LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Artik & Asti
Миллениум

от Элис для Адриана
Сэм держит Мартина Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать? Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос. Оуэн? После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #7
ЗОЖ-ный
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
17.05

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » sunny


sunny

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


sunny
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.ibb.co/whHGR3m/dbc2bb1984709eec2e178fb0775c5945.gif https://i.ibb.co/XDhnFxC/KqEU-1.gif

Amelia Harrow & Carla-Victoria d’Adda
25 февраля 2021 года; ресторан

чем взрослее ты становишься, тем больше на тебя, с одной стороны, начинает давить социум, а с другой - тебе становится совершенно плевать на все правила и запреты. но хватит ли тебе мудрости, чтобы услышать все слова, которые готов тебе сказать тот-самый-человек, или же ты снова скатишься в глупость и будешь думать только о себе и своей боли?

[video2=100%|80]https://music.yandex.ru/iframe/#track/41619/4575[/video2]

Отредактировано Amelia Harrow (28 Апр 2021 15:58:44)

+2

2

ALEKSEEV — Пьяное солнце

С момента их последнего расставания прошло почти два года и не было ни дня, чтобы мыслями Амелия не возвращалась к Карле и тому, что у них было, к тому как не хорошо они расстались. Что уж греха таить, Амелия во всем происходящем винила только себя, свою закрытость, чопорность, зажатость и свой страх. Амелия боялась практически всего, что связывало ее с Карлой: чувств, прикосновений, сильного биения собственного сердца, пресловутых бабочек в животе, но больше всего пугала женщину она сама. Та, кем она становилась рядом с Карлой. Та лучезарная счастливая женщина с широкой улыбкой и открытым сердцем, которой она становилась рядом с Карлой.
Амелии постоянно было страшно, она вела себя, как идиотка, рядом с обожаемой Карлой, вела себя крайне иррационально, порой боясь даже коснуться ее, будто та сможет исчезнуть от малейшего прикосновения, растворится как легкое облачко. Но при этом сильном сковывающем страхе она хотела находиться рядом с женщиной, хотела ее касаться, ласкать ее отзывчивое тело, крепко обнимать, вдыхать ее запах и растворяться в удовольствии и неге, которое дарили руки и губы Карлы.

Их «отношения» были вечным маятником. Они долгие годы не могли быть вместе, ловя лишь мимолетные мгновения счастья, которые подкидывала им Судьба, обе были связаны узами брака, детьми, положением, статусом, этикетом и жесткими рамками аристократии. Судьба то снова сводила их, то снова разводила на много лет, но со временем чувства не пропадали, не забывались, а лишь где-то глубоко в душе ныли, терзались от невозможности быть вместе.
В их последнюю встречу Карла снова предложила Амелии развестись с мужем и уехать из страны, уехать вместе с ней и, наконец, позволить себе пожить в любви и счастье, но Амелия снова ей отказала, она не могла придумать ни единой причины, чтобы остаться, но не могла себе позволить уехать, не могла подвести своих родителей, не могла подвести Виндзоров и Хэрроу. Она тогда с невероятной болью смотрела на Карлу, стараясь рассмотреть каждый сантиметр ее тела, впечатать ее лик в свою память и со слезами и растерзанной душой, отпустила ее.

Каждый божий день после того дня Амелия продолжала себя изводить и ругать, обвинять; она старалась разобраться в себе, даже пошла к психологу, но утешения в работе она не нашла, лишь подтвердила с помощью специалиста, что сама не позволяет себе любить, жить, боясь стать плохой дочерью. Даже когда умерла мама Амелии легче женщине не стало, она нашла другой объект за которым можно прятаться и прикрывать собственный страх  - мужа. А потеряв в январе супруга и оставшись в огромном поместье один-на-один с самой собой Амелия испугалась еще сильнее. Оставшись одна она начала выпивать, стараясь побыстрее отключиться и забыться, она надеялась что алкоголь сможет отключить ее мысли и чувства к себе, к Карле... но это так не работает.

