Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Истории о былом


Истории о былом

Сообщений 1 страница 18 из 18

1


Истории о былом
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

Reginald Brawley &  Henry Harrow
01 августа 2020 г., дом Броули

Возраст это не цифра, а состояние души. В связи с последними событиями душевно мистер Броули несколько омолодился, в связи с чем на место привычным развлечениям вроде похода в магазин или прогулке в парк, приходят иные, давно позабытые. И если б не визит Генри, он, может, и не решился.

+1

2

После всего случившегося Генри все же удалось войти в подобие равновесия, вернуть прежний ритм жизни. Он вновь погрузился в работу, она помогла ему немного выйти из коматоза. Всю эту историю с убийством удалось замять, хотя бы на время, настолько, насколько это возможно. Бывшая жена подала в розыск пропавшего без вести, дело о поиске открыли, но пока никаких результатов это не дало… Ненавязчиво Генри наблюдал за ходом следствия, стараясь в принципе о плохом не думать. Получалось, правда, с  трудом.
Помнится, Хэрроу еще брал несколько отгулов, откуда его настойчиво пытался вынуть Фэрли, который зашивался в гордом одиночестве. Но Генри был непреклонен. Ему нужен был небольшой внеплановый отпуск. Объяснил он желанием провести время с дочерью. Не без этого, кстати. В первый же день Фэр встретил его с кислой миной, на ней отчетливо читалось искреннее желание надругаться над еще живым телом Генри. Хэрроу только усмехнулся, направившись к себе в кабинет. Чему он вообще удивился.   

Учитывая еще встряску, когда мистер Броули лежал в больнице, Хэрроу чувствовал, что его мозг требует отдыха. Зато потом, он смог с новыми силами, отдохнувший и посвежевший вернуться к делам. К слову, и про мистера Броули Генри тоже не забывал. Хоть тот и дал понять, что излишняя забота, это не совсем то, чего он ожидал, но Генри есть Генри. Он все равно переживал, волновался, все ли в порядке. Периодически звонил, приходил, интересовался здоровьем, нужно ли чем помочь. В особенности, пока мистер Броули был один, без супруги. Не мог Хэрроу по-другому.
Тогда он ушел с тяжелым сердцем, не совсем понимая, как ему быть дальше. Хотелось каким-то образом загладить свою вину, да и вообще отвлечь мистера Броули от плохих мыслей. У него, ведь, часто получалось немного разбавлять атмосферу своей непринужденностью, местами прямолинейностью. На работе, в каких-то компаниях. На сей раз он даже не пытался заводить подобные разговоры, наоборот,  отвлекал, развлекал.  В общем, был самим собой. Со временем паранойя за состояние мистера Броули отступила, хотя и не до конца. Приходил раз в недельку, проведывал.

В июле должна была приехать его супруга, Генри надеялся, что все будет хорошо, и приедет она с хорошими новостями. Заодно и мистер Броули повеселеет.
К тому же, июль выдался напряженным у Генри. Внезапная новость о помолвке брата с дочерью друга их отца стала для него шоковой. Брак по расчету, это не совсем то, чего ожидал от младшего Хэрроу Генри, пытался вдолбить ему в бошку, насколько это плохая идея. Но, по всей видимости, потерял сноровку в этом вопросе… Всегда старшему удавалось переубедить Дэна в том, что он совершает ту или иную ошибку, но тут, кажется, система дала сбой. Звучало почти, как проклятие.

Отвлекшись от насущных проблем, Генри выделил несколько часов первой августовской субботы для того, чтобы сходить к мистеру Броули. Ближе к полудню Хэрроу сел в машину, поехал в сторону его дома. Солнечная погода для Лондона, просто отличная, сразу поднимает настроение, внушает на приятное время провождение текущего дня. Путь занял чуть больше часа, Генри припарковался недалеко от дома мистера Броули. Забрав телефон с держателя, Хэрроу через пять минут уже направлялся к заднему двору.

— Доброго дня, мистер Броули, — поздоровался он, — Не сильно отвлекаю от принятия солнечных ванн? — Генри расплылся в улыбке, настроение было под стать погоде.

+1

3

Мистер Броули расположился в шезлонге на заднем дворе и наслаждался субботним летним деньком. Солнце припекало, гул машин и газонокосилка дальних соседей мерно чаровали и вгоняли в какую-то ленивую полудрему. Сбоку к нему примостился мерно посапывающий Черч, розовое пузо которого Реджинальд прикрыл от солнца книжкой. Во всей этой идиллии не хватало только миссис Броули рядом.
С её возвращения из Америки прошло две недели и все это время Реджи не отходил от нее ни на шаг. Но это была не обычная его навязчивость, которой выражались переживания всякого рода, неуверенность и тревожность, это было что-то совершенно иное. Не тягостное, а радостное. Будто второй медовый месяц, он беспрестанно улыбался. Он был счастлив, вне всяких сомнений. Целых две недели и не намеревался останавливаться. Именно поэтому пора было её отпустить, позволить вернуться к обычной жизни, это очень важно и нужно. Ему по-прежнему хотелось ходить за ней хвостиком, прикасаться и шептать всякие глупости, но в этот раз он отпустил Мадлен как-то очень естественно, в полной уверенности, что она вернется, что она будто не уходит. Она не уходила, отлучалась на пару мгновений. Это было что-то совершенно иное по своей сути, поэтому мистер Броули наконец обрел внутреннее спокойствие и наслаждался солнцем, компанией старенького пуделя и жизнью. Она давно не была такой прекрасной.
В голове было пусто, поэтому он даже не дернулся на голос. Обычно обязательно бы дернулся, Черч бы подорвался и залаял, а тут мистер Броули просто открыл глаза и повернул голову в сторону:
- Генри! Вовсе нет, я всегда вам рад, - улыбнулся Реджинальд, убирая книжку и позволяя застанному врасплох псу перевернуться и встать на ноги, чтобы понять, кого он решил обтявкивать. - Прекрасный день, не находите? Хотите лимонада? Он, правда, уже теплый. Или в холодильнике есть Шенди?
Мистер Броули выставил Черча на землю, а то пес принялся по нему топтаться и это было не сильно приятно. Пусть вьется вокруг мистера Хэрроу, выражая свою вселенскую любовь и преданность.
- Присаживайтесь, прошу, - добавил мистер Броули, имея ввиду каменную скамейку у живой изгороди. Она наверняка не такая холодная, как обычно, но если так, он мог поделиться подушкой. Вставать особо не хотелось, его разморило. - Как ваши дела?

+1

4

Когда Генри вообще в последний раз выбирался куда-то просто так. Нет, конечно, визит к мистеру Броули сложно назвать «просто так», но сегодня действительно просто хотелось провести день где-то вдали от дома. Прошли те времена, когда они с братом часто выбирались куда-нибудь в город по выходным. У каждого своя жизнь, свои заботы, работа, которая отнимала большую часть времени. Но все равно, радовало, что они сохранили теплые отношения, которые поддерживают по сей день.

Приятный день, приятная компания. Что еще нужно было для настоящего отличного настроения? Ой, как же надоело под всех подстраиваться, изображать подобие улыбки на лице, нужна была порция искренних эмоций.
Хэрроу смотрел на мистера Броули, и не мог сдержать этой самой искренней улыбки. Уж больно он выглядел счастливым, неподдельно счастливым. Возвращение супруги пошло ему на пользу, этого невозможно не замечать. День, вроде бы, не сулил ничего плохого.
Сильно долго надоедать своим присутствием Хэрроу не планировал, но просто заглянуть, узнать, как дела, почему бы и нет. От этого у самого Генри растекалось тепло внутри. Господи, как же хочется верить, что, хоть что-то в их жизни наладится. Свои проблемы Хэрроу старший задвинул на десятый план, когда они возникли у брата. Хотелось отвлечься и от них, ровно, как и грузить кого-то ими.

