Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Хороший человек извиняется за ошибки прошлого.


Хороший человек извиняется за ошибки прошлого.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Великий — исправляет их
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/3clh3ad.jpg https://i.imgur.com/bvnin5M.png

Генри и Джо Хэрроу
20 марта 2021.

После разговора с мистером Броули, Генри первой рассказывает обо всем дочери. А заодно и еще одну небольшую тайну.

+1

2

Последний разговор с мистером Броули три дня назад дался Генри нелегко. Все случилось так спонтанно, что он до сих пор он приходил в себя после этой беседы. Но, как ни странно, чувствовал себя значительно лучше. Может все дело в том, что смог наконец-то выговориться, хотя бы часть своих бед. Да еще и подкрепилось предложением о возвращении в клинику. Если бы не оно, Генри бы не стал этого делать… Мистер Броули не совсем тот человек, которого стоило бы посвящать в такие проблемы. У него самого их хватает. Но Генри побоялся его обидеть, оскорбить своим отказом, отшатнуть от себя... Более того, Хэрроу сам хотел принять это предложение. И опасался, что оно будет последним в его жизни. Уцепился за последний шанс, который оказался для него спасительным. Как будто, мистер Броули кинул ему спасательный круг. Снова.

Генри пока не торопился рассказывать Еве, брату, еще не знал, как подойти к этому разговору. Это такой радикальный шаг, на который непросто оказалось решиться. Они знают его прошлую историю, когда Генри много работал, из-за этого потерял семью. Он и сам с тревогой вспоминал то время. Однако сейчас, наученный горьким опытом, уже не допустит той же ошибки. Во всяком случае надеялся. Ну и теперь есть кому, если что, вовремя вставить мозги на место. А они у Генри сейчас очень нестабильны. Предложение мистера Броули пойти к специалисту Хэрроу воспринял нормально, понимал, что нужно бы… Сам он вряд ли справится с таким грузом на сердце. Но пугала правовая сторона вопроса, хоть его и убедили в том, что есть лазейка. Собственно, Генри впервые всерьез задумался об этом. Но точно знал, что будет скрывать эти походы… И не раньше, чем, когда сможет вернуться в клинику.

Первым делом Генри хотел поговорить с дочерью. Убедиться, что она правильно его поймет, поддержит, сможет ли вообще принять то, что отец возвращается к тому, из-за чего она стала жить с отчимом. Хэрроу до сих пор себе этого простить не может, что допустил того, что случилось. Винил себя, хоть и не произносил никогда вслух. Свои внутренние терзания старался держать при себе, чтобы Джо поменьше наблюдала его унылую физиономию.
Это было его слабым местом. Ему действительно важно ее мнение, а точнее убедить в том, что повторения истории не случиться. Генри и сам настроен решительно. Но, пожалуй, если он снова потеряет дочь, тут уже не спасет никакой психолог. После того, как Джо стала жить вместе с ним по соседству, Генри старался быть для нее заботливым и любящим отцом. Иногда, может, и слишком… Но надеялся, что дочь поймет его паранойю, которая преследовала по сей день. Старался себя оттормаживать, но получалось не всегда успешно. Когда-нибудь она потускнеет, но не отпустит окончательно. И не было ни дня, чтобы Хэрроу лишний раз не напомнил, как сильно он ее любит.

Дождавшись субботы, выходного дня, ближе к полудню он решил зайти к дочери, чтобы поговорить. Все-таки подобные новости лучше воспринимаются на свежую голову, а не после тяжелого рабочего, в ее случае учебного дня. Генри позвонил в дверь квартиры дочери.

Привет, родная, — Генри обнял Джо, когда она открыла, — Не сильно тебя отвлеку от важных дел? — с улыбкой поинтересовался он. Ну, мало ли, может гулять собиралась с подружками.
Если есть время, хотел бы поговорить с тобой, — на удивление, Хэрроу не выглядел взволнованным. Скорее наоборот, значительно посвежевшим за последние три дня. Может быть спать с хорошими новостями в голове лучше, чем с плохими

+1

3

Самостоятельная жизнь. Свобода.
Это все Джо так долго ждала. И когда получилось, ей начало казаться, что все, что было до этого момент - репетиция. репетиция настоящей жизни. Урок, как не нужно было поступать с тем, что тебе давалось лишь раз.
Мать звонила каждый день, донимала ее вопросами и предлагала вернуться, пока не поздно. Переходила на угрозы. И Хэрроу не могла понять, что этой женщине нужно от нее. Вряд ли у нее был недостаток во внимании. Ведь быть вдовой такого состоятельного человека не так уж и плохо. Лоррен особенно часто теперь появлялась в доме своей ныне лучшей подруги. И будет появляться до тех пора, пока у той не закончатся деньги.
Девушка предполагала, что Элизабет хотела вернуть дочь, чтобы та сидела со своим младшим сводным братом, пока миссис Томпсон бегала бы, занятая охотой на очередного толстосума. И Джо хотелось надеяться, что ее младшему брату повезет больше, чем ей. Она беспокоилась о мальчике и затягивала разговор с матерью только лишь по той причине, что узнавала о нем. Но женщина каждый раз говорила одно и тоже - "нормально". Хэрроу понимала, что не нормально. У нее был его номер телефона, и девушка уже давно подумывала о том, чтобы позвонить ему, чтобы предложить свою помощь, выслушать его или разобраться с проблемами в школе, если таковые у него были.
Она слишком хорошо знала свою мать, чтобы понимать, в какой ситуации сейчас находился мальчик. Но хотела для начала посоветоваться с отцом, чтобы принимать такие серьезные решения.

