LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Трудно возвращаться туда, где живут воспоминания


Трудно возвращаться туда, где живут воспоминания

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Трудно возвращаться туда, где живут воспоминания.
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/jK8lMrt.png https://i.imgur.com/qEAOfVK.png

Michael Bergqvist & Henry Harrow
4 мая 2021; Харли Стрит Клиник

Шел второй день работы Генри в клинике, в том числе и постепенное вникание в процесс. Коллеги по-разному восприняли его назначение на должность заведующего. Продолжаем знакомиться ближе.

+1

2

Вытащив смартфон из кармана длинного весеннего пальто, Майк провел им по терминалу оплаты, рассчитываясь за поездку в такси. Терминал издал громкий звук, и на экране телефона появилось сообщения о денежном переводе. Поблагодарив молодого таксиста индийской национальности, мужчина вышел из желтого кеба и уверенной походкой шагнул в сторону клиники.
С недавних пор, получив повышение и внушительную прибавку к зарплате, мужчина мог себе позволить больше комфорта в своём ежедневном расписании. Поездки на такси заменили ежедневные долгие пешие прогулки, в рационе доктора появилась более разнообразная пища, а в холодильнике ждал своего часа дорогой алкоголь, презентованный ему благодарными пациентами.
Изменился и внешний вид Бергквиста - угрюмое лицо с мешками под глазами осталось в прошлом. Теперь, гладковыбритый и с новой, модной стрижкой, одетый в приличный костюм, он ступил на порог клиники, держа в руках новенькую кожаную сумку-дипломат, где по-прежнему держал некоторые приспособления для первой помощи, но сейчас к этому добавились важные документы и личная записная книжка - вопреки прогрессу, Майк все ещё любил вести важные записи вручную. Даже несмотря на то, что информацию все равно приходилось переносить на рабочий компьютер. Некоторые привычки, все же, остались прежними.
Некоторые - но далеко не все.
Если ещё год назад он брал отпуск для того, чтобы забыться в алкогольном запое, то теперь он не спешил тратить время на подобные самоуничтожительные практики, предпочитая проводить время с Джо или ходить на курсы повышения квалификации. Свободного времени тоже прибавилось - график теперь стал более гибким и зависел только от записи приема клиентов. Правда, добавилось бюрократических дел - он должен был вести отчеты своих врачебных практик, и это забирало у него едва ли не больше времени, чем, собственно, работа с пациентами. Но, подобные неудобства можно было и потерпеть, развалившись в удобном офисном кресле за большим деревянным столом собственного кабинета.
Повернув ключ в замке, Майк открыл дверь кабинета и первым делом повестил пальто на вешалку маленького шкафа, в котором так же находились несколько рабочих белых халатов. Один из них мужчине предстояло надеть и находится в нем все свое рабочее время.
Усевшись в кресло, Майк вытащил из своего дипломата  записную книжку и пробежал глазами список дел на сегодня, самым важным из которых был визит в кабинет нового заведующего отделом. Нового-старого, если верить тем, кто проработал в клинике дольше десяти-пятнадцати лет.
Положив записную книжку в ящик своего стола, мужчина подошел к маленькому зеркалу, которое висело на стене недалеко от рабочего места, и вытащив из кармана складную металлическую расческу, привел в порядок прическу - он должен был выглядеть максимально презентабельно для этого знакомства.
Тишину нарушил телефонный звонок - один из клиентов просил перенести прием на другую дату. Согласовав новое время, доктор Бергквист отложил смартфон в сторону и сделал соответствующие правки в записной книге. Теперь у него было чуть больше времени на обеденный перерыв и встречу с заведующим. Удовлетворительно хмыкнув, Майк принялся заполнять бумаги, напевая себе под нос какую-то старую детскую песню, заевшую у него в голове после поездки в такси.
В намеченное время мужчина взял из ящика стопку нужных документов и вышел из кабинета в коридор, столкнувшись там с его бывшим напарником и водителем Сэмом.
- Неплохо выглядишь, мужик, - поприветствовал его водитель, - торопишься куда-то?
- Честно говоря, да, - ответил Майк, - нужно представится заведующему, обсудить кое-какие дела...
- К Хэрроу идешь? Надеюсь, ты не повелся на общую истерию из-за его назначения? Он тут работал ещё когда я сам был зелёным. Славный парень, хоть и со своими странностями, - Сэм почесал голову, как обычно он это делал, вспоминая давние события, - ну, удачи. И при случае замовь и за меня словечко - мотор у моей старушки барахлит. Неплохо было бы выделить бюджет на ремонт.
- А разве финансовые вопросы входят в его обязанности? Впрочем, если подвернется возможность, постараюсь поделикатнее поднять этот вопрос перед мистером Броули. Ведь потеря колес может обернуться катастрофой.
- Спасибо, Майк, - Сэм хлопнул приятеля по плечу и продолжил свой путь по коридору, иногда бурча что-то себе под нос.
Ровно в назначенное время Бергквист уже стоял под дверьми кабинета нового начальника. Глубоко вдохнув, мужчина постучал в дверь, и услышав утвердительный возглас, вошел в кабинет, где его уже ждал новый заведующий отделом травматологии Генри Хэрроу.
- Здравствуйте. Я - Майкл Бергквист, травматолог, - твердо сказал мужчина, держа папку с необходимыми бумагами под мышкой.
Уверенной походкой он приблизился к столу заведующего и протянул руку для рукопожатия. - Приятно познакомиться.

