Blue October
Say It

продолжаем в осень
Эван ничего не ответил на заявление матери о том, что она их не кормит и лишь улыбнулся в ответ на эту шутку. Он будет себя хорошо вести и не станет напоминать матери что она давно уже его не кормит и не следит за его питанием. Он и сам прекрасно со всем справляется, лучше всех вообще. Так что не нужна ему ничья поддержка и забота.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
19.10
ЧЕЛЛЕНДЖ
Гаррипоттырный
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Never Give up on Your Dreams


Never Give up on Your Dreams

Сообщений 1 страница 30 из 40

1


Доктор оказался упрямее, чем я...
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Alice Amanda Navarro &  Henry Harrow & позже Adrian Navarro
13 мая 2021; Харли Стрит Клиник

После неудачного падения на льду Элис отправляется в больницу, прямо к Хэрроу в руки. А затем и к мужу, для дальнейшего перевоспитания.

+1

2

Все получилось... глупо! Глупо на столько, что Элис даже не могла понять, от чего же слезы наворачиваются больше: от того, что больно, страшно или же от собственного идиотизма?! Наверное, все эти пункты играли важную роль, но все же девушка старалась сдерживать чертовы слезы! Она сидела на чертовом льду и старалась не двигаться, пока остальные, выйдя из минутного ступора, принялись звонить в начале в "скорую", а когда там сказали, что свободных машин нет - вызывать убер. Наварро с силой вцепилась пальцами в ногу, чуть выше щиколотки, и отчаянно молилась всем Богам о том, чтобы это не оказался перелом. И ведь говорили ей в свое время, и травматолог, что оперировала ее ногу, и физиотерапевт - нельзя ей больше в профессиональный спорт! Можно кататься для своего удовольствия, просто кататься! Но, нет же, отсняв удачно почти все дубли, ей потребовалось выебнуться! И что в итоге? А в итоге она не смогла правильно поставить ноги в момент приземления на лед! И ладно, если там просто вывих или, на худой конец, трещина... А в итоге...
  - Нет, ребят, лучше сейчас не трогать пострадавшую ногу. Если там действительно перелом, то коньки просто не позволят ему усугубиться. Лучше... - судорожный вздох и прикушенная до крови нижняя губа, - найдите мне чехлы для лезвий и... скоро уже приедет машина?! - она действительно пытается держать и не показывать своих эмоций. Лишь благодарно улыбается Лоурен, когда та помогает ей надеть поверх костюма дутую жилетку. Твою мать! И... вот как мне сказать Адриану, что я травмировалась?! В пору было звонить мужу и признаваться в собственном идиотизме, но... в последний момент Элис решает сделать это после того, как будет точно знать, что именно она с собой сотворила....
   В больницу, в итоге, девушка решает ехать одна. Во-первых, кто-то из руководства должен был остаться в спортивном комплексе и проследить за тем, что бы все закончилось без происшествий. Достаточно было уже того, что и сама Наварро травмировалась. Во-вторых, девушке все же хотелось верить в то, что они отсняли достаточно материала, чтобы можно было смонтировать отличное видео. В-третьих, она понимала, что в любой момент ее эмоции могут "прорваться" и она не хотела, чтобы хоть кто-то из лейбла видел ее слабой.
   Пока дожидались машину, Элис успела загуглить лучшие травматологии Лондона и сделала свой выбор в пользу Харли Стрит Клиник. Которая, если судить по отзывам, была одной из лучших. А то, как ее садили в салон приехавшего убера - это вообще отдельная история, которая со стороны явно выглядела смешно, но вот самой девушке пока было не до смеха. Когда же ей удалось разместиться на заднем сидении так, что травмированная нога должна была находиться в состоянии покоя на протяжении всего пути, она вымучено улыбается Леманн и тихо обращается к водителю:
  - В Харли Стрит Клиник, пожалуйста. - откинув же голову на спинку сидения, Элис уже просто не в силах сдерживать собственные слезы. К счастью, кроме совершенно неизвестного ей мужчины, их больше никто не видит!

ВВ

https://static.tildacdn.com/tild3765-6436-4662-b362-376534613134/__1.jpg

+1

3

Работа в клинике начала приносить свое удовольствие. Причем практически с самого первого дня. Невзирая на притирки с коллегами, Хэрроу все же удалось выстроить свой  план общения с ними. Занимать руководящую должность, для него, это впервые, это нечто новое. Да, Генри любил покомандовать, но это совсем другой случай. Не тогда, когда от тебя ждут каких-то действительно осознанных решений. Прошло уже две недели с момента выхода на работу, Хэрроу пока не допущен к операциям, но зато полное раздолье в приеме пациентов с различными травмами. Генри потихоньку вспоминал все то, что знал, точнее освежал в памяти. Наставлял пациентов на путь истинный, иногда раздавал люлей за пренебрежение к своему здоровью. Не со зла, но побухтеть на эту тему, святое дело.
Хэрроу приехал в клинику сегодня раньше обычного. С того момента, как приходится ездить на работу из Стратфорда почти в центр города, выезжать стал за пару часов до начала рабочего дня. Пока еще не мог рассчитать точное время, чтобы не опаздывать. Проще приехать раньше, чем получить выговор за опоздание. Поэтому, чаще в половину восьмого утра кабинет заведующего травматологией уже открыт.

Сверившись с планом на сегодняшний день, Хэрроу заполнил истории, которые не сдал вчера под вечер, проверил список пациентов на сегодня. Благо плановых приемов за две недели накопилось не так много. Хотя три человека, это уже немало. После планерки в восемь часов его ждала пациентка со сломанной рукой, потом парень, что упал с велосипеда, а потом и мужчина, которому жена неудачно устроила вывих в порыве страсти. Ах да, еще два любителя футбола, точнее один. Второй достался его коллеге. Нет, ну после всех этих кадров, Генри понимал, почему его привлекла именно травматология. Где еще встретишь столько интересных кадров? Пора в книжечку записывать каждый интересный случай.

Выйдя в регистртуру, чтобы сдать карточки, ближе к полудню к нему в отделение поступила девушка с травмой ноги. И нет, не на скорой. А сама на такси. К счастью или к сожалению, причем для самой дамочки, из свободных врачей оказался именно Хэрроу. Он пока не представлял, чем руководствовалась девушка, когда вместо того, чтобы вызвать скорую, она приехала сюда сама. И судя по состоянию ходить не может. Из такси её сразу же положили на каталку, отвезли в приемное отделение, где собственно и ждала она Генри. Ему вручили новую карту пациентки, он сразу же попросил отправить на рентген, а потом уже будет ждать её в приемном.

Добрый день, мисс... — он подглядел в карточку, — Наварро. Позвольте полюбопытствовать, почему скорую её вызвали? Добираться на такси, было не самым разумным решением в вашем случае. Рентген показал, что у вас трещина кости стопы, — Генри держал в руках снимки. Судя по внешнему виду, спортсменка. Надев перчатки, Хэрроу осмотрел её ногу, внешних повреждений нет, только небольшой отек.

Вам есть кому позвонить, чтобы после вас забрали? Потому, что сами вы добраться уже не сможете. Трещина не сильная, но гипс все же придется наложить и какое-то время походить на костылях, — он набрал в шприц анестезию, затем ввёл её девушке.

+2

4

Сколько времени прошло с того момента, как она в последний раз была в больница? Риторический вопрос, на самом-то деле, ведь в мозгу Элис эта дата была выжжена каленым железом. Она бы, наверное, и рада была ее позабыть, но, как говорится, не Судьба. И не потому, что в тот день ей пришлось поставить крест на спортивной карьере, а потому, что именно в этот день погибли бабушка с дедушкой. Но сейчас речь шла не об этом, а о том, что оказавшись в клинике, Элис несколько с любопытством принимается осматриваться по сторонам. В прошлый раз, когда ее доставили в подобное заведение в Чикаго, она была без сознания и обо всем случившимся узнала лишь тогда, когда отошла от наркоза, а нога уже была в гипсе. Сейчас же... она была в сознании и искренне надеялась на то, что в этот раз обойдется малой кровью.
   Пока с поврежденной ноги снимали конек - Наварро с силой вцепилась в поручни каталке и, наверное, вспомнила самые отборные и изощренные ругательства из тех времен, когда шлялась по улицам Чикаго. Правда, все это исключительно в мыслях, а чтобы ни единого звука не вырвалось из ее рта - до крови прикусила нижнюю губу. Как ни крути, но травмы в фигурном катании явления распространенные. В общем, если бы не былой опыт, то персонал больницы проклял бы ее появление в их приемном.
  - Я бы с радостью приехала сюда на "скорой", если бы нам не сказали о том: что мой случай не критичный, так как я не истекаю кровью и не теряю сознание, а машин на всех не хватает. В общем, мне предложили либо ехать на такси, либо дожидаться "скорой" неизвестно сколько - поясняет девушка, морщась от боли. Пока нога была зафиксирована спортивной обувью, боль ощущалась не так сильно, но сейчас...Известие же о том, что у нее лишь трещина в стопе, вызывает в ней вздох облегчения и едва слышное - Спасибо хоть не повторный перелом лодыжки.
   Откинувшись на подушку и стараясь не шевелиться, пока травматолог осматривал ее стопу, Элис устремляет свой взор в потолок и лишь сильнее прикусывают губу, что бы не отвлекать своими возгласами. Она думает о том, на сколько счастлива была в тот момент, когда вновь скользила по льду; когда одно движение сменяется другим и все получается почти идеально... и чувствует себя полной дурой из-за того, что все же рискнула выполнить сложный элемент! Ведь, теперь она знает это, если бы предварительно было проведено хотя бы несколько тренировок, то у нее бы получилось и это...
  — Вам есть кому позвонить, чтобы после вас забрали? - очередной вопрос травматолога вынуждает Наварро вздрогнуть и перевести на него взгляд. Черт! Адриан! Он же... ему же надо позвонить... и... и как я ему скажу о том, что случилось?! Да он. наверное, скоро меня придушит... Понятное дело, что девушка утрировала. Просто ей так отчаянно хотелось отложить момент звонка мужу, что в голове возникает мысль о том, чтобы попросить Лоурен забрать ее из больницы, а любимому сообщить обо всем вечером... дома... когда он вернется туда после работы. Сейчас ей это кажется разумным, так как это избавит Адриана от лишних волнений и поездки через весь город, но... ага, ты еще придумай себе срочную командировку и пережидай время восстановления на съемной квартире. Точно говорят, ума нет - считай калека!
  - Да, доктор Хэрроу, есть. Просто, учитывая мою прошлую травму, не хотела звонить мужу до тех пор, пока не буду четко знать своего диагноза. - она чувствует укол и вновь морщиться, но при этом знает и о том, что скоро наступит облегчение - Как долго мне придется проходить в гипсе? - при этом, Элис думает еще и о том, что хоть у нее никогда не было зависимости от обезболивающих, но все же были и иные проблемы. Взяв в руки телефон, она все же набирает Адриана и просит его: а) не волноваться; б) забрать ее из клиники.

+1

5

Генри хмуро посмотрел на девушку, не помнил он, чтобы их скорая помощь так реагировала на вызовы. Да и он все это время был в клинике, о вызовах в травматологию ему бы сообщили. Хэрроу, как минимум, освободил бы одного врача под такой вызов, ну или заранее был готов к такому развитию событий. Сам занялся приемом, что и сделал сейчас.