В середине февраля выпив лишнего после обеда Амелия набралась храбрости (не верьте в это) и оставила Карле несколько сообщений с предложением встретиться на нейтральной территории. Амелия не знала чем сейчас живет Карла, в отношениях ли она, в Англии ли она вообще, но все это казалось совсем неважным. Наутро проспавшись и посмотрев в свой телефон, перечитав переписку с Карлой, Амелии стало дурно и жутко стыдно, но прочитав ответ маркизы и ее согласие на встречу, ничего отменять не стала. Вдруг это был знак той самой Судьбы, подумала Амелия, но пить в таких количествах все же перестала.

Двадцать пятого февраля Амелия проснулась с рассветом, она приняла душ в надежде собраться с мыслями и успокоиться, но прохладная вода не помогла. От волнения начало крутить живот, поэтому герцогиня предпочла отказаться от плотного завтрака, оставив лишь чашку черного чая и один тост с маслом и клубничным вареньем. После завтрака Амелия примерно с час гуляла по территории поместья с собаками, наслаждаясь прохладным утром. Утренняя прохлада и слабый ветер здорово освежали мысли и «проветривали» голову от тяжелых и пустых переживаний и мыслей.
Амелия не могла найти себе места и чтобы собраться пораньше и вовремя приехать в ресторан, стала собираться за два часа до необходимого времени выезда из дома. Все было не так: она не знала как лучше причесаться, не была уверена в выбранном наряде, пришлось перемерять несколько десятков платьев, пока выбор не пал на длинное темно-синее платье в крупный бежевый цветок. Следующим пунктом тяжелого и мучительного выбора стали украшения, Амелия перебирала коробки, примеряла что-то, но в результате устала и выбрала первый попавшийся набор украшений.

внешний вид

https://sun9-1.userapi.com/impg/rfSCbvYzFCIJFimiVJYWH9aRRFeGTTd492NX9g/GVNMAF0htqo.jpg?size=1138x1440&quality=96&sign=08e07cf41d207c17c56632f718a607c9&type=album

Герцогиня, все еще пребывая в сильном волнении, заставила водителя выехать из поместья пораньше, тот, конечно, спорить не стал, но приехал по пустым улицам пригорода в Лондон почти за час до назначенного времени, ему еще пришлось какое-то время колесить по улицам города. Но даже в учетом лондонских пробок Амелия подъехала к ресторану на пятнадцать минут раньше.
Зайдя в ресторан через черный ход герцогиню встретил хостес, представился, передал приветственные слова владельца и проводил женщину за столик. При условии, что пандемия еще продолжается, то официально рестораны остаются закрытыми, но любимый друг Амелии, владелец заведения, всегда шел ей навстречу и открывал свой ресторан для разных важных встреч.

Амелия удобно устроилась за указанным столиком, смартфон положила справа от себя экраном вниз, а сумку поставила слева на предложенную подставку. Попросила официанта принести ей воды без газа. Волновалась и страшилась этой встречи женщина очень сильно, но она, наконец, стала свободной и возможно теперь сможет что-то поменять в своей жизни.

Отредактировано Amelia Harrow (28 Апр 2021 17:48:02)

