Sexual Revolution
MArmy Of Lovers

от Андрюши с запахом нафталина
Муж поманил ее выйти из палаты. Такой просто и понятный жест: разговаривать и правда лучше в коридоре, чтобы не тревожить сон Евы – только вот уходить совершенно не хотелось. Мадлен словно физически ощущала, что должна быть рядом с дочерью. Что это? Забота или эгоизм? Женщина прикрыла за собой дверь и посмотрела на мужа. Она ожидала, что тот мог не согласиться, апеллируя тем, что вторая кровать в палате может быть занята вновь поступившем пациентом в любой момент. Да, к этому была моральна готова. Но если так, то Броули смогла бы прилечь к дочери на ночь – у них в детской кровать ненамного больше больничной, но спали же; да хоть на стуле лишь бы Реджинальд был бы не против и договорился с коллегами о пребывании жены ночью в больнице. Конечно же после сегодняшний ночи и утра, когда женщина ощущала его негодование он мог согласиться не так сразу.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
22.06
АКЦИЯ
МУЗЫКАНТЫ
ВОЛШЕБНАЯ
ЦИФИРЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Закрывай принцесса глазки, баю баю, ангел мой


Закрывай принцесса глазки, баю баю, ангел мой

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


Закрывай принцесса глазки, баю баю, ангел мой.
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/R3TZnSs.jpg

Madeleine & Eve & Reginald Brawley
конец августа 2001 г, Лондон

Too late. You were always too late. Аct no. one.
Все начиналось так обыденно, так заурядно: его девочки вернулись из отдыха. Он, как обычно, опоздал к самолету. Дом, как обычно, встретил их разгромом, заказной едой и кошмарным зайцем, купленным в ближайшем магазине. Ева, как обычно, затемпературила к вечеру. Они теряли драгоценные часы, погруженные в рутину и усталость. А потом стало слишком поздно.

+1

2

[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://d.radikal.ru/d30/2105/6c/8acdcad4265a.jpg[/icon]
- Солнышко мое, да, скоро посадка. – Мадлен чуть взлохматила волосы на голове дочери. Ева же в десятый, нет в сотый или даже тысячный раз задавала спрашивала об одном и том же, чем изрядно напоминала почемучку.
Их рейс задержали. В Лондоне сильный туман, видимость практически нулевая. Лондонский аэропорт Хитроу временно не принимает. Ситуация довольно частая, но бесит все время как в первый раз. Мадлен бы спокойно пережила этот неудобный момент сама, но когда ты с ребенком – это хождение по лезвию все время играет разными красками.
Броули тенью следует за бегающей по терминалу дочерью. Остановилась. Куда она смотрит? Мадлен повернула голову в ту же сторону и заметила группу ребятишек примерно такого же возраста, что и Ева плюс минус пару лет. Было видно, что дочь хотела подойти, но не решалась. Женщина с замиранием сердца смотрела на разворачивающуюся картину. Было бы нормально ребенку следовать своим желаниям и не раздумывать, а вот Ева почему-то остановилась. Осторожность или проблемы с социализацией?
Ева – обычный нормальный! ребенок. Да пусть у девочки слабое здоровье и есть проблемы с легкими, но Мадлен бы глотку перегрызла тому, кто скажет, что нужно ограждать и в чем-то ограничивать дочь в плане общения со сверстниками. О Еве нужно заботиться – это факт, да пусть больше, чем за полностью здоровыми детьми, на этом точка.
Вот и эта поездка только называлась отдых, на самом деле цель ее была вывезти дочь подышать сухим горячим воздухом.
- Начинается посадка на рейс номер КВ-3563… - Голос диспетчера разнеся по залу.
Ева тут же нашла взглядом мать и кивнула головой спрашивая мол, наш? Короткий утвердительный кивок. Наконец-то. Осталось пережить шесть с половиной часов полета и они дома. Лишь бы Реджинальд не опоздал. Из-за работы муж частенько не мог похвастаться пунктуальностью и это было так же часто, как и туман в Лондоне. Но сегодня их рейс задержали, поэтому шансы того, что в толпе встречающих они увидят папу и мужа увеличивался в разы.
Мадлен до банального хотела домашнего уюта и родных стен. Ничего, уже скоро муж отвезет их с дочерью домой, где все чисто, комфортно и до боли знакомо.
«Алан, ты же не забыл купить продукты из списка, который я тебе оставляла?»
Горячий домашний ужин Мадлен, естественно, не ждала и не надеялась. Это чисто ее прерогатива готовить и накрывать семейный стол. Было бы только из чего.
Женщина обнимала спящую дочку и накручивала прядь ее мягких вьющихся волос себе на палец. Медитативное успокаивающее занятие. Сама не заметила, как уснула.
- Леди и джентльмены! Говорит капитан корабля. Наш полет завершен. От имени всего экипажа благодарю за выбор нашей авиакомпании и желаю хорошего вечера!       
Вот они и дома.
В толпе встречающих его не было. Не было и у ленты, предназначенной для доставки багажа пассажирам. Не было… А дочка все крутила головой в поисках папы – надежда в детских глазах всегда горит намного ярче и никогда не гаснет.
- У него, наверное, сложная операция. – Кто тут вообще кого должен успокаивать? Ее маленькая девочка так хорошо считывает материнские эмоции, даже маска, которую так часто надевают взрослые, не помогает - Ничего, мама, вот увидишь, он скоро появится!
- Конечно, дорогая!
Мадлен в одну руку взяла ручку чемодана, другой держала за руку дочь. Они прождали в зале ожидания минут сорок.
«Имеет ли смысл дальше тут торчать? Может и правда операция?»
- Ева, давай покатаемся на другой машине, ты же не против?
Дочка только вопросительно посмотрела на мать.
- Поедем на такси. А папу встретим уже дома. Хорошо? Пойдем тогда.
Мадлен подхватила вещи, взяла за руку дочь и решительно направилась к выходу из аэропорта.

Отредактировано Madeleine Brawley (8 Май 2021 00:10:40)

+1

3

Он перепутал дни недели. Опять это сделал. Реджи несся по пустым улицам Лондона к Хитроу и каждый раз, резко давая по тормозам перед светофором, поднимал скатывающиеся с сиденья цветы и зайца этого плюшевого. Жалкие попытки исправить очередной промах. Господи, он же с десять раз подумал, что в очередной раз все перепутает и забудет, поэтому нужно поставить напоминание, написать записку на холодильник. Черт, холодильник! Он же должен был купить продукты. Об этом тоже подумал, но мозг видимо поставил галочку "исполнено", когда пропустил через решето памяти в сослагательном наклонении.
Реджи снова оттормозился на светофоре и постучался лбом об руль, случайно вдавив сигнал. Пешеход перед машиной подлетел и начал ругаться. Реджи снова поднял чертовы цветы и зайца, засунув в щель между сидением и спинкой. Все помялось, особенно розы. Она даже не любила розы, но где он сейчас найдет эти подсолнухи? Еще и дома бардак. Зато он красиво зашил лорда Кавендиша. Если вдруг с ним приключится смерть, то патологоанатом сможет насладится филигранной работой. Так себе оправдание. Сошло бы на первый раз. Ну, может, на десятый. Но не на сотый, особенно когда ты опаздываешь к опоздавшему на три часа самолету. Зато припарковался удачно, совсем рядом. Реджи вылетел из машины и практически побежал к залу прибытия, по чистой случайности обнаружив две фигурки вдали у парковки такси. Да, это они. Пришлось резко менять траекторию.
- Ева! - позвал он, замахав рукой с рукой с ключами. Ключи выскользнули и покатились по асфальту. Оставалось загадкой как с таким уровнем рассеянности и криворукости он умудряется оставаться востребованным хирургом. Дочь обернулась, выскользнула из рук матери и побежала к нему навстречу. Он быстро поднял ключи и понял, что забыл чертова зайца в машине. Ну вот что с ним не так? Реджи  подхватил девочку на руки и закружил. На губах сама собой расцвела улыбка. Она знакомо обняла его за шею и что-то затараторила. Успел. - Привет, мое солнышко. Как я скучал.
Ева пахла чем-то незнакомым, но это всегда было так, когда они возвращались с отдыха. Сколько раз он давал себе обещание, что в следующий раз поедет вместе с ними, вот и в этот раз снова - в следующий раз обязательно. Он открыл глаза и виновато посмотрел на Мадлен. О, да, сейчас ему влетит. Хорошо бы было, если бы влетело. Самое страшное, что может случиться - увидеть в её глазах спокойное разочарование. Он поковылял вперед, не выпуская дочку с рук. Она как-то резко выросла и уже плохо помещалась на руках.
- А я знала, что ты приедешь, верила, - говорила Ева, забивая в его метафоричный гроб гвозди. Потому что Мадди всем видом демонстрировала обратное. Под этим взглядом захотелось сжаться, спрятаться за столб и отмотать все назад, чтобы успеть. Но будь у него возможность направлять время вспять, он бы и её применил в профессии, там нужнее.
- Позволь я с мамой поздороваюсь, - пыхтя попросил Реджи, опуская Еву на землю. Он не знал, что сказать. Снова оправдываться? Да не было у него оправданий. Признаться, что снова оплошал? А что толку, станет ей от этого легче? Пообещать больше так не делать? Ему уже не поверят, он сам себе не поверит. Сделать вид, что все нормально? У него даже в руках ничего нет, чтобы всучить им. Вот и стоит, взлохмаченный, проштрафившийся, раскаивающийся, с пустыми руками. Ждет, что она скажет, что сделает, чтобы подстроиться.
- Прости, - тихо попросил он, осторожно подходя и подлезая её обнимать, как нашкодившая собачка. Даст по голове или нет? Простит или будет злиться? Главное не разочарование, пожалуйста, только не оно. - Я очень скучал, правда.
- Очень-очень? - послышался голос Евы. Реджи кивнул.
- Очень-очень. Сильно-сильно, - подтвердил он. Дочка любила такие максимы через повторение, это было забавно. - У меня в машине для вас подарки. Пойдемте?
Реджи перехватил чемодан у Мадди и повел их к парковке. Пока укладывал чемодан в багажник, надеялся, что они сами найдут подарки - не умел вручать, только класть куда-нибудь. Главное, чтобы розы не сработали наоборот. Притихший, он сел в машину. Судя по поведению Евы, заяц ей все-таки понравился. С Евой пока было просто. А вот Мадди.
- Дороги сейчас свободные, доедем быстро. Пятнадцать минут и будем дома, - сказал он, не понимая пока как сообщить, что дома бардак и совсем нет продуктов. - Может заедем сейчас в мак? Вы хотите есть, а? Там вроде смурфики в игрушках.
[status]опоздун[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (19 Май 2021 15:36:08)