+1

3

С началом нового периода, в жизни Генри все резко стало меняться. Расписание, в принципе, все то же, но уже на второй день Хэрроу почувствовал значительные изменения в себе. Помимо самой работы, возвращение к любимой деятельности, Генри менялся и сам. Совсем другое настроение, даже внешний вид… По этому случаю в его шкафу появилась пара белых рубашек. Единственное, чего отвергал Хэрроу, это галстуки. Просто на дух не переносил, поэтому от них Генри наотрез отказался.
Несмотря на то, что ездить теперь приходится значительно дальше от дома, нужно и вставать чуть раньше, чтобы не попасть в утренние пробки. Однако Генри чувствовал невероятный прилив сил. Все-таки, это замечательно, когда не приходится с кислой миной приходить на работе, делать вид, что все отлично. Как же он от этого отвык…
И забот в клинике значительно больше, чем на должности медэксперта. Но от этого Генри во многом отвлекался от насущных проблем. Жать, что все равно они никуда не денутся. Завтра его ожидал первый визит к мистеру Томасу, а это значит, что будет сделан еще один шаг навстречу новой жизни.

Генри выехал чуть раньше обычного, ехал не торопясь, дороги были относительно свободны. Стратфорд, все-таки достаточно отдаленный район, но в последнее время активно развивался, приобретал новые краски. Появились пара новый развилок, которые значительно облегчали дорожное сообщение с центром и другими районами Лондона.
Приехав в клинику, Генри первым делом отмечал то, что ему еще требуется обсудить либо с мистером Броули, либо с мистером Хэмфри. Второму повезло меньше, ведь, до прихода Хэрроу на должность заведующего отделением травматологии, именно они думал получить этот пост. Но, мистер Броули решил иначе. И, к слову, не из-за дружеских отношений с Генри. Правда, детально Хэрроу не влезал в этот вопрос, что-то подсказывало, точного ответа он не добьется. Да и не в этом суть.

Мистер Хэмфри был приставлен к Генри наблюдателем и местным экскурсоводом, который вводил его в курс дел в клиники. Первые часы с этим человеком, еще вчера, показались Генри напряженными, ибо работать с тем, чьи надежды ты жестко обломал, не доставляло большого кайфа. Тем не менее, чуть позже Генри просто смирился и абстрагировался от гнетущего взгляда мистера Хэмфри, «используя» текущего наставника по назначению. А именно, выуживание у него информации. Вообще Генри весьма педантичный и дотошный становится, когда ему что-то нужно. С остальными коллегами он тоже постепенно знакомился. С кем-то успел, с кем-то нет, но это дело наживное.
Но самого Хэрроу интересовали больше организационные моменты, нежели лечение самих пациентов. С этим Генри как-нибудь уж справится, эти навыки он подтягивал на доквалификации. Больше, наверное, освежал в памяти и доставал из ее закромов то, что было надежно спрятано.

А вот занимать подобные должности ранее не приходилось. Предлагали Генри когда-то должность старшего медэксперта, но он отказался в силу своего нежелания. Но в случае с клиникой, здесь совсем другая история. Доводы главврача показались ему логичными и убедительными.
Закончив утренний «допрос» мистера Хэмфри, Генри занялся текучкой, пациентов пока у него не было, да и не стоит торопиться. Но идиллию наедине с документами прервал стук в дверь. От этого Хэрроу, кстати, тоже отвык. В центре медэкспертизы в его кабинет обычно просто врывались, такой у них был стиль общения с коллегами… Наверное, нужно привыкать и к хорошему.