+1

3

[indent] Последние несколько лет протекали перепадами- водопадами, порой казалось, что жизнь Карлы рушится окончательно. Она не считает 2015 год, когда пришлось заниматься похоронами Арчибальда и улыбаться его детям от первого брака, против девочек Карла ничего не имела, но кажется их мамаша была настроена очень серьезно. Однако, леди всегда леди, независимо от ситуации, да и денег у д’Адда предостаточно, она может обеспечивать не только себя и сына, но еще несколько мелких стран в пределах Европы. И стоит ли говорить, что вложения отца дали свои плоды, дом моды под руководством Карлы получил не малую известность, и не только в Лондоне.
[indent] Лондон. Именно к этому городу привязана душа женщины, любой перелет или проезд Карлы идет через Лондон, она не признается себе, но каждый раз надеется на то, что получит приглашение заглянуть в гости от Амелии Хэрроу. Хорошо, пусть не приглашение, но хотя бы пересечься взглядами, и этого не происходит уже пару лет. А гордость и обида Карлы не позволяет ей сделать первый шаг, ее импульсивность очень мешает отношениям, вот только изменить это невозможно, характер не вытравить. Карла очень ревнивая, но это относиться только к тому человеку, который смог просочиться сквозь кожу к сердцу, без которого невозможно дышать. Когда такого человек нет рядом, внутри начинают отмирать эмоции, и каждый день превращается в рутину, и в поиски чего -то непонятного. Подобное состояние знакомо многим: чего хочу - не знаю, что знаю – не хочу. Это не депрессия, это своего рода апатия к жизни, вот только Карле этого до этого опускаться не дает работа. Модельный бизнес не стоит на месте, постоянные выставки, постоянные примерки и поиск моделей занимают не мало времени. А порой хочется махнуть рукой и послать все красиво к чертовой бабушке, но бабуля сразу примчится справиться о здоровье и останется погостить, пообщаться с правнуком. Из двух зол приходится выбирать наименьшее, Карла благодарна своей знатной бабуле, что не отправила ее в приют на воспитание, а лично занималась ею, только с годами женщина понимает трудности воспитательного процесса, для этого нужно было родить сына и пытаться жить в привычном ритме. Все сложно, жизнь сама по себе сложная штука с летальным исходом, а когда вокруг одни благородные родственники, то этого исхода хочется чаще. Карла погрузилась в работу с головой, даже пандемия, прокатившаяся по миру не смогла отвлечь ее, зато она не дергалась в сторону Лондона, что бы в очередной раз высказать Амелии свои мысли. Возможно, лично ей проще смотреть сейчас на всю ситуацию, Карла не обременена мужем, сын вырос, да и характер у нее всегда был бойцовский, и она поступала так как ей хотелось. Не всегда получалось как хотелось, но она уже перестала оглядываться на баронессу, поэтому чаще жила в Италии или в Париже, идеальным было время, когда Карла путешествовала по Америке, по стране свободных нравов, где ее вкусы никто не осуждал. Да, каждый раз, когда в отношениях с Амелией выходил разлад, д’Адда рвалась на просторы, перебеситься и выплеснуть эмоции, и так на протяжении многих лет. Почти жизнь…