Вот, сейчас он сидит в саду у мистера Броули, его воодушевленный настрой передавался и Генри. Вчера ему удалось увидеться с дочкой, пусть на несколько минут, но эти минуты всегда казались часами, если не вечностью. Видимо, со вчера эйфория от них еще не прошла. И не пройдет еще очень долго.
Внимание на себя перенимает неугомонный пес, который вился вокруг ног Хэрроу. Каждый раз Генри на него смотрел и думал, как бы так сделать шаг в сторону, чтобы не наступить животному на лапу. До чего же активный зверь.

— Ой, нет, спасибо, — отказался он от лимонада, Хэрроу присел на скамейку, с этого края солнечные лучи не так светили в глаза.

— Если хотите, могу вам принести. Не жарко? В Лондоне, конечно, с солнцем иногда просто беда, но сегодня исключение из правил, — отозвался Генри. Наверное, впервые за все лето, он не взял с собой ветровку, оставшись в одной футболке. А кофту с длинным рукавом оставил в машине.

— День действительно чудесный, вижу и у вас настроение тоже солнечное. Решили выходной день провести с порцией витамина D? — спросил Хэрроу с улыбкой.
— О, дела идут, и их, как ни странно, много. Но это даже хорошо. Учить младших уму-разуму, не такое это простое дело, как оказалось. Это я о брате с дочкой, — задумчиво подметил Генри.
— Подумал, неплохо было бы и к вам заглянуть, чтобы не скучали долго без меня,  — смеясь, добавил Хэрроу, — Да и вообще узнать, как у вас дела?

+1

5

- Нет, не жарко, напротив - приятно. Вы правы, редко выпадает такая погодная удача, нужно пользоваться. И как видите, я уже, - заметил мистер Броули с улыбкой. Он-то сидел под зонтиком, да в рубашке с закатанными по локоть рукавами и даже без вечной его вязанной безрукавки. Это было несколько непривычно, учитывая тот факт, что он не привык оголяться, слывя тем еще мерзляком. Ну и за месяцы нервотрепки он похудел, поэтому рубашки без второго слоя, вроде жилета, на нем смотрелись излишне свободно, но не так, чтобы сильно глупо. Он не расценил себя глупо, великое достижение по утру. А может потому что Мадди посмотрела на него в зеркало как-то по-особенному тепло и это теперь согревало его получше лондонского солнца?
- Что же сподвигло вас осуществлять воспитательные процедуры в таком объеме? Это я о вашем брате и дочери. Неужто проказничают? Я надеюсь, ничего серьезного не случилось? - отозвался мистер Броули, помогая Черчу снова улечься, он почему-то предпочитал втискиваться в пространство между хозяином и ручкой шезлонга, имея все шансы вывалиться в процессе. А ведь когда они заводили пса, он со всей серьезностью заявлял, что тому будет закрыт доступ на все диваны, кресла и в, особенности, в кровать. Сейчас пудель чуть ли не с одной тарелки с ними ел, как-то незаметно из категории домашнего питомца став похожим больше на... ребенка. Им не хватало того, о ком можно было заботиться, особенно Мадди. Старенький вредный пес с готовностью подкидывал причины для забот. Даже мистер Броули к нему привязался. Потрепав пуделя по загривку, он вернул свое внимание Генри:
- О, я скучал без ваших новостей, это точно. У нас все превосходно, Генри, спасибо. Миссис Броули благополучно вернулась с лечения, у нее очень оптимистичные прогнозы, и она постепенно возвращается к рутине. Как видите, сегодня я предоставлен сам себе, но это только потому, что утомил её своей компанией за предыдущие две недели. Все превосходно, Генри. Мои переживания были излишни, мне даже несколько неловко за свой пессимизм. Все сложилось превосходно.
По тону мистера Броули было легко понятно, что говорит он искренне, хотя и сохраняя свою манеру к повторениям. Она так плотно приросла к его натуре, что он даже не замечал. Обычно многократные "все хорошо, все прекрасно" требовались ему, чтобы самого себя убедить в правдивости сказанного, сейчас же это было не более, чем привычка. Сейчас все действительно было прекрасно. Стоило наслаждаться летним днем и тем, что у них все наконец наладилось, спустя столько лет. А смотреть в будущее не хотелось, ему и нынче хорошо. Может ли он хоть мгновение насладиться этим, правильно?
Однако дома он все равно избегал. Даже при такой солнечной погоде их дом выглядел мрачной темной кляксой, а внутри как обычно царил холод и сырость. Как не борись с этим, все одно. По-хорошему это строение следовало снести к чертовой матери еще тридцать лет назад и выстроить ему замену.

+1

6

Генри не помнил, когда последний раз вообще вот так мог себе позволить полежать на солнышке. А нет, помнил. Это была весна, когда они с дочерью и Дэном свинтили за город на целую неделю, не сказав ничего матери Джо. Тогда тоже погода была отличная, как раз под стать настроению. Конечно, не так как сейчас, летом, но тоже относительно приятно. Летних отпусков Генри редко себе позволял, обычно весь в делах и заботах.

— Да ничего страшного на самом деле. И нет таких больших объёмов. Приходится приглядывать за братом, кому, если не мне? — с улыбкой продолжил Хэрроу.
— В своё время натворил глупостей, у нас это по ходу, семейное. Вот надумал жениться на дочери друга нашей семьи. По-моему, мода на мезальянс уже давно прошла... Но мы ж самостоятельные. Подрастерял я навыков воспитательных. Когда был маленький, было проще, — проговорил он ворчливо со смешком. Надумал, конечно, это сильно сказано, скорее заставляют. Однако Дэниэл сам убеждал брата, что ему это нужно... Чувствуется, что вся эта эпопея закончится очень интересно. Быть выходцем из влиятельной семьи, где родителям важен статус и престиж, для старшего Хэрроу это всегда было чуждо.

— А в дочери вижу отражение себя. Характером пошла в меня, этого и опасаюсь, — Хэрроу расплылся в улыбке. Отцовские гены временами проклевываются слишком явно. Генри хорошо помнил себя в её возрасте, да и сейчас, оглядываясь назад, понимал, что растет точная его копия. Единственное, что его успокаивало – если это так, то она выдержит любые испытания. Так же, как и Генри.
Разве что из дома не убежит. Генри поддержит выбор дочери, независимо от того, кем захочет стать в будущем. Не решал за нее такие вопросы и не планировал, как это когда-то делал отец Генри. Главное, чтобы ей самой нравилась выбранная профессия.