Здравствуйте, мистер Бергквист, — поздоровался в ответ Генри, пожав протянутую руку.
Генри. Генри Хэрроу, в прошлом и надеюсь в будущем тоже, хирург-травматолог. А пока просто заведующий отделением, — чуть улыбнувшись, добавил он, не став упоминать про работу патологоанатомом. Что-то подсказывало, эта весть разнеслась уже по всему отделению, если не по всей клиники. И глупых шуток на эту тему тоже не избежать. Хватило ему главврача, который десять лет этим занимался.

Присаживайтесь, пожалуйста, — он указал на стул у своего стола напротив себя.
Вчера так и удалось со всеми познакомиться, но, думаю, в скором времени исправлю этот провал. Давно работаете здесь? — поинтересовался Хэрроу. Несмотря на разницу в статусах, Генри всегда старался сохранять непринужденность в общении с коллегами. Будь то большое начальство или подчиненный. В общем, быть  самим собой. Так ему легче было освоиться.
По факту, Генри не заметил существенных изменений в составе. Некоторые здесь работали еще при нем, хорошо помнили Хэрроу, но были и молодые специалисты, это тоже важно. В этой клинике всегда с кадрами было все отлично. Дураков не держали, а подающие надежды становились хорошими специалистами. Генри тоже мог бы, но…

+1

4

Кабинет заведующего выглядел немного пустоватым - было очевидно, что его новый владелец не успел ещё обставить на свой вкус. Были тут и вещи старого владельца, которые он либо не успел забрать, либо великодушно решил оставить. Майк помнил ту помпезность, с которой эта комната выглядела еще пару месяцев назад, и мог только догадываться, какое обличие примет кабинет в скором времени.
Клинику ждала кадровая перестройка. Некоторые врачи по неизвестной Бергквисту причине уже несли прошения про перевод в другие места, на их вакансии в скором времени должны будут подтянуться новые специалисты, а значит атмосфера в коллективе должна была сильно поменяться. В этой суматохе было неудивительно, что о водителе с поломанной машиной все попросту забыли. Да что и говорить - на фоне протестных настроев Броули даже не провел привычное собрание для знакомства персонала с новым руководителем - боялся, наверное, что все это может превратиться в балаган, созданный кричащими и размахивающими руками недовольными врачами. Потому Хэрроу предстояло теперь чуть ли не по одному вызывать докторов его отдела для знакомства.
Приняв приглашение Хэрроу, Майк сел на свободный стул и поставил папку с документами перед владельцем кабинета. В ней находились несколько бумаг на подпись, данные о политике больницы и об успехах отдела в целом, а так же личные рекомендации об успехах Бергквиста. Простая формальность, которая должна была соблюдаться в предприятии такого уровня.
- Пять лет, - ответил Майк на вопрос Генри, - Проходил тут интернатуру и недавно получил разрешение на полноценную врачебную практику. До этого выезжал на вызовы и ассистировал доктору Хэмфри и доктору Нинковичу. Подробная информация с цифрами и статистикой находится в этой папке, - мужчина открыл папку и перелистнул на нужное место.
- Мистер Нинкович был переведён в клинику в Манчестере по семейным причинам, так что я недавно унаследовал его кабинет и место.
Майк пытался достойно держаться на этом импровизированном, как он считал, собеседовании. Нельзя было чересчур нахваливать свои достижения, но и преуменьшать не стоило - от первого впечатления зависела дальнейшая работа под руководством мистера Хэрроу. И хотя мужчина понимал, что, возможно, получил повышение немного преждевременно, но далеко не случайно. Ему приходилось долго работать над тем, чтобы получить этот вотум доверия, и Бергквист настроен был доказать всем, особенно мистеру Броули, что тот не напрасно сделал ставку на молодого специалиста.
Отчетливо был слышен топот шагов по коридору - все сегодня куда-то спешили. Кто для того, чтобы занять место получше в местной столовой, кто-то не успевал закончить свои дела в срок. Пациенты тоже чувствовали напряженность атмосферы в больнице, и чаще, чем обычно нажимали кнопку вызова, гоняя туда-сюда медсестер и интернов. У кого-то подскакивало давление, другие жаловались на вентиляцию в палатах. Прибывали также и новые пациенты с различной сложности травмами и болезнями. Звук шагов пополнился приглушенными разговорами и криками, и можно было подумать, что начался пожар.
Бросив короткий взгляд на дверь, Майк повернулся всем корпусом к столу, за которым сидел мистер Хэрроу и прокашлялся.
- Шумно как-то сегодня. Обычно у нас намного более спокойно. Знать бы, в чем причина такого оживления.
В последний раз, когда больницу охватывала подобная суета, привезли несколько десятков пациентов из разбившегося в ДТП двухэтажного автобуса. Тем, кто находился на втором этаже повезло меньше всего - инерция от падения автобуса на бок нанесла им огромный урон - множество закрытых и открытых переломов, черепно-мозговых травм и растяжений. Майку тогда приходилось дежурить больше тридцати часов, проводя осмотр тех, кто ещё легко отделался - со сложными случаями работали более опытные коллеги. Пациенты находились в шоке, выпрашивали обезболивающие, норовили убежать с клиники и материли врачей на чем свет стоит. Майк пытался вести себя профессионально, но после дежурства долго восстанавливал свои нервы, отлично понимая, что тем, кто спасал жизни пациентам с более тяжелыми травмами было сейчас ещё хуже. Одна ошибка - и человек мог остаться инвалидом на всю жизнь, и это в лучшем случае. Ампутации и констатации смерти в тот день тоже имели место быть.
Майк откинулся на спинке кресла, ожидая услышать ещё несколько вопросов, связанных с рабочими моментами. Вопреки суете снаружи кабинета, он пытался выглядеть как можно более спокойно. Ведь, если в этом хаосе и была причина, то от неё никуда не деться. Но сейчас Бергквиста ожидали более важные для него дела.