Наша скорая выезжает ко всем пациентам, и травмы у спортсменов не такое уж редкое явление, все это понимают. Любое неосторожное движение в вашем состоянии могло привести к перелому. Но, если это так, я уточню этот момент, — отозвался Генри, выбрасывая шприц.
Хэрроу прощупал ногу, на рентгеновском снимке действительно увидел старый сросшийся перелом, который произошел, по всей видимости, еще в юности. Когда анестезия начала действовать и шевеление ноги могло вызвать меньший дискомфорт, Хэрроу зафиксировал ее в нужном положении, и удобнее было наложить повязку. Пока анестезия до конца не «схватилась», он сел за свой стол, заполнил данные в карточке.

Диагноз ваш – трещина кости стопы, — повторил, подняв взгляд на девушку, — Так, что можете звонить, потому, что самостоятельно вы домой доехать не сможете. Первое время, лучше не вставать без крайней необходимости. В гипсе ходить минимум три недели, а дальше по ситуации, — пояснил Хэрроу, возвращая все своё внимание повреждённой ноге миссис Наварро. Пока он размещает ногу удобным для себя образом, прощупывает ещё раз чувствительность, девушка начинает набирать супруга, как будто боится его. Генри едва сдерживает усмешки, вспоминая своё ранение и как Ева на него отреагировала... Но из весьма громкого динамика раздался весьма недовольный и обеспокоенный мужской голос. Нет, ну кто бы не волновался в такой ситуации? Хотя, по сути, ничего такого серьезного Хэрроу не увидел. Походит какое-то время в гипсе, дома посидит. Чаще бывает, что гипс не накладывают, обходятся бандажом. Но это не совсем тот случай. Пока Хэрроу занимался противовоспалительной обработкой, стал невольным слушателем этой задушевной беседы, и весьма недвусмысленную фразу «Какого черта, Элис?». Или «Ты же обещала! Месяц из дома не выйдешь».

Ну почти угадал, что уж там. Три недели, это почти месяц. Когда разговор все же завершился, Генри продолжил пояснять их дальнейшие действия, а также нужную терапию после.

В процессе реабилитации необходимо будет пить противоспалительные препараты, чтобы избежать попадания инфекции, — он начал наматывать базовый слой чистого бинта.
Завтра придете на повторный осмотр повязки, и я составляет вам план дальнейших посещений, — Хэрроу подготовил воду, повязки, начиная слой за слоем накладывать уже гипс.

+1

6

Самое смешное, что в подростковом возрасте все травмы воспринимаются куда легче и проще. Ну, как, проще. Просто тогда у тебя с мозгами не так хорошо, как в более старшем возрасте. Хотя... Элис кидает на свою ногу, которую осматривает травматолог... возраст отнюдь не означает наличие развитого серого вещества. И ведь знала, что нельзя ей на лед. Точнее, не то, что нельзя, а не стоит... тем более, что и мужу пообещала. Но, азарт момента и навязчивая мысль о том, что ей это под силу - они сделали свое пагубное дело и Наварро все же вышла на лед. Ну, что тут скажешь, если мозгов нет, то и взять их неоткуда. Наверное.
  - Доктор Хэрроу, я все это прекрасно знаю, хоть и ушла из спорта одиннадцать лет назад. Но, говорю Вам то, что было сказано моей начальнице. Тем более, что когда упала, больше всего боялась того, что это перелом. Но... - она пытается безразлично пожать плечами, словно вся эта ситуация ее ни капельки не трогает, но, вместо этого, вновь устремляет взор в потолок. Просто... ей действительно обидно. Обидно, что те минуты счастья, что она испытала, пока скользила по люду, обернулись таким пиздецом. Обидно, что в тот момент ее не видел Адриан... Правда, она всегда может показать ему отснятый материал, но, при этом, сомневалась в том, что муж захочет смотреть. Ведь, из-за этих съемок она в итоге травмировалась. В общем, стоит запомнить раз и на всегда запомнить: если что-то началось через жопу, то и через это самое место оно и закончится!
  - Хм, даже на костылях не смогу добраться до такси? - нет, ну, она же должна была сделать попытку избежать разговора с мужем в больнице? И пусть Элис понимала, что вопрос звучит крайне глупо, но... - Да, ладно, док. - тяжко вздыхает Наварро прежде, чем травматолог успевает высказаться по поводу ее умственных способностей -Все я прекрасно понимаю. - еще один тяжелый вздох, а после она уже тянется за телефоном.
   Какое-то время, девушка просто слушает длинные гудки. В другой раз, она бы уже давно сбросила вызов, так как это могло означать лишь то, что Адри занят, но... ситуация складывалась так, что ей просто не оставляли выбора. Когда же муж отвечает на вызов, то...
  - Адриан, ну, правда, со мной все в порядке. Всего лишь трещина кости стопы. Даже не перелом. Ну, правда. - на какое-то время, девушка замолкает, позволяя выговориться супругу, и при этом чувствует, как отчаянно краснеет. Да, давненько ее не отчитывали. - Блин, я помню, что обещала, но на съемках случился форс-мажор, а так уж вышла, что в команде я единственная, кто занимался профессионально фигурным катанием! - она чувствовала, что начинает закипать, а это не приведет ни к чему хорошему. Поэтому, скрипнув зубами, все же произносит - А может, мы это все обсудим дома? - и не будем устраивать представление для окружающих?! - не дожидаясь ответа мужа, она просто сбрасывает вызов.
   Она старается не думать о том, как именно прошел разговор с Адрианом. Вместо этого, полностью сосредотачивает свое внимание на действиях Хэрроу, который как раз подготавливался к тому, что бы начать накладывать гипс. На мгновение, Элис прикусывает нижнюю губу, а после спрашивает:
  - Я смогу после выйти на лед? И, что еще мне предстоит пить, помимо противовоспалительных? И, мне потребуется после физиотерапия?

+1

7

«Вот до чего же упрямая девчонка. Сказано, нужен полный покой, а не беготня на костылях до такси». Да, Генри давно не работал с живыми людьми и отвык от того, что его пациенты высказывают недовольства. Конечно, очень мало приятного в травмах, потом предстоит долгая реабилитация. Главное, не допустить повторного перелома и не сделать хуже самому себе.
Продолжая распределять гипсовую повязку по ноге, Хэрроу вздохнул, не сдержавшись, чтобы не закатить глаза. Он привык к подобным вопросам еще десять лет назад. Уж слишком они въелись в память. Нужно составить список и на дверь повесить. Чтобы те, кто ждал под кабинетом могли заранее ознакомиться. Ну, или вручать карточку пациенту, пусть читает и не отвлекает врача глупыми вопросами.
Однако с пациентами Генри старался быть вежливым, даже, когда спрашивают откровенную глупость. Гипс потихоньку начал схватываться, затвердевать на ноге миссис Наварро.

Сможете, но лучше к самостоятельным перемещениям переходить, хотя бы через сутки. Чтобы не допустить повторного или дополнительно травмирования. Завтра необходимо приехать и проверить состояние гипса. В вашем случае трещина может легко привести к перелому. Тем более, что один у вас уже был, пусть и не в том же самом месте, — Хэрроу продолжал слой за слоем накладывать повязку. Оставался последний, закрепляющий. Он снова стал невольным слушателем беседы с супругом. Он явно не в восторге от травмы жены. Генри старался не прислушиваться. Нет, ну он сам бы был не очень счастлив узнать, что Ева что-то себе сломала. Когда избили брата, та еще история была… Благо обошлось без переломов. Только синяки, да ссадины большие.

На лед сможете. Только аккуратнее лучше, замерзшие лужи лучше обходить и носить нескользящую обувь, — невозмутимо произнес Хэрроу. Конечно, он понимал, о чем говорит девушка, но не хотел ее заранее обнадеживать, — А, если серьезно, то точно не в фигурное катание. Срок заживления от двух до четырех недель. Полное восстановление – до нескольких месяцев. В самое ближайшее время лучше пройти полный курс терапии. У вас кости нехрупкие, но судя по анализам, не хватает витаминов для поддержания, — Генри закончил накладывать гипс, распределяя его равномерно по ноге, чуть прижимая, чтобы плотнее обхватил ногу. Оставалось дождаться полного застывания.

Ничего сверхъестественного. Пока вам нужен отдых, нагрузки на ногу лучше исключить совсем, хотя бы первую неделю, — он снял перчатки, помыл руки и сел за свой стол. Достав чистый лист, Хэрроу принялся писать рецепт и рекомендации.

Нужно будет пересмотреть питание, добавить продукты с высоким содержанием кальция, желатина в рацион. Витамины обычные. Противовоспалительные снимут отек и не допустят проникновение инфекции. Если будут мучить боли, то выпейте обезболивающее. Я напишу несколько вариантов, какие можно пить. Физиотерапия потребуется, но это стандартно. Упражнения для разработки сустава, массажи, — Генри написал несколько препаратов на листе, которые необходимо будет приобрести в аптеке, все рекомендации по лечению и первичный график посещений.

В опроснике при заведении карточки, вы указали, что курите. Лучше отказаться или сократить эту привычку. Курение тормозит заживление костей  и влияет на их состояние, — пояснил Хэрроу, поставив печать на лист. Подойдя вновь в пациентке, он проверил состояние гипса. Пока они ждали полного застывания, Генри на телефон поступил звонок из регистратуры. Хелен сообщила, что приехал муж девушки. На что Хэрроу попросил, чтобы пока его оставили в коридоре, он еще не закончил. Да и не очень хотелось наблюдать их семейные разборки. Но мужчина был нетерпелив, сцепив зубы, Хэрроу позволил джентльмену пройти и ознакомиться с состоянием его супруги.

+1

8

Самое смешное, что Элис видит - ее высказывания явно раздражают доктора. И от осознания этого хочется смеяться. Правда, мозгов девушки хватает для того, чтобы этого не делать. А то, не дай Бог, добрый доктор обидится и придется ей с гипсом ходить не три недели, а все шесть. Ага, на радость Адри. Ведь, сидя дома, я вряд ли сумею найти себе приключения на задницу. С трудом подавив тяжелый вздох, Наварро чуть наклоняет голову в бок и наблюдает за действиями Харроу.
  - Понятно, - в ее голосе отчетливо слышится разочарование, так как все же была надежда на то, что все не на столько серьезно и в итоге, спустя пару дней и на костылях, она сможет вернуться к работе. Теперь же, после того как травматолог прямым текстом объяснил ей, чем именно может быть чревата излишняя активность - все мысли о выходе дома пришлось отринуть. Черт! Как же это все не вовремя! Сейчас столько работы! Столько всего нужно успеть, а у меня... трещина стопы, гипс и совершенно не опытная ассистентка. Блеск!
  - На самом деле, я из спорта ушла уже давно. Собственно, когда заработала свой перелом. - зачем она это говорит? Элис и сама не знает. Прост, вырвалось как-то само собой. - Меня, скорее, интересует, смогу ли я просто кататься на коньках... - почему-то, в этот момент ей вспоминается один из разговоров с мужем, в котором он говорил ей о том, что можно вернуться в спорт не подвергая себя опасности травмироваться по новой. Вернуться, став тренером. Тогда ей это показалось безумной мыслью, но сейчас... Наварро вынуждена была признать, что данная возможность имеет право на существование.
   Она внимательно слушает все то, что ей говорится и делает пометки в голове. Во-первых, как бы сильно она не рвалась на работу, но выйдет она именно через месяц, не раньше. Ведь, если ей очень крупно повезет, то гипс уже снимут через три недели. Хотя бы неделя физиотерапии, прежде чем опять начать носиться по всему городу в режиме горной козы. А там, если уже повезет им всем - снимут и ограничения по карантину. И вот тогда... тогда работы станет в разы больше!
   Слова же о том, что на ближайшую неделе она станет беспомощной, подобно младенцу, не вызывают в ней особой разницы. Во-первых, это означает, что она будет нуждаться в постоянном уходе и надзоре. Во-вторых, зная мужа, Элис могла предположить и то, что на это время супруг может уйти на удаленку, чтобы самому следить за тем, как именно дражайшая супруга соблюдает рекомендации врача. И это, будем честны, может стать конкретным таким испытанием для их отношений. Ведь, когда бывшая фигуристка оказалась в гипсе в прошлый раз - характер ее значительно так испортился!
  - Хорошо, док. Я буду соблюдать все Ваши рекомендации. - по крайней мер - постараюсь.
  К тому моменту, как травматолог закончил накладывать гипс - нога перестала болеть окончательно. Правда, Элис не прельщалась и знала, что это ровно до того момента, пока препарат не перестанет действовать. И единственное, на что могла надеяться Наварро - это на то, что боль все же будет терпимой ей не придется прибегать к приему обезболивающих. Перспектива же того, что ей еще и курить нельзя будет все это время - повергает ее в окончательное состояние уныния.
    Пока застывал гипс, бывшая модель принялась набирать отчет о своем состоянии для Лоурен, а за одно делиться своими мыслями относительно того, какие именно дубли лучше всего использовать в клипе. Включая тот, в котором она столь неудачно падает. Главное, что бы в последствии журналисты не прознали о том, что данный момент не был постановочным. Она как раз нажимала кнопку "отправить", когда в комнате появился Адриан. То, что муж не в восторге от всего случившегося - ясно было бы и дураку. И, по хорошему, стоило бы вести себя паинькой, но....
  - Привет, - произносит девушка довольно жизнерадостно, словно это не она сейчас лежит на кушетке с загипсованной ногой.