В субботу Джо занялась уборкой и подумывала зайти к отцу ближе к вечеру, чтобы они оба закончили свои дела и были полностью свободны. Она встала пораньше и начала с уборки пыли.
Здесь, в ее собственной квартире Хэрроу создавала уют сама. У нее наконец-то был большой книжный шкаф, который заполнялся книгами не без участия друзей и родных. И каждый раз, когда ее взгляд натыкался на фигурку Элой из видеоигры, в которую они играли с дядей в его День рождения, девушка тепло улыбалась. Наконец-то в ее жизни было что-то помимо унижения, чувства бесполезности и боли. В ней теперь снова начал гореть огонек. Пока что не такой сильный, как когда-то, но она работала над этим.
Джо с горящими глазами ходила в школу, репетировала в театральном кружке и чуть ли не прыгала от радости, когда слышала похвалу от руководителя. У нее были лошади, с которыми она проводила время и которым помогала справиться со своим страхом перед людьми. Она чувствовала с ним связь и не хотела это терять. Общение с животными как будто залечивали ее раны, делали ее спокойной, заставляли поверить в себя. Ей нравилось, когда лошадь начинала делать первые шаги ей на встречу. Ей даже нравились синяки, которые она получала, когда падала с коня. Но это была приятная боль. Как и боль в мышцах от длительной верховой езды.
Джо могла бы назвать свою жизнь счастливой. Но покоя не давали мысли об отце. Джо видела, что с ним происходило. Она ведь была его дочерью, она знала его как саму себя, потому что если внешностью она больше походила на мать, то характером пошла в отца. Хэрроу видела в его глазах практически все, что творилось у него в душе, но не спешила задавать вопросы. Боялась, что тогда сделает лишь хуже. Вместо этого она старалась радовать его. Успехами в школе, вкусной едой, которую любила готовить и наблюдать за тем, как на его губах появляется улыбка. Она не говорила ему о своих проблемах, потому что у нее был для этого еще один слушатель.
После пыли Джо стала мыть пол и именно тогда, когда она прошлась по последнему месту в квартире, где по ее мнению еще не было достаточно чисто, в дверь позвонили. Девушка поставила пустое ведро со шваброй около двери в ванную комнату и пошла открывать.
На пороге стоял ее отец, и она тут же впустила его внутрь, отмечая, что впредь стоило бы сначала в глазок смотреть, а уже потом двери открывать.
- Нет, я уже закончила, - улыбнулась Джо и прошла вместе с Генри в гостиную, попутно накрывая крышкой ароматическую свечку с легким ненавязчивым запахом розы.
Девушка была несколько озадачена тем, как ее папа начал их разговор. У нее сердце подпрыгнуло в груди. Джо не хотела думать, что ее отец пришел с плохими новостями, хотя заметила, что вид у него был немного помятым. Так что она указала на диван.
- Я слушаю, - Хэрроу села рядом с отцом.

+1

4

Генри волновался. Наверное, еще сильнее, чем тогда, когда  решил налаживать отношения с дочерью несколько лет назад. Он, ведь, не собирался ей сообщить ничего плохого, но все равно волнение присутствовало. Так или иначе, решение о возвращении в клинику было принято не на эмоциях, а осознанно. Генри понимал, что это решит часть его проблем. Так будет лучше для всех. Чем продолжать работать там, где тебе уже опротивело, каждый день приходить с кислым выражением лица. Медицина, это его родная стихия, в ней он почувствует подобие умиротворенности. Может быть и мозги со временем встанут на место. Просто успокоится весь этот бушующий огонь в душе.
Да и вообще… хотел, чтобы дочь гордилась отцом. Быть отличным хирургом, звучит куда интереснее, чем быть отличным патологоанатомом. Прав был мистер Броули, нечего растрачивать свою квалификацию на вскрытия.

Он прошел в квартиру, кажется, отвлек Джо от уборки. Ему нравилось, что она начала создавать свой уют в квартире, у дочери это получалось очень даже неплохо. С появлением Евы в доме Генри, там тоже он появился. Хотя до этого его квартира напоминала холостяцкую берлогу. Чисто и ладно, так считал Хэрроу.

Джо, в общем, не буду ходить вокруг, да около… Хочется верить, что зря переживаю, но… Я решил снова вернуться в клинику, там, где работал раньше, — он посмотрел на дочь, пытаясь поймать ее реакцию.

Помнишь же мистера Броули, он предложил вернуться, и я подумал, что так будет действительно лучше. Честно говоря… давно хотел, но сомневался, стоит ли. Больше меня интересовала правовая часть, — Генри замялся, думая, как бы обойти эту тему, чтобы не ворошить прошлое, не наступать им обоим на горло. На самом деле, его волновала немного другая сторона вопроса. Той, кажется, уже нашли решение. Ему важно не столько мнение, сколько ее вера в то, что отец действительно изменился с того времени. Может и зря сейчас загоняется, думает не о том и дочь его просто поддержит. Но это такая… шаткая тема для него.

Меня больше волнует другое… Я помню, что из-за моей увлеченности этой профессией, мы тогда расстались с твоей мамой, и после это повлекло за собой то, что мы с тобой надолго расстались, — Хэрроу специально обходил острые фразы. Он все еще винил себя за то, что случилось с Джо, за то, что его тогда не было рядом, когда она так нуждалась в помощи, защите. Умом Генри понимал, что не виноват в том, что произошло. Кто вообще мог такое предположить... Рядом с дочерью была ее мама, которая по логике должна была защищать ее, а не его… Но сердце все равно было не на месте. Хотелось спросить Джо напрямую, злилась ли она на него, но пока решил опустить этот вопрос.

Очень хочу, чтобы ты мне поверила, подобного более не повторится. Я очень сильно тебя люблю, малышка. Что я останусь с тобой, чтобы не случилось, — Генри понимал, что второго такого раза он просто не переживет. Да и сейчас он уже во многом остепенился, принял, понял свои ошибки молодости. Какие-то начисто отбили желание повторять прошлое, и наступать на одни и те же грабли Генри не собирался однозначно. К тому же, теперь рядом с ним не только Джо. Но и Ева, Дэниэл, мистер Броули в самой клинике. Уж ради них всех Хэрроу всегда старался стать лучше, хоть и получалось не всегда успешно.

Веришь? — он слабо улыбнулся, взяв девочку за руку.

