Sexual Revolution
MArmy Of Lovers

от Андрюши с запахом нафталина
Муж поманил ее выйти из палаты. Такой просто и понятный жест: разговаривать и правда лучше в коридоре, чтобы не тревожить сон Евы – только вот уходить совершенно не хотелось. Мадлен словно физически ощущала, что должна быть рядом с дочерью. Что это? Забота или эгоизм? Женщина прикрыла за собой дверь и посмотрела на мужа. Она ожидала, что тот мог не согласиться, апеллируя тем, что вторая кровать в палате может быть занята вновь поступившем пациентом в любой момент. Да, к этому была моральна готова. Но если так, то Броули смогла бы прилечь к дочери на ночь – у них в детской кровать ненамного больше больничной, но спали же; да хоть на стуле лишь бы Реджинальд был бы не против и договорился с коллегами о пребывании жены ночью в больнице. Конечно же после сегодняшний ночи и утра, когда женщина ощущала его негодование он мог согласиться не так сразу.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
22.06
АКЦИЯ
МУЗЫКАНТЫ
ВОЛШЕБНАЯ
ЦИФИРЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » THIS IS THE END. Третий акт.


THIS IS THE END. Третий акт.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


THIS IS THE END
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/PG7CCSm.jpg

James Islington & Sam Boyle
2022, Англия

Бог умирает с рассветом, 2 сезон.
Это заключительный эпизод истории, в котором мистер Бойл и мистер Ислингтон наконец-то столкнутся с убийцей. Смогут ли они выстоять против такого опасного врага и спасти дорогую им обоим женщину? Встретят ли они рассвет? 

+2

2

Сэм держит Мартина
Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать?
Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос.
Оуэн?
После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
Он видит его глаза.
…Джеймса. Который его предал. И улыбка сползает с лица Бойла, превращаясь в жесткую линию.
Он сдаст меня полиции. Ему осталось только забрать у меня файл, и он узнает кто такой убийца. Дальше с его связями… он его найдет и убьёт, как и хотел.
Этот убийца похитил ее и пытает! – Мартин падает в кресло.
Конечно, все так просто, если убийца я – то ей ничто не угрожает, потому что меня сейчас можно поймать, и я скажу, где она. Ее тут же найдут и все закончится хорошо. Мартин, ты хочешь, чтобы все закончилось, но, это не поможет. Мне жаль.
- Возможно, прямо сейчас и пытает, потому что убийца – не я, - говорит Сэм, прокашливаясь.
В сознании Сэма прощелкивает пара кадров, как темнота, освещенная вспышкой фотоаппарата. Темный погреб. Ее голова, грязные спутавшиеся волосы, кровь на шее. Разорванная одежда. Нож…
Сэм закрывает лицо ладонями, пытаясь отогнать разбушевавшееся воображение. Затем с шумом выдыхает воздух и опирается на стол кулаками.
Как давно она пропала?
Хорошо, Джеймс, тебе он точно ответит. Сэм поднимает голову в ожидании ответа Мартина.
- У меня нет причин быть на стороне Бойла
Да, пожалуй, мы с тобой теперь по разные стороны. Только… Внутри Сэма поднимается ярость.
ОН УКРАЛ ЭСТЕР
МОЮ ЭСТЕР

Сэм не против сейчас вернуть себе пистолет и пойти пристрелить маньяка. Он наблюдает за тем, как Джеймс разбирает оружие. Конечно, ему никто не собирался его возвращать.
- Зачем ты тут? – спрашивает его Джеймс.
Сэм смотрит на него…
А ты думаешь зачем? Ты сомневаешься? Кто-кто, а ты…
Сэм дергает бровью и отворачивается, чтобы закрыть шкаф Эстер сзади себя.
За него отвечает Мартин - Ему нужна была вот эта папка.
- Я узнал его имя, и что он был клиентом Эстер.
Сэм замечает фото в папке. И узнает его. Это Чарльз.
Что?
Как это?

- Она что... знала? Что происходит? – спрашивает Мартин.
Действительно… она, знала, кто он? Все это время?
«Я рассказываю ему о Джеймсе и о Сэме. Он выставил мне условия»
Эстер… О, Эстер…
Сэм стоит посреди комнаты женщины, которая обманывала его… 20 лет. Которая крутила роман с его лучшим другом за его спиной. Которая укрывала опаснейшего преступника, ради своей блистательной карьеры. А он, Сэм Бойл, был ее ручным питомцем. Развлечением и страховкой. Игрушкой в занимательной партии.
Черт тебя дери, какая же ты идиотка…
За окнами разливается звук полицейских сирен.
- Я иду с тобой.
Я должен посмотреть в ее глаза. В ее бесстыжие женские глаза. И спросить. Как она могла.
- Дай мне это. – Сэм показывает на папку. – Это улика.
Сэм смотрит на Джеймса прямо, и произносит слова с нажимом.
- Я помню, что ты хотел сделать с ним. Он похитил ее. И если… - Сэм делает короткую паузу, - Я хочу видеть, как он умрет.

Звон стекла и грохот. Кто-то выстрелил в окно с улицы, чуть не зацепив их.
Сэм хватает папку, пригибается и бежит из дома. На крыльце он останавливается, понимая, что полиция почти тут. Краем глаза он замечает движение справа. Из-за угла дома показывается человек с поднятым на уровне груди пистолетом. Сэм кидается за машину Мартина, стоявшую близко к дому.
Выстрел.
Черт, я безоружен!
Бойл озирается и видит машину Джеймса, припаркованную на дороге, у ограды. Сэм приседает и аккуратно высовывается из-за автомобиля. Он видит Джеймса в проеме дверей.
Он кивнул? Или нет? Не важно, надо бежать.
Сэм выскакивает бежит к авто Джеймса.
Выстрелы.
Резкий скрип тормозов. Полиция замечает перестрелку, останавливает машины. Офицеры выходят на улицу и занимают оборонительные позиции.
- Стрельба на улице, повторяю, стрельба на улице.
Сэм сидит, прислонившись спиной к машине, он видит, как один из офицеров полиции, который тоже сидит, укрывшись за открытой дверью авто, его замечает. Сэм обреченно поднимает руки и кладет их на голову.
Вот и все.
В этот момент он чувствует, что Джеймс завел мотор. Бойл дергает дверь – открыто - и быстро вваливается на заднее сидение. Автомобиль резко стартует.
Выстрелы.
- Дай мне пистолет! – он в панике начинает рыться по карманам и под сидениями, - У тебя должен быть еще пистолет.
Когда стреляют, я должен защищаться.
За ними ехали две машины, но, они довольно быстро отстали. По ночной дороге, свободной, легко быстро развить нужную скорость.
Сэм видит, что опасность миновала и оставляет поиски.
В прошлый раз это было необходимо.

Сэм вспоминает дневную погоню, когда над ним и Люси завис вертолет с спецназом. Они открыли огонь. Люси кричит, чтобы он убил их, убил их всех. Сэм помнит, как на зажеванной пленке, что он открывает окно, вынимает пистолет из кобуры. Его рука крепко держит оружие. Машина летит по дороге, ее ведет визжащая Люси, обгоняя других и виляя из стороны в сторону. Сэм кладет палец правой руки на спусковой крючок, а левой рукой цепляется за крышу машины. Он поднимается с сидения, пролезая в окно. Он выпрямляет руку, поймав «цель» на мушку и…стреляет. Несколько раз. Три. Целью был сотрудник подразделения специального назначения полиции. Его голова дернулась в характерном движении, он выронил свою винтовку и вертолет сразу же вильнул в сторону.
Он мог убить меня. Поэтому я убил его.
Но я этого не хотел.
Только от этого все равно паршиво. Это была не война, и он не был преступником. Я был преступником в его понимании. Он умер ни за что. И я стал убийцей. Чтобы я сказал его сослуживцам? Что это случилось случайно? Обстоятельства. Какая глупость.
Я взял в руки пистолет и выстрелил в человека. Потому что так решил. 
Он тоже так решил.
Сэм раскрывает папку с именем «Томас Редферн».

- Как думаешь, где он засел? В своем особняке? – обращается он к Джеймсу.
Сэм комментирует вслух записи Эстер:
- Несколько личностей. Это объясняет разные наборы почерков преступлений.
Она знала… с самого начала, вот тварь. Карьера в обмен на людские жизни…
- Много говорила про нас… он следил за расследованием, буквально из первых рук.
Продала меня ему, со всеми потрохами. Наверное, он очень веселился. Да, Эстер, ты очень умна. Я не догадался.
- Они боятся какую-то мать. Хм. Возможно это можно использовать.
«Он так одинок. Все эти субличности. То, что ему пришлось пережить в детстве.»
Одинок...? Да их там трое!
Сэм вспоминает, как привез ее домой к себе, как злился, как хотел, чтобы она почувствовала боль за то, что наплевала на его чувства. 
Ты ему сочувствовала. Он был для тебя важнее чем я? Да, я начинаю понимать тебя лучше, моя дорогая.
- Я узнал про Томаса от Гарри, он наследил там, когда я выкопал его любимую сестру. Должно быть он злится на меня за это, все еще.
Стерва.
Когда Сэм читает строки Эстер о том, как она боится и жалеет о содеянном, это приносит ему некоторое удовлетворение.
Ты начала понимать, куда вляпалась и у тебя был план – усыпить его. Только ты просчиталась. Вместо того, чтобы сдать его нам, ты пошла к другому психологу. О чем ты вообще думала?
Ты думала о себе. Всегда только о себе.

- У нас есть план?

+1

3

Жизнь простая. И сложная. Жизнь вообще странная штука. Я часто думаю об этом. Особенно когда стал чаще исчезать. Эстер сказала мне как-то, что причиной моего диссоциативного расстройства стало постоянное насилие в детстве.
У моей матери был психоз. Она полагала, что родила меня от бога, и со временем я сам стану богом. Со временем… когда совершу необходимый ритуал, ведь как она считает, что Отец оставляет послание повсюду… их просто надо видеть. И да, она считала, что смогла понять замысел.
Моя мать была железной леди, которая только и делала, что приумножила состояние. Я думаю, и Эстер думает, что ее изнасиловал собственный отец в юном возрасте. Когда я начал расспрашивать тех людей, которые раньше работали у нас в доме, провел свое маленькое расследование, то понял, что все так старались обходить стороной: тему моего рождения и кто мой отец. Однако кое-кто из них мне намекнул...
И тогда, скорее всего, она придумала себе эту сказку, что я сын бога. Не могу винить ее за это, лишь за то, к чему эта выдумка привела....
К счастью, мой дед умер так и не узнав, что есть я. Инфаркт.  И, возможно, все эти изменения произошли в ее психике уже после моего рождения. Хотя, как говорит Эстер, предпосылки были всегда. Новый брак матери не принес ей счастья. Кажется, она специально выбрала в мужья нищего слабого человека, чтобы унижениями свести его в могилу. Нужно ли ей было на него, как на мужчину, выплеснуть всю злобу и поэтому она согласилась на брак? Я не знаю...
И да, мисс Паркер, права. Предпосылки были и у меня. Я был мечтательным ребенком, одиноким, склонным к эскапизму и к тому, чтобы иметь вымышленных друзей. Моя мать делала это со мной, все эти физические издевательства, которые как она думала закалят меня и приведут к богу-Отцу. Но все они породили лишь множественные личности во мне.
Когда мне было больно, появился Томас. Тот верил в слова матери, что он/я -  сын бога. Томас хотел ей угодить, и, конечно, он ее боялся. Когда мне было мучительно больно, Томас приходил, и я смотрел на все эти пытки как бы со стороны, а потом и вовсе выключался. Он принимал всю мою боль на себя.
А однажды я проснулся в женской одежде, в материной, мне было 8. Так я понял, что есть еще и Джинни. Она была добра ко мне, но ненавидела мою сводную сестру, потому что у той было женское тело. Хотя себя Джинни убедила, что относится к ней хорошо. Наверно, чтобы убедить в этом и меня... чтобы порадовать меня…
Вирджиния непростая, но она любит меня… или так я думал… пока мы были с Джинни... Томасу было нас не победить.
Я нашел ее, мисс Паркер, потому что Томас начал убивать и подчинять меня. Я больше не мог управлять своим сознанием.
Я честно пытался все исправить, а потом однажды на прием пришел он сам. Да, Томас. И часто появлялся вместо меня. Он буквально включался, внедрялся... стоило мне схватиться за ручку двери кабинета Эстер. Томас угрожал мне, что убьет ее, если я помешаю ему. Я думал, что все держу под контролем, думал, что ему будет полезно, если он будет знать обо всем, что натворила мать...
Но Томаса не остановить. Эти убийства - ритуал, завещанный богом-Отцом и прочитанный матерью в посланиях - хаотичных и бессмысленных на первый взгляд.