+1

4

Мадлен с малышкой подошли к машине такси, как Алан все-таки появился. Он окликнул дочь и та к нему побежала. Такая радостная зайка. Девочке было достаточно только его появления, чтобы быть счастливой. Почему Мадлен не может также? 
Это стратегически правильно, что он окликнул именно дочь. Без нее женщина явно не уедет. А так хотелось уже хоть раз хлопнуть дверью перед его носом и просто уехать. Без слов. Без оправданий и извинений. Она устала, она просто устала от этого. Она очень хотела, чтобы сегодня было все по-другому. Да и судьба распорядилась так, что у них рейс задержали на три часа. А это большой срок. Очень большой. После они еще прождали в зале ожидания. В общей сложности они при других обстоятельствах должны были встретиться почти на 4 часа раньше. Он реально думал, что они бы его столько прождали? Почему он позволят себе постоянно опаздывать? Работа? Может хватит уже прикрываться ею. Мадлен хотелось только знать, почему о своих пациентах он заботится больше, чем о своей семья? Ну почему он не может найти себе замену хотя бы в такой день? Алан, ну ведь можно иногда попросить коллег. Все же люди! Должны понять.
Или договориться хоть с кем-нибудь, чтобы их встретили. Это тоже варрант.
Ну и на крайний, уже имей смелости сказать, что я вас встречать не буду, добирайтесь сами. Да, это обидно. Но зато нет этого томительного ожидания и каждый раз ударов об одни и те же грабли.
Как-то само собой вновь заползла идея, что хорошо было бы уже сесть за руль самой.
Его «прости» злило. Если люди извиняются, то они признают свою вину. Если признают и не хотят, чтобы подобное повторялось, то что-то для этого делают. Если же хотят, чтобы ничего не менялось, тогда на кой черт и извиняться?
Она бы многое хотела ему сказать. Но не сейчас. Не при Еве. Дети не должны быть свидетелями родительских сор. Детская психика такая тонкая и ранимая. У детей частенько идет замещение, и виденье ситуации в преломленном свете: они ругаются именно из-за меня. Это не так! И никогда так не будет! Они ругаются из-за недопонимания или не желания воспринимать те или другие стороны друг-друга, а повод – это только повод.
- Привет. – Коротко сказала Мадлен и быстро поцеловала мужа в небритую щеку. И нет, не из-за внезапного прилива нежных чувств. А просто потому что Ева привыкла видеть, что родители при встречи обнимаются и целуются. Если чего-то из этого не происходит, она это замечает. Может промолчать, может спросить потом при случае. Но их маленький ангел всегда замечает. В силу возраста, конечно, не все понимает. Вот, например, даже с этим поцелуем. Взрослый человек почувствует разницу между поцелуем действительно нежным и бездушным прикосновением губами щеки.
Они втроем отправились к его машине. Ева была посередине и держала за руки обоих родителей. Она смеялась  и весело щебетала, рассказывая папе обо всем. Она – словно мост. Мост, который так крепко объединяет Мадлен и Реджинальда.
- Зайка-зайка. Мама, смотри, какой у меня зайка! – Лепетала дочка, которая сразу же схватила зайца, не успев  забраться внутрь машины. Мадлен очень хотелось устроиться на заднее сидение вместе с дочерью, но свое «фи» она вновь подавила. – Я назову ее Грета! – Осведомила девочка мать.
- Я думала, что зайка - мальчик.
- Мам, ну ты чего! У него же бантик розовый! – Ева поболтала перед глазами женщины зайцем с его пресловутым бантиком.
- А! Точно! Хорошо, тогда не забудь пристегнуть Грету ремнем безопасности, как и себя.
- Да, мам!
Мадлен вполоборота наблюдала, как возится с ремнями дочь. Сама же смотрела на зайца. Забавно. У них таких уже три. Разница только в цвете бантиков. И всех их подарил Алан. Где-то в глубине души она его пыталась оправдать, что у него и так много работы, чтобы припомнить еще все многочисленные игрушки дочери. Но факт оставался фактом.
Когда доча покончила с ремнями, Мадлен развернулась и уселась ровно в пассажирском кресле. На коленях у нее уже лежали цветы. Дело было даже не в том, нравятся ей розы или нет. Печаль была в том, какого они вида. А вид у них был весьма помят. Прям как их жизнь. Только вот цветы уже ничего не спасет. А у них… им просто нужно немного больше взаимопонимания.
- Мак! Да, я хочу! Папа, да, я хочу смурфиков. – Радостно галдела дочка. А после неожиданно запела ту самую песню смурфиков-
Ла-ЛаАаа-ЛаЛаЛааААаа
Смурфим день за днём
Ну ка, не унывай, скорее улыбнись
Счастье за хвост поймай,
И с нами веселись.
Мадлен не смогла сдержать веселой улыбки. Какая подходящая песня и не только для смурфиков. Она перевела взгляд на мужа и в этом взгляде, наконец, было что-то доброе и нежное.
Они зашли в кафе быстрого питания.
- Мне только кофе, - сказала Мадлен, забирая из рук дочери зайца. Конечно же, дочь потащила его с собой. – Заказывайте, а мы с Гретой пока поищем свободный столик.
Муж с дочкой направились к кассе, а сама женщина, пройдясь по залу, нашла пустой столик у окна.
- Папа, ты и картошки маме купи…- Руководила Ева. – И пирожок тоже. Мама просто скрывает, что не любит сладкое. Все любят сладкое! 
[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://d.radikal.ru/d30/2105/6c/8acdcad4265a.jpg[/icon]

Отредактировано Madeleine Brawley (9 Май 2021 01:16:26)

+1

5

На щеке все еще горел бездушный клевок от жены. Злится. У нее на это есть все причины - у нее муж не диагностированный склерозник. Но при дочке делала вид, что все хорошо, хотя и избегала на него смотреть. Но он все чувствовал и суетился от этого вдвойне сильнее. Он не умел выносить, когда Мадди на него злилась. Логично тогда не давать причин для этого, он бы очень хотел не давать причин, но...
- Грета? - спросил он, садясь в машину. - Красивое имя. Ты пристегнулась? Да, замечательно, и Грету тоже - это правильно.
Реджи посмотрел на Мадлен, на помятые розы у нее на коленях и испытал очередной укол совести. Ну хоть песня смурфиков их развеселила. Ева своей поразительной непосредственностью умела разряжать почти любую обстановку. Их солнышко.
В кафе они долго выбирали игрушку, пока не сообразили взять две: смурфа и смурфетту, потому что нельзя, конечно же, их разлучать. По совету Евы для мамы, несмотря на ее указание "только кофе", взяли и картошку, и пирожок, и даже какой-то бургер. Учитывая тот факт, что даже фаст-фуд вызвал у Реджи дикий аппетит, скорее всего поесть в обед он тоже забыл. Ему нужно что-то сделать с памятью, это уже ненормально. Уселись за столик. Ева рассказывала кому что положено, никого не обидев едой.  Реджи на автомате всыпал в кофе Мадлен немного соли и перемешал, чтобы не горчило, и пододвинул ей. Обычный черный, без молока. Она не пила молоко.
- А ты что делал без нас? - спросила Ева. Реджи гипертрофировано задумался и почесал щеку, которая внезапно оказалась заросшей, а ведь он недавно брился. Или это было в понедельник?
- А что я делал? Вот как вы уехали, сел и скучал.
- Все две недели? - не поверила дочка. - И даже телевизор не включал?
- Нет, что ты. Он бы отвлекал меня от тоски по вам. Хотя подожди-ка. Вспомнил. Еще одно дело сделал. Вылечил самого настоящего лорда. И лорды, как оказалось, совершенно такие же как и все остальные, веришь? Две руки, две ноги, одна голова и тоже болеют. Значит, получается, виконта лечил, графиню лечил, барона вот сегодня лечил, герцог только остался - и тогда все пэрство соберу. Вот ты игрушки коллекционируешь, а папа твой пэров, - повинуясь внезапному порыву, он обнял Еву и прислонился щекой к ее макушке, а сам внимательно посмотрел на Мадлен: - Я вообще не должен был его лечить, но мне почему-то операцию по графику четного дня поставили, а сегодня нечетный. Поэтому я запутался, думал, что вы завтра прилетаете. А вы сегодня. И как же я вам рад, невозможно.
Вторая часть рассказа была направлена к жене. Слабое оправдание, очень слабое, но правдивое. Он перепутал дни. И если бы не обработка, которую проводили только по нечетным дням, не вспомнил бы. Реджи жил по больничному расписанию, и оно каждый раз подводило по-новому. Нужно назначить кого-нибудь ответственным за передвигание красного квадрата на календаре в ординаторской, это бы сильно помогло.
Пока они ели, Ева сочинила историю про смурфиков, да ладную такую - со вступлением, завязкой, развитием, кульминацией, необычным сюжетным поворотом, но счастливым концом. Правда уже зевать начала, время все-таки позднее, плюс разница часовых поясов, задержки, перелет. Они наверняка дико устали. От кафе они доехали за десять минут. Дом встретил не слишком гостеприимным беспорядком. Реджи отправил девочек в ванну, а сам принялся быстро ликвидировать признаки разрухи и приводить кухню и гостиную хотя бы к подобию порядка. Еву решили уложить практически сразу. Она все таскала с собой этого зайца и только в комнате дочери Реджи понял, что снова облажался - у нее уже было двое таких. Причем он же когда покупал, проскользнула мысль, что заец-то знакомый.
Рассказывать историю на ночь был выбран папа. Папа плохо рассказывал истории, поэтому минут пять пытался как-то обосновать третьего зайца-близнеца, а дочка его все поправляла. По итогу скорее она ему сказку рассказала, чем он ей. У Евы этот заяц очень хорошо вписался. Может станет писателем, вон как истории ладно выходят. Она вообще в маму, творческая девочка, умная, да и красивая до жути, вылитая Мадлен. Только вот нос немного курносый, это, наверное, его рук дело. Он поцеловал Еву в лоб, отмечая, что она горячая, температура немного поднялась, пожелал спокойной ночи и, оставив зеленый ночник, ушел. Мадлен была внизу, на кухне и, судя по звукам, мыла посуду?
Реджи спустился, подошел со спины и крепко обнял, утыкаясь носом в волосы, вдыхая этот непередаваемый запах. Сейчас она пахла чем-то наполовину незнакомым, но на вторую половину невероятно возбуждающим:
- Не надо, пожалуйста. Я намою все, оставь. Прости меня пожалуйста. Не злись, я не могу выносить, когда ты злишься.
[status]опоздун[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (19 Май 2021 15:35:58)

+1

6

[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://d.radikal.ru/d30/2105/6c/8acdcad4265a.jpg[/icon]
В кафе в целом посидели не плохо. От Мадлен не ускользнули действия мужа. Настоящее проявление заботы. Дочка, как глава стола руководила процессом и, словно заботливая хозяйка, предлагала блюда и рассказами развлекала гостей. Она – чудо! Они с Реджи смогли создать настоящее чудо. Их девочка словно путеводная звездочка, которая вела их души в правильном направлении. Бальзам на душу смотреть, как Ева с Аланом общаются. По мнению Мадлен, младшая Броули была папиной дочкой. Она любила его всецело, без всяких «но» и «если».
Ева так смогла взять родителей в оборот, что вскоре оба были вовлечены в историю смурфа и смурфетты. Мадлен постаралась отпустить обиду, словно волну, которая выплеснулась на берег и вновь скатилась в море. Наевшись вредной еды, они направились в сторону дома.
Сегодня явно не штиль! Накрыло волной негодования, когда входная дверь распахнулась. Что-то внутри Мадлен рухнуло вниз и ударилось с глухим звуком о земень. Следуя в сторону ванны она только скользнула взглядом по комнатам. В голове проскользнула абсолютно шальная мысль: почему муж себе не заведет любовницу? По крайне мере она бы за ним ухаживала, заботилась раз у Мадлен это не получается. Она отдавала свое время дочери, а Алан в это время варился сам по себе. Только вот у него была любовница. Да еще какая! Только звалась она работой. И это было не то!
Она умыла Еву быстро. Дочка почти засыпала на ходу, но все равно держалась на ногах, как стойкий оловянный солдатик. Пока Реджи отправился укладывать дочь, женщина скинула с себя вещи пропахшие дорогой и облачилась в домашнюю сорочку, шелк которой приятно охлаждал тело. В душ сходить не успела, она хотела хоть попытаться вернуть дому первоначальный вид уюта. Мадлен перестелила пастель, сомневаясь, что муж этим занимался в их отсутствие. После спустилась в кухню, на ходу подмечая, что Алан попытался прибраться пока она занималась дочерью. Но что для мужчины условный порядок для женщины – крах.
- Скажи мне, Реджинальд,  неужели я так многого от тебя прошу? Ты только скажи, и я правда постараюсь обходиться своими силами. Только сейчас мне кажется, если так и будет, то не останется ничего и мы просто будем жить в тишине. Зато ложных ожиданий не будет.
Съежилась и повела плечами освобождаясь от его объятий. Убираться не перестала. Просто потому что, когда заняты руки она хоть немного отвлекалась и эмоции накрывали не так сильно.
- У меня иногда складывается такое ощущение, что будь мы твоими пациентами ты уделял нам больше времени. Хотя может и тогда ты бы променял нас на кого-то более важного?!Как у тебя получается помнить практически все о своих пациентах, вплоть до давление которое было год назад и полный перечень медицинских препаратов, которые ему назначались? А дату, когда мы возвращаемся домой ты только ассоциативно сплетаешь с какими-то там днем, когда на работе…опять на работе?!
Да она знала, что словами била наотмашь. Как соль на открытую рану, но она слишком устала, чтобы сейчас подбирать слова. Чаша терпения переполнилась, а возможно не одна, а весь сервиз. Вон примерно, как тот, что стоит в раковине. Мадлен была практически уверена, что когда Алан пил кофе то брал каждый раз новую чашку, пока чисты не закончились. Далее в лучшем случае мыл единственную перед тем как вновь налить туда напиток, в худшем наливал прямо так.
- Алан, ну ты же хирург! Почему у нас дом в таком состоянии? У тебя же стерильность должна быть где-то на подкорке мозга. Или это просто плевок на мою работу, на мои усилия сохранить уют?
Движения, с которыми она продолжала хлопотать по кухне становились быстрее и резче. Просто потому, что часть своего негодования она преобразовывала не в слова, а нейтрализовала замещением в действие. Не делая она так, речь ее была бы дольше и красноречивей. Но кому это нужно?
Броули прошлась до холодильника и открыв его на мгновение замерла, разглядывая почти пустые полки. Там пара банок с консервами, да брендированные коробки с доставки. Мадлен надеялась, что предложение мужа перекусить не дома было проявлением заботы, чтобы вымотанная долгим перелетом жена не стояла еще у плиты. А вот оно как. Глупая, какая она все-таки глупая!
Женщина захлопнула дверь и перед глазами, словно насмешка, висел список продуктов написанный ее рукой. Она дернула его и разорвала. Пусть лучше как будто его и не было, чем эта очередная насмешка над ее просьбой.
В голове она поставила очередной пункт в планы на завтра – съездить за продуктами. Утром можно приготовить овсянку, а если встать пораньше и сбегать в ближайший магазин, так еще и панкейки, которые так любит Ева.
Мадлен устало вздохнула, прикрыла глаза и прислонилась спиной и затылком к дверце холодильника. Почему у них все так? Почему они выясняют отношения, а не наслаждаются телами друг друга? Ведь скучали. Оба скучали.
Не открывая глаз Мадлен произнесла:
- Я устала, Алан. Я так устала от всего этого! Пожалуйста, скажи мне, что завтра ты проведешь весь день в нами?
Последняя жалкая попытка найти доказательства действиям, что и он скучал, а не только слушать слова. Вот зачем она задала этот вопрос? Спинным мозгом чувствует, что ответ будет отрицательным. Но как же ей хотелось ошибиться!

