссис Мейзел или у вас все по-человечески будет и пристойно – после свадьбы? – Они так и стояли на пустой парковке, так и не дойдя до такси еще довольно приличное расстояние. – Или что сегодня было это так, сватовство и одобрение родителей? Боже, Алан…почему ты заставляешь меня играть в эту игру? Я же была в доме. Я видела вас! Я же порывалась к вам в комнату войти, так меня твоя мама остановила. – Она криво и очень горько усмехнулась. – Говорит, что негоже. Что мешаю и почему вообще смею находится в вашем доме. Что я недостойна такого как ты, Алан. Недостойна! Так зачем ты сейчас за мной пришел? Оставался бы с этой достойной мисс Мейзел.
Ее все еще колотило, только к пронизывающему холоду добавился коктейль из злости и непонимания. Девушка сделала несколько шагов обратно. Как будто бы решила опять вернуться в бар. Но нет. Она развернулась к нему и продолжила.
- Почему ты не вышел тогда, когда я пришла домой после экзамена? Хотя твоя мама очень доходчиво все и сама рассказала. Как же там…, - она несколько раз щелкнула пальцами. – А, да. Безнравственная, невежественная. А сын-то такую ошибку совершил. Выбрал себе жену, недостойную себя, не о такой невестке она мечтала. Но это-то была ошибка, которую он осознал. Осознал, да Алан? Осознал спустя два года, что не на той женился? Ну да-ну да, Мария же такая девочка-ромашка. В бар-то явно не пойдет напиваться. Да и из семьи-то она полной, а языков-то сколько знает, а с детьми-то как ладит, да и образование достойное…а не как пьянчугам каким-то в будущем – художник. И готовит-то она вкусно, даже рубашку будет всегда в состоянии погладить … - Мадлен все сыпала цитатами слов мадам Броули, но вскоре пыл ее потух. Словно свечку кто-то взял и задул.  Она еще сильнее обняла себя руками, нижняя губа предательски затряслась и она что есть силы прикусила ее, из последних сил стараясь держать в себе болезненные стоны. – Ну может вы действительно лучше друг-другу подходите. И по статусу, да и так… – Уже спокойно и как-то обреченно проговорила Мадлен. – Обидно только, что ты сам мне ничего не сказал.

[icon]https://i.imgur.com/sHH7poA.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен Броули, 19</a></div>Жена, студентка, работник — пытается усидеть на трех стульях</div>[/lz][status]горячо[/status]

Отредактировано Madeleine Brawley (30 Май 2021 09:28:45)

