LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Если не избавляться от прошлого, здесь не хватит места для будущего


Если не избавляться от прошлого, здесь не хватит места для будущего

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Если не избавляться от прошлого, здесь не хватит места для будущего
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/ygns4mf.gif https://i.imgur.com/TF2ZsHW.gif

Reginald Brawley &  Henry Harrow!
26 апреля 2021; Кабинет главврача Харли Стрит Клиник

Незадолго до того, как выйти на старое-новое место работы, Генри все же приходит к выводу, что ему нужна психологическая помощь. Хотя и не совсем понимал, как со стороны это все будет выглядеть. Причина тому уж больно щекотливая. С просьбой все же познакомить его с врачом он приходит к мистеру Броули.

0

2

В свете последних событий, Генри всерьез задумался над тем, чтобы реально начать ходить на прием к психологу. Прошел год с момента, когда Хэрроу узнал о том, что его дочь изнасиловали, а потом он же и убил того самого насильника. Не специально. Но так уж получилось, оба этих злосчастных события сыграли с ним злую шутку. Генри никогда не был хладнокровным, ему не свойственна излишняя жестокость, склонность к насилию, и ему сложно смириться с тем, что он сделал. Да, убил он того, кто обрек на пожизненные страдания его любимую дочь, сломал ей жизнь. Однако  это не отменяет внутренних, душевных терзаний, которые преследовали Генри весь год. Разрушали все то хорошее, что было в нем. Самое противное, он ощущал в себе эти изменения.

Визит мистера Броули в тот день стал отправной точкой к тому, чтобы изменить что-то в своей жизни. На этот раз к лучшему. Предложение вернуться в родные пенаты, в клинику, где работал десять лет назад, пробудило в нем тот импульс, который позволил ему выпустить свою печаль наружу. Боязнь оскорбить дорогого человека, одним из которых, Хэрроу не представляет своей жизни… Конечно, этот страх присутствует и в отношении Евы, брата, но пока они не ставили Генри в такое положение, что могло толкнуть на этот шаг.  Ну, и конечно, шанс, за который Хэрроу вцепился обеими руками.
Генри до сих пор не знал, хорошо это или плохо, он редко позволял кому-то видеть его, хотя бы расстроенным. И все прекрасно знали, что Хэрроу не тот человек, который запросто расскажет о своих переживаниях. Отмахнется и съедет с темы. Не говоря уже о том, чтобы расплакаться, как маленький мальчик. Но в тот момент через слезы вышла и часть горечи, накопившейся за столько времени. Мизерная часть. По всей видимости, именно в тот момент она достигла своего пика. И подкатывала снова к горлу.

Так уж вышло, что каждый раз, в самые тяжелые моменты с ним оказывался мистер Броули. Он, как и дочь, знает о Генри больше других. Десять лет назад, после развода, в момент ухода из клиники. Весной, после убийства, хоть и в этот раз обошлось без собственных объяснений. Почти месяц в тот злополучный период Хэрроу был предоставлен сам себе, все переживания, терзания оставались с ним, и не с кем было ими поделиться. Непонятно, насколько эти изменения стали заметны окружающим. Слишком явно проявились только в последние три месяца. Он мог бы позвонить брату, поговорить, но Дэн всегда излишне идеализирует старшего Хэрроу. Это уже стало почти навязчивой идеей, чтобы не упасть в глазах Дэниэла. Поэтому тогда и остался один-на-один.

Генри долго собирался с мыслями о том, чтобы набрать номер мистера Броули, попросить встречи с ним. Как и признать тот факт, что ему действительно нужна квалифицированная помощь было нелегко. Вернее решился Генри уже давно, буквально через три дня он поговорил с дочкой, объяснил ей ситуацию... Посчитал, что девочка должна знать об этом.
Но произнести это решение вслух, даже самому себе, оказалось непросто. Хэрроу решает оттянуть момент до полноценного возвращения в клинику, он уволился с прежнего места чуть раньше, чтобы начать подготовку. Тем не менее, продолжал помогать с решением главной проблемы, узнавать, как идут дела. Кажется, основная волна стихла, и на какое-то время можно выдохнуть.

За пару дней до предполагаемого визита, Хэрроу позвонил все же мистеру Броули, согласовал время. Ну и намекнул суть темы, которую хотел обсудить. Хотел, чтобы голос звучал более уверенно... Получилось так, как будто Генри собирается сообщить о втором убийстве. Аж передернуло.
Он приехал в клинику в назначенное время, сразу же направившись к кабинету главврача. Постучав и получив разрешение войти, Генри повернул ручку и вошел.