+2

9

Прекрасный рабочий день был безжалостно прерван телефонным звонком супруги. Из травмпункта. А также последующим объяснением того, как она туда попала. Адриан вообще считал Элис разумной девушкой, хоть и способную пойти на всякие безумства. Но надеялся, что в список этих безумств не входит преднамеренной самотравмирование. Да, именно, преднамеренное, потому, что по-другому это не назвать. После столько времени отсутствия тренировок выходить на лед и танцевать, это нужно было додуматься. Адриан впервые за почти год их брака чувствовал не то злость, не то раздражение на жену за столь опрометчивый поступок. Наверное, стоит, хотя бы раз в жизни проявить свой темперамент. Но и без того понятно, что Адриану все это не нравилось.

Узнав в какую клинику уехала Элис, мужчина отложил свои дела, точнее часть переложил на завтра, часть неотложных поручил своему заместителю. Парень неглупый, справится без него. Адриан забрал необходимые вещи, чувствовалось, что в ближайшее время ему придется перейти на удаленную работу. И приглядывать за травмированной женой. В офис все же придется иногда приезжать, но  меньше, чем обычно. Через полчаса после звонка, он был уже на месте. В регистратуре поинтересовался, где именно находится его супруга, а также попросил узнать, когда он сможет ее забрать, где и когда увидеть. В общем, стандартный набор вопросов. Девушка набрала врачу, который занимался Элис, сообщила о прибытии мужа. Тот по всей видимости, не обрадовался такой настырности, но все же позволил войти.

Когда Адриан вошел в кабинет, врач заполнял карточку пациентки, а дражайшая супруга на кушетке, уже с гипсом. Очаровательно. Он многозначительно посмотрел на девушку, ничего не ответив. И обратился к врачу, который выдал ему лист с рекомендациями, а также рецептом на препараты, которые необходимо будет принимать. Попутно объясняя написанное на словах. Повторил про полный покой, очевидно, им обоим… Не забыл упомянуть о том, что девушка приехала сюда сама, без вызова скорой. И проверил он все-таки, вызовов именно к ним в клинику не было, возможно, куда-то в другое место. Могло ведь все закончиться куда печальнее.
Адриан кивнул, поблагодарил врача за помощь. После его разрешения, когда гипс уже полностью застыл, забрал жену домой. До выхода из клиники им выдали временные костыли, но по пути домой Адриан заехал и купил их для Элис, а также в аптеку.

Он разместил супругу на заднем сидении, мужчина сел за руль, и направился в сторону дома. Что ж, их ждет увеселительное мероприятие на целый месяц. Наверное, стоило бы что-то сказать, поругать, но что толку-то? Ногу целой это не сделает обратно. Нужно сосредоточиться на выздоровлении.
Нет, ну, а какой реакции она ожидала? Что муж обрадуется? Раздражался он не из-за самой травмы, а из-за того, каким образом она ее получила.
Адриан подъехал к дому, помог Элис выбраться из машины, дойти до дома и разместил ее на диване в гостиной.

Сейчас ничего не беспокоит? Врач сказал, что если будут жалобы, нужно сразу же вызывать врача, — пояснил Адриан, чуть смягчаясь.

Отредактировано Adrian Navarro (14 Апр 2021 23:07:50)

+1

10

На протяжении того времени, что она ждала, пока гипс застынет и в клинику приедет Адриан, у Элис было время подумать. Не смотря на то, что решение выйти на лед после столь длительного перерыва было безрассудным, девушка не могла сказать, что оно было не обдуманным. Нет, она думала об этом.  Не долго, правда, минут пять от силы, но ведь думала! И прекрасно сознавала все имеющиеся риски от принятия данного решения. Вот только... она действительно хотела это сделать! Впервые, за довольно долгий период времени, она действительно хотела выйти на лед. Ну, что тут скажешь, все вышло не совсем так, как она планировала, но при этом... был закрыт очередной гештальт. Еще один аспект ее прошлого, который грыз ее изнутри на протяжении более чем десяти лет, таки был ею принят и отпущен. Теперь Наварро действительно знала, что может и, в какой-то степени, хочет. Пусть цена этих знаний и была несколько завышенной, и дело сейчас не в трещине, а в том, что заставила мужа нервничать, но все же... результат ее вполне устраивал. Ведь теперь, Элис знала это, в ее жизнь вернутся тренировки. Пусть по началу легкие и не продолжительные, да и исключительно после того, как на это даст добро травматолог, но она действительно вновь начнет кататься. И это даже не обсуждалось! Нужно будет коньки купить... мимолетно проскальзывает в ее голове, а уже в следующий миг дверь открывается и заходит Адриан.
  По его внешнему виду, всегда довольно трудно сказать, что именно в данный момент чувствует мужчина. Но, за все то время, что они были женаты - Элис хотелось верить в то, что она достаточно узнала мужа. Вот и сейчас, поймав его довольно красноречивый взгляд, девушка убирает с лица безмятежную улыбку и становится серьезной. То, что он и слова ей здесь не скажет в больнице - сомнений не вызывало. А вот относительно того, что он промолчит и дома - сомнения были. Нет, обычно Адриан относился довольно спокойно к ее выходкам и совершенно ненормированному рабочему графику, но... до этого и травмами не обзаводилась, если уж быть честной хотя бы с собой самой. Тут же, Элис не только данное ему слово нарушила, но еще и в больницу загремела.   
   Пока муж общался с доктором, Элис, наклонившись, взяла свою сумку с пола и достала от туда кроссовки. Так как весь день планировалось проводить на съемках, утром она решила изменить привычным шпилькам со спортивной обовью. Как оказалось, довольно удачное решение, так как ковылять до выхода в гипсе, на костылях и при этом в туфлях - такое себе удовольствие. Толи дело кроссовок. Правда, она чуть их не забыла в спорт-комплексе, но, к счастью, вовремя вспомнила. А то, и вовсе, пришлось бы ей сейчас ковылять в профессиональной обуви.
  На самом деле, ей хотелось сказать хоть что-то, чтобы разрядить сложившуюся обстановку, но слов чет как-то не находилось. Собственно, именно поэтому девушка решила помалкивать. Лишь страдальчески закатила глаза, когда Харроу начал повторно сообщать об этапах ее лечения, но теперь уже явно для Адриана, словно сомневался в благоразумие самой Элис. Обидненько, вообще-то...
  К слову, игра в молчанку затянулась вплоть до их возвращения домой. На протяжении всего пути, девушка молча смотрела в окно на заднем сидении, при этом удобно разместив ногу, а Адриан сосредоточенно вел машину. Пару раз, правда, Элис порывалась начать разговор, но замолкала так и не сказав ни слова. И лишь когда она оказалась сидящей на диване, а взгляд мужа чуть смягчается, девушка тихо произносит:
  - Да нет, и не побеспокоит до тех пор, пока не сойдет анестезия. Адриан... - запнувшись на имени мужа, Элис все же заставляет себя посмотреть ему в глаза - пожалуйста, не злись. Я понимаю, что нарушила слово, но... это был форс-мажор. И мне нужно было спасать ситуацию, иначе понесли бы убытки. И, ты не мог бы помочь мне переодеться? Все же, танцевальный костюм не сильно похож на домашнюю одежду.

+1

11

Не хотелось бы злиться на Элис, но Адриан чувствовал себя неоднозначно. Скорее всего не из-за травмы, а из-за того, что девушка обещала не предпринимать ничего без него. Не то, чтобы Адриана задела такая мелочь. Он никогда не приветствовал жертв своим здоровьем, жизнью ради работы. Даже сам очень редко, когда надрывался, пахал, как проклятый из-за какого-нибудь большого проекта. Ровно, как и своих сотрудников всегда хотел видеть их бодрыми, полными сил, не уставшими с кругами под глазами, а потому строго ограничивал рабочий день каждого из них.
Он молчал всю дорогу, ибо был риск сорваться, что-то сказать грубое. А мужчина этого не хотел. Нужно было немного остыть, чтобы начать, хоть какой-то разговор. Отчитывать? А есть ли смысл в этом? Элис все решила самостоятельно, это ее работа. Можно, конечно, понять. Но еще сложнее совладать с собой, принять сей факт. Судя по настойчивому объяснению врача следить за женой, тот тоже переживал и опасался увидеть эту пациентку еще раз в своем отделении. Завтра нужно будет ехать на прием снова. Хотелось верить, что за эти три недели они не переругаются из-за мелочей, бытовухи, которая накроет их с головой. Работу все равно никто не отменял. Еще в догонку несколько новых объектов добавляется в других регионах. Придется половину работы делегировать заместителю, от этого никуда не деться.

Объяснения супруги не очень-то убедили Адриана в целесообразности поступка. Ну, сложно было принять, что работа стала поводом риска своему здоровью. Адриан хмуро посмотрел на Элис, все же помог переодеться ей в домашнюю одежду. Этот танцевальный костюм еще долго будет мерещиться у него перед глазами, как напоминание о сегодняшнем дне. Он осторожно расстегнул костюм, надевая домашнюю кофту и штаны на Элис. И переоделся сам, так как в костюме было не совсем удобно.
Выдохнув, он посмотрел на жену. Вот что с ней делать?

Элис, я прекрасно понимаю, что такое форс-мажор. Я не первый день в крупном бизнесе, и знаю, что такие ситуации бывают. От них никуда не деться, увы, — Адриан сел в кресло напротив нее, — Но на каждый из них должен быть, так называемый, план «Б», который сможет помочь в случае непредвиденных ситуаций. Если же кто-то из сотрудников на стройке заболел или не вышел на работу по какой-то иной причине, никто из сотрудников офиса не пойдет его подменять. Даже, если умеет строить. Рисковать своими сотрудниками в подобной ситуации, это пагубное дело. И последнее, что может позволить сделать руководитель фирмы, если нет иных, заранее подготовленных решений. Кто будет отвечать за причиненный вред здоровью? — весьма резонный вопрос. Вылечить свою жену Адриан сумеет, травма не серьезная, чтобы уж сильно переживать. Но, ведь, могло все оказаться куда хуже, — Так что… передавай большой и плазменный от меня своему руководству, что допустило подобный случай. Врач сказал три недели в гипсе и минимум три месяца реабилитации, чтобы все пришло в норму.

