LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Artik & Asti
Миллениум

от Элис для Адриана
Сэм держит Мартина Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать? Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос. Оуэн? После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #7
ЗОЖ-ный
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
17.05

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Люди лгут из беспомощности


Люди лгут из беспомощности

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


Люди лгут из беспомощности
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/0RuMyO3.jpg

Инес Анхелес (Диана Эксетер) и Реджинальд Броули
Харли Стрит клиник, кардиологическое отделение, 5 октября 2021 года.

Самой важной функцией главврача частной клиники является вовсе не контроль лечебного процесса, как могло подуматься, а вылизывание задниц учредителям и попечителям. И вот в кардиологию с предынфарктом загремела "постоянная" пациентка Реджинальда, миссис Анхелес - 70-летняя кокетка с признаками прогрессирующей деменции.

0

2

Попечительство над Харли Стрит Клиник досталось донье Инесc Анхелес ив наследство от первого мужа вместе с именем, значительным состоянием и основными жизненными принципами, которым она неизменно следовала  всю жизнь, независимо от обстоятельств. Ей повезло, она имела возможность оплатить практически любой из своих капризов, но и по части увлечений Инесс всегда оставалась верна себе. Родившаяся в нищете фавел девочка смогла вытянуть счастливый билет исключительно благодаря красивой фигуре, удаче и умению приспосабливаться. Её главной удачей стало то, что в 16 лет сумела привлечь внимание влиятельного испанца, случайно оказавшегося среди зрителей ежегодного карнавального шествия. Дон Диего Анхелес был старше жены почти на тридцать, лет, обладал титулом и связями, полученным по праву рождения и умел брать от жизни всё что считал нужным, не обращая внимание на чужое мнение. "Всегда оставайся собой", - учил он юную жену,  которая по началу забавляла его своей непосредственностью и стремлением выжить, - "если ты не будешь ценить себя такой, другие тоже не станут этого делать. Не пытайся забыть откуда ты пришла, это не главное. Важно то, чего ты смогла добиться". Диего не стало, когда Инесс было тридцать шесть. Она искрене горевала и сохранила его фамилию, несмотря на последующие замужества, как память о том кто навсегда остался в её сердце.  Первый брак, как и последующие шесть, не принёс ей детей, но их с лихвой заменили родственники покойных супругов. Клан Анхелес, когда-то не желавший принимать юную танцовщицу, которую блажь главы семейства привела в их круг, со временем был вынужден признать её главой семьи, распоряжающейся не только семейными активами. 
Инесс давно привыкла быть центром внимания, хотя, к чему скромность - она всегда им была. Благо положения и деньги давали ей эту возможность. Вот только время... с ним не поспоришь. Но всегда можно воспользоваться возможностями современной медицины. Последние тридцать лет донья Анхелесс регулярно раз в год проходила обследование и, в разумных пределах, выполняла предписания врачей - в конце концов, она планировала до конца дней, сколько бы ей ни было отмерено, оставаться активной.
С доктором Броули донья Инесс была знакома давно. Можно сказать она сама его выбрала в качестве лечащего врача руководствуясь исключительно собственным желанием и пристрастием к молодым мужчинам - а из представленных на тот момент достойных представителей весьма уважемого и опытного, но уже не молодого профессора Якобсона и его перспективного ученика, она выбрала второва. В сорок лет её сердце ещё работало самостоятельно и наблюдение за ним имело больше профилектический характер, но позднее, Инесс  всё же пришлось испытать на себе мастерство хирурга и его же терпение, потому что лечить пациентку, предпочитающую лекарствам глоток коньяка, то ещё испытание.
Последние два года дались донье Анхелесс не легко. Лишённая привычного образа жизни, регулярных поездок и общения, она вдруг решила что чувствует себя достаточно здоровой лишь для того, чтобы быть не как все. И это ей удавалось, достаточно долго, списывая головокружение и боль в груди на возраст до тех пор, пока терпеть и игнорировать боль стало невозможно.
Потребовалось вмешательство родни, чтобы заставить донью Инессу лечь в клинику.
Естественно ей предоставили лучшую палату и привезли с собой всё необходимое.
- Входите, доктор, - не отрывая взгляд от окна произнесла Инесс, словно доктор Броули явился к ней с визитом, а не для врачебного осмотра.
[nick]INESS ANGELIS[/nick][status]милая старушка в бриллинатах и в маразме[/status][lz]<div class="lz"><div class=""><a href="ссылка_на_анкету">Инесс Анхелис, 76</a></div>попечитель Харли Стрит Клиник, вдова </div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/vu962lW.jpg[/icon]

Отредактировано Diana Exter (7 Май 2021 11:22:03)