+1

9

Нет, вроде уговорилась. На секунду Реджи почувствовал облегчение, но потом она резко пошла вон из бара. На улице холод, а она в одной блузке, да что же такое. Он быстро схватил ее куртку и вышел следом. Он пытался поймать супругу в куртку, а она вывернулась и начала говорить...
Реджи смотрел на нее, с этой курткой в руках, слушал молча эти совершенно кощунственные и несправедливые обвинения в свой адрес... съеживался и застывал. Умом-то он понимал, что это все вздор, помноженный на опьянение, но вот били слова больно, наотмашь. Что толку, если ты ничего из этого не делал, не думал, не знал, но вот она уже решила, что это все правда. Решила, что он мог и что сделал, потому что ей кто-то там сказал...  Мама ей сказала. От этого больнее всего. Даже говорить ничего не хотелось в свое оправдание. Оправдание ли? Толку-то.
Толку говорить что-либо в свою защиту, если директриса уже вызвала мать и сообщила, что её сын разбил мячом окно. Конечно же он это сделал, иначе бы её не вызывали в школу. Конечно же он разбил, потому что в шесть лет он точно так же сбил с комода вазу, хотя это была собака, а мяч вообще кидал не он - он просто не сообразил убежать, как другие. Что толку говорить, если он виноват по умолчанию, потому что другие так сказали или "ну кто же еще это мог сделать, если не ты?". И как не будь хорошим, все равно доверие тебе длится до первого косяка. Потому ты виноват априори, если не в том, что разбил окно, то явно в том, что не отговорил друзей, хотя какие они ему друзья. Или в том, что не уследил за собакой. Найдется в чем ты виноват. Поэтому отпираться бессмысленно по сути, потому что ты будешь еще более жалок, если начнешь вопить и "перекладывать ответственность". Единственное, что тут действенно - молчать и скрипеть зубами от бессилия и обиды.
По всей видимости мама наговорила ей всякой чуши, а виноват он. Да, они с Мадлен как-то не поладили, маме она почему-то не понравилась. Может потому что он имел наглость полюбить, а не подбирать кандидатуру жены по формальным признакам? Но уже два года прошло, он думал, что все улеглось, что они если не полюбили друг друга, то как-то смирились с существованием и важностью обоих в его жизни. Но, видимо, нет. И он узнает об этом вот так. И ладно мама... но Мадлен?
Он глубоко вдохнул холодный воздух, жуя губами, и отвел взгляд. По спине побежали мурашки, его передернуло. Выдохлась? Закончила? Хорошо. Он подошел, накинул ей на плечи куртку и снова отошел шагов на пять, по-прежнему тупя взгляд в землю. Нужно было что-то сказать, наверное, только вот совершенно не хотелось, смысла не видел. В груди горячим комком клубилась обида. Хотелось уйти и оставить её, так было противно.
- Я ничего не сказал, потому что ничего этого не было, - отозвался он как-то механически, пусто. И так было тошно, что сразу же пошел прочь, но не к такси, а на остановку, что была чуть дальше по улице. Зачем ему одному в такси, он и на автобусе доедет. Хотя нет, прежде чем он уйдет хотелось спросить ровно одну вещь. Он обернулся, подошел, по-прежнему тупя взгляд в асфальт и спросил:
- То есть ты действительно считаешь, что я мог... - начал он, скривился. Не нашел как это даже можно сформулировать, да и толку. Отмахнулся сам от себя, засунул руки в карманы и пошел на остановку, не оборачиваясь.
Он как дурак ждал её весь вечер, а она все это время пила тут в компании своих художников и поносила его последними словами, потому что видите ли мама сказала... что сказала? Про рубашку эту? Да черт с этой рубашкой, у него других куча, а еще свитер и еще что-то там было. Или что? Потому что к ним в гости пришли Мейзелы? Да он бы с радостью их послал, если бы знал, что Мадди пришла. Неужели у матери снова обострение. Он болезненно зажмурился. Видимо так и есть, надо было заподозрить, когда она притащила эту Марию. Она действительно думала его просватать? А ничего, что он женат на Мадлен и разводиться вообще не планирует? Не планировал... Но после того, что она надумала про него, он уже не был так уверен в том, что с ним не захотят развестись. Она действительно поверила в этот бред? Серьезно?
Он со злости пнул остановку, выругался и уселся на скамейку, нахохлившись.

[status]Женат и бородат[/status][icon]https://i2.imageban.ru/out/2021/05/27/8110381b2a45a3f5c7680223c6946b5b.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 25</a></div>Хирург-ординатор в Харли Стрит Клиник, и даже женился, несмотря на то, что живет с мамой</div>[/lz]

