LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Faber est suae quisque fortunae


Faber est suae quisque fortunae

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Faber est suae quisque fortunae
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/lZZJs0N.jpg https://i.imgur.com/Og3964O.jpg https://i.imgur.com/mo9vWDK.png

Amelia Harrow & Daniel Harrow & Henry Harrow
20 февраля 2021; Ресторан

Прошла неделя после похорон отца, Амелия решает позвать своих детей на семейный ужин, обсудить некоторые накопившиеся семейные вопросы.

+3

2

Что же, начало года выдалось на редкость фееричным.  И тут даже неизвестно, что стало наиболее ярким событием. Дэна казалось в последний месяц, что он медленно сходит с ума и теряет связь с реальностью. В тот момент, когда младший Хэрроу выдохнул с облегчением отказавшись от договорного брака, он почувствовал свободу от гнета отца. Нет, он не планировал разрывать связь с семьей полностью, каким-то тираном не был их отец, но он был их отцом и младший все же не хотел полностью обрывать общение. Ноу  судьбы были другие планы,  отца убили и его убийца до сих пор не найден. В какой-то степени Дэн винил себя во всем этом вдруг,если бы он был рядом и будь у него  с отцом более доверительные отношения, то Томас мог бы остаться жив. Хотя,конечно же, это больше смахивает на горячечный бред, нежели на истину. Смерть отца легла тяжелым грузом на его плечи.
Вдобавок ко всему, братья узнали, что их отец не был тем человеком, коим пытался выставить себя перед сыновьями, оказывается он уже давно жил на две семье, и в той семье у него тоже были дети, с которыми они опять таки успели пересечься. Все оказалась не так уж и плохо,как думал младший брат. И да, ко всему прочему, у Дэна наблюдались проблемы с работой,как раз-таки из-за одной из свободных сестер, которая решила привлечь к себе внимание, таким вот нестандартным способом.
И да, вдобавок ко всему, его еще и избили возле его же машины.В общем все свалилось в один котел и взорвала мозг младшего Хэрроу. А еще, это наверное, более или менее радостная новость, тело отца было предано земле. Дэн хоть слегка успокоился после похорон отца, хотя младшему и пришлось идти на похороны наложив слов грима, нельзя было никому показывать, синяки и ссадины после избиения, Дэн хотел избежать лишних расспросов о случившемся.
Единственное, что спасло младшего Хэрроу от безумия, это жениться на Эрин,наконец-то, он хоть что-то сделал верно в своей жизни.
Звонок от матери поступил весьма неожиданно, она позвала их на ужин в ресторан, который был готов принять семейство Хэрроу даже в пандемию. Дэн дал согласие и сказал, что приедет к указанному времени. Он не любил семейные собрания, в последнее время все они оканчивались склоками и истериками, истерил правда Томас, который уже на небесах.
И вот Дэн приехал к ресторану чуть раньше назначенного времени, он не любил опаздывать и приезжал заблаговременно, в ресторане его встретили,как дорого гостя и провели в отдельную комнату, Дэн расстегнул пуговицу на пиджаке и села за стол, вскоре пришел старший брат:
- Привет- отозвался Дэн-не в курсе зачем мама нас решила собрать?- мысли у Дэна на сей счет были, но он предпочел выслушать старшего разумного брата- по делу отца есть что-то новое?- хотя он постоянно спрашивает это-и да, я маме так и не сказал, что женился второй раз, не думаю, что сейчас подходящий момент вываливать на нее еще и это. Ей хватило смерти отца и прочих приключений - Дэн многозначительно прокашлялся.

+2

3

Наверное, Генри какой-то неправильный сын. Его не так беспокоила сама смерть отца, как канитель, которая разыгралась вокруг этого злосчастного события. Их ожидает долгое расследование. Учитывая, что прошел уже месяц, Генри только в начале февраля смог выдать тело к захоронению, которое сам же и вскрывал.
Да, врагу не пожелаешь такой участи. Возможно, именно в этот момент Хэрроу начинал задумываться над тем, что пора бы меня сферу деятельности. Может, стоило бы послушать мистера Броули и вернуться обратно в клинику, на старое место. Но одно знал точно, что если там свободных вакансий не найдется, Генри в другую клинику не пойдет из принципа. Ему хотелось работать только под началом мистера Броули.
Два дня назад он пообщался с прокурором на тему своего дела годичной давности, убийства отчима, который изнасиловал Джо. В профессионализме Энди Генри не сомневался, как и в его словах. Хоть и ведет себя временами, как мудак, но слов на ветер никогда не бросал. Работали они без нареканий друг к другу, чего нельзя сказать о личностных взаимоотношениях. Когда поутихнет, то можно и заикнуться об увольнении. Правда, все равно придется обо всем рассказывать главврачу… Нет, пока Хэрроу к подобному не готов.

Получив приглашение на ужин от матери, Генри немного напрягся. На похоронах он появился чисто символически, из уважения. С него было довольно вскрытия, попрощался более, чем достаточно за столько времени. Но отказывать маме Хэрроу не стал, тем более, что ей тоже сейчас приходится несладко. Как бы там ни было, мать Генри любил и поддерживал. Он во многом жалел, что не было ее тогда, когда разводился. Отнекивался, говорил, что все хорошо и пусть не переживает. На самом-то деле, все было далеко не хорошо. То, что она не отмахнулась от старшего сына в период поступления в университет, тоже сыграло огромную роль в их отношениях.
На субботний день вообще у Генри всегда находились планы, например, проведать дочь. Как ни странно, не любил проводить время бесцельно. Однако сегодня ему предстоит светский ужин в ресторане… Да, мама всегда умела выбирать места.

Хэрроу сел в машину, поехав по указанному адресу. В ресторане он уже увидел брата, проследовав в выделенную зону.
Привет, — сухо поздоровался Генри, пожав плечами, — Без понятия, если честно. Узнаем скоро, — он отмахнулся от новостей по делу. Их было столько, что все пересказывать сейчас времени не хватит. Да и одна хуже другой.

Ты недооцениваешь нашу маму, Дэн. Может эта новость только порадует ее. Думаю, ей было не до торжеств все это время, так что не обидится из-за отсутствия приглашения… — задумчиво ответил Хэрроу. Ну, он на это надеялся. Пока они ждали маму, официант принес им меню. А мама, как приличная женщина, немного опаздывала.

