LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ставки сделаны, мистер Бойл!


Ставки сделаны, мистер Бойл!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Ставки сделаны, мистер Бойл!
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/K5nMbNo.jpg


История не слишком благосклонная к тем, кто мнит себя Богом (с)

+1

2

Дома Сэм смотрит в стену и прикидывает, что делать дальше. Подозреваемых у него нет. Новых улик тоже. В таких случаях «глухого дела» в розыскной практике иногда помогала попытка выйти с преступников на связь. Позвать в ток-шоу, выпустить фильм про него, написать трогательные статьи в газеты про его жертв.
Эстер пишет про него книгу. Возможно он этим заинтересуется.
Дальше Сэм всерьез обдумывает, что намеревается использовать мисс Грейс как наживку. Ей будет нужна охрана, но не навязчивая. Конечно, это будет риск. И мужичка ее нужно будет проинформировать. Пусть выпустит в газете заметку о книге. С тем, что мы с Джеймсом сочиним…
Звенит мобильный. Это Джеймс. Сэм берет трубку и слушает новости. Новости крайне неприятные. Из-за который Сэм немедленно вскакивает с дивана и начинает метаться по квартире. Он выключает мобильный и швыряет его на диван, быстро открывает ящик стола, хватает завёрнутую в бумагу пачку наличности – деньги, которые от снял специально для покупки наркотиков. Пистолет. Патроны. Больше ничего не нужно. Сэм берет не привычную куртку, а пальто. Свет в квартире он оставляет зажжённым – сами за собой пусть выключат. Хлопает входной дверью и спускается по лестнице.
Его будут брать. Машина уже в пути.
Спрятаться, уйти, не привлекая внимания.
Машиной пользоваться нельзя – номера есть в базе.
Метро пользоваться нельзя – там слишком много камер.
Пешком. На окраину.
А дальше?

Этот вопрос сейчас нет времени обдумывать. Сейчас самое главное – не попасться.
Как они могли поверить?! Бестолочи!
Какой абсурд, что его, ведущего это дело, теперь подозревают. Это выглядит подозрительно даже для новобранца.
Обогнув дом и всматриваясь в уличное движения, Сэм берет путь на ближайший парк.
Сначала уйти подальше от дома, потом что-нибудь придумать.
Они будут ждать меня на вокзалах, на выезде из города, в местах, куда я обычно хожу. У моих знакомых. У моих осведомителей.
Сэм резко останавливается на тротуаре. У входа в парк туда-сюда расхаживает полицейский. Обычный офицер. Бойл сворачивает в переулок до того, полицейский посмотрел в его сторону.
Может угнать автомобиль? Какая тупость…
Он выходит из переулка и идет в обратную сторону, подальше от полицейского. Идет не быстро и не медленно, примерно, как и все остальные прохожие. Со стороны, где находится его дом, он слышит звуки сирены. Это очень близко, на параллельной улице.
Извините, ребята, я вас не дождался.
Сэм сворачивает в другой переулок.
Если сейчас кто-то из вас меня сможет поймать, я ему лично медаль вручу.
Конечно, его могут поймать. Кто угодно. Случайно наткнуться. Но, у него есть пистолет. Сэм не желает представлять тот момент, если встретится взглядом с каким-нибудь патрульным мальчишкой, который не захочет его отпускать даже под дулом оружия. Поэтому он старается быть как можно незаметнее.

По-прежнему не понятно, куда идти. Бойл выбирает стратегию – идти тем путем, где меньше полиции. Так у него есть шанс оторваться. Это логичнее, чем пытаться попасть в защищенное надежное логово через толпу его коллег. Хотя, у него такого логова нет. Постепенно шумный город становится все спокойнее. Улицы теперь не такие оживленные, вывески не столь яркие, как пару миль назад. Окраина.
Неплохо бы найти место с крышей над головой.
Сэм выбирает доступные для него варианты – чей-то незапертый бокс, пустой дом. Может склад. Частный сектор отбрасывает, потому что там есть собаки. Он вспоминает историю, байку, как однажды слепая женщина приютила по доброте душевной преступника. Это был бы идеальный вариант. Жаль, что это шанс на миллион. 

Ноги приносят его на отдаленно знакомую улицу. Почему она кажется знакомой? Сэм вспоминает, что где-то здесь было здание старой заброшенной частной картотеки. Много пыли и бумаги, но, довольно уютный чердак. Кажется, там даже был небольшой камин. Здание принадлежало одной жертве убийства, бизнесмену. После его смерти начался долгий судебный процесс между наследниками. А эта «рухлядь», как ее назвала дочь убитого, кажется никому не была нужна. Вечность назад, по ощущениям Сэма, он приводил туда Люси, в один из романтических вечеров. Соврал ей, что это место убийства. Бойл припоминает, что ключ был спрятан недалеко от двери, под камнем. Классика.
Сэм плохо помнит адрес здания. Он огибает пару домов, ища заброшенный. Ему на глаза попадается мелкий круглосуточный местный магазинчик. Сэм мог долго не есть, но вот без воды в его возрасте было тяжело. Магазин наверняка пустой, только сонный продавец. В этом районе нет полицейского участка. С собой у него наличные, никто не отследит.
Можно рискнуть.
Сэм проходит внутрь, не обращая внимания на продавца, который смотрит старенький телевизор. В небольшом помещении с тесными продуктовыми полками он берет бутылку воды, орехи, пару банок с консервами и сухари. Идет на кассу и видит, как продавец, пожилой белый мужчина, с испуганным лицом и телефоном в руках пялится на него.
- Не…не убивайте меня…
По телевизору мелькает фото Сэма с сообщением о розыске и номером телефона полиции.
Сэм выхватывает из рук продавца телефон и рявкает на него:
Что ты успел сказать? Ну?!
Продавец шарахается назад, ударяется спиной о полки, падает, поднимает руки и забивается в ужасе в угол.
Поздно.
Черт!