+1

10

Лучше бы он кричал и ругался. Лучше бы тряс, как грушу выбивая все плохие мысли из ее головы. Лучше бы это… а не холодный лаконизм. Вот больнее от его слов еще стало. Не помогало даже сорокаградусное обезболивающее. Почему он говорит, что ничего этого не было, когда это все было. Для нее-то было. О том, что это мог быть постановочный спектакль она бы пришла к такому выводу…только на холодную голову. А у нее все кипело и бурлило с того самого момента, как она домой пришла, как наткнулась на мадам Броули. А он не сказал, что это не правда, он просто бросил, что этого не было. Чего и для кого не было? Они как будто находились в одном кинотеатре, сидели на соседних креслах, только каждый смотрел свое кино.
Она смотрела на его удаляющуюся спину и у нее будто пропало чувство реальности происходящего. Мадлен так боялась и не хотела домой – и вот, пожалуйста, он не ведет ее туда. Она боялась, что там и ждет ее конец. Глупая, как она не понимала, что он мог настигнуть ее где угодно.
Да она поверила, что он от нее уйдет. Ее убедили в этом, подобрав самые простые, но такие жесткие слова. И они достигли своей цели. Потому что чувства ее были как лепестки цветка – нежные и такие беззащитные. Как оголенные нервы, которые она пока не научилась прятать от чужих и их еще так легко задеть.
А он не развеял, он просто ушел. Закрылся в себе и ушел. И как тут поверить, что она ему нужна?
Мадлен поежилась. Холодно. И куртка не спасает. Без него холодно. Без его объятий холодно.
- Ты чего тут одна?
Девушка развернулась на голос и увидела бармена, который вышел покурить. На его вопрос она неопределенно пожала плечами.
- Слушай, а можешь мне вынести бутылку виски?
Его брови удивленно изогнулись, такой постановки вопроса он явно не ожидал.
- Ты же знаешь, что я тут работаю недалеко. И у вас часто арендуем помещение. Нам зарплату выдадут через пару дней и я все верну.
Он бросил на нее изучающий взгляд и молча ушел.
Это ж в каком там доме Меркурий, что все от нее вот так сегодня уходят? А нет. Вернулся. Всучил ей открытую бутылку виски и два бокала. Она кивнула в знак благодарности и пошла в сторону галереи.
Выйдя на дорогу она заметила Алана на остановке. Странная палитра эмоций. Она хотела к нему. Просто хотела и тянулась. Но вот сейчас ее стопорило. Она не понимала, чего хочет он. Ведь он ушел и сидит на остановке. Уехать собирается, когда она вот через дорогу стоит. Так и стояла на него смотрела пока автобус на горизонте не показался. И страшно ей так стало, что возьмет и уедет. Не хотела, чтобы уезжал. Хотела закричать… но не посмела. Это его выбор.
Автобус подъехал к остановке. Он словно черта, которая разделила Реджинальда и Мадлен. А она глаза в пол опустила и не в силах посмотреть на освещенный салон автобуса. И так стояла каменным изваянием, пока транспорт не отъехал. Вздохнула и подняла взгляд на остановку.

[icon]https://i.imgur.com/sHH7poA.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен Броули, 19</a></div>Жена, студентка, работник — пытается усидеть на трех стульях</div>[/lz][status]горячо[/status]

+1

11

Людей практически не было, да и машин немного. Реджи хмуро провожал те взглядом, пока красные габаритные огни не растворялись в туманной дымке за углом улицы. Мерзкая погода, мерзкое настроение. В нем бурлило совершенно детское желание сделать что-нибудь назло, отомстить, тоже чтобы ей неприятно стало. Пойти тоже в бар и надраться, пристать к какой-нибудь девушке с понятными намерениями, тоже вон как этот... напитком угостить. Разговор завязать. Он же умел это делать, "девок цеплять" как говорил Лайл, когда-то умел. Почему бы нет? Может и сейчас получится.