+1

5

А она уж готовилась к худшему. Джо даже не стала сдерживать облегченный выдох, когда ее отец все же договорил.
Первые минуты ей требовалось все осознать и обдумать. Неужели ее любимый отец решился уйти с той работы? Хэрроу всегда удивлялась, как ему сны страшные не сняться после того, как он целые дни и ночи проводит с покойниками. Ей как-то раз предложили зайти в помещение, где лежали трупы, но Джо отказалась. Не готова она была к такому зрелищу. Да и девушка заметила, что в последнее время ее отец не очень-то хотел идти на работу. А это значило только одно.
- Ну наконец-то! Сама хотела тебе предложить подумать о том, чтобы место работы сменить, - Джо улыбнулась и собиралась идти ставить чайник, чтобы попить чай с недавно купленными булочками с карамелью. Ох, она об этих булочках еще со вчерашнего вечера мечтала, но все останавливала себя. На ночь есть мучное было не самой лучшей идеей, в бока бы отложилось. А Джо нельзя было поправляться. Кто захочет видеть Снежного ангела, который больше походил на надувной шарик, чем на фарфоровую статуэтку с белыми крылышками? Но разговор был явно не закончен.
Хэрроу осталась сидеть на своем месте, желая выслушать все, что скажет ей отец. Но уже была готова обнимать его, ведь она сейчас как никогда гордились им и его таким правильным и серьезным решением. Выкуси, Элизабет Томпсон. Кто еще лузер был в этой жизни. У той-то ничего своего отродясь не было. Другое дело Генри.
Джо всегда с восхищением смотрела, как усердно он выполняет свою работу и как старается быть хорошим специалистом. Хэрроу хотела думать, что она в будущем будет точно такой же. А не станет еще одной Элизабет. От одной только мысли, что она могла быть похожа на мать, ее передергивало. Ну уж нет. Не повторит она ошибок других. Будет думать своей головой и все у нее будет хорошо. И у ее отца тоже.
Ей только нужно показать, что она его поддержит, что будет любить в любом случае, что не бросит его подобно матери или кому-то еще. Джо Хэрроу слишком долго ждала этого момента. Момента, когда она станет частью чего-то большого, чего-то светлого - настоящей любящей семьи. И она не готова была жертвовать ею ни для каких целей. Она была готова сделать все, что угодно, лишь бы сохранить то, что она смогла получить. Возможно, изнасилование было этаким испытанием, моментом, через которой ей было суждено пройти, чтобы стать такой, какой она была сейчас. Чтобы она встретила людей, с которыми теперь не была готова расстаться, которые стали ей дороги. Джо как никогда чувствовала себя если не окончательно счастливой, то шагнувшей к своему исцелению. Ее душа теперь не испытывала острую боль, теперь она просто неприятно ныла временами. А призраки, преследовавшие ее по пятам стали отступать, стоило только Майку написать ей сообщение или позвонить. Она улыбалась, стоило услышать голоса отца и Евы за дверью. Джо наконец начала танцевать, потому что ей этого хотелось. Не под музыку, а просто потому, что ее душа этого требовала, она хотела выразить то, что чувствовала, и девушка двигалась в каком-то никому не известном танце, понятном только ей самой. Это было странно? Ну и пусть. Теперь чужое мнение ей было безразлично. Лишь то, что скажут родные. Настоящие родные, что не бросят ее в трудной ситуации.
- Пап, я ведь уже взрослая девочка. Я не ребенок. Возможно, в детстве я слишком часто обижалась на тебя за то, что мы не могли проводить вместе так много времени. Но теперь я понимаю, что ты делал все это для семьи. Для меня. Просто...я слепо верила маме. Для меня она...ее слова были неопровержимы. Не было для меня другой точки зрения. я всегда так старалась, чтобы она мной гордилась. Слушала ее во всем. И это была моя большая ошибка. Иногда я думаю, что если бы я была более умной девочкой, я бы могла избежать того...того, что со мной произошло. Но знаешь, я теперь знаю одну мудрую вещь - не нужно оглядываться на прошлое, нужно помнить лишь о том, чему оно тебя научило. Все люди делают ошибки. И это здорово, что мы с тобой учимся на своих, - Джо улыбнулась и накрыла своей ладонью руку отца, после чего обняла его так крепко, как только смогла. - Думаю, мы оба выросли и стали чуточку умнее. И теперь сможем избежать прошлых ошибок. Я люблю тебя, пап. Я тебе верю и буду на твоей стороне всегда. Буду тебя поддерживать, - девушка отстранилась, но все еще улыбалась. - Могу все также носить тебе обеды на работу, если хочешь, - она засмеялась. - Я действительно рада за тебя, а потому предлагаю отметить это... - она встала и раскинула руки в стороны, - карамельными булочками! И не вздумай мне отказывать, я со вчерашнего вечера ищу повод их съесть, - Джо отправилась к плите и поставила чайник.

+2

6

Взрослая девочка? Генри не сдержал улыбки. Возможно, только пока отцу сложно принять этот факт. Как и многим родителям, что их дети уже выросли. Джо уже восемнадцать лет, Генри до сих пор видит в ней ту маленькую девчушку с большими глазами. Сложно смириться, ровно, как и отпускать от себя детей. После всего случившегося, Генри был крайне тревожным в отношении дочери. Нет, он не наседал с гиперопекой, но приглядывал за ней, больше просто заботился. Но, кажется, они уже преодолели тот кризис, и Джо сейчас выглядела совершенно другим человеком. Такой, какой Генри ее помнил до изнасилования. Может не в точности, но после того, как она стала жить рядом, изменения стали заметнее.

У Генри, как будто камень с души упал. Он почувствовал подобие облегчения, когда дочь начала говорить. Но создалось мимолетное впечатление, что Джо себя винит в том, что произошло…Хэрроу мотнул головой, ему не нравился ход этих мыслей, хотя в какой-то степени винил себя сам. Однако больше за то, что не смог защитить свою дочь. Генри крепко обнял ее в ответ, чувствуя, как меняется собственное настроение и этого дня.

Джо, ты у меня большая умница и красавица. Куда еще умней-то? И вздумай с этим спорить, — подметил Хэрроу, улыбнувшись, тем самым обозначая, чтобы не думала считать себя виноватой. Конечно, влияние матери было огромное, хотя бы потому, что Джо проводила с ней больше времени, чем с отцом. Глупо винить ребенка, да и никогда Генри этого не делал. Только сам загонялся по этому поводу очень сильно. До сих пор перед глазами тот период, когда Генри ушел глубоко в себя, да еще и из клиники уволился.