— Здравствуйте, мистер Броули, — слабо улыбнувшись проговорил Хэрроу, — Спасибо, что согласились встретиться, я… В общем, я принял решение, — озадаченно произнес он следом.

— Но сначала хотелось бы поговорить и задать несколько уточняющих вопросов, если позволите. Помнится мне, вы обещали узнать относительно юридических моментов, — пожалуй, они больше всего и волновали. Генри взволнованно посмотрел на мистера Броули.

+3

3

Мистер Хэрроу предупредил о визите весьма заранее и так же весьма туманно уточнил его цель. Изначально мистер Броули списал это на тайну, что повязала их, но у него были в распоряжении два дня, чтобы дополнить количество версий. В числе прочих, сочтенных весьма и весьма вероятными, была та, где он приходит и выражает свои сожаления, а после отказывается от должности. Это ставило в некоторый тупик, из которого мистер Броули себя вытаскивал за холку аргументом о том, что это только его домысел и стоит подождать, собственно, визита. В общем, было несколько нервно накануне. Не то, чтобы у него не было дел, куда применить склонный к излишним мыслительным пируэтам мозг, но на терзания всегда находилась минутка, они были привычны, комфорты и сложно уловимы за счет выработанного с годами автоматизма и фатализма.
Ближе к назначенному времени мистер Броули занялся рутинным подписыванием кипы документов, что ему заботливо сгрузили на стол. Устав выводить сложную и многосоставную подпись, он подумывал сменить оную, для упрощения себе жизни, и за этими мыслями его и застал стук в дверь. Личного секретаря и помощника мистер Броули не держал, предпочитая перераспределить бюджет на дополнительную единицу младшего медицинского персонала, и вполне справляясь собственными силами, изредка прибегая к помощи миссис Тоут, что была ассистентом исполнительного директора. И то к помощи технического плана, например она с великим терпением учила его пользоваться новым компьютером.
- Генри, рад вас видеть, проходите, - поприветствовал мистер Броули, вставая с кресла и выходя из-за стола. В такого рода разговорах он предпочитал сидеть рядом с посетителем, тем более расположенные у стола стулья позволяли это делать. А через стол он обычно держал рабочую дистанцию. - Какого рода решение, прошу простить?
Внутренний голос зашелся шипящим "я же говорил", сочтя сие мутное вступление подтверждением своей правоты. Но потом было дополнение про юридические моменты и мистер Броули, признаться, не сразу понял о чем речь. Он выжидающе посмотрел на Генри и только спустя пять секунд понял, в чем дело.
- Оу... Да, конечно. Садитесь пожалуйста, - он предложил один из стульев, присаживаясь на соседний. - Собственно говоря, по итогам своих консультаций могу заявить, что в заблуждение вас я не вводил и все обстоит ровным счетом, как я сообщал ранее. Действительно, врачебная тайна достаточно обширна и в этом случае она, несомненно, применима. Нужно лишь, чтобы специалист был дипломированным врачом с корректно оформленной практикой, а не занимался всякого рода консультированием аэм... духовно-просветительского плана. Как ваши дела, Генри? [icon]https://i.imgur.com/cykIjCQ.gif[/icon]

Отредактировано Reginald Brawley (24 Мар 2021 22:38:02)

+2

4

Проработав столько времени в медэкспертизе, Генри приходилось сталкиваться с убийствами совершенно разного рода. И столкнувшись с этим лично, он с ужасом представлял то, что творится в головах у тех, кто совершил убийство умышленно. Как вообще люди с этим живут. После того, что сделал сам, чаще стал напрашиваться на допросы, просто послушать, стоя по ту сторону зеркала, чем оправдывают свои деяние преступники. Хэрроу ловил себя на мысли, что не может найти оправдание случайному убийству, не говоря уже о том, чтобы сделать это умышленно… Нет, конечно, оправдание и мотивы у Генри были, но они не могли в полной мере перекрыть то, что он совершил. Наверное, даже слова мистера Броули не до конца убедили в том, что Генри все сделал правильно… Каждый день он смотрел на дочь и вспоминал, одолевали противоречивые чувства. Этот человек продолжил бы издеваться над его ребенком, от этой мысли немного отпускало.