+1

12

Семейная жизнь - это всегда работа. Не адский труд, как любят говорить многие, а именно работа. Ведь, ты постоянно работаешь над собой, над отношениями. Не бывает идеальных семей, но есть те, кто хочет, чтобы его избраннику было комфортно. Если же начать все эти попытки приравнивать к адскому труду, то?.. А, собственно, на хрена тогда вообще вместе жить? Проще просто разбежаться по разным конца города и впредь никогда не пересекаться. По крайней мере, именно так всегда думала Элис. Да и, собственно говоря, до сих пор так думает. Ведь ее семейная жизнь - это вовсе не адский труд, но порой и ей бывает сложно. Особенно изначально. Тяжело было принимать заботу мужа и не отбрыкиваться от нее в своей извечно грубой манере. Сложно было по началу помнить о том, что теперь у нее действительно есть дом и человек, которому не все равно где она и что с ней. Но постепенно, благодаря терпению Адриану, девушка не только к этому привыкла и начала считаться с мнением мужа, но и получать от этого удовольствие.
   Вот только порой наступали такие моменты, когда в ней просыпались бунтарский дух и излишняя самостоятельность, что граничили с безрассудством. В первый раз это проявилось в ситуации с отцом, когда он чуть ли не впервые попыталась солгать мужу относительно того, откуда именно взялись синяки на руке. Во второй же раз, она сглупила сегодня, когда вышла на лед. И, нет, она все равно не жалела об этом! А вот о том, что теперь ей придется три недели сидеть дома - она сожалела. И зачем я решила все таки сделать этот чертов четверной тулуп?! Ограничилась бы двойным - все было бы нормально. Да, не так красочно, но мне бы хватило времени правильно поставить ноги при приземлении! Идиотка!..
    Переодевшись с помощью мужа в домашние вещи, девушка пытается с удобством устроиться на диване, но... из-за загипсованной ноги это сделать просто не реально. Потому, что для нее просто нет удобного положения! Его просто еще не придумали! Когда же Адриан начинает говорить, то ей и вовсе хочется исчезнуть. Она понимает его недовольство, как и беспокойство, правда, но при этом...
  - Вот! Ты сам говоришь, что всегда должен быть план "Б"! А я забыла про него! Я настолько сильно увлеклась работой с фигуристкой, что должна была изначально танцевать в клипе, что напрочь забыла о том, что должна была подготовить дополнительный вариант! Подготовить еще одну фигуристку! - увлекшись, Элис не произвольно пытается вскочить с дивана, но  во время вспоминает о том, что у нее все же гипс на ноге и остается на месте. - Поэтому, и исправлять все должна была я. Потому что на кону была именно моя репутация! - добавляет девушка уже чуть тише и в упор смотрит на мужа. Нет, понятное дело, что в словах мужа была своя доля истины, но... - Ну, Лоурен не особо была в восторге от моей идеи, но... я сумела убедить ее в том, что моя физическая форма позволяет мне выйти на лед. И... все было вполне хорошо, пока я не увлеклась и не пошла на четверной тулуп. Просто, по давно позабытой привычке. - откинув голову на спинку дивана и прикрыв глаза, Элис делает глубокий вдох и интересуется - Во сколько ты завтра приедешь, чтобы мы отправились в больницу? - и пусть она догадывается о том, что скорее всего Адриан эти три недели будет работать из дома, но... ей бы не хотелось, чтобы из-за ее опрометчивого поступка - теперь страдала работа мужа.

+1

13

У Адриана сложилось впечатление, что разговаривает он с маленьким ребенком, который упал с качели для больших детей. Но нет, вроде бы, общается со взрослым человеком. Не то, чтобы он не одобрял страсть к фигурному катанию, наоборот, если нравится, то почему нет? Просто не нужно хвататься за это столь опрометчиво, без подготовки и предшествующих тренировок, которых не было много лет. Адриан выдохнул, не зная, как реагировать на объяснения Элис, они вызывали двоякие чувства. Все мы дорожим репутацией, но в погоне за ней забываем о том, как нужно дорожить жизнью и собственным здоровьем. Адриан не подвергал себя каким-то особо рисковым поступкам, которые помогли бы ему сохранить репутацию. Она дорога, но такой высокой ценой она ему не нужна.

Не быть в восторге и не допустить, это немножко разные понятия, — подметил Адриан.
Может, я слишком предвзято отношусь к этому, но сохраненная репутация не вернет целостность твоей ноге. Ровно, как и то, что риски были неоправданные. На кону была репутация, а оказались в итоге жизнь и здоровье, — нахмурившись, произносит Адриан. Предположительно, такая острая реакция на травму девушки вызвана предшествующими событиями, когда ее преследовал отец. Ему не столь важна причина этих рисков, сколько итоговый результат. И, пожалуй, подобных инцидентов вряд ли сможет много выдержать. В то же время,  не хотелось, чтобы работа вставала между ними, как камень преткновения. Учитывая, что до этого случая таких ситуаций не возникало.
Давай, чтобы у нас таких вопросов больше не вставало. Уж извини, я тоже не в восторге от твоей идеи. И травматичность подобных идей меня волнует больше, чем срывы рабочего процесса, — жестко, но зато ясно, — Не только твоих, но и своих.
Теперь ему все сложнее контролировать себя, если дело касается безопасности супруги. Но Адриан не стал об этом упоминать, чтобы лишний раз не бороздить старые раны, которые только-только начали заживать. Ему хотелось бы сейчас оставить все силы на то, чтобы не мешать реабилитации Элис.

Работать я буду пока удаленно. Иногда буду в офис ездить, если будет необходимо мое присутствие. Тебе сейчас нельзя много и активно двигаться.  В больницу поедем с утра, к десяти часам сказал врач подъехать, — хотелось бы быть услышанным, насколько это получится. Ну и проконтролировать ход лечения, учитывая, что на реабилитацию потребуется куда больше времени.

+1

14

Сидя на диване, с которым она, кажется, сроднится за ближайшие три недели, Элис внимательно наблюдала за мужем. Девушка видела, что тот вот ни капли не в восторге от всего происходящего. И это, естественно, вполне логично, но... как всегда, муж оставался собранным и серьезным. И это... бесило! Потому, что ей было бы куда проще, если бы Адри сорвался и хотя бы наорал на нее за сделанную глупость. По крайне мере, это бы позволило ему выпустить пар и, в какой-то степени, успокоиться. Но, нет же, Наварро, как, в прочем, и всегда в их семейной жизни, был просто воплощением сдержанности и благоразумия! И не важно, что происходит в их жизни, какие именно разногласия между ними не царили бы - Адриан все равно оставался сдержанным и спокойным. И пусть порой ей удавалось поймать огонь недовольства в его взгляде, но это было столь редко, что даже не считается. И, наверное, это даже хорошо, что хотя бы один из них в состоянии сохранить голову в критических ситуациях, но... в этом была вся Элис!
  - Адриан, травмировать ногу я могла и в обыденной жизни. Банально просто не правильно ее поставив, учитывая то, что почти вся моя обувь на высоком и тонком каблуке. То, что это произошло именно на льду, просто стечение обстоятельств. - в голосе девушки начинает отчетливо проскальзывать недовольство, так как ей не нравится то, что муж считает ее мотивацию не достаточно весомой, а принятое решение не обдуманным. Да, в какой-то степени, он прав - девушка действовала импульсивно, но при этом... если бы она хоть на миг засомневалась в том, что не сможет этого сделать, то искала бы иной выход из сложившейся ситуации. Вот только для нее, выйти вновь на лед - все равно, что сесть на велосипед, после долгого перерыва. Потому что тело прекрасно все помнит... каждое движение, каждый элемент... Нужно просто довериться себе и своим инстинктам!
  - Я, безусловно, понимаю, что ты просто за меня переживаешь, но... давай ты будешь чуть больше доверять моим суждениям и принимаемым решениям? - наверное, это не совсем честно, но сейчас ей стало почему-то жизненно важно отстоять свою позицию! Именно сейчас, а не позже, когда оба успокоятся и она сможет рассуждать здраво. Это, безусловно, было бы верно, но разве Элис сейчас волнует именно это? Нет, конечно. Сейчас ее злит то, что она приняла не идеальное решение, в которое ее теперь весьма изящно ткнули носом!
- А активно, будучи в гипсе, и не получится. - фыркает Элис, съезжая ниже и, тем самым, принимая горизонтальное положение. При этом, пострадавшую конечность она кладет на подлокотник и едва ощутимо морщится. Чет как-то быстро сошла анестезия... или мне так кажется? - К 10 - так к 10. Если у тебя остались важные дела в офисе, то можешь вернуться. - подняв в верх правую руку, она добавляет - Клятвенно обещаю не вставать до твоего возвращения, если проблема только в моей не подвижности. - и, дело не в том, что она не хотела, чтобы муж был рядом. Хотела, и даже очень. Хотела, что бы он сел на диван и положил ее голову себе на колени. Хотела чувствовать, как привычно его пальцы перебирают пряди ее волос, но... Но при этом была и обида на то, что он в нее не верил...

+1

15

Хотел бы Адриан просто молча прореагировать на всю эту ситуацию, но не получается. В то же время, не хотелось ссориться с женой на этой почве. Но на фоне всех предшествующих событий, сложно себя сдерживать, контролировать. Адриан нечасто высказывал свои недовольства в подобном ракурсе, всегда старался замять конфликты в зачатке. Даже с Шоном тогда не стал пререкаться, предпочитая дистанцироваться от него, чтобы не разжигать конфликт еще больше. И не доводить до масштабного бедствия. Сейчас просто прорывает сказать что-нибудь. Он не считал свою реакцию чем-то особенным, ибо банальное волнение за Элис. Оно всегда будет присутствовать и от него никуда не деться. Возможно, ему и стоит больше ей доверять, позволить набить шишек. Но где-то внутри что-то тормозило. Хотелось подхватить, поддержать, повести за ручку. Наверное, это нормально в их ситуации.
Недовольство в её голосе действует неоднозначно, Адриан чуть смягчился во взгляде, но все равно чувствовал тревожность внутри себя. Никогда не думал, что это чувство его настигнет, что любовь так будет влиять на его внутреннее состояние. Человеку, который привык держать все под контролем, в том числе и свои эмоции, это чуждо.

— Да, я переживаю и, к сожалению, никуда мне от этого чувства не деться. Просто банально нелегко наблюдать за тем, как с тобой что-то происходит в последнее время. Я тебя ни в чем не виню, но не могу пока избавиться от этого ощущения. Хотел бы я просто доверять и не оглядываться назад, — признался Адриан, нахмурившись. Он откинулся в кресле, ощущая, как тяжело ему дается понимание, что Элис уже ничего не угрожает. Оно почти пришло, но тут снова история, которая всколыхнула старые воспоминания.

— Я понимаю, что ситуации разные бывают в жизни. В иных обстоятельствах, это было бы не так ярко выражено. Я доверяю тебе, Элис. Ровно, как ни в чем не хочу тебя ограничивать и не пытаюсь это делать. Но такие решения идут вразрез с моим пониманием. Одно дело, если бы ты этим занималась непрерывно, однако, после долгого перерыва результат мог оказаться фатальным, — чего уже говорить, что сделано, то сделано. Адриан не хотел дальше развивать эту тему. Свою позицию он сказал, они друг друга услышали. Во всяком случае, мужчина на это надеялся.

Похоже, что этот месяц станет неплохим испытанием для них. Адриан надеялся, что закончится все без дополнительных происшествий. Конечно, глупо брать с Элис обещание, что это больше не повториться. Адриан и сам с удовольствием бы его дал в отношении себя. 
Он пересел на край дивана, рядом с женой, взяв ее за руку, но осекся, когда услышал не то предложение, не то призыв к действию, вернуться в офис. Адриан хотел бы пропустить мимо ушей, сославшись на свою надоедливость жене возмущениями. Но отозвалось каким-то импульсом в грудной клетке. Словно пытается спровадить поскорее.