Сэм подбирает с пола продукты, которые выпали из рук, и быстро выбегает из магазина.
Сейчас! Надо найти этот долбанный дом сейчас же!
Он бежит на соседнюю улицу и слышит вдалеке звук патрульной машины.
Они знают адрес, знают, что я пешком, знают, что отсюда я далеко не смогу уйти…зараза!
Сэм бежит, в ту сторону, как ему кажется, где находится заброшенный дом. На другом конце улицы автомобиль поворачивает в сторону Сэма.
Вот блин!
Сэм прыгает на какой-то забор и с большим трудом переваливается на другую сторону. Он оказывается во дворе. За забором с другой стороны останавливается патрульный автомобиль, Сэм видит свет фонариков.
Они меня видели? Или нет?
Двор оказывается с единственным выходом, через арку. Сэм быстро бежит туда, останавливается на углу и аккуратно выглядывает, отмечает, что есть две новости – хорошая и плохая. Хорошая – он видит нужный дом. Плохая – дом находится на другой стороне сквера. Сэм решается и выбегает к деревьям. Патрульный автомобиль в этот момент тоже сворачивает на эту улицу, и Сэм попадает в свет фар. Автомобиль резко прибавляет газ, Сэм углубляется в сквер – машине там не проехать. Пока патруль останавливается у ограды, пока из него вылезают парни в форме, пока они добираются до середины сквера – Сэм успевает пробежать его весь и свернуть в темный переулок. Пытаясь отдышаться, Сэм шарится рукой под камнями у заветной двери, находит ключ, подлетает к замку, открывает дверь и захлопывает ее. В переулке появляется парень с фонарем. Сэм запирает дверь изнутри и садится на пол, чтобы его не видели в окно. Патрульный пробегает переулок насквозь, потом возвращается, дергая за каждую дверь, которую видит. Заперто. Он еще немного стоит под окнами старой картотеки и уходит.
Надеюсь, они не вернутся.

Банки с едой и воду Сэм выронил, где-то у забора. В кармане остались только орехи. В помещении было темно, пахло старой бумагой и пылью. Сэм сидит некоторое время на полу, чтобы глаза привыкли, затем встает и осматривается. Обстановка не изменилась с последнего его визита. Комната была разделена на две части. В малой части стоял стол секретаря, а за перегородкой находилось отделение со шкафами. Длинные деревянные шкафы с маленькими ящичками – картотека. Также была заполнена шкафами и вторая комната первого этажа. Камина здесь не было, воды тоже. Только никому не нужная бумага и дерево. На второй этаж вела скрипучая лестница. Там в одной из комнат была старая библиотека. Может быть тут есть и ценные экземпляры, но теперь в ситуации, в которую попал Сэм, они годятся разве что на растопку. В другой комнате обнаружился маленький, можно сказать крохотный камин. Чердак выглядел теперь не очень уютно, а совсем наоборот. Из щелей оконной рамы дуло. Сэм выбирает себе самый крепкий стул, из тех, что были в заброшенном доме, и садится на него у камина. Самый хилый стул он разламывает для огня. Он разводит огонь, чтобы немного согреться, чтобы заснуть.

Сквозь сон он слышит стук. Сэм открывает глаза. Он сидит на стуле перед потухшим камином в заброшенном доме. Стук повторяется, он идет с первого этажа. Бойл достает пистолет и спускается вниз. Подходит к окнам, но не видит там полицейских машин. Стук повторяется опять. Из входной двери.
- Кто? – коротко, но громко спрашивает Сэм.
- Это Люси. Сэм? Это ты? – звучит взволнованный женский голос.
- Ты одна?
- …Да. Сэм, открой мне. Никто не знает, что я здесь. – это и правда голос Люси.
Сэм отпирает замок и открывает дверь. Он хватает Люси за рукав, втягивает ее внутрь и закрывает за ней дверь на ключ. Пистолет все еще у него в руке.
Люси не обращает внимания на пистолет, обнимает Бойла и радостно щебечет:
- Я знала, что смогу тебя отыскать.
Сэм не отвечает на объятия и стоит как столб:
- Ты знаешь, почему меня ищут?
- …Да. Потому что ты убийца. Точнее, все говорят, что ты убийца.
Я не убийца.
- Зачем ты меня искала?
- Потому что, я хочу помочь! Ты попал в беду, а я не позволю им тебя отправить в тюрьму! – Обиженно говорит Люси, - Я люблю тебя! – она снова его обнимает.
- Это может быть опасно… -Сэм убирает пистолет и обнимает Люси.
- Мне все равно! – она утыкается носом в его плечо, - Поехали со мной
- Хорошо, Люси. Я поеду. И ты поможешь мне в одном деле.

