Sexual Revolution
MArmy Of Lovers

от Андрюши с запахом нафталина
Муж поманил ее выйти из палаты. Такой просто и понятный жест: разговаривать и правда лучше в коридоре, чтобы не тревожить сон Евы – только вот уходить совершенно не хотелось. Мадлен словно физически ощущала, что должна быть рядом с дочерью. Что это? Забота или эгоизм? Женщина прикрыла за собой дверь и посмотрела на мужа. Она ожидала, что тот мог не согласиться, апеллируя тем, что вторая кровать в палате может быть занята вновь поступившем пациентом в любой момент. Да, к этому была моральна готова. Но если так, то Броули смогла бы прилечь к дочери на ночь – у них в детской кровать ненамного больше больничной, но спали же; да хоть на стуле лишь бы Реджинальд был бы не против и договорился с коллегами о пребывании жены ночью в больнице. Конечно же после сегодняшний ночи и утра, когда женщина ощущала его негодование он мог согласиться не так сразу.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
22.06
АКЦИЯ
МУЗЫКАНТЫ
ВОЛШЕБНАЯ
ЦИФИРЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » но нежно пишешь строчки "сильно скучаю, дочка"


но нежно пишешь строчки "сильно скучаю, дочка"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


но нежно пишешь строчки "сильно скучаю, дочка"
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/yq19iGj.gif https://i.imgur.com/Db1Bgbu.gif

Генри и Джо
Осень 2012

I'll waiting for you all these years, but you didn't come...

Отредактировано Jo Harrow (17 Май 2021 21:32:51)

+1

2

Для Генри развод дался очень болезненно, причем настолько, что он даже ушёл из профессии своей мечты. Кто-то скажет, что это было опрометчивым решением, но Генри так не считал. Во всяком случае, сейчас. Привыкший выкладыватся на полную, он понимал, что в ближайшие несколько лет не сможет взяться за скальпель. А ведь его карьера только-только начиналась. Благодаря мистеру Броули, Генри с успехом осваивал эту профессию, подавал большие надежды. Но в какой-то момент слишком увлекся, настолько, что в некоторой мере отдалился от своей семьи. От жены, от дочери. Он старался ради них, зарабатывал и кормил свою семью. Да, были издержки профессии, это ночные дежурства, срочные операции не в самый подходящий момент, срывы планов дома. Элизабет просто не выдержала такой жизни и в один прекрасный момент подняла вопрос о разводе.
И самым важным фактором является ещё то, что настраивала дочь против отца. Хэрроу любил свою дочь всем сердцем, он хотел быть для нее самым лучшим отцом. Не таким, какой был у него. Черствый человек, от которого Генри ни разу ласкового слова не слышал. Он не хотел быть таким. Всю жизнь у него перед глазами был яркий пример того, Как не нужно. И Генри старался не допускать тех ошибок, что совершал его отец. Однако упустил из виду такую деталь, что нужно чаще бывать дома, правильно выстроить приоритеты. Так получалось, что Хэрроу этого не умел. Обычно как получаются... Дети подсознательно копируют поведение своих родителей. Всю жизнь перед его глазами был лишь один пример поведения. Это холод, отстраненность, ни грамма любви. Родители жили каждый своей жизнью... Генри никто не учил, как вести себя со своей семьёй, отец не мог объяснить ему простые истины института брака. Он действовал по наитию, как подсказывало сердце. Но все же оступился.