+1

5

Генри не привыкать сталкиваться с противодействием в лице персонала на работе. Он хорошо помнил свои первые дни в медэкспертизе, когда Фэрли воспринял принятие нового сотрудника, едва ли не оскорблением. А всему виной было то, что в лице Хэрроу он увидел конкурента. Хотя сам Генри не претендовал на звание лучшего медэксперта в районе, а уж тем более на руководящие должности. Потому Фэр чуть погодя, расслабился, решив, что Генри в этом плане ему не соперник. Но со стороны полицейских было много упреков на тему излишней дотошности Генри в работе. Вернее, не совсем упреки, просто Генри часто лез не в свои дела, любил надоедать следователям, терся у них на этаже.  Но свою работу он всегда делал качественно.

Он внимательно слушал мистера Бергквиста, чуть улыбнувшись от нахлынувшей ностальгии. Наверное, Генри был готов потратить целый день на то, чтобы расспросить кого-нибудь о том, что происходило в клинике за эти годы. Кое-что он слышал ранее от мистера Броули, но это больше поверхностная информация. Однако все равно, Хэрроу слушал с упоением. Хотя и не подавал виду особо… Чтобы его интерес не выглядел таким явным. Сейчас не самое подходящее время для подобных расспросов, Генри подавлял в себе такое желание, как продолжить допытывать Майка. Впрочем, у него будет еще такая возможность. И не одна.

Майк производил приятное впечатление, как и все остальные. Вообще у главврача потрясающая способность собирать вокруг себя такой, подающий надежды, коллектив. Генри было приятно работать в подобной обстановке. Да, кто-то выражал открытое недовольство, кто-то превосходство, но Генри не обращал на это никакого внимания. Его задача была выстроить атмосферу в коллективе, а не настраивать всех против себя. Стоило бы и собрание провести, но не на второй день работы. Минимум через недельку, когда Хэрроу вникнет в суть работы и сможет строить какие-то собственные выводы, предположения. А пока, он лучше пообщается со всеми в рабочем режиме. Это всегда наилучший вариант.

Благодарю, изучу все поподробнее, — все-таки он ценил подобное отношение и организованность. Правда, в себе подобного стремления было мало. На старом месте нечасто приходилось возиться с бумажками, документами. Заполнил заключение и свободен.
Генри открыл папку, пока мельком проглядел цифры, которые он более детально изучит чуть позже. Но уже в глаза бросались хорошие показатели по выписке пациентов. Вообще радостно, что состав меняется, а статистика остается на лучшем уровне.

