LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Dove ho visto te...


Dove ho visto te...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Dove ho visto te...
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/gnATNSm.jpg

Петра ди Фавара и Фабрицио Дель Боско
6.06.2022 ресторан "Al Duca"

Где же ещё встретиться с оценщиком? Особенно, если нужно оценить совсем не бриллианты. Хотя, и бриллианты тоже нуждаются в оценке.

Отредактировано Fabrizio Del Bosco (1 Апр 2021 18:29:07)

+1

2

За последнюю пару недель Петра превратилась в запойного трудоголика. Это хоть как-то, но позволяло ей не погружаться в круговорот одних и тех же мыслей, а что хуже всего – воспоминаний. О чужих руках, губах, теле. Чужом запахе. Вроде бы, ничего непоправимого не произошло, но её каждый раз охватывало такое омерзение, что организм начинала бить сильная дрожь, словно девушка билась в припадке. Хуже всего приходилось по ночам. Иногда до крика. Порой до бессонницы. Психотерапевт сказал, что это пройдёт и выписал очередной рецепт. Фавара и сама знала, что пройдёт. Только вот выдержать этот этап примирения сознания и подсознания было сложно. Она часто шарахалась даже от Майкла, стоило тому подойти со спины или прикоснуться, находясь вне поля её зрения. Работа до посинения пока спасала.
И она же, в этом плане, не представляла неожиданностей, подвалы были крепко и надёжно заперты от любых посторонних, и только тут Петра могла расслабиться. Всё шло прекрасно. Вплоть до сегодняшнего дня, когда ещё наверху ей передали просьбу явиться к шефу.
- Гордон, ты же знаешь, у меня тьма работы, - давай быстрее вываливай свои новости, и я уже пойду. Фавара нервно переминалась с ноги на ногу, даже не отдавая себе в этом отчёта.
- Звонили оттуда, - Гордон Шимански, её непосредственный начальник и старший оценщик, потыкал пальцем вверх и выразительно закатил глаза, заставив Петру фыркнуть смехом.
Она редко когда испытывала пиетет к вышестоящим, предпочитая судить о людях по поступкам, а не по должностям.
- Ну, и..? - девушка засунула руки в карманы юбки, - Прекрати тянуть время, оно, как известно – деньги. Чего им надо, и при чём тут я?
- Сегодня в одиннадцать на углу Duke of York St и St. James's в небольшом ресторанчике тебя будет ждать очень, - жирного шрифта с кучей восклицательных знаков было просто невозможно не заметить, - важный клиент. Итальянец, - Шимански выразительно приподнял брови, словно одно это всё должно было объяснить. - Все подробности – у него.
Спорить с начальством – себе дороже, поэтому Петра просто кивнула и до часа икс занималась своими прямыми обязанностями.
А без двух одиннадцать уже подходила к двери «Al Duca». По крайней мере, можно рассчитывать на приличный кофе. Барриста в «Герцоге» отличался умом и сообразительностью.
Ресторан был пуст, если не считать одиноко сидящего в самой глубине за небольшим столиком мужчины в изумительном, глубокого синего цвета, в тончайшую, едва заметную, полоску костюме от Brioni по цене сопоставимого с приличной машиной или немаленьким алмазом, оттеняемом ярким изумрудным галстуком. Перед мужчиной на столике лежала шляпа. Пижон. Судя по тому, что он тут в одиночестве, он, во-первых, богатый пижон, а во-вторых, тот, кто мне нужен. Ну, хотя бы во вкусе ему не откажешь.
- Signor del Bosco? – Петра не заметила, что автоматически обратилась к мужчине по-итальянски. - Sono Petra di Favara. Хотите что-то оценить?

