Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » It's Vegas, baby!


It's Vegas, baby!

Сообщений 1 страница 30 из 41

1


IT'S VEGAS, BABY!
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/knUMQ0U.gif https://i.imgur.com/jf0Qvod.gif

Робин и Джек
Август 2016 года. Лас Вегас


Все, что случается в Вегасе, остается в Вегасе. Или нет...
Потанцуем?

Отредактировано Jack Wheaton (24 Мар 2021 13:04:36)

+2

2

Это должен был быть типичный девичник в Вегасе. С казино, текилой и танцами до утра. По этому случаю Робин даже купила новые туфли на высоком каблуке, которые должны были превратить ее задницу в нечто действительно фееричное с точки зрения Кардашьян, а пятки в нечто действительно кровавое с точки зрения Фрэдди Крюгера. Потом правда ей всучили силиконовые подушечки, которые должны были решить проблему мозолей, но на этом все приготовления к поездке едва не закончились.

- Вегас, это банально! - заявила Тош и отказалась ехать. Вслед за ней самоотвод решили взять Парвати, Мол и даже Катаржина. Последняя ломалась дольше всех, потому что сама же и предложила поехать в Вегас, чтобы отметить конец стажировки, но, в конце концов, сломалась и она. Девчонки решили просто напоследок потюлениться на пляжиках Санта Моники и тем самым завершить свое годичное проживание в солнечной Калифорнии и в Штатах вообще. Робин же негодовала, потому что из всей их компании осталась одна она и Кенни, который, может, и был махровым геем, девчонкой не был от слова «совсем». Все их планы полетели к черту, но Робин в силу своего характера отказывалась лететь вместе с ними, поэтому наехала на Кенни так, будто это он был во всем виноват. Собственно, так оно и было, потому что он был единственным мужиком в их компашке, а значит виноват был по умолчанию и бессменно. Кеннет, даром что гей, взял на себя ответственность, как и полагается настоящему мужику, и обязался выгулять ее по Вегасу по полной программе, но по прибытию на место куда-то исчез прямо из своего номера в Сизарс Пэлас. Сказать, что Робин была вне себя от негодования, это не сказать ничего, однако, это не помешало ей, слегка поостыв, все таки спуститься вниз ближе к вечеру при полном параде и вступить в ряды людей, которые решили сегодня испытать удачу в залах этого знаменитого казино.

Прогулявшись по залу с автоматами, Робин отдала должное рулетке и собралась уже было зависнуть у стола, где серьезные ребята играли в двадцать одно, чтобы присоединиться к ним и закосить под «человека дождя» - зря она что ли училась карты считать - как вдруг до ее чуткого слуха долетел знакомый гламурно-шакалий смех Кенни. Забытое в дурмане азарта негодование по поводу его внезапного исчезновения всколыхнулось с новой силой. Как ищейка, ориентирующаяся исключительно на слух, Дэверо быстро нашла пропажу и с ходу зацепила его густо пирсингованное ухо пальцами. Визг, которым Кенни огласил зал, был мало информативен, но душу пригревал. Чтобы не привлекать лишнее внимание и не провоцировать охрану казино на излишние телодвижения, Робин с невозмутимым видом повела свою добычу за ухо прямиком в бар.

К моменту, когда они добрались до стойки, Кенни успел покаяться во всех своих грехах и греховных связях. Одна такая, встреченная им внезапно в фойе казино, и стала причиной его внезапного исчезновения из номера. Короче, альтернативно ориентированный Кенни сориентировался на мужика, забив на их куцый «девичник» из двух человек.

- Ты пойми, когда еще мы встретимся? - причитал Кенни, лелея свое красное и опухшее от надругательства ухо. - А он женат. У него дети. И жена… настоящий Цербер.

- А этот Цербер знает, что ее муж по хот-догам? - подозрительно сощурилась Робин. Она-то знала, что фантазия у Кенни была ого-го. Он и не такое мог придумать. Однако, судя по всему, говорил он искренне и переживал всерьез. Девушка даже немного позавидовала, но для вида нахмурилась и недоверчиво сощурилась.

- Только сегодня, - Кенни знал, как добиться своего, и поспешно изобразил влажные глаза золотистого ретривера. - А завтра я буду в полном твоем распоряжении. Правда-правда.

Сердито посопев, Робин все же послала его на все четыре стороны. Почти буквально.

- Иди уже, - махнула она рукой и, схлопотав от радостно попискивающего Кенни мокрый поцелуй в щеку, невольно рассмеялась. Веселья, однако, в ее смехе было не шибко много. На подошедшего к ней бармена Робин воззрилась с сомнением, в котором так и читалось «А может напиться?». Бармен был профессионалом, поэтому предложил девушке текилки. Девушка согласилась. А потом еще раз согласилась. И еще.

платьюшко

[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:19:52)

+2

3

Джек посмотрел на мигающую перед ним вывеску. Вывеска в ответ посмотрела на него.
Не дожидаясь никакого другого знака свыше, Уитон шагнул в сторону гостеприимного заведения. Быть в Лас Вегасе и не устроить себе загул? Это неправильно, даже беззаконно. О таких нелепых упущениях можно потом всю жизнь жалеть.
Вообще-то в этот чудо-город уроженец Канады, а ныне активный обитатель Великобритании приехал по рабочим делам. Переговоры прошли успешно и быстрее, чем планировалось. Наверное, размышлял про себя Джек, разгуливая по улицам, жители Лас Вегаса в принципе склонны решать все по-быстрому, а потом сразу же погружаться в мир блесток и перьев. Обычно Уитон не рассуждал так стереотипно, но в шутку он разрешал себе и подобные вольности. Местный воздух к этому располагал.

Атмосфера Вегаса царила не только на улице, но и внутри каждого здания. Джек сразу же заметил гигантскую разницу между тем, как люди одевались в Лондоне, и тем, как они одевались здесь. Женщины не стеснялись демонстрировать больше голого тела, а мужчины вспоминали о том, что и от них порой требуется вылазка из бесформенных брюк и поношенных свитеров. Джек не считал, что смог бы всю жизнь прожить в Вегасе, но сейчас его все устраивало. Он собирался выпить, потанцевать и, возможно, уйти в номер не в одиночестве. Главное, напоминал себе в Уитон, не оказаться по пьяной лавочке в какой-нибудь дурацкой часовне.
Профессиональная деформация не позволяла Уитону тратить деньги на казино, чьи принципы заработка он понимал не до конца, но все же в достаточной мере, чтобы обходить стороной. Впрочем, он мог бы с удовольствием полюбоваться чьей-нибудь чужой игрой или увлечься алгоритмом расчета шанса на выигрыш в рулетку, но настрой на это он так и не поймал. Его мозг отказывался заниматься математической деятельностью.
Зато бар Джек нашел быстро. И это, к сожалению, не говорило о способности Уитона находить алкоголь по запаху молниеносно, просто он оказался в месте, где вероятность оказаться дальше ста метров от бара в принципе отсутствовала. Уитон шел к нему, оглядывая обстановку. Эта привычка осталась у него со времен службы, но с годами она потеряла эффект напряженности. Спустя десять секунд Джек постановил, что красивые женщины поблизости есть, а значит, вечер перестает быть томным.

– Виски, пожалуйста, – бросил Джек бармену, а сам уселся на высокий барный стул и принял решение никуда не торопиться. Бармен проявил удивительную быстроту, и вскоре перед Уитоном уже красовался желанный стакан. – Спасибо.
Развернувшись в сторону зала вместе со стаканом, Уитон боковым зрением заметил, что через несколько стульев от него сидит девушка. Горячая и одинокая. Сочетание не самое частое, поэтому Джек, тайком оглядев незнакомку с головы до ног, немедленно отмел свой предыдущий план не торопиться.
Девушка. Аккуратная фигура с формами правильного размера, длинные прямые ноги, красивые волосы и привлекательные черты лица. Чего еще желать-то?
Джек сделал глоток. Не то, чтобы для храбрости, скорее на автопилоте, встал со стула и подошел к девушке. Многие мужчины в нынешнее время предпочитали знакомиться по интернету, но Уитон был еще старой закалки, а потому таких моментов не боялся от слова "совсем".
По дороге он заметил, что девушка пьет текилу. Пожалуй, этот факт стоило использовать.
– Вы знаете, – как бы между прочим сказал Джек, подходя к красотке. – Последние исследования британских ученых показали, что распитие текилы в одиночку вызывают потерю улыбки.
Подобный бред Уитон натренировался нести тогда, когда, наконец, вспомнил, что в жизни есть не только работа.
– А мир не готов к потере вашей улыбки, – продолжил Джек. Он встал возле девушки и локтем уперся о стойку. – Она слишком прекрасна.

Не платьюшко

Отредактировано Jack Wheaton (24 Мар 2021 23:38:20)

+3

4

Только, когда трезвость начала завихряться в сознании в настоящий смерч, Робин вдруг поняла, что пьет, соблюдая последовательность Фибоначчи. Сначала один шот текилы, потом еще один, потом сразу два, три, пять… Когда Робин все таки обнаружила этот факт, довольно забавный, но такой понятный для людей ее склада ума, что она даже не стала на нем фокусироваться. Только мечтательно поулыбалась, глядя на то, как бармен наполнял уже восемь стоящих перед ней аккуратным рядком изящных стопочек. Забавным было так же то, что оставить всю бутылку он ей не предлагал. Видимо, все еще на что-то надеялся. Но лайм и соль поставлял исправно и без лишних вопросов, за что Робин ему была очень благодарна. Она как раз собиралась приступить к очередному заходу по убиению восьми порций текилы, когда яркий и шумный мир вокруг слегка померк. Робин не сразу поняла, что это на нее упала тень от высокой мужской фигуры, материализовавшейся рядом с ней, и даже на мгновение испугалась, что это текила так коварно ударила ей в голову. Однако, когда эта фигура заговорила, обнаружив свое присутствие, все встало на свои места. Нет, не так. Все начало вставать на свои места, потому процесс был несколько заторможен тем, что Робин была уже хорошо так датая и соображала не так бойко, как обычно.

- Британские ученые? - повторила она на автомате, поворачиваясь к незнакомцу. Ее слегка остекленевший от выпитого взгляд уперся в широкую грудь и медленно пополз выше, по пути пьяно споткнувшись сначала об ухоженную бороду, затем о на зависть прямой нос, голубые глаза… Их Робин почему-то проскочила и зачарованно уставилась на изогнутые в насмешливом выражении брови мужчины. Было в этих бровях что-то такое… настолько умилительное, что девушка сразу же подумала о щенках. Куда там Кенни с его влажными умоляющими глазами истосковавшегося по мужской ласке гея. У него даже брови были в пирсинге. А тут… Робин была очарована натуральностью незнакомца настолько, что сама не заметила, как начала таки воспринимать его образ целиком, а не только фрагментарно, и даже догнала смысл его слов. Комплимент был приятный, потому что Робин прекрасно знала о том, что и правда является счастливой обладательницей красивой улыбки. Однако, ее пытливый даже в подпитии ум внезапно озадачился совершенно другим.

- Я улыбаюсь? - совершенно искренне удивилась она, уверенная в том, что все время, что просидела в баре, «услаждала» взоры окружающих исключительно кислой миной. Взгляд заметался по обстановке, выискивая хоть какую-нибудь отражающую поверхность, чтобы убедиться в этом. Ей всегда казалось, что уж чего, а недостатка зеркал в Лас-Вегасе, как и недостатка никогда не было, однако, так и не поймала собственное отражение и поэтому вернулась взглядом к незнакомцу. На нем фокусироваться было куда проще, чем на всем этом мельтешении огней и людей вокруг.

- А знаете почему? - с самым серьезным видом поинтересовалась Робин. - Знаете, почему я не улыбаюсь? - ответ на очевидно риторический вопрос последовал тут же. - Потому что у меня девичник! Девичник в Вегасе.

На этом девушка разочарованно всхлипнула и как-то резко обмякла, уперевшись локтями в стол и уронив разгоряченное от выпитого личико в свои ладони. Но раскиснуть, как того требовала обида на девчонок и Кенни, будь он неладен, не получилось совершенно. Робин вообще была из тех людей, кто в принципе не способен раскисать, так что она почти сразу же снова выпрямилась на своем стуле и упрямо вздернула подбородок.

- Ну их всех, - сердито буркнула она. - То же мне, подруги. Настоящие подруги не кидают своих подруг, так ведь. Значит, никакие они не настоящие. Вот.

Вердикт был вынесен, предатели перекочевали в черный список, а Робин стало легче. Она даже воспряла духом и воззрилась на незнакомца уже куда более осмысленным взглядом. Только теперь до нее и ее женской сущности дошло, что подошел он к ней не просто так. В пьяной головке Робин завихрилось в спирали все в того же Фибоначии понимание того, что мужчина был настолько же хорош с этими своими щенячьими бровками и брутальной бородой, насколько она была сегодня пьяна и одинока.

- Будете сегодня моей подружкой?
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:20:25)

+3

5

При ближайшем рассмотрении девушка оказалась в большем состоянии подпития, чем виделось изначально. Джек, который сам только-только встал на путь сегодняшнего вечера, не смог не обратить внимание на разницу в кондициях. Кто-нибудь другой на месте Уитона незамедлительно воспользовался бы простой ситуацией, угостил бы даму еще одним раундом шотов с текилой и повел бы к себе. И все. Без приключений.
Однако Джек был другим. Не в смысле порядочным человеком и джентльменом, а в смысле любителем не только результата, но и процесса. Охоты. Женщина, соблазненная алкоголем, не так привлекательна, как женщина, соблазненная мужчиной. Уитон вообще не особо жаловал любительниц выпивки и в другой ситуации поспешил бы удалиться в закат, но сидящая перед ним девушка была чем-то особенно хороша. Чем именно, Джек пока не понял. Пока что его просто умиляло то, что она делала и говорила.
– Девичник? – с подозрением переспросил Джек. – А ты на нем невеста или счастливая свободная девушка?
Уитон не вчера родился. Рассказов о том, что творится на девичниках, он слышал немало. Некоторые по красочности превосходили мальчишники. Повод, помноженный на фактор Вегаса, в итоге давал, наверное, убийственный результат. Говорят, у некоторых дам перед свадьбой так сильно сносило башню, что они напоследок пускались во все тяжкие, а потом, обзаведясь детьми, рассказывали им о том, что в молодости были чуть ли не монашками. Смешно даже. Нельзя быть настолько неискренними со своими отпрысками.
– Твоей подружкой? – Уитон драматично нахмурил брови, постучал пальцами по подбородку и изобразил величайшие раздумья. – Ладно, уговорила. Только не заставляй меня смотреть мужской стриптиз, моя психика не выдержит такого зрелища.
В голове Джека созрел коварный план. Вернуть девушку в относительно нормальное состояние, хорошенько повеселиться, споить обратно и продолжить веселье.
Уитон прямолинейно и без всяких угрызений совести пялился на красотку. Интуиция и жизненный опыт подсказывали ему, что девушка с таким телом великолепно смотрится в танце, а Джек был бы совсем не против поприжиматься к такой на танцполе. Сошло бы за шикарную прелюдию. Так что, наметив цели и пути их решения, Уитон приступил к выполнению замыслов. Не пропадать же его организаторским и стратегическим талантам.
– Только давай начнем все сначала, – предложил Джек, уселся на стул рядом с девушкой и призывно посмотрел на бармена, застывшего где-то на другом конце стойки. – А то чего это я, пришел на девичник, когда все уже кончилось? Нет уж! Два кофе покрепче для нас, пожалуйста.
Последнее было, разумеется, обращено в сторону призванного бармена. Пусть будет момент бодрости, а потом можно нырнуть во все тяжкие с головой. При алкоопыте Джека и его устойчивости в целом у него не оставалось ни малейшего шанса быстро догнать девушку, чей разговор с текилой начался раньше, так что он решил встретиться с ней на полпути.
Колено Джека беспардонно коснулось коленки девушки. И, хотя Уитон и был облачен в джинсы, прикосновение он прочувствовал. Он с легким прищуром посмотрел на свою собеседницу, взял одну из чашек, поставленных барменом, и сделал глоток. Бармен оказался понятливым. Кофе вышел на диво крепким, да еще и ароматным. Такой напиток тянул на солидные чаевые.
– Что же, подружка, – продолжил беседу Джек. – Как тебя зовут?
Уитон улыбнулся. Не во все тридцать-два зуба, но вполне широко. Если бы этим утром ему пришла в голову идея побриться, он бы сейчас выглядел моложе, а с данными условиями у незнакомки были все шансы прийти к тому же выводу, что и Джек. Он был намного старше ее. Лет на шесть-семь. Если не больше. Ох уж эта молодость... Подумал Уитон. Вечно так и манит к себе.