Тогда 20 лет назад он не закончил ритуал, но теперь Томас надеется завершить его. Последняя жертва Эстер. Разные точки, где убивали жертв,  - это звезды. Они вместе складываются в созвездие, а на рассвете, после гибели Эстер... Томас верит, что обратиться в бога. Это было бы иронично, если бы не было так грустно, но имя Эстер с греческого переводится как путеводная звезда. Для Томаса - это еще один знак, что она нужная жертва, тем более что она носит ребенка.
Я таю, пропадаю, был ли я? Кто я вообще? Я все сразу или я - это Чарльз, а остальные отдельно? Я не знаю, и это пугает меня. На что это похоже? Пропасть? На вечную смерть или просто на долгий сон? Когда я проснусь в следующий раз, то какой будет день? А год? А проснусь ли я вообще?

В любом случае, Джеймс, я сожалею, что не сказал тебе раньше. Я действительно трусил, надо признать, что я - трус. Я хотел познакомиться с тобой, а потом решил рассказать про всех нас, но все медлил. Это так глупо. Знаешь, я даже не управляю компанией, по сути это все делает Томас… я слишком мягкий для этого… и знай, что это не Томас убил Карен, это ду…

Думаю достаточно ныть, ты, жалкая тварь, я сожгу это письмо. Думаешь, Джеймс захочет читать твои сопли? Как же ты жалок. Ты всегда был отвратительным. Рыдал, чуть что. Вместо того, чтобы принять божественную сущность в себе. Все, что говорили эта блондинистая сучка, все ложь. Она пудрила тебе мозги. Ебливая тварь. Все они такие. Ты еще не понял? Они вещи. Которые ты должен использовать. Мне нравится трахать их поставив перед зеркалом. Смотреть в отражение, как совершенно мое тело и как напрягаются мускулы. Они как атрибут не больше, ни меньше. Ну, или жертва.  В остальном просто скот, ебливые сучки, чьи рты должны быть заняты членами. Ты никогда не верил матери. А зря. Она единственная, кто удостоился чести понести от бога. И она, блять, знала к чему нас готовит. Я заебался от тебя. От вас обоих. Эта шлюшка Джинни. Ты знал, что у нее есть дневник? Эта сука прячет его от нас. Но я давно просек и почитываю. Жалкое зрелище. Нытье. Почитываю и качаюсь в спортзале. Чтобы эта идиотка никогда не смела пихать мое тело в женские тряпки. Именно благодаря дневнику я сумел перетянуть ее на свою сторону, Чарли. Именно благодаря ему. Такая вот стратегия. Я люблю стратегии. И знаешь, я победил. Не понимаю, как я уживаюсь с двумя. Такими. Такими жалкими дебилами. И я тебе только сейчас раскрою тайну. Мне было приятно познакомиться с Сэмом. Он бы меня понял. Я уверен. Он был понял все. Так забавно было следить за ним. Потом интересно. Эта тупая сука психотерапевт так запуталась, что даже не могла нас с тобой отличить. И я спрашивал. И спрашивал. Потом сам смотрел. Потом смотрел на них пока в этом роскошном теле был ты. Тупица ты никчемная. Было бы славно знаешь что? Было бы славно, если бы Сэм присоединился ко мне. Конечно, после того как я стану богом, а ты и Джинни-Пипини исчезнешь. Блять. Как я буду рад. Сэм точно меня поймет. По факту, он скорее всего уже знает, где меня искать. Тот, кого я посылал за папкой, все мне рассказал. Но это даже хорошо. Даже очень. Я жду их. И Джеймса. И тогда я уберу последнего. Вместе мы совершим ритуал, принеся беременную суку в жертву моему Отцу, а потом мы поговорим с Сэмом. Обо всем. Что его мучило 20 лет. Я пойму его. А он меня. Я освобожу его. Потому что он такой же как я. Такой же как я. Что же. Я буду ждать. Тут на острове. На самом верху.  Куча охраны же не проблема? Хахахахаха. Такие дела Чар…

Кто бы только знал, кто бы знал, как я устала просыпаться каждый раз бог знает где, ибо такова моя участь. Ах, если бы все это можно было изменить!!!!!!!!!!!
Дорогой дневник, только ты понимаешь, как мне тяжело, и как я ненавижу это тело.
В моей душе такая пустота.
Ты же знаешь, я часто наблюдаю за ними. У меня никогда не будет таких изящных запястий или такой талии. И это просто невыносимо. Каждый день я просыпаюсь в этом огромном вонючем мужском теле. Это так непереносимо отвратительно!!!!!! И этот член. Иногда мне хочется схватить ножик и отрезать его!

Я никогда не смогу носить красивые платья или чулки. У меня есть женская одежда, которую я сшила на заказ в тайне ото всех, но когда я ее одеваю, то это выглядит просто отвратительно. Как же я ненавижу их, дорогой дневник, ненавижу тех, кто вот так легко может быть красивым и покорять мужчин. И себя ненавижу, вернее то тело, в котором живу. Боже, если бы это было андрогинное тело, я не знаю…. Мне было было бы проще… но я живу в ужасном мужланском теле.

[i]Мне легко, легко только когда я занимаюсь своим хобби. Я могу расслабиться и выращивать свои растения, ядовитые растения. Это проще, чем человеческие отношения. Томас болен, бесконечно болен. Он уверен, что сын бога или что-то типа того, но я не поэтому с ним. Рано или поздно, дневник, рано или поздно Чарльз бы проиграл. Я сначала была на его стороне. Мы ходили к Эстер, хотя я ее и терпеть не могла, но все же. Все без толку. Просто лучше встать на сторону сильных.  Что еще сказать тебе, дневник?

Еще у меня мысль, что мне польстило, что мистер Бойл восхищается моим дизайном преступлений. Он думает, что это Томас. Но Томас только кромсает тела, я же делаю из них произведения искусства. Все равно он будет убивать, и так жаль бросать эти красивые женские тела как мусор. Когда они мертвые, знаешь, я им уже не завидую. Сначала Томас сам убивал, 20 лет назад… и на что его потом хватало? Пихать в живот змей и зашивать его? Я сожалею, что милый Джеймс увидел такую свою мать… и жаль было сводную сестру Чарльза. Она единственная женщина, к кому я относилась хорошо, но она все узнала о Томасе, о нас. И хотела рассказать своему мужу. У Томаса просто не оставалось другого выбора как убить ее. Но я просчитала стратегию мистера Бойла и решила, что гораздо выгоднее выдать это убийство за ритуальное, чем за бытовое. Мистер Бойл всегда ищет сложности и часто даже там, где их нет. И еще я его запутала той историей с тайной вечерью… Томас хотел, чтобы это он отведал мясо с особым соусом, но вышло все по-другому… ну да ладно… так, я опять заболталась и теряю мысль…

Я не сразу стала ему помогать. Только с этого года, двадцать лет назад я все еще боролась с Чарльзом вместе против Томаса. Ну, ты это же уже знаешь, дневник. Просто позволь мне отдаться потоку мыслей, ладно? Не укоряй меня!
И еще я понимаю сейчас одну вещь, что внутри мужчины глупые. Вот Томас, взять хотя бы его. Неужели он думает, что убив Эстер ему откроются врата, и он станет богом? Серьезно? И да, он не знает, что я знаю его слабое место. Как бы Том не хорохорился, ему одиноко, и он надеется что мистер Бойл будет с ним разделять его пристрастия к убийствам. Боже, да он просто уверен в этом! Как ребенок! Так уверен, что совсем не думает о том, что мистер Бойл просто пошлет его. Томас полагает, что тот согласится – это единственный для него вариант развития событий. Как я и говорила… глупое превосходство. Что касается меня, то мое терпение переполнилось. Еще и из-за Эстер. Мы часто ругались с Чарльзом по ее поводу. У нее есть все: тело и разум, а что она? Тратит свою жизнь впустую без любви.  Так что, если она умрет, то будет хорошо. 

И мне надо написать несколько слов о Джеймсе. Ты все знаешь о нем, дневник. Мне стыдно от того чувства, которое я к нему испытываю. Я, правда, чувствую стыд, ярость, любовь и усталость. Чарльз приглашал его к себе часто. Он хотел ему все рассказать, но боялся и не знал как начать, а мне нравились его визиты. Однажды я попросила Чарльза уступить мне тело, когда он приходил…
не хочу говорить, но  закончилось все плохо - Джеймс тогда быстро объяснил мне, как обстоят дела. Я будучи Чарльзом свела все это к шутке. Ну, вот… я опять пересказываю эту историю. Опять ною и жалуюсь! Не буду больше писать про это, дневник. Так все. Поговорим о чем-нибудь другом.

Нет, я не жалею, что убила Карен. Она мне никогда не нравилась. Она тупая, красивая, но тупая.  Я следила за ней в соцсетях, читала все ее книги – полная бездарность. Мне захотелось ее убить, чтобы хоть как-то подняться в своих глазах после того фиаско с Джеймсом. У меня есть гордость в конце концов!!!!!!!
К тому же Карен сама этого хотела. Нечего писать в соцсетях такие вещи даже в шутку! Однако я бы не справилась без Томаса. Я спасовала и почти передумала, но тут появился он… и помог мне. Не думаю, что им двигала любовь ко мне, скорее ему было забавно. И потом он все это использовал в своих целях. Скорее всего Том знал о том, что я собираюсь ее убить из дневника. Вот поэтому сегодня это будет моя последняя запись, и, дорогой дневник, я сожгу тебя, потому что поняла буквально вчера, что Томас читает тебя. Ты выдал ему все мои секреты!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Я понимаю, что не специально, но все равно мне очень стыдно. Если бы я могла, я бы убила Томаса, но это невозможно. И к тому же мы договорились, что мне достанется мертвый Джеймс. Его тело. И Томас не будет его пытать  - ничего такого!!