+1

3

Некоторым людям иногда хочется повыдирать ноги.
Биччо, в общем-то, был незлобивым, но от выходок отдельно взятых личностей порой взрывался, что тот Везувий в семьдесят девятом. И под раскалённой магмой его гнева часто погибало немалое количество предметов и людей.
Но иногда ему приходилось злиться только на самого себя. Например, последние несколько недель его одолевала досада от осознания того факта, что не вся информация в мире может быть ему доступна. Или что информация эта не приходит к нему вовремя. Точнее, тогда, когда ему это нужно.
Один из множества помощников Дель Боско совершенно случайно обнаружил, что Джакомо мёртв. Не то что бы Биччо так уж интересовался судьбой своего бывшего друга, но вот такую информацию ему бы, совершенно точно, хотелось получать не через пять-десять лет по прошествии события. Конечно, они давно прекратили всякое общение. Разумеется, Биччо поклялся едва ли не на собственной крови в том, что сокурсник больше ни слова о нём не услышит. Но ведь никто не отменял того факта, что хороший помощник будет знать всё о нужных боссу людях и всегда вовремя подсунет информацию. По всей видимости, Биччо очень не хватало в его жизни хороших помощников. Или хотя бы таких, которым не хочется выдёргивать ноги за недостаточно идеальное выполнение своих обязанностей.
Дель Боско - разумеется, из уважения - посетил могилу бывшего друга. А потом и его дом. И вот тут-то вселенная окончательно выбила у него почву из-под ног. У состояния синьора Гацца был новый владелец. Точнее - владелица. И ничего удивительного бы не было в этом факте - Джакомо ведь когда-то и сам оказался наследником состояния, но вот фамилия новой владелицы заставила Биччо нервно вздрогнуть. Ещё бы - он-то уж точно всех ди Фавара в Италии мог по имени, дате рождения и приметным родинкам назвать. А эту совсем не знал.
Чудесное подёргивание левого глаза ему подарил ещё один факт - именно эта ди Фавара не очень-то была похожа на итальянку.
Самое время, казалось бы, бежать сверкая пятками к Великому и Ужасному, но Биччо посчитал, что Дону Козимо не нужны лишние надежды. О том, как нынешний глава Семьи переживал потерю жены и дочки больше двадцати лет тому назад, Фабрицио знал не понаслышке. К чему бередить старые раны, к тому же не так уж хорошо зарубцевавшиеся. Дель Боско решил заняться для начала своим любимым делом - осторожной и аккуратной разведкой.
На ди Фавару для начала следовало внимательно посмотреть. Понять, что она из себя представляет. Характер, привычки, слабые места, сильные стороны и прочие интересные моменты. Всё это требует массу времени, но в сложившейся ситуации это самое время не так уж и страшно потратить.
Несколько часов в самолёте, пара нужных звонков, и вот уже Биччо спокойно восседает за столиком довольно уютного для Лондона итальянского ресторана.
- Buongiorno, - Фабрицио поднялся, вежливо наклоняя голову в знак приветствия, шагнул навстречу Петре, отодвигая для неё стул напротив своего. - Per favore siediti.  Abbiamo molto da discutere. Lascia che ti trattare un caffè?
Всё дела потом.

Отредактировано Fabrizio Del Bosco (3 Апр 2021 05:19:05)