Генри смутился от мысли, что не совсем корректно и понятно выразился по телефону, мистер Броули его не понял. Он присел на предложенный стул. Похоже, что еще долго Хэрроу будет бояться признать самому себе, что ему нужна помощь. Не говоря уже о том, чтобы рассказать сию новость кому-то еще. Остается только надеяться, что потом, когда-нибудь ему станет легче и проще. Но это случится, ой, как не скоро…
Хэрроу молча дослушал мистера Броули… Что ж, это многое меняет. И в то же время, присутствовала необходимость просто довериться. Хуже точно не станет. Черт возьми, почему его волнуют эти юридические моменты? А не собственное состояние, которое похоже на туман. В нем Генри наблюдают близкие, практически в открытую намекая на необходимость психологической помощи. Если есть шанс выползти из тумана, то нужно попробовать.

— Хорошо. Это хорошо, — кивнул Генри, — Дела нормально. Относительно. Наверное, больше переживал за то, как мои близкие воспримут смену деятельности. Но, кажется, все более менее, нормально, даже здорово, — отозвался Генри с улыбкой. Он не лукавил, но для Хэрроу это действительно было важно. Мнение его родных людей. В прошлом допустил слишком много ошибок, которые нужно не совершить в настоящем.

— Но я понимаю, что не готов пока им сообщать о том, что преступлю к лечению. Не хочу, чтобы кто-то, кроме вас это знал. Ну, единственное, рассказал только дочери, что собираюсь, — Генри ощущал небольшую не большую дрожь в руках, пока проговаривал. Он не хотел надолго задерживать мистера Броули, но так уж получалось, что быстрее слова не складывались в членораздельные предложения.

— Мистер Броули, я прошу прощения, что вновь втягиваю вас, но, честно признаться, обратиться со всем этим мне не к кому, пока что… Помогите, пожалуйста… начать. Познакомить меня с врачом, и намекнуть ему о сути проблемы... — он понимал, что звучит его просьба как-то странно, но в то же время, ему нужна была эта помощь. Дать старт, очередной пинок, а Генри уже продолжит сам, по инерции. Генри поднял взгляд на мистера Броули, как будто просил его о чем-то невозможном. Или просил слишком многого.

+2

5

Мистер Броули покивал, улыбнувшись на новость о том, что близкие Генри поддержали его карьерный кульбит. На текущий момент это чрезвычайно важно, ибо в остальном мистер Хэрроу, по всей видимости, поставил себя наперекор близким людям. Точнее будет сказать, выбрал тактику "справлюсь сам". Сокрытие чего-либо, особенно такого травматичного, вероятно мистеру Хэрроу удавалось тяжело и с попеременным успехом, поэтому его близкие волновались. К такой мысли мистер Броули пришел в ходе недавнего визита мисс Морган. Она выглядела весьма обеспокоенной. Он, конечно, постарался её успокоить, но общие фразы влияние имели малое. Реджинальд все же полагал, что давление и напор в таком тонко устроенном деле будет излишним, даже вредным. И вот Генри решился принять помощь и даже поделился этой новостью с дочерью. Мистер Броули надеялся, что пример отца сподвигнет девочку задуматься над тем, чтобы не держать все печали в себе, что принять помощь возможно, безопасно, что это работает. Надеялся, что сработает, ибо первый шаг сделан.
- О, превосходно, - улыбнулся мистер Броули. - Вы решились. И вы сказали своей девочке. Генри, это прекрасно.
О, он был рад, по-настоящему рад. Начать сложнее всего, потому как решиться на усилие воли в таком состоянии бывает крайне нелегко. Однако стоило поспособствовать, ибо Генри пришел к нему с этим. Нужно сделать все тактично и... вероятно обратиться к мистеру Томасу. Мистер Броули недавно встречал его и они разговорились. Реджинальд аккуратно выяснил, ведет ли Эл частную практику, уклончиво ответил на пару конкретных вопросов и в общем-то понял, что мистеру Томасу нужно больше, хотя он и выразил мягкую заинтересованность. Если он не возьмется сам, то сможет подсказать контакты коллег, его выбору мистер Броули бы доверился.
- Конечно, вы всегда можете ко мне обратиться, а я буду раз помочь, - с готовностью заявил Реджинальд, поднимаясь со стула и возвращась за стол. - Я уже говорил о мистере Томасе, помнится... Прекрасный специалист и весьма занимательный джентельмен, хотя к его чувству юмора и необходимо несколько привыкнуть. Давайте я вас представлю? Он посоветует как быть дальше.
Реджинальд надел очки, высмотрел по справочнику номер и набрал.
- Мистер Томас, добрый день. У вас есть возможность выделить время для визита не совсем рабочего плана? Да, хотелось в ближайшее время. Превосходно. Да, я зайду к вам. Благодарю, - мистер Броули положил трубку и похлопал себя по карманам, затем взял со стола зажигалку и обратился к Генри: - Как вы отнесетесь к тому, чтобы сейчас прогуляться на пятый этаж? [icon]https://i.imgur.com/cykIjCQ.gif[/icon]