Я тоже верю, что мы сможем избежать прошлых ошибок. На самом деле давно хотел, но переживал, что меня там не очень ждут. Да и вообще, пришло, знаешь такое осознание того, из-за чего, из-за кого я тогда уволился… это я о матери твоей, — Генри поморщился, — С тобой-то я бы все равно отношения наладил, а из-за нее переживал, — Не стоила она тогда тех страданий. Все-таки какое-то время он ее еще любил тогда, да и с дочкой болезненно пережил расставание.
А потом силу некоторых обстоятельств, оттормозил это решение. Понимаешь же, что там все на репутации, и если всплывут подробности, то будет все очень непросто, — он пошел вслед за Джо на кухню.
Мистеру Броули пришлось рассказать их, но… не всё, только последнюю часть, — Генри посмотрел на Джо, немного волнуясь. Не хотелось врать, но, наверное, это для ее же блага. С законном, кажется, все более менее налаживается, хочется верить, что и в семье так же. Хотя вторая часть волновала Генри больше.

Не могу я держать его в неведении. Пусть лучше знает заранее. Но его, похоже, это не испугало. Я очень боялся, что мой очередной отказ может изменить наши отношения. Да и сам понимал, что хочу, — проговорил Хэрроу уже веселее. Раз дочь хотела, чтобы отец сменил род деятельности, то значит так тому и быть. Оно и понятно, хочется гордиться своим отцом, а не рассказывать, когда тебя спрашивают, что он занимается вскрытиями. Это прекрасно, что они с Джо понимают друг друга с полуслова.

Как у тебя дела-то? Не размышляла ещё, чем займешься после школы? — поинтересовался Генри. Скоро же выпускной... Черт, как же время летит.

+1

7

В детстве, когда родители развелись, Джо было жалко маму.
Она подходила к ней каждый вечер, садилась рядом и прижималась, пытаясь поддержать так, как на тот момент ей казалось, лучше. Женщина гладила девочку по спине и по длинным волосам. И Хэрроу казалось, что ее она любит больше всех на свете. Они с отцом оба были в одной и той же ловушке, только любовь к этой женщине у них отличалась. Какое-то время девочка злилась на папу, не хотела даже вспоминать о нем, а слова матери только укореняли в ее детской головке, что папа это монстр, который все рушит и все делает неправильно. Она помнила, что из-за работы он частенько не выполнял своих обещаний, и она обиделась. Подолгу дулась, иногда отказывалась разговаривать с ним. Но все же любила и его тоже. Стоило мужчине обнять ее или предложить почитать сказку на ночь, как Джо тут же забывала обо всех обидах. И тогда, когда в первый раз, встретившись с отцом после разлуки, приняла его в штыки...Теперь она понимала, что это был просто рефлекс, навязанная ей точка зрения. Она никогда не переставал хранить его в своем сердце, никогда не переставала переживать о нем. Просто мать вылезла в ее жизни на первый план, управляла ею, воспитывала, не давая вдохнуть. Танцы, вокальные курсы, научные кружки. Женщина пихала свою дочь везде, где только можно, стараясь слепить из нее выигрышную партию для сына какого-нибудь политика или же бизнесмена. А она в итоге выбрала врача. Даже забавно было. Узнай об этом Элизабет, упала бы в обморок. Причем в самый что ни на есть натуральный.

Джо оперлась на кухонную тумбочку и посмотрела на Генри, раздумывая над тем, что услышала сегодня. Значит, мистер Броули знал, что совершил ее отец. Знал, какую ношу он нес на своих плечах и, конечно же, решила, что он рассказал пожилому доктору все. Вряд ли бы Хэрроу так сделал, но Джо все еще боялась. Боялась реакции посторонних людей на подобную новость. Она не хотела, чтобы кто-то еще кроме ее папы и полицейских, которые допрашивали ее до того, как отец вообще узнал об этом. Ей все еще было не по себе от того, что она так поступила. Но у нее просто не было выбора. Она могла бы придумать легенду, но если бы вскрылся тот факт, что она солгала, ее отцу было бы куда хуже. Джо защищала его как могла, говорила, что это был несчастный случай. Ведь именно так все и было...
- Спасибо, что хранишь в тайне. То, что со мной произошло, - девушка слабо улыбнулась, глядя на мужчину. - Надеюсь, что эта тайна уйдет со мной в могилу. Не хочу видеть осуждение в глазах других. Хотя и понимаю, что дядя или бабушка поймут и не осудят. Поверят и посочувствуют. Но...для меня это все еще тяжело. Мне все еще сняться кошмары... - Джо делала вид, что сильная, что она справляется. И она справлялась, просто не так хорошо, как ожидала. Возможно, ей стоило попросить у кого-нибудь помощи, но она ведь дочь Генри Хэрроу - упрямца, привыкшего решать все свои проблемы самостоятельно.
Чайник закипел, и Джо залила кипятком заварку. Она поставила заварочный чайник на стол, достала из кухонного шкафа две чашки и пачку с печеньем, заканчивая композицию под названием "чаепитие с любимым папой".
Девушка села напротив отца и стала разливать горячий напиток, от которого исходил приятный запах черного чая и клубники.
- Как видишь, обживаюсь, - хватит о грустном, поговорим о чем-то более светлом. Джо хотелось показать своему отцу, что ему не стоило слишком сильно волноваться, что она справляется с самостоятельной жизнью. Всего она, конечно, не умела, но зато училась быстро и на практике. - Завтра должны шкаф книжный привезти. Ты свободен? А то я не настолько сильная и независимая, чтобы собрать мебель в две руки, - засмеялась девушка, делая глоток из своей кружки и потянув руку к блюдцу с печеньем. - Пока что не знаю, не думала об этом. Но есть кое-что, что я хотела бы сделать, - она понимала, что разговор может закончиться не очень-то позитивно, но и бездействовать тоже больше не хотела. Джо слышала от своей однокласснице, у которой младшая сестра училась в том же классе, что и брат Джо, что Риччи ушел домой с синяком под глазом. И мать ничего не сделала, не попыталась защитить. Это вывело Хэрроу из себя, хотя до этого момента она думала, что ей будет все равно...
- Пап, я понимаю, что ты...Блин, не знаю, как лучше начать... - Джо сделала еще пару глотков, понимая, что начала нервничать. - В общем, ты же знаешь, что у меня есть сводный брат. Ему всего десять и...Я понимаю, что он сын человека, который...Который испортил нам жизнь, но он ведь ребенок. Он не выбирал родителей, но от него и от его окружения зависит то, каким он вырастет. И...учитывая то, что он сейчас воспитывается...хотя воспитывается громко сказано...опекается хорошо нам обоим известной женщиной, - какие сложные схемы только чтобы не называть ее священным словом "мама". - В общем, я бы хотела...присматривать за ним. Потому что я знаю, что она этого делать точно не будет. Но я не буду, если ты против...Я тоже не хочу возвращаться к тем отношениям, которые у нас когда-то были. Я не хочу, чтобы...делать что-то такое без твоего ведома...