+1

4

Сначала Петра недоумённо нахмурилась и даже сделала шаг назад, инстинктивно отгораживаясь от поднявшегося итальянца выставленной вперёд сумкой. С недавних пор девушка начала настороженно относиться ко многим вещам. И эта явно была одной из списка. Фавара даже бросила взгляд на дверь, словно собиралась рвануть обратно на улицу, за которой внезапно стали маячить широкие спины незнакомых людей. Спокойствия это ей не добавило, но продолжавший спокойно стоять и благожелательно смотреть на мнущуюся девушку мужчина не производил впечатление кровавого маньяка. Ты дура, Петра, маньяки и не похожи на маньяков. Иначе бы их переловили. Высокий хвост  мотнулся вслед за движением головы, и Фавара, напомнив себе, что эта встреча одобрена руководством, уселась на предложенный стул.
Крайне интересно, о чём же таком «многом» нам нужно побеседовать, учитывая, что я тебя вижу первый раз в жизни. Петра вежливо улыбнулась и согласилась на кофе. Через минуту, бледный как молочная пенка, Лудовико, ставил перед ней её любимого размера чашку, в которой чернел крепкий и ароматный эспрессо. Петра подарила парню благодарную улыбку, сделала глоток, едва счастливо не зажмурившись, и окончательно успокоившись, откинулась на спинку стула. В узком и глубоком вырезе блузки из кипенно-белого кружева моргнул золотой искрой медальон.
Несколько минут в гляделки закончились вничью: мужчина не скрываясь разглядывал Петру, задерживая взгляд то на её лице, то на груди, а сама она внимательно изучала потенциального собеседника.
Прожив уже порядочное количество времени в Англии, Фавара отвыкла от манеры итальянцев вести дела. Среди них никто не брал быка за рога и не нёсся с места в карьер прямо с порога. Сначала велись беседы о погоде, здоровье всех общих знакомых, потом о состоянии дел и семьи, затем о чудесном или не особо вине, сыре, прошутто, Колизее, уплывающей Венеции, или любом другом подходящем предмете, а уж вдоволь наговорившись, можно было переходить к сути.
- Что привело вас в Лондон в это нелёгкое время, синьор Дель Боско? – только сейчас Петра осознала, что разговор шёл на итальянском, но совершенно не расстроилась. Когда ещё доведётся услышать такое мелодичное журчание на языке, который стал более родным, чем английский.
Фаваре было совершенно фиолетово, зачем этот франт прибыл на отколовшийся от Евросоюза кусок земли, но вежливость есть вежливость. К тому же, чем быстрее закончится вводная часть, тем быстрее Петра сможет выполнить свою работу.
- Хотите поучаствовать в каком-нибудь аукционе? – эта причина была не хуже любой другой. Очень часто богатые европейцы приезжали в Лондон, чтобы купить или продать что-то на торгах, которые устраивали Sotheby's или Christie’s, а специалисты De Beers по праву пользовались славой прекрасных и непредвзятых специалистов по оценке ювелирных украшений или драгоценных камней. Может быть и этот итальянец-картинка возжелал продать бабкино наследство. Хотя учитывая многотысячный Brioni и сверкнувшие из-под манжеты синевой циферблата Ulysse Nardin, не говоря уже о булавке белого золота в галстуке и сапфировых запонках, это уже было наследство, как минимум, второй бабки.
Судя по спокойствию и даже какой-то обыденности поведения, синьор Дель Боско привык выглядеть и чувствовать себя как призовой жеребец из лучшей конюшни. А значит, и камни должны быть на соответствующем уровне.

Отредактировано Petra di Favara (10 Апр 2021 14:36:08)

+1

5

Биччо обычно умел оценивать собеседника не особенно подавая вида, но в этот раз умение это его практически покинуло. Петра была слишком уж... выдающейся. Дель Боско даже почти пожалел, что избрал именно такую тактику для первого ознакомления с объектом своего наблюдения. Гораздо лучше было бы понаблюдать за ней на рабочем месте, чем вот так выдёргивать на относительно нейтральную территорию. Впрочем, теперь уже было ничего не поделать, значит следовало действовать согласно плана.
- Я довольно часто бываю в Лондоне, - Фабрицио небрежно пожал плечами, словно он только что сообщил о само собой разумеющемся факте. И легко улыбнулся: - Иногда подумываю о том, достаточно ли англичанам итальянской обуви и одежды или всё же стоит попытаться завести пару магазинов где-нибудь в центре города.
Биччо никогда не лгал. Всегда говорил правду или молчал - всё зависело от ситуации. Правда, разумеется, могла быть разной. Вот про частые прилёты в Лондон - чистая правда, а про магазины - уже капля лукавства. Потому что плевать ему было на то, хорошо ли одеваются местные модники. А вот на то, сколько денег они могли бы принести ему лично в карман, было совсем не плевать.
- До сих пор не могу разобраться - нравятся ли мне аукционы, - он задумчиво потёр большим пальцем фарфоровый бок кофейной чашки. - Не очень люблю торги, и ещё больше не люблю, когда из-под носа уходит понравившаяся вещица. Так что предпочитаю, наверное, перехватывать приглянувшееся до того, как оно замылится под взглядами желающих украсить свою жизнь.
Под прикрытием небрежных фраз наблюдать за Петрой было гораздо удобнее. Биччо всё сильнее хотелось задать ей пару десятков вопросов в лоб, но это - он прекрасно понимал - было бы очень лишним. Ещё не хватало спугнуть до выяснения всех обстоятельств.
- Мне порекомендовали вас как отличного оценщика, - кажется, неумолимо приближалось время, когда стоило бы переключиться на деловую тему. Всё-таки он сюда не только разговоры разговаривать приехал. - Один из моих партнёров предложил заняться драгоценными камнями. Но прежде, чем влезать во что-то, что я не очень понимаю, я предпочитаю послушать независимых экспертов.
Короткий жест ладонью, и у правого плеча Дель Боско возник всё ещё бледнеющий Людовико, буквально в одно мгновение убравший со стола опустошённую чашку Биччо и протянувший ему в руки небольшой кейс.
Щёлкнув замками Фабрицио развернул кейс бархатными чёрными внутренностями к Петре. Десяток неогранённых алмазов разных оттенков легко отразил солнечный свет, проникающий внутрь ресторана через окна.
- Мой партнёр утверждает, что это сибирские алмазы, - Биччо скептически хмыкнул, снова едва заметно дёрнув плечом. - Ещё он утверждает, что они - лучшие в мире. Но мне хотелось бы услышать ваше мнение по поводу камней.
Предложение Амато пришлось очень кстати, только вот Фабрицио ни капли не верил этому старому прохвосту - камни с равным успехом могли оказаться и сибирскими, и африканскими, и индийскими, и даже какими-нибудь китайскими синтетическими. Дель Боско не удивился бы ничему. Особенно, с учётом того, что Амато был клиническим неудачником и уже практически заслужил по глупости свою "чёрную метку". Но продолжал жить только потому, что за него очень хорошо просили. Да и самого Биччо он пока что не очень напрягал. К тому же, Амато действительно старался найти своё место под солнцем, только за все почти шестьдесят лет жизни ему повезло от силы пару раз.