Бракоразводный процесс начался в начале лета 2010 года, к тому моменту семья Хэрроу была на грани распада. Генри отчаянно цеплялся за последние шансы все восстановить, склеить, но это не дало должных результатов. Лиз просто ушла, забрав с собой дочь. Три месяца Генри провёл один, в пустой квартире, думал просто свихнется. Больше всего на свете Хэрроу переживал расставание с дочкой. Джо стала смыслом его жизни, он пытался с ней поговорить. Через мать, но девочка, как будто его не слышала. Это стало последней каплей, Генри зарылся глубоко в себе, пытался найти отвлечение в работе. Но это не давало должных результатов. Стал чаще задерживаться на работе, часто вызывался дежурить... Много думал о том, что же он сделал не так. Семью не вернуть, кажется, к тому моменту у Элизабет кто-то уже был. На торт момент ему важна была Джо. Маленькая девочка, ради которой Генри пошел бы на многое. Правда, жена не давала ему возможности это доказать. Пресекала всякое общение с дочерью.
В конце лета Хэрроу ушёл из клиники после совершенной врачебной ошибки. Несмотря на попытки главврача убедить Генри не совершать ошибку, он был непреклонен. Ему казалось, что у него все валится из рук. Ну не может он работать вполсилы... Это не правильно. Всегда стремился к идеалу, хоть и получалось далеко не все. Но получалось же!
После он ушёл в патологоанатомы, а точнее в судебмедэксперты. Ныне посещал курсы повышения квалификации и попутно работал в местном отделении полиции медэкспертом.

Несмотря на развод, Генри не оставлял попыток наладить отношения с дочкой. Да, она слишком мала для серьезных разговоров. Но Джо ребенок, её поведение ещё поддается корректировки. Правда, все такая же упрямая. В ней он видел отражение себя, невольно вспоминал себя в её возрасте. Что он делал? Был достаточно дерзким упрямцем, который всегда давал отворот-поворот своим родителям. Даже не знал, как бы поступил в данной ситуации. Генри частенько встречал её после школы, пытался дарить какие-то мелкие подарки, не забывал про дни рождения. Неизвестно только, не забирала ли у неё мать подарки от отца. Хэрроу всегда старался подарить их сам. Он примерно представлял, что говорила Лиз своей дочери о папе... Но Генри не был бы собой, если бы не переставал бороться за дочку. Уж слишком он её любил чтобы взять и сдаться. Бывшая жена всячески мешала их общению, причем весьма хитрым способом. Постояно придумывала поводы, чтобы не дочь не ехала к отцу... И не придерешься даже. И не докажешь, что это специально.

Сегодня у Генри был выходной, и в голове блеснула шальная мысль поехать к школе, где училась Джо. Да, есть риск встретиться со своей бывшей. Но какая к черту разница. На самом деле ему важно было добиться, хотя бы одного приватного разговора с Джо. Попытаться убедить её в том, что папа, несмотря на расставание с мамой, все еще её любит. В конце концов, ему нужно было извиниться и понимание, что девочка его простила.
Генри сел в машину, купив предварительно небольшую мягкую игрушку для дочки. Он завел двигатель, примерно представляя себе этот разговор... Вот с чего начать? Привет, дочь, можно с тобой поговорить? Нет, она же ребенок... Хэрроу тронулся с места, езжая неспеша. Сердце бешено колотилось уже на подъезде, как будто он едет не к родной дочери, а к большому начальству на отчет о проделанной работе с большими косяками. Генри остановил машину неподалеку от школы, вышел, осматривая выходящих детей из здания учебного заведения. Он помнил расписание Джо, приехав за несколько минут до окончания уроков. Генри ещё сильнее занервничал, когда увидел свою маленькую девочку. Черт, как же она быстро растет... Жаль, что у него нет такой возможности, как наблюдать за этим процессом каждый день. Но... Уже ничего не вернуть. Приходится довольствоваться тем, что есть.

Хэрроу подошел ближе к калитке, ожидая дочь возле неё, став поодаль от ворот.

— Джо, привет, — окликнул он девочку, когда она вышла за ворота. Генри подошёл к ней, как будто боялся, что она возьмет и убежит. Элизабет, вроде бы, нигде не было рядом... Что ж... Наверное, это зелёный свет.

— Как твои дела, малышка? — спросил первое, что пришло в голову. Надо было с чего-то начать разговор. Он присел перед ней на корточки, протягивая пушистого плюшевого котенка.

— Я очень соскучился по тебе, — добавил он, чуть улыбнувшись.