[indent] Жизнь подкидывает сюрпризы когда совсем не ждешь, сообщение от Хэрроу было именно таким неожиданным сюрпризом, которое ворвалось в телефон Карлы во время очередного показа в Милане. Вокруг женщины царила атмосфера хаоса: модели капризничали, кутюрье падали в обморок, а на губах д’Адда играла улыбка, все ее внимание было сосредоточено на переписке, за первым сообщением Амелии последовали и другие. Спустя два года после последней размолвки Карла улыбается на сообщения Хэрроу, и сразу же соглашается на предложенную встречу, огромный плюс которой в том, что она будет проходить на нейтральной территории. Почему Карла улыбается? Все просто, соскучилась не смотря на осадок от последнего разговора. И женщина с удовольствием перекраивает свой график ради того, чтобы оказаться в Лондоне в двадцатых числах, чтобы увидеть Амелии, и не важно каким будет результат их разговора. Иногда можно встретиться и для ссоры, когда нет других вариантов для встречи.

[indent] Перелет из Милана в Лондон занимает всего лишь пару часов, Карла позавтракала в привычной обстановке итальянского кафе, и неторопливо отправилась в аэропорт. С учетом времени на дорогу, у нее в запасе было еще достаточно времени на пару остановок в Лондоне, женщина всегда планирует маршрут с запасом, у нее в привычках нет такого свойства как опаздывать. Мужчины придумали это слово, чтобы оправдывать себя, когда приходят раньше на свидание от волнения, так сказать на эмоциях. А потом уже это стало модным, этакая проверка мужчин на прочность, способны ли они на ожидание. Все не так просто.
[indent] Лондон вызывал трепет, слишком много связано с родным городом для женщины, и пока у нее хороший настрой на встречу с Амелией, мысленно она даже уже смакует любимый сорт вина и улыбается герцогине. В действительности все под вопросом, Карла не знает как поступит и что именно скажет, когда окажется рядом с Хэрроу, все может быть спонтанное не смотря на заранее выстроенный в голове диалог. Ко всему прочему, хотелось удивить Амелию, преподнести приятный сюрприз, и наконец то увидеть ее улыбку. Последний год эту улыбку можно было увидеть только на фотографии, а хочется в живую.
[indent]  Машина подъехала к ресторану осторожно, паркуясь у черного входа, карантинные меры еще действовали, но своеобразно что –то дозволено уже, а что - то нет. В данный момент просто идеально, что не будет посторонних глаз и ушей, можно будет поговорить один на один с Амелией. Карла выбралась из авто, стукнув каблуками по мостовой, видимо неудачно выбрала обувь, так как не хотелось бы стучать каблуками по полу все время, но уже было поздно, она махнула на это рукой и извлекла из салона букет цветов. Букет был аккуратно упакован в обычную крафтовую бумагу, смотрелось стильно и изыскано, что собственно подходило Хэррооу.
[indent] У дверей был молодой человек в черном, он терпеливо держал открытую дверь, ждал когда Карла пройдет мимо него и только потом торопливо обогнал, чтобы показать куда нужно идти. Посещать рестораны с черного хода Карле до этого момента не приходилось, в юности так попадала в клубы, но это было очень давно. Стук каблуков по полу выдавал ее появление, и тихо выйти из тени около столика точно не получилось.
[indent] - Привет,- Карла сделал еще один шаг, протягивая Амелии букет, тут даже слов ненужно было. Ее взгляд сразу же прошелся по герцогине, отмечая выбранный ею наряд, и невозможно было не улыбнуться, в этом была вся Амелия,- Отлично выглядишь,- было  желание подойти еще  ближе, но Карла  заняла свое место за столиком,- Прими мои соболезнования….