+3

4

[icon]https://i.ibb.co/WxV4r1c/1.png[/icon]

внешний вид

https://i.ibb.co/Vvh4qP7/f-QA72-QVTBsw.jpg

Смерть Томаса застала Амелию врасплох, уж такого она никак не могла ожидать от своего супруга, хоть и узнала его достаточно хорошо за вместе прожитые годы. Томас не был плохим человеком, нет, как у любого другого у него были как слабые стороны, так и сильные. Он был щедрым и разумным мужчиной, способным идти на компромисс, правда далеко не во всех вопросах. Также он был жутко упрям, прямолинеен, не терпел неповиновения себе и считал, что раз он за что-то платит, то имеет полное право управлять этим чем-то, будь это недвижимость или жизнь человека. Возможно, эти качества ему и помогали на работе, но только не в семейной жизни. Супруги Хэрроу всегда были публичными людьми, что налагало определенные обязательства и ограничения, и если Амелия старалась закрывать собой сыновей и ограждать их от общественного давления, дать им больше свободы, нежели было у нее в их возрасте, то муж наоборот, всегда для сыновей задирал планку все выше и выше, совсем не учитывая их собственных интересов и желаний.
Из-за всей внутрисемейной ситуации между Томасом и Амелией, из-за их договоренностей и поведения дома, их сыновья со стороны видели лишь холодных друг к другу супругов, холодных родителей, которые часто спорили, порой бурно и громко ругались даже по пустякам, холодных людей, не проявляющих никаких эмоций, и невесть что они могли думать о своей в семье в своих маленьбких головках. И хоть Амелия и старалась быть максимально дружелюбной и понимающей матерью, заботливой, из-за частых ссор с Томасом она уставала и не всегда могла контролировать себя и не срываться на ни  в чем не виноватых мальчиков. Но она старалась. Очень.

Оборачиваясь назад на свою жизнь Амелия все чаще сожалела о всех упущенных возможностям, о несказанных словах, о не выраженных чувствах и эмоциях. Она часто ругала себя, что была холодной матерью, особенно сильно она это поняла после смерти своей матери, когда осознала и поняла сколько любви, внимания и заботы давала ее собственная мама. От этих мыслей становилось не по себе, становилось страшно, а вдруг уже слишком поздно что-то менять, вдруг она навсегда потеряла своих мальчиков, вдруг...
На очередном сеансе психотерапии психолог сказала герцогине, что необходимо заглянуть в ее тяжелые мысли и страхи, которые ее терзают в разрушенных взаимоотношениях с сыновьями. Надо понять, что она их мать. Она выбрала того мужчину, от которого родила детей, выбрала этого отца для своих детей. А души детей сами выбрали семью, в которую им надо прийти и пройти определенные уроки в этой жизни. Это просто факты. Она их мать и она всегда их любила, любит и будет любить. Надо просто что-то сделать. В этой ситуации она взрослая, она старше, она родитель. Она может совершить какое-то действие в сторону сыновей, а дальше уже мячик будет на их стороне, примут ли они ее, это будет уже их выбор и их право.

Припарковав свой новоприобретенный Астон Мартин ярко-бордового цвета на парковку перед рестораном, который она выбрала для встречи с сыновьями, Амелия еще с пару минут смотрела на себя в зеркало, сделала пару глубоких вдохов и выдохов. Она очень нервничала, хотя понимала всю иррациональность своих эмоций. Женщина еще раз посмотрела на себя в зеркало, поправила прическу, надела маску и вышла их машины.

- Добро пожаловать, мадам. - Дружелюбно отозвался хостес, это был довольно высокий симпатичный мужчина в черном костюме с темно-синим платком, повязанным на шее. - Вы заказывали столик, мисс?
- Добрый день. Да, Миссис Хэрроу, я звонила вчера, должны были сделать бронь на отдельную комнату.
- Ваши спутники уже ждут, позвольте вас проводить, миссис Хэрроу. - Хостес просиял и, указывая дорогу, проводил женщину к их комнате, любезно открывая перед ней дверь, а позже также любезно принял ее пальто и быстро удалился. Пожелав гостях хорошего дня.
Оба мужчины были уже на месте.
- Добрый день, мальчики. - Оставшись наедине с сыновьями, Амелия сняла маску с лица, закинула ее в сумку и подошла сзади к сидящему Дэниэлу, положила ему обе ладони на плечи и, наклонившись, поцеловала в макушку и в щеку. Скользнула ладонями по плечам вниз к груди обнимая сына.
- Извините, что опоздала, не думала, что в пандемию можно попасть в пробку. - Она шумно выдохнула и обошла стол, подходя к Генри, также поцеловала его в макушку, обняла и, запустив пальцы в волосы, легко испортила прическу.
- Вы смотрели меню? Что-то выбрали? Мне сказала Рейчел, что здесь волшебные стейки. А вот я точно хочу рыбу.
Потребовалось еще несколько минут, чтобы дождаться официанта и огласить ему свой заказ. Амелия попросила для себя филе лосося  и овощи на гриле, симпатичный салат с утиной грудкой и зернами граната, воду без газа и капучино с корицей пока они ждут заказ. После того как сыновья тоже озвучили свой заказ, Амелия посмотрела на них обоих и сказала:
- Ну что вы такие напряженные, мальчики? Будто оба проглотили шпагу? Выдохните уже, мама ведь может позвать своих мальчиков на обед? - Она широко улыбнулась глядя на сыновей и замечая на их лицах напряжение. - Ну что ж... Мне звонил адвокат вашего отца и половину этой недели, мне кажется, я жила у него в кабинете, разбирались с делами, счетами, собственностью Томаса и прочими вопросами. Он не оставил завещания, хотя мы с ним и обсуждали этот вопрос, но как вы знаете у вашего отца было свое мнение на все, и на этот вопрос тоже. Формально вся его собственность будет моей. Я хочу, чтобы вы, мальчики, помогли мне с этим всем разобраться. Оказывается у Томаса было много секретов о которых я не знала.
Амелия искренне улыбнулась сыновьям, сделала небольшой глоток капучино, принесенного официантов, и вопросительно посмотрела на обоих мужчин. Её маленькие мальчики давно уже стали взрослыми самостоятельными, самодостаточными мужчинами.

Отредактировано Amelia Harrow (1 Апр 2021 23:11:46)