— Нет, дело не только в этом, — отозвался Адриан, — Работу я уже забрал всю на дом. И не планирую уезжать без особой надобности. За тобой сейчас нужен соответствующий уход. Я люблю тебя, Элис. И мне хочется видеть тебя целой и невредимой. По-моему, вполне нормальное желание, — он мягко поцеловал её в губы.
— Сильно болит? Я сейчас принесу лекарства, начнем лечиться, — произнес Адриан, поднимаясь. Он принёс из кухни бутылку с водой и пакет с медикаментами.

+1

16

Пожалуй, этот месяц смело можно будет назвать адским. Мало того, что в мире творится черте что, так еще и сама Элис теперь оказалась прикована к чертовому дивану, который раньше ей очень даже нравился и казался удобным. Теперь же, когда она пролежала на нем лишь десять минут, он ей уже таким не казался! И причиной тому было то, что Кейн теперь оказалась к нему прикованной! И хрен поймешь, что лучше: лежать с гипсом в больнице или же дома?! Наверное, для их с Адрианом отношений, было бы лучше, если бы ее оставили в больнице. У девушки и так, в принципе, характер не ангельский, а за месяц безвылазного сидения дома, поездки в больницу не в счет, - станет еще хуже! Потому, что собственная беспомощность, она уже ее убивает, а что будет потом?! И, наверное, она бы действительно могла через неделю сорваться на работу на костылях, так как сейчас у них очень напряженный, в плане тайминга, период. Да, Элис, наверное, могла бы, но не станет...
    Слова мужа, они бьют по больному. И вроде бы, головой она понимает, что это действительно всего лишь беспокойство за ее здоровье и безопасность, но при этом... его слова о доверии, они задевают. И пусть он говорит о том, что хотел бы просто доверять и не оглядываться назад... но именно вот это его "хотел" лишь порождает еще больше различных не самых приятных мыслей.
  - Такова жизнь, Адриан. В ней всегда с кем-то что-то происходит! И мы может либо то принимать, оставляя после в прошлом, либо... портить себе настроение мыслями о том, а как бы все было, если бы... - наверное, она сейчас была несколько не права, но... это ведь именно муж ей говорил о том, что не стоит заострять свое внимание на прошлом! Достаточно просто вынести из него урок, а после жить дальше, но сейчас... Девушка ведь прекрасно понимает, о каких именно событиях, пусть и не прямо, но все же говорит Адри. И она уже хочет возмутиться, отпустить какой-нибудь язвительный комментарий, но следующие слова мужа вынуждают ее заткнуться, а за одно и прикусить язык, чтобы не ляпнуть лишнего. Впрочем, она и так уже наговорила предостаточно. Пожалуй, что хватит...
  - Прости, - тихо произносит девушка, при этом крепче сжимая его пальцы своими. - Просто я не хочу, чтобы из-за меня у тебя были трудности на работе. У тебя ведь так много работы, а теперь... - правда, прежде чем девушка успевает продолжить свою мысль, как муж накрывает ее губы нежным поцелуем, тем самым прекращая неприятный разговор. - А я люблю тебя, - добавляет она совсем тихо, после чего, не успев ничего возразить, наблюдает за тем, как муж скрывается в кухне.
   Вновь устремив свой взор в потолок, Элис какое-то время просто смотрит в него бездумно. Когда же Адри возвращается с водой и медикаментами, уверенно произносит:
  - Я не буду пить обезболивающие. Только в самых крайних случаях, если уж будет совсем трудно. - после чего, вновь сев на диване, берет из рук мужа бутылку с водой. - И, Адриан, не думай, что мне не хочется проводить с тобой время, но... Я, действительно не хочу что бы из-за меня у тебя были трудности на работе. - взъерошив волосы на затылке, она пытается сменить тему - Что закажем на ужин?

0

17

Адриан знал, что ему стоит отпустить прошлую жизнь, думать только о настоящем. Более того, осознавал, что своим беспокойством он мучит супругу, оно доставляет дискомфорт им обоим. Он не думал, как бы было, как бы стало, ему просто неприятен тот факт, что Элис снова травмирована. Дело не в ней, а в самом мужчине, который не оставляет попыток ее защитить. Он ее муж, он обязан быть рядом в трудный момент. К сожалению или к счастью, такой стереотип сложился в голове у Адриана. Именно такая модель поведения не позволяла ему допустить в мыслях, что может быть как-то иначе. В то же время, он понимал, что супруге нужно больше свободы от его внимания, мужчина готов бы ее обеспечить, со скрипом, но готов.

Он не стал ничего комментировать, оставляя мысль  себе на обдумывание, переосмысление. Да и не хотелось вновь ссориться, особенно сейчас, когда Элис требуется его внимание и поддержка. Адриан предпочел заострить внимание именно на этом, абстрагируясь от неприятных мыслей. Его мало волновали трудности на работе, они решаемы и без него уж как-нибудь справятся, коллектив не маленький и в состоянии решить несильно глобальные проблемы. Появляться в офисе все равно придется, но без особой надобности Адриан ехать туда не планировал.
Мужчина возвращается с пакетом лекарств, которые предстояло пить Элис. И, увы, среди них не только обезболивающее.

— За свою работу я переживаю меньше, без меня справятся, и, если что, я всегда на связи. Работы в нашем случае мало никогда не бывает, — Адриан просмотрел еще раз лист с назначением врача и рекомендациями.

— Тебе предстоит пить не только обезболивающее. Сама только не вставай, до завтра хотя бы. Врач скажет, что все нормально с гипсом, тогда можешь и сама пробовать, — он положил на журнальный столик рядом с диваном лекарства, чтобы Элис могла в любой момент их выпить. Поставил таймер, чтобы напоминал.
Адриана начало потихоньку отпускать, нужно было сосредоточиться на важных вещах. При этом переключаться на дела по работе, придется временно переехать из кабинета в гостиную или в спальню с ноутбуком. Но это уже мелочи жизни.

— Честно говоря, не голоден пока. Ты что-нибудь хочешь? — поинтересовался Адриан. О еще он и думать забыл. Кусок в горло не лез. Но похоже, что теперь эту участь придется брать на себя. Адриан умел немного готовить, но этого было недостаточно. Учитывая, что теперь жене нужен немного модифицированный рацион питания, как прописывал врач.

+1

18

Фигурное катание - оно было тем, чем Элис продолжала бредить все эти годы. Она не признавалась в этом даже себе. Убеждала себя же в том, что это прошлое; что ей уже это не нужно и не интересно. Но каждый раз, стоило ей наткнуться по телевизору на трансляцию соревнований - сердце замирало, пропуская несколько ударов, а после принималось биться быстрее. Она действительно тосковала по льду, по скорости, по тому адреналину... Наверное, именно поэтому она и искала в другом этот всплеск адреналина: уличные гонки, прыжки с парашютом, наркотики... Хотя, нет, последнее уж точно не поэтому. Просто она терялась во всем этом, теряла себя, теряла смысл в этой чертовой жизни. И каждый раз, когда она оказывалась на грани, рядом появлялся тот, кто удерживал её на краю, предварительно, чуть туда не столкнув. Но это было раньше, в прошлом. До Адриана. Рядом с мужем, все ощущалось совершенно иначе. Рядом с ним, у неё действие появилось крылья, крылья, которые она столь отчаянно боялась расправить. Наверное, имени поэтому Элис и уцепилась в эту возможность выйти на лёд. Просто... она действительно поверила в себя. Поверила слишком сильно, и в итоге упала... Вот только при этом... Нет, она не сожалела о содеянном. Ей действительно пора было начинать жить полноценной жизнью, отпустив прошлое и наслаждаясь настоящим.
  - Адриан, - тихо, но уверенно, произносит девушка - я действительно не хотела тебя обидеть. - она смотрит мужу в глаза и при этом испытывает смущение. С того момента, как они съездили в Чикаго, а после она призналась ему в любви... её мировосприятие менялось медленно, но уверенно.Она больше не боялась собственных эмоций, но все еще, в особенно острых ситуациях, с трудом воспринимала заботу Адриана. А когда все, в принципе шло не по плану, начинала идти в разнос. В итоге, получилось то, что получилось.
  - Мне действительно приятна твоя забота, но... - она переводит взгляд на потолок - я все еще привыкаю к тому, что это естественно. Что это именно забота, а не попытка контролировать. - возможно, со временем они все же вернуться к этому разговору, но на сегодня было достаточно подобных моментов. Элис и так уже отличилась по полной.
  Заняв сидячее положение, она тянется за таблетками, но обезболивающее игнорирует целенаправленно. Да, она уже испытывал легкую боль в ноге, но при этом... Она все же терпима. Так что ни к чему испытывать судьбу. Приняв лекарства, она наклоняется вперёд, словно в стремлении согнуться по полам, и поворачивает голову в сторону мужа.
- Ммм, да нет, я пока не голодна, но...ты ведь явно не обедал. Поэтому и спросила. - вернувшись же в исходное положение, Наварро прикусывает нижнюю губу и несколько смущенно смотрит на мужа. - Возвращаясь к теме моей неподвижности...мне бы... - ещё одна порция смущения, словно они не были женаты уже почти год - мне бы в уборную,а после... Я бы наверное поспала, а ты бы мог спокойно поработать. А там можно будет решить уже и что заказать на ужин. - она действительно не хотела продолжать ссору т демонстрировать худшую сторону своего характера. Для этого, если быть честной, у них ещё три недели впереди.

+1

19

Адриан и не обижался на Элис. Что случилось, то случилось. Уже, к сожалению, необратимо. После боя шашками не машут, как говорится. Просто было немного неприятно от мысли, что снова им приходится переживать этот кризис. Может у Адриана мало опыта в отношениях, поэтому у него случается такая реакция на преодоление семейных препятствий. По сути, кроме Элис у него никого и не было. Только очень давно, но те отношения мужчина предпочел забыть, как страшный сон. Адриан понимал, что, несмотря на то, что их браку уже больше полугода, он перерос из договорного в любовь, между ними все еще происходят притирки друг к другу. Внутренние терзания, демоны, они по-прежнему вылезают наружу. Мужчина сражался в этом неравном бою, чаще выигрывал, но иногда случались и промахи. Он слишком полюбил свою жену, чтобы позволять подобных промахов. Хоть умом и понимает, что они неизбежны. Сейчас им предстоит пройти еще одно препятствие. Наверное, нужно смириться с тем фактом, что должно пройти еще достаточное количество времени, чтобы они в значительной мере узнали друг друга.

— Элис, я не обижаюсь, правда. Я и не пытался тебя контролировать, в принципе. Чем раньше ты это поймешь, тем нам проще будет пережить эти три недели, — он чуть улыбнулся, помог жене сесть на диване. Адриан, конечно, склонен к тому, чтобы руководить процессом. Задатки руководителя крупной фирмы дают о себе знать. Но, даже в отношении сотрудников, никогда не пытался брать всю ответственность на себя, всегда давал свободу действий, право выбора и ошибки. Если, конечно, речь не идет о каких-то очень серьезных контрактах, где малейшая ошибка может стать фатальной. Что касается, жены, Адриан долго боролся, привыкал к тому, что он больше не один. Ему трудно далось понимание, что теперь на его плечах лежит ответственность за девушку, за супругу. Он понимал, что она должна чувствовать его, если не любовь, то заботу, взаимопонимание, поддержку. И каждый раз, когда что-то получалось не совсем по плану, у Адриана случался некий ступор. Вроде бы решение проблемы лежит на поверхности.