Отредактировано Jack Wheaton (26 Мар 2021 19:30:02)

+3

6

Даже в подпитии Робин не могла не оценить вопиющий артистизм, с которым незнакомец «раздумывал» над ее предложением. Но когда он ляпнул про мужской стриптиз, девушка прыснула в ладошку. Живая фантазия довольно таки живо организовала ей эту картинку и Робин покатилась бы со смеху всерьез, если бы в ее одурманенном алкогольными парами мозгу не замигала тревожным красным цветом потребность успокоить мужчину.

- Нет, нет, нет… - она замотала головой и даже руки подняла, словно отказываясь от всех мужиков вообще и от стриптизеров в частности. - Если мы пойдем на стриптиз, то только на женский, - Робин наклонилась вперед и доверительно зашептала. - Вы бы видели, что эти девчонки вытворяют, когда танцуют для таких зрителей как я… Они ягодицами могут монетку с пола подобрать!

Важно покивав для пущего эффекта, Робин выпрямилась и снова рассмеялась, глядя на то что осталось от ее намерений напиться и забыться. Восемь шотов казались уже не такими интересными, да и настроение как-то незаметно пошло на повышение, оставив желание упиться в хламину где-то далеко внизу, под самым плинтусом.

Мужчина, между тем, наконец-то уселся рядышком. Робина снова посмотрела на него, на этот раз не задирая голову, и часто заморгала, когда он начал вводить свои коррективы в ее вечер. Это было неожиданно странно и в то же время неожиданно приятно. В какой-то момент Робин поймала себя на мысли, что в любой другой вечер она бы сразу же поросла колючками и взялась бы с пеной у рта отстаивать свое право на вечер в одиночестве. Без мужчин и их привычки все контролировать. Она же сильная и независимая, все дела. Но в сегодняшнем вечере, как, впрочем, и в этом симпатичном бородаче было что-то такое, что отключило все основные системы безопасности.

Как зачарованная Робин смотрела на то, как незнакомец подзывает бармена и заказывает кофе, для себя и для нее. Вытрезвиловка с Коста Рики. Или из Колумбии. А может и вовсе из Африки. Кто знает? Куда больше девушку очаровал сам факт того, что ее захотели все таки отрезвить для начала. Любой другой на его месте воспользовался ее состоянием и без угрызений совести отвальсировал к себе в номер, пока не протрезвела и не начала думать.

- А вы загадошный! - наконец, выдала Робин диагноз, намеренно выговаривая это слово на простецкий, почти деревенский манер. Ну вот нравилось ей строить из себя недалекую дурочку. Однако, объяснять мужчине свой вердикт она не стала, потому что тоже решила быть «загадошной».

Отодвинув от себя по одному все восемь заряженных текилой шотов, Робин развернулась на своем сидении так, чтобы сидеть к мужчине лицом, и, уложив локоток на столешницу барной стойки, подперла кулачком свой подбородок. На свою внезапную и добровольную подружку она теперь смотрела щуро и с хитрецой, потому что чувствовала, что где-то тут имеется подвох, разгадав который, она может получить очень редкую ачивку.

Аромат кофе начал вытрезвлять Робин даже раньше, чем чашка с этим крепким напитком материализовалась у ее локтя. Она сделала осторожный глоток, следя боковым зрением за тем, как то же самое делает незнакомец. Тот как будто чего-то ждал. Подозрения только подтвердились, когда мужчина перешел к непосредственному знакомству и разулыбался так, что в баре даже как будто стало еще светлее. Не ответить на эту улыбку было сложно, впрочем, Робин и не противилась. А проконтролировать румянец, пробившийся через ее карамельного оттенка кожу, так и вовсе не имела никаких шансов. Вот так вот внезапно и обнаруживаются совершенно неконтролируемые эффекты от случайного контакта пары чужих коленок.

- Робин, - она протянула руку для пожатия и с интересом пронаблюдала, как ее ладошка теряется в большой ладони мужчины. - А вас? Хотя что это я все на «вы», да на «вы». Мы же теперь подружки, верно?

Робин изобразила жест, которым любимая бабуля Деверо обычно иллюстрировала свою собственную забывчивость, и снова подперла кулачком подбородок.

- Так как тебя зовут? – спросила она вновь, сделав акцент на слове «тебя».
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:21:10)

+3

7

Если эта девушка всерьез собиралась рассказывать Джеку о том, что бывает на женском стриптизе, то Уитону предстояло предпринять массу усилий для сдерживания смеха. Он был уверен на все сто процентов, что в его жизни женский стриптиз случался раньше, чем в жизни его новой знакомой. Однако повод для хвастовства казался ему сомнительным. Вдруг у него оставался шанс сойти за человека, ведущего образ жизни монаха. Нет? Ну и ладно.
Колебания, если они и происходили, происходили очень быстро. Джек отметил про себя, что дама, встретившаяся ему сегодня, возможно, хочет казаться плохой девчонкой. Но на самом деле девчонка она хорошая. Вот и текилу отодвинула, и от кофе не отказалась. Уитон симпатизировал таким. Полный отвал башки и отказ от разума его ничуть не вдохновляли. Подобные барышни были, как ни странно, скучными.
– Загадошный? – переспросил Джек и задумался. О себе он слышал много чего, но такую характеристику получил впервые. Знать бы еще, что она значит. Однако спрашивать он не стал. После этого слова в него не плеснули кофе, а значит, все не так уж плохо.
Зато бармен, кажется, пришел в легкое недоумение, увидев, как шоты с текилой движутся обратно в его сторону. Молодой человек посмотрел вопросительно сначала на девушку, потом – на Джека, но тот лишь пожал плечами. Все решено. Леди сделала свой выбор. Этот выбор Уитон собирался записать в число своих личных побед. Откажись он от будущих мыслей вновь довести девушку до состояния опьянения, вполне сошел бы за хорошего человека. Загадошного хорошего человека.
А пока он просто расслабленно сидел на стуле и с задорным интересом глядел на собеседницу и ее очаровательные коленки, отрываться от которых ему совершенно не хотелось.
Только от кофе все же пришлось оторваться, но к этому Джек отнесся легко. Даже с удовольствием. Он пожал протянутую ему руку. Мог бы и поцеловать, но все же статус "подружки" еще маячил где-то в воздухе, а потому тактильные приятности Уитон отложил на потом.
– Джек, – представился он. Изначально он собирался представиться каким-нибудь другим именем, но в последний момент передумал. Почему? Да потому что. Скажет, что он, например, Зак, а потом случайно не отзовется на это имя. Поскольку вечер обещал быть долгим, лучше подстраховаться. – Рад знакомству, Робин.
На мгновение он нахмурился, пытаясь угадать, услышал ли он сам реальное имя девушки. Раньше никто по имени Робин ему не встречался. Ну, разве что персонаж из комиксов и фильмов, но при таком раскладе Джеку не очень-то хотелось быть Бэтменом. Тогда ему пришлось бы напялить нелепое черное трико и маску, а потом исчезнуть в самый интересный момент. А в самые интересные моменты Уитом все-таки предпочитал оставаться и моментить по полной.
– Так что там с твоим девичником? – неожиданно вспомнил Джек. – Кто посмел оставить тебя на нем одну? Мы можем найти всех виновных и устроить страшную месть. Какую, не знаю, но мы что-нибудь придумаем.
От кофе осталась всего половина чашечки, и Джек был немного расстроен этим. Напиток зашел на ура. Впрочем, Уитон не спешил прощаться со своим забытым на время стаканчиком виски.
– И какие у вас все-таки были планы? Напиться? Посмотреть, как стриптизерши подбирают монетки ягодицами? Завоевать мир? Хочешь какое-нибудь пирожное?
Джек посмотрел на Робин совершенно невинным взглядом. Не пить же кофе без вкусняшек. Девушки так не делают, а Уитону нравилось смотреть на то, как прекрасный пол ест всякие сладкие штуки. Сам Джек сладости не особо любил. Разве что из рук все того же прекрасного пола.

+3

8

Имя у нового знакомого оказалось на удивление простым и очень легко запоминающимся. Джек. Просто Джек. Однако, Робин, может, и была совсем еще молоденькой девушкой, ей не так давно стукнуло двадцать два, но даже она прекрасно понимала, что самое простое и заурядное имя может скрывать за собой совсем непростую и незаурядную личность. И ей еще только предстояло узнать, что за парень этот Джек. Робин щурилась на него с живым интересом и не скрывала этого. Жалко, что людей не взломать так же просто, как систему. Хотя… будь это так просто, было бы не так интересно.

- Хорошо, что не Брюс, - с улыбкой заметила девушка. - А то ко мне вечно всякие Брюсы подсаживаются. Ты приятное исключение, Джек.

На самом деле подкаты со стороны мнимых Брюсов случались не так уж часто. Многие из парней были либо не в теме, либо сразу поворачивали в сторону Робин Гуда и шутили уже на эту тему. Иногда было смешно, но чаще всего Робин уходила в свой «Шервудский лес» припудрить носик и уже не возвращалась. Она вообще поклонницей таких вот знакомств не была. Однако, сейчас никакого желания сбежать у нее не возникло. Ей бы озадачиться, что это вообще за дела и почему ее системные алармы не срабатывают, как обычно, но ей не дали даже просто подумать в эту сторону. Джек напомнил ей о девичнике, и Робин тут же переключилась в соответствующий режим. Она выпрямилась, расправила плечи, будто перед ней был не едва знакомый мужчина, а все четыре подружки-предательницы и Кенни тоже. К счастью, Робин уже начала потихоньку трезветь, поэтому видела она перед собой именно Джека, а не кого-то там еще. Он даже уже не пытался двоиться. Сидел весь такой четкий, хоть контуром обводи. Робин вдруг поймала себя на мысли, что хочет нарисовать его. Этот его насмешливый взгляд, щенячьи бровки и бороду, особенно бороду.

- О, я им еще отомщу, - многообещающе промурчала она, опасно понизив голос. - И месть моя будет страшна.

Теперь Робин мечтательно улыбалась, потому что за целый год стажировки и жизни под одной крышей успела не только подружиться с девчонками, но и очень хорошо изучить все их привычки и слабости. Она знала, куда бить, чтобы было больнее, и собиралась этим воспользоваться. Но потом. Джек зада вопрос, а Робин хотела ответить. Она сделала еще один глоток кофе, добавляя стремительно надвигающейся на нее трезвости пару, и снова сосредоточилась на сидящем рядом мужчине.

- Понимаешь, в чем штука… - Робин даже немного поддалась вперед пристроив коленки между коленей Джека. - Мы целый год прожили под одной крышей, проучились бок о бок и договорились, что в конце, перед самым нашим отъездом обязательно устроим девичник и оторвемся напоследок. Катаржина предложила поехать в Вегас. Идея не нова, конечно, но мы все ее поддержали. Да что там… Все пищали и чуть ли не писались от восторга. И вот, когда дошло до дела, все просто забили. У всех вдруг появились какие-то другие дела и вообще… «Вегас, это банально!» - Робин пропищала последнюю фразу, передразнивая подругу-японку и, наконец, одарила Джека серьезным взглядом. - Но суть ведь не в этом. Не в Вегасе, будь он неладен.

Изобразив грустинку, Робин пригубила еще немного кофе. От былого хмеля осталось едва ощутимое головокружение и легкое чувство досады, которое, впрочем, сошло на нет, как только Джек заговорил снова. Девушка удивленно вскинула брови, когда он спросил об их с девчонками планах, но куда больший эффект произвел последний его вопрос. Его Джек задал с таким невинным видом, что Робин не могла не отреагировать.