+2

5

Дэниэл всегда мечтал о нормальной семье, где бы родители больше интересовались детьми, нежели своим социальным статусом, где бы люди стояли на первом месте,а не деньги. Увы, дети не в силах выбирать в какой семье рождаться, но будь у Дэна выбор, скорей бы всего он выбрал менее статусных родителей, но более душевных.  Был период, когда он обвинял их в том, каким он вырос,а  вырос младший Хэрроу в черствого сухаря, который не умеет выражать свои чувства в верном ключе. Эта эмоциональная импотенция собственно и привела к тому, что его первый брак распался, будь в нем больше эмпатии, вполне возможно, что тогда бы Дэн не позволил Эрин уйти, он бы нашел слова, он бы ей помог. Но нет,увы, на тот момент его эмоциональный диапазон был равен диапазону зубочистки.
Но чем старше становился Дэниэл тем четче он понимал, что собственно родители то не совсем виноваты в том,каким он вырос. Отец- был увлечен статусом, мама же металась между детьми и отцом, который все время был чем-то недоволен. Отец воспитывал,как мог, Томас считал, что делал все верно, он ведь искренне считал, что самое важное,чтобы у семьи была кристально чистая репутация. А, что до мамы, она пыталась, да не всегда получалось, но она пыталась быть им мамой. Дэн правда понял это гораздо позднее. Все детство же он был обижен на них, хотя любил обоих родителей. В его жизни даже был период, когда он оборвал все связи укатив в соединенные штаты на стажировку, вдали от дома, младший Хэрроу осознал важность семьи и стал еще более привязанным к старшему брату, который фактически нес в себе роль отца для Дэна. И да, после приезда он стал больше общаться с мамой, процесс,конечно же, шел туговато, но младший пытался.
И вот за эти пару месяцев нового года случилось столько, что невольно семья сблизилась. Наверное, можно было и порадоваться сегодняшнему ужину, если бы не печальные события, которые предшествовали этому. Воссоединение семьи- отлично, но только не в таком контексте, да и явно тема сегодняшнего ужина, будет мягко говоря неприятной для всех.
Уйдя в мир иной, Томас Хэрроу после себя оставил больше вопросов, нежели ответов. И ,увы, вполне возможно, семья  никогда не узнает правдивых ответов на все эти вопросы.
Дэн листал меню принесенное официантом, хотя мысленно он был далеко отсюда. Собственные проблемы, что настигли его, терзали парня, да и синяки после избиения все еще болели. Вскоре явился Генри, который кажется не был в восторге от сего мероприятия.
- Буду действовать по обстановке- ответил младший Хэрроу, откладывая меню, есть сейчас хотелось меньше всего, можно было бы ограничиться кофе, но этикет не позволял.
Вскоре не пороге возникла Амелия Хэрроу, всегда блистательная женщина, которая притягивает к себе внимание, Дэн невольно улыбнувшись, подметив про себя, что мама  держится достойной в сложившейся ситуации.
- Привет, мам- отозвался Дэниэл, теплые объятия матери чуть расслабили Дэна, хотя и вызывали определенные болевые ощущения, ушибы все еще заживали и когда она его обняла, он так же  быстро чмокнул ее в щеку.- Ничего, леди имеют право  чуть припоздниться.
От пережитого есть не хотелось, но Дэн заказал салат с грушей и французским сыром, стейк полной прожарки, и зеленый чай, кофеин  сейчас ему противопоказан.
- Просто, последний месяц, выдался на редкость тяжелым- и да, он все еще продолжает быть тяжелым у младшего столько проблем, что не знаешь, за что хвататься, когда мама говорила Дэн перевел взгляд на старшего брата, что же вот и настал момент, когда темные стороны Томаса выплывают на свет- с чем именно,мам?- врубил режим "дура", уточнил Дэн - я на наследство не имею никаких видов, мне денег отца не надо, а ты сможешь их потратить с умом- Дэн устроен в жизни, и достаточно неплохо зарабатывает.- Адвокат отца тебе, что-нибудь сказал еще о других наследниках, которые могут появиться?- младший попытался начать издалека, тема с любовницей все равно всплывет, но травмировать мать неверностью отца, как-то особо не хотелось. Тем более неверен он ей был много лет подряд, там мало того, там были еще и дети- кстати, мам-  Дэн откинулся на стуле- прости, что не сказал раньше, не хотелось тебя тревожить, но я женился второй раз-не самый удачный момент, но черт подери, на  заседаниях он легко заявлял о неверности одного из супругов, а матери не мог сказать, что Томас был кобелем, младший перевел взгляд на старшего брата.

+2

6

Несмотря на все семейные дрязги, Хэрроу старший все же любил мать. Пусть и своей какой-то особенной любовью, но любил, как умел. Может это не заметно со стороны, но уважение уж точно заметно. В отличии от отца, к матери Генри не относился холодно, это уже многое значило. Он вообще не был склонен к проявлению чувств, ему проще доказывать все поступками, действиями. Это у него с детства, с юности, когда приходилось собственные желания скрывать от родителей. Не абсурд ли? А слова пусты, если они ими ничем не подкреплены.
Пока они с братом ждали маму, Генри листал меню, чтобы просто чем-то себя занять. Чувство голода особого не было, но все равно, что-нибудь съесть не помешает. Учитывая, что разговор у них получится не из легких, требовалась «дозаправка» для более активной мозговой деятельности. В последнее время у Генри она была не ахти какая. Практически на все заторможенная реакция, в частности, после беседы с прокурором. Раньше он за собой подобного не наблюдал. Надеялся, что со временем пройдет.

Наконец-то в поле зрения появилась миссис Хэрроу, Генри выпрямился, изобразив на лице не очень уверенную улыбку. Он обнял маму в ответ, ее настроение было слишком воодушевленное. А может просто, как истинная аристократка, не проявляла негативных эмоций. Наверное, никто никогда не скажет, что эти двое – ее сыновья. Все-таки жизнь вдали от родительского дома сказалась, особенно, на Генри. По нему вообще невозможно понять, что он выходец из столь знатной семьи, и если расскажет, вряд ли поверят на слово.

Привет, — поздоровался Генри, чуть улыбнувшись. Прежде, чем начать столь занимательную беседу, он сделал заказ в виде стейка, салата и черного кофе. Как ни странно, хотелось и выпить что-нибудь покрепче. Но, во-первых, он за рулем, а во-вторых, с алкоголем Хэрроу пока предпочитал не играться. Плавали, знаем.
Когда с заказами было покончено, Генри перевел взгляд на Дэна, который начал задавать наводящие вопросы. Но чего уж скрывать? У отца, на самом деле, было много тайн. Если вспомнить обыск в его загородном доме, то там черт копеечку искал. Полиция до сих пор роется в его делах, пытаясь найти, хоть что-то стоящее, на что можно было бы обратить внимание. Фигуранты по его адвокатским делам были первыми подозреваемыми. Но их оказалось настолько много, не знаешь, с кого начинать.
Генри хотел уже что-то сказать, но напоминание Дэна о собственной свадьбе, заставило его притормозить. Почему-то до сего момента он думал, маму обрадует эта новость. А сейчас посеялось зерно сомнений. Ведь маму-то они не пригласила. Да чего уж там, никого, кроме их с Евой и Джо. И все молчали в тряпочку. В общем, Генри все же решает переключиться на основную тему сегодняшнего банкета.

Мам, ну ты же не просто так нас позвала, будем откровенными, — отозвался Генри, усмехнувшись.
Да, ты права, тайн у нашего отца было, хоть отбавляй. Причем, работа, это оказалось самая малость. Там, хотя бы все понятно… Чего нельзя сказать о некоторых особенностях личной жизни нашего дорого папаши, — он медленно подводил к тому, чтобы рассказать о возможных других наследниках, о которых упомянул Дэниэл. Чего тянуть кота за причинное место.
Наверняка адвокат тебе показал информацию, протоколы обысков с места происшествия. Загородный дом. Ну, и по всем признакам ты у него была не одна. Как и мы, — Генри не стал упоминать, что они уже успели пообщаться со своими сводными сестрами. Да и не такая важная информация, большой смысловой нагрузки не несете.
Так что… будь готова к тому, что мы можем столкнуться с противодействием в лице второй претендентки на наследство. У тебя, конечно, влияния больше, но все равно, приятного в этой процедуре мало, — выдохнул Хэрроу, замолчал, давая маме переварить всю эту информацию. Не исключено, конечно, она уже обо всем в курсе. И ей требуется помощь. Правда, Генри не знал, чем можно помочь в этой ситуации. Специалист по семейным делам у них Дэниэл.