+1

8

Генри прекрасно понимал, какие эмоции вызовет у Джо упоминание о том, что отец рассказал кому-то о случившемся. Но в той ситуации он не мог поступить по-другому. Конечно, можно было бы просто отказаться от предложенного места в клинике в пользу того, чтобы продолжить это молчание. Однако Генри действительно испугался, что другого такого шанса не будет у него больше, что мистер Броули больше не придет к нему с этим предложением. Да и вообще отстранится после такого отказа. И самому после этого приходить будет крайне неловко. Конечно, есть еще масса других клиник, куда можно пойти работать. Но Хэрроу этого не нужно, он хотел работать только под началом мистера Броули. А рассказав об убийстве, необходимо было объясниться, обосновать этот поступок. В этом человеке Генри был уверен, он доверил бы мистеру Броули свою жизнь, не говоря уже о такой тайне. Потому совесть Хэрроу была чиста в этом плане.
Это не значит, что Генри не уверен в своей семье. Просто видятся они с Джо не так часто, и владеть такой информацией на расстоянии куда проще. А совсем другое, когда ты видишь человека каждый день. Самому Генри до сих пор это тяжело. И все попытки смириться с этим проваливаются каждый раз. Хэрроу не хотел, чтобы тоже самое испытывали и их близкие. Пусть эта тайна действительно уйдет с ними в могилу, так будет легче всем.

Джо, я тебе обещаю, что никто не узнает об этом. Даже, если мой поступок когда-нибудь всплывет, и мне придется объяснять его при каких-то обстоятельствах, а также причину моей ненависти к нему, я тебя не буду впутывать в это дело. Скажу, что… предположим, он тебя ударил, плохо относился, и мать закрывала на это глаза. Впрочем, доля правды в этом есть. Так что, придерживайся и ты этой версии, если что, — конечно, когда не идет речь о полиции. Хотя можно будет внести эту версию и в протокол. Чтобы не вздумали ворошить душу Джо всем этим расследованием. Они так закрыли глаза на все.
Генри просил Энди не впутывать в это дело дочь вообще. Что ее не было на месте преступления, она ничего не видела и не знает. Хэрроу возьмет все на себя, в случае такой необходимости. Но не стал озвучивать это Джо, примерно предвещая ее реакцию. В общем, надеялся, что до этого просто не дойдет.

Если что-то беспокоит, лучше приди ко мне, ладно? Расскажи. Не держи все в себе. Ты знаешь, что я волнуюсь, — он чуть улыбнулся. Вряд ли, конечно она придет, такая же самостоятельная, как и он. Но, откровенно говоря, когда он выговорился главврачу, самому стало легче. Хотя бы на самую малость. Не хотел, чтобы девочка зарывалась в себе, мучилась. Генри мог и к дочери прийти, выговориться… Но не думал, что это хорошая идея. Ей бы со своими переживаниями справиться.
В реальность его вернула дочь, которая накрыла на стол. Приятный запах чая, что разнесся по кухне. Черт, Генри бы отдал все, чтобы вернуть те потраченные зря годы. Чтобы вот так сидеть каждый день. Но действительно, нужно, отвлекаться от грусти, которая нависла над ними сейчас.

Ну, что ж. Значит, завтра собираем шкаф. Конструктор собирали же с тобой в детстве, и это соберем, — засмеялся Генри. Нет, он, конечно, способен собрать мебель. Так, просто к слову пришлось. Да и вообще, ест что вспомнить из юности. На всякий случай не забыть захватить бинты и йод.
Хэрроу сделал глоток ароматного чая, заметив, как Джо занервничала, причем как-то резко. Вроде бы ничего не предвещало беды, тут уже занервничал и Генри. Точнее напрягся от того, что он сейчас услышал от дочери. Умом Хэрроу понимал, о чем она говорит, даже готов был помочь, поддержать. Но где-то в глубине души одолевали противоречивые чувства. Хотя и понимал, что это все неправильно. Конечно, Джо права и ее желание помочь мальчику он в значительной мере одобрял, можно сказать, что гордился своей дочерью. Все-таки, несмотря на влияние матери, выросла она отличным человеком.

Джо, если честно, я бесконечно горд тобой. То, что ты пытаешься помочь брату, это замечательно. Я понимаю твои намерения и предположения, и против тут нечему быть. Если нужна помощь какая, помогу, чем смогу… Но, наверное, будет лучше, если мать твоя не будет ничего об этом знать. Может, это и сложно исполнимо, учитывая, что он сам может рассказать, — Генри замялся, он не стал озвучивать дочери своих переживаний, они основывались лишь на его внутренних ощущениях, к которым лучше не прислушиваться. А прислушаться  к голове. Примерно тоже самое испытывал он, когда развелся. Джо была совсем ребенком, и на нее невозможно было злиться из-за влияния матери. Приложив некоторые усилия, Хэрроу смог наладить отношения с дочерью, несмотря на ее протесты по началу.

Просто мы рискуем столкнуться с противодействием в ее лице. Выслушаем много нелицеприятности, еще и ребенка заденем, — в случае с Джо было все проще. Она была его дочерью, как отец он имел право с ней общаться. Здесь же, все иначе. Ребенок не должен смотреть препирательства двух сторон. Он просто должен увидеть пример хорошего отношения, как это делал Хэрроу, а не перетягивание одеяла с обеих сторон.