Наверное, им обоим нужен отдых. Адриану требовалось проверить пару отчетов, связанных с тендером. Хотя, откровенно говоря, ничего не хотелось делать. Прилечь вместе с Элис и заснуть на пару часов. Но нет, пока такой роскоши он позволить себе не мог.
Адриан сделал вид, что не заметил смущение Элис, не видя в ней ничего странного.

— Хорошо, пойдем, помогу тебе подняться наверх, — Адриан взял костыли, поставив их перед девушкой, помог подняться и поддерживал за пояс, чтобы не упала. Элис придется все равно учиться на них ходить, а наверх на руках мужчина боялся нести по лестнице. Он довел ее до уборной, а затем уже в спальню, осторожно усадив на кровать. Под ногу подушку, чтобы было удобнее.
Адриан присел на край кровати, уложив супругу поудобнее, укрыл одеялом. Наклонившись, мужчина мягко поцеловал Элис в губы, пригладив ее волосы.

— Заберу ноутбук сюда и приду, — произнес, приподнимаясь. Он спустился вниз, забрал из сумки компьютер и необходимые документы. Переоделся и сел на кровать рядом с женой, подложив подушку под спину и поставив ноутбук на небольшой столик перед собой.

+1

20

Последующие несколько дней прошли относительно спокойно. Элис все больше проводила время в положении лежа, периодически прыгая по дому на костылях, Адриан же всячески старался создать ей комфорт и работал. К тому же разговору, что состоялся между ними по возвращению из клиники в первый день - оба старались не возвращаться, так как, для Элис точно, он оказался несколько болезненным. И если мужчину упрекнуть было не в чем, то сама девушка повела себя не лучшим образом. И, что самое паршивое, злилась она в тот момент отнюдь не на мужа, а на саму себя, но... сорвалась именно на нем. И вот за это было стыдно.
   Этим утром Адриану нужно было ехать в офис, поэтому Элис, как хорошая жена, решила приготовить ему завтрак. Ну, подумаешь у неё на ноге гипс! Скакать на костылях по кухне не так уж и сложно. Тем более, она ведь не собиралась готовить сложное блюдо! Так, всего лишь подарит бекон и яйца, а тостер сделает свежие горячие гренки, а кофемашина - свежий крепкий кофе! Всего-то и надо, что донести яйца от холодильника до рабочей поверхности и при этом не разбить. В общем, миссия оказалась проваленной, так как до рабочей поверхности добралось четыре яйца, а разбила она шесть! Благо, пока она убирала с пола кое-как изогнувшись и вспомнив былые элементы из своих произвольных программ, Адри был ещё наверху. Иначе, как усиленно девушке подсказывала её многострадальная пятая точка, отгребла бы она от мужа за подобное по самое первое число! И на гипс, в который укутана её нога, мужчина уже точно бы не посмотрел! Ноооо, она все же справилась и к тому моменту, как Наварро оказался на кухне, его уже ждали горячий завтрак, кофе, свежая газета и предусмотрительно приоткрытое окно. Сама же Элис, с улыбкой пофигиста пожелав мужу приятного аппетита, поспешила ретироваться в гостиную. Ибо, что-то ей подсказывало, наверное та самая многострадальная пятая точка, что мужу хоть забота и приятна, но явно посчитает, что она перенапрягает свою травмированную конечность!
   В общем, отправив благоверного на покорение очередного финансового Олимпа, девушка решает усложнить себе жизнь и, вместо того, чтобы мирно лежать на диванчике и смотреть мыльные оперы - решает приготовить ещё обед! Неверное, Адриану стоило попросить доктора Хэрроу до кучи сделать ей ещё и сканирование мозга! Ибо сотрясение она тогда точно словила! А иначе как объяснить этот её идиотский героизм на ниве кухонного фронта?!
   И так, к тому моменту, как обед все же был готов, по факту мы имели: сломанную дверцу у шкафчике, не спрашивайте как она её сломала - просто примите как факт; разбитую банку с маслинами; перевернутую сковороду, благо ещё холодную; парочку раздавленных помидор и, видно ноги в гипсе ей оказалось мало, порезанный палец! И вот, после всего этого, у Элис появилось стойкое чувство, что если её и оставят одну дома, то предварительно привязав к кровати!
  Самое же умилительное заключалось в том, что к тому моменту, как домой вернулся Наварро - убрать все она не успела... ну, допустим, оторванную дверцу Я бы хоть так, хоть так не скрыла...
  - Я на кухне. - излишне жизнерадостно кричит Элис, при этом думая: греческий салат и паста со стейком смягчат гнев мужа или же не очень!?...

+3

21

После того, как Элис травмировалась, Адриан ощущал каждодневное беспокойство за жену. Нет, он не показывал этого в открытую, лишь изредка напоминал ей о том, чтобы девушка не сильно напрягалась, просила помощи, если нужно. Ей предстоит еще долгая реабилитация, прежде, чем она окончательно встанет на ноги. Пройдет полгода, а то и год. Не то, чтобы Адриана пугала такая перспектива, возможно, все обернется наилучшим образом. Однако мужчина думал больше о том, чтобы Элис не ухудшила свое состояние. Ухаживать за пострадавшей женой ему было не трудно, но все же иногда нужно было отвлекаться на работу, ибо все это время Адриан работал удаленно, периодически на часа два уезжал в офис. Либо посылали курьера от компании, чтобы тот привез или забрал необходимые документы, что-то подписать и так далее. В общем, почему бы не пользоваться благами цивилизации, если есть такая необходимость.

Адриан старался не думать о том, что произошло, больше о том, что их ждет впереди и как ускорить процесс реабилитации. Конечно, спешить в этом деле тоже не стоит. Врач советовал поменьше напрягаться, вести спокойный и размеренный образ жизни. А главное, никаких резких движений. Вот только Элис эту теорию оказалось объяснить весьма проблематично. Иной раз едва сдерживался, чтобы не повысить голос. В такие моменты он уходил к себе поработать, а жену укладывал отдыхать. Срабатывало, но не всегда эффективно. Вообще Адриан мечтал полноценно вернуться на работу, даже начал скучать по трудовым будням. Все-таки домашний был не совсем для него, и сидение дома выматывает еще больше, чем постоянно ездить по городу на встречи и проводить внеплановые совещания. К тому же, сейчас идет активная подготовка к строительству нового отеля, Адриан хотел поприсутствовать  на переговорах с поставщиками.
Но вот парадокс, не горел желанием, чтобы на работу возвращалась супруга. Особенно сейчас, особенно с больной ногой. Но опять же, приходилось во многом подавлять свои эмоции. Ибо нахождение в четырех стенах вдвоем столько времени, это то еще испытание.

Приготовленный Элис завтрак Адриан воспринял в смятении. Нет, ну ему, конечно, приятна забота жены, однако, сам не раненный щенок же. Вполне в состоянии о себе позаботиться. Он много раз напоминал об этом Элис, но все, похоже, бесполезно. Уходя на работу, Адриан все же, почти насильно, отправил девушку в комнату на диван, а сам прибрался на кухне.
В надежде, что его просьба провести эти пару часов без происшествий, окажется услышанной, Адриан уехал на работу. Но зря надеялся.  Откровенно говоря, от такого напора мужчина начинал уставать, но терпеливо ждал выздоровления супруги, помогал, чем мог и как мог. Все было бы куда проще, если бы девушка соблюдала рекомендации  врача.

Стоило переступить порог дома, в нос ударил запах приготовленной еды. В любой другой ситуации Адриан бы обрадовался и побежал обнимать девушку и садиться обедать вместе с ней. Услышав голос Элис, он вошел на кухню, хмуро посмотрев на Элис, а также не до конца заметенные следы по территории…

— Элис, ну ты же обещала, — он постарался вложить в эти слова больше сожаления, чем радости от приготовленного обеда. Ибо ее не было вообще. Как можно наслаждаться едой в такой ситуации?
— Дорогая, давай договоримся, что до того момента, пока тебе не снимут гипс, мы избавим тебя от домашних обязанностей.  Я в состоянии и о себе, и о тебе позаботиться, — произнес Адриан, усаживая девушку на стул. Похоже, нужно будет все же вызвать клининг для уборки. А на будущее заказывать доставку из ресторана.
— Пойми и меня тоже. Я хочу уходить из дома и быть уверенным, что с тобой ничего не случится. Но пока это не предоставляется возможным.

+1

22

То, что Адриана ее старания не впечатлят - Элис поняла сразу же, как муж вошел на кухню. Нет, в какой-то степени она понимала его эмоции, но все равно было обидно. Да, ее ноге требовался покой. Да, врач прописал ей постельной режим, но... Да, еб вашу мать! Ну не привыкла эта девушка к бездействию! Да, когда она сломала ногу - она вынуждена была лежать, так как нога висела на растяжке и иного выбора у нее просто не было. Вот только тогда, погрузившись в свою депрессию, она ничего и не хотела. Сейчас же, когда все в ее жизни было хорошо: девушке хотелось постоянно быть в движении; что-то делать; как-то удивлять мужа и просто радовать. И, нет, она не считала, что идет на какие-то там жертвы, когда готовила сегодня обед. Просто... ей действительно этого хотелось! А по факту... теперь ей просто хотелось все к херам скинуть со стола в мусорку и гордо удалиться в сторону родного уже дивана! Но, тем не менее, этот свой порыв девушка сдерживает. Лишь радостная улыбка, которая минутой ранее еще была на ее губах, исчезла, а на смену ей пришла маска полнейшего безразличия.
  - Я, знаешь ли, так же все еще в состоянии приготовить обед! - все же недовольно вырывается из нее, после чего, подхватив костыли, опирается на них - Но если тебе больше нравится ресторанная еда, то ради Бога! - и гордо удаляется из кухни. Ну, как гордо? С гордо задранным подбородком, скорее. Так как прыжки на костылях гордыми назвать сложно.
   Оказавшись в гостиной и смахнув с ресниц злые слезы, Элис усаживается на диван и устраивает на коленях рабочий ноутбок. Уткнувшись в экран монитора, она полностью отрешается от всего, что произошло минутами ранее, хоть ей действительно обидно. Потому, что для нее действительно важно было придерживаться хотя бы отдаленно привычного графика. Ей важно чувствовать себя нужной; важно осознавать, что не смотря на травму, не беспомощна. Адриан же, своими словами, словно указал на ее неспособность делать хоть что-то, кроме как лежать на диване. И это было... обидно. Очень. Да блин! Можно же было сказать все как-то иначе... мягче, что ли? Да блин, пофиг! Не хочет, чтобы я готовила - не буду! И, вообще, у меня тоже есть работа! Которую я конкретно так под запустила из-за всего случившегося!
   Открыв рабочий чат, а заодно рабочую почту, девушка полностью углубилась в работу, теперь уже окончательно. Она не реагировала на то, что происходило вокруг, лишь иногда отвлекалась, когда начинал звонить рабочий телефон или же будильник, который напоминал о необходимости принять таблетки...

+1

23

Адриану стоило больших усилий, чтобы сохранять спокойствие. Когда речь идет о здоровье супруги, он не мог оставаться в стороне и реагировать на ее попытки, откровенно, навредить себе, совершенно спокойно. Видимо, старые травмы дают о себе знать и, к великому сожалению, их пока не удается вытравить из собственной головы. Ему льстила такая забота Элис, но меньше всего на свете хотел, чтобы девушка проявляла эту заботу в ущерб себе. Ему плевать на дом, на разруху и беспорядок в квартире, сейчас Адриана волновало только здоровье жены. Возможно, сидение в четырех стенах существенно сказывалось, Адриан и сам не мог долго сидеть на одном месте без дела. Лучше целыми днями колесить по городу по встречам.
Всплески Элис Адриан старался воспринимать нормально. Ну, как нормально. Возникает искреннее желание высказать все, что думает по этому поводу и в не самой благоприятной форме. Только сдерживает себя, чтобы не усугубить ситуацию. Сейчас не время для семейных разборок, он это понимает. Ему есть, что сказать, но не уверен, что его слова возымеют, хоть какой-то эффект на жену.