Я подумала, вернее все началось со сказок. Я читала спящую красавицу и мне пришло в голову, а почему бы не стать принцем? Я все приготовила. Если тебя не могут любить – убей это человека, и тогда он навсегда станет твоим. Ну, при условии, что ты добавишь немного химии и будешь правильно хранить его тело. Ведь смерть соединяет больше, чем любовь!!!
Так сказала я себе. И в самом деле. Он будет моим, почему нет? Это отличный способ. Я опробовала его на нашем конюхе. Я пыталась намекнуть этому парню когда-то, но он также как и Джеймс отказал мне. Если честно, то я тоже давно в Сантьяго влюблена, ну, ты знаешь про это, и мне было также отчаянно стыдно за свои намеки!! Но вернемся к моей идее! Знаешь, этот способ сработал!!!! Сейчас мой Санти плавает целиком в идеальной запаянной колбе. Так что… все, кого я люблю, навсегда станут моими!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

И еще о чем не знает Томас! Я наняла своего частного наемного убийцу. Если Джеймс захочет или сможет сбежать – его убьют. Если Томас захочет его пытать ( я не доверяю этому ублюдку) –  Джеймса убьют. Также я решила, если мистер Бойл откажется от того, чтобы присоединиться к Томасу, и тот тоже будет пытать его, как овцу, а потом захочет съесть… В общем,  мне жаль мистера Бойла, поэтому его также убьют.

И еще одно, дорогой дневник, перед тем как я сожгу тебя, моего единственного друга… столько лет… столько лет вместе!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!  Страх. Томас никогда не сознается, но я знаю, что он боится, как и я. Как только мы услышим звук, он почти похож на звук падающих камней – это значит, что пробудилась Мать, и она нас накажет за то, что мы так и не выполнили ее волю. Она убьет нас всех. Теперь время прощаться, дорогий дневник. Пожелай мне удачи!!!! Она мне понадобится. Видишь, я больше не ною, я действую!

***

Джеймс понимает, что полицейские машины приближаются все ближе к дому Мартина. Времени, чтобы правильно оценить ситуацию не хватает, но по правде говоря Джеймсу много и не надо.
Ислингтон быстро кивает Мартину, тот, кажется, все понимает без слов. Джеймс видит в глазах хозяина дома мольбу о помощи и кивает ему повторно.
Сделаю, что могу. И что не могу тоже.
Ислингтон стремительно выбегает из уютного семейного гнездышка Эстер и Мартина, за спиной он слышит шаги Бойла. И в этот момент рядом с ними пролетает несколько пуль, и это явно не полиция.
Кто-то другой.
Джеймс достает вальтер и стреляет в затаившегося врага. Противник быстро оценивает свои силы и спешит ретироваться, к тому же полиция почти на месте.
Ислингтон бежит к своей машине и забирается в нее. Никакой внутренней панической спешки - предельно спокойно и холодно, но двигается Джеймс очень быстро.
Бойла нельзя оставлять полиции, но и оружие ему пока давать нельзя.
Ислингтон заводит автомобиль и мчится прочь от преследователей. Краем глаза он следит за дорогой, а еще Джеймс наблюдает за возбужденно-лихорадочным Сэмом. Бывший напарник кричит и требует оружие, чтобы защищаться. Джеймс прикидывает: “Какой шанс, что эти полицейские знают, кто в машине?”
Вернее какой шанс, что Мартин назвал имя Сэма Бойла, а не сказал им: “Хэй, у меня в доме вор, приезжайте”. Потому что они смогут оторваться, и это будет непросто.
Но если сюда слетится вся королевская конница и вся королевская рать… то будет в разы, сука, сложнее.

Ислингтон упрямо молчит, он только наблюдает и слушает Сэма. Тот что-то пытается лихорадочно объяснить. Полиция не отстает. Бойл то и дело проваливается в забытье, и вряд ли сам об этом знает. Для него погоня точно будет недолгой.
Джеймс нарушает все правила дорожного движения и едет по трассе с максимальной скоростью, какую только может выжать.

Когда Бойл открывает глаза, то полиция уже отстала. Сэм опять начинает что-то рассказывать, словно у него температура или бред, и Джеймс слушает вполуха.

Через некоторое время Ислингтон останавливает свою черную тойоту (я молодец, что оставил малыша дома) перед огромным мрачным особняком с темными окнами. Рядом с заброшенным садом грудится бандитской кучкой темный лес. Особняк - тот самый частный БДСМ-клуб, куда  они приходили с Сэмом, чтобы узнать, кому принадлежала маска свиньи.
Здесь нас не скоро найдут. Если вообще найдут.
Ислингтон молчит. Он так и не ответил Бойлу какой у него план, потому что, по правде говоря, прежде чем что-то решать и планировать операцию, им нужно поговорить.
Надеюсь, что ты в состоянии.
Джеймс достает из бардачка пачку-заначку сигарет, вытягивает одну, зажимает между губам, но не закуривает. Мужчина смотрит на густой туман, который клубится за окном черного автомобиля. Ислингтон открывает дверь и делает шаг навстречу туману, позволяет ему засунуть свои таинственные щупальца в салон машины.
- Идем. Надо поговорить, - коротко бросает Ислингтон, даже не поворачиваясь в сторону Бойла.

Мужчина закуривает и окидывает долгим внимательным взглядом особняк,  отмечая про себя, что сейчас этот запертый дом выглядит словно кадр из готического фильма про вампиров. Этот мини-замок Ислингтон продал пару лет назад.
Джеймс затягивается. Был ли он тут счастлив? Да, безусловно. Когда они с Мэри играли в догонялки по нему как малые дети.
Это был хороший день. Солнечный день.  На ней были красные коралловые бусы, а еще она в тот день покрылась красными пятнами -  аллергия от клубники.
И теперь это прошлое.
И еще был чудесный момент, когда Ислингтон пригласил на свидание Ассани. Они оба были в смокингах, оба много смеялись,  и Аши еще тогда сказал, что это замок Синей Бороды. Звучало убедительно -  фингал на лице блондина добавлял фразе правдоподобности.
И это тоже прошлое.
Карен. Как и Карен.
Мысли снова возвращаются к его убитой второй жене, и Джеймса прорывает. Мужчина глубоко затягивается. И выдыхает. Выдыхает.
Предположим, если бы она сказала нам с Сэмом, то Карен была бы жива. Она могла бы все еще радоваться, обнимать меня. Даже если Эстер была не уверена тогда, даже если моя мать все равно бы умерла, то Карен, она могла бы выжить. Это умная чудесная девушка...
Если не двигаться вперед, то вина настигает, и Джеймс об этом знает и очень старается двигаться вперед. Просто иногда…
Иногда бывает очень тяжело. Все эти призраки за моей спиной…
Часть меня хочет дать Эстер погибнуть, она заслужила это, другая часть отчаянно хочет ее спасти.  И еще она носит мою дочь, и это перевешивает любые доводы. Эстер должна выжить. Но как же я ее презираю и в то же время внутри меня пытаются восстать из пепла эти романтические блять чувства. Безумие.
“А вот этому ты не должен позволять случаться,” - серьезно говорит внутренний голос.
Да, этого и не будет. Даже если ты будешь раскаиваться и говорить об ошибках молодости, Эстер. Ты молчала все это время, пока умирали невинные люди, и мы с Сэмом как два идиота носились в поисках хоть каких-то зацепок. Пока Бойл разрушал сам себя, чтобы найти его…  И еще Карен. Карен. Ты молчала, из-за тебя я несу это бремя вины - Карен не должна была умирать. Только не так. Не как мусор.

Джеймс устало потирает переносицу, и его взгляд холодеет. Он внимательно осматривает Бойла. Перед Сэмом больше не его друг - Джеймс. Перед ним Джеймс -  наёмный убийца, агент на службе у правительства.
Мне нужна новая машина, оружие у меня есть. Мне нужен план острова, нужны люди. Машину сюда может доставить Алекс.  С остальным разберемся.
- Давай поговорим на чистоту. Пришло время. Никаких тайн и недосказанностей, - заявляет Ислингтон.
Он бросает окурок на землю, не заботясь  о правилах, и достает вторую сигарету.
- Я тебе не доверяю. Встань на мое место. Одно дело, когда ты убиваешь людей в целях самозащиты, другое дело, когда воруешь трупы, втыкаешь в башку свечи, стреляешь в калек в компании психопатки. Я этого не понимаю. Посмотри на себя, Сэм, ты выглядишь как сумасшедший. Я тебя не узнаю! Я тебе сейчас даже оружие не доверю, чтобы избавить от соблазна выстрелить мне в спину. Раньше… да… я бы тебе доверил свою жизнь. Сейчас - нет.
Ислингтон замолкает, прищуривается и продолжает:
- И ты спрашиваешь какой у нас план? Ты все еще уверен, что ты на моей стороне? На правильной стороне. Потому что я спасу Эстер, какой бы сукой она не была, и я собираюсь убить Чарльза. Это безумие пора прекращать.
Мужчина затягивается, вдыхает туманный воздух и дым от сигареты в легкие и вновь произносит:
- И да, у меня есть план. И ты не являешься его частью. Но помня о нашей дружбе, я даю тебе возможность объясниться. Дать мне понять тебя. А потом сваливай отсюда, куда хочешь. Я даже готов помочь тебе скрыться от властей.