Хотел он-таки спросить про миссис Броули, было интересно узнать о ее состоянии, здоровье, но его опередили с этими новостями. Достаточно хорошими и греющими душу новостями. Мистер Броули с воодушевлением рассказывал об успехах своей супруги на лечебном фронте, Генри не мог сдержать улыбки. Это звучало так обнадеживающе, оставалось надеяться, что лечение продолжится все в том же самом ритме и с тем же самым настроем. Хорошие прогнозы миссис Броули очевидно поднимали настроение и главврачу, который с таким упоением рассказывал о ней. Хэрроу был искренне рад, он слышал, как в голосе мистера Броули появились радостные нотки.
Откровенно говоря, давно он их не слышал. Да самому было непривычно радостно после всех событий, произошедших в его жизни. Хотелось на какое-то время просто закрыть глаза, забыть на время, а лучше бы никогда не вспоминать…

— Я рад за вас, мистер Броули. Действительно, что выглядите счастливым и это очень идет вам, — проговорил Хэрроу.
— Правда, очень. Надеюсь, все будет хорошо и дальше, — он действительно верил в то, что говорил. Более того, Генри этого хотелось. Чтобы мистер Броули и его жена были счастливы вместе еще много лет.

— Что ж… тогда настала моя очередь утомлять вас своей компанией, — решительно заявил Генри, — Я так понимаю, вытащить вас из-под солнышка мне не удастся? Куда-нибудь, — чуть смущенно спросил он. Не представлял пока куда... А неважно куда. Хотя готов был слушать мистера Броули сколько угодно, даже сидя на этой скамейке. Любил Генри его рассказы, о чем угодно. О жизни, о жене, о собаке, о цветах миссис Броули и прочих радостях. Ну, и о медицине, конечно же, куда ж без нее.

+1

7

- Мезальянс? - удивился мистер Броули. - Даже для королевской семьи это понятие устаревает. Нравы стали куда проще, даже если сравнить с тем, что было тридцать семь лет назад.
Странная формулировка. Реджинальд особенно её не понял, но то ли из-за разморенного настроения, то ли из-за чувства такта, не стал уточнять. Мало ли какие там могут быть личные вопросы.
- Ну раз дочь в вас пошла, то это несколько упрощает вашу роль: я бы рекомендовал, помня ваше упрямство, не огораживать её от набивания шишек, а организовывать этот процесс в контролируемых условиях, - отозвался Реджинальд, свешивая ноги на газон и пододвигая пса на середину шезлонга. Лежать и дальше в этой вальяжной позе было несколько неловко, да и надоело, честно признаться. Настроение ленивого созерцания сменялось жаждой действия.
- Оу, спасибо, мой дорогой. Я передам миссис Броули ваши добрые слова, - улыбнулся мистер Броули, похлопав Генри по руке. - Отнюдь, я хотел предложить вам то же самое. Да, давайте выберемся куда-нибудь, развлечемся...
Мистер Броули задумчиво огляделся, соображая как можно провести субботний день. Список занятий, что приходили на ум, был не то, чтобы велик. Половина из них умственно-сидячие, чего не хотелось. Другая индивидуальные, что тоже не подходило. Настроение было хорошее, хотелось движения и азарта. О, вот и оно.
- Генри, вы азартный человек? - поинтересовался мистер Броули. - Я имею ввиду, увлекает ли вас соревновательность? Спорт, скачки, может быть автогонки?
Мистера Броули затопило чувством ностальгии и тоски по молодости. Он упустил момент, когда превратился в малоподвижного хмурого динозавра, ведь был раньше веселым, озорным, рисковым. Куда это все делось? Какой же он стал скучный, бог всемогущий!
- Я по молодости увлекался автоспортом, даже, помнится, хотел связать с этим жизнь, бросить медицину и заняться профессионально. Машины вот до сих пор люблю, хотя времени на это хобби чертовски не хватает. А я ведь подавал надежды, выигрывал соревнования... Там же как для жокея, важен небольшой рост и вес, чтобы разместиться в кабине, ну и скорость реакции, фанатичность. Однако близкие слишком переживали из-за высокой травматичности этого занятия, поэтому пришлось отказаться.
Близкие это мать, которая когда узнала, что ее единственный сын сбегает на гонки и летает по трассе на невероятных скоростях, устроила натуральный скандал: с приступом, обвинениями в доведении до смерти и прочими прелестями. Реджи уже тогда понимал, что приступа у нее, конечно же, нет, просто давление подскочило. Но что ему оставалось делать, коли она узнала. Ссориться с женщинами он никогда не умел.
- В две тысячи пятом, кажется, я снова было занялся этим, уже на уровне любителя, конечно, и как это было прекрасно, вы не представляете. Помните я в гипсе два месяца ходил, так это в поворот не списался, - мистер Броули усмехнулся. Ну да, хирург без руки это смешно, хорошо, что хоть левая - её разрабатывать после было весьма неприятно. - Чудесные времена. Это я к чему, давайте прокатимся до Ист-Виллидж?

Отредактировано Reginald Brawley (3 Апр 2021 23:32:52)

+2

8

Хэрроу не стал дальше грузить информацией относительно брата. К сожалению, для его семьи это понятие не устареет еще очень долго. Это и бесило больше всего. Хотелось бы кому-то пожаловаться на эту тему. Мама вроде не очень радушно восприняла отцовские порывы, нужно будет прийти к ней с этим вопросом…
Он переключился с дурных мыслей на дочь. Да, мистеру Броули, очевидно, виднее, столько лет уже знает Хэрроу. И каким-то неизвестным самому Генри способом, смог добиться того, чтобы он прислушивался к советам мистера Броули. Хэрроу и сам толком не понимает, как вести себя в подобной ситуации. Он с собой-то не всегда совладать может, не говоря уже о том, как сделать так, чтобы дочь не повторяла его ошибок молодости. Такая же упрямая и во всем хочет быть самостоятельной… Радует только то, что помощь пока принимает охотнее, чем ее отец по сей день. Но, будучи в полном взаимопонимании с дочерью, пока удается оказывать на нее большее внимание, чем мать. Это и успокаивает, радует.

Желание мистера Броули куда-нибудь выбраться воодушевило Генри, ровно, как и последующий рассказ о фактах из молодости главврача, которые он ранее не слышал. В понятие «развлечемся» он мог уложить самые разные занятия, но никак не то, что услышал сейчас. Хэрроу завороженно уставился на главврача, понимая, насколько это идет вразрез сложившемуся образу мистера Броули в его голове. Но от этого становилось не менее любопытно. Хотелось расспросить побольше, чем он и займется в ближайшие часы. Почему бы и да?
Наверное, как бывшего травматолога, Генри должны настораживать подобные увлечения, среди пациентов всегда много пострадавших в дорожных происшествиях. Но, как будто из-за его настороженности их станет меньше… Все равно они были, есть и будут. И, если каждый раз задумываться об опасностях, то можно вообще и не жить. Никогда не знаешь, где придется.

— Ну, мистер Броули, вы не перестаете меня ошеломлять, — с удивленной улыбкой произнес Хэрроу, — Мне, конечно, азарта не занимать, но до гонок пока еще не доходило. Максимум спорт по телевизору. А то, что вы не рассказывали, это большое упущение на самом деле. Надо восполнить его, — со смехом подметил Генри, предвещая для себя весьма интересный денек.

— Покажусь, наверное, немного эгоистом, но хорошо, что вы все же выбрали медицину. Куда же я без вас-то? — он смущенно улыбнулся. Конечно, сам когда-то сделал глупость, но само знакомство и общение с мистером Броули во многом доставляло много радостных моментов. И без них Генри свою жизнь уже не представляет.
— Однако теперь вы меня заинтриговали. Хотите доехать до Стратфорда наперегонки или же просто погонять вдали от оживленного города? — он поднялся со скамейки. Генри помнил, что там есть автодром, но никогда не бывал в той стороне. Только мимо проездом.