Отредактировано Reginald Brawley (24 Мар 2021 22:37:52)

+2

6

Может поведение Генри и напоминает, своего рода, ребячество, но он привык так жить. Сокрытие подобных вещей, как посещение психиатра, это нежелание демонстрировать свои слабости напоказ. Никто не должен их увидеть, узнать, такой уж образ самого себя сложился в голове у Генри.
Хотя кто-то скажет, наоборот, такое решение – человека сильного, готового что-то менять в своей жизни к лучшему. Да, это правда, и умом Хэрроу понимал, что неправильно было бы скрывать от близких. Они имею право знать, они за него беспокоятся, он знал… Такая новость могла бы успокоить их. Тем не менее, Генри колебался и не готов был начинать прямо сейчас… Возможно, позже, когда почувствует необходимость. Хэрроу уверен, она возникнет, но подталкивать самого себя не хотел. Ему пока достаточно того, что будет в курсе Джо, мистер Броули. Это уже немало. Даже много, целая толпа народа…  Прошло не так много времени после разговора с Евой, которой пришлось все же поведать часть правды о себе. До сих пор стоит перед глазами тот день, сомнения, они никуда не ушли.

И вот, Генри сам просит познакомить его с врачом, представить, но где-то внутри нарастает паника, которую Хэрроу пытается подавить. Снаружи это выглядит не более, чем испуганный взгляд, но Генри тряхнул головой, успокаиваясь. Чего его сейчас испугал, сам себе ответить не смог бы. Необычность ситуации? Слишком!
Он слабо кивнул, выдохнул, когда услышал согласие мистера Броули помогать ему. Если, конечно, Генри правильно расценил это согласие. Хэрроу не ограничится одним визитом и знакомством, за все время мистер Броули еще много всего наслушается, становится заранее неудобно. Знать бы только, как притормозить на повороте, если занесет. Хотя ранее у главврача отлично получалось это сделать за него…

— Хорошо, да, давайте, — правда, немного опешил, когда понял, что знакомиться надо прямо сейчас. Нет, ну тянуть дальше было некуда, конечно. Первое время Генри еще будет достаточно остро реагировать на все происходящее.
— А… прямо сейчас? — удивленно переспросил Генри. Невольно ощутил себя маленьким ребенком, который чувствует, что сам не справится, — Ладно. Вы же со мной пойдете? — глупый вопрос, он же сам сказал, что зайдет. Но на всякий случай, уточнил.

— И… Мистер Броули. Я заранее прошу прощения, если буду слишком навязчив и назойлив. Может… вы походите со мной какое-то время? Не на сами сеансы, а просто, прийти вместе со мной, потом встретить, — нервный смешок. Фраза смешная, но ситуация страшная. Генри постарался изобразить на лице подобие серьезности, посмотрев на главврача. Если откажется, Хэрроу не обидится. Но не попросить не мог, вдруг получится. Аж самого начало подбешивать это состояние беспомощности. Нужно как-то из него выбираться, иначе, это уже не тот Генри, которого он сам знал раньше.