+2

7

О большей части дел Томаса Хэрроу Амелия знала и была в курсе его работы, но всегда старалась по минимуму вникать в дела мужа, отвлекаясь и стараясь не обращать на него излишне много внимания. Конечно, ей было тяжело обманывать детей, «держать лицо» и быть вечным буфером между отцом и сыновьями, но своих мальчиком она любила больше, чем мужа. И делала всё, что было в ее силах, чтобы уберечь их, возможно даже в чем-то обезопасить, но насколько был верным ее выбор и попытка многое скрывать от сыновей она не знала, не могла до сих пор решить, стоит ли открывать все карты перед детьми. Тогда уж точно появляется выбор у мальчиком на полном основании начать относиться к их отцу как-то по-другому... она не знала как правильно поступить.
Амелия смотрела на сыновей, рассматривала какими все-таки они взрослыми стали, что у Генри уже стали заметны первые седые волоски в волосах, материнское сердце сжималось от осознания, что её маленькие мальчики только бегавшие по двору поместья в Сурее и весело игравшие друг с другом в салки, уже давно стали взрослыми, самостоятельными, самодостаточными мужчинами. И пусть они и совершали на своем пути какие-то ошибки или вели себя не правильно по её мнению, женщине оставалось молча принимать выбор своих свободолюбивых мальчиков. Каждый раз это давалось не легко.
Вот и сейчас горделивый Дэниэл резко выпалил, что ему ничего не нужно от умершего отца, ни собственности, ни денег. Амелия снисходительно улыбнулась смотря на младшего сына и лишь молча покачала головой, решив не перебивать его и дать высказаться. «Мальчик совсем ничего не знает и не понимает, всё думает, что он еще подросток и сможет спрятаться и убежать от семьи, ах, мой маленький гордый и свободный сын», - подумала Амелия.
Вопрос сына о других наследниках мужа Амелия проигнорировала, а вот услышав слова о женитьбе Дэниэла, она от изумления округлила глаза, изобразив на лице такое выражение лица, которое отражало бы удивление и негодование и, взяв салфетку со своих колен, запустила ее в младшего сына и пригрозив ему указательным пальцем, строго сказала:
- Дэниэл Томас Хэрроу, я могу понять и постараться принять любые твои выходки, но не эту! Где это видано, чтобы на собственную свадьбу не позвать мать? Я что всё это время была без сознания? Объяснись сейчас же и не уводи взгляд, молодой человек! Верни мне салфетку! - Не давая возможности сыну что-то ответить, женщина в пол-оборота повернулась к Генри и посмотрела на старшего сына. - Тебя это тоже касается, Генри Аластер, какого черта здесь происходит? Если младшему не хватило ума или смелости по правилам представить свою пигалицу, то твоя голова где была всё это время? Почему ТЫ не образумил брата? Если я позволяла вашему отцу считать себя дурой и недалекой, то у вас такого права нет. Вы мои дети. - Амелия шумно вздохнула и сделала небольшой глоток остывшего кофе, потом перевела взгляд снова на младшего сына. - Дэниэл, ты говоришь, что не хотел меня тревожить, но при этом ты уберег меня не от тревог, ты, сынок, лишил меня радости побывать на свадьбе любимого ребенка. Даже знать не хочу каким местом ты руководствовался в принятии этого решения. - Амелия покачала головой и дала возможность сыновьям высказаться и защититься перед напором матери. Она не была взбешена этой новостью, нет, она была разочарована и выглядела грустной и несчастной.

Прошло еще минут двадцать прежде чем официант принес салаты и прохладительные напитки. Салат Амелии был удачным и оказался на удивление вкусным. Ела она молча, то и дело поглядывая из-под ресниц на сыновей. Сейчас она видела в них маленьких нашкодивших детей, которые были отчитаны за разбитую в игре любимую бабушкину вазу. Смысла долго  строжиться на сыновей сейчас не было, да и у Амелии еще будет время, чтобы разобраться с младшим сыном и в очередной раз показать ему, как поступать не следует.
Утолив первый голод, Амелия отложила столовые приборы в сторону, сделала несколько глотков воды и решила, что пора бы начать обсуждать важные насущные вопросы.
- Дэниэл, с тобой я еще не закончила, так и знай. - Небольшая пауза и тяжелый тягучий взгляд «повис» на младшем сыне. - Но Генри прав, нам стоит обсудить другие семейные дела и вопросы. То, что вы оба пытаетесь мне сейчас сказать, что у вашего отца и моего мужа была другая семья на стороне, то я об этом знаю уже очень давно. Многое в нашей семье с Томасом было неоднозначного и, возможно, не правильного или осуждающего, но мы всегда были честны друг перед другом. В бесчестии вашего отца упрекать нельзя. Хотя мы многое и не говорили вам, даже когда вы повзрослели, мои мальчики. О чем вам точно не надо беспокоиться, мальчики, так это о каких-то возможных проблемах со стороны той второй его «семьи», Томас хорошо позаботился о благополучии той женщины, еще насколько я знаю у него были еще дети от нее. Но никаких подробностей я не знаю. Томас обещал мне, что после его смерти у меня не возникнет с этим проблем.
Амелия говорила твердо и спокойно, но понимала, что этот не простой разговор и обсуждение дел Томаса может сильно разъединить их семью, надолго развести ее с сыновьями и сильно подпортить отношения между ними. Слишком много тайн было и она очень надеялась, что сыновья столкнуться с ними как можно позднее, но все вышло не так.
- Минутку, - Женщина откинулась на спинку кресла, чтобы было удобнее достать блокнот из сумки. Также из сумочки она выудила расписной чехол для очков и, надев их, отыскала нужные записи в блокноте. Она заранее записала спорные вопросы, связанные с делами Томаса. - Так вот. С фондом вашего отца не все так просто и потребуется время, чтобы я разобралась чем он там занимался и куда шли деньги. Когда наведу порядок в его делах посмотрим можно ли будет его объединить с моим фондом. Пока мне ничего не понятно с этим. Это первый вопрос. Второй вопрос — адвокатская фирма вашего отца. Я бы хотела, чтобы вы оба стали ее владельцами и Артур, мой юрист, может подготовить все необходимые документы. Я плохо разбираюсь в этих адвокатских делах и мне не интересно даже разбираться, если честно. Разберитесь, наведите там порядок. Дэниэл тебе должно быть не сложно разобраться в его делах. Артур предлагал помощь своих людей, если понадобится. Дальше что у меня тут. Третий вопрос — недвижимость. Поместье в Фарнборо и усадьба в Хоршеме. Я попрошу Артура скинуть вам оба адреса, надо съездить туда в ближайшее время или по отдельности или вдвоем, или могу я с вами поехать, как захотите. Вам надо договориться друг с другом что на чьё имя будет оформлено. - Женщина все это время попеременно переводила взгляд с Генри на Дэниэла, и наоборот. Следила за их реакцией на каждое ее слово. - Дэн, не смей закатывать глаза и снова говорить, что тебе ничего не надо. Дэниэл, Генри, если я еще хоть раз от вас услышу о вашей гордости, самостоятельности или о том, что вам ничего не нужно из рук Томаса, то придется вас обоих поставить в угол и наказать. Не стыдно будет? - Амелия улыбнулась уголками губ, но тут же лицо ее стало максимально серьезным и сосредоточенным. - Вы хотите чтобы я извинялась перед вами сейчас? Ну давайте, мне не сложно. Извините дети, что я привела вас с эту жизнь, извините, что я сама родилась в состоятельной семье, извините, что Томас тоже был из семьи герцогов, извините за ваши титулы и богатства. В этом мире и в этой жизни вы не можете отмахнуться от положения своей семьи и от своей фамилии. Я вас обоих защищала перед Томасом и как бы он не сопротивлялся и не настаивал вы оба вырвались, как мне кажется. Я права? Вы оба смогли выбрать свои жизни и построить их так, как захотели. Вы оба были максимально свободными. И что я слышу в благодарность от вас? Недовольство своим положением, своей фамилией, своим титулом и средствами, которыми вам надо научиться управлять и сохранять для дальнейших поколений. Вы оба просто неблагодарные мальчишки и если вы сейчас же не повзрослеете и возьметесь за голову, то оба рода Хэрроу и Виндзоров потерпит крах и исчезнет. Вообще не понимаю, почему я должна говорить о таких элементарных вещах?! - В негодовании Амелия стукнула по столу раскрытой ладонью. - Всё. Хватит с меня. В списке было еще четыре вопроса для обсуждения с моими взрослыми сыновьями, но желания что-либо обсуждать больше нет. Предлагаю сделать паузу и спокойно поесть. Если у вас есть какие вопросы о вашем отце или нашей с ним семье, то можете задавать их, я постараюсь ответить на них.
Официанты давно уже принесли основной заказ, убрали пустые тарелки из-под салатов и оставили семейство наедине. Этот разговор и не мог быть легким или быстрым. Жизнь семьи Хэрроу была глубоко скрыта под слоем молчания, недомолвок и тайн, секретов. Амелия глубоко вздохнула, посмотрев на сыновей, и принялась разделывать рыбу.