+1

9

Удивленный взгляд мистера Хэрроу Реджинальд расценил как подтверждение своей теории про хмурого динозавра. Ну да, в самом деле, так уж вышло, что Генри демонстрировался весьма однобокий фасад личности мистера Броули. Он всем его демонстрировал, да так увлекся, что сросся с ним. Хотя пару раз Генри и удалось заглянуть чуть глубже, например когда Реджинальд плакал на кухне. До сих пор неловко, что на него тогда нашло? Но сейчас-то все распрекрасно, что толку вспоминать.
- Да как-то к слову не приходилось, - несколько смущенно улыбнулся мистер Броули. О себе он говорить не особенно любил и если и травил байки, то про случаи отвлеченные или про супругу, вот про неё он рассказывать очень любил. Он бы и сейчас ввернул про Мадлен что-нибудь, но увы, не было историй, связанных с гонками и женой одновременно. Супруга и не знала об этом увлечении, потому как завязал он до брака, а возвращался как раз в момент их расставания. Да никто из родственников не знал, Реджинальд предпочитал не повторять своих ошибок.
- О, Генри, вы преувеличиваете, - отозвался мистер Броули на комплимент. - Тем более, как оказалось, что судмедицина привлекает вас куда больше.
Тут стоило удариться в мысли о том, как бы повернулась его жизнь, выбери он автогонки. Скорее всего не дожил бы до преклонных лет, а может и дожил бы, но был бы сейчас совершенно в другом статусе - автомехаником, к примеру. Тоже копался бы в движках, но механических. Все эти разговоры хороши, но глубоко в душе он догадывался, что гонки ему в молодости нужны были, чтобы цеплять девок. Тогда как раз в моде были микро-юбки, а болельщицы на стадионах следовали моде неукоснительно, чем привлекали множество взоров. А для чего сейчас? И если приключения в две тысячи пятом укладывались в теорию, то зачем его тянет туда сейчас? А его ведь чертовски тянет, и вовсе не посмотреть.
- Нет, что вы. Никаких гонок на общественных дорогах, бог с вами. Мне на работе консервов хватает, - цыкнул мистер Броули, - Я предлагаю доехать до автодрома, если он работает, конечно же. Может там кто тренируется... посмотрим. Или сами выполним пару заездов. Наперегонки не получится, но будет зачет по времени.
Реджинальд плутовато улыбнулся. Это ребячество ему даже нравилось. А почему бы и нет, в самом деле?
- Мне только нужно переодеться, это займет пару минут. Вы не хотите перекусить перед дорогой, у нас морковный торт? Шенди не предлагаю, нам еще водить. Черч, домой, - мистер Броули тихонько растормошил пса. - Только нам нужно обернуться до четырех, до прихода миссис Броули, сами понимаете.
Мистер Броули отлучился для переодевания и продолжил шокировать Генри, теперь уж представ не в обычной своей скучной классике и вязанных жилетах на светлую рубашку, а вполне в стиле casual. Если уж садится за руль, нужно быть в удобном, чтобы движения не стесняло.
- Давайте поедем на моей машине? Все равно возвращаться, так вы сэкономите на бензине, - предложил мистер Броули, попутно выясняя у автодрома режим работы и условия предоставления услуг. Пока рылся в кошельке, нашел карточку автоклуба, оказалось, что не просроченная даже, еще две недели жива.

Отредактировано Reginald Brawley (6 Апр 2021 01:14:31)

+1

10

Да, уж действительно, что к слову не приходилось. Генри много слушал мистера Броули, его истории, рассказы, но ни разу среди них не проскальзывали известия об увлечении главврача. Может он этим не очень гордился, а может просто не хотел, чтобы кто-то знал. Создавался такой двоякий образ мистера Броули, который всегда был строгим главврачом, а тут гонки. Хотя Генри не находил этом ничего предосудительного, у каждого из нас были в молодости свои увлечения, творили, что хотели. Хэрроу лучше и не вспоминать, что он творил по молодости. В большей степени, конечно, занимался учебой. Однако это было уже в университете, а в школе, пусть и элитной, Генри не был покладистым ребенком. С горки на велосипеде было любимым увеселительным мероприятием. Сломанный нос и запястье еще долго потом напоминали об этом увлечении.

— Ничуть. К тому же, без вас и без медицины, это немножко разные вещи, — со смехом подметил Генри. Хотя и прекрасно понимал, о чем говорил мистер Броули. Не став при этом уточнять про медэкспертизу. Но вообще, стоит заметить, что, если бы он там не работал, уже бы давно сел за решетку… А так, был реальный шанс самому что-то подправить, следить за ходом расследования, которое зашло в тупик. Причем, именно благодаря Хэрроу. В противном случае, все бы уже давно раскопали в чем дело. Или еще хуже, Генри бы сам сдался правосудию.
Хэрроу немного покраснел от собственного предложения, ясно-понятно, что мистер Броули его не оценит. Но не брякнуть что-нибудь в этом роде, Генри не удержался. Почувствовал себя маленьким ребенком, которому объясняли, как делать не хорошо. От того Генри только шире улыбнулся. По улицам он и не гонял, в общем-то, всегда ездил аккуратно, пусть и не всегда по правилам.
Но в выходные на ночных улица Стратфорда раздавались звуки гонок. Собственно, этот район тем и славился. Дороги пустые в это время, поэтому молодежь гоняет по району. Конечно, это тоже не есть хорошо. Есть риск въехать в какое-нибудь здание или случайного прохожего. Но им не объяснишь.

— Да, помню, есть там автодром, но не бывал в той стороне, хоть и живу рядом. Если, конечно, это тот, о котором я думаю, — Генри мотнул головой, такое жаркое солнце напрочь отбивало голод. Но, если мистер Броули хочет, он готов подождать. Кажется, сегодня день пройдет весьма удачно, и такого выходного Хэрроу не устраивал еще ни один из родных. Нет, каждый по-своему старался раскрасить жизнь Генри различными безумствами, но, чтобы так…

— Хорошо, поехали, — согласился он, — Знаете, мистер Броули, вы же понимаете, что мне теперь очень интересно. И я теперь не усну от этого интереса, — заулыбался Хэрроу, ему до жути стало любопытно.
— Расскажите, хоть немного, как вы к этому пришли, с чего начали. Почему именно гонки, а не какой-нибудь другой спорт. Если это тайна, обещаю держать язык за зубами, но для меня, ну пожалуйста, — упрашивал Генри. Смутившись от своей настойчивости, замолк, глядя на главврача с надеждой.