+2

7

Мистер Броули заметил смятение в виде мистера Хэрроу после озвученного предложения не затягивая представить его мистеру Томасу. Однако Генри согласился. Чудно. Ибо затягивать чревато. Реджинальд надеялся, что первая встреча с мистером Томасом пройдет удачно и мистера Хэрроу не отпугнет некоторая эксцентричность психиатра. Она, конечно, прекрасно ложилась на личность Эла и была показателем особого рода внутренней свободы, но при первых встречах смотрелась странновато, мистеру Броули пришлось привыкать.
- Да, конечно, я вас представлю, - ответил мистер Броули, перевел звонки со стационарного телефона на мобильный и положил тот в карман. Следующая просьба показалась ему несколько странной. Что от него требовалось? Он не понял. Вряд ли водить Генри за ручку на прием. Реджинальд повел шеей, затем прочистил горло и осторожно отозвался: - Кхм... Давайте для начала я вас представлю?
Он повел Генри за собой. Вотчиной мистера Томаса было правое крыло пятого этажа. В Харли Стрит Клиник не было выделено отделения психиатрии, однако существовало отделение совмещенного функционала, скорее геронтологического профиля. Большинство клиентуры находилось в весьма почтенном возрасте с сопутствующими ему проблемами ментального свойства, мистер Томас на них профилировался. Плюс к этому, была весьма востребована психологическая помощь пациентам онкопрофиля, консультации по отдельным вопросам и особняком шла работа с персоналом. Под его руководством в клинике трудились всего лишь три штатные единицы. Этой небольшой командой они умудрялись делать почти половину научной деятельности, что клиника ежегодно демонстрировала на международных конференциях. Мистер Томас лично много времени посвящал науке, однако не преподавал, предпочитая ожесточенные дискурсы в печати, подчас не стесняясь крепких и несколько двусмысленных формулировок. В общении, к облегчению мистера Броули, такого провокативного за ним не водилось.
- Я интересовался у мистера Томаса, ведет ли он частную практику. Он ответил утвердительно, однако уточнил, что не за все случаи берется лично. В любом случае он сможет посоветовать кого-то, если сам не возьмется. Полагаю, что от вас понадобится дополнительная информация, если вы не захотите, чтобы я присутствовал - дайте знать, схожу за чаем, с утра так и не добрался.
Мистер Броули постучал в дверь кабинета и спустя пару мгновений зашел. Мистер Томас сидел за столом и что-то читал. Этот джентльмен был худощавого телосложения, к тому же весьма высок, носил длинные волосы (ближе к каре), бороду-эспаньолку. На вид мистер Томас был приветлив, с весьма располагающей улыбкой. Однако мистеру Броули показалось, что Эл несколько удивился тому, что за ним следовал мистер Хэрроу. Может он выразился не достаточно четко, перегнув в своем стремлении избегать любой конкретики? Ну что ж, время это исправить.
- Мистер Томас, еще раз добрый день. Некоторое время назад я интересовался у вас насчет частной практики и вот, хотел бы представить вам мистера Хэрроу. Этот джентльмен работает патологоанатомом в судебном центре медэкспертизы и в ближайшем времени планирует устроится к нам на должность заведующего травматологией. Мистер Хэрроу уже работал здесь, чуть больше десяти лет назад, сначала ординатором, потом хирургом. Может вы помните его? - Реджинальд обернулся к Генри. - Мистер Хэрроу, позвольте представить мистера Томаса, наш психиатр, хотя он предпочитает, чтобы его называли по более узкой специализации - геронтолог. Я правильно вас представил, Эл?
Пока мистер Броули говорил, мистер Томас встал из-за стола и плавненько переместился ближе к месту действия, с внимательной улыбкой рассматривая обоих посетителей.
- Да, вполне верно, мистер Броули, - отозвался он и протянул руку мистеру Хэрроу. - Очень приятно, Эл. Честно говоря, мистер Броули, я ожидал другого. Издержки профессии: что у уролога, что у психиатра, когда кто-то интересуется по поводу проблем "друга", мы не трактуем это настолько прямо.
- Это что же вы ожидали, в таком случае? - Реджинальд снисходительно вскинул бровь. Видимо его интерес расценили как весьма личный. Что ж, это было ошибочно, возвращаться к лечению он не намеревался.
- Позвольте не свидетельствовать против себя? - отшутился мистер Томас, затем повернулся к мистеру Хэрроу: - Чем могу помочь, мистер Хэрроу?
Реджинальд недовольно дернул уголком рта и посмотрел на Генри, будучи готовым покинуть джентльменов, если это понадобиться.
[icon]https://i.imgur.com/cykIjCQ.gif[/icon]

Отредактировано Reginald Brawley (24 Мар 2021 22:37:34)

+1

8

Иногда со своей тревожностью Генри перегибал палку, но пока ничего с собой поделать не мог. Начало нового витка в своей жизни, а именно лечение собственной головы и избавление от внутренних демонов. А главное, признать, что самому этого сделать не получится, нужна помощь, нужен специалист. Он бы мог временами приходить к мистеру Броули, может даже к Еве, выговариваться, но этого было мало. Боялся, что в конечном итоге просто оба сдадут его насильно в руки врачу. Генри может быть настолько невыносимым в этом вопросе, и получается оно как-то само. Так требует его подсознание, хотя преобладающий здравый смысл твердил совершенно другое.