Доктора Нинковича помню, работал с нами когда-то давно. Хороший врач. Жаль, конечно, что ушел. Но, думаю, успел подготовить себе хорошую смену в вашем лице, — подметил Хэрроу, обращаясь к Майку.
Мой текущий «наставник», мистер Хэмфри успел меня ввести немного в курс дел клиники, а точнее нашего отделения. Больше организационные моменты, вроде, графиков дежурств, обходов, журналы учета и так далее. В процессы лечения вникаю пока самостоятельно, с этим проблем не возникает. Собственно, они меня сейчас интересуют больше. Остальное адресуется мистеру Хэмфри, — хотел Генри добавить, что злосчастному мистеру... Но воздержался. Нет, он не плохо к нему относился, просто забавляло немного надоедать своему наставнику. Впрочем, кое-что достанется и мистеру Броули, но тому не привыкать. Хэрроу сделал себе несколько закладок на страницах папки, которые хотел бы прочитать внимательнее.

Каких пациентов сейчас ведете? Есть ли случаи, требующие дополнительной консультации, обсуждения, с осложнениями, к примеру? — поинтересовался Генри. Да, это открытая информация, и он мог бы найти ее материалах. Но послушать из первых уст всегда полезнее и интереснее. К тому же, Хэрроу мог и помочь в решении многих вопросов, так или иначе, своей квалификации не растерял. Просто она требовала освежения.
Он отвлекся на шум за пределами кабинета.

Раз на раз не приходится. Суета вокруг пациентов и врачей, не такое уж редкое явление, — прокомментировал он, чуть улыбнувшись. Можно, конечно, пойти посмотреть. Но, что-то подсказывало, если их присутствие будет необходимо, позовут.

+1

6

- Перечень пациентов, закрепленных за мной и их истории болезней также собраны в этой папке, - терпеливо ответил Майк, задавая себе вопрос: не переборщил ли он с отчётом? В стремлении подготовить бумаги он как-то не обратил внимания на тот факт, что в случае, если большинство ответов на вопросы Хэрроу будут в них проиллюстрированы, тем для разговора может и вовсе не остаться. Тем более, такая дотошная отчетность может отпугнуть или разозлить - мало кто любит, когда его вопросы предугадывают таким образом. Но с другой стороны, до сих пор ничего, что спросил заведующий, ещё не выходило за рамки формальных вопросов, которые как раз таки и задают в подобных случаях. Вопросы, на которые даже среди ночи может ответить любой врач этой клиники. А значит, важны были не так ответы, как сам способ отвечать, невербальные знаки и прочие вещи, формирующие первое впечатление. Отвечать на каждый вопрос "это уже есть в папке" было как минимум бестактно и неуместно комично. Разговор нужно было повернуть в другое русло.
- Впрочем, некоторые особенно тяжелые случаи все же попадались. Но там вопросы уже к злостному невыполнению рекомендаций лечения опорно-двигательного аппарата в преклонном возрасте. Сложно убедить человека следовать правилам, смысл которых он не может понять, запрещая при этом действия, отработаны до автоматизма на протяжении десятков лет.
Этот недавний случай приключился с Бергквистом зимой. Женщина пенсионного возраста всю жизнь прожила на ферме далеко за городом, каждый день одна вела хозяйство, следила за огородом и кормила животных. После кончины мужа работать стало намного сложнее, а дети уехали учиться в столицу, оставив женщину одну.
Травмировалась же она, по нелепому стечению обстоятельств, уже в Лондоне, навещая детей. Несерьезное, на первый взгляд, смещение сустава привело к усложнениям - воспаление, и как следствие, тяжелой форме артрита.
Лечение и реабилитация прошли, в целом, успешно, не считая некоторых незначительных моментов, но во избежание ремиссии женщине настоятельно рекомендовали продать ферму. Но. не послушав врачебных советов, она продолжала заниматься тем, чем всегда привыкла.
В больницу с тех пор женщина попадала ещё дважды - с рецидивом. И каждый раз переживала больше о хозяйстве, чем о себе, а вместо психолога, который должен был помочь ей понять наставления врачей, вызвала юриста, чтобы подробно описать, что и кому достанется после её смерти.
Само собой, все детали этой истории не могли быть изложены в отчете - там были только необходимые данные. Но причины были зарыты глубже, и парадоксальность этой ситуации влияла на показатели всей клиники - если бы женщина прошла реабилитацию как следует, они были бы почти стопроцентными. В этом же конкретном случае сроки прогнозируемого полного выздоровления смещаются уже который месяц, а записи в её медицинской книге появляются идентичные предыдущим.
Закончив свой рассказ, Майк потянулся за папкой и открыл её на нужной странице. Само собой, ситуация казалась довольно нелепой. и в тот самый момент угрожающе опасной. И кто знает, возможно медсестры, которые уже не в первый раз обслуживали данного пациента, в глубине души, уже и сами хотели, чтобы она быстрее протянула ноги и не портила нервы и статистику. А возможно, не только они.
Для Майка же эта ситуация была скорее нелепым стечением обстоятельств, который он просто не в силах поменять. Потому мужчина решил стоически придерживаться нейтральной позиции, хотя это могло стоить ему повышения. Но в том, что вины врачей в таких долгих сроках реабилитации здесь не было, мистер Броули понял довольно быстро, и не стал накладывать на врачей санкции. Ну, а Майк получил-таки свой кабинет.
- Другие тяжелые пациенты хорошо выполняют предписания, и их реабилитация проходит по плану. Некоторые сейчас находятся в палатах интенсивной терапии, но насколько я знаю, операции проходят без осложнений. По них мы работаем вместе с отделением хирургии, - продолжал Бергквист уверенным голосом, - они поступят в мое распоряжение, когда отойдут от наркоза. А пока что вот выпала свободная минутка...
Громкий стук в дверь прервал речь Майка, заставляя его оборваться на полуслове и обернуться к двери, звуки за которыми, казалось, только нарастали - слышно было, как за ними топчутся несколько человек, не решаясь войти. Все указывало на то, что произошел какой-то незапланированный форс-мажор.
Едва получив разрешение, в кабинет вошел один из коллег Майка по отделу, и если бы не его перекошенное шоковым состоянием лицо, мужчина бы подумал, что он точно так же хочет провести знакомство с новым руководителем и отчитаться о проделанной работе.
- Доктор Хэрроу, - врач обратился к владельцу кабинета, проигнорировав сидящего между ними Бергквиста, - у нас чрезвычайная ситуация!