Он сам-то как к тебе относится? Как ты думаешь, сам понимает, что его мать не очень-то стремится поддерживать? Помня, как она воспитывала, точнее, пыталась воспитывать тебя, причина, я полагаю именно в этом, — поинтересовался Генри.

+1

9

Джо выдохнула, когда услышала от отца, что он не будет против. Ей было важно его мнение, ведь в отличие от ее матери, отец ее слушал и готов был помочь советом. Не тем, который был выдернут из какого-нибудь паблика в соц сети, а того, который он как следует обдумает, которым действительно хочет помочь.
Девушка делала маленькие глотки чая и обдумывала все, что он сказал.
Генри был прав. Ее мать и так была вне себя от ярости, когда ее дочь покинула дом. Но от ее персоны не зависело ее финансовое состояние, так что женщина со временем успокоилась и перестала названивать Джо. Но Риччи попадал под другую категорию детей.
Отчим девушки завещал все сыну, он не был слишком глуп. И Джо искренне удивилась, когда узнала, что он подумал и о ней. Правда, того, что он с ней сделал, это не меняло. Она все еще его ненавидела и надеялась, что он горел в адском пламени.
Когда нотариус прочитал завещание, в котором говорилось, что все свои деньги и все свои акции он оставляет сыну, Элизабет заметно двинулась в сторону мальчика. Она обнимала его за плечи и ворковала. Джо даже на какой-то момент почти поверила, что та полюбила Риччи, и он будет в хороших руках. Как же она ошибалась. Пришлось встать между ними, когда женщина так кричала на мальчика за то, что он опрокинул банку с краской на дорогущий ковер. Попало и самой Джо, но у нее хотя бы был иммунитет, а вот мальчишка вцепился в сводную сестру и еле заметно дрожал.
Она помнила, как он смотрел на нее, когда она сидела на краю его кровати и рассказывала сказку, которую помнила еще с детства. Конечно, читала ее не мать, а отец. У нее хотя бы был Генри, у Риччи же не осталось никого. И ей было действительно его жалко. Хотя она не хотела признаваться в этом. Но каждый раз, когда она начинала волноваться, каждый раз, когда проявляла заботу, понимала, что не может вести себя как эгоистичная сволочь. Совесть не позволяла. Не позволила и теперь.
Джо не заметила как начала кусать большой палец, а когда опомнилась, тут же одернула себя.
- Неприятных вещей я наслушалась и даже к ним привыкла. За то время, пока я жила с ней, похвалы я от нее практически не слышала, - Хэрроу вспомнила, как Элизабет нахваливала ее перед гостями и говорила, какая ее дочь умница и красавица, но сама девушка знала, что все это лишь для того, чтобы друзья охали да ахали. И для того, чтобы подобрать дочери богатого жениха. Причем, Джо была практически на все сто процентов уверена, то женщине было все равно, что там жених ее дочери будет из себя представлять, лишь бы богатенький был. - Настоящей похвалы, - поправила себя Хэрроу.
Она начала кусать губы. Размышления насчет судьбы ее брата и продумывание плана, как его спасти из лап злой колдуньи, заставляли ее нервничать. Ей хотелось сделать все как можно быстрее, но в то же время она понимала, что отец прав. Вряд ли маленький мальчик, с которым они практически не общались, пока его отец был жив, пойдет с ней неизвестно куда. Еще больше он может испугаться Генри и перспективы знакомства с незнакомыми людьми. И если Джо захочет официально взять опеку над братом, это будет очень сложный и длительный процесс. Если она вляпается в это, то еще долго не сможет вылезти. Стоит ли оно того?
Джо вспомнила, как Риччи схватил ее за руку, как обнимал ее ногу, как прижимался к ней, пока Элизабет отчитывала его. Она помнила его тепло, помнила, как ему было страшно. И вспоминала о своем страхе. О том леденящем душу ужасе, который все еще преследовал ее в кошмарах или когда мужчина или парень к ней прикасался. От этого было сложно избавиться. Хэрроу понимала, что пока не убедиться, что ребенок в надежных руках, спокойно жить просто не сможет, постоянно думая о том, как поживает маленький мальчик.
- Думаю, он пока еще не отошел от потери отца, - она взглянула на Генри и поняла, что сказал кое-что, что могло бы вызвать у него неприятные воспоминания. Но такова теперь их бремя, которое они несли вдвоем. - Ему не нравится в школе. А недавно я узнала, что его избили одноклассники. С фингалом домой пошел. И она ничего не сделала, - Джо начала злиться, хотя это дело ее, казалось бы, не касалось. Но она просто не понимала, как можно не защищать собственного ребенка. Пусть он и был не родной, но он же маленький и защитить его кроме взрослых некому. - Может быть, стоит сходить в разведку? Я не видела его после того, как съехала...Да и, честно говоря, не очень-то хочу туда возвращаться. Даже на время. Там...там меня охватывает неприятное чувство, будто он все еще за мной наблюдает...

+1

10

Уж сколько раз Генри себя корил за то, что испытывала его дочь все это время. Он знал об отношении Элизабет к Джо и, к сожалению, ничего не мог с этим пожелать. Только компенсировать недостаток положительных эмоций, а точнее полное их отсутствие. Неоднократно задавался вопросом, что вообще произошло с этой женщиной, которую он так любил ранее. Ведь она не была такой при их знакомстве, они женились по любви, родили прекрасную дочь. После развода ее, как будто подменили. Может сказалось влияние нового мужа, учитывая каким отморозком он был. Лиз всегда хотела, чтобы их дочь была самой лучшей. И это желание иногда доходило до абсурда. Генри тоже этого хотел, но не понимал, зачем загонять девочку уроками, кружками, постоянными развивашками. Смотреть на детей знакомых и сравнивать с их дочкой... Такое тоже было. Но детство, есть детство. Тем более, что Джо и так была способная не по годам. И Хэрроу очень жаль, что его не было рядом все эти годы. Во всяком случае, постоянно. Ничего бы не случилось... Эта мысль не дает ему покоя весь год. И вообще передергивало от мысли, что его ребенок жил в таких условиях. А у него не было возможности помочь, поддержать в те нужные моменты.