[icon]https://i3.imageban.ru/out/2021/06/05/e873faf062c44c82f6b3334ae68c0ec4.png[/icon]

Отредактировано Henry Harrow (7 Июн 2021 22:44:05)

+1

3

Джо не хотела идти в школу. Дурацкая контрольная портила все настроение, да и после того, как мать запретила дочери применять физическую сил, когда до нее докапываются одноклассники вносило свою лепту. Теперь каждый раз, когда Иен Макфэллон говорил о ней гадости или дергал за косички, девочка сжимала пальцы в кулаки и молилась всем святым, чтобы суметь проигнорировать все это. Но как можно запрещать своему ребенку защищаться. а что если этот придурок с веснушками решит уколоть ее кнопкой или сделать еще чего похлеще? Так что сегодня Джо снова отличилась. Уже тогда девочка хоть и доверяла матери, но все равно думала своей головой.
Мама не училась в этой школе, мама не знала, какого это ходить каждый день в класс, в котором половина тебя побаивается, а половина хочет дружить. Джо чувствовала себя сильной, когда давала отпор, она никогда бы не стала молчать или бездействовать, если ей позволяли силы. Ну уж нет.
И если с внушением своему ребенку, что надо молча терпеть выходки богатеньких детишек, что выше тебя по положению, Элизабет прокололась, то с убеждением в том, что Генри Хэрроу полный неудачник у нее выходило куда лучше.
Джо была обижена. Обижена на папу за то, что он не попытался остаться с ними. Что он ничего не сделал. Но она была ребенком и многого не знала. Джо не слышала истории Генри. Хотя во многих историях, которые она читала была мораль, что у каждой медали есть две стороны. Но зачем было утруждаться и пытаться выяснить вторую часть истории с разводом родителей.
Мама говорила Джо, что ее папа не мог уделять дочери должного внимания, что совсем скоро он мог бы вообще забыть об их существовании. А иногда ее мама кормила Джо сказками, будто у ее папы был еще один ребенок от другой женщины. Девочка жалела маму, когда та театрально плакала. Хотя возможно сначала она лила слезы вполне искренне. Она и не знала. Джо любила ее и возносила чуть ли не до уровня Бога.
Мама прожила дольше нее, она старше и мудрее. Значит, ее нужно слушать.
Хотя после сегодняшнего утреннего разговора, маленькая Хэрроу начала сомневаться...
Контрольная прошла не так уж плохо, ей попался легкий вариант. А может быть репетитор приносил свои плоды. Ну конечно, ведь Элизабет старалась, чтобы у нее в дочерях ходила отличница. Не дай бог принесет двойку домой, так будет наказана по самое не балуйся. Наверное, Джо немного боялась матери. И в этом она снова походила для девочки на Бога.
Она повесила рюкзак на плечо и стала ждать, пока мама заберет ее. Но Лиз не появлялась и не появлялась. Джо начала нервничать. Она не может вызвать такси, у нее не было столько денег. Да и ехать в машине с незнакомым человеком было бы страшно. Попросить родителей одного из одноклассников подвезти ее? Но она слишком гордая, чтобы попросить помощи, хотя в этом случае ей именно это и стоило сделать. Но вместо этого девочка подумала, что мама могла стоять и ждать ее на улице, просто не предупредила. Ну никак не хотелось укладываться в ее детской головке, что мама могла просто про нее забыть.
Джо начала чувствовать, как щиплет глаза. Девочка шмыгнула носом и подняла голову повыше, как будто это могло остановить подступившие слезы. Не будет она плакать. Не тут, иначе завтра все будут называть ее плаксой. И тут даже кулаки не помогут. Нельзя же все свои проблемы решать таким способом.
Джо вздохнула, поправила лямку рюкзака и с важным видом вышла из школы. На ее территории мамы тоже не оказалось. Ну ничего, может быть, она стоит и ждет за воротами, а Джо уже расстроилась. Да. Именно. Надо идти дальше.