Генри смутился от собственной просьбы, чувствуя, как вызывает неловкость и непонимание у главврача. Но вот только говорил Хэрроу вполне серьезно. Ну ладно, посмотрим, что получится из всей этой затее, постепенно, по шагу. Да, в этой все истории Генри ощущал себя маленьким ребенком, требующим к себе повышенного внимание. Скорее всего это связано с тем, что в детстве ему не хватило этого самого внимание от родителей. Неосознанно, но ищет эту самую поддержку теперь в мистере Броули, хоть и выглядит иногда это со стороны немного странно. Хэрроу не научен делиться своими печалями и проблемами с кем-то другим, он всегда их стеснялся и думал, что будет лучше, если о них никто не будет знать. Мистер Броули, наверное, первый, кому удалось достучаться до глупой головушки Генри и подтолкнуть его к ответственному решению. Ну и кое-какие сопутствующие катализаторы.

Он кивнул в знак согласия, что готов познакомиться именно сейчас. Действительно, к чему оттягивать неизбежное. Долгое ожидание мучит гораздо больше. Генри пошел вслед за мистером Броули. Прослушав краткую сводку о своем потенциальном враче, пришел к выводу, что лучше бы он сам взялся… Случай, конечно, неординарный, во всяком случае для Хэрроу. Он доверял выбору их обоих, но все равно… Так было бы спокойнее. Хоть и мистера Томаса он помнил смутно, нечасто приходилось общаться. Но все же припоминал.

— Наверное, лучше останьтесь, мистер Броули. Мне так будет… спокойнее, — добавил Генри, когда они подошли к кабинету. Волнение немного отступало, он вошел следом за главврачом. Хотелось бы быть приветливым, но пока получалось только быть вежливым.

— Добрый день, — Генри пожал ему руку, не особо вникая в суть беседы двух врачей, сосредотачиваясь на собственной проблеме. Вопрос был весьма ожидаемый, Хэрроу посмотрел на мистера Броули, затем снова на мистера Томаса.

«Снова в лоб говорить или окольными путями подвести к сути?»

— Пришел все же к выводу, что мне потребуется ваша помощь. Есть проблема, сложно судить пока, насколько большая, но… сам с ней я точно не справлюсь, — начал немного издалека Генри, понимая, что из самого себя сейчас придется вытаскивать слова клещами. Вот как бы там ни было, как бы не доверял, опасался болтнуть лишнего. Прийти и сказать… «Я убил человека», сама мысль казалась абсурдной. И при всех обстоятельствах, Хэрроу на свободе.