+3

8

Дела семейные - это всегда непросто. А ,что касается семейства Хэрроу , то тут все усложняется в разы. Они никогда не были просто семьей, где все происходит по классическим канонам.
Во главе жир семьи всегда стоял статус, а не человеческие жизни. Всем было собственно плевать на всех, точнее не так, главе семейства было глубоко  все равно на семью и сыновей, даже красавица аристократка жена не вызывала в нем должного интереса. И это всегда травмировала Дэна. Младший  Хэрроу мечтал о нормальной семье, но ему в отцы достался Томас Хэрроу, человек по своей натуре жестокий и двуличный. Но Дэн любил отца, хотя в свете последних событий, которые вскрылись после его смерти, уважение к этому человеку падало со стремительной скоростью. И начало расти в геометрической прогрессии по отношению к матери,  ведь фактически она была святой женщиной, которая балансировала между детьми, долгом и ужасным характером своего ныне покойного мужа. Вот так и бывает, что правда вскрывается только через много лет. В семействе Хэрроу наступил новый этап и теперь кажется всплывёт много интересного для всех них.
Дэну и вправду было ничего не нужно их наследства отца, он знал какими делами промышлял его отец и откровенно говоря, ему не хотелось прикасаться к этим деньга м. Он и сам неплохо встал на ноги и может обеспечить нормальную жизнь себе и своей жене. В конце концов, он уже взрослый мальчик, который несет ответственность за себя и свою жизнь.
Решение поставить маму перед фактом  жениться в таком стиле, было не лучшим решением этого дня. Хотя   Дэн никогда не отличался отличными решениями. Он думал, что таким образом сможет отвлечь маму от дурных мыслей перетянув внимание. Ну да, перетянул, правда петлю на своей шее он так крепенько затянул, иначе и не скажешь.
Их свадьба была очень скромной, в свет мировых и бытовых неурядиц не хотелось ничего пышного и пафосного, тихое торжество , со свидетелями и все. Эрин и Дэн - муж и жена. И тогда он и не думал сообщать об этом матери, посчитав, что нервных потрясений для нее хватит .
Мама запустила в него салфетку и Дэн поймал ее, мама была в бешенстве и ему стоило объясниться, пока их с братом не прокляли. Да, Дэн знал, что мама практически всегда употребляла их имена в связке,  чудил один, отхватывали оба.
- Мам - передавая салфетку через стол, начал говорить Дэн спокойным голосом -  это была простая регистрация ,без торжества. Да, я сглупил не сообщив тебе,  но ты была занята похоронами отца и дальнейшими вещами связанными с этим- он перевел взгляд на Генри - он тут не причем и моя жена не пигалица, как ты изволила выразиться. Ее зовут Эрин, и да предвосхищая твой вопрос, да я женился на своей же бывшей жене -  было стыдно перед ней, но что сделано, то сделано. - Я был не в том состоянии , чтобы праздноваться. Моя бывшая невеста Кейтлин, с лёгкий руки своего отца, подстроила мое избиение.
Что уж, раз уж пошла правда, то он решил все выложить матери.
Принесли спасительные салаты, и все принялись за еду, хотя есть хотелось меньше всего. Дэн устало копался в тарелке , жуя салат. Повисла гнетущая тишина.
Когда же первый голод был утолен, мама вернулась к разговору, младший понял, что ему не избежать порки, что же он ее ожидал. Он только кратко кивнул головой. Что же, это облегчало ситуацию, раз мама была в курсе двойной жизни отца,не придется вдаваться в подробности этого грязного и некрасивого дела.
Когда же мама перешла к теме наследства, Дэн взял стакан с чаем и сделал глоток.
- что же в плане его конторы, это не мой профиль, но я попробую разобраться в этом. Если, что будут вопросы, обращусь к Артуру- Дэн перевел взгляд на брата - думаю, мы выкроим время и вместе с Генри, туда съездим- а вот дальше началось то, чего Дэн не ожидал. Маму прорвало, ему хотелось вставить и свои пять копеек, ведь собственно , все ранее сказанные фразы не были кинуты в ее огород. Она не виновата во всем этом, просто это семейство Хэрроу, они такие. Братья были воспитаны в весьма своеобразной атмосфере и винить их в эмоциональной импотенции нельзя.
- Прости, мам - только и произнес Дэн, принесли горячее и все уткнулись в тарелки, разговор все ещё не был окончен, съев пару кусочков стейка, Дэн оставил тарелку и посмотрел на маму.
- ещё раз извини, и какие вопросы у нас ещё остались ? - ужин был не из приятных, но они собрались для дела и нужно из решать.