+1

3

Последний месяц (месяц ли?) Реджинальд жил будто в неньютоновской жидкости. Если он не делал ничего, то все шло плавно и он погружался все ниже и ниже. Если пытался сделать хоть что-то, встречал невозможное к преодолению сопротивление. Дни слепились в единый комок сонного бодрствования, изнурительных кошмарных ночей, немых истерик одиночества и липкого безразличия на публике. Выдержал все похоронные и около них события только лишь потому что часто не понимал происходящего. Он быстро вернулся к работе, потому что испытывал необходимость в рутине. Но быстро оказалось, что это не помогает. Точнее он не видит в том смысла. Все вещи, за которые он отчаянно цеплялся, очень быстро препарировались и распинались на кресте бессмысленности. Зачем каждое утро бриться? Зачем чистить зубы? Зачем готовить еду, гладить рубашку, чистить ботинки, завязывать петлю галстука? Зачем она повесилась?
Он приходил на работу, садился за свой стол и мог часами смотреть в пространство. Он научился выдерживать общество людей, не срываясь на них, иногда даже удавалось улыбаться - так они быстрее отставали. Он приноровился не слушать совещания и отвечать универсальными фразами. Он выяснил, что советы, ради которых к нему обращаются, на самом деле не нужны и он просто должен подтвердить то, что человек уже решил. Он выпадал из времени и пространства, иногда находя себя в странных местах и не помня как там оказался. Вчера вот полночи просидел на окне второго этажа своего пустого дома и курил. Почему на него не действует снотворное? Почему алкоголь не отключает голову? Почему она так с ним поступила, снова... оставила одного. И вроде бы на глаза просились слезы, но они упирались в сопротивление и вместо секундного облегчения он снова испытывал боль. Обезболивающие тоже не действовали. Томас выдал какие-то таблетки, от них тоже толку нет. Он вяз все глубже и глубже, делая вид, что все хорошо, все прекрасно. Ему не в новинку.
Но иногда его отвлекали от дум и это, честно говоря, раздражало. Вот сейчас заставили идти в палату к донье Анхелес. Она захотела видеть только его. Давно стоило поменять ей лечащего, Реджинальд уже лет десять не ведет пациентов. Не будь она в попечителях, у мистера Броули был бы реальный шанс отвертеться. А так... Он улыбнулся, кивнул со своим фирменным "конечно", по старой привычке засунул телефон в нагрудный карман халата и поплелся в палату. Предстояло решить как саботировать эту часть работы. Быстро разделается со старухой, подсунет ей кого-нибудь помоложе, поулыбается, и пойдет дальше смотреть в стену. Идеальный план.
Мистер Броули положил под язык таблетку нитроглицерина, чтобы успокоить сердце, постучал и вошел. Налепив заштатную улыбку, он осмотрел палату, которую уже успели переоборудовать под нужды старушки. Она, вроде как, острая на язык. И богатая до жути. Готовый сюжет для Диккенса.
- Добрый день, миссис Анхелес. Безмерно счастливы, что вы неизменно радуете Харли Стрит Клиник своим вниманием, доверием, а нынче и весьма своевременным присутствием, - он поджал губы, прожевывая таблетку и взял историю болезни. Расправив одной рукой очки, он взгромоздил их на нос и воззрился на пациентку: - Как устроились? Вам все по нраву?
Аж скулы от лести сводило, или это от таблетки. Мерзко. С последнего визита миссис Анхелес сдала, хоть вдвойне и пыталась не показать этого. Она уже близка к той грани, после которой старость становится пугающей. Самое страшное ощущение, когда из немощного тела на тебя смотрят ясные глаза.
- Давно боли в сердце беспокоят, миссис Анхелес? - спросил Реджинальд, прищуриваясь. Он нихрена не понимал, что тут понаписали. Тому, кто заполнял госпитализацию, нужно настучать по башке этим планшетом.
[icon]https://i.imgur.com/OuDOBRl.jpg[/icon][status]...[/status]

+1

4

[nick]INESS ANGELIS[/nick][status]милая старушка в бриллинатах и в маразме[/status][lz]<div class="lz"><div class=""><a href="ссылка_на_анкету">Инесс Анхелис, 76</a></div>попечитель Харли Стрит Клиник, вдова </div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/vu962lW.jpg[/icon]
Старость и болезнь никого не красят, хотя обеспеченная старость имеет некоторые преимущества.
Удобное кресло, на управление которым следовало выдавать права, потому что для этого требовалось не меньше умения, чем управление автомобилем, позволяло передвигаться по довольно просторной палате не вставая и такая возможность, сама по себе развращала. Нажав на одну из кнопок, донья Инесс развернулась лицом к вошедшему доктору - определенно, следует завести такое и дома -
- А Вы совершенствуетесь, доктор Броули, - улыбнулась она, демонстрируя ряд белоснежных зубов - отличная реклама мадридскому дантисту, - только льстить никак не научитесь.
Нажав ещё на что то, Инесс направила кресло вперёд, остановившись лишь когда смогла не напрягаясь рассмотреть лицо собеседника, очки, как и линзы, она отказывалась признавать, хотя с годами зрение стало иногда подводить.
- Не важно выглядите, доктор, - возраст доньи Анхелесс имел  преимущества, например, не прикрывать ненужными реверансами присущую от природы прямолинейность. - Не желаете составить мне компанию, заняв одну из соседних палат? - пребывание в которых мог позволить себе далеко не каждый, но разве здоровье хорошего специалиста того не стоит?
Резко развернув кресло, так что голова закружилась, Инесс снова оказалась у окна. В ее доме, старинном особняке, в Мадриде, тоже был сад - и, глядя на аккуратно подстриженные газоны за стеклом, она ощутила острую тоску и желание ещё хоть раз увидеть место, которое она привыкла считать домом, цветущие апельсиновые деревья за окном своей спальни и  вдохнуть их напоенный солнцем аромат.
- Беспокоят?- Инесс едва заметно улыбнулась, легкомысленно отмахиваясь от попытки врача напомнить ей о возрасте, будто, она и сама не знает что стара, - молодой человек, я с ней живу последние сорок лет и, как видите, пока справляюсь.

Отредактировано Diana Exter (10 Май 2021 22:25:36)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Люди лгут из беспомощности