Выдохнув, Адриан последовал за Элис в гостиную, обреченно размышляя обо всех злоключениях, которые свалились на их голову. Лишь бы без происшествий и их брак выстоял до момента, когда Элис снимут гипс. Хотя и после потребуется длительная реабилитация.
Он подошел к жене, наклонился к уху и невозмутимо произнес, хотя в голосе могла проскользнуть толика волнения, ибо внутри бушевали эмоции, который Адриан уже и не пытался особо скрыть.

— Твое здоровье мне ценнее любого обеда. И мне не прельщает мысль о том, что ты делаешь это в ущерб себе. Когда снимут гипс, уедем куда-нибудь загород. Чувствую, нам обоим после всего потребуется, как следует выдохнуть, — не хотелось излишне параноить, Адриан не ждал никакого ответа, лучше он пойдет немного поработает, тем более, что на нем сейчас висит куча срочной работы, которую в нынешних реалиях, ну никак не получалось делать срочно. Он поцеловал ее в щеку и ушел к себе в кабинет.
Нужно быть готовым к тому, что оба останутся при своем мнении, и оба по-своему правы. Хотелось поскорее вернуться к обычной жизни, только Элис слишком форсировала события. Рано еще начинать привычный образ жизни. Так что ни чьей вины Адриан в этой ситуации не видел. Ну, кроме начальства Элис, которое выпустило ее на лед без подготовки и вообще.  Тут Адри не мог с собой совладать, но терпеливо молчал, ибо других забот хватало.

+1

24

Все происходящее - оно выбивало Элис из равновесия. В какой-то степени, она понимала, что не должна была так реагировать на слова мужа, но... все равно было чертовски обидно. И даже его слова и нежный поцелуй в щеку не смогли умерить это чувство. Она не сказала ему ни слова на это, сделав вид, что сосредоточена на работе, но по факту... Да, она все равно продолжала банально обижаться! Вообще, это было странно. Ведь, подобное поведение, оно было нихрена ей не свойственно. Даже в те времена, когда она оказывалась на грани. Но сейчас... возможно, она стала излишне чувствительной, более ранимой... а чертов гипс, лишь усугублял ситуацию, так как вынуждал ее чувствовать себя опять беспомощной. Мерзкое чувство, так как она искренне верила в то, что поездка в Чикаго и, последующая встреча с отцом уже в Лондоне, позволили ей избавиться от былых комплексов. Но, нет... как показывает практика. Ведь, стоило ей вновь оказаться в гипсе, как былые страхи вернулись, а забота мужа вновь начала восприниматься как нечто обидное... И пусть сейчас, сидя на диване перед ноутбуком и в сотый раз перечитывая одно и тоже предложение, она понимала что неправа, но признать это... нет уж! И вообще, она ведь действительно старалась, когда готовила, а Адриан этого не оценил!
   Отложив ноутбук в сторону и уставившись в потолок, Наварро попыталась все же взять себя в руки. Ведь, как ни крути, но ей нужно сосредоточиться на работе. Ладно, к черту! Приняв лекарство, она возвращает ноут на колени и все же сосредотачивается на работе. Разбирая гору писем на своей корпоративной почте, девушка слышит, как периодически мимо нее проходит Адриан, но... делает вид, что вовсе не замечает этого. Она действительно обиделась. Как по детски это не выглядело со стороны. Возможно, было бы правильнее поговорить с мужем, объяснить ему, как для нее важно соблюдать хоть какое-то подобие повседневного распорядка, но... зачем?!
   Когда девушка все же отложила ноутбук, то на часах уже было восемь вечера, а желудок настойчиво так напоминал о том, что она пропустила не только ужин, но и, собственно, обед. Задумчиво устремив взгляд в сторону кабинета мужа, она уже хотела позвать его и предложить что-то заказать, но... мы же, блядь, самостоятельные! А еще, обиженные ведь. В общем, зачем включать мозги, если можно и дальше вести себя как ребенок?!
   Оказавшись на кухне, спасибо костылям, Элис поставила кастрюлю на варочную поверхность и, нагрев электрочайник, налила в нее кипяток, а за тем, посолив воду, закинула туда макароны. После этого, достав из шкафа терку с миской и положив их на стол, девушка достает из холодильника сыр. Сев же на стул, она принимается натирать его на терку при этом, отчетливо понимая, что совершила глупость, так как нога начала болеть куда сильнее, чем до этого. Но... наверное, упрямство родилось раньше нее, так как признавать свою неправоту она не собиралась явно...

+2

25

За все время брака с Элис, Адриан учел для себя такую тенденцию, что в некоторых ситуациях не мешает проявить настойчивость. Пусть Элис будет на него обижаться, но, когда он понимал, что прав, тут и Адриан не хотел уступать. Но в данном случае уступать не хотел никто. Наверное, стоило бы подойти просто поговорить, как взрослые люди, но Адриан хотел сам немного остыть. Ему претит мысль о том, что его супруга умышленно себе вредит. А он лишь хотел, чтобы Элис поскорее восстановилась. Он видел, какого ей сидеть целыми днями в четырех стенах. Чего уж там, Адриан сам бы с ума сошел без движения столько времени. Но осторожность не помешает. Если можно заменить привычные действия более простыми, не вредящими здоровью, то почему бы и нет. Хоть робота покупай, чтобы еду готовил и убирал. Есть ли такие, интересно…
Адриан погрузился в работу, проверил присланные отчеты по почте. Возникла мысль съездить в офис, но он ее тут же отмел. Прислушиваясь к шумам в гостиной, он понимает, что Элис снова встает. Хочется верить, чтобы дойти до туалета. Но горделивая девчонка помощи никогда не попросит в такой ситуации. Можно было бы выйти и, ничего не спрашивая, помочь, без лишних разговоров. Правда, был риск, что может гипсом прилететь… Да, Адриан допускал и такой поворот от обиженной жены.  Что-то ему подсказывало, придется вновь везти Элис в клинику, чтобы посмотрели ногу. В последний их приезд, рентген показал небольшое воспаление. А сейчас, как бы не показал перелом в гипсе. Он не был знатоком медицины, но почему-то в их случае, допускал и такое.

Грешным делом Адриан подумал, что Элис снова пошла на кухню, ибо не очень хорошая звукоизоляция английских домов хорошо пропускала звуки воды из-под крана. Выдохнув, мужчина написал последнее письмо в рабочий чат и закрыл приложение. Он вышел из кабинета, в гостиной девушки не оказалось, что и следовало ожидать. Пойдя дальше по привычному маршруту,  Адриан увидел Элис сидящую за столом и натирающую сыр. Нет, это невозможно уже просто. Упрямство доходило до смешного. Кто-то же должен в этом доме сохранять трезвый ум.
Ничего не объясняя, ибо что-то подсказывало, они все равно не подействуют, Адриан мягко перехватывает ладошки Элис, забирая у нее тарелку с сыром и теркой, закончил все самостоятельно. Предварительно подставил второй стул, поднял на него пострадавшую ногу супруги. Закончив с приготовлением простого ужина, Адриан поставил согрел чайник, сделав им обоим чай с ромашкой. Вспомнив о совете врача, уж явно не просто так он намекнул об успокаивающем напитке. Сейчас он пришелся очень кстати. Ромашковый аромат разнесся по кухне, Адриан поставил тарелки на стол, одну из них перед женой, а так же кружку с чаем.

— Сильно болит? — по выражению ее лица и общему состоянию можно понять, что приятного мало.
— Гипс снимут через пару недель. Давай сделаем все возможное, чтобы не усугублять ситуацию и продлевать этот срок, — произнес Адриан, как можно спокойнее. Они оба измучены и после потребуется еще время на восстановление. Но зато смогут вздохнуть спокойно, когда будут уверены, что самое опасное время позади.
Еда не приносила того удовольствия, как раньше, но силы были на нуле, нужно было их чем-то восполнить.

+1

26

Семейная жизнь - это все таки те еще американские горки. В ней есть и взлеты, и падения. То, что сейчас происходило между Элис и Адрианом - трудно было охарактеризовать одним словом, но... все же, как ни крути, сама девушка относила это к взлету. Ведь, не смотря на ее капитально так испортившийся характер из-за необходимости безвылазно сидеть дома, муж все равно был рядом. Терпел ее выбрыки и не обижался на глупые выходки, что, опять таки, были связаны с тем, что девушка была вынуждена сидеть дома из-за гипса! И, наверное, ей бы стоило сказать ему за это спасибо и извиниться, но... нет. Вместо этого мы будем уперто молчать и мучиться от боли в ноге, вместо того, чтобы признать весь идиотизм собственного решения!
    Когда на кухне появился Адриан - Элис все так же изображала из себя оскорбленное достоинство и полнейшую самостоятельность, но... делать это оказалось неожиданно трудно, когда муж мягко накрыл ее руки своими, отбирая так называемые орудия труда. И это прикосновение, которое длилось всего лишь мгновения, они наполнили ее теплом и даже чутка умерили боль в ноге. Особенно после того, как предусмотрительный мужчина положил ее на стул. Скрестив руки на груди, девушка наблюдает за его движениями молча, но... довольно внимательно. Что уж там, ей, в принципе, нравится наблюдать за Адрианом, когда он что-то делает. Была, правда, мысль закурить, тем самым наплевав на очередной совет доктора Хэрроу, но от этой идеи Наварро отказалась. В последнее время, она поймала себя на мысли, что... как такого желания курить она и не чувствует, а если и берется за сигареты, то, скорее, по привычке. И это, к слову, странно... учитывая, что курить я начала лет в четырнадцать. Собственно, сразу же, как меня выписали из больницы и я отправилась на первую в своей жизни вечеринку... Поэтому... раз, собственно, не тянет, то может и вовсе бросить курить?.. Как говорится, здоровее буду...
   Из размышлений Элис выводит аромат ромашкового чая, от чего девушка чуть не вспылила опять, но... вовремя подавила эту вспышку и все же промолчала. Протянув руку и придвинув к себе чашку, она не спешно вертит ее по кругу, даже не притрагиваясь к еде, хотя еще буквально пол часа назад чувствовала голод.
  - Угу. - отвечает она угрюмо, после чего все же оставляет чашку в покое и берет в руки вилку. Вскинув голову, Наварро несколько минут внимательно смотрит в глаза мужу, а после все же произносит - Я устала, Адриан... устала от того, что сижу постоянно дома! Меня достал уже этот чертов гипс, который ограничивает меня по всем параметрам! Я даже помыться не могу самостоятельно, не говоря уже обо всем остальном! - все же не выдерживает девушка. - И, я понимаю, что веду себя ужасно, но... - она не успевает договорить, так как сильный приступ тошноты подкатывает к горлу. Прижав ладонь ко рту и с трудом его подавив, Элис сдавленно просит - В туалет... - после чего очередной приступ вынуждает ее заткнуться и крепко сжать зубы, так как требовалось еще дотерпеть до мраморного друга.
   Стоило ей оказаться в туалете, а Адриану остаться за дверью, как сдерживать позывы оказалось уже просто не реально. К счастью для Элис, последний раз пищу она принимала еще утром, но... все равно по итогу ощущение было мерзопакостным. Даже нога перестала доставлять беспокойство. Да, блять, какого хрена?! Я ведь даже отравиться ничем не могла! В холодильнике всегда только все свежее! С трудом встав на ногу, когда все закончилось, девушка быстро убирает все свидетельства столь не приятного время провождение, а после открывает дверь. Наверное, она выглядит просто отвратительно, но, чтобы хоть как-то разрядить обстановку, произносит:
  - Там, кажется, ромашковый чай был?..