Отредактировано Madeleine Brawley (10 Май 2021 23:23:27)

+1

7

Злилась. Ругала его. Это было больно и обидно, конечно, но это можно вынести, перетерпеть просто. Чтобы она выговорилась, чтобы ей стало чуть полегче. Потом он снова полезет, потому что скучал и хочет её трогать, целовать, да просто хочет её. Но пока надо отступить. Он послушно разомкнул объятья и отошел на пару шагов. Вообще вопросы были скорее риторические, но отвечать что-то нужно, иначе скажет, что он не слушает.
- Нет, совсем не много, - подтвердил он. Даже мало. Если бы она просила больше, он бы может больше и делал, в процентном отношении к тому, что сделать забыл. Из длинного списка дел больше вероятность что-то вспомнить, чем из указаний "просто не разгроми дом и купи продукты". Да и обидно немного, что ничего важного ему делать не дают, хотя с таким кредитом доверия и вполне разумно, что не дают. Он же не делает. Но у него всегда есть на то причины, он же не просто не делает... не из вредности и не со зла. Просто так выходит неудачно.
Реджи наблюдал за нервными движениями жены, как она мечется туда-сюда по кухне. Мозги упрямо отключались от темы разговора. Она была в этой шелковой сорочке, что соблазнительно струилась по бедрам при движении, а кружевная окантовка по лифу так вообще не оставляла ему шансов. Как же он скучал.
На очередную смену интонации Реджи заморгал, сгоняя наваждение. Все-таки его ругают, надо отнестись к этому серьезно. Исправится там. Пообещать исправиться. Постараться исправиться, а то он в самом деле сплоховал. Ну вот, снова попрекают работой и ревнуют к пациентам. Ну там же речь про жизнь или смерть. "А тут речь про твой брак, дурень, и хватит пялиться, в штанах и так тесно".
- Нет, вы самые для меня важные, - сказал он, переступая с ноги на ногу и поправляя штанину. - Я наконец попал в график ноября заранее и взял отпуск, я с вами буду. Никаких звонков и пациентов, только с вами. Обещаю. Можем куда-нибудь съездить, вместе.
Ну что еще оставалось? Только обещать. Обещать Мадди, обещать себе, всем обещать. Ну и постараться выполнить, ради разнообразия. Этот отпуск он отвоюет. Все. Решено. Он полон решимости. К черту всех, у него семья и он хочет побыть с ними. Замотавшись с работой и толком даже не ночуя дома, он как-то упустил это из виду. А сейчас со всей четкостью осознал - с ними ему хорошо. Точнее не так, он именно поэтому и не ночевал дома, потому что не было никакого смысла ездить сюда, когда их нет.
Он бы и хотел как-то красиво сказать, что уют вовсе не в разложенных по местам вещах или вымытых чашках. Уют она создавала своим присутствием. Потому что дом-то не поменялся, но без нее, без его девочек, тут было тихо и тоскливо, а вот они приехали и сразу стало уютно и хорошо. Если бы только она не ругалась... Но у Мадди были другие представления о порядке и он должен бы им соответствовать, не плевать на её усилия, не расстраивать её.
Реджи не знал, что это такое: социальный конструкт или идет в комплекте к женскими половым признаками, но у жены обострилась эта тяга намывать дом. Совершенно излишняя, как ему казалось. Иногда она напоминала ему мать, у той дом всегда был выдраен, все лежало на своих местах, пыль вытиралась каждый день, полы вымывались хлоркой - поэтому пахло всегда как в больнице. Точнее больница для него пахла как дом. Было ли уютно, когда здесь хозяйничала мама? Даже когда она пребывала еще в своем уме. Нет, уже тогда отсюда хотелось бежать как из места мертвого, чуждого, застывшего, не предназначенного для жизни - в гараж к отцу, чтобы перемазаться с ног до головы в машинном масле, но подлезть и открутить эту заевшую шайбу.
- А зачем здесь стерильность? Мы же не болеем, - отозвался он, среагировав на медицинские аналогии. Ну как не болеют. Мадлен намывает дом, чтобы было меньше пыли, Еве нельзя дышать пылью. Только дом старый, рассыхается, поэтому пыли много. А она каждый раз убирает. И злится. Но скоро он накопит денег и они наконец сделают ремонт, здесь станет светлее и чище. Хотя первее нужно поменять медицинские страховки, у него как раз повысилась категория, сможет потянуть на уровень повыше.
Мадлен дошла до холодильника и обнаружила последнее его упущение. Последнее ли? Реджи зажмурился. Стыдно. Жена порвала список. Черт, он же хотел съездить и купить с утра. У него операция в девять, значит если в шесть встать, то успеет. Что же там было? Может найдет в бардачке какой-нибудь из предыдущих, они же не слишком отличаются? Но вот перед ним проблема посерьезнее списка покупок.
- Прости, - уже какой раз за вечер сказал он. Она немного успокоилась, и правда устала. Он осторожно приблизился, нежно взял лицо в руки и поцеловал. - Да, конечно. Завтра я весь день с вами. А сейчас я только с тобой, ты такая в этой сорочке... Я люблю тебя.
"Черт с ним. Холл подменит. Прикинусь больным. Пусть штраф вкатят. Хватит её разочаровывать". Он еще раз поцеловал Мадлен, затем достал из кармана телефон, при ней выключил его и положил на стол. Все, никаких больше пациентов, вызовов и мыслей о работе. Только Мадлен. Или он свихнется от желания.
- Завтра я все уберу, помою посуду, куплю продукты по списку и сделаю нам завтрак. И я постараюсь больше не опаздывать, очень постараюсь. А сейчас, давай отдохнем? Ты устала. Пойдем наверх, я сделаю тебе массаж и наконец сниму эту сорочку, она же как специально для этого сделана, чтобы ее хотелось сорвать, да?
[status]брехун[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (19 Май 2021 15:35:49)

0

8

[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://d.radikal.ru/d30/2105/6c/8acdcad4265a.jpg[/icon]
Все, ладно, она выговорилась и ей легче. И это хорошая новость.
Мадлен наконец-то не задушила в себе свои обиды, не боролась с призраками одна, когда ей действительно нужна была помощь. Самый легкий вариант – замалчивать проблему. И Мадлен так делала. Только это все создавало иллюзию того, что все хорошо. А суть-то не менялась. Внешние раздражители тоже. Хотя стоило ли при этом исходе винить кого-нибудь кроме себя? Если подумать, никто не умеет читать мысли другого человека. И глупо надеяться, что тот почувствует и поймет только потому, что ты сегодня дышишь как-то не так ровно и не сильно многословна.
Плохая новость –видеть, как ты своими действиями делаешь плохо и больно родному человеку. Когда на эмоциях кажется, что все равно, достало. А когда вернулся в свое нормальное душевное состояние – тоскливо до жути. И неудобно.
Услышав про отпуск так хотелось уподобляться дочери в ее этих забавных: «Правда-правда? Точно-точно?» Лишь бы и правда так было, как он говорит! Отдых нужен и ему: совсем уставший, замученный, когда вообще отдыхал последний раз? Совместный отдых нужен им всем! Пусть даже они никуда не поедут, это не важно, если их папа просто будет с ними в рядом, а не в больнице.
Она все еще стояла у холодильника с прикрытыми глазами, когда он подошел и коснулся лица. Все-таки она до конца не осознавала, как сильно скучала. Тело покрывается мелкими мурашками голодной лихорадки от его поцелуя. Хотелось еще и еще, но он отстранился, чтобы сказать то, на что уже и не надеялась. Она ошиблась в своем предположении. И этот «проигрыш» никогда не был так желанен.
Она медленно распахнула глаза. Во взгляде не было ни злости, но раздражения, кажется, и усталость отошла на второй план. Мадлен не видела больше ничего вокруг: ни грязной посуды, ни разбросанных вещей, нет.. ничего больше не имело значения. Только он. Страсть ослепляла, а вернее стирала неважное, а тело отзывалось на его прикосновения и недвусмысленные слова.
- Прости меня, что сорвалась… – Заглядывая ему в глаза проговорила Мадлен. Тонкая женская ладошка прижалась к тыльной стороной его кисти. Она немного повернула голову и прикоснулась губами его ладони. - Я скучала.
Она знает его, страшно подумать, половину жизни. С ним хотелось состариться и умереть, и можно бояться только одного: это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. И что она себе опять все придумала.
Телефон выключен. Опасно. Но не для них.
Массаж. Одно это слово могло вырвать из груди стон наслаждения. Да, ей хотелось ощутить его прикосновения, ей это было нужно. Мадлен могла бы пошутив, вспомнив случай из прошлого, но к черту даже намек на медицинскую тему. 
- Я грязная с дороги, тебе будет неприятно. – А вот сейчас женщина ругала себя, что не залезла в душ, когда они оказались дома, нужно было подумать о естественных желаниях, а не уборкой заниматься. – Но можем набрать ванну и забраться в нее вместе?! Можем даже по бокалу вина с собой прихватить … - ее голос звучал мечтательно и словно мурлыча.
– Конечно, как будто они еще для чего-то нужны? – С игривой усмешкой подначивала она. – А еще я привезла тебе «кусочек моря». Но придется оставить его на завтра. – Муж знал, что это значит: завтра, когда они останутся вновь наедине она наденет новое белое кружевное белье, которое на ее загоревшей коже будет словно морская пена на золотом песке.