А дальше что? Приведет её домой, шокирует маму. Или не шокирует и она только этого и хочет? Маме тоже хотелось сделать что-нибудь назло и возмущенно высказать все, потому что поступила она крайне подло. Но это намерение затухло, не успев даже явиться в гипотетическом обличье - исход известный, мадам Броули либо за две реплики уложит его на лопатки в словесной дуэли, или начнет хвататься за сердце и, застав врасплох, победит за одну реплику. В общем, спорить с ней бесполезно. Метод тихого бараньего бунта более действенный - просто делать то, что он хочет. Реджи не так много и хочет, просто чтобы они подружились...
С мамой непросто, это стоило признать. Она тяжелый и специфичный человек, с годами это стало еще ярче и болезненнее проявляться. А Мадлен ведь старалась ей понравиться, приняла правила дома и делала почти все, что та попросит (а просит мадам Броули в особенной манере). Много, в общем, делала, но маме сложно угодить, она найдет к чему придраться, если такое желание в ней есть. И это Реджи научился как-то эти нападки нивелировать, а Мадди каждый раз расстраивалась и обижалась. И вот накопилось, видимо. И когда она между делом говорила про друзей, что снимали квартиры, или щебетала ему про интересный район и совсем дешевую аренду? Вот он дурак, только сейчас дошло. Да, наверное она хотела пожить отдельно. Да и он, честно говоря, хотел бы... Хотя даже представить себе не мог как это. Но от этой мысли как-то посвободнее стало и поприятнее.
Отсутствующим взглядом он проводил автобус, который отчего-то остановился и постоял какое-то время с открытыми дверьми, хотя никто не выходил и не входил. Поздно он понял намеки. Поздно. Она-то вон что думает, вон что говорит. Какой это все бред, если подумать. Реджи оперся локтями на ноги и закрыл ладонями лицо. Мадди ревнует его к кому-то. Глупость какая. Это он должен её ревновать (а он и ревнует!), ведь вообще непонятно как она, такая красавица, согласилась за него выйти. Она же невозможно прекрасная, идеальная, к ней взгляды прямо липнут. И он её любит до беспамятства, до ужаса сильно, иногда даже страшно становилось, будто это как-то ненормально так любить, в самом деле. И как она могла подумать, что он куда-то в сторону другой девушки вообще может... Вздор. Просто пьяный вздор. А он дурак. Разобиделся как маленький. Надулся. Ушел.
Нужно прекращать вести себя по-детски и начать уже быть взрослым. Нужно брать на себя ответственность. Он женат на ней, пока что точно женат. Поэтому нельзя оставлять её в таком состоянии, категорически нельзя. Может случиться много всего неприятного. Он решительно не простит себе, если с ней что-то случится. Пусть ругает его, может даже поколотить, но он должен забрать её домой, уложить спать, реанимировать с утра... может немного позлорадствовать, потому что ей же будет плохо, нельзя столько пить за раз. Может она передумает. Или он прощения попросит. Не важно за что, если сработает - попросит. Главное вернуть все как было, не отпускать её.
Ну и что он сидит тогда? Он растер лицо ладонями, резко вдохнул холодный влажный воздух и решительно встал.