+1

7

О, да. Генри прекрасно помнил, как некоторые пациенты любят выполнять, а точнее НЕ выполнять какие-то предписания. Кто-то из чистого упрямства, кто-то из лени, кто-то из забывчивости. Радует, конечно, то, что подавляющее большинство все же заботятся о своем здоровье. Хэрроу врач не из робкого десятка, может и весьма настойчиво объяснять пациентам, как делать не стоит. Обычно это происходило в виде красочного описания последствий, которые возникнут, если не выполнять рекомендации врача. Чаще всего этот метод срабатывал. Ну, не переходить же на крики, препирательства с ними. И объяснения, как маленьким детям. Лучше уже по-взрослому донести все нюансы. Зато жалоб на Генри никогда не поступало. За исключением последнего случая с врачебной ошибкой… Перед самым уходом, когда у Генри только начинался бракоразводный процесс, собственно и ставший фатальным для него.

Мистер Бергквист хорошо подготовился к встрече, собрал всю нужную информацию. Генри еще с удовольствием изучит и не один раз. Прежде всего, для более четкого понимания нынешней работы в клиники. С другими сотрудниками общение проходило на менее формальном уровне, но вспоминая себя в возрасте Майка, Хэрроу поступил бы почти также. Хотя предпочитал и много говорить. Отчеты были больше, как конспекты к основному диалогу. Ну вот проще Генри выразить свои мысли словами, чем в письме. Такая привычка сформировалась еще с первых дней в медицине, потом в медэкспертизе. Его отчеты всегда были подробными, но пересыщены различными терминами, поэтому приходилось устно их объяснять.

Убедить человека следовать каким-то правилам практически невозможно, если он не понимает последствий. Это я убедился на собственном опыте, причем в некоторых случаях на личном, — Генри это на себя намекает, — Проще всего со спортсменами, которые понимают, что серьезные травмы ставят крест на их спортивной карьере. В случае с людьми преклонного возраста чаще сталкивался с такой проблемой, что их не заботит собственное здоровье так, как благополучие близких. И тут врачи зачастую бессильны... — вот, как ни странно осознавать, что прийти к такому сложному решению, как обращение к психиатру, Генри смог только при помощи близкого человека. Понятное дело, что не каждый способен подобрать для этого нужные слова. Если просто пинать человека и подначивать, мол, иди, тебе надо. Или бесконечно советовать, то ничего не выйдет. Нужна существенная мотивация. Для Хэрроу ею выступила дочь, старая-новая работа, на которой он нужен с нормальной головой. Его текущая семья в лице Евы, Дэниэла, они тоже нужны ему. В своё время Генри катастрофически не хватало такого пинка, как сейчас.