+1

9

Мистер Томас улыбнулся на слова Генри и покивал, видимо, ожидая какой-то конкретики в продолжение. Не дождавшись оной, он перевел взгляд на мистера Броули.
- О, я посвящен в некоторые подробности, поэтому мистер Хэрроу предпочел, чтобы сейчас я присутствовал - если для вас это приемлемо, мистер Томас, - с некоторой неловкостью отозвался мистер Броули, решив внести ясность и стремясь оправдаться за бестактность. По всем правилам ему следовало выйти после представления, но коль уж Генри так было спокойнее, он решил следовать его желаниям. Реджинальд отошел к окну, скрестил на груди руки и принялся наблюдать за тем, как во дворе пациента выгружали из скорой.
- Конечно, - откликнулся Эл, снова возвращая внимание мистеру Хэрроу. - Что ж, мистер Хэрроу, несомненно верное решение. Мне понадобится больше информации, поэтому давайте поступим так: я дам вам для заполнения пару опросников, для удобства можно сесть вон в то кресло. А пока ответьте, пожалуйста, как бы вы охарактеризовали свое настроение в последние две недели? Бывали ли у вас навязчивые тяжелые мысли или те, которые вы бы могли назвать "чуждыми" вам? И еще, в последние, скажем, два месяца, наблюдались ли у вас проблемы со сном, аппетитом, памятью, способностью к концентрации, появились или, может, неприятно усугубилась тяга к вредным привычкам?
Эл вернулся за стол и принялся копаться в ящиках, вытаскивая на свет хаотичные нагромождения бумаг. Мистер Броули осуждающе на это косился, ибо у него в работе была в почете тактика не царить над хаосом, а организовывать порядок. Отвлечься на это было необходимо, потому что он принялся сам для себя отвечать на вопросы Эла и это наводило его на не слишком приятные размышления. "Чуждые" мысли это те, в которых он уговаривал себя пойти и вздернуться на крюке люстры, видимо. Так, не о нем речь. Это все глупости. Беспорядок на столе мистера Томаса был неприятен, но психиатр и в остальных привычках не отличался особенной правильностью, взять хотя бы эти длинные волосы. Отчитать его что ли?
Однако мистер Томас как-то умудрился довольно споро найти и вытащить на свет пару нужных листков, тут же нивелировав это достижение в глазах мистера Броули тем, что запихнул ненужное обратно и захлопнул ящик так, что из него (о, боже) остался торчал уголок зажеванного листа. Это было почти мучительно, поэтому мистер Броули с усилием вернулся к созерцанию окна, за которым, увы, все развлечения уже окончились и машина скорой уехала.
- Как я понимаю, это ваш первый опыт обращения за психологической помощью? - уточнил мистер Томас, протягивая Генри опросник на трех листах и ручку к нему. - Ничего особенного, точно так же заводим карту - данные никуда не передаются, остаются в пределах клиники под надежным грифом медицинской тайны. Встречаемся обычно раз в неделю, или почаще - если состояние острое и требует перманентного наблюдения. Если проблема сильно влияет на ваше качество жизни, рассматриваем медикаментозные способы купирования и лечения. Если что-то непонятно в опросниках, пожалуйста, спрашивайте - поясню. Да и вообще, вопросы это круто.
- У вас... - не удержался мистер Броули, когда Эл вернулся к столу, и указал на ящик стола. - Бумаги зажевало.
- Там ничего важного, - отмахнулся психиатр, а затем внимательно посмотрел на главврача. - Но если вы хотите, я уберу.
- На столе должен быть порядок, Эл.

+1

10

Генри чувствовал себя неуютно в кабинете психолога, да и вообще в его присутствии. Для него все это чуждо, и сейчас есть искреннее желание все откатить назад. Хотя умом понимает, что обратная дорога сделает только хуже. Мистер Томас был, по всей видимости, не очень удовлетворен ответом Хэрроу, но Генри было трудно ответить именно то, что он хотел услышать. А именно истинную суть проблемы.
Присутствие мистера Броули рядом немного успокаивало, Генри то и дело, поглядывал в его сторону, пытаясь сосредоточиться на вопросах, заданных мистером Томасом. Они были простые, Хэрроу знал на них ответы. Может и действительно, что стоит начинать с чего-то простого и незамысловатого. Это поможет Генри успокоиться и прийти к тому, что нужно рассказать.
Он дослушал психиатра, взяв листы с опросниками, и присел в кресло. Пока писал в них свои ответы, слегка задумавшись над поставленными вопросами, и отвечая по порядку.

— Настроение… переменчивое, — задумчиво произнес Генри.
— И не только последние две недели. Пожалуй, уже больше трех месяцев замечаю за собой такое. Стал чаще задумываться… Чужеродное только то, что всегда раньше справлялся со всеми трудностями, сам. А здесь не получается, потому и требуется помощь, — это-то и бесило. Генри всегда был самостоятельным человеком. С самого детства, юности, когда начал жить в общежитие, поступил в университет. Потом нашел работу, и… даже после увольнения из клиники смог встать на ноги. Во многом помогал, поддерживал всех, кто ему дорог. О себе мало думал, но это его не тяготило. И вот, только через десять лет вся эта система дала сбой, рухнула. Когда он узнал об изнасиловании дочери, после убийства этого же самого насильника. Отпечаток в душе останется с ним навечно. Хэрроу лишь надеялся, что со временем он потускнеет. Станет не таким явным.

— Но проблем со сном нет, что странно… Хотя должен бы. Аппетит, как и обычно, — на самом деле Генри это тоже волновало. Что после всего сотворенного спит он все же нормально. Может потому, что не чувствует свою вину, и мозг действительно принял тот факт, что Хэрроу сделал все правильно. Как бы там ни было, убийство, это не правильно… Хоть и дало некую свободу и возможность выдохнуть. Ему и дочери. Первое время Генри допускал мысль о том, что, если бы не сделал это случайно, то совершил бы умышленно… Но Хэрроу быстро отмел эту мысль в сторону, когда более-менее пришел в себя.