[status]Женат и бородат[/status][icon]https://i2.imageban.ru/out/2021/05/27/8110381b2a45a3f5c7680223c6946b5b.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 25</a></div>Хирург-ординатор в Харли Стрит Клиник, и даже женился, несмотря на то, что живет с мамой</div>[/lz]

+1

12

Он все еще здесь, на остановке. Он не уехал. Он здесь с ней… почти с ней. А она дура так просто взяла и опустила руки. Нужно было сразу вцепиться в него и не отпускать. И кричать, вот хотя бы минуту назад, чтобы не уезжал, чтобы остался, чтобы не оставлял одну. Он же ее – она его. Их скрепляли перед Богом и людьми семейные узы брака. Почему же она позволяет в их цепи брешь пробить?
Мадлен не помнила себя как вперед рванула напрямик через проезжую часть и не оглядываясь по сторонам. Только на Реджи смотрела и к нему хотела. Может и хорошо, что не видел, как пошла – ругался бы. Потому что ему было страшно за нее. Страшно – значит не все равно. А ей вот страшно, что одну оставит. Мадлен сейчас тяжело анализировать свои телодвижения. Алкоголь будто блокировал участок мозга, который отвечал за самосохранение. Да и не нужно, у нее словно крылья за плечами выросли.
- Я люблю тебя, Алан. – Девушка оплела его шею руками и не давая мужу возможности что либо ответить прильнула к его губам. Целовала она страстно и жарко, словно в последний раз. Но нет…не будет он последним, не отдаст она никому. Целовались как безумные, словно в цепи запрета сорвались.
Почему-то Мадлен редко говорила о своей любви, в основном отдавая предпочтение коротким фразам типа «я тоже». И то после его слов. А вот чтоб сама – редко. Почему? Она мысленно пожимала плечами, у нее не было ответа на этот вопрос.
Гладит его по волосам, по спине. А когда он прикоснулся, так по коже разбежались мурашки.
… Только вот не было этого ничего: ни слов, ни поцелуя. Это все проигралось в голове, а решимости в действия перевести не хватило. Что это? Алкоголь? Страх, что оттолкнет? Сложно все это. Она же сама пришла. Так почему стоит-то только напротив? А в руках эти дурацкие бутылка, да бокалы – даже не обнять нормально, как хотелось. Может если были бы в одном агрегированном состоянии лучше бы понимали друг друга? Но она в более менее норму только завтра придет. И то на утро еще не понятно, что организм выдаст и насколько сильную ответную реакцию выдаст.
Она отошла и поставила свою ношу на скамейку, да и сама присела, оперевшись спиной об остановку.
- У меня только один вопрос, - тихо начала она. – Вот если бы когда-нибудь такое произошло, что кто-то и сейчас не важно кто конкретно это будет, сказал, что я полюбила другого, хочу быть с ним и вообще мы лучше друг другу подходим… А ты при этом точно знал, что я нахожусь неприлично близко от тебя: в доме или соседней комнате и ничего не предпринимаю, чтобы как-то эти слова опровергнуть…, - Мадлен сделала еще одну паузу, - ты бы поверил в это?
Она посмотрела на него. Горько ей было. Очень. А градус обезболивающего в крови снижался. Она отпила прямо с горла – к черту бокалы.
- Ситуация – то зеркально противоположная. Я поверила! – Еще глоток. Горько и противно и на душе и в горле. – Вот было бы у выдр все хорошо … - «может быть и у нас тоже» хотела добавить она, но так и не смогла. Девушка понуро усмехнулась.