- Хочешь угостить меня пироженкой? - ее брови собрались в умильный домик. Она честно сдерживалась до последнего, а потом дала себе волю и рассмеялась. Слезы брызнули из ее глаз и какое счастье, что тушь была водостойкая. - Ты просто прелесть, Джек. Но, думаю, ты это знаешь. Это очень вкусная идея. И знаешь, что? Это хорошая идея, потому что нам с тобой понадобятся силы, - вновь поддавшись вперед, Робин понизила голос до шепота: - Потому что в моем плане на этот вечер особым пунктом значатся танцы до упаду. Ты ведь потанцуешь со мной? Под Элвиса, м?
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:21:50)

+3

9

Склад ума Джека потребовал немедленно занести в статистические протоколы для дальнейшего анализа факт преобладания Брюсов среди мужчин, пристающих к Робин. В том, что их количество превышало норму, Уитон не сомневался. Красивых девушек много, девушек с изюминкой – тоже, а вот красивых девушек с изюминкой еще поискать нужно.
Быть исключением всегда приятно. Джека никогда не волновало то, что имя ему родители выбрали самое заурядное. Наверное, вообще не заморачивались. Ну и ладно. Джеку было комфортно и в жизни, и на работе.
Глядя на Робин, Уитон с легкостью верил в то, что она способна хорошенько отомстить обидчикам. Даже при условии, что она находилась под серьезным градусом, во взгляде ее скользила какая-то лисья хитринка, которая с легкостью могла бы обрасти подробностями и превратиться в самый настоящий план. Так что Джек был в некоторой степени рад, что не входил в список людей, которым Робин собиралась отомстить.
Колени девушки, так изящно пристроившиеся между коленями Джека, тот совершенно осмысленно и целенаправленно прижал посильнее, чтобы шансы убежать Робин не рассматривала. Все, она попалась. Уитон тоже с удовольствием подался вперед. Близость интриговала его, бодрила, возбуждала.
– Так у вас был девичник по случаю окончания учебы, – Джек почерпнул из истории главное. Вопрос о том, не выходит ли Робин замуж, снялся с повестки. Все-таки становиться последним отрывом женщины перед замужеством Уитон не хотел бы. Роль незавидная и неприятная с точки зрения морали, а мораль у Джека все же была. Немного нестандартная, но реальная. – Это достойный повод! Поздравляю с окончанием.
Никакого мальчишника по случаю окончания учебы у Джека не было. У него и учебы-то толком не было. Школу он, разумеется, окончил, но выпускной и мальчишник – это разные мероприятия, сравнивать которые Уитон не спешил.
– Эх, не повезло сегодня твоим подружкам, – Джек подмигнул Робин и тут же жестом показал, что совсем не опечален этим. – Они столько всего интересного пропустят. Но... Их проблемы. Сами виноваты. Пусть потом кусают локти себе и друг другу.
По факту же Уитон был признателен этим подружкам за то, что они освободили для него Робин. Кто знает, сколько бы он еще бродил по заведениям в поисках кого-то, кто ему бы приглянулся. Потом пришлось бы понижать планку, а Джек терпеть этого не мог. Так что совершенно незнакомые ему девушки, одна из которых носила странное имя Катаржина, только что получили от него мысленную благодарность и воображаемую медальку.
Джек – прелесть. Разумеется, он знал это. Больше того, он работал над этим статусом. Улыбка не заставила себя долго ждать. Робин начинала трезветь, но все равно реагировала на подкаты. Значит, вечер обещал быть длинным и интересным.
– Еще как потанцую! – очень серьезно сообщил Джек. Танцор из него правда был не самый блистательный. Ритм он ловил, в процессе танца зажимы и смущение не ощущал, но все же на профессионализм не претендовал. Только это его ничуть не тревожило. Джек предпочитал ловить от жизни кайф и не размышлять о том, что там думают о его танцевальных навыках другие. – Элвис ведь жив. И он точно где-то неподалеку. Найдем его и покажем Вегасу, что такое девичник! Но сначала пироженка. Я настаиваю.
Уитон снова подозвал бармена, чтобы Робин смогла заказать десерт по своему выбору. Очень быстро молодой человек вернулся с заказом. Нет, ну он точно заслуживал хороших чаевых. А может, в Вегасе все работники питейных заведений такие? Еще один плюс в анкете этого города.
– Выглядит симпатично, – оценил внешний вид пирожного Джек. Сладости в целом нравились ему на вид, а что касалось вкуса, то Уитон был уверен в том, что десерт покажется ему слишком сладким. Впрочем, он не собирался отказываться в случае, если красивая девушка предложит ему сделать пробу прямо с ее ложечки. Так у него появится шанс лишний раз скосить взгляд в сторону ее груди. Джек помолчал пару мгновений, переводя взгляд с Робин на пирожное и обратно. А потом он перешел на полушепот. – Вы с ним чем-то похожи. Но ты все-таки аппетитнее. Намного аппетитнее.
Час сальных шуточек настал. Рука Джека как бы невзначай опустилась на его же ногу, но кончики пальцев коснулись и ножки Робин тоже. Джек ни на миллиметр не отодвинулся от девушки. Она сама выбрала такую дистанцию, и отказываться от нее было бы глупо и бессмысленно.

+3

10

Робин не знала почему, но она была уверена, что Джек согласится с ней потанцевать. Она просто чувствовала, что он был не из тех мужчин, которые отмахиваются суровым «Я не танцую», а потом весь вечер сидят в баре, краем глаза наблюдая за тем, как их спутница от души отплясывает с кем-то другим. Даже напускная серьезность его не спасла. Робин видела, как в его голубых глазах приплясывают бесенята. Она бы не удивилась, узнав, что отплясывают они все под того же Элвиса, который наверняка играет сейчас в его голове. Жгучее желание схватить этого мужчину за руку и утащить на ближайшую дискотеку ей все же пришлось подавить. Потому что да, сначала пироженка.

Бармен наверное изрядно удивился, когда узнал, зачем его позвали, но чем действительно был хорош Лас-Вегас, так это тем, что здесь действительно можно было получить все, что угодно, были бы деньги. Даже пирожное в баре казино. Однако, Робин решила все таки не озадачивать парня всерьез и заказала что-нибудь предельно шоколадное и на его вкус. Ей даже стало любопытно, что он ей принесет, больно уж спешно он скрылся из вида, чтобы выполнить заказ. Девушка только и успела, что кофе допить и еще раз оценить голубизну глаз Джека, а перед ней уже красовалось блюдце с аппетитным на вид десертом, обильно политым темным шоколадом и изрисованным более светлыми нитями молочного и белого шоколада.

- Это бельгийский десерт, - с важным видом сообщил бармен. Он даже название озвучил, но Робин не знала французского, поэтому не поняла ни словечка. Какая разница в самом-то деле? Выглядел этот десерт очень симпатично, как справедливо заметил Джек, и Робин уже не терпелось его попробовать.

Вооружившись десертной вилкой, Робин аккуратно колупнула самый краешек округлого бочка пирожного и обнаружив под мягким покрытием из шоколада нежнейшую и такую же шоколадную бисквитную основу, прослоенную каким-то кремом. Однако, она так и не успела оценить десерт на вкус. Шепот Джека, раздавшийся так близко, что Робин почти почувствовала, как ее волосы колыхнулись от его дыхания, сбил почти все ее настройки. Но куда больший эффект произвело едва ощутимое прикосновение мужских пальцев к ее бедру. По коже сразу побежали предательские мурашки, тем не менее, Робин никак своего взбудораженного состояние не выказала. В конце концов, ей и раньше приходилось иметь дело мужчинами вообще и с обаятельными наглецами в частности, а Джек очевидно был ярким представителем этой породы. Такие никого не оставляют равнодушными. Вот и она не осталась, потому легко подхватила эту незамысловатую, но такую увлекательную игру. Тонкие и не очень намеки, шутки на грани фола и якобы случайные касания…

- Мы оба шоколадные, - низким грудным голосом отозвалась Робин и, стрельнув в Джека коротким насмешливым взглядом, все же отправила кусочек десерта в рот. Ее вкусовые рецепторы затрепетали от нежного вкуса шоколада, сливок и карамели, который растекся у нее во рту и отправил прямиком в мозг мощный сигнал удовольствия. Робин даже глаза прикрыла, наслаждаясь вкусом. Умом она понимала, что это такой шоковый эффект после текилы и кофе, которые особой сладостью не отличались, однако, это ничуть не умаляло мастерства кондитера, который несомненно знал свое дело.

- Кажется, я только что испытала настоящий гастрономический оргазм, - слегка севшим голосом сообщила Робин и, одарив Джека сияющим взглядом ребенка, который впервые в жизни увидел настоящего жирафа, отколупнула от десерта новую порцию. - Ты должен это попробовать. Я настаиваю. Это что-то невероятное.

Подставив под вилку ладонь, девушка осторожно поднесла ко рту Джека балансирующий на зубчиках кусочек, но в самый последний момент, когда до губ мужчины осталось всего ничего, этот кусочек коварно соскользнул с вилки и попал в рот Джека под совершенно незапланированным углом, попутно испачкав шоколадом не только его губы, но и бороду. К счастью, падать дальше ему было уже некуда. Робин ахнула, округлив рот в беззвучном «Оу!», а потом закусила губу, чтобы не рассмеяться в голос. Перепачканный шоколадом Джек выглядел трогательным и даже немного беспомощным, что не могло не умилить.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:22:29)

+3

11

Эстетика Вегаса нравилась Джеку все больше и больше. Сам Уитон был сторонником того, что в еде важнее всего вкус, но, когда он видел перед собой маленькие съедобные произведения искусства, он на время менял свое мнение. К тому же он не мог не заметить, что Робин десертом осталась довольно. Так что бармен, куда бы он за пирожным ни ходил, справился. Джеку хотелось верить, что остаток смены у парня пройдет спокойно, и чудаки, жаждущие шоколада, останутся самым экстравагантным событием. Однако надежд на это было мало. Наверняка чуть позже заявится кто-нибудь очень громкий и по пьяни несущий лютую ахинею. Или кто-то, кто не будет искать место для танцев осмысленно, а начнет танцевать прямо на барной стойке. Если к подобному занятию приступит мужчина с пивным животом, бармену точно не стоило завидовать. Зрелище не для слабонервных. Другое дело Робин – шикарная, как в статике, так и в движении.
Уитон подумал было о том, чтобы спросить, где Робин училась, и чем она занималась по жизни. Только все эти примитивные фразочки вроде "с твоей внешностью ты должна быть моделью" уже скрипели у Джека на зубах. Карьера модели не всегда подразумевала сногсшибательную внешность. Уитон не любил совершенно плоские подиумные фигуры, а отсутствующий взгляд и вовсе его пугал. Что же до последних тенденций в разнообразии телосложений, то Джек еще не определился со своим отношением. В любом случае он радовался тому, что Робин выглядела очень настоящей, совсем не плоской и далеко не отсутствующей.
Наблюдая за тем, как Робин орудует ложечкой, Джек поймал себя на мысли, что это зрелище его умиляет. Он посмотрел, что там внутри десерта чисто для галочки. Его мало интересовало содержимое, но он поддержал одобряющим взглядом радость Робин.
"Гастрономический оргазм" вызвал у Джека скорее ухмылку, нежели улыбку. Правда Уитон быстро спрятал ее. Спугнет еще девушку своими пошлыми мыслишками. Он с оценивающим прищуром следил за тем, как ложка направлялась к нему. Он в последний момент открыл рот, как бы соглашаясь взять на себя шоколадный удар, но содержимое ложки приняло решение частично вывалиться на щетину. Джек совершенно спокойно проигнорировал этот факт и распробовал то, что все-таки попало ему на язык.
– Ну... – задумчиво и с видом кулинарного знатока промычал Джек. – Я бы поспорил насчет оргазма, но в целом неплохо.
Краем глаза он видел, что часть десерта так и висит на его подбородке. Но бороться с этим Уитон не собирался. Почему бы не прикинуться слепым дурачком и не позволить девушке справиться с излишествами на его лице.
Не будь у Джека этой многодневной щетины, отрощенной абсолютно осмысленно, он бы сейчас ощущал на себе сползающие капли шоколада. А так он почти ничего и не чувствовал. Уитон вообще больше нравился себе именно в таком виде, а не в бритом варианте. Бритое лицо делало его каким-то скучным и непримечательным.
Поняв, что время идет, а он и Робин еще не танцуют, Джек быстро достал из кармана мобильник и отправился на поиске ближайшего места для танцев. Можно было просто выйти на улицу и взглядом отыскать какую-нибудь вывеску, но Уитон все-таки был айтишником. Он нуждался в гаджетах. Быстро отыскав парочку подходящих вариантов и даже не помышляя убирать свободную руку за пределы досягаемости бедра Робин, Уитон посмотрел на девушку.
– Тут неподалеку есть ночной клуб, – сказал он. – Современный, наверное. А еще есть... Оооо... То что нужно... Соревнование двойников Элвиса. Что скажешь?
Существовала вероятность того, что слегка протрезвевшая Робин одумается и передумает идти черти куда с малознакомым мужиком.
– Да начнется девичник? – Джек вопрошающе посмотрел на девушку. Нельзя дать этой красотке уйти. Ее взгляд продолжал притягивать к себе Уитона. Ух... Чертовка, подумал Джек.

+1

12

Катастрофа была благополучно Джеком проигнорирована. Под тихое хихиканье Робин он все же отдал должное шоколадной бомбе, которая пусть коряво, но все же свалилась ему в рот, и даже не поленился изобразить бывалого гурмана, вдумчиво катающего шоколадное послевкусие на языке, однако, вердикт выдал довольно сдержанный, чем разоблачил себя, как человека, которого сладкоежкой не назовешь. Робин только хитро сощурилась на это.

- Значит, мне больше достанется.

Но прежде чем вернуться к пироженке, она решила сначала все же исправить последствия аварии и, подхватив салфетку, которая была принесена в комплекте с десертом, принялась оттирать шоколад с бороды и губ Джека, испытывая при этом постыдное желание сделать это собственным языком. Ей представилось, как это будет выглядеть со стороны, и она тут же заполыхала ушами, щеками и даже шеей вплоть до самой груди. Улыбка с ее лица, тем не менее, так и не исчезла, потому что фантазия эта ей очень даже понравилась. Иначе как объяснить, почему то, что можно было сделать за минуту или даже полминуты, растянулось на целых две. Робин не постеснялась упереться одной рукой Джеку в бедро для удобства, а второй оттирала не существующие следы шоколада, не упуская при этом возможности рассмотреть поближе его лицо. Пушистые ресницы, смешливые лучики морщин в уголках глаз и эти чуть зеленоватые бесенята в голубых глазах. Он был хорош, слишком хорош, но Робин, похоже, еще недостаточно протрезвела, чтобы задуматься об этом всерьез. Потом она обязательно все проанализирует и неоднократно. Промотает в памяти все, что говорил ей Джек, и все, что говорила она сама. Похватается за голову, посмеется и поразится тому факту, что этот породистый мужчина вообще подошел к ней. Но сейчас… сейчас ей было не до этого. Его отчаянно голубые глаза поглощали Робин целиком и полностью, и это ее совершенно устраивало.

Покончив с приведением Джека в первозданный нешоколадный вид, она уселась на своем месте нормально и стала расправляться с тем, что осталось от пирожного, смакуя каждый кусочек. На сидящего рядом мужчину она не смотрела, мысленно все еще плавая в теплой озерной воде его глаз, но боковым зрением уловила, что все его внимание переключилось на телефон. Другая на ее месте насторожилась бы, мало ли, с кем он там переписывается и какие планы строит. Он мог с одинаковым успехом как отправить приятелям радостное «Я такую чику снял!..» так и отписаться, как хороший мальчик, «Мам, я покушал!». И та и другая версии, поочередно всплывшие в живом воображении Робин, изрядно позабавили ее, но когда внезапно выяснилось, что Джек искал ближайший танцпол, она как будто и не удивилась вовсе. Только обрадовалась, совершенно по-детски запрыгав на своем стуле как на упругом мячике.

- Соревнование двойников?! - ее восторгу не было предела. - Это же сколько их там будет, этих Элвисов!

Хорошо, что с пирожным Робин покончила раньше, иначе пришлось бы делать серьезный выбор между шоколадным безумием и толпой Элвисов. Придвинув к себе забытый было клатч, который все это время сиротливо лежал на стойке, девушка наспех оглядела себя в зеркальце, так же быстро поправила помаду и, удовлетворенная своим видом, достала из все того же клатча цепочку. Благодаря ей он быстро превратился в аксессуар, который уже не нужно было носить в руке, а можно было просто повесить на плечо. В чем Робин точно не откажешь, так это в способности быстро собираться.