Отредактировано Madeleine Brawley (11 Май 2021 10:45:00)

+1

9

Он хотел что-то сказать про то, что ни в коем разе она не грязная, ни чуточку. Наоборот, пахла чем-то умопомрачительным, но он все не мог понять чем - ни на духи, ни на послевкусие какой-то косметической отдушки не похоже. Все эти крема и шампуни пахли немного отстраненно, чуждо, особняком выделялись, потому он всегда их отличал от истинного её запаха, который вот сейчас его с ума сводил. Но хорошо, хорошо, потерпит еще чуть-чуть. Он помнит, что у них разные представления о чистоте, он вот только что был отруган за бардак. Сам, наверняка, после смены тот еще букет с цветами. А, черт, точно...
Но лезть вместе в ванну только звучит красиво, по факту это дико неудобно, скользко и с его-то грацией грозит закончится синяками, в худшем случае не на нем. Но как она говорила об этом, что он просто не мог испортить предложение своими циничными рассуждениями об удобстве. Вот тебе и шанс исправится, Реджи. Не надорвешься немного поухаживать, когда ты в последний раз вообще за ней ухаживал? Мысли метались по дому, в хаотичной попытке вспомнить, есть ли у них вино или он за две недели все выцедил? Он не любил вино, скорее к джину прикладывался или к виски, поэтому должна была остаться бутылка. А что к вину? Хотелось постучаться лбом об стену, вот почему он в магазин не заехал заранее. А, хотя, у него же есть шоколадка - ему пациент сегодня сунул шоколадку. В сумке с грязной формой в машине.
Занятый этими бытовыми мыслями, он, честно говоря, не сразу понял про кусочек моря. Ракушку на подставке привезли? Или выпуклую картинку моря с удочкой в рамочке? Но не говорят таким голоском про ракушку, если только она не два метра на два и из нее подобно Венере не покажется его нагая жена. А, дошло. Реджи глупо улыбнулся и прокашлялся, так еще сложнее не напасть на нее прямо сейчас. Но, черт возьми, нужно держать себя в руках. Сейчас посидит рядом, поглазеет на нее, потом быстро сам примет душ и они пойдут наверх. Главное, чтобы его не отрубило, а то бывало уже...
- Хорошо, - покивал он. Вспоминалась сцена из фильма, что он краем глаза увидел в ординаторской на ночном дежурстве: там тоже девушка в ванной лежала, в темноте при свечах, белые полотенца были в валики скручены, в руках бокал вина, какие-то томные разговоры. Это точно не был фильм для взрослых? - Ты иди набирай ванну, ложись, а я сейчас принесу, что там нужно: полотенце, халат, баночки из чемодана какие? Еще свечки, вино и... ты не любишь сладкое, но у меня есть шоколадка, в машине. В общем, ложись и ни о чем не беспокойся. Я сейчас.
Он еще раз поцеловал её, не в силах удержаться. Намного проще было накинуться тотчас же и сделать все да на том же столе, но им не двадцать, да и он должен вести себя прилично. Какая мука была вести себя прилично один-на-один с ней, кто бы знал. Отправив Мадлен в ванну, он нашел вино (ура!), откупорил и оставил дышать. Автоматически хватанул и проверил телефон, не сразу сообразив, что он выключен. Черт, нужно же смениться на завтра. Пообещать-то он пообещал, а сообщить о своих планах в клинику? Реджи опасливо посмотрел на дверь ванной, включил телефон и пошел к машине, планируя сделать пару звонков во дворе. Сначала Холлу, он дежурил сегодня, с просьбой, чтобы он остался на утреннюю операцию. Тот сопротивлялся, конечно, но дал себя уговорить. Следом он отзвонился в клинику и сообщил о том, что сменился. Вроде все прошло гладко. Отыскав сумку с формой за сидением в салоне, Реджи снова выключил телефон и пошел в дом. А где у них свечи? Он помнил только про те, что я ящике, которые для торта, но что-то подсказывало, что не подходят они к случаю.
Только Реджи вернулся в дом, как его окликнул тонкий голосок дочери:
- Папа, - Реджи дернулся и обернулся. Это Ева спустилась. - Мне не заснуть.
- Что случилось? - он подошел, потрогал её лоб, по-прежнему горячий. - Голова болит?
Ева покивала. То ли свет был отвратный, а точнее не было его, то ли она действительно бледная сильно. Но в ванной Реджи ждала жена, мысли и устремления его находились там, поэтому дочкин визит он списал на капризы. Акклиматизация, температурит, обычное дело.
- Пойдем наверх, я дам тебе микстурку, станет полегче и ты заснешь. Хорошо? - предложил он, подмечая, что она по-прежнему с зайцем. Ева покорно кивнула. Поднявшись в её комнату, Реджи отыскал жаропонижающий сироп, выдал дочери две ложки, наплел какую-то историю про сны и убежал. Ева пыталась было вредничать, потребовала чтобы он сидел с ней, но Реджи не стал, пообещав, что вот-вот она уснет. А сам про себя думал "ну милая, дай папе побыть с мамой, ну хоть сегодня-то?". Поначалу, когда дочка только родилась, да и лет до шести, Реджи дико ревновал жену к ней. Понимал, что это странно и ужасно, что не должен, но вот ревновал и всё. Сейчас уже поуспокоился, но иногда снова накатывало, как сейчас к примеру. Мадди и так постоянно с Евой, вот две недели их вообще не было. Тебе уже почти двенадцать, дочь, ну давай ты хоть сама спать будешь? Ну сколько можно, в самом деле. Папа не железный, папа тоже маминого внимания хочет. Вроде договорились.
Реджи пулей взял полотенца и побежал вниз, разлил вино по бокалам и наконец пришел. Долго возился, это читалось по её взгляду:
- Свечи так и не нашел, - признался он. - Но можем включить фонарик на телефоне и выключить свет.
На мгновение залипнув на грудь, он с усилием согнал наваждение, поставил бокалы на край ванной и разложил полотенца. Одно свернул валиком, как в фильме, и положил Мадди под голову, снова залипнув на то, чтобы поправить ей волосы. Все, он засыпает. Вино или поможет, или добьет. Но он забыл про шоколадку. Метнувшись в комнату за сумкой, он вернулся, с веселым "але-оп" достал шоколадку, примостил ее там же, с краюшка, а потом с напускной серьезностью добавил:
- Я сексуально достаю грязную форму и кладу её в стирку, - и он действительно это сделал, вытряхнув содержимое сумки в корзину, добавив: - А не как обычно.
Закончив с этим, он наконец подошел к ванной и примостился на пол рядом, обняв её за коленку, поцеловав и прижавшись к ней же щекой. Просто смотрел и ему было красиво. До сих пор не мог поверить, что встретил её, что захомутал, что она его...
- Люблю тебя, - медленно мигая заявил он.
[status]брехун[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (19 Май 2021 15:35:40)

+1

10

[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://d.radikal.ru/d30/2105/6c/8acdcad4265a.jpg[/icon]
Мадлен хотелось сказать, что все остальное излишне и совершенно не обязательно, но он так набросился на ее идею дополняя ее романтичными деталями, что женщина не стала ничего говорить, обижать редактированием его действий. Все-таки у них намечается романтический вечер, а тут опять она со своим «как надо». А единственный способ сохранить градус страсти и при этом учить - играть в учительницу и нерадивого ученика, но у Мадлен таких планов не было.
Она ответила на поцелуй, отмечая про себя, что ее решимость о ванне, вине и прочей мелочёвке теряет свою значимость. Как глупо была с ее стороны все это предлагать и терять время. А можно же было уже сейчас в переплетенье обнаженных тел, в его объятьях лететь куда-то в бездну, с протяжным криком, выгибаясь, впиваясь в его волосы, чувствовать, как он сам дрожит от возбуждения.
Он отстранился, а Мадлен пыталась с помощью дыхания успокоиться и привезти пульс в норму. У них еще вся ночь впереди, успеют все.
Женщина скрылась за дверьми ванной. Привычным движением она включила воду. Помещение наполнилось звуками льющейся воды, они расслабляли и успокаивали.
Она скинула с себя одежду и тут же прохлада коснулась воспалённой кожи. Женщина решила не дожидаться, пока ванна полностью наберется. Струя воды била по глади и массирующими движениями касалась женских стоп. Монотонный звук успокаивал и расслаблял. Женщина бездумно смотрела, погружаясь в звуки льющейся воды. Она все еще была одна. Груз усталости сегодняшнего дня потихоньку ложился на ее плечи. Она поежилась, отгоняя наваждение и чтобы не зависать на воде, выключила кран, благо ванна уже успела набраться. Убаюкивающий звук ушел, но появилась новая проблема – вообще отсутствие звуков, если не считать лёгких плесков воды, когда она двигалась. Мадлен опрокинула голову на бортик ванны. Тихо. Очень. А мужа все не было. Как-то не так она представляла совместное пребывание в ванне… Ну вот, она опять.
Успокаивая себя, что может быть он не так ее понял и сейчас ждет ее в спальне – в этом случае, пусть бы на кровати, только лишь бы не заснул, пока она тут аки золотая рыбка отмокала в пресной воде. Но если он уснул, золотая рыбка будет недовольна. И три желания сгорят в огне непонимания и негодования.
Женщина уже хотела выходить из ванны, когда дверь распахнулась.
«Ладно, все-таки он понял ее правильно и знал, что она его ждет. Только почему так долго? Что-то случилось? Хотя может эти пресловутые свечи искал… Эй, ты куда? Шоколадка… ладно пусть будет».
- Давай фонарик, можешь кинуть телефон вон хоть машинку. – Предложила она, хотя от тусклого света недалеко отброшенная усталость вновь настойчиво полезла к ней. Пытаясь не думать об этом и переключиться она наблюдала, как Алан расправляется с формой.
«Нужно будет белье поставить.» - Мгновенно включилась роль домохозяйки. Но была прогнана со словами «Все потом».
- Да, это было сексуально, - подтвердила Мадлен со смехом.
- Мистер Броули, только сегодня и только для вас у нас особенное меню на сегодня. – Поддерживая словесную игру продолжила женщина. – Что бы вы предпочли: ножку? – Всплеск и над водной гладью появилась миниатюрная ножка, которая впрочем вскоре вновь скрылась под толщей воды. – Крылышко? – Она всплеснула рукой в сторону мужа, провернув кисть словно в танце. – Или … грудка? – Женщина присела в ванне, проведя рукой по зоне декольте.
- Иди ко мне - Она закусила губу и протянула к мужу руки. Вроде хотела поцеловать, было похоже на это. Как только он нагнулся над ней, она ухватилась за плечи и, так как тот не ожидал, ей удалось утянуть его в ванну. – Изначально, я предлагала все сделать полюбовно. Помни об этом. – Она все-таки его поцеловала. – Так, стоп, стоп…- Она отстранилась, - кто-то мне обещал массаж. Ммм, - она на мгновение прикрыла глаза, - хочу. Очень хочу. – Она распахнула глаза и в них блестели игривые огоньки. – А мне вновь надеть сорочку? Вроде ты хотел сам ее снять?

Отредактировано Madeleine Brawley (15 Май 2021 02:04:32)