— Да, это мое первое обращение. Не хотел вообще доводить, надеялся справиться сам. Но пообщавшись с близкими… — Генри перевел взгляд сначала на мистера Броули, потом опустил на свои руки.
— Понимаю, что надоело делать вид, что все хорошо, когда это не так. Убедить их в этом у меня уже не получается, — Хэрроу немного разговорился. Наверное, больше от волнения. Но все равно пока только общими фразами, оттормаживаясь на моменте, когда хочется сказать об основной сути.

— Приду столько сколько нужно, но, думаю, что без лекарств как-нибудь справлюсь. Лучше пусть переболит само… — он был все же против медикаментов, больше доверял самому себе, чем реакции на таблетки. Лучше перебеситься самому, как бы тяжело ни было. Генри закончил заполнять анкету и передал ее мистеру Томасу.

Отредактировано Henry Harrow (2 Апр 2021 19:23:37)

+1

11

Мистер Томас размашистым жестом открыл ящик, вытащил хаотичное нагромождение бумаг и принялся его обстукивать об стол, чтобы придать более правильную форму, которая залезет обратно без торчащих уголков, которые так раздражали мистера Броули. Но делал он это скорее второстепенно, сам же слушал ответы мистера Хэрроу, заинтересованно кивал и отзывался:
- Судя по всему вы крайне ответственный человек? - спросил мистер Томас, повернул пачку, откинул с глаз волосы, покивал: - Почему же странно? Наоборот, если со сном и аппетитом все в порядке, это здорово. Двумя проблемами меньше.
Мистер Томас улыбнулся, оглянулся на мистера Броули и улыбнулся еще раз, но уже менее натурально. Реджинальд спотыкнулся об эту метаморфозу и отвернулся. Его присутствие должно было как-то разряжать атмосферу, по мнению Генри, но он чувствовал, что происходит ровно наоборот. Поддерживать с Элом контакты в полурабочем плане было легко, но вот снова оказаться в этом кабинете не особенно приятно. Мистер Броули заметил насколько сильно он закрылся, сцепил руки, ему это показалось излишним, поэтому он попытался несколько расслабиться. Сейчас бы покурить. Вероятно скоро они закончат, поэтому он не откажет себе в удовольствии перекурить и выпить чашку чая.
- Значит наша цель сделать так, чтобы у вас действительно все стало хорошо, - заключил мистер Томас, засовывая пачку в ящик и захлопывая тот. Он обошел стол. - Я понял ваше отношение к лекарствам. Очень разумный подход. Благодарю.
Мистер Томас взял опросники и принялся водить по ним глазами, весьма бурно мимически выражая свое отношение к содержимому. В основном это были эмоции положительного спектра, хотя пару раз он нахмурился, раз расстроенно цыкнул и раз удивился. Затем он взял ручку и принялся что-то чиркать на листах, бубня под нос какой-то счет.
- Сколько вам полных лет? Около сорока, полагаю?
Эл отличался располагающей, но несколько странной манерой держать себя. По мнению сдержанного мистера Броули, слишком открытой, для него такое поведение отдавало ребячеством. Но по-человечески эта легкость несомненно привлекало. Мистер Томас рассказывал самые интересные истории, становился центром компании, когда то было необходимо. Но это все за пределами кабинета. Здесь же воспоминания об общении с мистером Томасом были с горьким привкусом. К тому же единожды выяснив на какую степень внушения и манипуляции тот способен, мистер Броули проявлял осмотрительность и все внешние забавности теперь не воспринимались им до конца правдивыми. Это нисколько не отменяло профессионализма Эла, хотя в случае с Реджинальдом что-то дало осечку.
- Что ж, давайте делать вам хорошо, - бодро заявил мистер Томас, откладывая опросник. - Вы предпочли бы мою кандидатуру в качестве консультирующего? Я так понял, что получил рекомендацию от мистера Броули, да? Приятно, черт возьми. Но, кажется упоминалось, что вы вскоре присоединитесь к нашему коллективу и будет понятно нежелание прорабатывать некоторые вопросы в пределах работы. У меня плотное расписание и, боюсь, придется назначать встречи прямо здесь - до или после работы. Если это не подходит, тогда с удовольствием дам рекомендации и контакты коллег. Есть прямо таки специалисты по расстройствам тревожного спектра.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Если не избавляться от прошлого, здесь не хватит места для будущего