Отредактировано James Islington (20 Май 2021 23:51:08)

+1

4

Свет фар тонет в густом, как молоко, тумане. Он окружает стеной машину, двор, сад, строения… Особняк едва различим и его крыша теряется в облаке. Из-за этого у Сэма возникает ощущение, что они с Джеймсом попали в другой мир или сон, где все знакомо, но не различимо, где вокруг них бесконечная холодная пустота.
Почему мы именно здесь?
Сэм не уследил за дорогой и удивился, куда они попали.
Возможно, меня вырубило…
Он выходит из машины вслед за Джеймсом, глотнуть воздуха.
- Я тебе не доверяю.
Что ж, имеешь право.
Сэм наблюдает за Джеймсом, его интонацией и слушает его, не перебивая. С каждым новым словом ботинок Сэма зарывается все глубже в грунт, от медленно нарастающего нажима. Руки Бойл убирает в карманы джинс, а его взгляд начинает метаться между дымом от сигареты Джеймса к его горлу.
Возможность?! Объясниться?!
Сэм щурится и наклоняет голову на бок, прежде чем выплюнуть фразу
- Я никогда не стрелял в спину.
Затем от резко разворачивается на каблуке, и убирает руки за голову. Он поднимает глаза наверх, ища звезды.
- Объяснить… Объяснить… - слова постепенно переходят в шепот, - А ты сможешь понять? – он возвращает взгляд к Джеймсу.
- Ты понимаешь язык фактов. Давай попробуем так. Есть отбитый на голову убийца. И есть отчаявшийся полицейский – Сэм показывает пальцем сначала в небо, а затем на себя.
- И … Он… Молчит. И… Он… Умен. Он прячется. Он себя не выдает, - Сэм шагает перед Джеймсом, загибая пальцы руки.
- На каком языке нужно задать вопрос иностранцу, чтоб он понял? В нашем случае на языке безумия.
Дальше темп голоса Бойла ускоряется, будто он перечисляет неважные детали.
- Пол умер. Его труп можно было использовать. Я использовал. Все равно я думал, что обязательно нужен труп, иначе все без толку, не будет выглядеть серьезно, будет просто шуткой, не важным … Я использовал труп. Просто реквизит.
Сэм делает паузу.
Мне жаль…
- Но, это выглядело недостаточным. Когда я увидел, что сделал… Этого было мало. Я же не мог обставить его лучше. Это была как мазня перед... И тогда я решился на выходку, которая должна была его разозлить.
Сэм спохватывается и поправляет свои слова.
- Факты. Точно. Убийца убивал женщин в первый раз. И во второй тоже. Женщины определенно важны. Места «картин» определенно важны. Убийцу нужно было спровоцировать. И я это сделал. Я взял то, что было ему важно и сжег это. В том месте, которое он считал своим.
А она все равно была мертвой.
Перед Сэмом быстро проносятся события последних дней и останавливаются картиной кровавой раны.
- В Гарри я не стрелял. Это была Люси. Я убил только спецназовца, который стрелял в меня.
Сэм поднимает с земли небольшой камень. Вертит его, стряхивает с него песок, размахивается и отправляет камень в полет, в сторону сада.
Черт.
Он выдыхает, опирается спиной на машину.
Да пошло оно все.

Что-то шевельнулось в груди Сэма, когда он увидел, с каким лицом Джеймс говорил про Эстер. Что-то нехорошее. И очень знакомое. Что-то незаконченное.
- Ты хочешь ее спасти. Конечно. Я тоже хочу этого. Только… как? У тебя есть план. Окей. Ты приходишь к нему.  И просишь ее отдать. Взамен на что? Своей жизнью он вряд ли дорожит. Вернее, он считает, что умирают от пуль и ножей только обычные люди, а он – не обычный.
Сэм задумывается и начинает размышлять вслух.
- Варианты…? Это должно быть то, что интереснее Эстер… Мы оба. Предложить сделку.

+1

5

Ну, это пока, скептически думает Ислингтон. Это пока ты не стрелял мне в спину.  Но есть такая вероятность. Всегда есть. Особенно, если сложно понять, что происходит у человека в голове.

Джеймс внимательно слушает Сэма, его рассуждения о том, что он пытался говорить на языке безумия.
Все вроде логично, но внутренний голос Ислингтона напоминает ему, что это всего лишь слова. А словам доверять не стоит.
«Он мутный. Осторожнее», - говорит его интуиция.

- Допустим, - неуверенно соглашается Ислингтон с Бойлом и пристально смотрит в молочную белизну тумана.
Самое время сейчас появится монстрам… хотя… постой-ка, тут уже есть пара.
- А ты хочешь ее спасти? Сэм, Сэм, Сэм… - саркастично усмехается Ислингтон с подтекстом: «Я тебя неплохо знаю, дружище, кому ты врешь»
Он в расшатанном состоянии. Если прежний Сэм был стабильным, и его словам можно было верить, то этот Сэм, он мне незнаком. Его истинные мотивы мне непонятны. Однако.
«Однако, ты мог бы его использовать. И это была бы неплохая стратегия», - заканчивает внутренний голос.
Да.
- Не думаю, что ты мне нужен, - между тем произносит мужчина. – У меня есть возможность сделать это одному, Сэм.
И что ты будешь делать теперь, как отреагируешь?
Ислингтон засовывает руки в карманы и произносит:
- Сэм, скажи мне честно, зачем ты хочешь пойти туда? Ты не я. У тебя нет настоящих причин спасать ее. Даже у меня нет. Когда я думаю об Эстер, то чувствую только злость и разочарование. Она подставила нас. Предала. О твоих чувствах я могу лишь догадываться. Лично я иду за ней только потому… потому что не могу иначе. Это дает мне повод думать, что твой мотив несколько глубже. Прояснишь?
Джеймс снова закуривает.
И два.
- Два. Я обратил внимание кое на что. Не знаю, заметил ли ты… Но у дома Эстер нас встречал убийца… если логически подумать, то можно предположить, что его прислал Чарльз. Возможно, он выслеживал кого-то или что-то искал… и когда он в нас стрелял, в тебя он не целился. Он стрелял только в меня. Это позволяет мне сделать вывод, что ты зачем-то нужен нашему маньяку. Как думаешь зачем?
«Чарльз теперь его  новый друг, не ты, дружище Джеймс», - хохочет внутренний голос.

+1

6

Хочешь ее спасти?
Спасти … ее? Какое странное само по себе утверждение, что Эстер нужно спасти. Оно нелогичное. Как можно спасти того, кто сам вокруг себя закрутил такую тугую сеть из колючей проволоки и ядовитого плюща?
Ее невозможно спасти. Вернее, она, которую я хотел бы спасти, за кем бы пошел в огонь, она, чей запах сводил с ума, она, от которой трепетало сердце…

Сэм помнит нежный изгиб ее шей, обволакивающий тембр голоса. Ее взгляд, пронзительный и немного насмешливый.
Она, которую я любил…
Она. Никогда не существовала.
Вместо нее была другая Эстер, та, что заварила всю эту кровавую кашу.

Сэм пялится на Джеймса, который ждет от него ответов.
- Хочешь оставить меня здесь… Хочешь знать, почему я хочу пойти туда… Чего хочу. А хочу я – знать где она. Где она находится. Скажи мне? Или ты думаешь, что я пешком смогу прийти туда первым? – Сэм смеется. – Это похоже на соревнование. Кто из нас окажется доблестным рыцарем и первее спасет даму? И знаешь, это слово «спасать». Нет, я не хочу ее «спасать». Я хочу ее отнять у Томаса. Потому что он не имеет права ее и пальцем трогать. – голос Сэма становится ниже и громче, - Он не имеет прав ни на что. Я хочу просто… забрать ее. И разобраться с ним, с его личностями, со всЕЙ! ЭТОЙ! ЧЕРТОВОЙ! ЕБАНОЙ! МЕРЗОСТЬЮ!
Разорвать на части!
- И если – Сэм берет вдох после крика, - если он хоть как-то ей навредит, я, богом клянусь, я его кишки выну через его собственную глотку.
Сэм замолкает, кажется, он только что прервал рвотный позыв.

- Что потом я буду делать с ней… я еще не решил, чтобы решить, надо сначала ее оттуда вытащить. Живой. Так ты скажешь, где она? Или пойти поискать того киллера? – Сэм, видя сигарету у Джеймса, машинально хлопает себя по карманам в надежде на чудом уцелевшую пачку сигарет, - Если я ему так нужен, может он сам меня и пригласит?

+1

7

А вот теперь все становится ясно. Бойл на эмоциях выдает себя.
Я хочу отнять ее у Томаса. Вот оно что. Ты ревнуешь ее. Но не ко мне.
Джеймс коротко ухмыляется, и скрывает свою насмешку за фразой.
- Может, и пригласит тебя. Может, нам стоит так сделать, чтобы он пригласил тебя? Или так думал. Что мы в его руках.
Сэм хочет забрать ее у Томаса. Словно она какой-то трофей, за который между ними идет борьба. Псих + псих. Это любопытно. Это можно использовать. Пока он на моей стороне, но доверять ему до конца не стоит. Я сожалею, Сэм. Правда.
Ислингтон кивает Бойлу, и это значит, что его слова убедили Джеймса.
Сожалею. Потому что если  ты ее тронешь, я убью тебя, Сэм. И  буду жалеть об этом. Правда, буду. Для тебя просто так сложились обстоятельства. А она знала. Черт. Все это ебучее время. Она. Просто. Смотрела. Но в ней есть часть меня. В этом проблема. Черт. Я не должен так к ней привязываться. Это всего лишь клетки. Гены. И не самые лучше. Убить его, я ведь и правда готов, но…
“Но все не так просто, Джеймс, он был твоим другом. Пусть недолго, но это было важно. Это было правильно. И ты был счастлив дружить с ним. Ты был даже нормальным на его фоне” -  нашептывает внутренний голос.
Важно, но как будто в другой жизни. Не хочу об этом думать. Время действовать.
Ислингтону кажется, что он прожил так много за этот год, что просто устал жить. Но конец истории был близок. Мужчина чуял это, как гончая псина чует след зверя и идет по нему.
До самого конца.
Мужчина кивает Бойлу - иди за мной. Им понадобиться помощь.
Ислингтон говорит в пол оборота, потому что Сэм идет за его спиной.
Он на острове. Я дам координаты. И продумаем план, как расправиться с ним вместе. Я понимаю, что между нами есть проблемы и то, что мы еще, возможно, не все выяснили,  но не могли бы мы забыть о них на время миссии? Как думаешь? К тому же… мы оба поиграли. Мы любили женщину, которой никогда не существовало.
Джеймс не объясняет куда идет, он неспешно поворачивает за дом. Темные окна особняка как черные глаза демона уставились на бывших напарников.
Мужчина знает, что дом стоит на сигнализации и  надеется, что ее (в техническом смысле) не меняли с тех пор, как он ее устанавливал. И тогда проникнуть в особняк будет легче легкого.
Ислингтон останавливается возле старого заколоченного колодца. Он был здесь явно для антуража - слишком уж аккуратно вписывался в беседку с лавочкой и винтажным ржавым столиком.
Из-за тумана все в этом месте казалось Джеймсу странным, иллюзорным и мрачным. Как плохое предзнаменование, если бы мистер Ислингтон в них верил.
- Дядя Мэри его поставил. Боялся, что за ним придут нацисты, и придется в спешке убегать.
Джеймс сдвигает тяжелую дубовую крышку, окантованную железом. Вниз уходит веревочная лестница, привязанная к вбитым в стену колодца металлическим крюкам.
- По одному. Она могла истлеть, а падать высоко.
Мужчина запрыгивает на колодец, и осторожно спускается вниз. Один раз он даже морщится, потому что ему кажется, что вот сейчас веревочная лестница к чертям порвется.
Пару минут, и Джеймс оказывается на влажной сырой земле. Оксфорды с чавкающим звуком утопают в ней.
- Сэм, - кричит Ислингтон.
В ожидании бывшего напарника, он достает из кармана фонарь. Луч света робко уходит вперед. Им придется согнуться, чтобы идти по этому земляному ходу. Как тут земля еще не обвалилась - тот еще вопрос.