Отредактировано Fabrizio Del Bosco (10 Апр 2021 04:14:57)

+1

6

- О, поверьте, англичанам никогда достаточно не будет, вы видели их твидовые клетчатые костюмы? – Петра фыркнула и рассмеялась. - Особенно женские. Это же, - она порывисто пожала плечами и махнула ладонью, - это ужас ужасный. Английская мода, согласитесь, такой же нонсенс, как и английская кухня.
Нет, Фавара, конечно, знала о существовании модельеров английского происхождения, да и одёжные и обувные бренды с этикетками Туманного Альбиона были довольно распространены, и всякий истинный англичанин гордился, скажем, тем же Маккуином или Маккартни, хотя, по правде говоря, эта гордость скорее бы подошла шотландцам. Но, следует признать, что вся английская мода имела итальянские и французские корни. Поэтому Петра предпочитала индивидуальный пошив, и мастер-обувщик у неё тоже имелся. Только перчатки и сумки она покупала.
Девушка изумлённо вздёрнула бровь: итальянец, открыто признающий, что он не любит процесс торгов встречался ей впервые. Перекупать понравившиеся вещи или камни было логично, и даже не столько из-за любви к «незамыленным» вещам, сколько из соображений экономии. Понятно, что во время аукциона первоначальная цена могла взлететь к небесам, до которых иным было бы сложно дотянуться. Но во всех итальянских клиентах, с которыми Петра имела дело, азарт вспыхивал в первые же секунды торгов, и удержать их в рамках порой становилось адски сложно. Кажется, у нас тут нетипический итальянец.
Рекомендации в кругу Фавары были товаром гораздо более дорогим, чем любые камни. Петре было интересно, кто именно её рекомендовал, потому что имя Дель Боско никогда раннее нигде не проскальзывало, и это могло значить всё, что угодно. Кончики пальцев от любопытства начали едва ли не зудеть, но Фавара, поёрзав от нетерпения на стуле, всё же заставила себя сидеть смирно.
Возникший за спиной у мужчины Людовико навёл на мысль, что потом можно будет попробовать у него выведать что-нибудь об этом человеке. Но все её мысли улетучились, стоило только Дель Боско распахнуть перед ней кейс. Петра нетерпеливо подалась вперёд, кожей ощущая толпу прокатившихся по рукам мурашек. Это непередаваемое чувство восторга, который всякий раз её охватывал при взгляде на драгоценные камни, она не могла ни объяснить, ни описать. Откуда оно взялось в простом ребёнке, почему казалось, что камни окутывали её пальцы теплом, стоило их коснуться, - ей было не ведомо. Но от возможности чувствовать это каждый раз, Петра бы не отказалась ни за какие коврижки. А уж о том, что камни синтетические или подделки обдавали её ладони холодом, она молчала, как могильная плита. Не хватало ещё ловить на себе странные взгляды со стороны коллег.
- Понятие «лучшие» стоит применять к конкретным камням, - Фавара достала из сумки свой набор инструментов, - а о месте рождения принято судить по составу примесей в разработках, их богатству или бедности на залежи. А качество бриллиантов вообще от места происхождения алмазов не зависит. Тут главное мастерство того, кто его будет гранить. Сибирские же алмазы хороши тем, что дают меньше всего отходов, - Петра не смотрела на собеседника, всё её внимание было уделено мерцающим на бархате подложки алмазам.
Пальцы обдало прохладой, и Петра едва заметно нахмурилась. Следующие полчаса она тщательно изучала каждый из камней, а на лице её застыло нейтрально-доброжелательное выражение, когда она убрала инструменты обратно и подняла глаза на мужчину.
- Боюсь, синьор Дель Боско, эти алмазы не якутские, - Фавара была восхищена мастерством того человека, что сделал подобное, но чертовски расстроена предстоящим. Она взяла в руки специально оставленный небольшой, но тяжёлый молоточек. – Боюсь, что это вообще не алмазы.
Петра аккуратно вынула из кейса один из камней, уложила его на мраморную столешницу и не прилагая особых усилий нанесла по нему точный и быстрый удар. Камень, казавшийся несокрушимым, жалобно хрустнул и развалился на части.
- Это подделка, и даже не особо качественная. Из оставшихся – семь фианитов, неплохой кварц и хороший белый сапфир. Мне жаль.