+1

11

- Я бы предпочел всё и сразу, - отозвался Реджинальд улыбаясь. Он сел на край ванной, послушно подался вперед, ну и супруга заботливо бултыхнула его к себе. Он этого не ожидал совершенно, надеясь наоборот ее заполучить из воды и сделать уже все то, что ему там рисовало не особо бурное нынче воображение. А тут сам оказался в ванной.
Как и думалось изначально, совершенно неудобно и скользко. Одежда моментально налипла на кожу и еще сильнее стесняла и так ограниченные пространством движения. Еще и локтем двинулся о бортик. Хорошо, что её не ударил. Надеялся, что не ударил. Кое как извернувшись и пристроившись с бочка, он проморгался, убрал с глаз мокрые волосы и обнаружил ситуацию совершенно с другой стороны, а именно - он в ванной с совершенно нагой любимой женщиной. Превосходно же. Только его опять отстраняли. Да что ж такое! Хотелось ругаться. Бунтуя против затянувшихся прелюдий, он обмяк на Мадлен и ворчливо согласился:
- Массаж так массаж, но может не сорочку, а халатик?
Ему уже было совершенно без разницы что снимать. Сейчас так вообще выглядело крайне странно - ну вот же уже все снято, а она опять одеваться, и заново все? А сил и терпения не то, чтобы много, к тому же он после смены. Нет, желание спать по-прежнему проигрывало желанию в принципе, но тут как посмотреть - подушка предмет коварный. Главное, чтобы массаж его не усыпил, а то он же снова залипнет. Он вообще любил трогать супругу и массаж был для того прекрасным прикрытием, он прямо таки как кот, успокаивался когда её наминал. Ножки особенно любил и плечевой пояс. Но он уже так привык к массажу без продолжения...
Реджи сел в ванной, залпом влил в себя бокал вина, согнал мурашки и принялся ковырять пуговицы мокрой рубашки. Договорились встретится наверху. Он тут покрутится еще, душ примет, но в этот раз быстро. Пока Мадди вытиралась и облачалась, он пожирал её глазами, в очередной раз ощущая как сладко зажимает сердце от того, насколько же она красивая. Сколько они уже вместе? Почти семнадцать лет. И он до сих пор периодически захлебывался в этом ощущении красоты, не способный его хоть как-то переварить или выразить. Ну вот опять.
- Ты иди, я через минуту, - крякнул он, пытаясь выбраться из ванной и не залить пол. Опять мозги отключались, хотелось схватить её и вот прям здесь, без всяких массажей. Но нельзя. Когда она ушла, Реджи как мог быстро избавился от мокрой одежды, с грустью обнаружив в кармане размокшие десять фунтов, он осторожно те расправил и оставил сушиться на полке. Принял душ, вытер лужи, накинул халат и тихонько пошел на второй этаж в спальню, стараясь не скрипеть - он надеялся, что Ева все же заснула.
Прошмыгнув в спальню, он тихонько закрыл за собой дверь и развернулся. Ну вот, эта кровать так сиротливо смотрелась без неё и так прекрасно с ней. Она лежала, перекрестив щиколотки и у него совершенно вырубало мозги. Он ужасно скучал. Эти две недели выбили из сознания рутину и бытовуху, которая обычно обволакивала ленью и апатией, словно прочистили глаза и он увидел её так четко, так полно, будто в молодости, только без тех стеснений и додумок. Реджи подлетел к кровати и принялся её зацеловывать, полностью позабыв про массажи и прочие свои обещания. Скользил руками по её бархатной коже, стаскивая с плеч этот халат, трогал-трогал-трогал. Как же он скучал. Если его и сейчас отстранять от супружнего тела, он будет вынужден настаивать, потому что сил больше не было. Именно поэтому стук в дверь он не услышал. А когда его отстранили таки, сначала разозлился, а потом только сообразил, что стучат. Ева проснулась. Но может уйдет? Он решил проигнорировать и снова полез к Мадлен:
- Нас нет, мы спим, - шепотом сказал он, с силой опрокидывая ее на кровать, и снова принимаясь зацеловывать. Но Ева не уходила, снова постучала, а потом еще и ручка щелкнула. Ей вообще нельзя было заходить в спальню без разрешения и без веского повода.
- Мам, мне страшно, - поныла она, вертясь в дверях. - И тошнит.
Реджи тихо выругался и перекатился на свою сторону кровати. Да что ж такое. Она будто специально...
[status]брехун[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (19 Май 2021 15:37:29)

+1

12

- Халатик так халатик, - вторила мужу Мадлен. Она бы может и осталась с ним в ванне, как хотела изначально, но вода остыла. Да и она так сразу не могла перестроится проведя две недели в Африке и ей хотелось уподобляться вареным ракам и пребывать в кипятке потому что дальше она начинала мерзнуть даже с условием, что сейчас вообще-то август.   
Женщина выбралась из ванны и взяла полотенце. Заметила, как Реджинальд залпом выпивает бокал вина. Удивленно изогнула бровь при этом, но комментировать не стала. Подавила в себе желание и подойти и помочь расстегнуть пуговицы рубашки. Он же мог повторить тоже самое, что только что провернула она – утащить ее к себе. Тогда бы они точно из ванной комнаты долго не вышли.  Она промокнула капли воды на коже махровым полотенцем, повесила его на крючок и облачилась в халат.
- Хорошо, я тебя жду, - она взяла свой бокал вина и закрыла за собой дверь. Какая-то у нее сегодня странная роль находится в постоянном ожидании. Хотя вот сейчас сама же виновата.
В доме было тихо и темно, только тусклый, еле заметный луч выбивался из-под двери ванной комнаты. Мадлен на цыпочках прошлась по дому стараясь обходить все места, наступив на которые половицы бы отозвались скрипом. В ночи эта «песня» горланила неприлично громко. Никаких новых скрипучих половиц за их отсутствие не появилось, поэтому босой женщине – она не любила тапочки, тем более дома, хотя может с годами это пройдет? - удалось провернуть миссию успешно.
Оказавшись на втором этаже она повернула голову в сторону спальни дочери. Было тихо. «Хорошо, спит зайчонок.» -  Решила женщина повернув в противоположную сторону и направившись в их с мужем совместную спальню. Она включила один прикроватный светильник и комната озарилась приглушенным мягким светом. Мадлен пригубила вино и поставила бокал на свою тумбочку. Она все-таки надела кружевное белье - решила не оставлять на завтра, не сказать, что оно сильно скрывало наготу, но определенно добавляло шарм  – и вновь запахнула халатик. Она легла на кровать, волосы мягкими волнами обрамили лицо.   
Женщина улыбнулась мужу, когда тот появился в комнате. Он не заставил себя долго ждать, да и к ней подлетел стремительно. Одной рукой она гладила его по спине, пальцы другой утонули в его волосах. В конечном счете ждать-то стоило, а может и долгая прелюдия – это чтобы страсть в нем вспыхнула с такой силой, чтоб они могли утолить совместный голод тел. Она же тоже скучала.
Мысли путались, когда она ощущала приятную тяжесть его тела на своем. Дыхание давно сбилось от страстных поцелуев, а каждый участочек тела желал ощутить прикосновение его рук, его ласк.
Стук в дверь подействовал словно ее окатило холодной воды. Это Ева, никого другого в доме не было. Она почему-то проснулась и настойчиво рвалась к родителям. Мадлен уперлась ладонною в грудь мужа, пытаясь от него отстраниться, другой же пыталась натянуть халат, чтобы укрыть оголившуюся грудь и плечи.
- Постой, пожалуйста. – Просила Мадлен, когда муж опрокинул ее и вновь стал целовать. – Она же сейчас войдет. Ну, подожди… - взмолилась женщина, боясь, что дочь застанет их. Все-таки поцелуи, которые они позволяли себе при дочери и те, которые были сейчас, да и сплетении их тел – были совершенно разными и дочь не должна была их видеть.
- Тошнит? – Мадлен поднялась с кровати, дыхание все еще тяжелое, а зрачки расширены. Она положила руку на лоб дочери и ощутила, что тот горячий. Женщина нахмурилась. – Горит… - глухо и будто сама себе произнесла женщина. -  Солнышко, пойдем в ванну, заодно смерим температуру. И я дам тебе микстурку.   
- Папа мне уже давал. – Она потерла глазки.
- Папа? Когда? – Броули вопросительно посмотрела на мужа. Она сердилась, почему он ей сразу не сказал про дочь.
- Да вот совсем недавно, я попыталась уснуть после этого, но я лежала-лежала и не смогла.
- Так ладно, пойдем солнышко. Тогда скоро лекарство должно подействовать и тебе станет лучше.
- Мама, а можно я с вами посплю…ну или ты ко мне придешь?
- Хорошо, милая. – А как она могла отказать больной дочери? Ей же плохо и страшно. Да и теперь Мадлен нужно контролировать состояние дочери ночью, чтобы не стало хуже.

[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://d.radikal.ru/d30/2105/6c/8acdcad4265a.jpg[/icon]

+1

13

- Папа уже все сделал, - апатично отозвался Реджинальд. Он смотрел в потолок и недовольно жевал губами. - Еще и получаса не прошло. Просто подождать нужно. Акклиматизация обычная.
Ну конечно, он не пошел с ней сидеть, а Мадлен пойдет. Кто бы в этом сомневался. А он опять сам себе предоставлен. Обидно, черт возьми, учитывая как долго его морозили с этими переодеваниями и прочей чепухой. И, главное, как назло, сна ни в одном глазу.
- Папе тоже бы микстурка не помешала, - проворчал он, когда жена ушла укладывать дочку. Реджинальд с силой растер глаза и нехотя сел на кровати. Сколько она там провозится? Очевидно, ночь будет полна разочарования, а могли бы любовью заниматься. Вот так всегда. Сначала она говорит, что Ева обычный ребенок, что ей нужно общаться со сверстниками и познавать мир, а потом бежит к ней при любой царапине и сбитой коленке. Еве же почти тринадцать. Он в тринадцать уже носился по району один, лазил по деревьям в компании сверстников, исключительно самостоятельно чуть не ушел под лед озера и так-то уже умел водить машину. Да, она девочка и времена изменились, но все же. Ей почти тринадцать, а по поведению чистая шестилетка. Это мило до определенного предела.
Реджинальд зацепился взглядом за бокал вина. Ну что ему еще остается? Снотворное уже нельзя, значит выход один. Он опрокинул в себя второй бокал и пошел относить тот на кухню, намереваясь не ограничиваться детскими дозами. Хоть выспится, завтра все равно отменил смену. А значит можно и виски, или джина, или того, что найдет. Кроме вина, вливать в себя бутылку он не готов.
Спускаясь, он думал, что Мадлен стоило бы найти себе занятие. Какую-то работу, может, не для денег, он вполне способен их обеспечить, а для постепенного уменьшения вот этого... материнского давления и зависимости. Если Еву не отпускать одну, она по собственной воле и не отцепится от материнской юбки. Кого они в итоге вырастят? Жутчайше замкнутое и трусливое существо с множеством комплексов и ведь ей все равно придется проходить все эти стадии взросления с сопутствующими разочарованиями и страхами, но уже в сознательном возрасте, а это намного сложнее. Ева уже такая стеснительная.
Он старался сильно не греметь дверцами, отыскивая алкоголь. На свет показалась початая бутылка бренди. Сойдет. Отмерив сонную дозу, Реджи выпил и, отыскав какой-то зачерствевший покупной маффин, забросил его в рот, да пошел обратно наверх. А если проблема в другом, и Мадлен нужна вовсе не работа, если это огромный нереализованный материнский потенциал, которым просто захлебывается один ребенок, то может стоит второго завести? А он не прочь. Конечно, это снова куча переживаний, пара лет бессонных ночей, кредитки, но почему бы нет? Он бы хотел сына, ну или вторую дочку, как выйдет - у него в семье предрасположенность к девочкам. Но как тут новых детей делать, если имеющиеся самостоятельно спать не умеют? К тому же, так себе способ, он снова лет на пять потеряет жену в заботах. Но может со вторым выйдет попроще, или можно же нанять няню? Если и думать о втором, то сейчас, ему уже сорок - это плюс двадцать лет, то есть когда ему будет шестьдесят, второй только в колледж пойдет. Но ничего, справятся, если на то будет желание. Надо подумать как выйти на этот разговор с Мадлен, надо что-то делать в конце-концов.
Проходя мимо детской он подслушал обрывок сказки про принцессу, закатил глаза и пошел спать. К черту надежды. Только лег, закрыл глаза, насладился алкогольной волной расслабления, которая бежала по мышцам, как что-то затрезвонило. Он и пытался игнорировать, но звон не прекращался. Пришлось открывать глаза и соображать. Мадлен лежала рядом, а спать мешал телефон на первом этаже. Реджинальд скривился, посмотрел на часы - шесть утра. Какого черта надо?
Пыхтя, он нехотя вылез из кровати, накинул халат и, растирая глаза, пошел вниз. Пока спускался, телефон звонить перестал. Настала вожделенная тишина. Он уже хотел идти обратно спать, но что-то ему подсказывало, что сейчас начнется заново. Бинго. Снова зазвонил.
- Алло, Броули, - пробухтел он в трубку, по голосу понимая, что звонок из клиники. - Да, доброе... О, нет, я сменился вчера. Холл... Да? - он тяжело вздохнул, - ну я минут через сорок, не раньше. Ладно, хорошо. До свиданья.
Трубка телефона чавкнула на рычажок, а мистер Броули побрел варить себе кофе, чтобы проснуться. Не судьба ему сегодня насладиться выходным. И зачем, спрашивается, трезвонить на домашний? Не будет он всю смену работать, после операции и уйдет, а так же прочие утренние уговоры, пока кофе не подействовал. Что там еще из классики? А, уволиться и стать автомехаником, у которого нет никаких срочных операций и гарантированный сон по ночам.