Джеймс пригибается и пробирается вперед первым.
Нужно позвонить Алексу. Нужно спрятать машину.
Они продвигаются не очень быстро, но все выглядит на самом деле лучше, чем могло бы быть. Ислингтон вскоре упирается в стенку - кладка тонкая, как и полагается. Дядя Мэри не планировал им пользоваться регулярно - лишь раз.
Когда придут Францы с собаками.
Тонкая кладка спрятана за гобеленом. Никому не придет в голову отдирать ее, только если делать капитальный ремонт, который для такого дома будет стоить миллионы фунтов-стерлингов.
Ислингтон останавливает Бойла движением руки в черной перчатке. Ему нужно пространство для маневра. Мужчина разбегается и вышибает фальшивую стенку. Кладка легко поддается, она падает на пол кухни и рвет гобелен напополам.
Джеймс пролезает через образовавшуюся дыру и стряхивает с себя пыль и грязь. Мужчина оглядывается. Кухня выглядит нежилой - ей давно никто не пользовался, хотя мебельный гарнитур стоит новый. Ислингтон подходит к металлическому ящику и тянет на себя рубильник.
И вуаля. Сигнализация отключена.
Вот такое средневековье. Никаких кодов. Могли бы и поменять.
Хотя мужчина понимает, что все ценное, что тут было, давно вывезено. Особенно розовая ванна.
Ислингтон снова хмыкает своим мыслям, поворачивается к Сэму и бросает ему ключи от автомобиля.
- Спрячь ее. А я пока позвоню Алексу, нам понадобится помощь.
***
Мужчина ждет своего друга, коллегу и просто человека, который может его остановить. И всегда мог.
Что делает Бойл, Джеймс не знает. У них есть время, которое нужно убить, пока не придет Алекс. И они его убивают. Каждый по-своему.
Ислингтон бродит по особняку - пустому, отсыревшему и уже начавшему приходить в упадок. По правде сказать, он не знает, зачем это делает. Делать-то что-то надо. Так говорит мужчина себе.
Джеймс заходит на третий этаж, и осторожно открывает двери.
Тут больше не висят картины на стенах, розовая ванная, как и полагал Ислингтон, давно продана, часть зеркал в зеркальной спальне отсутствует. Впрочем, как и большая круглая кровать.
Мужчина легко дотрагивается до стены, как бы проверяет реальные ли стены или нет, и спешно спускается вниз.
Джеймс садится на кресло  и прикрывает глаза.  Похоже, что он давно не спал. Мужчина чувствует, как снова начинает болеть череп - сотрясение снова дает о себе знать.
Ислингтон слушает гулкое эхо шагов Бойла, тот, кажется, тоже не может расслабиться.

Из потока мыслей мужчину выводит тихий, но четкий стук в дверь. Тот, кто пришел, знает, кто они и что они тут делают.
Ислингтон встает, подходит к двери и осторожно открывает ее. В дом заходит невысокого роста мужчина в стильных квадратных очках.
- Джентльмены, - вежливо произносит Алекс и снимает с себя черные перчатки.
Александр Холланд такого же возраста, что и Ислингтон,  одет как с иголочки. Координатор Джеймса беглым взглядом оглядывает усталое лицо Ислингтона, а затем он останавливает свое внимание на Бойле и… его лицо не выражает ничего. О чем он думает, глядя на Сэма, тоже остается загадкой.
- Мистер Бойл, наслышан. Зовите меня Алекс, - представляется он, протягивая руку для рукопожатия,  и продолжает, -  могу я Вас называть Сэмом?  Что же у меня для вас кое-что есть. Но вас это не обрадует…

***

Втроем они склонились над столом в гостиной первого этажа. Джеймс замечает, что Алекс зябко поводит плечами. Да, это тебе не твой уютный особнячок. Холланд ловит взгляд Ислингтона и усмехается, словно умеет читать его мысли.
На столе лежат смазанные фотографии острова и карта, как туда добраться. А еще черный чемоданчик, который принес  с собой Алекс.
- Частная территория, господа. Ближе не подлетишь. А если подлетишь, то все глушиться. Вы ведь в курсе, что семья Чарльза владеет частью акцией Роботехник Инглад Индастри? Очень может быть, что помимо людей, у него там и… техника. Но как вы видите, по этим фоткам... смутно понятно, что там именно. Наш личный спутник также нас подвел. Вон там слева самые мутные фотки… да.. это с него. Самые четкие с дронов. Хотя бы видна крепости и люди.  И вот этот ангар. Что там? Но что внутри крепости, мы не смогли просканировать и заснять.
- Никакой 3d схемы? Плана?
- К сожалению.
- Это плохо.
- Джеймс, это настоящая высокотехнологичная крепость... и охрана. Мы проверили сколько им еды поступает,  и полагаем, что на острове человек сто. И, возможно, есть подземные помещения. Скорее всего, потому что... вон те видите те ящики на фото... они вообще-то не ящики, просто так выглядят, это, господа... это вентиляция, которая выходит наружу. Я видел такую в правительственных бункерах. А также мы обнаружили очень высокую башню. Но. Ее тоже не просканируешь.
- Ближе?
- Нельзя подлететь. Могут сбиться наши настройки невидимости дронов. Мы не знаем, что у него там за техника. И тогда он узнает.
- Он и так знает, что мы придем. Думаешь, он знает кто я?
- Думаю догадывается. Некоторые люди наводили о тебе справки. Но истинный масштаб, я уверен, что Чарльз не представляет. Рано или поздно он бы уперся в стену, когда информацию доставать неоткуда.  Так какой у вас план, ребята?
- Я думал, что Сэм даст себя поймать. И Чарльз будет знать об этом. Он ждет его. Я пойду следом за Сэмом. И они сыграют в игру, угадай где Эстер. А потом Сэм перейдет на сторону Чарльза и сдаст меня. Меня поймают. Но к этому моменту мы должны знать, где Эстер. И тогда Сэму придется справиться с Чарльзом
- Когда Чарльз собирается провести ритуал над Эстер? Тогда  Сэму придется убить его? - проясняет Алекс, словно давно в курсе дела.
Впрочем, он всегда в курсе всего, если это касается людей агентства. Такая у него работа.
- Тут важно понять, сможешь ли ты хорошо сыграть, - произносит Ислингтон, обращаясь к Бойлу.
Сможешь ли ты сыграть так, что он тебе поверит?
- И как же Сэм справится с Чарльзом? У него же заберут оружие, что очевидно. Хотя… я мог бы дать ему кое-что, - загадочно тянет Холланд и поглядывает на свой чемоданчик.
Да, кое-что  - это уже хорошо. Но вот чего не будет знать Сэм, так это то, что после Джеймса на остров придут еще ребята. Конечно, их надо еще найти, но у Ислингтона уже есть идеи.
Слабое место Чарльза в том, что он психопат-одиночка. Он не понимает, что такое дружба, любовь, семья. И вот в это уязвимое место надо бить. В голове Чарльза или Томаса (Джеймс не планирует их делить - все эти тонкости лишнее) все люди должны быть одиночками. Как он сам. Как Сэм. Как Джеймс.
И это надо использовать.

+1

8

Сэм следует за Джеймсом
Джеймс говорит, что знает, где Эстер, что скажет. И Сэм идет за ним, он хочет услышать адрес, чтобы немедленно туда побежать.
К чему вообще был этот разговор? Чтобы узнать, что я ее не убью, как только увижу? Нет, не убью…
Джеймс говорит, что им нужно забыть о своих разногласиях.
В конце концов и правда, они теперь остались по одну сторону. И Эстер может рассчитывать только на них. Сэм спрашивает себя, хотел ли бы он сейчас ударить Джеймса, за то, что тот ему врал, и не может найти ответ. Сейчас это не важно. Ничего не важно, кроме логова Томаса.
- Меня не интересуют наши проблемы. -  Сэм говорит сухим голосом. – Да, проиграли, точно.
Только это не просто проигрыш.
Эстер сейчас волнует Бойла сильнее, намного сильнее, чем Джеймс. Мысли Бойла снова идут по кругу.
Она мне врала. Она знала. Он знал. Она мне врала…
Сэм видит перед собой колодец. Джеймс открывает его и спускается вниз. Конечно, просто еще один вход, под землей. Бойл залезает на камни и смотрит в черную зияющую дыру, как в бездну. Бездну, куда нужно нырнуть, ну же, давай, ты не будешь там один, как в прошлый раз. Он поможет. В этот раз поможет тебе…
- Сэм! - Сэм слышит, как снизу Джеймс зовет его.
Бойл протирает лицо ладонями и спускается по веревке вниз. У дна колодца мелькает свет фонаря. Сэм встает ногами в грязную жижу и делает вдох поглубже. Воздух тут затхлый, тяжелый. Он пригибается вслед за Джеймсом и идет за ним в туннель.
Хорошо, что его вырыли достаточной высоты, чтобы не ползти на коленях.
Сэм машинально разводит руки в стороны, касаясь холодной влажной земли. И она осыпается ему под ноги.

Джеймс проламывает стену, и Сэм видит кухню. Сэм не спрашивает, зачем они здесь. К чему этот пустой особняк. Он знает, что Джеймс расскажет именно тогда, когда в этом появится смысл. Болтовня бессмысленна. Но ожидание начинает медленно сжимать череп Бойла в тисках.
Время идет.
Сэм ловит ключи от автомобиля.
- Спрячь ее. А я пока позвоню Алексу, нам понадобится помощь.
Понятно, нужно подождать. Еще немного подождать.
Сэм выходит из особняка через обычную дверь. В прошлый раз он не был в этом крыле, когда они с Джеймсом были на вечеринке. Забавно. Это была глупая забавная затея. Нужно было арестовать весь клуб, подставить все отделение полиции, разворошить гнездо.
И что было бы? Все бы пошло по-другому? Все пришло бы к тому, что меня выгоняют из полиции. Расклад и правда лучше, чем сейчас…

В машине Сэм хочет уехать сейчас же, но, не знает куда, все что он может – выполнять поручения Джеймса. Он оставляет машину в укромном месте и возвращается в дом.
Ждать.
Бойл слоняется по дому так, чтобы не попадаться на глаза Джеймсу.
Ходить, пялиться на стены. На потолок. На паркет. На себя?
Он останавливается напротив зеркала. Оно обычное, скорее всего дешевое, раз осталось тут. Сэм отмечает, что выглядит плохо. Его потрепало и взгляд у него, как у безумца.
Не лучшие деньки, да?
Даже улыбка выглядит криво.
Что я делаю? Я пойду в логово убийцы. У Джеймса есть план. А у меня есть план?
Бойл отворачивается от зеркала и идет бродить дальше.
Узнать, где Эстер. Чтобы он сказал, где Эстер. Чтобы он не успел навредить Эстер. Мне нужно туда, где ее держат, мне нужно в его темницу. Еще одним заключенным. Как вариант. Или... тюремщиком?
Он на острове. Вряд ли это рыбацкий домик. Большая территория, много неизвестного. Даже штурм бессмысленнен, если выбраны не те ворота.