Было видно, что Джо хочет забрать брата, хотя сейчас это физически невозможно. Даже, если претендовать на опеку, то ей её никто не даст. Это будет масса судов, потраченных нервов, ресурсов и средств, что в конечном итоге неизвестно будет, захочет ли ребенок после всех этих дрязг видеть их семью, которая по сути ему не родная.
Смерть его отца была случайностью. К тому же, Хэрроу не жалел о том, что случилось. И не винил себя в том, что оставил мальчика без отца. Он получил то, что заслужил. Сам виноват в своей смерти... Совсем недавно его признали мёртвым, труп опознали по ДНК. Главное, что имя Генри не фигурирует в этом деле. Как и Джо. Только мать забрала заключение о смерти, чтобы получить завещание, которое насильник оставил на сына. Предусмотрительно. Генри нахмурился, все эти воспоминания гложат его до сих пор. Снова ворошит их. Он старался не демонстрировать это Джо.

Идея сходить на разведку не пришлась по душе Генри, тем более, что вряд ли  кого-то из них пустят домой.

— Ты хочешь сходить домой его проведать? Или к школе, — он взял руку дочери в свою, чтобы немного унять её волнение. Генри невольно вспоминал свои попытки помириться с ней. И как вообще удалось расположить девочку к себе.

— Сколько ему сейчас? Девять или десять? Тебе было примерно столько же, когда мы с тобой начали более менее общаться, помирились. В этом возрасте поведение детей еще поддается коррекции, причем достаточно легко. Знать только на какие кнопочки нажимать, — он улыбнулся. Просто хотелось дать совет, чтобы предостеречь Джо от необдуманных поступков, подвластных эмоциям.

— Мы с тобой через это прошли, если ты помнишь. Точнее я проходил. Если ты хочешь ему помочь, не перетягивай одеяло на себя, не подавляй авторитет матери. Не пытаться что-то доказывать в принципе, тем более, что сейчас это абсолютно бесполезное занятие. Разве я тебе, хоть слово про мать говорил? Нет, — Генри всегда старался абстрагироваться от дома и семьи, где жила его дочь. Все, что происходило между ними, касалось только их двоих.

— А расположить к себе, продолжать предпринимать попытки общаться. Банально встретить после школы, спросить как дела. Если что-то случились, попробуй выяснить что не так, может какой-то совет дашь. Чем чаще, тем лучше. Может быть забрать его погулять... Не знаю, правда, насколько это реально. И разрешит ли мать, — сомнительное предположение, но все же.

— Послушать, поддержать, дать совет, обнять. Даже, если он сейчас не очень тянется к тебе и ты этого хочешь. Искренность твоих намерений он почувствует. Вспоминай себя в его возрасте и вообще, почему ты сейчас сидишь здесь, а не дома с матерью... — конечно, Генри далеко не специалист в воспитании детей. Он всегда действовал по наитию. Хэрроу слишком любил свою дочь, чтобы не пытаться искать с ней контакты. Ему нравилось её слушать, что бы она не рассказывала. Про школу, друзей, да вообще про все, интересовался её жизнью. Если искала поддержку, то всегда могла ее получить от отца. Причем, совершенно искренне и без прикрас. Сложно жить, когда не знаешь к кому можешь обратиться за помощью. Поэтому Хэрроу дал понять Джо, что у неё такой человек есть. Несмотря на развод с её матерью.

— Если хочешь, можем как-нибудь вместе съездить. Я с ним разговаривать не буду, посижу в машине, а ты подойдешь сама. Мне не желательно перед ним светиться. Расскажет матери, не знаю, что может в голову взбрести, — предположил Генри.

+1

11

Джо порой в детстве мечтала о младшем брате ил сестренке, и она часто говорила об этом своим родителям, но те, кажется, ее не слушали. Это уже теперь, когда она стала взрослой и знала всю историю целиком со всех сторон, Хэрроу понимала, что ее родители трудились изо всех сил, чтобы одного-то ребенка вырастить.
Она действительно восхищалась своим отцом, ведь он, будучи студентом бедным, не предложил своей любимой на тот момент жене сделать аборт и избавиться от ребенка, от лишней ноши, которая сильно усложнит ему жизнь. Как оказалось, он не только денег пытался заработать, но и умудрялся иногда помогать своей супруге и ухаживать за дочерью-карапузом. Джо знала, то не была шумной в детстве, особо не плакала и не капризничала, но все равно не представляла, как бы ей было на их месте.
девушка бы и матерью восхищалась, если бы та осталась человеком в свей погоне за богатством и влиянием. Но теперь единственное чувство, которое Джо к ней испытывала была…Нет, н ненависть, скорее обида и непонимание. Непонимание того, как такая женщина, какой она была раньше, стала этим чудовищем.
Джо теперь думала, что мать могла так относиться к ней из-за того, что девочка напоминала ей о бывшем муже, но зачем тогда настояла на том, чтобы те не виделись или просто не отдала ее на попечение мужчины?
Теперь же ее наплевательское отношение ощутит на себе другой ребенок. И он не виноват в том, что его окружают такие люди. Хотя его отец любил сына, Джо видела это каждый день и даже завидовала. До определенного момента. Там уже она не испытывала к отчиму ничего другого как страх и ненависть. И какое же облегчение почувствовала, когда смогла найти в себе силы оставить прошлое за спиной и двигаться дальше. Не она первая и не одна последняя девушка, которая попала в такую ситуацию. Страшные умозаключения, но тем не менее это была суровая правда этого чертового мира.
Хотя было в нем и много чего хорошего. Ее отец, которого она безмерно любила и готова была пойти на многое, чтобы он больше не грустил. она до сих пор помнила его глаза, когда он пришел к ее школе, чтобы урвать драгоценные минуты рядом с ней. Джо бы улыбнулась, но сейчас речь шла о серьезных вещах.
- Девять, ответила Хэрроу все же улыбнувшись, поняв, что они с отцом сейчас вспомнили об одном и том же. Все же он понимал ее куда больше, пусть и не разбирался  некоторых вопросах, но с ними Джо могла пойти к Еве, которая точно смогла бы дать ей совет. Или к Эрин. Теперь у Джо была большая и отзывчивая семья, которая, она была уверена, не оставит ее в беде. - Дело не в тяге…Тут дело обстоит куда сложнее. Я никого из родителей не теряла, а у него не осталось никого родного. мы с ним общались, когда я еще жила вместе с ними. Иногда приходил ко мне ночью, потому что его учили кошмары. И я понимаю его и представляю, как сейчас ему паршиво, - сердце Джо сжалось так, что она почти не дышала. - Светиться тебе не стоит не из-за матери. Я знаю, что он обижен на меня за то, что я ушла и бросила его. Но будь он взрослее понял бы, что у меня не было другого выбора. Однако он все еще маленький ребенок, и мне придется донести до него то, что я его не бросила, я ушла от матери своей подальше.
Девушка крутила кружку в руках и думала над всей этой ситуацией, вспоминала, какая ярость закипела внутри, когда ей сообщили о том, что ее младшего сводного брата кто-то поколотил. Будь у нее возможность отвесила бы обидчикам тумаков таких, что на всю жизнь бы ее запомнили. Но она уже выросла из того возраста, когда давала мальчишкам подзатыльники. Тут надо действовать как взрослый человек.
- Единственное, чего я не могу понять, почему она так поступает. Она же не думает, что если он будет воспитываться вот так, расти в такой атмосфере, то поделиться наследством? По идее она ведь должна наоборот относиться к нему как к сокровищу.
Как так тема разговора резко перекинулась с ее отца на ее младшего брата, на сына того человека, который причинил ей так много боли?