- Ну все, я готова, - сообщила она и, соскользнув с высокого барного стула выпрямилась рядом с Джеком. Даже на десяти сантиметровой шпильке Робин была заметно ниже его и доставала ему разве что до уха. Без каблуков она бы и до плеча ему не достала, наверное. Но выдающийся рост оказался далеко не единственным достоинством, которым Джек мог похвастать. Теперь Робин в полной мере могла оценить ширину плеч и мускулистость его фигуры, на которую до этого не обращала совершенно никакого внимания.

- Не терпится увидеть, как ты двигаешься, - задорно улыбнулась Робин и потянула Джека за собой. - Только имей в виду, одним танцем ты от меня не отделаешься.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:23:07)

+1

13

Процесс отмывания лица от шоколада Джек воспринял с таким удовольствием, что чуть не замурлыкал. Он позволил мышцам лица полное расслабление, а потому рот у него то забавно кривился, то вновь возвращался в привычное состояние. Уитон не помнил, чтобы раньше с ним происходило что-то подобное. Вроде бы взрослый мужик, а порцию милашной гигиены получал впервые. Робин открыла счет, а Джек не собирался его закрывать.
Все-таки удачно он зашел. А ведь мог бы сидеть в другом баре и продолжать искать симпатичное лицо с умными глазами и сногсшибательной фигурой. А тут сразу выбил страйк. Фортуна явно благоволила Джеку. Может, он бы и в казино смог бы сорвать... джекпот. Только Уитона такое не интересовало.
Не к месту вспомнились знакомые, которые обязательно фотографировали девушек, поддавшихся на соблазнение. Джек не видел в этом никакого здравого смысла. Повод для хвастовства казался ему крайне сомнительным и неуважительным, поэтому, ковыряясь в телефоне, за камеру он так и не взялся. Лишнее все это.
– Надеюсь, что Элвисов будет много, – совершенно серьезно сказал Уитон. Он расплачивался с барменом. На чаевые Джек не поскупился. Молодой человек их точно заслужил. Закончив с денежным вопросом, Джек сунул кошелек в задний карман. – С ними невозможно переборщить. Тем более в Вегасе.
Он встал и выпрямился. Время оценки друг друга снова наступило. К слову, Джек был очень даже удовлетворен видом сидящей Робин. Она умела красиво складывать ножки, а их бесконечность только добавляла картине плюсов. Однако и стоящие на полу ноги девушки не могли оставить Уитона равнодушным. И что, это все достанется ему сегодня? Джек завидовал сам себе, хотя вечер еще только начался, и гарантий удачного завершения не существовало. Испортить все легко, но Уитон считал, что все пройдет отлично.
– Какая продуманность, – Джек не смог не оценить трансформацию сумочки. Такие мелочи вообще забавляли Уитона. Большинство мужчин искренне считало, что девушки не склонны к оптимизации, но некоторые представители прекрасного пола регулярно доказывали обратное.
– Раз не терпится, то идем, – сказал Уитон. – Я и сам, того и гляди, умру от нетерпения. Вперед, подруженька.
Он не мог удержаться от возможности вновь пошутить над несостоявшимся девичником. Джек, конечно, бывал в разных ситуациях, но с ролью подружки он столкнулся впервые. Хорошо, что он не собирался играть ее по-настоящему.
Открывая для Робин все попадающиеся по пути двери, Уитон то и дело напоминал себе о том, что идти стоит помедленнее. В одиночку он бы уже учесал далеко-далеко, но Робин шла на каблуках. Как она ходила в них и как собиралась в них танцевать, оставалось загадкой, но лишним стрессом в виде быстрого шага ножки беспокоить не стоило.
Путь много времени не занял. Когда вокруг все мерцает и блестит, время вообще летит неумолимо быстро.
Уже возле входа в нужное здание до Джека неожиданно дошло, что он мог бы предложить даме взять его под локоть. Но тюфяк Уитон постоянно забывал о таких вещах. Со своими условно постоянными девушками он чаще ходил в обнимку или за руку, хотя те регулярно хотели всех этих консервативных проявлений. Возможно, после основательного проживания в Лондоне Уитон и дошел бы до чего-то такого, но пока он дошел лишь до танцевальной площадки.
– А они не обманывают насчет двойников... – Джек и сам удивился тому, насколько высока была концентрация Элвисов в этом зале. Один из двойников на сцене готовился к выступлению. Если пел он так же, как выглядел, то присутствующих ждал стопроцентный классический рок-н-ролл. – Мне здесь определенно нравится.
Бар здесь тоже присутствовал. После кофе можно было позволить себе и что-то покрепче и погорячительнее.
– Будем осматриваться? – спросил Джек. Пусть дама командует парадом. – Или сразу ударимся в танцы?
С самым спокойным и невозмутимым видом Уитон положил руку на талию Робин. Обозначив свою гражданскую позицию, он подготовился к любому ответу. Ну, или почти к любому. Бар? Легко. Танцы? Пожалуйста. Уход в закат? А вот это точно не вариант.

+1

14

Несмотря на количество выпитого и высоту каблуков, значительно превышающую норму привычных ей кед, старт Робин взяла довольно бойкий. Джек ее не торопил, поэтому она легко за ним поспевала, спрятав свою ладошку в его ладони. Со стороны они напоминали детей, которые что-то задумали и торопились претворить свои планы в жизнь. Робин даже похихикала над этой ассоциацией, пока цокала каблуками вслед за своим подельником по тротуару в сторону какого-то заведенья. То ли клуб, то ли стэндап-бар. Яркая неоновая не давала никакой конкретной информации. Робин вообще едва успела ее заметить. Джек тут же увлек ее внутрь и они окунулись в мир Элвисов Пресли всех цветов и калибров.

Зал был полон. За столиками по периметру зала не было свободных мест. Повсюду были Элвисы. Блестки, яркие костюмы, бриолин… Робин даже рот открыла в изумлении. Хоть она и знала, чего ждать от конкурса двойников, все равно оказалась совершенно не готова к тому, что увидела в итоге. Похоже, Джек испытывал примерно то же самое. Они просто растерялись от увиденного, однако, это не помешало им влиться в самую гущу всего этого мракобесия. Тем более, что оживление на сцене было даже более чем многообещающим. Элвис, который собирался выступать, был так чертовски похож на настоящего, что Робин испытала жгучее желание взять у него автограф.

- Мы же пришли сюда танцевать, - почувствовав руку на своей талии, Робин прижалась к теплому боку Джека на мгновение и заглянула ему в глаза, сияя задором, как начищенная монетка. Казалось, только опусти ее в прорезь игрового автомата, и джек-пот обеспечен. - Так пойдем танцевать.

С этими словами девушка взяла обеими руками его широкую ладонь и повлекла за собой прямо к сцене, где на небольшом пятачке, отведенном для танцев, уже собралась довольно внушительная стайка людей разных возрастов. Первые же аккорды, взятые оркестром на пробу, спровоцировали нездоровое оживление и привели эту стайку в движение. Волна накрыла их с Джеком, едва они приблизились, и увлекла в самую гущу взбудораженных тел. Подхватить узнаваемый ритм легендарных «замшевых ботинок» труда не составило. Прекрасное начало, подумала Робин. Этот конкретный Элвис определенно знал, как надо разогревать толпу.

Уже непроизвольно пританцовывая, Робин развернулась к Джеку. Теснота, в которой они оказались, не оставляла ни единого шанса для дистанции, но она была им уже совершенно не нужна. Между ними остался только старый-добрый рок-н-ролл и настойчивое желание отдаться его заразительному ритму. От природы гибкая и пластичная, Робин сделала это так легко, что сама этого не заметила, а Джек, легко и непринужденно двигающийся с ней в унисон, только раззадоривал, умудряясь еще и бровями своими поигрывать под музыку. Восторгу Робин не было предела. Она смеялась в голос, как ребенок, заворачивалась в его объятия и прижималась к нему, с удовольствием затягиваясь запахом его разгоряченного тела. Такой большой и такой уютный, Джек оказался замечательным партнером. В голове Робин не возникало даже мысли о том, что они едва знакомы, что не прошло и получаса с того момента, как он подсел к ней в баре, что она ничегошеньки о нем не знает и вообще с ее стороны довольно опрометчиво окунаться в этот омут с головой. Отец бы не одобрил столь легкомысленного поведения с ее стороны. Но кто ему расскажет? Точно не Робин. В какой-то момент она вообще усомнилась, что все это происходит с ней на самом деле, но она уже достаточно протрезвела, чтобы доверять своим глазам, ушам и прочим органам чувств. Они как-то особенно обострились, когда очередной Элвис решил исполнить куда более спокойную песню из репертуара Короля.

- Давненько я так не веселилась, - призналась девушка, когда сумасшествие вокруг них с Джеком превратилось в мерное покачивание отдельных парочек. Робин подняла голову и заглянула Джеку в глаза. В мерном движении огней светомузыки бесенята, затаившиеся в самой глубине их радужки, как будто тоже танцевали медляк.

- Ты спас мой девичник, Джек, - резонно и с легкой улыбкой на губах заметила девушка. - Спасибо тебе.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:23:49)

+1

15

На то, чтобы привыкнуть к местному освещению, у Джека ушла примерно минута. Он проводил много времени, пялясь в монитор, но неоновый свет и блестки были ему непривычны. Ну да ладно. Ради такого случая Уитон готов был обзавестись даже зрением летучей мыши. К счастью, наряжаться в маску и длинный плащ его никто не заставлял. Джек был не настолько виртуозным танцором, чтобы длинный кусок ткани, болтающийся за спиной, оставался незамеченным. Джек навернулся бы сразу. Громко, эффектно. Все двойники Элвиса обзавидовались бы такому шоу.
Но пока двойники Элвиса делали свое дело. Пока одни пели и танцевали на стене, другие шатались по залу, присоединялись к танцующим и просто привлекали к себе внимание. Наверное, одного из них должны были в конце выбрать главным Элвисом путем голосования. Это прекрасно объясняло желание переодетых мужиков получить как можно больше симпатий. Джек бы и сам не отказался присмотреться повнимательнее к каждому кандидату, но в данный момент у него нашлось более важное и более интересное занятие. Что особенно его радовало, так это то, что занятие приносило нечеловеческое удовольствие.
Он танцевал. Вообще-то его собственные телодвижения мало волновали его. Джек обладал базовой ритмичностью, неплохо знал репертуар Элвиса, а потому действовал просто интуитивно. И только желание сделать танец пикантнее и интимнее заставляло его время от времени пытаться строить из себя Патрика Суэйзи.
Джек наблюдал за тем, как танцует Робин. Просто глаз с нее не сводил. Черт возьми, эта девушка умела двигаться. Ее кисти страстно и элегантно рассекали воздух, но больше всего Уитон залипал на движения ее бедер. Он даже перестал переживать насчет того, что слишком откровенно смотрит туда, куда приличные мужчины смотрят только украдкой, пока никто не видит. Джек же приличия оставил за пределами танцпола.
Пару раз он подумывал вслух выразить свой восторг, но оставил это дело на откуп взгляду, который явственно свидетельствовал о том, что Уитон сражен наповал. Выделывая очередной якобы эффектный шаг в яркий музыкальный акцент, Джек прижимал Робин поближе к себе и наклонял ее назад, любуясь изгибами ее тела и тем, как аппетитная шея передает эстафетную палочку внимания не менее аппетитной груди. Кажется, из Робин и Джека складывался неплохой дуэт. Как танцевали остальные, Уитон не знал и знать не хотел. Остальные не существовали.
Когда пришло время медленного танца, Джек не растерялся. Правда его внутренний ритм все еще гнал в ритме динамичных песен. Однако это не мешало. Без каких-либо сомнений Уитон подхватил новую музыкальную тенденцию, положил одну руку на талию Робин, а второй взял ее ладонь.
Классика, но Джек не собирался долго следовать заветам предков, знающих толк в целомудренных танцах.
– Не стоит благодарности, – откликнулся Уитон. Он как никогда раньше радовался тому, что не принял изрядного количества алкоголя. Он и без того пьянел от взгляда Робин. – Если бы я знал, что буду сегодня танцевать с тобой, я бы и сам приложил усилия для того, чтобы остальные на девичник точно не пришли. Ну, знаешь. На всякий случай.
Его рука, мирно лежащая на талии девушки, скользнула чуть ниже. Джек еще не дошел до того, чтобы нагло положить ладонь на привлекательную пятую точку партнерши. Танец – это игра для двоих, и Уитон наслаждался каждым моментом. Пока ниже талии опустились лишь его мизинец и безымянный палец. Остальные ждали своего часа.
Джек прижал к себе Робин так, что дальше принимать уже было некуда. Он сделал это легко, уверенно и совершенно безапелляционно.
– Ты прекрасна, – Уитон прошептал это в самое ушко Робин. А что еще мог прошептать? Она ведь действительно была прекрасна.

+1

16

Благодарность Джек принял в манере, которая, похоже, была для него характерна. Робин коротко хохотнула и, в конце концов, покачала головой, припоминая, что в каждой шутке есть доля правды. Даже шутя, этот мужчина был убедителен настолько, что как-то совсем уж легко верилось в то, что он вполне мог это сделать. Он вполне мог устроить диверсию и заставить ее подруг и даже Кенни отказаться от своих планов только ради того, чтобы потанцевать с ней сейчас. Бред, конечно, и фантастика достойная шпионского кино, но… но Робин почему-то подумала о том, что этот конкретный мужчина вполне способен на то, чтобы устроить нечто подобное - безумство ради одного единственного момента. Такого, как этот.

- Знаешь, если бы я не знала наверняка, что ты тут совершенно ни при чем, я бы призвала тебя к ответу, - с нарочито серьезным видом призналась Робин, даже не пытаясь спрятать смешинки, так и искрящиеся в ее глазах. - И тебе пришлось бы несладко. Я очень… очень жестока с теми, кто портит мои планы.

Она изобразила суровое лицо, но почти сразу же снова заулыбалась, мягко обнимая Джека за шею. Странно, но ее совершенно не смущали его взгляды. Джек уже не осторожничал, как тогда в баре, а откровенно ею любовался. В какой-то момент она поймала себя на том, что не отстает и разглядывает его с вполне понятным интересом. В конце концов, они оба знали, к чему все идет. Зачем еще ему к ней подсаживаться в баре? И зачем еще ей вестись на его ухаживания?
Словно в подтверждение этих ее мыслей, крепкие объятия Джека как-то незаметно стали еще теснее и куда бескомпромисснее, чем раньше. Настолько, что Робин прочувствовала весь рельеф его мускулистого тела под одеждой и даже мерное биение его сердца в груди. Ее собственное застучало быстрее, когда она почувствовала, как его ладонь сползла по ее спине вниз и замерла аккурат на изгибе, как будто намекая. Предупреждая даже. Робин не удержалась и потянулась всем телом, изгибаясь в его объятиях, отчего остатки дистанции между ними сошли на нет.

Ничего необычного на первый взгляд, всего лишь двое танцуют под бессмертное творение Короля, наслаждаясь не только музыкой и голосом его двойника, но и друг другом тоже, как и положено молодым людям. Вокруг них были десятки таких же пар, но вряд ли кто-то из них мог похвастать тем, что знаком со своим партнером всего полчаса.