+2

27

Адриан мог представить, что чувствует Элис, понять её состояние. Он и сам человек деятельный, привык постояно быть при деле. А тут сам едва не свихнулся за эту неделю. Но ради супруги подумал, что можно и перетерпеть, изменить привычный распорядок жизни, чтобы поскорее вернуться в строй. Адриан не хотел давить на девушку, понимая, что чувствовал бы тоже самое на её месте. Это и раздражало.
Аппетита не прибавляло, но, наверное, нужно что-то в себя впихнуть, чтобы мозги работали лучше. Силы на исходе, причем, у обоих. Мужчина выслушал Элис, выдохнул, не зная что ей такого ответить преободряющего. Может ещё через неделю действительно станет лучше и он сможет увезти жену куда-нибудь за город, чтобы она там, под солнцем и рядом с природой, продолжала болеть. Отдых для души и тела. В своём случае, Адриан бы так и сделал. Просто уехал бы подальше от города. И правда, нужно сменить обстановку. Раз они оба на удаленке, есть возможность провести эти две недели с пользой для здоровья...

— Элис, я все прекрасно понимаю, — он взял её ладошку в свою, — Это все трудности, но они временные. Я же рядом с тобой, и мне не составит труда тебе помочь. Хочу в конце концов, чтобы ты поправилась побыстрее и вернулась в обычный ритм, — он выдохнул.

— Что бы не случилось, я буду рядом. Я же люблю тебя, — улыбнувшись уголком губ, произнёс Адриан.

— Давай попробуем сменить обстановку... Уехать куда-нибудь за город прямо сейчас, снять дом и... — Адриан не успел договорить, как Элис изменилась в лице и попросила отвести её в туалет. Адриан не стал медлить и донес её до туалета. Только вот мужчину испугала такая резкая тошнота. Вроде в еде ничего такого не было. Может чай так повлиял? Впрочем, Адриан озадачился и без того.
Оставив Элис наедине в туалете, он терпеливо ждал, когда она позовет. Но когда дверь открылась, он быстро подхватил её на руки, донес до дивана и усадил на него.

— Ну... Да, чай. Ты раньше пила его. Что случилось? — обеспокоенно спросил Адриан, пробуя лоб девушки. На отравление не похоже, температуры нет.
— Давай я вызову врача, — предложил мужчина, уложив Элис на диван, положил подушку под голову и под больную ногу. Как-то все разом навалилось, даже странно. Но так часто и бывает, либо ничего, либо все сразу.
Для очистки совести, Адриан все же вызвал врача, не став даже слушать возражений. Все-таки ему так будет спокойнее.
Пока они ждали, Адриан сидел рядом с Элис, поглаживая её руку и держа её в своей.

Когда приехал врач, она попросила оставить её с Элис наедине, Адри ничего не оставалось, как ожидать на кухне. Меряя шагами кухню, Адриан открыл окно, закурив сигарету.

+1

28

Вот, честно, если бы не гипс и не нога, которая начала болеть адски, то Адриану точно прилетело бы! Нет, конечно же Элис прекрасно понимает, что муж ее любит и хочет поддержать, но... порой складывалось такое ощущение, что ее слова он просто пропускает мимо ушей! Ведь, при чем здесь то, что он ее любит и всегда ей поможет? Она это и так знает, ведь именно он всю эту неделю ухаживал за ней и заботился. Речь, мать вашу, шла о том, что ее достало сидеть на одном месте, а попытки приготовить завтрак или обед - вообще сродни локальному армагедону. И именно это ее угнетает! Но, прежде чем девушка успевает вспылить и высказать все это мужу, как он сбивает ее с толку предложением отправиться за город. Понятно, что мобильности ей это не прибавит, но смена обстановки и природа вокруг... к слову, это лучше, чем постоянно сидеть в доме! Вот только, прежде чем она успевает хоть как-то все прокомментировать, как ее скручивает приступ тошноты...
  В последний раз ее так выворачивало, когда Ева вливала в нее, находящуюся под кайфом, какую-то гадость, чтобы прочистить желудок. Элис хреново помнит те сутки, но вот тот момент, когда ее выворачивало над унитазом - запомнился довольно ярко. В общем, мерзопакостные ощущения. И сейчас они были не лучше... Господи, проще сдохнуть... пролетает в голове девушки, когда она обессиленная отстраняется назад и прислоняется спиной к стене. Какое-то время, она просто сидит не подвижно, словно боясь того, что малейшее движение может вызвать повторение случившегося. Но, нет, кажется желудок действительно успокоился и больше бунтовать, видимо, не собирался.
  Оказавшись же вновь на руках у мужа, девушка крепко обнимает его за шею, а голову прячет у него на груди. В этот конкретный момент, она очень рада, что он рядом. Ведь, та слабость, что сейчас поселилась в ее теле... ну, не рискнула бы она самостоятельно потом добираться до комнаты. Наверное, так бы и ждала его возвращения сидя на полу туалета.
    - Не...знаю, - произносит она тихо, после того, как Адриан усадил ее на диван, а прикосновение ладони к ее лбу приносит легкое облегчение - Да, при чем тут чай? Я даже глотка отпить не успела... - в ее голосе отчетливо сквозит непонимание ситуации, а потому - даже не стала возражать, когда мужчина ловко уложил ее на диван. Лишь попыталась возмутиться на предложение вызвать врача, но... как то вяло и без привычного пыла, так как ею все еще владеет слабость. Она даже не заметила, как задремала. Лишь чувствовала, что муж находится рядом.
   Оставшись с врачом один на один, Элис довольно долго отвечает на ее вопросы, но все равно не совсем понимает, к чему та клонит. Самой Наварро уже начинает казаться, что ее тошнота была вызвана нервами, так как эти дни она действительно нервничала слишком много. Но, тем не менее, когда та предлагает сдать кровь на анализ - молча соглашается. Была, правда, мысль отказаться, но интуиция подсказывала: откажется - и врач привлечет тяжелую артиллерию в лице Адриана. В общем, проще согласиться.
    Правда, самое смешное случилось после того, как муж провел врача и, вернувшись в комнату, сел к ней на диван. В начале, Наварро почувствовала запах сигарет, а после к горлу вновь подкатила тошнота. Не такая сильная, как до этого, но...
  - Блин, от тебя сигаретами воняет...

+1

29

Все, что происходило с Элис немного пугало Адриана. Он предпочел довериться врачу, чем строить преждевременные догадки, накручивать себя. Может быть последствия текущего положения и жену уже настолько тошнит от наличия мужа постоянно дома… Видимо, именно от этого, в его голову и приходят столь бредовые мысли. Пока Элис была с врачом, он стоял на кухне, успел выкурить пару сигарет от волнения. Открыв окно почти нараспашку, чтобы все хорошо проветрить, Адриан терпеливо, насколько это было возможно, ждал вердикта.
Когда же врач собралась уходить, мужчина, провожая ее, поинтересовался о состоянии супруги. Та поспешила заверить, что пока ничего серьезного не увидела. Кроме одной детали. Они вышли на улицу, Адриан проводил врача до машины.

— Мистер Наварро, я попросила ее сдать кровь на анализ. Но по внешним признакам, все симптомы токсикоза. Это так, чтобы вам примерно представлять, к чему быть готовым. Но в общем и целом, ничего страшного пока не увидела, так что можете быть спокойны за супругу, — она улыбнулась, села в машину «скорой» и уехала. Спокойным, как же… Мужчина нахмурился, смотря вслед уходящей медсестры.
Адриан не сразу понял, к чему это было сказано и к чему ему нужно быть готовым. Почувствовав, что начинает замерзать в одной рубашке, мужчина вернулся в дом, размышляя над тем, что услышал. Может, стоило бы уточнить, но потом подумал, что лучше посмотрит в интернете. Не любил казаться неосведомленным в, наверное, простых вещах… Но не было похоже, чтобы врач была сильно этим обеспокоена. Возможно, и Адриану волноваться сильно не стоит. Но все равно, сердце было не на месте, учитывая общую, накалившуюся обстановку в доме за последнюю неделю.

Адриан вернулся к супруге. Присев на край дивана, он уже хотел спросить, все ли нормально, как его немного застопорила претензия Элис. Кажется, раньше ее не сильно-то беспокоил запах сигарет, учитывая, что курила сама. Мужчина немного поежился, не хотел доставлять излишнего дискомфорта девушке.

— Извини, сейчас я приду, ¬— и все-таки Адриана беспокоило состояние девушки, он поднялся на второй этаж в ванную и почистил зубы. После чего вернулся обратно к Элис.

— Как ты себя чувствуешь? Что врач сказала? — обеспокоенно спросил Адриан, взяв ее за руку, — Мне она сказала, что с тобой в целом все хорошо. А тошнота может быть вызвана токсикозом, ¬— выпалил Адриан, чувствуя себя не совсем комфортно, говоря о таких вещах, как будто это что-то запретное.
— Не просветишь, что она имела в виду? — поинтересовался мужчина, немного растерянно смотря на жену.

+1

30

Признаться честно, тот факт, что ее начало подташнивать от запаха сигарет, удивил Элис не меньше, чем Адриана. Просто, такого с ней не случалось даже тогда, когда она страдала похмельем, а тут... Н-да, может доктор Хэрроу меня проклял? Он ведь говорил, что во время восстановления мне лучше не курить... вот и получается, что не корю... Понятное дело, что это все бред редкостный и на бедного доктора она наговаривала зря, но... по какой-то же причине ее начало воротить от сигарет, правильно? И никаких иных причин девушка пока найти не могла. Собственно, не могла до тех пор, пока в комнату не вернулся муж и не поделился с ней содержанием своего разговора с врачом. Вот тут то, стоит отметить, что Наварро "зависла" знатно. Она слышит вопрос мужа, но вместо того, что бы ответить ему:
   - Один... два... три... - начинает она тихо считать и при этом загибать пальцы. Она проделывает это несколько раз, прежде чем ошарашенной откинуться на подушку и устремить свой взор к потолку. Девушка прекрасно помнит, что муж ждет от нее ответа и, скорее всего, ее реакция не добавляет ему оптимизма, но... прежде чем это озвучить - нужно и самой как-то это осознать. Нет, не осознается! Я ведь ни разу не пропускала прием таблеток! Всегда следовала инструкциям! Тогда как?! Переведя взгляд на мужа, Элис все же поддается вперед и, сев на диване, произносит:
  - Судя по всему, врач считает, что... я... что... черт, Адриан! Кажется, что у нас будет ребенок. Ибо токсикоз - это тошнота во время беременности, а у меня, как оказалось, задержка уже несколько недель. - она смотрит на мужа в полной растерянности. Понятно, что со временем, у них бы были дети - это даже не обсуждалось, но... они никогда не заглядывали на столько далеко в будущее. Да и, смысл? Они женаты меньше года... они только узнают друг друга, а тут... Девушка вновь поднимает взгляд на мужа и тихо спрашивает - Ты... рад? - а что, если нет? Что если муж думает, буд-то им еще рано? Ведь ребенок - это большая ответственность. А что, если после ее последней выходки с выходом на лед, Адриан решит, что она еще не готова к подобной ответственности? А я готова?.. И, хочу ли я?.. Не знаю... как же это все неожиданно... При этом, рука не произвольно ложится на еще плоский живот. А может... я зря паникую? Может, я вовсе и не беременна?

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Never Give up on Your Dreams