[icon]https://i.imgur.com/sHH7poA.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен Броули, 19</a></div>Жена, студентка, работник — пытается усидеть на трех стульях</div>[/lz][status]горячо[/status]

Отредактировано Madeleine Brawley (6 Июн 2021 13:46:25)

+1

13

Реджи не понял, откуда она появилась. Выскочила как черт из табакерки, с бутылкой в руках и тяжелым взглядом. Но пришла же. Может и не к нему, а тоже на остановку, на автопилоте, но хотелось думать, что к нему. Бокала-то два. Он молча проследил за тем, как Мадлен села, развернулся к ней и убрал руки в карманы. Холодно, пальцы мерзли. Хотелось попросить её застегнуться, но она начала говорить первая.
И да, она действительно поверила в то, что он мог. Это было крайне обидно и досадно. Это насколько она не верит ему, не доверяет, не уверена в нем...
- Нет, - мотнул головой Реджи, хмуро глядя на Мадлен. - Я бы не поверил. Напрямую бы спросил. И если бы ты напрямую мне сказала, то... может быть и поверил бы.
Стоило бы задать вопрос - это все? Ну, чтобы напрямую сказала. Но это заявление было прекрасной умозрительной концепцией, на деле же он боялся услышать ответ "да", ну или молчание, что тоже бы значило "да". Даже если бы это было пьяное "да", все равно слишком страшно. Значит не нужно задавать вопроса. А что действительно нужно? Что бы сделал взрослый трезвый человек на его месте? Наверное не принимал бы все произошедшее близко к сердцу. Если на секунду предположить, что это все пьяный бред, то что он бы сделал? Да то же, что и делал до того. Только вот откуда взять уверенность? Она же в нем всю уверенность убила. Но если она сейчас уйдет, то будет еще хуже. Поэтому если не из уверенности, то сделает из страха потерять. А что он мог сделать из страха?
- Хотя знаешь, нет, - добавил он. - Все равно бы не поверил. Потому что знаешь что? Потому что только дважды в жизни я точно знал, что хочу. Нет, не хочу... а что иначе быть не может, понимаешь? Что если не это, то смысла никакого. Что если не получу, то... да никакого то. Просто знаешь, что тебе это надо и все. Причем в первый раз, это когда я в лягушке ковырялся, это было как слабое дуновение, но потом, со временем, все сильнее и сильнее, а когда в мед пришел, то уже точно знал - я буду только врачом и никем больше. И знаешь как хорошо стало? Единственный раз в жизни я решил что-то сам, потому что точно знал - это мне нужно. Это мое и это я. Семь лет понадобилось, семь лет это во мне росло, да?
Реджи достал из карманов руки и бессознательно принялся выкручивать пальцы. Внутри все вопило "да скажи ты ей, что просто её любишь, не разводи демагогию, все равно не умеешь, только хуже сделаешь". И да, действительно, не умел. Он и сам уже путался в том, что хотел сказать. Не получалось. В голове-то это было так четко и понятно, а в словах фигня какая-то. Он нервно хмыкнул, отведя взгляд. Да она забудет на утро все произошедшее. Зачем он это все делает. Он снова посмотрел на Мадлен и скривился, будто от боли.
- А потом я тебя увидел, в полоборота, на мгновение буквально взглядом цепанул. И у меня те семь лет в одну секунду схлопнулись. Это, знаешь, как страшно? Я, когда это понял, мне очень страшно стало. Я же натурально из кондитерской тогда сбежал именно поэтому. Потому что всё... Я не мог без тебя. Ты нужна мне была. Я не представлял никакого будущего без тебя. Всё. Но как это вообще возможно? Ты же такая красивая, а я... да как вообще это возможно-то? Там столько неизвестных... ужасно, - Реджи закрыл лицо руками и сильно надавил на глаза. - Выходит, что я псих какой-то одержимый... Но да, похоже, кстати.
Он убрал руки от лица и глубоко вздохнул, опав плечами.
- Ты просто не понимаешь, насколько я не могу ничего такого, насколько не могу без тебя. Мне от одной мысли делается плохо. Точнее нет... Самое во всем этом дерьмовое знаешь что? Хотя почему дерьмовое? Это как раз не делает меня конченным психом... Мне надо не только тебя любить, это-то как раз самое простое, со мной-то все понятно, а нужно чтобы и ты... чтобы и тебе было хорошо. Потому что ты настолько важная для меня, что я не смогу, если тебе будет плохо... Поэтому лучше уж пусть тебе будет хорошо с кем-то другим, да, нежели чем плохо со мной. Но я все равно не поверю. Потому что если поверю, то все.
Из-за остановки вынырнул какой-то человек, странно на них посмотрел и пошел дальше. Это событие, вполне укладывающееся в логические рамки - да, по улицам ходят люди, даже если на улице ночь - ощущалось весьма удивительно и нереально. Реджи будто переключило. Да, все, хватит. Он швыркнул носом, снова убрал руки в карманы и потупился. Смотреть на Мадлен после всей этой чепухи, что он наговорил, было стыдно.
- Я однолюб, в общем. Видимо. И полюбил тебя. С этим сложно что-то сделать без твоего участия. Поэтому... ты зря всё это.