+1

9

Генри подозревал, что ничем хорошим этот разговор не закончится. Вообще ужин, в принципе. Смерть отца не успокоила их, а только растормошила всю семью еще больше. На голову им всем упало столько проблем, связанных с ним самим, его делами, наследством и прочей ерундой, что хотелось просто все бросить и никогда не вспоминать. Хэрроу тоже, по сути, не нужно было это наследство. Но куда же от него денешься? Вообще было искреннее желание просто переписать все на дочь.
Генри предвещал реакцию матери на все произошедшее, ровно и как предполагал, что об интрижках отца она тоже знала. Но судя по всему, ее это не сильно тревожило. И не особо тревожит сейчас, как то, что делают ее родные сыновья. Да, Генри с самого начала дал отворот-поворот своей семье, когда ушел учиться на медика. Хоть мама и предупреждала, что конфликта не избежать, но Генри это сам прекрасно видел. Он был непоколебим в своих решениях. Ему не хотелось сидеть в этой золотой клетке, заниматься адвакатурой, как отец. Он вообще к этому не склонен, потому, что в голове повышенная тяга к справедливости. Преступники должны сидеть в тюрьме и защищать их не нужно. Да и Генри слишком эмоционален, нестабилен для такой профессии. Хотя, конечно, с недавних пор сам стал таким… Правда, убил последнюю мразь, насильника своей дочери. И каким-то образом избежал правосудия. Но Генри уже себя убедил в том, что сделал он все правильно.

В какой-то момент захотелось даже взбрыкнуть, Хэрроу нахмурил брови в знак своего недовольства, практически его не скрывая. Нет, он, конечно, всегда заботился о брате, помогал ему во всем, давал какие-то советы, вправлял мозги на место. Но все равно не понимал, с какой стати лбу, которому без десяти дней и одного месяца тридцать один год, нужно обо всем напоминать? Генри тут и сам сглупил, что не напомнил о матери, да, с этим спорить сложно. Однако это была свадьба Дэниэла, и думать, в первую очередь, должен был он. А то все Генри должен, должен… Он столько не занимал, сколько он всего и всем должен.
Генри чувствовал, что если он сейчас не соберется, то рискует начать повышать голос, непроизвольно. А этого сейчас допускать крайне нежелательно. Хэрроу старший выдохнул, предвещая еще долгий и невеселый разговор о наследстве.

Мама, я ошибся лишь в том, что не напомнил брату о том, что нужно пригласить тебя. Но, честно признаться, для меня это все тоже было очень спонтанно. В остальном… Дэн уже не такой маленький, каким ты его видишь и сам в состоянии принимать осознанные решения, — ну да, сомнительное утверждение, но Генри почти поверил в то, что говорит, — Во всяком случае, научиться делать это без меня. Я должен был образумить? Возможно. Но, откровенно говоря, моя собственная голова была забита совсем другим. После расстройства свадьбы с Кейтлин, Дэна избили и причастен к этому ее отец. Тут без всякого сомнения. И к ним не подступиться так просто, — в отделе уже все поняли, оставалось только прийти к мысли о том, каким образом начать действовать. Самый простой способ, это через Кейтлин. Она слабое место своего отца, и уж раскусить эту девицу не составит большого труда.
Генри отвлекся от мыслей о свадьбе, перешел к другим насущным вопросам. Сегодня и без того много говорить придется, главное, не сорваться. Хотя хотелось вывести на более менее адекватный разговор, чтобы он не перешел в пререкания между друг с другом. Взрослые же люди, ну.

Что касается наследства, то фирму отца разумнее записать полностью на Дэниэла. Потому, что у меня нет юридического образования, только сертификат судмедэксперта, но это не одно и то же, что диплом юрфака. А так, я медик, как не крути. Максимум, что я могу, это быть соучредителем, но работать, как и руководить фирмой  я там не стану, банально не умею. Хотя, прежде, чем оформляться, я бы изучил все возможные подводные камни. Тут и понадобится твой юрист, — дела отца и так изъяли, так что уже одной проблемой меньше. Хочется верить, что там ничего страшного не найдут, что может повлиять на дальнейшее существования фирмы. Например, прошлые клиенты и так далее. А вообще, по хорошему, закрыть, все продать и открыть свое, если уж на то пошло. Так сказать, начать с чистого листа.

Генри понимал маму, она заботилась о них, несмотря на то, что происходило в их семье. Он не совсем согласен с ее точкой зрения. Генри вырвался и прожил свою жизнь так, как действительно того захотел. Не без косяков, но как уж есть. И кроме самого себя ему винить было некого. А о Дэне он такого сказать не мог. Пусть ему и нравилась юриспруденция, но все остальное было ни в какие ворота. Томас наседал на него до последнего вздоха, в буквальном смысле слова.

Мам, не нужно извиняться. Это ты прости нас. Но… у нас не совсем простая семья, и очень далека от понятия «долго и счастливо», кем бы мы там не приходились. Говоришь, вырвались? Ну, может я и вырвался, да, набил тонну шишек, наделал много косяков в жизни, но это моя жизнь. И кроме себя в этих косяках мне винить некого. Но этого я не могу сказать про Дэна. Возьмем ту же историю со свадьбой с Кейтлин… Мы до сих пор разгребаем последствия этого. Я знаю, что ты была против этой идеи. Но что толку то? Даже мне не удалось вправить мозги брату и не довести до самой свадьбы… Это какой силой внушения нужно было обладать, чтобы перебить мою… — буркнул недовольно Генри, но больше на самого себя. Ну как, удалось вообще. Только маме про этот метод лучше не рассказывать, хватит ей потрясений на сегодня.

И мне очень сложно смириться, простить, даже мертвому отцу то, что происходит, после его смерти. То, что из-за него мы едва не поссорились с тобой, что мы ругаемся прямо сейчас. Это, мам, не гордость, а просто какая-то отрешенность, — пожал плечами Генри, принимаясь за салат, — Я, ведь,  никогда не был против общения с тобой. Как отец, я тебя понимаю, хочется обеспечить будущее своего ребенка, чтобы он ни в чем не нуждался. От семьи мы не отмахиваемся, как и от фамилии. Но про наследство ты права, пусть останется для дальнейших поколений, им нужнее, чем нам, — Генри сам не заметил, как в очередной раз начал говорить за двоих. Видимо по привычке. По инерции. Пора с этим заканчивать. Хэрроу замолк. В то же время, хотелось немного смягчить ноту беседы, чтобы еще и с матерью не поссориться. 