ВВ

+1

4

Услышав легкий стук каблуков в тишине ресторана, тело Амелии еще сильнее начало бить дрожь. Чувства захлестывали ее, хотелось убежать сию секунду, сделать всё, чтобы избежать этой встречи, не дать этому случиться, не дать малейшей возможности ситуации измениться. Амелия за долгие годы научилась выстаивать, научилась прятать свои эмоции и чувства, она давно уже стала отличной актрисой, как это и полагается для представителей высшей аристократии. Она всегда была образцовым представителем своего рода — держалась скромно, говорила мало, много улыбалась, что еще надо, чтобы играть роль идеальной жены? Но сейчас, в эту самую секунду, женщина чувствовала, что вся ее жизнь летит на огромной скорости в пропасть, в неизвестность и главное, что эту ситуацию она создала себе сама.

Встретившись глазами с Карлой, Амелии показалось, что ее сердце предательски пропустило удар, она старалась держаться свободнее и более естественно, но в своих собственных глазах выглядела жалко, ей казалось, что она и сидит в неестественной позе, и двигается будто на шарнирах, будто ее собственное тело перестало слушаться и более не она управляет им. Кое-как совладав с собой, чтобы уж совсем не выглядеть глупо, женщина привстала, принимая цветы из рук Карлы. Это были ее любимые пионовидные розы нежно-розового цвета, поднеся букет к лицу Амелия искренне улыбнулась, втягивая тонкий аромат роз и шумно выдохнула. Передав букет официанту и вернувшись на свое место, она торопливо сделала пару глотков воды из бокала и только после этого заставила себя снова перевести взгляд на Карлу.
Сидеть вот так напротив Карлы было невыносимо. Амелия чувствовала себя жалкой, порицала и ругала себя, что снова вот так бесцеремонно ворвалась в жизнь молодой женщины. Что она могла ей предложить? Амелия отметила насколько она слабой чувствует себя в данный момент и заставила себя вспомнить разговор со своим терапевтом. Она вновь  шумно выдохнула, сделала еще глоток воды и невероятным усилием воли включила в себе «взрослого», отодвинув на задний план своего внутреннего ребенка, пообещав себе, что со  своими переживаниями и страхами она справится, но чуть позже.
- Спасибо за цветы, дор..., - она резко осеклась и, легко улыбнувшись, продолжила, - Карла, ты все еще помнишь, что я обожаю эти розы. - Она откровенно разглядывала женщину, сидящую напротив, и никак не могла отвести от нее глаз. Эта молодая особа всегда умела эффектно подать себя и выглядела сногсшибательно, вот и сейчас, строгий облегающий брючный костюм был отнюдь не классического кроя, максимально подчеркивая фигуру. Получив комплимент в свой адрес, Амелия улыбнулась и куда-то в сторону махнула ладонью. - Благодарю, этому платью уже сто лет, ты же знаешь, что я терпеть не могу шоппинг. - Амелия старалась отвечать спокойно, контролировать себя, но все равно изредка посматривала на входную дверь, вот-вот должен был подойти официант, чтобы принять у дам заказ. Тем временем Карла расположилась за столиком и принесла соболезнования по поводу смерти Томаса. Отмахнуться от этой темы не получится в любом случае. - Да, спасибо. Надеюсь, что Томас, упокой господь его душу, сейчас в лучшем месте.
Договорить и продолжить свою мысль Амелии помешал подошедший официант, предложивший дамам меню и удалился.
- Ты, наверное, слышала, что Томаса умер не своей смертью. Разбирательство было долгим, да и до сих пор еще не все прояснено. Мальчики пытаются разобраться с делами отца, но, видит бог, Томас сделал все, чтобы сыновья его не оплакивали и не хотели принимать из его рук адвокатскую фирму. А теперь в семье осталась только я и двое упрямых мальчишек, готовых разрушить все, что было построено предками. - Амелия не собиралась жаловаться или даже что-то рассказывать о семье, но оно как-то само собой получилось. Виновато улыбнувшись Карле, она пожала плечами. - Извини и не слушай меня. Я в порядке еще с 1993 года. - Амелия улыбнулась и чуть склонила голову набок. - Я постоянно болтаю о себе, извини.
Герцогиня только набрала воздух в легких для следующей фразы, как к столику подошел вновь официант, готовый принять заказ. Тогда она закатила глаза, достала из сумки футляр с очками и, надев их, стала просматривать меню. Из-за волнения она до сих пор не чувствовала голода, но все же попросила для себя салат от шефа с утиной грудкой и еще одну бутылку воды без газа.
Когда Карла делала свой заказ услужливому официанту, Амелия сняла очки, возвращая их в футляр и убирая обратно в сумочку, но боковым зрением продолжала наблюдать за женщиной. Каждое движение Карлы, звук ее голоса и манеры отзывались каким-то тягучим непонятным чувством, спрятанным где-то в глубинах души. Когда женщины остались, наконец-то, в одиночестве, Амелия сказала и протянула руку через столик к Карле:
- Я до последнего не была уверена, что ты приедешь. Я очень рада видеть тебя, mon âme*. - Амелия смотрела в глаза Карлы и так много хотела сказать ей, но не была уверена... - Я так рада видеть тебя. Ты выглядишь превосходно. Прости меня, Карла. Я так сильно скучала по тебе. Прости меня. - Слезы медленно покатились по щекам герцогини, быстрым движением свободной руки она смахнула их, прикусила нижнюю губу и опустила глаза вниз, будто рассматривая рисунок скатерти.