[status]Женат и бородат[/status][icon]https://i2.imageban.ru/out/2021/05/27/8110381b2a45a3f5c7680223c6946b5b.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 25</a></div>Хирург-ординатор в Харли Стрит Клиник, и даже женился, несмотря на то, что живет с мамой</div>[/lz]

+1

14

Он говорил. Много говорил. А она молчала и слушала. Не вставляла свои пять копеек, хотя в голове вертелся ворох мыслей, но таких разных и неоднозначных, словно клубок запутанных ниток. Она смотрит в его бледное лицо, такое уже родное, знакомое и незнакомое одновременно. Как такое может быть? Она словно видит его впервые, видит его по-другому после его слов. И эта легкая гримаса неужто боли на его лице? А ее словно электрическим током пронзает. Нужно же сказать что-то, да нужно говорить, не молчать. А слов нет. Уже нет. Хочется только на него смотреть, на него такого родного и любимого. Он даже не представляет, какой мощной силой обладает и какой сейчас властью над ней. Говорил, что из того кафе ушел потому что уже без нее не мог. Так почему ушел-то? И сегодня развернулся и ушел. Если не может, то почему не остался, в охапку почему не сгреб? Не хотел, чтобы ей было плохо? А ей плохо не с ним…а без него. А он не понимает этого или не верит.     
Она закрыла глаза лишь на мгновение. Сама же убегала. Сама же не верила. И… сама любила.
Не выдержала и рывком поднялась со скамейки, оставляя там бокалы и бутылку. Не замечала она прохожих. Не интересовали они ее и не нужны. В отличии от него. Обняла его за шею, вжимаясь в него всем телом, со срывающимся от стоящего в горле кома выдохнула слова и поняла, что не смогла бы от него сейчас уйти.
- Люблю! Я так люблю тебя!
Ну вот сказала. Сказала ему. И повторила. Мадлен нашла его губы губами, прижималась к нему и дрожала. Мадлен с таким трудом оторвалась от него, чиркнув к его щеке своей. А в глазах слезы блестят, но только там…на губах-то улыбка.
– Прости меня, дорогой мой. Я так хочу быть с тобой…
И вновь целует. Их руки встречаются и пальцы сплетаются между собой. Спаиваются в одно целое. И это ментальный замок, который крепче обещаний, сильнее слов.
Почему люди не могут останавливать мгновение? Она бы выбрала этот. Вот сейчас хорошо с ним и даже зимний холодный ветер не холодит ни тела, ни душу. Она наконец согрелась в его объятьях. Остановись мгновение!
Мадлен отстранилась от его губ.
- Я так хочу побыть с тобой наедине… Пожалуйста, давай останемся вдвоем?! Не отводи меня домой…
На деле же ей не хотелось видеть мадам Броули, да даже если не видеть просто делить с ней дом. Сейчас – это выше ее сил. Сейчас и так разорвана душа, ей нужно время чтобы излечиться. Он лечит ее своими объятьями, поцелуями, да просто присутствием. Но нужно еще время.
Но что они будут делать? Так и стоять на остановке? Зима. Ну почему сейчас зима?
- Пойдем со мной…
Уголки губ приподнялись в полуулыбке. Она наконец отстранилась и поманила его за собой. Если они не могли остаться на улице, она смертельно не хотела сейчас идти домой, то… решение как-то само собой всплыло в сознании.
Она привела его в галерею, ту в которой работала. Ключи у нее были в общей связке. Тут никого не было и было темно. Пахло смесью краски, дерева, кофе и табака.
- Не включай свет, - тихо попросила она подходя к нему. Совсем тусклый свет от уличных фонарей освещал помещение. Мадлен прильнула у нему – алкоголь явно глушил и всю скромность.
- Мы же уже не на улице, - она прикусила губу, - поэтому это тебе уже не нужно. - Она медленно расстегнула его куртку и сняла.