[icon]https://i.imgur.com/hO7h2Un.png[/icon]

+3

10

Амелия была крайне раздражена и расстроена. Мало того, что муж всю жизнь вел себя, как скотина, и погиб, оставив ее в кучей своих неразрешенных вопросов. Неужели так сложно все дела держать в порядке и умереть спокойно? Так еще и сыновья. Оба вели себя, как малые дети, поступали тоже соответственно и еще бурно выражали свое недовольство на слова матери. Ух, если можно было бы придушить их обоих, а потом заново родить и воспитать заново. Уж она точно бы не допустила прежних ошибок. Точно так. К сожалению, такой вариант события был совершенно невозможен и женщине приходилось учиться принимать своих детей такими, какие они были: дурными, инфантильными, упрямыми, незаинтересованными в делах семьи, живущими только своими желаниями и интересами... возможно, в некоторых этих качествах и не было ничего плохого, но не для Амелии. Мужчины в семье Виндзор был и другими. И сейчас, наблюдая за своими сыновьями, Амелия постоянно сталкивалась с тяжелым чувством разочарования.
Слушать все эти оправдания мальчиков не хотелось. С каждым их словом Амелия чувствовала себя всё более худшей матерью, бездарной родительницей, она ничему не смогла их обучить, не смогла привить правильное отношение к жизни, к положению, к семье. Она оказалась не способной воспитать сыновей. Хотелось моментально расстроиться, расплакаться и пожалеть себя, но герцогине не позволительно показывать свои эмоции. Амелия легко мотнула головой и на мгновенье подняла глаза вверх, будто рассматривая интерьер комнаты, в частности оформление потолка, в которой они находились, старалась незаметно отогнать слезы с глаз. Женщина шумно выдохнула и сделала несколько глотков воды. «Я сглупил», «я женился на своей же бывшей жене», «это не мой профиль», «попробую разобраться», «думаю, мы выкроим время», «Дэн уже не такой маленький,.... и сам в состоянии принимать осознанные решения», «у нас не совсем простая семья», буквально каждая фраза из уст сыновей звучала так, будто это были гвозди, забиваемые в крышку гроба, в котором вот-вот будет похоронена их семья, семья Хэрроу. Если бы женщина могла избежать этих разговоров и не участвовать в этом всем, она бы тут же встала и ушла. Без малейших сомнений.
- Дэниэл, мне не надо, чтобы ты что-то там пробовал. - Голос Амелии звучал максимально спокойно и достаточно холодно, сглаживать углы, заигрывать и быть хорошей матерью отчего-то совсем не хотелось. Может быть она такой никогда и не была? - Я поручу Артуру начать внутреннюю аудиторскую проверку адвокатской фирмы вашего отца, упокой господь его душу. Вы мне оба говорите одно и тоже, что вам очень не повезло в семьей, в которой вы родились. Предлагаю вам обоим стать взрослее и подумать над этой оценкой. Есть семьи, которые живут куда хуже, чем жили вы, есть дети, которые не живут в своих семьях. Насколько я помню, у вас обоих было счастливое детство и пока вы жили под моей крышей, то и жили хорошо, в тепле и достатке. Я отказываюсь сейчас и впредь в будущем выслушивать от вас, что вы оказывается были несчастными детьми, или вам чего-то не хватало. Как ваша мать я могу вам обоим помочь и поддержать, если это необходимо, и с этими претензиями могу лишь посоветовать обоим походить к психологу. Могу контакты своего отправить. - Говорить было тяжело, выдерживать пустые негодования тоже, но Амелия справлялась как могла, настолько, насколько ей хватало внутренних сил и собственной мудрости.
Сильного аппетита сегодня и так не было, но после всех выяснений продолжать трапезу совсем не хотелось, женщина попросила вновь подошедшего официанта убрать ее тарелки со стола и принести еще бутылку воды без газа. Она переводила взгляд с одного сына на другого и очень хотела понять где и когда она допустила столько ошибок. Когда она двух прелестным карапузов сделала несчастными детьми? Может быть всё от того, что она была холодна с ними в школьном и подростковом возрасте? Или мало времени уделяла сыновьям, когда те были еще младенцами? Мало обнимала и ласкала? Мало укачивала? Может быть всё из-за того, что она почти не кормила их грудью? Вопросов было больше, чем ответов. И от поднимавшегося и душащего Амелию чувства вины становилось только тяжелее. Женщина вдруг подумала, что с этим вопросом ей точно нужно разобраться с помощью психотерапевта и, достав телефон из сумки, она быстро напечатала Эмми просьбу записать ее на ближайшее время.
Подняв взгляд от экрана телефона на обоих мужчин, она встретилась с вопросительными взглядами, легко пожала плечами и сказала:
- Это Артур. Ничего серьезного. – Перевела взгляд на Генри, - как дела у Джо? Где она сейчас живет? Вместе с тобой? Она уже решила куда хочет пойти учиться?

+3

11

Он так и знал,что все выльется в нечто подобное. Дэн прямо таки на подкорке мозга чувствовал, что все опять скатятся во взаимные обвинения и ничего хорошего, кроме неприятного осадка на душе после этой  беседы не останется. Они пытались, пытались быть нормальной семьёй, но раз за разом, все катилось в пропасть. Мама пыталась балансировать между сыновьями и отцом, а сыновья пытались отделаться от чувства ненужности. Дэн пытался быть хорошим сыном для каждого родителя, но и у него случались срывы. Невозможно все время пытаться балансировать , рано или поздно ты сорвешься или тебе надоест. Дэну надоело. Но при этом ,он ведь не перестал любить отца и маму. Просто, стал больше времени уделять тому, что нравится ему, а не им. И да, ожидаемый эффект наступил, отец пришел в бешенство и орал, что лишит его наследства, а ему стало плевать. Он поверил в себя и перестал бояться неодобрения родителей.

Смерть отца оставила больше вопросов, чем хотелось бы. После новостей о второй семье Дэну очень хотелось посмотреть родителю в глаза и задать те вопросы, что обычно Томас задавал ему, когда младший заикался о пассии. От лицемерия отца Дэна все ещё штормило. Да, и парня случился когнитивный диссонанс , ведь Томас всегда вбивал в его голову, что  мезальянсные отношения это не то, чем должен заниматься человек подобного происхождения, как Хэрроу. А ведь сам Томас имел вторую семью, далёкую от аристократии.
Дэн слушал мать и пытался не съязвить, почему то с ее слов все должно быть легко и просто. Ну, да он же адвокат , должен разбираться во всем. Вот в очередной раз мать считает , что он должен бросить свою работу и заняться конторой покойного отца, и ее совсем не волнует, что у него есть свои обязательства.
- Мам , а какой реакции ты хотела от меня ? -  спросил Дэн - кроме фирмы отца , у меня есть и своя работа, которая тоже требует внимания, это, во-первых. Во-вторых, с твоих слов звучит  так просто, чтобы вникнуть в работу его конторы мне нужно время. Прости уж, что я не гений - он подвинул тарелку и взял чай, сделав глоток - ну да, теперь мы неблагодарные дети, спасибо -  он кивнул головой и ухмыльнулся - знаешь мам, я всегда был на вашей стороне с отцом, но вы так и не поняли, что достаток это ещё не всё, что было нам нужно. Нам нужны были родители , которые не обесценивают наши успехи , а радуются каждой нашей, даже небольшой победа. Искренне, а не на публику, как делал отец.
Он долго молчал, слишком долго прикрывал косяки родителей. Дэн вырос и больше не мог сам себе врать о том, что у них все нормально. Не нормально, они непростая семья
И да, им всем надо обратиться у врачу, чтобы привести мозги в порядок. Дэн молчал ,смотря куда поверх голову матери. Хотелось скорее покинуть этот ужин и вернуться к привычной жизни .
Мать демонстративно перестала обращать на него внимание,что же отлично .
Он откинулся на стуле и ухмыльнулся. Вот что и ожидалось, каким бы он не хотел и не был хорошим, это никого не трогало. Он все верно сделал, когда послал всех к черту.
- Если у нас больше нет дел на сегодня, то думаю вполне можно закончить сей ужин  - он посмотрел на часы, ему ещё нужно было заехать у врачу , чтобы осмотрел его после избиения. -  Я сообщил свою позицию по всей ситуации, ты ее не приняла, кажется мы и остановимся на этом.