[status]бессмертный пони[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (23 Май 2021 22:52:44)

+1

14

Конечно же он злился это читалось и в его брошенных словах и жестах, да даже взгляде, который был устремлен в потолок. Даже если это и была акклиматизация, что вполне возможно, это все равно не повод оставлять ребенка за дверью или отправить ее спать одну.
Лечь всем вместе в родительской кровати Мадлен даже предлагать не стала. Она знала, как строго относился Реджи к этому, да и недомогание был бы не веским поводом нарушать правила семьи относительно того, кто где должен спать. Хотя вот Мадлен была словно переходящий вымпел и еще несколько лет назад больше ночей проводила в детской, нежели в супружеской постели. Но она считала, что Алан понимал всю важность этого и принимал. Хотя вот сегодня было отчетливо видно обратное – вероятно медицинская сфера деятельности все-таки его ломала и стирало рациональном подходом подход обычной родительской заботы.
Они спустились с дочерью в ванную комнату. Ева умыла лицо прохладной водой, но ее все еще подташнивало. Через время они все-таки поднялись в детскую, пусть лучше дочка полежит, может станет лучше. Она захватила из ванной с собой тазик – на случай, если все-таки ужин Евы решит вновь явиться миру.
Мадлен предложила девочке выпить воды, та, конечно, немного посопротивлялась, но в конечном счете смирилась. Устроившись на подушке женщина положила ей на лоб прохладный компресс и укрыла легкой простынкой. На полуторной детской кровати было не так чтобы и удобно, тем более Мадлен старалась не прижиматься, чтобы этим простым действием еще сильнее не нагревать малышку, наоборот той сейчас нужно как можно скорее охладиться, ведь высокая температура очень пагубно влияет на детский организм в целом.
Ева просила прочитать ей сказку и вначале это были сказки про принцесс, потом про кота. Потихоньку язык стал заплетаться, а усталость этого длинного дня так и накатила.
- Мам, а прочитай еще сказку про Джони Рида и Русалку, - попросила Ева, обернувшись к маме.
- Солнышко, давай я тебе лучше песенку спою.
Это не было в прямом понимание песней, скорее монотонное мычание каких-то нот, но очень успокаивающее и через минут пять дочка развернулась на бочок, сложила ручки и засунув их под подушку в области головы, уснула. Уголки губ Мадлен слегка приподнялись, когда она всматривалась в лицо дочери освещенное тусклым светом ночника. Женщина потрогала лоб – все еще теплый, но по ощущениям температура пошла на спад – еще раз намочила компресс и вернула его на лоб.
Она так устала, но переживания и мысли не давали ей расслабиться и погрузиться в сон. Броули прокручивала в голове возможные варианты развития событий. Она надеялась, что завтра Алан отойдет и посмотрит Еву повнимательнее, ну или в крайнем случае, если симптомы сохраняться, придется ехать в клинику. Алан… вот неужели он не понимает, что ей вообще-то тоже не легко. Да может она тоже представляла этот вечер по-другому и сейчас бы предпочла находиться в его объятиях нежели ютиться где-то с краю детской кровати да так, что до того уже измотанное и уставшее тело только отзывалось спазмами боли. И да у нее до сих пор кожа горит и требует его ласк. Но она не могла перешагнуть через просьбы ребенка, тем более когда это касалось ее самочувствия. Они же по сути и не на отдых ездили, а чтобы Ева могла поправить свое здоровье. Девочка была слабенькой с самого рождения, но годы специальной терапии давали свои плоды.
Находясь в комнате дочери Мадлен могла только догадываться, зачем муж спустился вниз. Она слышала, как пару раз скрипнул пол. Ответ на свой вопрос она нашла, когда под утро вернулась в их комнату. Температура у Евы спала, та спокойно спала, а вот Мадлен хоть несколько раз и проваливалась в сон, но через какое-то время просыпалась и вновь мерила температуру, крутила затекшей шеей. Решив, что опасность миновала, а ей еще пригодятся силы завтра, она все-таки вернулась в спальню. Она присела на край кровати устало всматриваясь в лицо спящего мужа. Слабый запах алкоголя раздражал ноздри. Она только устало вздохнула, расчесала назад рукой упавшие на глаза волосы и быстро переодевшись наконец улеглась. Она развернулась спиной к мужу и немного прижала колени к груди – поза отдаленно напоминающая позу эмбриона.
Она не услышала первый звонок. Но проснулась от звука голоса Реджи. И хоть слов не разобрала было понятно, что это из клиники. Кто же еще мог тревожить их в такую рань?! Почему не на мобильный? Ах да, он же его отключил вчера демонстративно показывая этим жестом, что он ее полностью. Хах, да уж, сотрудники клиники кого угодно достанут, если он им необходим, тем более его. Хотя, он же говорил, что сегодня выходной. Ага, как будто это железное основание, что того не выдернут из семьи. Она уже почти смирилась с этим. Почти.
Мадлен в это время села на постель и натянула халат на плечи. Опять ей холодно. Да что такое. Она потерла ладони друг о друга. Нужно было встать, проверить дочь, спуститься на кухню, приготовить мужу нормальный завтрак. Только усталость давила сильнее бетонной плиты. Она взглянула вперед, там где был ее туалетный столик и зеркало над ним. Практически бессонная ночь красочными кругами отпечатались на женском лице. Ладно, не в первый раз. Это только с утра тяжело, а потом она расходится и уже будет попроще.
Мадлен, как и планировала, заглянула по пути в комнату дочери. Температура так и не было. Первая хорошая новость за утро. Может все-таки будет еще?
Она застала мужа, когда тот варил кофе и подошла к нему.
- Доброе утро. Позволь уже мне поухаживать за тобой? – Она попыталась улыбнуться, но получилось как-то вымучено устало. – Приготовить тебе завтрак? – Ах да, она же забыла, что планировала встать пораньше чтобы купить хотя бы минимальный пакет продуктов. Но точно была крупа, а значит можно сделать овсянку – что еще есть более английское, чем не овсяная каша на завтрак.
Женщина суетилась на кухне, доставала чашечки, блюдца и остальную необходимую посуду.
- Кто звонил? – Все-таки спросила она. Может она еще надеялась, что это или номером ошиблись или просто профессионального совета мужа по телефону спросили, а не то о чем она подумала.

[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/9Eqyv4Rm.jpg[/icon]

Отредактировано Madeleine Brawley (24 Май 2021 08:45:07)

+1

15

Реджи сонно мешал ложкой кофе в турке и откровенно засыпал. Дернули его из длинной фазы сна, теперь часа два будет ходить как пришибленный. Если учесть в дополнение к этому, что организм успел переработать этанол, а вот детоксикация в самом разгаре, значит вот-вот начнет болеть голова. Превосходно, а ему пациента с аневризмой аорты готовят на стол. И кто его дернул врачом-то становиться? Он настолько погрузился в это сонное мысленное ворчание, что почти не отреагировал на Мадлен и чуть не упустил кофе. Это немного взбодрило.
- На операцию вызывают, - буркнул он, ища кружку почище. Ну что еще могут сказать ему по телефону в шесть утра? Ничего хорошего. Реджинальд добавил в кружку водички и отпил кофе. По телу неприятной волной прокатились мурашки. Вот вроде на улице лето и тепло, а дома как обычно холод, точнее сырость. Его передернуло. Он хмуро наблюдал за действиями жены, пока не сообразил, что она пришла что-то готовить, видимо ему, Ева-то еще не встала. А, да, она что-то говорила...
- А ты зачем встала? - спросил он, с усилием заставляя мозги работать. Вчера она ушла укладывать Еву, а он вырубился. Вот вроде их так долго не было, но они умудрились упасть в рутину за... сколько? За пару часов. Типичное же утро их семьи. - Нет, не надо, я все равно не успею позавтракать, надо бежать. Иди лучше спать. Я сейчас отъеду, но к обеду вернусь, не буду всю смену там торчать, у меня все-таки выходной... Выспись лучше.
Он влил в себя остатки кофе, недовольно морщась от осадка, а затем долил из турки. Она была какая-то неудачная, на полторы порции. Сколько там хирургов будет? Трое? Он ведущий. Значит откроют пациента без него, он с аортой основные манипуляции минут за сорок сделает, закроют тоже без него. Вполне к обеду успевает.
- Если ты мне напишешь список, я по пути куплю продуктов. А то опять что-нибудь важное забуду, - предложил Реджи, приобнимая супругу и тем самым оттесняя ее от занятия с мисками. Клюнул, ибо с нечищеными зубами лезть с нормальными поцелуями не находил приятным, и похлопал по ягодицам, направляя в сторону спальни. - А ты пока выспишься за нас обоих, мм? Ты во сколько вообще пришла, я не помню.
Он почесал заросшую уже щеку и решил, что на бритье времени маловато, ограничится стандартными сборами за семь минут. Когда закончил с этим, пошел одеваться наверх, по пути заглянул в детскую. На цыпочках подошел к Еве, осторожно убрал со лба волосы. Ну вот, температура спала, сладко спит. Ему бы так. Вообще не должна так температура подниматься, максимум субфебрилитет, а она вчера горела вся. Понаблюдают, может ложная тревога. Ладно, хватит, еще разбудит и Мадди точно не поспит. Тихонько он вышел из детской и заспешил переодеваться. Через десять минут уже был готов выезжать, правда ключи все никак найти не мог, пока не посмотрел в кармане мокрых брюк, что лежали в стирке. Обманул, не через сорок приедет, а через все пятьдесят. Или, если повезет, то проскочит без пробок.
- Пока, дорогая, я быстро, - сказал он, теперь уже целуя Мадлен нормально, хоть и спешил. Опаздывает. Телефон в кармане уже отплясывал вибро-звонок. - Люблю тебя.
И побежал к машине, по пути отвечая на вызов.
[status]бессмертный пони[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (24 Май 2021 14:51:11)

+1

16

Муж ответил не сразу, то ли задумался о чем-то крайне важном, то ли еще сны досматривал. В общем номинально и телом-то он находился рядом, а вот мысли его витали где-то далеко. Кофе продолжил варить самостоятельно, даже не позволил хотя бы разлить напиток в две кофейные чашечки, которые достала Мадлен и они остались мирно стоять в блюдцах на столешнице. Реджинальд выбрал же грязную посуду, которая была в зоне досягаемости его рук. Прекрасно. Просто восхитительно.
Мадлен не знала, муж ее просто не замечает или не разговаривает потому что обижен или зол или еще по ряду причин? А нет, вроде разговаривает. От завтрака отказался. И только женщина хотела завести извечную пластинку о пользе и важности этого приема пищи – ведь в клинике уж явно тоже не найдет время нормально перекусить, как тот уже перевел тему, а вскоре и смыться из виду собирается. Прекрасно. Просто восхитительно.
- Ночью, - крайне уклончиво ответила Мадлен. И не смущало ее, что она вообще-то и ушла ночью. Да какая сейчас разница?
И опять его вырывают из семьи. Неужели пока их с Евой не было не достаточно, что Реджи жил на этой работе? Вот не сомневалась Мадлен в том, что тот перерабатывал. Все прахом пойдет, если он один день посвятит не пациентам, а жене с дочкой? Один день! Неужели это настолько невыполнимое желание? Он же не единственные хирург в клинике. Хотя складывается впечатление, что один и в целом Лондоне. Прекрасно. Просто восхитительно.
Они даже поцеловаться без присутствия некого третьего, который на том конце провода, не могут. Женщина почувствовала вибрацию телефона. Она вздохнула. Прекрасно. Просто восхитительно. 
И вот он опять ушел, а они опять одни. Ничего не меняется. Как там говориться: «Постоянство – признак мастерства?» Прекрасно. Просто восхитительно. 
Обещал, что ненадолго. Вздохнула еще раз. Это пожалуй самое частое его обещание, которое на практике оказывается невыполнимым. Мадлен каждый раз пыталась найти какие-то доводы и убедить дочь, да себя в конце концов, что все это не пустые обещания, а будет все так, как он говорит.
Мадлен посмотрела через плечо. На столешнице все еще сиротливо стояли кофейные чашечки и небольшой сотейник для каши. Плита усталости конкретно давила. Женщина в очередной раз тяжело вздохнула и поднялась в спальню.
- Мам…, - протянула Ева, показавшись в дверном проеме.
- Солнышко, еще так рано. Неужели ты уже выспалась или еще хочешь полежать?
Девочка в ответ только кивнула и потерла глазки. Перспектива ютиться на детской кровати как-то не радовала, почему бы и им не нарушить обещания, если так будет только проще?
Мадлен обняла дочку, когда они улеглись на кровать. Она гладила ее по голове, пропускала вьющиеся пряди волос между пальцев.
- Ты только папе не говори, что мы тут спали. Хорошо? Пусть это будет нашим маленьким секретом. Договорились?
- Хорошо, - отозвалась Ева, зевая.
Женщина сама не заметила, как уснула. Проснулись когда стрелка часов подползала к одиннадцати. Ого! В голове шумело и вместо чувства бодрости было разбитое состояние.
Мадлен машинально прикоснулась ладонью к детскому лбу. Уже снова слегка теплый. Да что такое?
Они все-таки встали.
- Так, дорогая, давай ты заправляешь свою постель, а я эту. Далее моемся и кушаем, - проговорила план действий Броули.
Ева без особого удовольствия и энтузиазма поковыряла кашу, больше размазала ее по тарелке, чем съела. От какао отказалась. Какая-то она больно вялая.
Пока Мадлен домывала посуду, дочка принесла тетрадки и цветные карандаши. Она устроилась со своим добром в гостиной.
Женщина решила, что еще понаблюдает за самочувствием дочери – все-таки, что она начала играть – хороший знак, то что плохо поела – не очень, но такое тоже может быть. И если будет лучше, то они могли вместе прогуляться до магазина.
Планам не суждено было сбыться. В районе обеда температура вновь подскочила, да так резко и сразу чуть ли не до максимальных значений - 102.2 по Фаренгейту. Девочка вконец ослабла и слегла. Жаропонижающее не помогало и через полчаса температура ни то что не упала, а настойчиво ползла вверх.
Мадлен несколько раз набирала мужа, но слышала только гудки. В клинике сказали, что он на операции и пока недоступен. К черту.
Она вызвала неотложку.  Бригада приехала быстро, осмотрев ребенка они приняли решение о немедленной госпитализации.
Мадлен на ватных ногах и все еще не прошедшем шуме в ушах - может у нее тоже температура? А плевать. Все потом – быстро пыталась собрать необходимые вещи.
В больнице вместо нормальной помощи, а не только укола, говорили о страховке. Что вообще за бред? Конечно, у них есть страховка! Это у клиники какие-то проблемы с базами, раз они это не видят. А вообще-то они тут время теряют! Какого черта здоровье ребенка стало превыше денег?
Опять гудки – очередной пропущенный вызов она повесила на телефон Алана. Да сколько может длиться эта операция? Почему все они могут до него достучаться когда угодно, а она нет?
- Так, вы можете хотя бы организовать нам транспортировку на скорой до Харли Стрит Клиник?
- Мне нужно согласовать этот вопрос. Ждите, пожалуйста!
Мадлен не могла уже больше ждать. Всей ее выдержки, воспитания и прочей чуши хватало на то, чтобы не вцепиться в глотку этим бюрократам.
Вскоре скорая со спец сигналами мчалась по дорогам Лондона. 

[lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/9Eqyv4Rm.jpg[/icon]

Отредактировано Madeleine Brawley (25 Май 2021 01:31:08)

+1

17

Вообще Реджи был не из суеверных, но каждый раз, когда такое вот случалось - а случалось оно по внутренним ощущениям часто - он подумывал о наличии какой-то связи между сказанным и произошедшим следом. Понимал, что глупости совершенные и это такого рода защитный механизм психики... но каждый раз, когда он говорил, что закончит быстро и планировал дела на "после операции", случалось что-то. Вот нынче у пациента аневризма лопнула прямо в ходе операции, а он ведь почти успел поставить зажимы. Каким-то чудом смог пережать и стабилизировать, но это было ужасно - вся операция дальше шла отвратительно, в спешке, учитывая, что объем работы увеличился. Из операционной он вышел весь в крови, с трясущимися руками и парой непечатных слов на устах. Чистое везение, мать его.
Пришлось сначала себя успокаивать, потом идти отмокать и отмываться в душе, нервно жевать бутерброд из столовой, потому что желудок скручивало спазмами, и два раза покурить. Поэтому закончил со всем он не в обещанный полдень, а уже ближе к двум. Тащить за собой вот это состояние в дом он хотел меньше всего. Когда его немного отпустило и он начал собираться домой, заметил множество пропущенных от Мадлен. Сердце пропустило удар, нервы заново натянулись - что-то случилось, без повода она никогда не звонит. Тем более так часто.
Он набрал жену и выяснил, что Еве стало хуже и что они по скорой едут в Харли, что в их обычной больнице отказали в госпитализации, что проблемы со страховкой. Даже не стал как-то успокаивать Мадлен, просто сказал, что придет в приемный и все решит. Что за день такой...
Страховка. Вот как назло, просрочил всего на пару дней, а понадобилась. Сделают им новую за день? Если нет, положат на платное, пару дней потянут и без страховки. Сейчас главное понять, что с Евой. Наверняка опять обострение хроники и пневмония, у нее всегда чуть что, сразу воспаление легких, с самого детства. Главное не запустить. Значит нужно за картой съездить, привезти ее сюда. Голова уже пухла.
Он взял вещи и пока шел до корпуса детского отделения вызванивал страховую, чтобы уточнить по срокам. Самое быстрое - завтра, и то с визитом в их офис и ворохом документов от клиники. В старой больнице сказали, что карту Евы выдадут только по личному визиту, заявлению и течении скольки-то там дней, и что в электронном виде у них ничего нет, обменом данными они не занимаются и все с ними понятно. Уже наблюдая как въезжает на территорию скорая (непонятно, с его девочками или нет), он набрал педиатра Евы и договорился с ним напрямую, что если местным нужна будет информация, тот её предоставит по телефону. Он планировал переводить Еву на постоянное наблюдение сюда после того как стал заведующим и у него появились дополнительные бонусы, но все никак руки не доходили, почти год уже.
Девочки его уже поступили, сидели в приемном, ожидали как раз разрешения вопроса с документами. Он подошел, поймал на себе прожигающий взгляд жены. Да, она имела право злиться, но сейчас не время, они оба это понимали. Сначала нужно устроить Еву, потом все остальное. Он что-то спросил у дочери про самочувствие, присел рядом, убрал со лба влажные волосы, покивал:
- Не любишь больницы, я помню, моя дорогая, но это совсем другая, да? Помнишь, ты сюда ко мне приходила, я здесь работаю. Тебе уже полегче, после укола, да? Хорошо. Сейчас.
Он взял у Мадлен документы и пошел выяснять. Хоть детское отделение было самостоятельным корпусом, на регистратуре его узнали. Это несколько упростило дальнейшее взаимодействие. Он как мог объяснил ситуацию и утряс все, ему даже пообещали, что подождут пару дней страховку, а пока оформят на него - у него там какой-то особый статус. Наверное не зря он семнадцать лет здесь работает. И правда, не успел он вернуться, к ним уже подошли и повели в палату.
Устроили в двухместную, но вторая койка пока значилась свободной. Медсестра выполнила стандартные манипуляции и сказала, что врач скоро придет. Реджи сел на стул у окна и глянул на часы. Только три пополудни. Если врач окажется спорым, то и анализы успеют взять.
- Ну а кроме температуры, что-то еще болит? - спросил он, вытягивая гудящие ноги. Только сейчас понял, что у него ломит спину. Затрезвонил телефон. С работы. Он взял:
- Да, ну фактически еще не ушел. Да, я тут в соседнем корпусе, - он наклонился, растирая глаза. - Я зашил его нормально, насколько это вообще было возможно. Нет. Не знаю. Нет. Не могу. Давайте сами. Лучше не надо. Все, пока. Действительно не могу. В педиатрии. Ага. Давай.

[status]бессмертный пони[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

+1

18

[icon]https://i.imgur.com/rJhqDkLm.jpg[/icon][status]надежда на лучшее[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz]

Еще в машине скорой помощи до нее дозвонился Реджинальд. Да неужели? Она хоть и была зла, но отвечала очень сухо и по делу. Повесила трубку и… словно дышать стало легче. Теперь она не одна. Не единственный воин на поле битвы за здоровье и благополучия дочери. И хоть Ева была частым гостем клиник – это каждый раз выбивало почву из под ног. Но реагировать Мадлен старалась спокойнее, хоть и не всегда получалось. Особенно поначалу, пока не понятно, что и как долго будет проходить лечение.
Со скорой он их не встретил и им пришлось посидеть в коридоре. Благо недолго, потому что терпение у нее закончилось еще на этапе выявления вопроса со страховкой в предыдущей клинике. Она отдала документы Реджи, на этом они временно расстались. Муж пошел утрясать вопросы по госпитализации и документам, а она осталась с ребенком. Не бросать и быть рядом в качестве поддержки и опоры – единственные доступные варианты, которые сейчас видела женщина.
Ему все-таки удалось решить вопрос. По крайней мере им предоставили место в больнице. Мадлен устроилась на стул рядом с кроватью. Она одной рукой держала дочку за руку, а другой гладила по голове, по мягким вьющимся волосам. Женщина пока не ощущала усталость – из-за адреналина в крови, хотя внешне выглядела откровенно плохо.
Реджи спросил еще про симптомы. Дочка тихо ответила, то ее голос слился в общем потоке с мелодией телефонного звонка. Он ответил. И вот опять, как им так просто удается выдергивать его даже просто из разговора, а ей даже до него дозвониться не удалось? Почему-то это факт совершенно бессознательно, то очень четко колол в болевые точку.
Ева повернула голову в сторону матери и посмотрела в глаза. Мадлен улыбнулась, только губы-то легко заставить улыбаться, почему же так сложно заставить глаза? Говорят, они – зеркало души. Что же поделаешь, если на душе скребут кошки.
Алана вновь тревожили с работы. Он поговорил и … не ушел. Удивительно. Но женщина была бесконечно ему благодарна, что не оставил. Да, пусть пока еще ничего не ясно и остается только ждать врача и когда возьмут необходимые анализы, но ей просто нужно, нет не так… ей необходимо плечо рядом. Чтобы она могла опереться о кого-то и не упасть под тяжестью всех событий.
- Говорит еще горло начало болеть, - ответила Мадлен за дочь, чтобы та не напрягала голосовые связки и горло не беспокоило еще сильнее.
Температура, горло, слабость – конечно похоже, что простыла. Хоть и лето, но разница температур все равно была. Да и столько времени они провели в терминалах, а там банально могло продуть потоками холодного воздуха выдуваемых многочисленными кондиционерами.
Вскоре пришла медсестра брать анализы. Часть из них отложили до завтра – потому что нужно чтобы утром, на тощак. Да Ева и так почти ничего не ела. Но камнем преткновения было то самое «почти». У них правила и отступать от них они не будут.
Вскоре пришел врач. Он внимательно осмотрел, задавая по ходу вопросы. Отправил на рентген грудной клетки. Благо, что это смогли сделать сегодня. Но легче не стало. Подтвердили пневмонию. Ну вот опять. Этот диагноз будто преследовал их. Чуть что, стазу осложнения на легкие.
Мадлен не отходила от дочери до вечера. Только раз отправилась в столовую. Съела что-то ближе к вечеру и то глотала кусками без разбора. Просто лишь бы побыстрее освободиться и вновь вернуться в палату. 
К вечеру вроде стало даже полегче. Слава Богу! Мадлен напевала колыбельную и вновь гладила ребенка. Девочка уснула рано. Совсем вымотался котенок. Женщина еще какое-то время всматривалась в спящее лицо дочери и умилялась. Та была такая спокойная, словно не на больничной койке, а в своей кроватке. Хотелось остановить это мгновение и запечатлеть. Хотя бы в своей памяти.   
За день в палату так больше никого и не подселили. Мадлен покосилась на соседнюю койку. А может ей позволят остаться прям здесь? Знала, что по их там правилам так нельзя, но все же может? Об этом она спросила мужа.