В голове Робин достаточно прояснилось, чтобы трезво оценивать ситуацию, но она уже была слишком очарована Джеком, чтобы подозревать его в чем-то нехорошем. Его шепот, пощекотавший ее ушко, усыпил остатки ее бдительности. Девушка уткнулась носом ему в шею и позволила себе окунуться в его запах, который улавливала до этого лишь вскользь. От Джека пахло чем-то древесным, даже немного хвойным, откровенно лесным, короче. Таким свежим и диким запахом, от которого перед глазами сразу же начинали рисоваться заснеженные горные панорамы Канады с острыми пиками вековых елей, излучинами рек и тяжелыми грозовыми облаками в небе. Робин как будто перенеслась из липкой духоты оплавленного и раскаленного Вегаса на добрую тысячу миль к северу в одно мгновение. Только еле различимая нотка шоколада, которую уловил ее чуткий нос, не позволила этой иллюзии возобладать над ней целиком. Робин повела носом по шее Джека к подбородку и уткнулась в его щетину, улыбаясь чему-то, а потом откинула голову назад и заглянула ему в глаза. Она так и не поняла, как их классифицировать - голубые или все же зеленоватые.

- Ты пахнешь шоколадом, - сообщила она, зарываясь пальцами в волосы на его затылке. - И я готова тебя съесть прямо здесь и сейчас, только… - в одно мгновение умиротворенное выражение лица Робин сменилось мученической гримасой. Она почти застонала от боли в ногах, которую до сих пор стойко и чисто по-женски игнорировала. - … только я вот-вот упаду, потому что эти адские туфли окончательно убили мои ноги.

Стоило только сказать это вслух, как ее выдержка дала сбой. Робин оступилась и повисла на шее Джека, закусив губу, чтобы не застонать в голос. Ей было больно даже просто стоять, не то что танцевать.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:26:17)

+1

17

– Жестока? – Джек прищурился, словно собирался на вид определить степень жестокости Робин.
Ее внешность не претендовала на ангельность. И это было вовсе не намеком на изъяны, а простой констатацией того факта, что эта девушка была с перчинкой. И белое платье не являлось гарантией наличия крыльев. И ничего страшного Уитон в этом не видел. Что бы он делал с крыльями? Ломал? Он мог бы, но не хотел.
– У-у-у, – низким тоном добавил Джек. – Да ты плохая девчонка.
Стадия вежливого подката осталась позади. Уитон прошел ее на редкость быстро. Теперь же началась стадия охмурения, и ни один участник происходящего процесса не сказал бы с полной уверенностью, кто же кого охмуряет. Кажется, речь шла о полной взаимности и совпадении желаний. Редкая идиллия.

Такая идиллия и такие танцы Уитону нравились. Он не забыл поймать себя на том, что принюхивается к волосам Робин, что в случае рядовых парнишек означало влюбленность, но Джек влюбляться не умел. Он давно понял, что между влюбленностью и влечением целая пропасть, и в момент этого волшебно танца пребывал в полной уверенности, что поддался именно второму. Это подтверждал и предательский организм, настойчиво намекающий, что пора бы уже перейти к следующему шагу. Однако Джек как смог велел организму заткнуться. Секс – это хорошо, но секс с шикарной запоминающейся прелюдией куда лучше.
Разбираться в женских шампунях и прочих премудростях Джек так и не научился. К тому же неразгаданные тайны ароматов всех этих средств помогали ему удерживать интригу и еще больше восхищаться теми, кто познал косметологию как науку. У Робин это явно получилось. Ее волосы струились и сияли. В них хотелось запутаться, утонуть.
Когда стараниями Робин рука Джека очутилась там, где мечтала очутиться уже некоторое время назад., вторая рука Уитона переползла на спину девушки и обосновалась между ее лопатками. Темные локоны щекотали его пальцы. Организм снова сработал самым предательским образом. Хорошо, что джинсы помогали это хоть как-то скрыть. А танец продолжался. Джек немного опустил голову, его губы коснулись виска Робин.
Шоколадом? Он пахнет шоколадом... Джек вспомнил, что совсем недавно был перепачкан этим самым сладким соблазном. Что же... Не худший вариант. А вот Робин пахла как какой-то очень свежий и манящий цветок. И Уитону не терпелось угадать, каким именно. Он не считал себя знатоком ароматов, но в такую игру сыграл бы с удовольствием. Приз уже был в его руках, но Уитон собирался продолжал становиться достойным приза.

Неожиданный поворот событий застал Джека врасплох. Ему показалось, что Робин падает, и он принялся удерживать ее. К счастью, объяснение последовало быстро.
– Что же ты сразу не сказала? – удивился Уитон. Ему и в голову не приходило, что все это время его партнерша по танцу и вечеру страдала. – Женщины...
Покачав головой и посмотрев по сторонам, Джек начал соображать, что делать. Дальнейшие отплясывания под двойников Элвиса стали невозможными.
– Значит, нужно убираться отсюда, – вслух сделал вывод Уитон, подумал еще пару мгновений, а потом наклонился, одной рукой крепко обнял Робин за талию, вторую продел у нее под коленями. Поднять девушку было легко. Она весила как пушинка. – Добро пожаловать на борт.
С этими словами Джек направился на выход, параллельно уворачиваясь от тех, кто продолжал танцевать.
– Извините, – говорил он. – Прошу прощения. Ценный груз.
Выбравшись без приключений на улицу, он повернулся сначала в одну сторону, потом всем телом развернулся в другую. Робин была будто бы на карусели.
– Вижу бар, – поделился наблюдениями Уитон. – Еще бар, казино, что-то, похожее на публичный дом. А еще вон там есть фонтан. Обувных нет... А куда бы ты предпочла быть отнесенной?
Сам бы он предпочел проследовать в отель, но интуиция подсказывала, что момент по-прежнему не настал.

+1

18

Если честно, Робин и сама не знала, почему не сказала об этом раньше. Хотя… Испортить вечер нытьем о том, какие неудобные она выбрала туфли, было вариантом из разряда «так себе», а такие варианты Робин не рассматривала из принципа. В противном случае, они с Джеком не потанцевали бы и, соответственно, не получили столько удовольствия. Стоило ли оно того? Определенно. Жалела ли Робин о чем-то? Определенно… нет. К тому же ее ноги переживали и не такой стресс. Девушка уже открыла было рот, чтобы озвучить эту мысль вслух, но Джек лишил ее этой возможности, сказав то, что подвело черту под всеми «почему». Женщины…Робин тихо фыркнула ему в плечо, но благоразумно промолчала и просто сосредоточилась на том, чтобы не свалиться с высоты своих каблуков. Она вообще внезапно обнаружила, что ей совершенно не нужно ничего объяснять и, тем более, что-то решать. Похоже, Джек оказался тем довольно редким типом мужчин, которые привыкли просто решать проблемы, не вдаваясь в «зачем» и «почему» и прочие совершенно лишние причинно-следственные связи. В конце концов, он сделал простой вывод, и Робина была с ним согласна. Оставаться на танцполе не имело никакого смысла.

- Слушай, я могу просто разуться и…

Закончить свою мысль Робин не успела. Она лишь испуганно пискнула, когда Джек вдруг подхватил ее на руки с такой легкостью, словно она ничего не весила. Руки машинально вцепились в его плечи, но уже в следующий момент принялись отчаянно подтягивать поползшее вверх по бедрам платье, чтобы не засветить перед случайными свидетелями свое нижнее белье. В груди зарождалась щекотка неконтролируемого смеха. Робин кусала губы, чтобы не рассмеяться в голос. Джек зачастил, извиняясь перед танцующими вокруг них парочками, которых пришлось потеснить. Ценный груз… Ей было одновременно и больно, и смешно, что само по себе было просто непередаваемым ощущением. Но на этом веселье не закончилось.

- Уиии… - с восторгом маленького ребенка запищала Робин, когда Джек все же выбрался на свежий воздух и закрутился на месте, не зная, куда идти дальше. Робин и сама не знала, куда им податься с ее измученными ногами. Сейчас она могла думать только о том, чтобы снять уже, наконец, злополучные туфли и дать своим натертым пяточкам свободу. Будто что-то почуяв, он заныли еще сильнее, поэтому Робин просто ткнула пальцем в сторону освещенного разноцветными огнями фонтана в центре площади.

Несмотря на поздний час и темное небо, нависшее над головой, Вегас сиял огнями. Здесь, похоже, и правда не было никакой разницы между светлым и темным временем суток. В любое время дня и ночи этот город был готов принять, напоить, обласкать и обобрать до нитки любого из своих многочисленных и всегда желанных гостей самым простым и, что куда важнее, законным способом. Однако, Робин в этот конкретный момент было глубоко наплевать на порочную философию Лас-Вегаса.

Едва почувствовав под задницей высокий мраморный бортик фонтана, на который Джек ее усадил, Робин попыталась просто стряхнуть туфли, как делала еще утром, когда мерила их вместе с платьем, чтобы лишний раз убедиться в том, что они идеально подходят друг другу. Конечно же, у нее ничего не получилось. В конце концов, Робин вцепилась в Джека для равновесия и стала снимать их вручную, так сказать. Сначала одну, потом вторую. Ей было больно, но эта боль несла за собой такое колоссальное облегчение, что молчать было попросту невозможно.

- Боги… - простонала девушка почти в исступлении, смутив проходящую мимо фонтана пару припозднившихся старушек, видимо, тоже решивших устроить девичник в Вегасе. Однако, этого ей оказалось недостаточно. Повинуясь внезапному наитию, Робин поджала ноги, развернулась на сто восемьдесят градусов и опустила свои измученные пятки прямо в прохладную воду фонтана. Ощущение было такое, будто она перескочила с раскаленной сковороды на гладкую поверхность замерзшего озера.

- Как же хорошо... - от переизбытка ощущений Робин рассмеялась и, наконец, посмотрела на стоящего рядом Джека. В глазах ее светился восторг и благодарность. - Ты мой герой.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:26:59)

+1

19

Робин наслаждалась внезапными покатушками с долей озорства. Значит, тусовщица внутри нее сочеталась с так и не повзрослевшим ребенком. Это радовало. Джеку никогда не нравились чрезмерно пафосные люди, а именно такие навсегда разрывали свою связь с детством и способностью быть настоящим и непосредственным.
Направление было указано, цель обозначена и осмыслена. Прошедшему военную службу Уитону не в первые в жизни предстояло следовать указаниям. Он принял этот факт с присущей ему простотой, тут же сделал шаг в сторону фонтана и через полминуты уже усадил Робин на бортик. Он догадывался, что она хочет поскорее избавиться от туфлей, а потому тормозить не стал.
Обзор того, как девушка избавляется от обуви, завораживал. Падкий на женские ножки Уитон даже не заметил того что стал участником процесса. Он только надеялся, что не увидит сейчас кровавое месиво. Не потому, что он боялся крови, таким страхом Джек не обзавелся, просто он не желал Робин такого окончания вечера.
В итоге повреждения от туфлей оказались не столь страшными, но все же, догадывался Уитон, неприятными и болезненными.
А пока Робин наслаждалась тем, что избавилась, наконец, от чудовищной обуви, Джек думал, причем головой. Ему хотелось как-то компенсировать тот факт, что девушка пострадала, танцуя с ним. Предложить свои ботинки он не мог. Вернее, мог, но это было бы нелепо. Ему самому в них ходилось и танцевалось комфортно, но Робин с ее маленькой аккуратной стопой в этих недолыжах попросту утонула бы.
Идея пришла Джек в голову ровно в тот момент, когда его назвали героем.
– Пока еще не настоящий, – заявил Уитон и резко выпрямился. Он уже собрался идти, но вдруг понял, что, возможно, стоит хоть что-то еще сказать. – Никуда не уходи, я скоро вернусь.
Уйти Робин было бы сложновато, но пообещать вернуться Джек был обязан. Он быстрым шагом добрался до ближайшего бара с цветастой вывеской в форме бокала с мартини, прошел к стойке и, прищурившись, посмотрел на бармена.
– Шампанское навынос продаете? - спросил Уитон тоном, подразумевающим, что отрицательный ответ не принимается.
Бармен ухмыльнулся, кивнул, нагнулся и вытащил из-под стойки бутылку и упаковку пластиковых бокалов. Разумеется, на пафосное стекло они не претендовали, но выглядели вполне презентабельно. У них даже ножки были.
– Ого! – удивился Джек. От изумления и восторга у него открылся рот. – А сам я до бокалов не додумался бы.
Весь вид мужчины напротив изо всех сил говорил о том, что его опыт ни с чем не сравним. Уитон оценил профессионализм уже второго встреченного им бармена. Кажется, все бармены Вегаса претендовали на гениальность. А потом Уитон расплатился, выразил благодарность, забрал бутылку и бокалы, вышел из бара и направился обратно к Робин. Не прошло и десяти минут с тех пор, как он отлучился. Робин оставалась на месте. И хорошо. Этот вечер не располагал к разочарованию.
– Вот теперь я и вправду твой герой, – сказал Джек, еще только подходя к фонтану и демонстративно размахивая бутылкой. Окружающие его огни неспящего города только добавляли ситуации яркости. Уитон чувствовал себя победителем и не пытался этого скрывать.
Он уселся рядом с Робин, поставил бутылку рядом, распаковал бокалы, сунул упаковку в карман, потому что ничего умнее не придумал, и взялся за шампанское.
Для пущего эффекта он немного потряс бутылку. Открытие шампанского Уитон обожал всем сердцем. К самому напитку он относился без фанатизма, но все, что предшествовало распитию Джеку очень нравилось.
Пробка вылетела быстро, звучно и в сопровождении изрядного количества пены. Джек по-пиратски рассмеялся, когда водяной фонтан пополнился еще и другим фонтаном.
– Тааааак, – Уитон уже разливал шампанское. Закончив с этим, он протянул Робин один бокал, сам взял другой, поднял его и задумался о тосте. – А теперь... За девичник!

+1

20

- Ты полетел спасать мир? - изогнув брови в комичном и в то же время встревоженном выражении, спросила Робин. - Черт с ним. Мои пятки ты уже спас. Хватит на сегодня.

Но Джек, похоже, затеял что-то действительно занимательное. Робин была заинтригована, да и что она могла поделать, если мужчина уже принял решение и нацелился привести его в исполнение. Точно не сбежать. Прохладная водица фонтана, конечно, ей очень помогла, но надевать туфли снова или идти босиком Робин пока готова не была. И не хотела, если уж на то пошло. Ей было хорошо и так, просто сидя на мраморном бортике этого фонтана и бултыхая ножками в воде. Конечно, где-то глубоко внутри шевельнулось что-то смутно похожее на тревогу, когда Джек скрылся из вида. Ведь он вполне мог и не вернуться. Но в голове Робин не нашлось места сожалению. Там все еще играла музыка и пел Элвис, а все ее существо рвалось танцевать, несмотря на боль в измученных ногах.