К ним приходит Алекс, тот самый, кому звонил Джеймс. Сэм пожимает Алексу руку, здороваясь.
И это его мы ждали?
Наконец-то Сэм узнает адрес. Он смотрит на стол, где раскиданы фото и карты местности и слушает разговор Алекса с Джеймсом.
Ангар, крепость, техника, бункеры, башня, многочисленная охрана.
- Алекс, это и правда не обрадовало.
Все случится быстро, как только я туда залезу, меня схватят.
- Сэму придется справиться с Чарльзом.
Неожиданно. Правда. Я плохо расслышал?
Сэм не может поверить, что он слышит от Джеймса. Тот предлагает ему сыграть в предательство и самому разобраться с Чарльзом. От Джеймса, который уговаривал Сэма отдать ему убийцу на растерзание.
- Тогда Сэму придется убить его? – подтверждает Алекс.
Убить его? Мне?
- …сможешь ли ты хорошо сыграть
Если я буду у него, зачем ему ты? Проще тебя убить сразу. Скорее всего, он так и поступит. Он тебя убьет.
Бойл смотрит на Джеймса немигающим взглядом.
- Я смогу, заболтаю его, да. – Сэм кивает, будто хочет добавить этим веса своим словам.
У меня будет один шанс.
- Мне нужен пистолет, а лучше два, для верности.
Сэм забирает одну из карт местности, чтобы добраться до острова. Затем он заглядывает в чемоданчик Алекса.
- Зажигалка? – скептически произносит Бойл.
- Устройство, замаскированное под как Вы сказали «зажигалку». Оно на один раз, но предельно эффективное, – уточняет Алекс – паралитического действия.
Сэм забирает зажигалку, узнав от Алекса, как ее активировать. Затем, он прячет за пояс пистолет, также выданный Алексом, но только один. Теперь у него есть все, что нужно. Можно ехать, к чему медлить. Бойл уносит с собой и ключи от автомобиля Джеймса, ему нужна машина, как-никак. Прежде чем выйти из кухни, он на секунду останавливается и бросает короткое слово.
- Спасибо.

На остров можно попасть только по воде. Самый ближний к острову порт был крупным, и Сэм не стал рисковать, он едет до небольшой деревни и останавливается там. У небольшого причала он находит подходящего рыбака, к слову, выпившего. И меняет машину на катер. Счастливый рыбак отдает Сэму катер без торга, даже приносит еще одну канистру с бензином. Мотор был старый, но на ходу, уж кто-кто, а рыбаки, даже пьяные, хорошо следят за тем, что спасает их от участи сгинуть в море.
Остров выглядит пустым, на первый взгляд. И на второй тоже. Сэм, приближаясь, не видит на берегу ни одного охранника. У него был план высадиться со стороны, где нет построек и сушей пройти к особняку. Так никем и не замеченный, он спрыгивает на песок.
На острове немного деревьев, больше открытых холмов с невысокими травами. У самого особняка разбит парк, заборов нет. Краем глаза Бойл замечает рядом с собой движение, но, повернувшись не видит никого.
Что за черт…
Путь до парка он тоже проходит в одиночестве.
Алекс говорил про какую-то технику. Может быть дроны?
В парке он подходит к первому дереву и вынимает пистолет. Холм поднимается наверх, за ним по плану карты должен быть особняк. Сэм двигается между деревьев и замечает, как сбоку холма, рядом с ним появляется группа охранников. Человек четыре-пять. Сэм садится под дерево и прячется. Охранники идут как будто знают куда, по заданному маршруту.
Обход?
Вдруг Сэм слышит рядом с собой шум, он оборачивается и видит… робота? Робот, размером не выше овчарки, на четырех ногах и с квадратной «головой». Бойл направляет на робота пистолет. Тот мотает головой, пятится, приседает и включает прожектор вместе с звуковой сиреной. Сэм вскакивает с места и прыгает в противоположную сторону, где его встречает такой же робопес и сиреной и ослепляющим фонарем. Сэм сбит с толку, он закрывает глаза рукавом и пробегает мимо роботов. Где его хватают охранники.
Когда они подходят к замку, а иначе как замком это не назвать, на голову Бойла надевают мешок. Охранники, схватив его под руки, ведут его какое-то время, петляя по коридорам. Сэм отмечает, что, кажется он побывал в лифте в том числе. Прогулка заканчивается тем, что его усаживают на стул, или что-то типа того, и привязывают веревкой. Руки и ноги связывают, мешок все еще на его голове. Потом его мягко вкатывают на ковер. Это было понятно, по звуку колес.
Я на инвалидном кресле.

Мешок с головы снимают и за его спиной захлопывается дверь. Сэм сидит за тяжелым и красивым обеденным столом, на шесть персон. Его закатили в столовую. В гости к хозяину дома – Чарльзу. Стены украшали картины, на тумбах стояли вазы с цветами. На самом столе, посередине, было блюдо, накрытое крышкой. Оттуда доносится запах мяса с розмарином. Дверь напротив него открывается.
- Мистер Бойл, вы как раз к ужину, - в столовую заходит брюнет с вьющимися волосами плотного телосложения.
Это не Чарльз.
Бойл смотрит за движениями Чарльза и следит за тембром голоса.
- Зачем вы ломились через ограду, можно было просто войти, было бы проще. – Чарльз садится за стол.
- А зачем я связан? – в ответ возражает Сэм.
- Как раз поэтому, ради вашего же блага. Думаю, Сэм, ты… Я перейду на «ты»… Ты сопротивляешься сам себе.
- В этой комнате не я представляю опасность.
- Как тонко отмечено. – Чарльз склоняется в сторону Сэма и шепчет, - Как звучит мои имя, Сэм?
- Томас Редферн.
- Хорошо, очень хорошо. – Томас довольно кивает головой и вынимает из-под стола пистолет Сэма. - Пришел убить меня?
Сэм отводит взгляд…. Нельзя говорить про Эстер. И возвращает его к Чарльзу.
- Арестовать. Ты убийца, я тебя поймал – просто отвечает Бойл.
- Ха-ха, это хорошая шутка, Сэм. Ты коп? Ты не коп, очнись. Ты убийца. Ты осквернитель могил. И я знаю, что ты хочешь отомстить… Эстер, - Томас кладет пистолет на стол рядом с собой.
Черт! Внимательно. Внимательно со словами.
- Ты решил мне в этом помочь? Я бы хотел сделать это сам, надеюсь ты ее еще не убил?
- О, как раз кстати, - Томас поднимает палец к потолку, делая вид, что только что вспомнил важную вещь. -  Подожди минуту.
Томас поднимается с места и выходит за дверь.
Как это понимать?
Сэм начинает паниковать.
Куда он пошел?!
Бойл пробует натянуть веревки, но это только добавляет дискомфорта, руки не освободить, а о ногах и думать не стоит.
Открывается дверь и закатывают кресло с Эстер. Она связана практически также, как и Сэм.
- Она к нам ненадолго присоединится, только, она не будет говорить.
Она живая. И, вроде бы, целая.
Ее глаза красные и заплаканные, она смотрит ими прямо на Сэма. Но не издает ни звука. Ее рот заклеен белой лентой, на которой красуется слово «сука».
Сердце Бойла отбивает чечетку. Он напрягается всем телом. Ему не вырваться. Но и сидеть расслабленно он не может. Он молчит. Он не знает, что сейчас нужно сказать.
- Да, Сэм. Я ее еще не убил. Кто знает, может я позволю тебе с ней побыть до этого момента.
Эстер мотает головой из стороны в сторону.
- Ну, ну. Конечно, это случится. Иначе зачем ты здесь, а? – Томас обращается к Эстер сначала вежливо, но затем внезапно резко и громко, - Не рыпайся! Думаешь, ты поняла, что натворила, думаешь, что ПОНЯЛА? А? Ебливая сука!
Эстер начинает трястись в кресле в мелкой дрожи, она замирает, слышно, как стучат ее зубы.
Томас смотрит на Сэма.
Бойл смотрит на Эстер и в его голове скачут мысли наперебой, сваливаются в кучу, перемешиваются.
Он ее убьет, убьет. НЕ ТРОГАЙ. Убьет ее. ЕЕ. А я связан. ОСТАВЬ. Я ничего не могу. Он убьет и Джеймса. НЕ СМЕЙ. И кого захочет еще убить, убьет. Как собаку. Люди для него, как паршивые собаки, посмевшие лаять, когда им не велели.
Я хочу ее СПАСТИ. НЕТ. ЗАБРАТЬ. ЕЕ. Она страдает. СТРАДАЕТ как и ДОЛЖНА. Нет. Не так. Не так, не от него. Должен быть я.

- Знаешь, без нее будет лучше, - говорит Томас.
Это ты натворила!
ТЫ!

Сэм читает надпись на губах Эстер.
Сука.
Да.
Ха-ха.

- Ха-ха, - Сэм меняется в лице.
Теперь понятно. Все понятно.
- Ее лицо, ха-ха! У нее такое лицо! Как ты это терпишь, а Том? Когда я последний раз видел такое лицо, я, правда, был готов ее убить.
Томас ухмыляется, берется за кресло Эстер и выкатывает его из столовой. Эстер закрыла глаза. Она снова плачет.
- Еще не время, все должно случиться правильно.
Дверь снова закрывается, ненадолго. И Сэм остается один. Он смеется. Он не может остановиться от смеха.
Я умру. Ха-ха. Я умру. Или я уже умер?

Когда Томас возвращается, Сэм сидит с запрокинутой к потолку головой. Он смотрит в потолок со скучающим видом.
- Как ты узнал, что это я? –деловым тоном продолжает разговор хозяин.
- Ты сам себя выдал. – Сэм опускает голову и возвращает взгляд к Томасу, - Мне сказал Гарри. А дальше я заглянул к Эстер и нашел твое дело. С фотографией. Ты общался с ней с самого начала…
- И ты понимаешь, зачем она здесь.
- Жертва, - пожимает плечами Сэм, насколько позволяют веревки.
- Да-да, именно.
- Твой ужин остывает, – Сэм косится на блюдо.
Бойл хочет переключить разговор, подальше от Эстер.
- Это не важно.
- Почему ты меня не убил? – внезапно спрашивает Сэм. Бойл часто сам себе задавал этот вопрос.
- Любопытство. Я хочу предложить тебе кое-что. Оставить свою прошлую жизнь, хотя, там остались лишь ее ошметки… и начать новую. Увидеть бога.
- Я хочу расквитаться с ней, за свою жизнь, - Сэм кивает головой в сторону двери, куда Томас увел Эстер.
- Понимаю. Но. Сэм. Это будет подарком. Я не часто делаю такие подарки. Что ты можешь дать взамен?
Бойл с силой натягивает на себе веревки. Со всей силы.
- Ты прав. Прошлое – это отстой, - Сэм пытается сдвинуть кресло. 
Это шанс. Я обменяю ее на Джеймса.
- У меня нет ничего. Только злость. Я не могу вернуться в участок, да и не хочу этого. Моя жизнь была ложью. Даже лучший друг мне врал. И все дошло до того, что я сижу, как мышь в мышеловке, - Бойл пялится на Томаса в упор, - МНЕ ЭТО ОСТОЧЕРТЕЛО.
Сэм бросает попытки выбраться. Он тяжело дышит. Закрывает глаза.
Томас подходит ближе и встает над ним. Он берет столовый нож для мяса и разрезает им веревку на руках Бойла.
- Я помогу.
Сэм смотрит на освобожденные руки. Они трясутся.
Схватить нож? Сейчас?
Бойл мешкает и просто хватается за веревки на ногах. Томас оставляет ему нож и возвращается к своему месту, где лежит пистолет. Он берет пистолет и проверяет наличие в нем патронов.
- Ты нашел папку вместе с Джеймсом. Вы всегда оказываетесь рядом, где он сам? – Томас направляет пистолет на Бойла.
Тудум. Тудум. Сердце будто желает остановиться.
- Мы договорились, что он придет тайно, а я отвлеку внимание, - Сэм потирает запястья, - Он приедет на катере, под номером P161, с новобранцами.
- Как вовремя. - Томас смотрит на часы, - Этот катер должен прийти через 10 минут, - Томас указывает пистолетом на обычный стул у стола, - узнаем, насколько хорош твой подарок.
Сэм садится, буквально падает на стул. Томас берет в другую руку телефон и сообщает номер катера охране. Всех арестовать. Без вопросов, без промедления и прислать фото каждого.