+1

19

Они просидели в палате до вечера. Реджи чувствовал себя откровенно лишним, Мадлен на него внимания и не обращала. Злилась наверное. Сначала он ходил туда-сюда, потом утрясал какие-то вопросы, говорил с коллегами, посидел с полчаса на мягком диване в коридоре пытаясь сбить со спины напряжение. На звонки отвечал, сам звонил. С дочерью находилась Мадлен, а он был как будто лишний. Только раз супругу удалось оторвать от Евы и увести хотя бы в столовую, но она не жуя закинула в себя еду и побежала обратно в палату.
Это было как-то... слишком. Гипертрофировано. Ненормально. Нет, он тоже переживал за Еву, но ничего с ней ужасного не случилось, что требовало бы такого бешенного внимания. Обычная пневмония. Снова. Она к больницам привычная, но Мадлен её все равно душила заботой. И дело даже не в том, что он ревновал и хотел бы, чтобы и ему хоть что-то доставалось. Хотел конечно, но вот она только думает, что умеет делать вид спокойный, что умеет правдоподобно улыбаться. По по ней же очевидно, что она вся на иголках, нервная, уставшая. Ева же это все неосознанно считывает, эту разницу между тем, что ей говорят и что ей демонстрируют. Это же ненормально. Даже ему эти нервы передаются, не то что ребенку.
Он стоял в коридоре после перекура, боролся с желанием подойти к Мадлен и встряхнуть ее. Сильно. Чтобы мозги на место встали. Потом усадить куда-нибудь, напоить успокоительным и отчитать. Или попробовать не ругать, постараться спокойно объяснить, что не нужно так делать, в самом деле. Все нормально. Педиатр у них хороший. Историю он завтра привезет, поддерживающее лечение начали. Все хорошо.
Реджи тихо вошел в палату и обнаружил, что Ева уснула. Мадлен все сидела и смотрела на то, как дочка спит. Его снова передернуло, по спине побежали мурашки. А потом она еще и про ночевку в клинике спросила. Логичное продолжение невроза, только легче от этого объяснения не становилось. Реджи поманил её выйти из палаты, закрыл дверь, выдохнул, взял Мадлен за плечи и да, натурально тряхнул. У него терпения тоже не особенно осталось к вечеру:
- Мадлен, приди в себя, - твердо сказал он. - Ты себя просто не видишь. Никаких ночевок в клинике. Мы едем домой.
Сказал и пожалел о содеянном. Ему стало жалко жену, она так измученно выглядела. Требовать от нее такой каких-то волевых поступков... странно. Поэтому Реджи тут же раскаялся в содеянном и сгреб её в объятия. Надо как-то мягче что ли. Найти в себе силы уговорить её мягче.
- Ты очень устала, - проговорил он, прижимаясь к её голове щекой. - Тебе нужен отдых. С Евой будет все в порядке. Мы вернемся с утра, она даже не успеет проснуться. Сама подумай, ты ей нужна отдохнувшей, в хорошем настроении, да? А еще надо привезти вещи, обезьянку... Все хорошо.
Была у Евы потрепанная больничная обезьянка, которую она постоянно просила ей привозить. Почему-то именно обезьянку. Он это запомнил. Пневмония недели на две, а это значит больные уколы, побочка на желудок и прочие неприятные вещи. А ведь ездили, чтобы иммунитет поддержать, а получилось наоборот. Лучше бы и не ездили, воспаление она и здесь могла с легкостью заработать.
- Что ты хочешь на ужин, мм? - продолжил уговоры он, пытаясь переключить Мадлен на дом. - Может пиццу? Или давай я сделаю пасту с фрикадельками? Я нашел магазин с вкусными фрикадельками. Или хочешь возьмем что-нибудь вкусное навынос у Олли? Любой каприз, мэм.
Недалеко был ресторанчик итальянский, доктора туда иногда ходили. Там было вкусно и они делали навынос. Можно туда заехать. Да все можно, лишь бы она здесь рядом с койкой не торчала.
[status]бессмертный пони[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

+1

20

Муж поманил ее выйти из палаты. Такой просто и понятный жест: разговаривать и правда лучше в коридоре, чтобы не тревожить сон Евы – только вот уходить совершенно не хотелось. Мадлен словно физически ощущала, что должна быть рядом с дочерью. Что это? Забота или эгоизм?
Женщина прикрыла за собой дверь и посмотрела на мужа. Она ожидала, что тот мог не согласиться, апеллируя тем, что вторая кровать в палате может быть занята вновь поступившем пациентом в любой момент. Да, к этому была моральна готова. Но если так, то Броули смогла бы прилечь к дочери на ночь – у них в детской кровать ненамного больше больничной, но спали же; да хоть на стуле лишь бы Реджинальд был бы не против и договорился с коллегами о пребывании жены ночью в больнице. Конечно же после сегодняшний ночи и утра, когда женщина ощущала его негодование он мог согласиться не так сразу.
Но…
У нее даже шею прострелило и голова дернулась, как у болванчика, когда муж ее встряхнул. Мадлен не ожидала. Смотрела на него с широко распахнутыми глазами, а в горле ком застрял. Что она не так сделала? Заботилась об их дочери? Да, она не врач, но чисто морально она же поддерживала. Ева еще не настолько взрослая, чтобы не переживать и не бояться… Да, она частый гость в больницах, но это же не делает их любимым место, в которое хочется возвращается и находиться.
Мадлен вообще поддержки от мужа ждала.
После встряски он сгреб ее в объятья и она чуть не разрыдалась в этот момент. Женщина так и стояла ошарашенная, да дышала через раз. Это все усталость и нервы. Она опустила голову ему на плечо и на мгновение прикрыла глаза. Да, ей нужно было, чтобы муж обнимал. В период болезни дочери забывает обо всем, о себе больше всего. А так, он как будто стоял у нее за спиной, поддерживая и не давая упасть.
- Я… - как же хотелось заявить, что никуда не поедет, что не хочет есть, но тут же сдулась, поняв, что у нее нет сил даже спорить. А тихий голос разума зашептал, что они же и правда сталкивались в пневмонией. Может он и прав? Еще одна ночь без сна ей явно на пользу не пойдет.  Мадлен сдалась. Сама проиграла свою же войну , даже не успев выпустить артиллерию. -  … только сумку из палаты возьму.
Мадлен отстранилась от Реджи и вновь скрылась в палате. Ева все также мирно спала. Женщина не отказала себе в том, чтобы подойти к дочери и легонько поцеловать ту в макушку. Еще мгновение она любовалась дочерью прежде чем выйти из палаты.
Они с Аланом подъехали к итальянскому кафе, о которой тот упомянут еще в больнице. Мадлен выбрала этот вариант просто потому что не хотела, чтобы муж сам возился на кухне готовя для нее. Она совсем выбилась из сил, кусок в горло не лез, поэтому оценить кулинарные старания мужа до достоинству она бы вряд ли смогла. И проще было поступить так.
Машина остановилась на парковке у заведения и Реджи вновь поинтересовался, что Мадлен хочет. Боже мой, да ничего!
- Давай пасту с морепродуктами, - произнесла она первое, что пришло в голову. – Я подожду тебя в машине, ты не против?
Вымученная улыбка и кивок в знак благодарности. Она прислонилась виском к окну и безучастно смотрела на свои руки, тишина в автомобиле окутывали словно плащ. 
- Я переоденусь и давай накрою на стол? – Произнесла она, перешагнув порог дома. Она прикрыла за собой дверь в ванную комнату. Взгляд упал на корзину белья, в которой была форма мужа, на ванную на бортике которой все еще лежал валик скрученный из полотенца и даже шоколадка все еще мирно лежала. Вроде же только сутки прошли с той ночи, а кажется будто пролетели несколько месяцев.
Женщина быстро приняла душ, вытерлась и облачилась в брючный домашний костюм – нечета вчерашнему платью-сорочке, но как есть.
Муж справился сам, накрыв стол на две персоны. Почему-то от этого «на две персоны» защемило сердце, но виду не подала. Броули устало улыбнулась, все было прекрасно, вот только чувство голода у нее так и не проснулось. Но что же поделаешь? Муж так старался, неужели она не может просто сесть за этот чертов стол и съесть эту чертову еду?
- Спасибо, - женщина подошла вплотную к мужу. Короткий и быстрый поцелуй в губы. Пахло вкусно. Поклюет немного, с нее не убудет.
- Чего тебя утром дернули? Сложный случай? – Миролюбиво заговорила Мадлен.
После ужина она намеревалась сразу отправиться в спальню, устроиться у мужа под боком и пригревшись наконец уснуть.

[icon]https://i.imgur.com/rJhqDkLm.jpg[/icon][status]надежда на лучшее[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1494">Мадлен БРОУЛИ, 35</a></div>Мама и жена</div>[/lz]

+1

21

Он вытащил еду из коробочек, плюхнул на тарелку и поставил греться. На плечи навалилась вся усталость дня, спина все так же болела: хотелось лечь на пол, раскинув руки. Но вместо этого он сделал пару упражнений на снятие спазма, покрутил плечами, и продолжил создавать видимость домашнего ужина. За две недели без девочек он привык обходится минимумом, а тут приходилось вспоминать как едят нормальные люди, тарелки доставать, салфетки искать.
Она пришла в пижамке, клюнула его в губы и села за стол. Он устроился рядом, вытягивая ноги и снова принимаясь водить плечами. Надо как-то собраться и начать ходить в бассейн, иначе спина не выживет.
- Ммм? А, да, аневризма аорты, срочный был. Лопнула еще прямо во время операции, кровью меня всего залил. Еще пару минут и не успели бы. Очень удачливый мужик, если конечно ночь сегодня переживет, - отозвался Реджинальд, утыкаясь взглядом в тарелку. Сначала сказал, а потом вспомнил, что Мадлен ненавидит его работу, поэтому не стоило так подробно наверное, к тому же за столом. Он прикрыл глаза и почесал переносицу. В принципе, ладно, он готов не говорить про работу. Пусть она остается в стенах клиники, хотя от случаев вроде сегодняшнего и сложно отмахнуться. И вроде он все правильно сделал, человека спас, но чувство вины какое-то. Он же дома обещал остаться... но вот опять все так вышло. Но ведь правильно сделал? Или нет? Вот так всегда.
- Прости, что так со страховкой вышло. Я давно хотел её поменять, но ждал пока предыдущая закончится. Завтра все сделаю, переоформлю, в общем. У этой, она от клиники будет, покрытие много шире, да и у нас педиатрия не сильно хуже, а то и лучше. Томпсон хороший врач, не смотри, что молодой такой, - проговорил он, наматывая спагетти на вилку. И почему его тянуло все время извиняться. В состоянии усталости это скорее раздражало, хотелось наконец распрямить спину и уже что-то хорошее. А тут он сам устал, Мадлен тоже устала и они оба сидят ковыряют макароны. А хотелось как вчера вечером. Тоже ведь устали, а как-то получилось помириться. Хотя они же сейчас не ссорились? Или поссорились? Он не понял, но жене точно не понравились эти мытарства на скорой, его наверное винит в этом. А он и виноват, наверное. А, проще признаться виноватым, она тогда меньше злится.
Хотя нет, как вчера не получится. Потому что дочь не наверху спит, а в больнице. И хоть там ничего опасного, обычное обострение хроники на фоне смены климата, все равно. Уже не как вчера. Но хотелось же, этого не отменить. Хотелось, даже несмотря на усталость, болящую спину и её закрытый костюмчик. Но все так сложно.
- А ты не хочешь вернуться в галерею? - следуя импульсивной мысли спросил Реджи. - Тебе там вроде нравилось. В плане подработки, не для денег, а для переключения что ли, поинтереснее чтобы было? А Еву с сентября можно на какой-нибудь факультатив в школе пристроить, там есть разные, друзей может еще заведет... попробует что-то новое. А возвращаться им с тринадцати можно самостоятельно, не обязательно забирать.
Тринадцать. Как быстро она выросла. Только вот вела себя не на тринадцать, конечно, задавленная материнской любовью. Он тоже таким рос, но отец как-то пытался ограничивать мать в её попытках задавить его во всем, ради общего блага. И вот он точно так же пытается. Так будет лучше. Это правильно, хоть и болезненно. Нужно было в шесть это делать, конечно, а не сейчас. Или отправлять Мадлен дальше рисовать, или второго ребенка заводить. Но все были так заняты... Хотя что уж думать о том, как надо было, толку ноль. Сейчас бы сделать правильно.
- Что-то не так с пастой? - спросил он, видя как Мадлен неохотно ковыряется в еде. Хотя сам точно так же делал. Может перегрел? С этими креветками никогда не знаешь где та тонкая грань между готовностью и резиной. Не надо было их разогревать наверное, или вытащить и погреть макароны отдельно.

[status]бессмертный пони[/status][icon]https://i.imgur.com/PS28WUg.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджи Броули, 41</a></div>Заведующий хирургии Харли Стрит Клиник, счастливый муж и отец</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Закрывай принцесса глазки, баю баю, ангел мой