+1

12

В вопросах воспитания детей, Генри, как ни странно, набил руку. И эти вопросы, как правило, очень сложны. Каждый ребенок уникален, и к каждому нужен определенный подход. Нужно найти ключик, который приоткроет дверцу.
У него есть младший брат, с которым разница в возрасте целых десять лет. Но это не помешало обоим сыновьям Хэрроу стать замечательными друзьями. Для Дэниэла Генри всегда старался быть примером для подражания, стать для него кем-то большим, чем просто братом. Наставником, первым учителем жизни. Если этого не смогли сделать родители, то эту обязанность взял на себя Генри. Он считал себя должным Дэну из-за того, что видел, что происходит в их семье. Она не была похожа на образцовую, хотя именно такой ее видели родители. Снаружи все покрыто шелком и блеском, а внутри, как прогнившее яблоко.
Потом появилась маленькая дочка. Тот луч света, ради которого Генри готов на все. Во всех смыслах этого слова. И он не лукавил, не стеснялся произносить подобное вслух. Это не было каким-то тщеславием, а скорее его отцовский долг перед его ребенком. Его маленькой девочкой. Пусть она уже совершеннолетняя, но все равно останется для него малышкой.

Именно поэтому Генри сейчас отлично понимал Джо. Как старший брат, который всегда стремился помочь Дэну, защитить его от всего мира. Что бы он не творил, какие бы глупости не совершал, Хэрроу старший всегда останется на его стороне. Даже, если весь мир ополчится против него. Генри искренне понимал тягу дочери помочь мальчику, хоть и сам испытывал противоречивые чувства к нему. Но, если он не такой же, как отец, то почему бы и нет?

— У нас с братом была похожая история. Не помню, рассказывал тебе или нет, но я с поступлением в вуз, по совершеннолетию, ушел из дома, ибо с отцом у меня отношения были плохи. Он был категорически против, чтобы я шел в медицинский. И другого выбора, кроме как поступить так, как считаю нужным без чьей-то указки, я просто не видел, — он выдохнул, улыбнувшись. Юношеские воспоминания, они одновременно, и тяжелые, и приятные.

— Дэн на меня тоже очень обижался по началу, что я ушел и не взял его с собой. Наверное, решил, что я его бросил. Детский мозг может всякого изобрести. И я тогда понял, что самый лучший способ что-либо донести до ребенка, это честное общение. Не нужно ничего сверхъестественного придумывать,  изобретать велосипед никому не нужный. Найди для начала способ с ним поговорить, — Генри поднял глаза на дочь, взяв за руку, чувствуя через легкое прикосновение, дрожь в ее теле.

— Только не нужно объяснять, что ты ушла из-за матери. Он может воспринять, это как призыв к действию. Ненароком тоже сбежит еще. Стань ему другом, лучшим другом. Наставником и помощником, он должен чувствовать в тебе эту поддержку и желание помочь. И… будь смелее и понастойчивее. Не путай с навязчивостью только. Даже, если матери расскажет, почувствует разницу между ее отношением и твоим. Уж можешь мне поверить, как человеку, дважды прошедшему эту школу жизни, — он улыбнулся. 
Генри тоже мало понимал свою бывшую жену, что ею вообще движет, когда совершает подобные поступки. Начиная со своей родной дочери, заканчивая приемным сыном. Тем более, что тот получил от покойного отца крупное наследство… Генри только разводил руками, хотя и было острое желание поговорить со своей бывшей женой. Только не задев дочку, это будет сложно. Хотелось задать вполне конкретный, прямой вопрос. Почему она бросила ее в беде, почему теперь от ее произвола страдает пасынок. Да, черт возьми, что вообще происходит в голове у этой женщины? Какого черта она так изменилась. Хэрроу женился на совсем другой Элизабет.

— Честно говоря, давно порываюсь с ней поговорить. Очень хочется, прям. Посмотреть  в глаза, спросить, понять, почему человек так изменился. Не на такой я женился, понимаешь? — проговорил он с грустью в голосе. Сейчас уже поздно об этом думать, у него есть Ева. Но было просто обидно за дочку.

— Мне думается, что она к тебе так относилась из-за меня. А он… может, и раньше испытывала к нему неприязнь, м? Не замечала такого? Ревновала к новому мужу, что он уделял внимание не только ей, а еще и ему. А теперь свалился ей на шею. Терпит как раз из-за наследства, — предположил Генри, сделал глоток чая.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Хороший человек извиняется за ошибки прошлого.