+1

9

Джеймс стоит у дверей особняка Грин Волл, его старого дома, который он продал  около двух лет назад, и смотрит на Бойла. Тот неспешно садится в автомобиль, как будто отправляется в увеселительную прогулку.
Ислингтон кивает ему на прощание и все. По правде говоря, он сожалеет, что не поговорил с ним по-нормальному. Они же друзья, хоть и бывшие.
Может, предложить ему после всего совместную попойку в баре?
И, в конце концов, кто-то из них может умереть. Джеймс никогда не настраивал себя на смерть, но и не мог пренебрегать тем фактом, что они затеяли опасное и безумное дело. Да, и план дерьмо.
- Твой план дерьмо, - говорит Алекс, как только Джеймс возвращается в дом и продолжает, – не понимаю, почему Бойл согласился. Почему не задавал вопросов? Он, видимо, действительно невменяемый. Как ты и говорил. И я не особо рад этой ситуации, конечно.
И правда. Один мужик идет и сдается в лапы жуткого злодея. Затем сдает второго. Я бы на месте Сэма спросил, как мы будем выкарабкиваться из этого дерьма. Он не в себе.
«Или он решил, что не будет выкарабкиваться, решил, что это его конец» - договаривает внутренний голос.
Ну, нет. Я не дам ему умереть. Это несправедливо. Он, конечно, мудак и писх, но он просто искал все время убийцу. В отличии от Эстер.
Джеймс чувствует, как внутри него поднимается гнев и прикрывает глаза. Мужчина ничего не отвечает Алексу на его замечание. Лишь пожимает плечами.
- Ребята будут здесь через 15 минут, - бросает Холланд Ислингтону.
Джеймс кивает в ответ и продолжает раздумывать. Его самого беспокоит этот “дырявый” план, но времени просто нет.
Да, он  посчитал, что может дать фору Сэму в один день. Пока тот доедет и попадется, а его скорее всего поймают быстро, пройдет время. У Ислингтона были сутки, чтобы подготовиться к захвату логова Чарльза.

Мужчина слышит, как рядом с домом паркуются автомобили. Алекс ухмыляется и идет открывать дверь.
- Придется после этого допустить их до более крупной работы, - сообщает он Джеймсу.
Ислингтон видит на пороге молодых ребят. Таким он тоже был когда-то. Молодым, храбрым, дерзким, неуемным. Джеймс наблюдает за тем, как горят их глаза, но при этом они пытаются сохранить спокойствие и размеренность.

Сильва, Генри и Итан. 
Из-за спины девушки появляется корги Руди и бежит к Джеймсу. Мужчина присаживается и гладит своего пушистого друга, пока тот радуется ему своей коржачьей радостью.
- Кто тут хороший мальчик? - спрашивает Джеймс Руди.
- Я забрала его из твоей квартиры. На всякий случай. Бедняга один грустит! – смеется она  и  обращается уже к Алексу, - его корм у меня в машине если что.
Если мы там застрянем. Ты молодец, Сильва, молодец.
Ислингтон подает брюнетке руку, чтобы поздороваться с ней по-деловому. Девушка пожимает ее и лукаво улыбается. Уголки ее рта словно говорят: «Хотите поиграть в незнакомцев, мистер Ислингтон?».
Мужчина мягко улыбается в ответ, но они оба понимают, что так правильно.

Джеймс пожимает руку сначала Итану. Парень (хотя правильнее сказать молодой мужчина) дальний родственник Алекса.
Итан когда-то ушел из дома и жил у Джеймса. По началу пацан не внушал больших надежд на учебе в агентстве и страшно выбешивал тем, что любил раскидывать вещи в доме Ислингтона. Иногда Джеймсу казалось, что стоит взять назад слово, данное Алексу, и перестать за ним присматривать.  И хотя наставничество длилось недолго, Ислингтон сумел повлиять на мальчишку.

И, конечно, Генри - заклятый враг Итана. Вернее, был им. Теперь они друзья. Джеймс предполагал, что так и случится. Их взаимное сходство и было причиной неприятия. Они оба умны, амбициозны и любят соперничать. Но год назад одно совместное задание все решило. Парни работали как напарники и вытащили друг друга практически из лап смерти.

Забавно, но когда-то Генри спас Джеймсу жизнь.
Когда-то давно. Когда-то в другой жизни, когда психопатка Мадлен решила меня убить.
Ислингтон вспоминает о Бойле и Люси.
Так вот кого она мне напоминала! Едва уловимо, незаметно. Люси и Мадлен. Разные типажи женщин, одинаковая безуминка в глазах.
Ислингтон протягивает руку Генри, и тот тепло пожимает ее в ответ. Джеймс и сам не понимает почему, но этот парень ему симпатичен.  Нет, не как сексуальный объект, а как человек. Как сказала бы Карен, у Генри особая энергетика, которая импонирует Джеймсу.
Генри куда сдержаннее Итана, но в глубине души он определенно мягче. Ислингтон видит их обоих предельно ясно.

Сначала Джеймс был против, чтобы молодые люди помогали ему, но Алекс сказал, что альтернатив нет. Никто не даст людей на несогласованную с руководством операцию.
А эти трое согласны.
Просто согласны помочь ему.
К тому же Алекс, который курирует миссии, обещал им бонусы и более быстрый перевод в  класс выше.
Странно, но Ислингтон все равно переживал за них. Будь это более опытные люди, то все было бы по-другому.
Щенки… разве что хвостиками не виляют.
Ислингтон ищет глазами Руди. Тот похоже вспомнил, что раньше это место тоже было его домом и деловито пошел исследовать территорию, не выпуская людей из поля зрения.
Пасет нас.
- Молодое поколение, - фыркает Ислингтон, тепло улыбается и продолжает. – Идемте, нам надо кое-что обсудить.
- Сначала пусть разгрузят технику, которая мне понадобится, чтобы следить за вами, - командует Алекс.

***
Итак, план прост. У Сэма есть сутки. Его ловят. Он общается с убийцей, пока тот упивается могуществом и властью. Потом Бойл как бы переходит на его сторону. Ключевое слово как бы. Сдает Джеймса. Его ловят. Тут убийца совсем рад. Он устраивает представление.
Сэм говорил им с Алексом, что Чарльз захочет, чтобы они увидели, как Эстер умрет. Что раз к нему в руки попадет Бойл, то Чарльз захочет дождаться и Джеймса. Для полного триумфа. Потом, конечно, Ислингтон умрет, а Бойл по обстоятельствам.

Еще деталь. Вот он самый простой способ попасть на остров. Ислингтон подделает документы и будет выдавать себя за Рута Бонда (об этом позаботился Алекс), который был нанят в охрану острова несколько дней назад. Новенький. Джеймс сядет на катер М-151 с такими же как и он новобранцами  и отправится на остров, где его поймают. Потому что Сэм сдаст его.

Теперь на сцену выходят ребята. Они уже будут знать план острова, ведь устройство, которое будет на Ислингтоне, поможет Алексу составить карту. Джеймс не сомневался, что их проведут по всей территории. Чарльз  не упустит шанса похвастаться перед ним. Во всяком случае, так говорил про убийцу Бойл, и в этом Джеймс доверял Сэму.
Он называет его Томас. Как будто действительно различает их. Как будто убийца заслуживает того, чтобы их различали.
Это устройство одна из первых разработок агентства. Оно малогабаритное: выглядит как пуговица, очень эффективное, его работе не смогут помешать инновационные  девайсы Чарльза. Единственная загвоздка: устройство составляет карту, только когда идешь - вот поэтому от него в агентстве отказались.
Как только у ребят будет карта и понимание того, сколько живых объектов и неживых движущихся объектов есть на территории - они выступают. Устройство не сможет охватить целый остров, но карта определенного радиуса  все же будет четкой.

И все равно это было очень опасно, но Ислингтон верит, что, получив карту, они смогут разработать план и успеть им на выручку. Сэм считал, что как только Чарльз поймает Джеймса, то в ту же ночь и устроит жертвоприношение с Эстер, а потом жестоко прикончит Ислингтона.
Его жизнь была в их руках, и это было безумие. Когда его свяжут, Джеймс попытается выбраться, но всегда есть шанс, что не сможет.
Всегда есть шанс, что Сэм не воспользуется зажигалкой, всегда есть шанс, что Сэм окончательно свихнется и присоединится к убийце. Но он не знает о других агентах. И это хорошо.

***

Сэм уехал вечером. Ближе к обеду следующего дня он доедет до нужного пункта, и вечером уже будет на острове. У Джеймса есть ночь, а рано с утра он едет в Лондон с паспортом Рута Бонда, чтобы с другими наемниками его перевезли на остров.
Рут едет на автобусе. Рут простой парень, военный, лишних вопросов не задает. Проявляет чрезмерную агрессивность и плохо адаптирован. Это все война, но жить-то на что-то надо. Поэтому Рут  идет туда, где ему платят.

Все решают остаться в особняке,  а если появятся хозяева (БДСМ-хозяева как называет их Алекс), то Холланд уверен, что они смогут договориться.
Еду они привезли с собой. За ужином все чинно сидят за столом на кухне. Правда…
Нет, неправда. Чинно только Джеймс и Алекс. Итан, Генри и Сильва болтают и громко смеются звонким молодым смехом.
Ислингтон не может скрыть улыбки, как не может не заметить взгляды Генри, которые тот бросает на Сильву.
Он куда лучше подходит, чем ты. Потому что тебе 44, ей 25. а Генри 22. Боже, ты старик.
Ислингтону исполнилось сегодня 44 года, и как он провел этот день?
Спиздил Сэма у полиции,  развлекался в колодце, а теперь готов доставить свою задницу в лапы маньяка, который верит, что он станет Богом. Красота.