[icon]https://i.imgur.com/sHH7poA.gif[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен Броули, 19</a></div>Жена, студентка, работник — пытается усидеть на трех стульях</div>[/lz][status]горячо[/status]

+1

15

"Ну и дурак", -  заключил внутренний голос, - "теперь она знает". От того, что сказал, что попытался сказать, легче не стало. Его действительно пугало это чувство, оно до того огромное, непонятное и неподвластное, чуждое даже - опасное, вот. И оно в самом центре, в самой его сути, откуда-то появилось. А для чего ей сказал? Мог ведь и не говорить. Вот бы она забыла все завтра...
Мысли панически метались от крайности в крайность в те мгновения, пока он ждал от Мадлен реакции. Будет ли вообще реакция? Она же все время молчала. Может уснула там и тогда ничего вроде и не было? Он же не смотрел. И именно поэтому Реджи сначала вздрогнул, когда Мадди бросилась, обхватывая его за шею. Но вот после моментально поплыл и сжал её в объятиях. Любит. Тоже любит. У него буквально что-то в грудной клетке лопнуло и растеклось приятным теплом, когти паники и страха отпустили глотку и стало так хорошо, так спокойно, как могло быть только рядом с ней.
Он не особо понял, за что она извиняется и почему слезы на глазах, хотя она и улыбается. Не понял, почему не хочет домой. Не понял, куда его ведут. У него частенько рядом с ней отключались мозги. Сообразил только по запаху, что они в галерее. Он тут бывал, но не в темноте, конечно. Зачем они здесь? Не хочет же она здесь ночевать? Тут холодно и пусто. Он бы лучше отвез её домой и уложил в тепло, а то эта беготня нараспашку может на утро аукнуться, а ей и без простуды будет нехорошо.
А потом догадался, когда с него недвусмысленно начали стаскивать куртку. Прямо здесь что ли? Он заозирался по сторонам. Одна из тех ситуаций, внутри которых стыдно, неловко и не особенно удобно, но о которых потом вспоминаешь как о самых ярких в жизни? Это как она тогда к нему на дежурство пришла в пальто, под которым ничего и не было. Он отругал, но потом до него дошло, и вот вспоминал ту ночь теперь почти каждое дежурство: с каждым разом она становилась все идеальнее и идеальнее, как будто не впивалась в задницу прищепка бейджа, не пищал истошно пейджер и не ломились в дверь. Все неважное забывалось, все сутевое оставалось. Мадлен с её пуританским воспитанием как-то умудрялась генерировать большую часть безобразия в его жизни и это было до того странно, но так естественно.
- Ты уверена? - спросил Реджи. Это было странное ощущение, будто и его жена, а немного чужая - запах не тот, движения более развязные и резкие, голос чуть другой. Будто немножечко измена жене с более бесстыжей её версией. И как же это заводило. - Хотя, к черту. Иди ко мне.
Диван был совершенно неудобный, воистину декоративный, пластмассовый с металлическим каркасом, будто сделанный для генерации синяков. Пришлось переместиться на пол. Она вся горела. Он, конечно, подложил куртку на холодный пол, но все переживал, переспрашивал - удобно ли, не холодно ли. В общем, портил все. Но ничего, года через два в памяти превратится в героя-любовника, а пока как получалось. Но, судя по всему и насколько он успел её узнать, ей нравилось. А это главное, всегда было главным. Ну зато согрелся, запыхался даже. По итогу захотелось пошло закурить, он в последнее время пристрастился к сигаретам, уже пару раз порывался бросить, но не получалось. Но сигарет не было.
Они о чем-то говорили, кажется про имя для детей, если вдруг случатся. Главное не в честь галереи или производителя виски, а что-нибудь нормальное. Ему нравится имя Томас или Маргарет, если девочка. Хотя с детьми бы лучше еще год-два повременить, пока клиника не предложит ему контракт. Но если случится, он только рад. Девочку хочет. Косички ей плести будет.
Мадлен засыпала. Он её сонную уговорил все-таки поехать домой, не с первого раза, но вроде согласилась. Он помог ей одеться, застегнул наконец эту куртку под горло, закрыл галерею и повел домой. В такси она совсем заснула, все норовила упасть к нему на колени. Это было так возбуждающе, так не к месту, ему стало крайне неловко. Дома они оказались ближе к четырем ночи. Переместить её из такси в прихожую, оказалось той еще задачей - вроде вот маленькая такая, пятидесяти килограмм в ней нет, а таскать тяжело. Она еще периодически что-то говорила невпопад, опять про выдр вспомнила. Хихикала, не особенно понимая как громко она это делает.
- Все с выдрами хорошо будет, не переживай, - отозвался он шепотом. - Давай тихо разденемся и спать пойдем.
Реджи усадил жену в коридоре и принялся снимать сапоги. Разбудить мать он хотел меньше всего. Она спала в дальней комнате, если они не будут сильно шуметь, может и не услышит. Дома пахло успокоительным, капли себе разводила - яркий предвестник скандала. Ну конечно, их полночи не было, он еще ушел на такой ноте, что его обязательно этим всем попрекнут. Вопрос лишь в том когда. Не хотелось сейчас, лучше уж утром. Мама так часто хваталась за сердце, пила свои бесполезные капли и картинно сползала на стуле, что он уже перестал воспринимать это хоть как-либо всерьез. Точнее, Реджи читал это несколько с другой стороны, а не как мама хотела. Он был вполне уверен, что ничего плохого с ней не случится - по крайней мере со стороны давления и сердца, а вот со стороны каких-то странных идей, которые все чаще приходили ей в голову, это возможно.
Реджи снял с Мадлен сапоги, начал осторожно выпутывать её из куртки, как кто-то деликатно кашлянул. Он шарахнулся, настолько тихо мать умудрилась выплыть из темноты гостиной - стояла как призрак в дверях, в стеганом халате и с растрепавшейся седой косичкой на плече. Губы сжаты в белую полоску, на лице маска, одни глаза стреляют молниями. Реджи застыл с курткой в руках. И только Мадлен между ними, как ни в чем не бывало, продолжала что-то бурчать и норовила упасть.
Эти пару секунд растянулись в вечность. Реджи сам не понимал, почему так боялся пошевелиться, но пришлось придержать Мадлен за локоть, чтобы она не клюнула носом. Мать фыркнула и засеменила на кухню греметь жестяной коробкой с лекарствами. Реджи сглотнул, быстро повесил куртку Мадлен на вешалку, подхватил супругу и поспешил скрыться с ней на втором этаже. Нет, не будет он спускаться. Хуже уже не будет, все завтра.

[status]Женат и бородат[/status][icon]https://i2.imageban.ru/out/2021/05/27/8110381b2a45a3f5c7680223c6946b5b.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 25</a></div>Хирург-ординатор в Харли Стрит Клиник, и даже женился, несмотря на то, что живет с мамой</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (16 Июн 2021 16:16:40)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Вошло вино — вышла тайна