Робин мурлыкала себе под нос, подпевая своему внутричерепному Элвису, и поэтому не сразу расслышала слабое урчание смартфона в сумочке, что болталась на цепочке поперек ее тела. Звонок оборвался в тот момент, когда Робин спохватилась и принялась доставать телефон. Увидев, что это Кенни, она вспомнила, что обижена на него, и потому решила не перезванивать, но Кенни был слишком Кенни, чтобы так просто оставить ее в покое. Уже спустя минуту на телефон обрушилось сообщение, преисполненное болью влюбленного и брошенного гея. И в любой другой день Робин посочувствовала бы ему, но сегодня у нее были другие планы и другой мужчина, который как раз показался из бара и направился к ней. Робин даже не стала отвечать Кенни. Она вообще отключила телефон и спрятала его обратно в сумочку.

- Ты достал шампанское! - ахнула она, разглядев, наконец, бутылку в руках Джека. Более того, он даже о бокалах позаботился. - Ты больше, чем герой. Ты супергерой!

Она отодвинула в сторонку туфли, причинившие ей столько неудобств, и стала наблюдать за тем, как Джек трясет бутылку. В предвкушении настоящего пенного фейерверка, Робин даже прикусила губу, но все равно оказалась не готова к громкому хлопку и потоку пены, хлынувшему из узкого горлышка прямо в воду фонтана. Часть попала Робин на коленки и поползла хлопьями по коже, вызывая колкую щекотку от лопающихся пузырьков напитка. Звонкий, как колокольчик, смех Робин вторил хулиганскому хохоту Джека. Она приняла бокал, оказавшийся искусной пластмассовой имитацией настоящего стекла, и решительно чокнулась с бокалом Джека, поддерживая его тост.

- За самый необычный девичник, - поправила Робин и пригубила игристый напиток. Она и не знала, как хочет пить, пока не сделала первый глоток. Прохлада прокатилась по горлу и загадочно затаилась в желудке, чтобы уже через какое-то время распуститься приятным и таким знакомым хмельным теплом. Робин не успокоилась, пока не осушила бокал до дна. Ее жажда оказалась так сильна, что ни о чем другом она думать не могла. После второго бокала ей стало намного легче, а в глазах заискрился нешуточный интерес, направленный уже непосредственно на Джека. Он с таким энтузиазмом вторгся в ее «девичник» и сделал его по-настоящему веселым, что Робин даже ни разу не задумалась о том, чтобы банально поинтересоваться, а каким ветром его занесло в Вегас. Судя по акценту, американцем он не был, как, впрочем, и британцем. За год, поведенный в Штатах, Робин сама чуть было не подхватила эту расхлябанную манеру американцев изъясняться так, словно у них во рту жвачка. К счастью, обошлось без лингвистического апргрейда. Однако, она заметила, что стала больше внимания уделять акцентам других людей, в зависимости от того, откуда они родом, и сейчас ей было до чертиков интересно, откуда был Джек. Австралия, Новая Зеландия, Канада… Ей не с чем было сравнивать, поэтому она решила не гадать, а просто просить. Любопытство искрилось ничуть не меньше, чем напиток в ее бокале.

- Ты ведь не американец, верно? - уточнила Робин на всякий случай, памятуя о том, что в разных частях Соединенных Штатов тоже разные диалекты. - Так откуда ты и как вообще оказался в Вегасе? Сильно сомневаюсь, что в твои планы на этот вечер входил девичник и выгул брошенной подружками девушки вроде меня.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:27:35)

+1

21

Благодарность за вечер, который складывался столь феерично, можно было бы выразить Вегасу. Этот город вдохновлял на безумия, развлечения и потерю головы, но Джек предпочитал думать, что подобную заслугу Вегас делит с теми, кто его посетил. Город городом, но не все люди способны позволить себе полное расслабление. Джек увидел Робин, выяснил, что она находится с ним на одной волне, и теперь пожинал плоды. В Вегасе. Вот и все элементы уравнения.
Правда Уитон знал, что весь этот праздник жизни не продлится долго. Моменты, похожие на этот, чем-то напоминали ему бабочек. Яркие и красочные они порхали, кружились в безымянном танце, а на следующий день от них оставалось одно лишь воспоминание. Забавно. Люди так любят стабильность, предсказуемость, некую одинаковость, которая бережет нервы, но разве об этой одинаковости люди вспоминают спустя года? Нет, они вспоминают о тех самых ярких мгновениях.
Утром Уитон собирался сесть в самолет и улететь в Лондон. Туманный альбион ждал его, готовил ему массу дел и обещал увлекательную жизнь, полную работы.
Однако в данный момент Джек о работе не думал. Это случится завтра. А до завтра еще целая ночь, целая жизнь. Без этой способности отключать мозг от бизнеса Уитон давно тронулся бы умом, как некоторые его коллеги, с головой нырнувшие в работу и уже неспособные вынырнуть наружу.
Яростно кивнул утверждению о том, что девичник выходит необычным, Джек пригубил шампанское. Он по-прежнему не понимал, почему некоторые так сильно любят этот напиток. Шампанское порой было очень уместно, но называть его лучшим, по мнению Уитона, было странно. Джек поудобнее устроился на парапете. Одну ногу он поджал под себя.
Ситуация так разительно отличалась от его рабочей жизни, что он и сам диву давался. Никакой скучной мебели. Вместо нее радовал глаза и уши фонтан. Вместо компьютера – шампанское. Вместо бухгалтера, желающего загрузить Джека надоедающими цифрами, красивая девушка. Красивая и не имеющая ничего против иногда взять инициативу в свои руки. Уитон и сам не возражал. Да, он мог протащить все знакомство на себе. Подвешенный язык и немалое терпение помогли бы ему окончательно не упустить диалог и подвести к нужным последствиям. Только играть в эту игру вдвоем гораздо интереснее.
– Эх... – обиженно надул губы Джек. – А я так надеялся, что смогу убедить тебя в том, что все это входило в мой изначальный и многоступеньчатый план.
Демонстративно вздохнув, Уитон допил остатки шампанского из бокала, после чего наполнил по второму кругу сначала бокал Робин, а потом и свой. Шампанское чудесным образом делало свое дело – дополняло атмосферу праздника, который, судя по всему, в Вегасе никогда не заканчивался.
– Я из Канады, – сказал Уитон. Он никогда не видел необходимости скрывать то, откуда он. Упоминания родного города он, как правило избегал, потому что не любил вопросы вроде "а что, есть такой город?", но страну называл с немалым удовольствием. Можно было бы еще добавить, что в Вегас Джек прилетел из Великобритании, но с такой позиции маршрут казался слишком сложным. – Здесь я изначально был по рабочим делам. Странно как звучит. В Вегасе по делам... Однако так и есть.
В очередной раз окинув Робин восторженным взглядом, Джек пришел к выводу, что не угадает места, откуда родом была эта девушка. Ее пикантная внешность отличалась необычностью, приправленной современным налетом, а потому Робин одновременно создавала образ самобытный и уместный в реальном мире.
– А ты откуда? – вообще-то такие вопросы двое обычно задают друг другу раньше, но у Робин и Джека была своей последовательность. – Еще бокал?
Уитон прищурился и оценил остатки содержимого в бутылке. Пока хватало, но Джек немного жалел о том, что не прихватил побольше шампанского.

+1

22

Джек так потешно изобразил обидку, что Робин просто не могла не рассмеяться. Если бы она не была целиком и полностью поглощена этим мужчиной, она бы точно подивилась тому, как легко выказывает свои эмоции в его обществе. В обществе по сути совершенно незнакомого человека. Обычно она была настолько открыта и искренна только с теми, кто был ей по-настоящему близок. Отец, бабушка, Джин… Они были ее семьей. Джек в эту категорию не входил по понятным причинам. И, тем не менее, Робин чувствовала то, что чувствовала, а именно желание находиться рядом и просто быть собой. Такой, какой ее мало кто видел и почти никто не знал.

- Тогда не нужно было меня вытрезвлять, - рассмеялась она, подставляя свой бокал. Новая порция шампанского едва не хлынула через край вместе с пеной. - Была бы я достаточно пьяна, точно поверила бы в любую ахинею. Даже в то, что ты пришелец с иной планеты, который читает чужие мысли и потому легко угадывает самые потаенные фантазии и манипулирует не только людьми, но и ситуациями.

Теперь шампанское пилось совсем иначе. Жажда была утолена, а за хмелем Робин уже не гналась, как было еще в начале вечера. Она просто смаковала колкие пузырьки, пляшущие на ее языке, в то время как все ее внимание было сосредоточено на сидящем рядом с ней мужчине. Значит, все таки Канада… Чтож, она могла бы и сама догадаться.

- Я должна была догадаться, - протянула Робин уже вслух, вместо того чтобы ответить на встречный вопрос Джека. Она покачала головой и отставила свой уже почти опустевший бокал в сторону, после чего скользнула по гладкой мраморной поверхности бордюра и придвинулась к Джеку вплотную, практически прижавшись грудью к его плечу. Близость была волнующей и вполне однозначной, чтобы последние сомнения, если они у нее еще оставались, развеялись без остатка. Однако, сейчас Робин хотела лишь почувствовать этот его запах, что так разволновал ее ранее.

- Я должна была догадаться, что ты из Канады, по тому, как ты пахнешь, - едва слышно из-за шелеста воды фонтана проговорила Робин и, приобняв его бородатое лицо ладонью, уткнулась носом Джеку в шею совсем как тогда, на танцплощадке. Этот жест, настолько же интимный, насколько примитивный, казался ей таким естественным, что она сделала это почти машинально. Она как будто запоминала его запах на будущее, чтобы узнать из сотен и тысяч других. Не кленовый сироп и не мастика для хоккейных клюшек. Ничего стереотипного.

- Ты пахнешь талым горным снегом, свежей древесиной и хвоей, - обстоятельно, словно зачитывала сложный химический состав, выговаривала Робин, не переставая втягивать в себя этот сложносочиненный аромат. - А еще грозовыми облаками, утренним туманом и самым прозрачным в природе льдом, - она почти замурлыкала от удовольствия. - Черт меня побери, Джек… Откуда ты такой вкусный взялся?..

Тихо рассмеявшись, Робин чуть отстранилась и заглянула Джеку в глаза. Руку она так и не убрала и теперь перебирала пальцами длинные волосы на его затылке. Вопрос был по сути своей риторическим, да и ответ напрашивался сам собой. Из Канады, как он и сказал. Откуда же еще он мог взяться. Ее скорее интересовало, откуда он такой свалился на ее голову. В любой другой раз и при любых других обстоятельствах Робин задумалась бы об этом всерьез и надолго, но сейчас ее мысли были заняты совершенно другим.

- Мы же так и не дотанцевали, - вдруг вспомнила она и, отпрянув от Джека, резво поднялась с бортика фонтана. Вода доходила ей почти до колен и приятно холодила кожу, когда она медленно отступала, отдаляясь от сидящего мужчины, прямо к скульптурной композиции в модерновом стиле, истекающей многочисленными струями воды. Время от времени они били то сильнее, то слабее, что в купе с декоративным освещением, создавало легкий и приятный глазу эффект пульсации.

Переступая босыми ногами по гладкому дну, усыпанному монетками, Робин не сводила глаз с Джека.

- Ты же не боишься замочить ноги? - задорно и с вызовом спросила она. На фоне шелеста воды ее голос звучал звонче, чем обычно, напоминая звенящий серебренный колокольчик.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:28:07)

+1

23

Чудесный вечер лишь на мгновение вызвал у Джека противоречивые мысли.  Он никогда не считал себя манипулятором, хотя порой шел на определенные шаги для вызова определенных реакций. Может, это и называется манипулированием? Уитон поморгал несколько раз. Он не сомневался, что Робин не пыталась его упрекнуть, но резкая мысль выбила Джека из его состояния.
А потом он вбился обратно. Зачем все эти философские размышления, когда рядом прекрасная девушка? Заняться самокопанием можно в любой другой момент.
Джеку было плевать, что от вытрезвил Робин. Она нравилась ему такой. Ее манящий взгляд был хорош еще и тем, что был осмысленным, глубоким. В нем хотелось утонуть. Пьяные девушки быстро забывались, а Робин обещала крепко засесть в памяти.
Джек понимал и то, что Вегас отныне и навсегда будет ассоциироваться у него не с казино, коктейлями и потраченными долларами, а с девушкой, танцующей под песни Элвиса. Она будет кружиться в танце еще много раз в те минуты, когда Уитон будет закрывать глаза. Случайная встреча однажды перерастет в видение и одну из тех историй, которую очень хочется рассказать, но в последний момент слова остаются несказанными. Они – слишком личные, слишком настоящие.
В умении говорить милые и при этом заводящие вещи Робин точно превосходила Джека. Он никогда не считал себя романтиком. Мог совершить какой-нибудь клишированно-красивый поступок, но потом вновь стал бы самим собой. Кстати, такие эпитеты, какие он сейчас слышал, ему раньше слышать не доводилось. Всю жизнь ему казалось, что их достойны другие мужчины. Менее мимолетные и более заботливые. Уитон был рад почувствовать себя таким. Ничего другого ему и не оставалось, ведь Робин вновь оказалась так близко.
Правая рука Джека очень быстро и очень уверенно обоснавалась на талии девушки. Бокал шампанского, допитого залпом, отправился куда-то в сторону. Вроде бы он не упал, но Уитона это вообще не волновало. Пальцем левой руки Джек поймал локон волос Робин. Тот оказался очень мягким, словно шелковым. Накрутив его на палец, Джек отпустил волосы. Они красиво упали обратно на плечи хозяйки, а затем заструились вниз по ее спине. Джек прижал Робин поближе к себе. Будь они сейчас не на улице, он бы уже запустил процесс раскрытия страшной тайны – того, как расстегивалось платье. Эти женские наряды то и дело показывали свое коварство в виде невидимых молний и хитроумных застежок.
– Я не взялся, – Джек даже глаза закрыл. Он дышал глубоко, его рука скользила вверх и вниз по спине девушки. – Это ты меня призвала. Произнесла заклинание, и вот я здесь.
Он хотел добавить что-то, что мягко и хотя бы условно романтично описало бы быстрый и безвозвратный путь, который сейчас проделывал его мозг, стремясь к безумию. Но Уитон не успел. Когда Робин вырвалась из его рук, он сначала опешил, но быстро сориентировался и улыбнулся. Да, он сам с потрясающей скоростью сходил с ума, но Робин, кажется, занималась тем же самым.
Она всерьез собиралась танцевать в фонтане? А почему, собственно, нет? Она даже бросила Уитону вызов.
За короткое время знакомства она уже могла понять, что Джек не из тех, кто колеблется, тем более, если речь идет о танцах.
Он прищурился, отметил, что Робин расхаживает по дну босяком, и принял решение играть по всем правилам. Джек быстро встал, зацепился носом одного ботинка за заднюю часть другого и потянул ногу. Минус один ботинок. Другой снялся также быстро. А вот носки пришлось снимать руками. Но Уитон справился без проблем. Нагнулся, стащил с себя лишнее и выпрямился. Без всяких раздумий Джек ловко перепрыгнул через парапет, чем вызвал массу брызг, и направился к Робин.
– Если мне не изменяет память, – сказал он, поравнявшись с девушкой. – Мы остановились на медленном танце...
Или нет. На самом деле Уитон не помнил, но решил, что здесь и сейчас медленный танец нужен как воздух.
– Представь себе любимую песню, – продолжил говорить Джек. Его ладони снова мягко сжимали талию Робин. Он постепенно переходил на шепот. – Она уже звучит. Вместе с шумом воды...
Он напел, вернее промурлыкал какую-то мелодию, отдаленно напоминающую одну из баллад Элвиса. Джек двигался вокруг своей оси вместе с Робин. Медленно, но голова все равно кружилась и не только от танца. Руки девушки Джек сам положил себе на плечи, а потом неспешно провел пальцами вниз по нежной коже Робин. Теперь ей было некуда деваться.