[icon]https://i.imgur.com/hO7h2Un.png[/icon]

+1

11

Мистер Броули распихивал по карманам нужные вещи, в уме делая галочки напротив вечного списка "без этого из дома не выходить": ключи, двое пар очков, еще ключи, телефон, карточка, кошелек, теперь уже и таблетки надо брать. На работу проще, у него был старенький кожаный мессенджер, куда все складывалось уже на автомате. А вот так нужно было думать, чтобы исключить необходимость возвращаться.
- Что такое? - непонимающе отозвался мистер Броули на яркие заявление Генри про интерес к чему-то. Оказалось, что все про гонки. - А, бог с вами! Какая тайна, никакой тайны, но лучше уж миссис Броули о том не знать...
Реджинальд снял машину с сигнализации и пока устраивался, да готовился в поездке, размышлял над вопросом Генри. Это действительно было интересным, а почему гонки? Как он вообще пришел к этому? Дело такой давности, что пришлось поднапрячь извилины.
- История-то скучная, в самом деле. Началось все с машин. Мой отец, - мистер Броули на секунду замер. Его будто обдало затхлым запахом из открытых створок подвала памяти. Про отца он не впоминал уже очень долго, лет сорок. Интересно почему так получилось? - Мой отец любил машины, точнее его работа была связана с ними - водитель-механик, всю войну, да нет, всю жизнь за рулем. Очень увлеченный был человек. Поэтому единственное место, где я мог проводить с ним время, был вот этот вот гараж, - мистер Броули, сменив очки, кивнул вперед, где за лобовым стеклом виднелись гаражные двери, - или автомастерская. Лет в двенадцать я уже знал о машинах почти все, зараженный отцовской любовью, да и водить умел, чего греха таить. Раньше, знаете ли, было чуть попроще с этим - выезжаешь на пустырь, и ездишь под присмотром, только до педали дотягивайся.
Мистер Броули улыбнулся, а следом нахмурился. Вспомнил, почему запрятал всё, что касалось отца в дальний ящик памяти. Потому что любое воспоминание о нем заканчивалось тем, что он пятнадцатилетний пытается вытащить отцовское тело из петли. Крюк люстры на втором этаже давно бы надо спилить. Неприятное и прогорклое послевкусие, даже спустя сорок лет. Поэтому и не вспоминал. Реджи тряхнул головой, завел машину и выехал на дорогу. Навигатор показывал около часа езды.
- К чему это я? А, автоспорт. Глупая история. На первом году обучения мой приятель попал впросак, то ли поспорил с кем-то, то ли впечатлить кого-то решил, не помню уж точно, но выяснять правого решили классически глупым путем: через состязание в скорости на шоссе. Приятель водить не умел, но впомнил об этом поздновато, уже время и место были обговорены, обещания брошены и репутация на кон поставлена. Ну я и предложился. Нужно было как-то налаживать социальные связи в коллективе, почему бы не через помощь ближнему? Не поверили мне, конечно, ну а что делать? пустили за руль, а я и обогнал, выиграл. Там просто оказалось. Самое интересное, что после этого связи наладились как раз с соперниками. Билли Доунз, до сих пор помню. Он-то в первый раз и привел меня на автодром. И я увлекся. Это у меня получалось как-то естественно. Схватывал все быстро, не то, что эта бесконечная зубрежка - день учишь, на следующий голова пустая как убранное поле. Тем более, как оказалось, пилоты - мы назывались не водителями, а пилотами - так вот, пилоты пользовались успехом среди молодых особ. Их много стекалось на соревнования и если уж ты выигрывал (а я часто выигрывал), то вниманием был обеспечен. А кто ж не любит внимания молодых особ?

+1

12

Генри и не собирался никому ничего рассказывать, просто нужно было уточнить на всякий случай. А излишнее любопытство распирало изнутри.  Когда знаешь человека слишком долго, иногда упускаешь из виду некоторые детали, не предаешь значение каким-то вещам. Вот Генри поймал себя на мысли, что ранее особо не расспрашивал мистера Броули о его молодости, знал, может быть, какие-то факты, но история про гонки стала для него новшеством. Он не видел в этом ничего такого странного, наоборот, это же замечательно, когда есть что вспомнить потом.

У Хэрроу были, относительно, скучные молодость, детство. Наверное, он бы многое отдал за то, чтобы бегать по улице с игрушечным пистолетом, как все нормальные дети. А не строить из себя аристократа, потакать прихотям отца. Последним, правда, Генри занимался с особой неохотой. Все шалости, которые он творил, были сделаны, скорее назло, нежели от большого интереса к ним. Отец не занимался с ним ровным счетом ничем, только интересовался успехами в школе. А позже мечтал передать обоим сыновьям свое детище – адвокатскую фирму. Оно им надо вообще было?
Возможно, именно поэтому он запоем слушал мистера Броули, пока они ехали до автодрома. Размышлял попутно над тем, что у него не было больших увлечений в детстве, юности. Все, чем он занимался, это готовился к поступлению и отступлению из плена родительского дома. Хотя нет, было кое-что…

— Не такая уж и глупая, и ничуть не скучная, — возразил Хэрроу, улыбнувшись, — Вам есть что вспомнить, это главное. У вас, видимо, любовь к машинам в крови. В итоге же вам понравилось, значит было ради чего стараться. А связи, друзья и молодые особы, это как приятный бонус. Жажда скорости, она заразительная.  Не знаю, правда, решился бы я когда-нибудь, хоть раз, если бы не ваше сегодняшнее предложение, — смущенно подметил он. Нет, ну не по улицам точно. Даже пустым ночным.

— Пилотами их и сейчас называют, причем не только тех, кто на автодроме. Но  и тех, кто просто гоняет на уличных дорогах. Этот термин уже становится нарицательным, — что немного жаль.

— Хотя кто знает, может в юности и решился бы, попробовать чисто для себя. Но маму бы удар хватил, если бы занялся этим всерьез, не подумал бы я ее шокировать столь опрометчивым решением, — Генри, хоть, и склонен к подобным поступкам, однако, голова была в то время забита совсем другим.

— У нас как-то все проще было. Нас с братом часто вытаскивали на гольф. Играли чуть ли не семьями между собой. Не скажу, что я любил это занятие, больше зрителем был. Для меня это было скучновато, чем тот же регби. А гольф, это что-то вроде традиции, которые нарушать было нельзя... Играть я так и не научился толком. В школе играл в регби, отцу не нравились разбитые коленки, локти, иногда нос... Убеждал, соблюдать семейные традиции. Но меня не осталавливало. В этом что-то было, — действительно, столько радость  от победы, даже если она досталась через разбитый мячом нос. А учитывая, что мать с отцом были публичными людьми, дети тоже часто присутствовали на мероприятиях. После подобных игр Генри оставался дома. А тот и рад. Это не значит, что он калечил себя специально, подобное было нечасто, но бывало. Это же активная игра!

+1

13

- Ну да, ну да, - улыбнулся мистер Броули. - Можно сказать, что благодаря этому увлечению я и познакомился с миссис Броули. Не напрямую, конечно же, а опосредованно.
Если бы не компания Билли и его подпевалы Микки, он бы никогда не оказался на той странной вечеринке, не увидел бы Мадлен и кто знает как бы повернулась его жизнь. Страшно представить её без Мадди. Очень страшно. Но, слава высшим силам, все обошлось.
Дело крайне давнее, конечно, но Реджинальд до сих помнил то ощущение решительного осознания, что вот именно она-то ему и нужна. Ни с одной девушкой до того такого ощущения он не испытывал, хотя они и были, определенно были - хотя тут он уже не был уверен, не помнил ни имен, ни лиц, только полные призраки давних людей.
- А что до экспериментов такого рода, на них обычно и не решаются самостоятельно, но идут за компанию. Вот как мы нынче. Иногда полезно, - покивал Реджинальд, жестом предлагая пешеходам проследовать на другую сторону дороги, а затем выворачивая на главную. - Да? Как занимательно, - отозвался мистер Броули на пояснение про употребление слова пилот в обиходе. Вероятно он что-то такое слышал, но внимания не заострял. Будет знать.
Выслушав дополнение Генри о собственном опыте активного спорта, мистер Броули сокрушительно поцокал. Распространенная проблема, вне сомнений, и какая сложная. Он сам, можно сказать, стал заложником такой заботы. И ему запрещали, и он запрещал. Поэтому точка зрения на ситуацию очень зависела от стороны, на которой находишься. Беззаботный ты, или напротив отчаявшийся, юнец или обременённый не самым приятным опытом взрослый ворчун.
- Забота может выражаться по-разному, Генри. Родители хотели для вас самого лучшего, я уверен. Бунт и стремление бросить вызов страху ли или опасности, общественным условностям ли или правилам - неотъемлемый спутник молодости. Это проходит, а задача родителей как раз выступать некоторым ограничителем, уберечь от непоправимых неприятностей. Разбитый нос это неприятно, но разбитая голова куда опаснее, - отозвался мистер Броули мягко. - К тому же за себя переживаешь куда меньше, чем за человека близкого и родного. Но я понимаю ваше стремление отстоять право на регби, понимаю.
Сколько бы не запрещали, пока свои мозги не заработают, находятся причины продолжать. Просто хобби переходит в разряд скрываемых. Вот и после учиненного матерью скандала он еще какое-то время ходил на гонки. Его мозги поставила на место Мадлен. Точнее он сам их себе поставил на место, когда появилась она. Это про ответственность и близких. А когда она ушла, он снова принялся за старое. Вырисовывалась некоторая закономерность. Хотя, почему же он прямо сейчас едет на автодром?
Мистер Броули нахмурился вслед этой странной мысли. Действительно, а почему он едет сейчас?