Девочка подпрыгнула от неожиданности, когда услышала папин голос. Мама позволяла дочери говорить с ним, но не слишком долго, по громкой связи и когда слышала, что мужчина говорит что-то, что ей не нравилось, тут же сбрасывала звонок и больше не отвечала. Джо было обидно. Она скучала по папе. Пусть он был неудачником, пусть у него не было так много времени на Джо. Но она его любила. Это же папа. Тот самый папочка, который читал ей сказки и целовал перед сном. Тот папа, с которым у Джо были шутки, которые понимали только они. Папа, который разрешал то, чего не разрешала мама. С ним было весело. Джо любила гулять с ним. И хотела бы, чтобы все это снова вернулось в ее жизнь. Но мама ругалась каждый раз, когда девочка заговаривала об этом и начинала плакать. А Джо не хотела ее расстраивать, потому со временем перестала говорить о папе. Но не переставала думать и молиться за него перед сном.

Джо застыла, молча наблюдала за каждым движением Генри и отмечала, что они стали более рассеянными и слегка заторможенными. В его глазах она видела что-то знакомое. Такие же эмоции были в глазах Джо, когда мама ее ругала. Сердце девочки отозвалось на папин голос. Ей хотелось подбежать и обнять его, забрать игрушку и поблагодарить. Улыбнуться, пошутить. Утянуть в парк и долго долго гулять там. Но Джо знала, что мама рано или поздно придет и заберет ее, чтобы она сделала уроки, а потом пошла в какой-нибудь развивающий кружок, чтобы заводить знакомства. Больше знакомств.
Но девочка стояла на месте, переминаясь с ноги на ногу и думая, как ей поступить. Мама будет недовольна, если узнает, что она разговаривала с отцом, а тем более приняла от него подарок. Она просто выбросит плюшевого котенка в окно, и Джо его никогда больше не увидит.
- Я...мама будет злиться, если я буду говорить с тобой, - но она уже начала...Так что теперь уже поздно идти на попятную. Джо начала кусать губы и оглядываться по сторонам. Ей казалось, что вот сейчас мама выпрыгнет из-за кустов и накричит на дочь, а потом приведет домой, даст невкусную еду и посадит за задания. Еще и дополнительных подкинет, чтобы в голову к маленькому ребенку не лезла всякая чепуха.
Джо протянула руку к игрушке и погладила его по голове.
- Как его зовут? - сердечко в ее груди растаяло, когда папа сказал, что тоже скучал по ней. Значит, он тоже ее любил. Но почему тогда мама говорила ей обратное. Кто-то из них двоих врал. И раз уж, как бы девочке не хотелось признавать, мама забыла про нее, это отличный шанс, узнать, кто же на самом деле говорить не правду.

[icon]https://media.tenor.com/images/033a6f7adfdd8a0f8a02e66b34406bf4/tenor.gif[/icon]

Отредактировано Jo Harrow (7 Июн 2021 22:49:01)

+1

4

Он и правда соскучился за дочкой. Очень. И крайне жалел, что не мог лицезреть ее каждый день, проводить с  ней время, наблюдать, как она растет, развивается. Маленькая принцесса, без которой и жизнь не мила. Сейчас, даже минута, побыть рядом с ней, посмотреть в глаза, подержать за руку казалась ему вечностью. Жаль, что Генри раньше этого не понимал, как мало нужно для счастья. У него замечательная дочь, самая лучшая, красавица и умница.
Немудрено, что для любого родителя его ребенок самый-самый, но для Хэрроу Джо была особенной. Он осознавал, что ради этой девочки он пошел бы на многое. Лишь бы она была счастлива.
В эту самую минуту Генри понимал, может решиться многое. Либо они еще больше отдалятся друг от друга, либо смогут подружиться заново. Когда Джо вышла из-за калитки двора школы, Хэрроу вместе с волнением ощутил и прилив сил, прилив того желания, с которым он сюда приехал. Ему так хотелось подойти, обнять малышку, но подумал, что столь резкий жест может отпугнуть ребенка. В голосе ребенка он слышал не то отчаяние, не то обиду на него. Пока Генри не разобрал, что именно. Но Джо не оттолкнула своего отца сразу, заговорила с ним. Генри не сдержал улыбки, да и не желал, чтобы она видела его печали. Для нее он должен остаться все тем же любящим папой, который когда-то водил ее на карусели и позволял кататься на своей спине по квартире.
После этого его ждет серьезный разговор с бывшей женой, однако, Хэрроу было плевать. На мнение Элизабет, на то, что она запретит видеться с дочерью… Генри найдет способ. Главное, чтобы дочь его простила, поняла и приняла. Знание того, что Джо не злится на папу, будет согревать ему душу.