***
Джеймс находит свободную комнату в поместье и занимает ее. Третий этаж. Дурацкие старомодные обои. Пустая кровать с балдахином.
Алекс предусмотрительно добавил в чек-лист нужных вещей одеяла и подушки.
Ислингтон не против поспать один (Ну, как один? Руди никто не отменял), но в дверь стучится Сильва, и мужчина открывает дверь. А кто бы не впустил к себе красивую, изящную, молодую и очень опасную брюнетку с гладкими темными короткими волосами?
Пусть кинет в меня камень.
- Ты решил меня избегать из-за Генри? - прямо спрашивает она, нахмурив брови.
- Из-за Генри?
- Я знаю, что ты знаешь. Только идиот мог не заметить все эти взгляды, которые он на меня бросает, - говорит она.
- Спасибо, что не считаешь меня идиотом.
- Так поэтому?
- Отчасти.  Генри молод. И хорош собой. Присмотрись к нему.
- Спасибо, папа, но можно я решу сама?- смеется она и продолжает. - Ты странно себя вел за ужином. Переживаешь? Из-за той женщины? Алекс сказал, что она беременна и что ребенок твой.
  - Отчасти.
- Что еще, мистер Ислингтон?
- Еще я волнуюсь за вас. За тебя в частности.
[ - u]Ой, да ладно, па, я старше Генри и Итана. И опытнее[/u], - хохочет она.
Перестать бояться - это плохо для наемного агента, это значит быстро умереть.
Джеймс подходит к девушке, приподнимает ее за подбородок и смотрит ей прямо в глаза.
- Я серьезно. Будь осторожнее. Пообещай мне.
- А ты? Будешь осторожнее?- также серьезно просит она.
Джеймс кивает, а затем опускает руку, но не убирает ее. Мужчина нежно касается щеки брюнетки и с наслаждением наблюдает, как она прижимается к его руке и ласкается. Ислингтон скучал по ней, но сейчас об этом лучше не говорить. Джеймс подхватывает Сильву за бедра и заставляет ее обвить ногами его талию.
Брюнетка смеется, пока он несет ее на кровать и роняет.
- Руди, давай, иди в кресло,  - командует Ислингтон и снимает пса с одеяла.
Мужчина забирается на кровать и, упираясь руками в матрас, смотрит девушке в глаза. Затем Джеймс сгибает руки в локтях, наклоняется и целует Сильву.
- u]Стой, погоди,[/u] - шепчет она и отталкивает Ислингтона.
- Что не так?
- С Днем Рождения!
- Чертовка…. но откуда?
- Так я права? Просто в файле Джеймса стоит другая дата, но я  хотела о тебе побольше узнать и нашла твой настоящий файл.
- Алекс тебя убьет, когда узнает, что ты к нему залезла!
- Ой, да подумаешь! А почему вы не поздравляйте друг друга с Днем Рождения? Я слышала об этом в агентстве.
- Наша традиция. Потом как-нибудь расскажу.
- У меня есть для тебя подарок. Красный.
- Да? И где же он?
- На мне! - отвечает Сильва и коварно улыбается.
Джеймс смеется и целует ее глубоко и властно как и привык целовать людей, от которых без ума.
- Давай сегодня попробуем то, что ты предлагал в прошлый раз! - шепчет она на ухо и ее щеки пылают.

***

Ислингтон рано встает, Сильва спит рядом. Она теплая и мягкая, и сейчас выглядит моложе своего возраста. Мужчина нежно, почти невесомо целует ее в висок, собирается и выходит из комнаты. Руди провожает своего хозяина тревожным взглядом.

Почти в дверях Джеймс прощается с Алексом, они обсуждают последние детали плана, и мужчина уезжает на одной из машин агентств в Лондон.

***

Рут Бонд мирно спит всю дорогу до острова, хотя спать в автобусе не так уж и удобно. Он молчит весь путь. Впрочем, в автобусе собрался народ молчаливый.
Рут терпеливо плывет на катере, тот небольшой, и их там как в бочке сельдей. Потом Рута хватают, грубо заламывают руки и ведут к Чарльзу.

К счастью Джеймса ведут долго, и устройство - верхняя пуговица куртки -  успевает отсканировать достаточно территории.
Здравствуйте, мистер Ислингтон, -  довольно тянет Чарльз, - не ожидали, что вас так быстро поймают?
Ислингтон делает каменное лицо.  Лишние эмоции покажут фальшь.
Чарльз чересчур вежливый, надменный и довольный собой и своим гениальным разумом. Таким Джеймс его еще никогда не видел. Ислингтон готов поклясться, что это другой человек.
Так. Притворяться. Нельзя.
- Я тут с Сэмом обсуждал вот что. Если это ваш с ним дурацкий план, и вы водите меня за нос, то я узнаю. Не думайте, что умнее моего. Я отдал приказ, что если со мной что-то случиться, а тут на минуточку везде камеры, джентльмены, то человек, который следит за мисс Паркер 24 на 7 свернет ей шею. Как гусыне. Так что не делайте глупостей и не убивайте меня!
Чарльз разражается истерическим смехом.  Он не верит в то, что они с ним справятся. Это просто мера предосторожности. И все.

Джеймс смотрит на Бойла, тот выглядит как совенок, который выпал из гнезда и не в курсе, что и как. Играет он или нет, но взгляд у Сэма слегка безумный, а все лицо в грязи.
Ислингтон не показывает, что шокирован предательством бывшего напарника. Потому что если бы он хоть что-то отыграл, то Чарльз понял бы, что это подстава.
Убийца смотрит на них пару минут, словно пытается понять не обманывают ли его. Ислингтон не выдает ничего. Сэм выдает все, и поэтому по нему вообще ничего не понятно. Как бы думая, что Чарльз не смотрит на них, Ислингтон  быстро бросает пронзительный взгляд на Бойла, и убийца, конечно, замечает его.
Прекрасно.
Ужасающее отчаяние удалось, Чарльз слегка успокаивается.
- Раздевайтесь, мистер Ислингтон.
Джеймс слегка приподнимает бровь. Позади него стоит двое “шкафов”-наемников, Ислингтон безоружен.
  - Насиловать не буду. Мужчины не в моем вкусе.
Томас/Чарльз громко смеется.
- Вдруг на тебе эти твои шпионские штучки. До трусов. Хотя знаешь что? И Их снимай! - приказывает убийца.
Ислингтон аккуратно снимает свою одежду и садится за стол. Один из “шкафов” связывает Джеймсу руки.
- А теперь давайте поужинаем, - вежливо говорит хозяин, - Сэм, покорми, пожалуйста, своего друга, раз уж у тебя руки свободны. Я ему знаешь ли не доверяю. Наслышан. Так что пусть сидит так. Но я гостеприимный хозяин, никто не уходит от меня голодный.
Чарльз садится, кладет салфетку на колени, делает знак рукой и официант с зашитым ртом наливает им вина.
Это прекрасное вино, мистер Ислингтон, вы оцените! Montrachet Domaine de la Romanée Conti 1978 года. Одна бутылка обошлась мне в 23 тысячи 929  долларов. Считается, что это лучшее вино для романтических встреч. Наша похожа на романтическую, не находите, господа? Мы с вами втроем те еще романтики! А вот тебе Сэм придется по вкусу это мясо. Не пережаренное. Как ты любишь. Она блондинка, ей было 21. Свежая, молодая. Я решил ее отшлепать перед смертью, отбить. Она очень боялась...

Чарльза нанизывает на вилку кусок мяса и засовывает в рот, медленно смакуя.
- Ммм, кажется, я чувствую вкус страха в этом мясе. Просто прекрасно. Попробуй, Сэм. Давай, не стесняйся. Знаешь, меня все еще злит, что ты догадался, что я устроил пожар в доме Гарри. Если бы я устроил его только у тебя…. если бы я сдержался и не пытался спалить дом этого старого ничтожества, то как долго ты бы еще меня искал? И как поживает твоя подруга Люси? Вы расстались? Дружеская беседа - лучшее украшение изысканного ужина.

Чарльз отпивает вина из бокала и катает его во рту, явно наслаждаясь вкусом.
- Эстер с самого начала была на моей стороне. Потом уже из-за страха. Она сука. Тупая, высокомерная, недальновидная сука. Я это знаю, Джинни это знает. И лишь долбоеб-еблан Чарльз ни черта не знает. Не понимаю, как вы оба в нее втрескались? Нет, она, конечно, шарман, но все же…
Чарльз снова отрезает себе кусочек от большого темно-красного куска мяса на тарелке и отправляет его в рот.
- Нет, в самом деле. Любовь это вообще непонятно что. Фикция. Иллюзия. Власть другое дело. Она реальна. Весома. Она нам, мужчинам, нужнее, чем любовь.  Мы же не какие-то тупые сучки! Мы выше в духовном развитии и умнее, у нас есть предназначение! А любовь делает слабым.
Чарльз кивает на Джеймса.
- Безумным.
Чарльз кивает на Сэма.

В роскошную залу заходит скрипач и начинает тихо и ненавязчиво играть.
- Что-нибудь из Вивальди, пожалуйста! - приторно-вежливо просит Чарльз и обращается к Бойлу, - я все еще жду, Сэм, что ты покормишь своего друга, ну же, не будь жадиной!
Чарльз снова громко хохочет. Джеймс не смотрит по-настоящему на Бойла,  не хочет, чтобы это его выдало.
Или я просто не хочу узнать, что Сэм реально с Чарльзом.

И тут хозяин дома хлопает рукой по столу.
- Значит, какие у нас планы. Сейчас пять минут девятого. Жертвоприношение я начну в час волка - это с двух до трех.
“Как ты и говорил Сэм”, - думает Ислингтон.
- К двум все будет готово. Вы будете почетными гостями. Вам надо переодеться в ритуальную одежду, конечно… потом когда я убью Эстер и ребенка… да, прости, Джеймс, но из тебя все равно бы вышел плохой папочка… так вот… потом я буду ждать рассвета, чтобы воскреснуть, но воскреснуть как бог.  Я еще не решил как долго я хочу тебя пытать, Джеймса, поэтому не могу сказать, когда убью. До рассвета или после. А ты, Сэм, я так полагаю на моей стороне. Но будем честны, я пока не доверяю тебе, и мои люди будут наблюдать за тобой. Так что… заслужи мое доверие. Начни служить настоящему Богу.
Чарльз смотрит на ролекс из золота с бриллиантами.
- У нас есть немного времени. Хотите покажу вам свой парадайз? Только мистеру Ислингтону нужна одежда.
Чарльз щелкает пальцами официанту с зашитым ртом, и тот скрывается за дверью.
- Можно мне мою куртку назад? Там сигареты. Хочу курить, - просит Ислингтон.
Согласись.
- Курить плохо, Джеймс. Лучше ешь мясо, оно полезнее и здоровее, - поучает Чарльз, а затем берет кусок мяса руками и жадно впивается в него большими ровными белыми зубами.
- Ты должен попробовать есть так, Сэм! Это нечто! - советует Чарльз Бойлу и тут же обращается к наемнику, стоящему у стены, - Эй, ты!
Тот почтительно подходит.
- Скажи этой тври… эээ она блондинка… наша беременная пленница, идиот! Так вот скажи ей, что Я передаю, что Джеймс умер. Понял?
Молодой парень кивает, он тут недавно, и это место ему не очень нравится.
- Я сегодня в хорошем расположении духа, а когда я такой, люблю шутить.
- Она не настолько влюблена в меня, - произносит Ислингтон.
- Да, но она надеется, что ты ее спасешь!
Чарльз хохочет еще громче прежнего. Его смех напоминает Ислингтону лай гиены.
- Я так вам рад, парни, у меня давно не было такой классной компании. Никогда вернее! Все время надо было притворяться. А эти тупые Джинни и Чарльз… ну, какая из них компания! Я так рад! Мы славно проведем время! Обещаю!

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » THIS IS THE END. Третий акт.