+1

14

— А это как? Она не знала, что гонками увлекались? — с улыбкой поинтересовался Генри. «Неужели увел у кого-то из соперников девушку?». Но эту мысль Хэрроу предпочел не озвучивать, хотя тоже было интересно.

На самом деле крайне обидно, что семнадцать лет жизни прошли почти мимо. После ухода в самостоятельную жизнь, Генри мало, что мог вспомнить и рассказать о своем прошлом, детстве. Оно было такое скучное, что немного стыдно было говорить о нем. Фактически, Хэрроу старший посвятил себя учебе. Со своей бывшей женой познакомился на первом курсе. Девчонка с большими глазами, бойким характером, веселая, смешная, в общем, полная противоположность спокойному Генри. Разбавляла серость его жизни новыми красками. Он чувствовал, что именно этого ему и не хватало всю жизнь. Да и вообще, тогдашний Хэрроу и сейчас, это два совершенно разных человека. После развода почти никого к себе близко не подпускал. Ему вполне достаточно тех людей, которые уже рядом с ним.

— Что в школе, что в университете был не очень компанейским, поэтому в эксперименты подобного рода меня всегда втягивал раньше только брат. Причем, не всегда с моего согласия. От мелких шалостей до спуска с ледяных горок на картонке, — потом, правда, была еще и бывшая жена. Но тридцать лет безумия обеспечил ему только Дэниэл. Генри уже с трудом представлял, что может быть как-то иначе. И, если есть, хоть малейшее затишье, значит, перед бурей.

— Я, честно, не думал, что меня кто-то способен чем-то удивить. Но у вас получилось, — может быть дело еще и в том, что о молодости мистера Броули Генри ранее мало слышал. Точнее почти ничего и не слышал. Имел какое-то свое представление, и не думал, что оно будет настолько отличаться от действительности.
Разговоры о родителях, семье всегда были для Генри достаточно болезненны. Слушая мистера Броули, он понимал, что так, как он говорит, в его семье никогда не было и не будет. Хотя со своей дочерью Хэрроу вел себя именно так. Старался, во всяком случае. Его родители не были ограничителем, они были жирным знаком «стоп» практически на все готовые ради сохранности статуса семьи. И в чем выражалась забота родителей, Хэрроу до сих пор не понял. Каким-то чудным образом Генри до сих пор удается сохранять это в тайне. Конечно, от нынешнего руководства ничего не утаить, но личная просьба Генри и закон о сохранении конфиденциальности персональных данных пока его защищают. 

— Вы все правильно говорите, мистер Броули. Как и то, что вы уже говорили чуть ранее. Я всегда считал, лучше дать детям возможность набить свои шишки, а родители должны только подстраховывать, чтобы лоб не расшибли. И уж точно не пресекать какие-то стремления, увлечения, даже, если они опасны. Иначе как набраться жизненного опыта? Но, что отец, что мать всегда считали иначе, — слова матери врезались в память Генри надолго. Он не пытался их вытравить оттуда, скорее они были извечным напоминанием о том, как поступать не нужно. Да и вообще, с Джо этот номер не прокатит, Хэрроу уверен.

— Ведь, если бы не ставили жестких рамок, то и не возникало бы этого желания бросить вызов правилам. Собственно, это и подстегивает еще больше, — чуть улыбнувшись добавил Генри. Причем, касается это не только увлечений. Но и каких-либо иных желаний.
— А как вы считаете стоит реагировать на подобное желание родителей все и вся контролировать? Когда они считают своё решение единственно верным, — поинтересовался Генри, посмотрев на главврача.
Впереди виднелся автодром, куда они, собственно и ехали. Вообще, конечно, уже имеющийся образ мистера Броули в голове у Хэрроу, никак не вязался с гонками. Но от этого не менее любопытно.

+1

15

- Не знала, не знает и хорошо бы ей не знать. У брака три точки опоры, Генри: любовь, дети и умолчания. Ни к чему ей лишний раз переживать по пустякам, как считаете? - отозвался мистер Броули. - Просто эти гонщики привели меня на вечеринку, где я миссис Броули и увидел. Как увидел, так и пропал. При иных обстоятельствах мы бы вряд ли встретились в жизни, я из меда, она художница... Все к лучшему, Генри, все к лучшему.
Он не мог найти ответа на вопрос, почему же он едет на автодром сейчас. К счастью, у Реджинальда не было слишком много времени, чтобы погрузится в себя, поэтому он решил поискать ответы чуть позже. Или забыть об этом, если получится.
- Какой у вас активный брат, это счастье какое-то. Как дела у Дэниэла, все в порядке? - поинтересовался Реджинальд. В основном он смотрел на дорогу, но иногда бросал заинтересованные взгляды в сторону мистера Хэрроу. Он весьма охотно поддерживал разговор, это было приятно. Реджи тоже чувствовал в себе желание поговорить.
- Да прекратите, Генри, вы меня смущаете, - отмахнулся мистер Броули с улыбкой. Хотелось ввернуть что-нибудь про седину и проплешины, про то, что зеркало безбожно врет и что не чувствует он себя старым. Но какое это было бы неуместное кокетство, да и продолжение темы, на которую он не хотел особенно беседовать. Иных хватало, поинтереснее.
- Отнюдь. Нет необходимости пробовать всё на собственном примере, особенно опасное. Детское внимание, да и вообще внимание, вполне поддается корректировке. И видится правильным не столько давать свободу в набивании шишек, сколько корректировать те самые устремления. Смещать фокус внимания, понимаете? Самое простое, конечно же, запретить. Но, как вы правильно заметили, малодейственное. Сложнее всего заинтересовать, потому как дети... хотя нет, это для всех справедливо... потому как люди остро чувствуют истинность, поэтому чтобы заинтересовать другого, ты сам должен быть заинтересован. Скажите же, что самые захватывающие люди те, что горят идеей? К примеру я ничегошеньки не смыслю в цветах, но когда Маделайн начинает про них рассказывать, это непередаваемое наслаждение, с ней могу возится в земле часами.
От слов Генри про родителей веяло какой-то тоской и обидой. Мистер Броули не чувствовал себя в праве влезать в эту тему, поэтому предпочел ответить осторожно:
- Я не знаю, Генри, - Реджинальд грустно улыбнулся. Жесткие рамки, как знакомо. Ему было очень жаль, что он не застал маму в сознательном возрасте, что не успел поговорить с ней, когда многое понял. Точнее он не смог быть понятым и услышанным, на него к тому времени смотрели пустые глаза, болезнь выела её изнутри, оставив только худую оболочку тела. - Вероятно найти силы простить их? Понять, что они делали это, желая вам только хорошего. Что родители не какой-то недостижимый колосс, они такие же люди, они тоже боялись, уставали и не знали как поступить, тоже совершали ошибки... набивали шишки на вашем воспитании. И, воспользовавшись их опытом, вы не повторите этих ошибок на своих детях.
А они, тем временем, за приятной беседой доехали до места назначения. Мистер Броули оставил машину на пустой парковке и двинулся вместе с Генри выяснять все условия. Но им повезло, автодром действительно работал. И им подтвердили, что они смогут арендовать автомобили и сделать пару заездов, а точнее по три трехминутных каждый. Стоило это, конечно, безбожно много, да и документарное оформление приключения заняло куда больше времени, чем им сулили аренды. Но тем не менее, все перипетии закончились, им выдали форму, шлемы и повели инструктировать. Мистер Броули весьма заинтересованно рассматривал автомобиль и улыбался. Сорока лет будто и не бывало, чудесное чувство.