Отредактировано Daniel Harrow (10 Апр 2021 20:37:57)

+2

12

Каждый раз, когда речь заходила о семье, об отце, который ее, фактически, разрушил, Генри заводился с пол оборота. Ему не очень приятны все эти рассуждения, что их семья была образцовой, что дети жили в тепле и достатке. Разве это было главное? Хэрроу старший не об этом мечтал. Ему было глубоко наплевать на этот достаток, который и даром не нужен. Всю свою жизнь он мечтал быть кому-то нужным. Он старался для дочери, старался для брата, для Евы, быть для них, хоть каким-то примером. Всю жизнь Генри посвятил тому, чтобы они ни в чем не нуждались, а уж тем более в его внимании.
В свою очередь, свои манеры, поведение Генри черпал вовсе не из семьи. Пример для самого себя он увидел совсем в другом человеке. Он это понял уже давно, хотя и не произносил никогда вслух. Достаточно одного понимания… Хэрроу давно не живет ради себя, только ради других, ради близких ему людей. А таких можно пересчитать по пальцам одной руки. В отношениях с матерью Генри повезло больше. Они были как-то ближе, а Дэн держался несколько отстраненно. Брата сложно в этом винить, он прожил в отчем доме дольше, общался с семьей чаще, чем  старший брат. И по всей видимости, так и не смог узнать их, как «родителей». Да, мама у них любящая и заботливая, защищала от нападок отца, но все равно с ним ничего не сделать было.
Когда она первый раз после ухода из дома пришла к Генри в университет, он испытал двоякие чувства. Он был рад ее видеть, был счастлив обнять ее. Но все равно не понимал, что маму держит дома. Ведь, дети от нее не отказываются. Понятно, что воспитание, моральные устои… Но кому они нахрен нужны? Жизнь в общежитии показала Хэрроу новый мир, открыла на него глаза. Что «золотая клетка», это только иллюзия благополучия. А настоящая жизнь, она другая. Она реальная, она живая, ей хочется наслаждаться. С этими мыслями Генри жил и дальше. Набивал шишки, много раз бился головой, даже расшибал себе лоб в кровь. Но они во многом его закалили.

Генри слушал Дэна, чувствовал его боль и отчаяние в голосе, и даже становилось неловко. Он старался не доводить до конфликта, хотелось все же мирным путем все разрулить. Не превращать ужин в фарс, не обращая внимание на то, что им может быть неприятно. Однако, что-то подсказывало, без этого не получится. Хэрроу готов подписаться под каждым словом. Но его реакция на все эти семейные дрязги была неоднозначной. Он относился к ним несколько иначе… безразлично что ли. По всей видимости, это защитная реакция его психики, которая была уже разбита в хлам. Ну да, психолог Генри не помешает. Если не сказать психиатр. В особенности после убийства, он научился скрывать свои эмоции настолько тщательно, что самому иногда страшно от собственного безразличия. Надежно запечатал свои настоящие эмоции за юмором, шутками, сарказмом, невыносимым характером. И активно всем этим пользовался. Они присутствовали и раньше, но сейчас проявлялись особенно сильно. Очень правдоподобно получилось. Никто не должен знать, что на самом деле творится в его душе, такой тлеющий уголек. Только чиркни спичкой, спалит все к хренам.

Из размышлений выбивает вопрос матери, а также заявление Дэна о том, что ужин он собирался покинуть. Вопрос о дочери заставил задуматься, поскольку Джо он еще не спрашивал о дальнейших планах. Вообще этот год у них выдался тяжелым… Девочка до сих пор не оправилась от того, что случилось. Каждое воспоминание «об этом» оставляло очередной рубец на сердце отца.

Джо живет со мной, в соседней квартире от моей, — сухо ответил Генри, решив не развивать дальше тему о дочери.

Знаете что… Вот смотрю я на нас на всех уже сколько лет и не понимаю. Почему мы не живем, как все нормальные люди? А раним друг друга для развлечения. Я сейчас абстрагируюсь от фамилии, статусах, титулах… Достаток в семье, это не показатель вселенского счастья. Да, не хватало. Банально не хватало внимания и понимания, что дети, это не только отпочковавшиеся дубликаты своих родителей, но и самостоятельные личности, у которых тоже могут быть свои желания, свои потребности. И к ним тоже нужно прислушиваться. Когда я уходил, отец едва ли не плюнул мне в спину. А потом явился через несколько лет с квартирой. Я больше, чем уверен, что это с твоей подачи он ее подарил, ведь так? Сам бы никогда не додумался. И за нее я должен быть благодарен тебе, а не ему, — усмехнулся Хэрроу. Если бы не бывшая жена с дочерью, он бы не принял такой подарок. Хотя сейчас он сослужил ему большую услугу.

Я даже не могу себе представить, чтобы я навязывал Джо свои какие-то убеждения, ставил ее перед фактом, что она стала кем-то, кем захочу я. Это ее жизнь, это ее выбор. Она должна сама принимать такие решения, набить шишек. А я лишь буду подстраховывать, чтобы не расшиблась. Иногда возвращать на дорогу, если собьется с пути… — Генри выдохнул, чувствуя, как его голос становится немного нервным. Тревожным что ли.

Мама, я не виню тебя ни в чем. Никогда не отказывался от общения с тобой. Мне ничего не нужно было от тебя, никаких материальных благ. Я в состоянии обеспечить их себе самостоятельно. Мне нужна была Ты. И однажды сказал, что ты достойна чего-то большего, чем вот это вот все. Давайте, хотя бы иногда будем «отключать» фамилию. Становиться обычной семьей, которую еще можно спасти. Разберемся мы со всей этой бюрократической возней, это не так сложно, как наладить отношения между нами. Если мы не научимся разговаривать, и не опустимся до одного уровня, то так и будем всю жизнь скалиться друг на друга. Вы этого хотите? — он посмотрел сначала на брата, затем на мать, — Я что-то не очень.

Генри откровенно устал от склок между членами семьи. Если есть, хоть малейший шанс наладить отношения в семье, нужно за него ухватиться. Но, если же никто этого не хочет, то зачем он будет распинаться дальше? Хэрроу любит их обоих. А быть амортизатором между ними тоже не хочется. Устал. Просто устал.

Отредактировано Henry Harrow (14 Апр 2021 22:08:57)

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Faber est suae quisque fortunae