В свое время испытал немало методов. От объяснений, требований…  Хотелось все же научиться находить подход к совершенно разным людям. И наиболее действенным оказалось детальное разъяснение последствий. Практически, что в красках, иногда в картинках. Чего пациент не сможет, если будет пренебрегать рекомендациями. Работать или вести то же хозяйство, — вполне обычный метод, казалось бы. Но Генри отличался особенной прямолинейностью в общении. Не только с коллегами, с друзьями, с семьей, но и с пациентами. И так, что поспорить с его доводами было трудно. Кто-то возмущался, а кто-то осекался и оборачивался на то, что он творит, начинал задумываться, — Иногда я жалею, что в нашей стране у врачей нет права на принудительное лечение в подобных случаях. И не из-за показателей клиники, а просто иногда не помешает. Ибо такое отношение к труду врачей и пренебрежение собственным здоровьем, это практически преступление, — конечно, кто бы говорил. Можно было бы так сказать и в адрес Хэрроу, который отказывался долгое время лечить собственную голову. Но у него отдельный случай, требующий особенного подхода. Генри много раз задумывался, как это прийти к врачу и сказать, что ты убил человека и как с этим теперь жить...
Что-то его слишком унесло в размышления. Наверное, потому, что, будучи патологоанатом, он все равно считал точно также. Он посмотрел на жизнь, на смерть совсем с другой стороны.  Так сказать, обратная сторона медали дала ему новые знания, оставила свои впечатления. И дико бесило, когда поступают по-идиотски со своим здоровьем. Генри это не скрывал. Когда слышал нечто подобное, иногда предлагал экскурсию в морг. Эта метода не сработала только в отношении Евы. Ибо для неё, это нечто увеселительного мероприятия.

Генри продолжил с неподдельным интересом листать папку своего коллеги, но его прервал стук в дверь. Подняв взгляд и ответив, что можно войти, Хэрроу посмотрел на взволнованного врача. Кажется, мистер Фостер, вчера общались по одному из случаев, тем самым провели такое небольшое совещание, в рамках рабочей практики. Хэрроу не стал медлить, вскинув брови, поднялся со своего места и после обратился к Майку.

Пойдемте и вы тоже. Если что-то серьезное, понадобится еще помощь. Пока прервем наше совещание, но, я думаю, мы еще найдем на это время, — с этими словами Генри открыл дверь своего кабинета. И его взору предстала весьма занимательная картина. Двое парней, один из них на каталке, другой идет рядом с явно поврежденной рукой. А второй, по всей видимости с ногой. Со слов коллеги, два недалеких человека, которые решили самостоятельно починить антенну на своем доме. Видите ли, показывали повтор вчерашнего матча по футболу, а плохое качество изображения крайне раздражало двух джентльменов. Вот только не нашли ничего умнее, кроме, как залезть самостоятельно на покатую крышу, чтобы поправить антенну. Приставив лестницу, один из них полез на крышу, а второй держал снизу. Одна из ступенек не выдержала первого товарища, хрустнула под ногой и, сосчитав остальные ступеньки, рухнул вниз. Хорошо, успел залезть не совсем высоко. Все бы ничего, но упал он на второго парня, не совсем удачно, тем самым сломал ему руку. А сам неудачно приземлился на ногу. В финале всей этой эпопеи лестница начала падать сверху вниз, но зацепилась о ветку дерева. В противном случае, получили бы еще и сотрясение мозга. Двух недалеких личностей обнаружили прохожие, которые и вызвали скорую.

Дослушав до конца всю эту историю, Генри едва сдерживался, чтобы не засмеяться, но не подал, даже виду. Ну, что ж, первая рабочая неделя началась весьма эпично, и без таких историй было бы очень скучно работать. А теперь пришло время заняться двумя любителями футбола, которые так и не досмотрели тот самый матч. Судя по их внешнему виду, не очень-то расстроились. Хэрроу отправил обоих на рентген, пока они с мистером Бергквистом подготавливают приемную для незваных гостей.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Трудно возвращаться туда, где живут воспоминания