+1

16

Генри улыбнулся, когда мистер Броули говорил о том, что жена его так и не знает ничего об этом увлечении. Он согласно кивнул, что понял, переживать миссис Броули действительно не стоит. В особенности, сейчас. Вспоминая свой брак, Хэрроу с трудом понимал, на чем он вообще держался. Любовь, ребенок, взаимопонимание, это только первое время. А затем на терпении супруги, которое оказалось не такое железное, как мог предположить Генри. Что же касается, умолчаний, он не помнил, чтобы их было много… Наоборот, Лиз знала о нем больше, чем родной брат и родители. А сейчас так получается, что таким человеком для него стал мистер Броули.

— Конечно, к лучшему. Случайности они не случайны, — улыбнулся Генри, — На счет брака мне сложно судить. Возможно, в моем случае все держалось на двух опорах, потому и рухнуло в один момент, — пожал плечами он. Эти воспоминания больше не доставляли Генри большого дискомфорта. Так, осадок небольшой, который уже давно пылью порос. Он наладил отношения с дочкой, это важно. А свою бывшую жену Хэрроу откровенно не понимал. Что с ней сталось после того, как вышла замуж второй раз…

— Все хорошо. Да, только эта активность не всегда проявляется там, где надо, — смеясь, добавил Хэрроу, — Когда я только начал учиться в университете, начал сбегать с последних уроков, чтобы со мной увидеться. Мне, конечно, было приятно, но огребал за его проделки я, как старший. Он, наверняка, тоже. Но дух авантюризма был не остановим, — Генри тоже был далек от идеала, в школе его сложно было отнести к прилежным ученикам. Такой диссонанс получается… Отличник в учебе, но с отвратительным поведением. Но в его случае, это был своеобразный протест родителям. Ближе к выпуску подуспокоился, чтобы не вылететь.

Вопросы воспитания детей всегда такие… очень шаткие. Сложно сказать, какой из способов стал бы единственно верным. Каждый ребенок уникален, и тут важно подобрать к нему свой ключик. Но одно Генри понимал точно, не должно быть каких-то жестких рамок или наоборот, вседозволенности. Должна быть золотая середина, где одно дополняет другое. Мистер Броули правильно заметил, что одним из способов является попытка заинтересовать… Отец всегда горел идеей сделать из Генри адвоката, но лишь поставил его перед фактом в один прекрасный момент с формулировкой «ты должен». Только чего он там должен, Хэрроу не понял. О каком тут интересе может идти речь?
А вот заинтересованность идеей Генри уже перенимал от мистера Броули, когда учился у него на практике и дальше.

— Корректировать и направлять, — кивнул Генри, — Всегда считал, что важно где-то поддержать, где-то притормозить, а где-то попытаться объяснить… Но, чем больше мне запрещали, тем больше было желания сделать все нарочно. Хотя умом понимал, что это неправильно. Запреты, в принципе, не действенны. Это я заметил на нашем примере с братом, с дочкой. Послушает и сделает все наоборот, — он улыбнулся.
Он грустно улыбнулся, чувствуя, что ему тяжко даются эти беседы о родителях, семье. Генри давно простил их, просто держался немного поодаль. К маме только относился более-менее тепло, но Хэрроу все же не понимал, зачем ей столь токсичные отношения с отцом. Дети уже выросли, ушли жить своей жизнью, на кой вообще это надо… Только себя мучить. Генри когда-то пытался поднять эту тему, но все безуспешно.
Сейчас он тем и занимался, что вспоминал опыт своих родителей и старался его не повторять. Вообще. И как показывает практика, Джо растет отличным ребенком.

Генри вышел из машины, следуя за мистером Броули. Это было такое странное, неизведанное чувств. Гонки, черт, сколько ж раз он наблюдал их со стороны, но не доходило, даже до одной мысли, чтобы попробовать. И очень странно, что сюда его привел вовсе не Дэниэл… Нет, Генри и ему вряд ли решится рассказать. Присутствовало и волнение, и азарт, второго было больше… Хэрроу мельком посмотрел на главврача, у которого глаза аж заблестели от предвкушения. Улыбнувшись, Генри мог представить его состояние. Переодевшись в форму, Хэрроу внимательно слушал инструктаж, учитывая, что он новичок в этом деле. Водить машину умеет и на том спасибо.

— Ну что ж… Мистер Броули, поехали. И каков выигрыш для победителя? — поинтересовался он, широко улыбнувшись.