*mon âme (фр.) - душа моя

+1

5

[indent] Во время перелета Карла думала, что встреча с герцогиней дастся легко, ведь в принципе их ссора несмертельна, вот только первой извиняться и мириться ни одна из них не собиралась до этого момента. Д’Адда была обижена на Амелию, и это происходит не первый раз, и с этим ничего нельзя поделать, так как ей уже не раз хотелось оказаться за пределами этикета и аристократии, всего того, к чему обязывает фамилия и положение в обществе. А с годами свадьбы от предрассудков хочется больше, и головой Карла понимает, что если бы ее сердечная привязанность была за пределами ее общества, то грянул бы скандал. Баронессе стоит сказать спасибо Хэрроу за то, что благодаря ей удалось вовремя сдержать эмоциональность девушки, Карла попалась на собственном азарте, но ни о чем не жалеет. В момент ссоры женщина поддалась собственной гордости, а потом уже время не дало возможности что либо сказать, мир погрузился в борьбу с COVID, вирус каждый день встряхивал население этой планеты. Карла не уверена, что вирус прошел мимо нее, если верить медикам, то все могло пройти без симптомов, но в любом случае самое тяжелое осталось позади, и наконец то понемногу снимают карантинные меры, давая людям вздохнуть и выбраться из своих четырех стен. Правда в карантине есть свои преимущества, даже встречу в ресторане при закрытых дверях организовать гораздо проще. Наверное, будь они на глазах посторонних, Карла старалась ы держаться совсем холодно, что б контролировать собственные эмоции.
[indent] Женщина услышала недоговоренное слово, и получилось снова улыбнуться. У Амелии очень просто получалось заставить Карлу улыбаться, казалось, что рядом с герцогиней иначе невозможно, настолько она добрый человек, который для себя ничего не делает. Прекрасно известно, что на первом месте у Амелии семья, а это значит все бесконечные родственники, так что для себя у нее время не остается. Карла раньше возмущалась по этому поводу, особенно в первое время их тесного общения, когда эмоциональный пик перекрывает любые мысли, когда плевать на этикет и родственные связи. Прошлое – это юность, молодость, глупость, влюбленность и надежда на собственные силы, но как показала жизнь, все мы подчиняемся законам природы и общества, и приходиться подстраиваться, чтобы продолжать пользоваться благами и деньгами.
[indent] - Это не возможно забыть, - она хотела добавить, что и не хочет этого забывать, но промолчала, видимо сейчас не тот момент. Карла не растеряна, не скована, но ее поведение сдержанное, пусть они и находятся в ресторане одни, но персонал и официанты никуда не делись. Гарантии нет, что люди будут держать язык за зубами, даже не смотря что владельцы всегда обещают конфиденциальность. Конфиденциальность д’Адда может гарантировать только в своем доме в Италии, где охрана безопасности жестко бдит за нанятым персоналом, да и на личные встречи женщины дает выходной всей прислуге. Они могли встретиться в поместье Амелии, но лучше начинать постепенно, чтобы не наговорить лишнего и не вспомнить старые обиды, не перечеркнуть попытку наладить отношения. – Он бы не помешал, - по-доброму и негромко сказала Карла, - Видела в Милане милую шляпку, тебе понравилась бы, - в принципе женщина могла бы и сама купить шляпку в подарок, но нужно угадать с цветом к платью и сумочке Хэрроу.
[indent] Про смерть Томаса Хэрроу писали не только в Англии, так что новости Карла знает прекрасно, у нее был порыв сразу приехать в Лондон, но собственные мысли отрезвили женщину, Амелии явно было не до не в тот момент. Она по себе знает, что похороны занимают уйму времени и сил, а так же необходимость общаться даже с теми кого не знаешь, перед глазами проходит огромный поток лиц, и они смешиваются сливаются и начинают раздражать, но нужно держаться. С Арчибальдом было проще, он хоть и был влиятельным, но к нему интерес поугас после развод с первой женой, так что Карла легко отделалась можно сказать, а Хэрроу связан с королевскими семьями и тут вынюхать будут все, попытаются найти все что можно в «грязном белье».
[indent] - Мальчики умные, не переживай,- Карла вздохнула, прекрасно понимая, что дети бывают упрямы, - Они просто растеряны из за всей ситуации, но не думаю что позволят семейному делу оказаться в чужих руках. Им нужно время, - всем нужно время, это то, чего не хватает в жизни каждому, и порой не хватает нескольких секунд, что бы все исправить, что бы сдержаться и подумать, остыть, - Предки – это звучит слишком пафосно, и боюсь уже не такой эффект производит на детей,- стоит вспомнить Максимо, который просто пожал плечами, когда ему зачитывали регалии родственников по линии бабушки, если бы баронесса видела реакцию правнука, то ее хватил бы удар. - Дай им время прийти в себя, - этот совет обычно работает, но ситуации бывают разными. – И не нужно извиняться, - блондинка улыбнулась.
[indent] Появление официанта позволило сделать небольшую паузу, собраться мыслями и сделать заказ. Ресторан удивлял своим меню, явно он ориентирован не только на классические блюда аристократии. Список не маленький, можно было бы в нем поковыряться и выудить что то необычное, но Карла ценила время, поэтому заказ был прост, разве что она внесла изменения в выбранный салат. За Хэрроу в этот момент можно было наблюдать с улыбкой, как она одевала очки и изучала меню, вроде бы обычные движения, но можно смотреть бесконечно, любоваться. В такой момент Карла понимает, насколько сильно скучала по Амелии, и как они бездарно порой тратили время на ссоры, конечно, некоторые слухи о ссорах преувеличены, но это было идеальным, что бы не возникало лишних вопросов к ним. Обычно, когда их оставляли одних из за рабочих моментов супруги, то крестились и причитали, что бы дамы не поубивали друг друга, это вызывало улыбку.
[indent] - Я рада, что ты написала, правда, - Карла не убирает руки, не отодвигает чтобы избежать прикосновения, она чувствует тепло, которое заставляет пальцы вздрогнуть. Примирение всегда трогательно, всегда волнительно, всегда где то внутри трепыхаются бабочки, а на глаза наворачиваются слезы. Она пытается сдержаться, но получается  плохо, и невозможно уже удержаться, когда Амелия опускает взгляд вниз, - Амели…,- Карла поднимается со своего места, но не отпускает руки женщины, обходит столик и чуть приседает, что бы увидеть лицо Хэрроу,- Прости…,- всегда в ссорах виноваты  двое, это прописная истина от которой уже никуда не деться. Свободной рукой  Карла тянется  вытереть скатывающуюся  по щеке Амелии слезинку,- Ты молодец, что написала, sole mio*….