+1

24

Если Джек и колебался, то лишь доли секунды. Робин не заметила бы этого, даже если бы захотела. Она увидела только недоумение, граничившее с восторгом, отразившееся в одно мгновение в его глазах, а потом ее ослепила его улыбка. Такая сумасшедшая, что сердце в груди радостно подпрыгнуло и бухнулось в самый низ живота в предчувствии чего-то по-настоящему необычного, вызывающего тревогу, восторг и томление одновременно.

Закусив губу в попытке подавить так и рвущийся из груди тихий смех, Робин наблюдала за тем, как Джек избавляется от обуви и носков. В конце концов, она не выдержала и таки рассмеялась в голос, когда он перемахнул через парапет прямо в фонтан, подняв при этом тучу брызг, и направился к ней. Она уже добралась до середины фонтана и теперь стояла, упираясь обеими руками в гладкие мраморные выступы и углы центральной скульптуры. Прохладная вода ласкала ее босые ноги. Боль в натертых пятках почти ушла, но даже если бы осталась, Робин едва ли обратила на нее внимание. Точно не теперь, когда Джек снова оказался так близко, что, казалось, наполнил собой все пространство вокруг нее.

- А мне казалось, на том, что я собиралась тебя съесть, - улыбнулась она с невесть откуда взявшимся смущением. Только теперь до нее, наконец, дошла вся двусмысленность этого заявления, от которого, впрочем, она не собиралась отказываться. А все потому, что Джек не только пах, но и выглядел вкусно, пробуждая в ней голод, про который она уже успела позабыть. Это было даже не вожделение, как можно было бы подумать. Робин ощущала нечто куда более сложное, чем физическое желание. И нечто куда более откровенное, что испытываешь лишь однажды за всю жизнь. Да и то, если повезет. Поэтому она все никак не могла отделаться от чувства, что Джек случился с ней не просто так. Что она миновала какой-то очень важный жизненный этап. Робин вдруг поняла, что после этого вечера уже ничто не будет как раньше, но это понимание растворилось в ощущении невесомости, что поглотило ее, когда Джек заключил ее в объятия.

Жадно втянув в себя исходящий от него запах, Робин затаила дыхание, почувствовав, как широкие теплые ладони мужчины улеглись ей на талию приятной тяжестью. Голос Джека понизился, почти потерявшись в шелесте воды, однако, мотив, который он промурчал, она узнала сразу же. Возможно, потому что ожидала его услышать. В ее голове звучала та же мелодия и те же слова.

- Возьми мою руку, возьми и всю мою жизнь, - тихо вторила Робин, двигаясь вместе с ним в танце. - Потому что я не могу не любить тебя…

Это была, наверное, самая романтичная из всех песен Элвиса. Неудивительно, что именно она стала главным мотивом этого вечера. Пусть ни о какой любви речи идти не могло по понятным причинам, Робин чувствовала, что вот прямо сейчас влюблена в Джека так, как никогда ни в кого не влюблялась. И даже зная, что завтра это скорее всего пройдет, она не могла не наслаждаться этим волшебным моментом. Каждое движение Джека, каждое его прикосновение и каждый его вдох она ощущала как изысканную ласку, затрагивающую самые чувствительные и укромные уголки ее организма. Кажется, даже его взгляд ласкал ее там, куда физически не мог забраться. И Робин отвечала ему тем же. Она смотрела на Джека так, словно между ними не осталось больше ни лоскута ткани, а дистанция ушла в глубокий минус. Судя по тому, что девушка чувствовала, прижимаясь к этому мужчине бедрами, минус этот обещал быть очень и очень глубоким.

- У меня только один вопрос…

Нервно облизнув пересохшие вдруг губы, Робин провела ладонями по широким плечам Джека вверх к его шее, после чего зарылась пальцами в его мягкие, как у ребенка, волосы, испытывая при этом одуряющее чувство эйфории от того, что все это сегодня принадлежит ей и только ей. Сердце в груди колотилось как бешеное, а дыхание прерывалось каждый раз, когда с очередным движением Робин ощущала мощь чужого возбуждения. Ее действительно интересовал лишь один единственный вопрос, и она хотела его прояснить прежде, чем окончательно отпустить тормоза. Она привстала на цыпочки, компенсируя разницу в росте, и выдохнула почти в самые губы Джека:

- Твой номер или мой?
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:28:48)

+1

25

Если бы Уитон в данный момент своей жизни задался бы целью вспомнить более романтичный момент, нежели нынешний, он бы точно не преуспел в своей миссии. Может, именно из-за таких моментов люди и вступают в длительные отношения? Они сохраняются на одной волне продолжительный период, пока не вырабатывается привычка друг к другу. Люди, способные сохранять атмосферу волшебства всю жизнь, встречались редко. Большинство просто шло по накатанной.
Только ни о чем таком Джек не думал. Он ничего не вспоминал, ничего не анализировал. Он наслаждался мгновением.
Робин пела, танец продолжался, фонтан окружал двух босых малознакомых друг другу людей водой и брызгами. Шум воды словно оберегал от внешнего мира, не позволял никому вторгнуться туда, где было место для одной девушки и одного мужчины. Третий лишний.
Внутри Уитона играл целый ансамбль, но он ни при каких условиях не смог бы воспроизвести эту песню вслух. Организм уже в принципе не поддавался контролю. Творил, что хотел, и Уитон бросил сопротивляться. В конце концов все это было заслугой Робин. Красивой, горячей, манящей Робин. Рядом с такой не стыдно оказаться в неловкой ситуации.
Прижимая к себе девушку и закапываясь пальцами в ее волосы, Джек окончательно прощался с остатками здравого смысла. Пожалуй, последнее, что смог хотя бы условно продумать мозг Уитона, было решение о том, куда пойти.
– Твой номер, – сказал он.
Рассуждение оказалось простым. В номере Робин лежала другая ее обувь. Джек не хотел строить из себя садиста. Что он будет делать утром? Попросит уйти девушку, у которой жутко болят ноги? Нет. Он бы не смог так поступить. Так что Робин следовало приблизить к комфорту. А во всем остальном... Уитон был вооружен. Идти в его номер было не за чем.
Только слова Джека немедленным отбытием из фонтана не сопроводились. Уитон не сдвинулся ни на миллиметр. Он не нервничал, не волновался. Он был на все сто процентов уверен в том, что собирается сделать.
Джек не отрывал взгляда от Робин. Он рассматривал ее, намереваясь запомнить все, что с ней было связано. Глубину ее глаз, изящность губ, цвет кожи, нос, скулы... Все...
– Мы уже почти идем... – не затягивая, проговорил Джек. – Почти... Идем...
Он склонился, притянул к себе девушку, еще раз заглянул ей в глаза, а потом перевел взгляд на ее губы. Такому искушению нельзя было не поддаться.
Губы Джека коснулись губ Робин. Уитон не шел по обычному пути. Он не собирался начинать медленно, вдумчиво. Всего одно мгновение, и легкое соприкосновение губами переросло в страстный поцелуй.
Руки мужчины позволяли себе вольности. Джек касался того, что было ниже спины, а потом его руки поднимались вверх, так и норовя уйти в окончательный беспредел.
Сколько продлился поцелуй, Уитон не имел ни малейшего понятия. Время остановилось. Однако желание большего заставило Джека чуть отстраниться. На пару сантиметров, не больше. Джек улыбнулся. Мягко, но огонек, бушующий внутри него, все равно вырывался наружу и отображался во взгляде. Глубокое дыхание тоже говорило само за себя.
– Кажется, твой девичник пошел не по плану, – этот простой факт стоило признать немедленно. – А мне, похоже, достался самый вкусный кусочек торта.
И, что самое приятное, все самое вкусное было еще впереди. Джек предвкушал. Он вновь не сумел сформулировать ничего нежного и романтичного. Вместо этого он опустил руки, взял ладонь Робин в свою, отыскал взглядом то место, где за пределами фонтана осталась обувь, и направился туда.
Уитон помог Робин перебраться из фонтана обратно в большой мир, наклонился и поднял свои ботинки и туфли Робин. Все они чудом поместились в одной руке, а вторая вновь обхватила ладонь девушки.
– Веди, – предложил Джек.
Прогулка босяком обещала быть волнующей, а слова больше не требовались.

+1

26

Как-то проанализировать и оценить ответ Джека девушка не успела. Где-то на периферии ее сознания моргнула и зажглась лампочка индикатора отмечающего, что ей не придется с утра сбегать из чужого номера в помятом виде, но продумать этот момент дальше Робин просто не решилась. Она вообще запретила себе думать о том, что будет утром. Это было совершенно неважно. Важным было то, что происходило вот прямо сейчас. Волшебство. Иного определения она не находила.

Джек смотрел на нее так, что все внутри Робин трепетало. Пресловутые бабочки в животе. Как же она потешалась, когда слышала эти слова от своих влюбленных подружек. Теперь же ей было не до смеха.

- Да… идем… - отозвалась девушка, глядя на губы Джека. Они были так близко… Робин почувствовала, как обнимающие ее руки мужчины, приподнимают ее, притягивая к себе, и непроизвольно вытянулась в струнку, практически встав на самые кончики пальцев. На одно короткое мгновение они встретились глазами, а потом земля как будто ушла у Робин из под ног. Одно единственное прикосновение губ Джека, невесомое, как прикосновение крыльев бабочки, уже в следующий миг обернулось в нечто сумасшедшее, жадное и почти болезненное. Робин тихо застонала и вцепилась в его плечи, как будто испугавшись той неимоверной, почти космической высоты, на которую взлетела всем своим существом от этого поцелуя. Если бы не руки Джека, жадно сминающие ее плоть и напоминающие этим о таком явлении как физика, Робин имела все шансы улететь в охватившей ее эйфории в самые отдаленные и неизведанные ментальные галактики. Ощущение невесомости ее уже охватило, но нехватка кислорода в какой-то момент заставила прервать поцелуй. Голова кружилась, но Робин все же смогла сфокусировать взгляд на лице Джека. На его заметно потемневших от желания глазах. Теперь они не казались ни голубыми, ни зеленоватыми. На Робин смотрела такая отчаянно глубокая синева, что она почувствовала себя стоящей на краю самой бездонной в мире пропасти, а шум собственной крови в ушах слышался как оглушительный морской прибой. Она едва расслышала слова Джека и рассмеялась, когда поняла, что он сравнил ее с лакомством.

- Ты еще не все попробовал.

Только когда он взял ее за руку, спрятав ее маленькую ладошку в своей широкой ладони, и повел за собой, Робин вспомнила, что они стоят в фонтане. Воспоминание о том, как они вообще тут оказались, догнало ее позже. Ей казалось, что с тех прошла не одна жизнь, а не всего несколько минут. И никакого маховика времени не надо. Джек и один единственный его поцелуй заставили ее пережить целое космическое путешествие за какие-то считанные мгновения. Что же будет дальше?..

Едва они выбрались из фонтана и ступили своими мокрыми босыми ногами на разогретый за день асфальт, как Робин взяла управление на себя. Сизарс Пэлас, где она остановилась, был совсем рядом, поэтому идти было недалеко, но даже эта короткая прогулка оказалась преисполнена щекотными, как пузырьки выпитого ими шампанского, эмоциями. Робин не переставала оглядываться на Джека, словно желая убедиться, что он никуда не исчез и все так же следует за ней. В этом не было нужды, ведь она держала его за руку, но она уже не могла отказать себе в удовольствии полюбоваться на мужчину в мокрых почти по колено джинсах и с обувью в руках. В этом она была не одинока. На них с Джеком оглядывались, видимо, недоумевая, почему они босиком, да еще и мокрые.

В фойе отеля их встретили все те же недоуменные взгляды, но никто даже не подумал их остановить, когда они уверенно двинулись в сторону лифтов. Затянув Джека в первый же, пришедший, Робин нажала на кнопку шестого этажа. Не успела она озвучить вслух, что совершенно не против застрять с Джеком в лифте прямо сейчас, как меж закрывающихся створок проскочил какой-то мужчина. Пришлось в срочном порядке цеплять на свое лицо равнодушное выражение, которое, впрочем, не помешало девушке прижаться к стоящему рядом Джеку всем телом, чтобы дать ему почувствовать все ее волнующие выпуклости и изгибы. Когда лифт, наконец, остановился на шестом этаже, они буквально вывалились из него. Номер Робин был совсем рядом, поэтому уже спустя несколько секунд они скрылись от посторонних взглядов за закрытой дверью, а необходимость сдерживаться отпала сама собой.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:29:24)

+1

27

С той легкостью и тем послушание, с каким Джек шел за Робин, она могла бы увести его куда угодно, хоть в Мексику. Все это оставалось на ее усмотрение и желание. География потеряла всякую важность.
Правда Уитон желал бы поскорее оказаться в четырех стенах. В некотором смысле в мире сейчас не существовало никого, кроме него самой и красивой девушки на свете, но все-таки люди вокруг время от времени напоминали о том, что существуют. Вегас – это город, в котором пустые улицы попросту не существуют. Здесь вокруг всегда кто-то есть, здесь вокруг всегда кто-то смотрит.
Последнее было вдвойне актуально с учетом того, что двое позволили себе ходить по городу босиком, что только привлекало лишнее внимание. Но Джека это не смущало. Он не терялся под осуждающими взглядами, да и в целом игнорировал из. Просто шел и все.
Что там была за гостиница, где поселилась Робин, Уитон и не понял. Как ни старался выделиться каждый отель, все равно что-то общее сквозило во всех них. Джек осмыслил только то, что это не та гостиница, в которой он сам поселился. Вроде бы фойе было элегантным и стильным, но вся эта элегантность и весь этот стиль прошли мимо Джека. Утром разберется, где он, и куда идти.
Он очнулся, когда уже был в лифте. Причем не только с Робин, но и каким-то мужчиной.
– Добрый вечер, – невозмутимо сказал Джек и улыбнулся. Робин он прижал к себе рукой поближе.
Мужчина ничего не ответил. Только посмотрел вниз на голые пальцы и ступни тех, с кем отправлялся в быструю вертикальную поездку. Уитон сделал вид, что нет ничего нормальнее такого зрелища и того, что мокрые штанины так и норовили прилипнуть к его ногам.
С той уверенностью и тем вдохновением, какие Джек поймал за этот вечер, он в таком виде мог бы и презентацию нового проекта провести. И, возможно, после этого заполучить парочку крупных клиентов.
– Всего доброго, – по-прежнему непринужденно попрощался Уитон, выходя из лифта. Он бы немедленно прыснул от смеха после того, как двери чуда техники закрылись, если бы не обстоятельства. А при подобных обстоятельствах Джек вспыхнул не юмором, а страстью.
До двери номера Робин он шел уже как в тумане. Там, за этой последней чертой, начиналось Зазеркалье, и Уитону не терпелось в нем оказаться. Он крепко сжимал руку девушки до тех пор, пока вторая ее рука не открыла дверь.