+1

17

Инструктор, молодой паренек неформальной наружности с этими дырищами в мочках ушей, активно работал челюстями жуя жвачку и лениво давал пояснения: есть круг большой, есть малый, есть трассы разного уровня сложности. Мистера Броули заинтересовала та, что с петлями, он всегда любил заносы. Но вот автомобиль выглядел непривычно, а точно ли это механика? И можно ли вообще покрышки портить? И еще взгляд мистера Броули наткнулся на что-то вроде турнирной таблицы со странными именами, напротив которых значилось время. На первом месте пятьдесят одна секунда, на десятом минута двадцать.
- А это с какой трассы показатели? - уточнил он. - И коробка механика же, насколько я понял? Ручник функциональный?
- Это с пятой, - лениво ответил паренек. - Механика. Все работает.
- Пятая это с двумя петлями которая?
- Угу, но вы по кругу поедете.
- Отчего же так скучно?
Инструктор осмотрел мистера Броули снисходительно, но это не возымело результата, поэтому он чавкнул жевачкой и снизошел до пояснений:
- Чтобы на пятую выезжать, нужно залог оставить и медстраховку, и чтобы она полная была, а не как обычно, - на это мистер Броули покивал, поэтому паренек добавил: - Ну и разряд нужен, не ниже третьего.
Мистер Броули улыбнулся и достал карточку медстраховки из кошелька.
- Уверены вообще? - уточнил инструктор.
- Вполне, - поправил мистер Броули очки. Дооформив все необходимое они снова вернулись к машине. Ох, ну если вылетит в отбойник - минус пятьсот фунтов, но почему бы не рискнуть? Руки сегодня вроде даже и не тряслись. В общем, мистер Броули был полон решимости и азарта. А Генри еще и добавил. Реджинальд хитро на него посмотрел и ответил:
- Выигрыш? Ну, давайте вы угостите меня бренди? - улыбнулся Реджи.
Он пригладил волосы, натянул подшлемник, нацепил шлем и уселся в машину. Паренек хмыкнул и пошел в кабину с камерами, уведя Генри за собой.
- Кризис среднего-то припоздал, - буркнул он себе под нос, затем нажал кнопку на пульте и громко сказал: - В шлеме микрофон, короче. Если что непонятно, вы говорите, я сориентирую.
- Принято, молодой человек, - отозвался голос Реджинальда, чуть искаженный динамиками. Он еще с минуту простояла на месте, разбираясь с управлением, затем подъехал к стартовой линии большого круга.
- На пятую с третьего выезжать, - откомментировал инструктор.
- Да, я понял.
Мистер Броули поехал по большому кругу. И это был достаточно скучный заезд, будто по дорогам Лондона. Только раз он набрал скорость, раз резко затормозил и как раз тогда его сильно мотнуло, но он выровнял автомобиль. Круг прошел за две минуты и тридцать семь секунд:
- Какая-то она у вас сильно разговорчивая, - сказал Реджинальд.
- А вы так резко не сбрасывайте обороты, - ответил инструктор.
- И подвеска - дерьмо полное, - отозвался Реджинальд, выезжая на третью стартовую.
- Нормальная подвеска, - буркнул парень, но уже без включенной связи. Он сложил руки на груди, хмыкнул и спросил Генри: - Ну, делаем ставки, за сколько сюда скорая доедет?
Мистер Броули стартанул на пятой трассе. Давний знакомый визг покрышек и чувство, с которым тебя вдавливает в сидение. На первый раз в занос он решил уйти на восьмидесяти. Неплохо так мотнуло, руль нужно выворачивать чуть ласковее. Он снова вжал гашетку в пол и понесся ко второму заносу, который выполнил куда приличнее, хотя все равно по ощущениям секунды четыре можно было сэкономить. Финишную черту взял на ста двадцати, но то было чистое ребячество. Итого табло ему высветило минуту сорок. Подвеска дерьмо, результат тоже дерьмо. Ну ладно, он понял как обращаться с этой крошкой, на поворотах можно сэкономить секунд по десять, в занос уходить на сотне в легкую, а на самих заносах, если правильно выйти, секунды по четыре вырвет. Он, как увидел таблицу, загорелся мыслью взять хотя бы десятое место - минута двадцать для такой трассы это за глаза. С нормальной машиной и парой тренировок, он бы и первое место взял, дело техники.
Третий заезд прошел практически так, как он и запланировал, за исключение того, что на втором заносе машину отчего-то тряхнуло, она вильнула задом и... минута двадцать три секунды на выходе. Твою ж мать! Не дотянул. Сильно этому моменту расстроившись, мистер Броли подвез машину к кабине инструкторов, вышел и пошел смотреть на зад этой развалюхи. Ну и что там могло хлопнуть? Он пнул покрышку и снова в нехарактерной для него манере прямолинейно выразился. Завидев выходящих из кабины инструктора и Генри он уже хотел возмущенно сказать, что состояние у машины полное дерьмо и кто вообще за ними смотрит, как паренек вдруг спросил:
- Слушайте, а если пригоню нормальную тачку, минуту возьмете?
Мистер Броули осекся. Он сначала удивился, а потом стал прикидывать. Ну если правда дадут нормальную машину, с нормальной подвеской, которая будет нормально набирать скорость, не будет греметь и люфтить, то за минуту вполне реально, если приноровиться, конечно. Но вместо этого он сказал:
- Вы Генри нормальную машину пригоните, а то эта... требовательная.

+1

18

Поход с мистером Броули на автодром запомнится Генри надолго. Он с любопытством наблюдал то за ним, то за пареньком-инструктором, который, судя по глазам, был крайне удивлен такими познаниями. И уж точно не ожидал подобного от двух случайных гостей. Хэрроу и сам с неподдельным интересом слушал мистера Броули, попутно вникая в то, что говорят они на пару с инструктором. Наверное, впервые в жизни ощущался себя полным профаном, кем, собственно, и являлся. Для Генри гонки, это темный лес, и его знания в этой области были крайне поверхностными. Максимум, что он мог, это поиграть с братом и дочерью в приставку. Там это все выглядело не так страшно, да и графическую машинку разбить не так травматично, всегда можно начать сначала… Жаль, что в жизни нельзя начать сначала. Причем относится это не только к гонкам.

Паренек уже, похоже, что сам заинтересовался столь большим энтузиазмом мистера Броули, переглянулся с Генри. Во взгляде  читалась фраза «А он серьезно, вообще?», Хэрроу только улыбнулся, понимая, что сейчас мистера Броули ничего не остановит. Да и стоит ли? Опасность, она притягательна, азарт заразителен, Генри стало самому интересно, что выйдет из всей этой затеи. Плюс самому проехаться на гоночной машине, почему бы и нет. Генри удивленно посмотрел на мистера Броули, когда тот сообщил потенциальный выигрыш. Причем звучало так, как серьезная заявка на победу. Хотя у Генри шансы выиграть почти нулевые, учитывая отсутствия опыта. Но проиграть такому сопернику было не стыдно. Даже любопытно.

— Хорошо, договорились. Бенди, так бренди, — согласился Хэрроу.
— Предполагаю, что «скорая» вас не догонит, мистер Броули, — усмехнувшись, добавил он. И они разошлись по машинам. Генри надел шлем, сел за руль, прослушивая дополнительные комментарии инструктора. Только по традиции, хотелось обратиться за консультацией к мистеру Броули, который, очевидно, знал больше, чем этот парень с дырками. Оба еще могли бы посоревноваться в этом вопросе. Генри выехал на старт, взглянув на турнирную таблицу впереди себя и чьи-то результаты на ней. Вскинув брови, прикинул, сможет ли побить, хотя бы один из них без происшествий, да и вообще, в принципе побить. Больше, наверное, для самого себя, чем для победы в заезде.
Для себя Генри выбрал заезд попроще, а именно по кругу, чтобы была возможность для набора скорости. Хотя повороты все равно очень круты и на них будет не очень легко лавировать. Риск, дело благородное, но не в этом случае. Получиа последние указания и разрешение на старт, Хэрроу рванул с места, автомобиль стремительно набирал скорость, приближаясь к первому повороту, на котором Генри немного оттормозился, чтобы сильно не занесло. Да и пока не очень понимал, как управляться с этой машиной и что вообще она может, как ведёт себя в пути. Она довольно-таки легко заходила в поворот, наверное, и на большой скорости хорошо развернет, но Хэрроу инстинктивно тормозил. После набирал скорость уже на прямом участке, собственно, от этого получал невероятный кайф. Выброс адреналина в кровь подогрел чувство азарта. Надо сюда почаще приезжать, сбросить напряжение после работы. Но все равно, несмотря на то, что его заезд был проще того, что совершал мистер Броули, по времени Генри ему уступал.

Остановившись у кабины инструктора, Хэрроу слушал разговор паренька и главврача, понимая, что лучше бы за этим действом наблюдать с трибуны. Из чистого интереса. На этот раз уже не выдержал Генри, повторив недавний вопрос инструктора.

— Мистер Броули, вы уверены? — на секунду Генри подумал, что он согласится. Не то, чтобы он не доверял ему, но было как-то не по себе. На счет машины у него вопросов пока не возникало, поэтому от замены отказался.
А все-таки интересно, возьмет минуту или нет.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Истории о былом