sole mio* (итал.) - солнце мое

+1

6

Iron & Wine - Flightless Bird, American Mouth

Амелия открывала свою душу, показывала себя настоящую Карле и всегда в такие минуты чувствовала себя не защищенной и очень ранимой, будто улитка, оставшаяся без своего уютного и твердого панциря. Что уж греха таить, они обе были беззащитны друг перед другом, обе были в одинаковом положении. Амелия знала, что больнее всего ее сердцу и душе может сделать только Карла, и наоборот. На таком обоюдном доверии и строятся отношения, ведь так?
В эту самую мгновение, когда Карла подошла к ней и присела рядом, когда настолько сократилось расстояние между ними, сердце Амелии забилось немного чаще, если такое вообще могло бы быть, ей хотелось забыть обо всем и наконец сократить оставшееся расстояние, но было так страшно. Страшно коснуться Карлы, страшно, что подумают окружающие, страшно, что напишут и скажут, страшно от того, как ее поведение может повлиять на семью и много-много других страхов будто со всех сторон одолевали ее в эту самую минуту. Но давайте честно признаемся самим себе, что если мы будем подаваться всем своим страхам, то и резона жить совсем не остается.
Амелия крепче сжала ладонь Карлы, когда ты присела около нее и развернулась на стуле в ее сторону. Свободной рукой она коснулась щеки молодой женщины, проводя кончиками пальцев по скулам и щекам, посмотрела на Карлу широко улыбнувшись, так, как будто и не было этих двух лет. Амелия наклонилась к Карле так, что они касались друг друга лбами и закрыла глаза, еле слышно прошептала:
- Прости, что так ворвалась с твою жизнь снова, не было ни одного дня, чтобы я не думала о тебе или не ругала себя за очередной отказ. Прости меня, душа моя. - Женщина немного отстранилась, прямо посмотрела Карле в глаза, потом перевела взгляд на ее губы и склонила голову, аккуратно и едва касаясь губ Карлы в легком поцелуе. - Я не могу жить без тебя, не хочу быть без тебя, прости, прости, прости меня, Карла.
Амелия поднялась со стула, привлекая женщину в свои объятия. Только крепко обняв любимую маркизу Амелия почувствовала, как по-настоящему она скучала по ней, по ее прикосновениям, ее губам и запаху духов. Амелия снова немного отстранилась от Карлы, смотрела ей в глаза, любовалась.
- Я так сильно скучала по тебе, душа моя. - Амелия привстала на носочки, касаясь губ Карлы. - Сможешь ли ты простить меня, малышка, за мои страхи и нерешительность? Но я так устала бояться. Пошло оно всё. - Амелия негромко засмеялась. - Давай вернемся за столик? - Она легко улыбнулась молодой женщине, выпуская ее из объятий, надо было немного успокоиться и перевести дыхание. Им следовало бы сохранить свои эмоции как можно более холодными и для начала просто поговорить. Вернувшись на свое место за столиком, Амелия сделала несколько глотком прохладной воды, продолжая улыбаться и смотреть и наблюдать за Карлой, за каждым ее движением, слушая каждое ее слово.
- Как думаешь, Карла, у меня есть еще хоть малейший шанс все исправить?
Судьба давала женщинам время, чтобы спокойно поговорить. Их заказ еще не был готов и в обычный день уже следовало бы вызвать к себе администратора и задаться вопросом, отчего так долго готовятся салаты, но не сегодня. Сейчас им нужно было время, чтобы насмотреться друг на друга. И как хорошо, что до сих пор заказ не был готов и рядом не было ни единой души.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » sunny