Отредактировано Petra di Favara (18 Апр 2021 14:08:39)

+1

7

Биччо даже усмехнулся, когда Петра буквально всем телом подалась вперёд, едва он распахнул перед ней "сундук с сокровищами". Такой подход к делу ему нравился - явно эта Фавара любила то, чем занималась. Впрочем, тут же он сам себя одёрнул - почему "эта Фавара?" Сомнений в том, что перед ним действительно дочь дона Козимо, у Дель Боско уже практически не осталось. Подходило всё - имя, внешность, возраст. Хотя насчёт последнего Фабрицио бы не стал утверждать с полной уверенностью - женщин слишком сложно понять в этом плане вот так, с наскока.
Петра меж тем довольно доступным языком разъясняла хитрости происхождения и выбора камней. Во всяком случае, именно так её монолог воспринимал Биччо. Сам он всё-таки слишком мало знал о тех же алмазах, но тем интереснее было ему слушать довольно, на его взгляд, молодого специалиста.
Слушая приятный голос Петры, Биччо не прекращал наблюдать за ней. Её итальянский был очень хорош, она словно совершенно не задумывалась о том, что на самом деле так легко и непринуждённо общается на своём родном языке. Биччо даже про себя отметил, что чем больше она говорит, тем менее явным в её речи становится акцент. Это было даже приятно - Дель Боско не любил, когда итальянский "портили".
Когда же работа специалиста была уже практически закончена, Биччо, внимательно проследив за тем, с каким выражением лица Петра собирает инструменты, вопросительно взглянул в её глаза. Вот сейчас ему даже подумалось о том, что не будь у него всей информации об этой девушке - по этой нейтральности на её лице, смешивающейся в прекрасный коктейль со сдерживаемым огнём в глазах - он бы точно узнал в ней дочь Козимо. Что-то неуловимое, чуть откорректированное азиатскими чертами матери, всё равно проступало.
"Гены пальцем не раздавишь..."
Хруст камня раздался неожиданно. Биччо краем глаза отметил как вздрогнул Людовико, чуть было не нырнувший под ближайший к нему стол (видимо, решил, что наступило время перестрелки), и снисходительно усмехнулся в ответ на сожаления, которые выразила Петра.
- Что ж, видимо, это не тот сегмент рынка, в котором я мог бы чувствовать себя как рыба в воде, - взяв двумя пальцами осколок покрупнее, Биччо чуть прищурился и внимательно посмотрел сквозь камень. - Никогда не понимал, как можно вот так запросто определить, что за камень у тебя в руках. Как по мне, так все они блестят одинаково.
Амато снова доставил ему головную боль. Теперь нужно было думать, что сделать с хроническим неудачником не вышибая ему мозги. Биччо задумчиво вздохнул, аккуратно сложил осколки синтетического безобразия в салфетку, свернул её и сунул во внутренний карман пиджака.
- Что ж, раз мой компаньон решил меня одурачить, думаю, что я имею право на все камни, что он мне предоставил, - Дель Боско говорил неторопливо, довольно мягко, даже будто с улыбкой, но всё же прекрасно было понятно, что возражать ему решится только настоящий самоубийца. - Скажите, синьорина Фавара, что я могу получить из оставшихся камней в виде компенсации транспортных и моральных расходов? - теперь он улыбнулся более явно и чуть наклонился вперёд, приближаясь к собеседнице, словно вот именно сейчас между ними должен был созреть какой-то очень важный заговор. - Скажем, какое-нибудь украшение, которое поднимет цену мусора практически на уровень бриллианта...
- Например, медальон, - Биччо небрежно взмахнул ладонью, указывая на украшение на шее Петры. - Если этот вы изготовили сами, то мне бы очень хотелось, чтобы именно ваши руки работали с моими камнями.