Завтра или уже сегодня Хэрроу позвонит бывшая с возмущениями, но, ведь, он такой же полноправный родитель. Да, в прошлом Генри наломал много дров. Он был не прав, что подсознательно выбрал работу, а не семью. Просто увлекся.  Но будь у него шанс все исправить, Хэрроу обязательно бы это сделал. Ради дочери, ради ее улыбки.
Уже было нечто подобное, когда Генри позвонил бывшей супруге, чтобы поговорить с дочерью. Это была всего минута разговора, за которую он успел сказать девочке, что любит ее и очень скучает. Но, по всей видимости, эти слова остались неуслышанными ею. Мать быстро вырвала трубку у ребенка и завершила вызов. Но Генри все же питал надежды. А сейчас, взглянув в глаза Джо, понимал, что вряд ли…
Услышав слова девочки, Генри не подал виду, что расстроился, чуть улыбнувшись. Нет, не из-за того, что Лиз будет ругаться. Скорее из-за того, что может достаться Джо. Хотя она ни в чем и не виновата. А, собственно, где сама Элизабет? Генри секундно задался этим вопросом, огляделся по сторонам и вернул свое внимание к девочке.

— Ну, ругаться она будет на меня. На тебя-то за что можно злиться, — вполголоса произнес Хэрроу, улыбнувшись дочери. «Как на нее вообще можно злиться…», пронеслось в голове у него. Генри ненавязчиво следил за ее неуверенными движениями, накрыл ее ручку своей, когда Джо погладила игрушку, несильно сжав маленькую ладошку.

— Его? — переспросил Хэрроу, кивнув на плюшевого котенка, — Как ты его назовешь, так и будем звать. На кого он похож,  м? — Генри протянул игрушку Джо. Он немного расслабился, ему нужно было как-то начать, каким-то образом задать ребенку вопрос, который так волновал. Но прежде, чем переходить к серьезным беседам, которых девочка, возможно, и не поймет в силу возраста, Хэрроу подумал, что им нужно для начала преодолеть это напряжение между друг другом. Игрушка, это как повод заговорить, да и просто маленький подарок для дочки.

— Но он очень любит шоколадное мороженное, — он улыбнулся, отпуская ее ладошку, — И я думаю, он будет рад, если ты составишь нам компанию, — такое незамысловатое приглашение пойти, посидеть в кафе. Вспомнить, как это было когда-то давно. Чаще именно отец проводил время парках, детских кафе, музеях с дочерью. Элизабет не была домоседкой, но Генри иногда просто давал ей возможность отдохнуть от быта, сходить куда-нибудь по магазинам, в салон красоты и так далее, забирал ребенка и шел с ней гулять. Супруга и так проводила с ней большую часть времени, когда муж работал. Так что развлечения в большей степени ложились на плечи отца. Только уже ближе к разводу, их становилось все меньше. Хэрроу нестерпимо жалел об этом… Но времени не вернуть. Оставалось только наверстывать упущенное.
За все время этой короткой беседы, Генри поймал себя на мысли, что матери до сих пор нет возле школы. Хотя занятия закончились минут пятнадцать назад. Неужели бывшая отпускает девочку идти одной из школы? Она, конечно, самостоятельная для своего возраста, но все-таки…

— Когда мама твоя придет, если она будет не против, не хочешь сходить погулять в парк? — предложил Генри.
— Помнишь, тут недалеко был. Мы сюда ходили раньше, — конечно, мама будет против, но не хотел объяснять это Джо. Он подумал, что сможет договориться с Элизабет. Хотя прекрасно понимал, что разговор может не получиться… Но не станет же она ругаться при ребенке, верно? Главное, чтобы сама дочь была не против.

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » но нежно пишешь строчки "сильно скучаю, дочка"