Первым делом, оказавшись в номере, Уитон избавился от обуви, которую все это время нес в руке. Ботинки и туфли упали на пол и заняли самые разные положения, но об аккуратности речь и не думала идти.
Джек бросил быстрый взгляд на раскиданную обувь, поднес ладонь к подбородку и задумчиво почесал его.
– По тому, как падают на пол туфли и ботинки, можно угадывать будущее, – с самым серьезным видом заявил он и еще раз посмотрел вниз. – И сейчас обувь говорит, что... Что от одежды тоже стоит избавиться. Иначе... Быть беде.
Кто он такой, чтобы спорить с советами кожаных изделий, созданных для комфорта и украшения ног?
Не раздумывая более ни секунды, Джек прижал Робин к ближайшей стене. Скромничать он больше не собирался. Беглый осмотр пальцами платья девушки никаких результатов не дал. Джек хищно усмехнулся и принялся медленно стаскивать платье вниз. Способ простой и бесхитростный, но зато потрясающе действенный.
Будь у Уитона хоть немного больше мозгов или терпения, он бы начал издалека. Но терпения у него не осталось. Джек намеревался увидеть платье Робин на полу, а потом поднять девушки и отнести ее в сторону кровати. Впрочем, с "увидеть" все тоже обстояло не так просто. Все, что, по сути, видел Джек, это волосы девушки и кусок стены. И его это устраивало.
Только это созерцание длилось до тех пор, пока, не сумев отказать себе в удовольствии, Уитон не наклонил голову, чтобы еще раз обжечься о горячие губы девушки.
Мозги отключились окончательно, а руки продолжали медленно, но уверенно разбираться с платьем.

+1

28

Едва за ними захлопнулась дверь номера, Робин щелкнула выключателем. Свет озарил не самый роскошный, но вполне себе уютный и современный номер, обжиться в котором она толком не успела, зато успела создать свойственный всем женским будуарам беспорядок, так и кричащий о том, что девушка, поселившаяся здесь, наводила марафет не так просто, а перед выходом в свет. Одежда, косметика, белье и прочие милые девчачьи мелочи были равномерно и с приятной художественной легкомысленностью рассредоточено почти по всем горизонтальными плоскостям, создавая не столько бардак, сколько некий уют даже. Извиниться за этот беспорядок, как того требовало воспитание, Робин не успела. Джек не только добавил к уже имеющемуся свои пять центов, когда бросил обувь прямо на входе, но и умудрился придать этому обстоятельству свой сакральный смысл. Робин оценила.

- И что они тебе говорят? - она прикусила губу в попытке сдержать смех, так и рвущийся наружу после босоногой прогулки и до невозможности красноречивых взглядов, которые их сопровождали, и оглянулась на мужчину, попутно снимая с себя и откладывая на столик у входа свою крохотную сумочку-клатч на цепочке и массивное колье, которое с таким тщанием подбирала к платью. Ей хотелось выглядеть по высшему разряду этим вечером, но Робин не имела никакого понятия, зачем. Теперь она, по крайней мере, знала, что все это было не зря.

Ответ Джека, как и наглядная демонстрация его намерений, ни на йоту не расходились с ее собственными соображениями, поэтому Робин лишь ахнула, когда он прижал ее к стене и принялся ощупывать ее платье в поисках хоть чего-то похожего на застежку. Впрочем, ощупывал Джек не столько платье, сколько то, на что оно было надето, поэтому помогать ему Робин совсем не спешила. Ей нравилось, как жадно и нагло мужские руки трогали ее тело и сминали упругую плоть, почти причиняя боль. Такую сладкую боль… Тихий стон, вырвавшийся в какой-то момент из ее груди, затерялся в растрепанных волосах Джека, в которые Робин зарывалась лицом снова и снова и жадно втягивала в себя его запах. Этот сумасшедший аромат заснеженных горных вершин, которым накачиваешь свои легкие до тех пор, пока не затрещат ребра, а голова не закружится от переизбытка кислорода. Робин уже едва соображала, когда почувствовала, что Джек забил на цивилизованный способ ее раздеть и решил просто стащить с нее несговорчивое платье. Сейчас она не возражала бы, даже вздумай он просто содрать его с нее, разорвав дорогую ткань в клочья. Собственно, в какой-то момент что-то в конструкции платья и правда затрещало, но Робин было уже все равно.

Джек поймал очередной ее стон губами и заставил его проглотить, а Робин снова утратила всякое ощущение пространства и времени. Но она чувствовала какую-то неправильность, несправедливость даже, которая стала ей понятна спустя, кажется, тысячи лет, когда Джек оторвался от ее губ, и она смогла вдохнуть полной грудью. Платье, стянутое до самых ее бедер, соскользнуло на пол бесформенной кучкой, оставив Робин почти обнаженной. На ней остались лишь микроскопические кружевные трусики, почти ничего не скрывающие. Однако, неправильность и несправедливость была совсем не в этом.

- Почему… ты… все еще одет, - прохрипела Робин, с трудом переводя дыхание. Ответ не требовался, потому что вопроса не было. Это было недоумение, негодование, неприятие… все, что угодно, но только не вопрос, поэтому ждать ответа не было совершенно никакого смысла. Робин вцепилась в кофту Джека и требовательно потянула вверх, стягивая с него мягкую, нагретую телом ткань почти рывком. Ей не терпелось почувствовать касание его кожи, поэтому она почти сразу же прильнула к его обнажившемуся торсу и застонала от этого простого, казалось бы, контакта. По ее коже пробежали уже не банальные мурашки, а самые настоящие искры. Любопытные пальцы заскользили по мускулистому мужскому телу, исследуя каждую выпуклость и впадинку с энтузиазмом слепого скульптура, и, надо сказать, будь Робин скульптором, она бы точно словила отдельный эстетический оргазм от того, что успела прочувствовать одними только пальцами.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:29:59)

+1

29

Девушки умеют подбрасывать оглушительные сюрпризы. В жизни Джека происходили ситуации, когда ему казалось, что все под контролем и движется к победному фееричному финалу, а потом вдруг в голове представительницы прекрасного пола что-то переключалось, и все остальные части тела девушки переходили к сопротивлению.
Уитон получал пощечины, как хлесткие, так и неопытные, страдал от ударов в живот или ниже, сталкивался с попытками быть оттолкнутым назад. Попытками они были потому, что Джека не так-то просто было сдвинуть с места. Когда речь шла о чем-то приятном, Уитон умел стоять на месте так крепко, будто его к полу приклеили клеем инопланетного высочайшего качества.
И порой все эти воспоминания о сорванном удовольствии стройным рядочком проходили перед глазами того, кто прошлым практически и не жил. Настоящее, реже будущее – они стояли в приоритете Уитона. К счастью, непредвиденные вспышки прошедшего опыта Джек гасил быстро. Пожарный внутри него улавливал сигнал тревоги и срочно выдвигался на место событий, делал свое дело и с чувством выполненного долга шел обратно. До следующего раза.

Платье на Робин сдавалось под грозным натиском. Даже на том месте, где тело девушки демонстрировало приятнейшие формы, Джеку удавалось справляться со сложностями. Да он и сложностями бы их не назвал. Волшебные хлопоты. Такое название подходило куда больше.
Когда платье окончательно капитулировало и упало на пол, Джек уже точно знал, что война с непростыми механизмами женского нижнего белья ему сегодня не угрожает. Сверху под платьем сразу же пряталась красивая, аккуратная и до невозможности аппетитная грудь. Уитон набросился бы на нее сразу же, но сначала он все же решил добраться до кровати. Иначе все-таки спугнет.
А Робин перешла к ответному удару. Джек поднял руки, чтобы его кофта полетела вслед за платьем девушки. От других мужчин, которые работали над своим торсом, Уитона отличало то, что он никогда не занимался самолюбованием даже тогда, когда достигал результатов.
Ему больше нравилось наслаждаться телом девушки. Он щекотал свои мысли предвкушением того, как избавит Робин от и от трусиков тоже, но и это он собирался сделать не здесь, не у входной двери. Робин достойна большего.
– Нам придется поработать над этим, – прошептал Джек в ответ то ли на вопрос, то ли на констатацию того факта, что он все еще одет.
Уитон положил руки на бедра девушки, провел руками вверх, прочувствовав рельеф тела, задержался на груди, не смог отказать себе в удовольствии лишний раз оценить ее. А потом он поднял руки Робин себе на плечи.
– И мы снова отправляемся в путь.
Уже не в первый раз за этот вечер Джек подхватил Робин на руки. Только в этот раз ножки девушки обхватили его в районе талии. Это было в новинку, но такие новинки только раззадоривали. Робин была как пушинка. Сексуальная неотразимая пушинка.
Джек сел на кровать, а Робин оказалась сверху. Джинсы Уитона в которой раз напомнили о том, что некоторые части тела, спрятанные под тканью, очень хотят вырваться на свободу. Джек уже и сам был не рад, что не снял их. Только тело Робин отвлекало его от идеи ускорить процесс.
Начавшееся путешествие губами началось с шеи Робин. Джек утонул в ее волосах, покрыл поцелуями всю правую сторону от головы Робин до ее плеч. Вновь увидев то, что долго пряталось под платьем, Джек зарычал.
Он целовал и покусывал кожу Робин, а его пальцы крепко сжимали ее ягодицы. Он чувствовал себя большим и сильным. А Робин казалась ему маленькой и хрупкой. Только парадигма их отношений предлагала Уитону не только защищать девушку. Список того, что он хотел бы с ней сделать, был значительно шире.

+1

30

Похоже, желание ощупать вверенное тело от и до передалось и Джеку. Робин потянулась, изогнулась как кошка, когда его обжигающе горячие ладони заскользили по ее телу снизу вверх, как будто вылепливая ее точеную фигурку, которую она может и ругала время от времени, когда прибавляла пару лишних фунтов, но в тайне всегда гордилась. Джек точно знал, что делал. Робин в этом не сомневалась. Она плавилась под его прикосновениями, таяла как карамель, но только когда его ладони накрыли ее отяжелевшую от возбуждения грудь, словно примериваясь к ней, взвесили упругую мякоть и согрели заострившиеся от контраста температур соски, она не смогла сдержать стона. Робин вдруг подумалось, что мужские ладони - единственная «одежда», которую почти любая женщина готова носить, не снимая, и эта мысль ей понравилась.

Послушно подняв руки, девушка огладила широкие плечи мужчины и обняла его за шею, зарывшись пальцами в волосы на загривке. Она была готова ко всему, однако, все равно пискнула от неожиданности, когда Джек подхватил ее под ягодицы и взвесил на руках, будто она совершенно ничего не весила. Одно это приводило Робин в восторг на каком-то примитивном уровне, когда в самой глубине ее женской души срабатывал первобытный инстинкт, заставляющий отдавать предпочтение и отдаваться самому сильному, дерзкому и надежному. Какие уж тут цветы и стихи под луной. Она хотела мужчину, настоящего мужчину, способного не только защитить, но и взять то, чего хотел, без лишних уговоров, и он был прямо здесь и сейчас в полном ее распоряжении.

Момент, когда они, наконец-то, добрались до кровати, Робин благополучно пропустила, слишком поглощенная губами Джека и его наглым языком, с которым так и подмывало вступить в ожесточенную схватку. Однако, стоило Робин почувствовать, что они сменили дислокацию, как она прервала поцелуй. Джек тут же переключился на ее шею и грудь, и все мысли, которые все еще пытались оформиться в ее голове, куда-то улетучились. Она могла только стонать и коротко всхлипывать, когда Джек особо усердствовал, покусывая чувствительную плоть, но при этом не переставала прижимать его голову к своей груди, поощряя все его действия. Его ладони сминали ее ягодицы, неосознанно то приподнимая сидящую на его бедрах девушку, то снова опуская и прижимая к себе еще плотнее. Лишь имитация того, к чему все шло. Прелюдия. Но как же это возбуждало… В конце концов, Робин просто не выдержала.

Издав очередной стон, она обняла ладонями лицо Джека и заставила поднять голову. Его глаза смотрели пьяно и казались такими темными, что на мгновение Робин показалось, что она падает в бездну. Падение прекратилось, как только она накрыла его рот своим, но этот поцелуй, жадный и требовательный, продлился недолго. Нехотя оторвавшись от его губ, Робин с силой толкнула Джека обеими руками в плечи и опрокинула на покрывало. Несколько мучительно долгих секунд она смотрела на него сверху вниз, разглядывая, ловя перемены в выражении его лица и глаз, да и просто любуясь. Он был красив. Не смазлив, а именно красив. И в любой другой раз Робин крепко задумалась бы, прежде чем тащить такого мужчину к себе в постель. Правда, сейчас речь шла об одной единственной ночи, после которой они разойдутся в разные стороны, поэтому она решила просто отпустить тормоза. Ради этого она и приехала в Вегас, разве нет?

Робин чувствовала возбуждение Джека, ощущала жар его напряженной плоти даже через плотную ткань джинсов, но уже не могла отказать себе в удовольствии немного помучить его, оглаживая обнаженное тело ладонями и ерзая верхом на его ширинке. Она взялась за ремень Джека, не сводя с его подвижного лица внимательного взгляда, и неторопливо и обстоятельно принялась расстегивать сначала пряжку, а потом и сами джинсы. Запустив ладонь в расстегнутую ширинку, Робин проникла под резинку белья и обняла пальцами гудящую от прилившей крови напряженную мужскую плоть. Внизу живота сладко заныло и завернулось в тугой узел, когда она в полной мере оценила комплектацию и готовность Джека. Она чувствовала каждую его венку, ощущала, как он наливается под ее рукой еще больше.

- Джек… кажется, я сорвала джекпот, - сильно осипшим от возбуждения голосом заметила девушка, нервно облизнув пересохшие губы. Получившийся каламбур, хоть и был довольно забавен, бурного веселья не вызвал. Сейчас балом правило совсем другое чувство.
[nick]Robin Devereaux[/nick][status]upgrade this - upgrade that[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/52520.png[/icon][sign]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/89566.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=1377">Робин Дэверо, 22 года</a></div>начинающий геймдизайнер в поисках приключений</div>[/lz]

Отредактировано Robin Devereaux (8 Июн 2021 18:30:31)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » It's Vegas, baby!