Отредактировано Fabrizio Del Bosco (18 Апр 2021 16:52:48)

+1

8

- В любом, как вы выразились, сегменте можно себя чувствовать вполне уверенно не будучи при этом специалистом в вопросе. Сейчас главное иметь профессиональных и честных помощников, что, конечно, редкость, - Петра чуть нахмурилась, вспоминая об одном таком вовсе не честном, благодаря которому ей едва не пришлось окунуться в мир решёток и несвободы. – Всему можно научиться, - девушка сверкнула улыбкой. – Кому-то легче, кому-то труднее, - она пожала плечами, - главное, найти дело по душе. А блестят они все по-разному, - улыбка Петры стала шире и светлее. Она могла бы прочитать не одну лекцию о том, как именно различается блеск даже в одной группе камней, но понимала, что сидящему перед ней мужчине это вряд ли было интересно.
Фавара убрала молоточек в кейс, откинулась в кресле и потянулась за своей чашкой кофе. Остывший, он всё равно был много лучше того, что продавалось в разном виде в лондонских супермаркетах. Петра посигналила маячившему недалеко Людо, что не прочь получить ещё одну чашечку.
Синьор Дель Боско аккуратно собрал осколки разбитой девушкой подделки и убрал в карман. Фавару это удивило, но действие это она никак не прокомментировала. Похоже, что того, кто подсунул итальянцу этот набор фальшивых бриллиантов ждёт нелёгкий, как минимум, разговор. Право на камни, синьор, может быть и имел, но вот навар с этого – не факт.
- Вряд ли вас привлекут фианиты или кварц, хотя их можно пустить на какие-то недорогие украшения. Если надумаете продавать, то больше тысячи вряд ли получите, да и то, если очень повезёт. А за сапфир можно выручить около восьми, - Петра снова придвинулась к кофру и погладила корунд пальцами, - может плюс-минус, зависит от того, где и кому будете продавать.
Транспортные ты, конечно, отобьёшь, но вот моральные… Петра оторвалась от камней, благодарно кивнув Людовико, поставившего перед ней свежезаваренный кофе, и перевела взгляд на Дель Боско. Ей казалось, что проще удавиться самому, чем компенсировать такому человеку моральные убытки. Хотя, может быть именно это его и удовлетворит. Вроде ничего такого криминального или страшного не было в этом итальянце. Но при каждом новом взгляде на него внутри Петры всё больше крепла уверенность в том, что становиться этому человеку поперёк дороги или разочаровывать его в чём бы то ни было – себе дороже. А лучше всего вообще держаться подальше. Франтоватый итальянец гораздо больше походил на пресловутых мафиози, чем тот же американизированный Фиески, не говоря уж о Майкле. Чёрт, Бишоп. Петра бросила взгляд на часы.
- Нет, - тонкие пальцы непроизвольно прикоснулись к цепочке, сбежали вниз, обхватывая овал небольшого медальона, - это не моя работа. И я, к сожалению, не знаю ни имени этого ювелира, ни места, где это было сделано, - Петра довольно часто рассматривала единственную вещественную память от родителей, каждый раз поражаясь мастерству того, из-под чьих рук вышел медальон. И только когда она сама стала профессиональным ювелиром, Фавара смогла по достоинству оценить качество работы. – Но у нас достаточно хороших специалистов, которые смогут вас удовлетворить, если вы решите пустить камни в дело. И, если позволите, я бы посоветовала пустить сапфир отдельно или с кварцами, а с фианитами сделать что-то совсем другое, - при работе Петра не любила смешивать натуральные камни с искусственными, хотя ничего против последних и не имела.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Dove ho visto te...