+1

3

Она стоит в центре небольшой гостиной. Ее руки по локоть в крови. Она робко и нежно касается своего лица. Оставляет красные следы на щеках и подбородке.
Затем она замирает на секунду и начинает яростно втирать чужую кровь себе в кожу.
Она смеется как гиена ночью в саванне.
Ей кажется, что она приблизилась к Нему.
Что скоро они станут одним целым. 
А ты не верил в меня.

***
Джеймс сидит в комнате для допросов. Сбоку от него то самое зеркало, которое на самом деле не зеркало. И все об этом знают.
Дверь открывается с тяжелым скрипом и в комнату заходят Том и еще один мужчина. Афроамериканец, на вид лет 35, чистый темно-синий костюм протертый на локтях, белая рубашка, в нагрудном кармане пиджака торчит зеленая ручка и блокнот.
- Мистер Ислингтон, - говорит он, - меня зовут Джон Смит.
Джеймс пожимает руку ему и Тому и снова садится на стул.
- Джеймс, обойдемся без фамильярностей.
- Спасибо. Тогда прошу называйте меня тоже Джон. Вы знаете, кто я.
- Разумеется, - отвечает Ислингтон и кивает, - вы заменяете мистера Бойла…
- Да. Меня назначили на его место с тех пор как выяснили, что он и есть тот самый… соболезную, для вас, наверно, такой удар.
- Для всех нас, - вмешивается в разговор Том, но по его голосу не скажешь, что он особо расстроен.
Джон холодно смотрит на Тома и тот замолкает. Значит, ему разрешили только наблюдать. Должно быть обидно. Вот так ловишь гада, и никакой благодарности. Добро пожаловать, в мир взрослых, малыш Томми.
- Зачем вы сказали мистеру Бойлу, что за ним едут? - сразу же спрашивает Джон.
- Я не говорил…
И это ложь.
- Мы запросили о звонках, которые вы делали с сотового. И ваш последний звонок… был на номер мистера Бойла.
- Ну да. Я ему звонил. Но я не сообщал, что его ищут. С чего бы? Я и сам не знал.
И это тоже ложь.
Но в эту игру Джеймс играет превосходно.
- А о чем вы тогда беседовали?
- Сэм хотел, чтобы я осмотрел дом мистера Кэмерона… и я сделал это с разрешения Виктора… и решил позвонить и сказать Сэму, что ничего такого…
- А что вы надеялись там найти? Мистер Бойл считал, что уважаемый политик как-то причастен к делу серийного маньяка?
- Не тратьте мое время. Вы все прочитали в досье. Сэм же все подробно писал в отчетах и сдавал Крису, - укоряет Джеймс копа.
Джон хмыкает и откидывается на спинку. Он достает из внутреннего кармана пачку сигарет и постукивает ей по столу.
- Не против, если закурю?
- Пожалуйста.
- Том, ты мог бы принести нам с Джеймсом кофе?
- Что?! - вскакивает парень.
В его глазах непонимание. Как так. Он же принес убийцу на блюдечке. А с ним так? С НИМ ТАК?
Том дико вращает глазами, уставившись на Джона, и выбегает из комнаты.
- Побежал жаловаться, - со смешком бросает Смит, -  бесит, и мешает работать. Хоть бы дали ему медаль что ли, чтобы отвалил.
- Он просто юн...
- Я вам честно скажу, Джеймс. Крис все равно отстранил вас от должности консультанта или кем вы там были… но прежде чем вы смойтесь из города… хотя пока вам нельзя, учтите это… так вот… скажу честно... мне бы пригодились ваши показания.
Джон закуривает и протягивает пачку Ислингтону. Тот отрицательно качает головой, и афроамериканец продолжает:
- Только вот без этого всего. Давайте по-честному. На меня это дело свалилось. Я и сам не рад. Коп - маньяк-убийца. Представляйте, что у нас тут твориться? Нас СМИ жрет живем. Все носятся. Крис на успокоительных. Его ебут сверху. Начальство. А я как с жопой подожженной кручусь.
- Я готов вам помочь.
- Ну, супер. Прямо гора с плеч, - насмешливо выдыхает Джон и продолжает, - Ладно. Расскажите о сумке с оружием в квартире вашего бывшего напарника.
- Сумке с оружием? - переспрашивает Ислингтон.
- Да, гранаты, снайперка и прочая серьезная дребедень. Не знали?
- Нет.
И это опять ложь. Но какой смысл сознаваться, если его посадят за хранение абсолютно незаконного оружия, и тогда он ничем не поможет Сэму. Бойл так влип, что тут уж сумкой с оружием больше, сумкой с оружием меньше…
  - Значит, почему ваш напарник заделался оружейным бароном тоже не знайте?
- Нет.
- Так. А какие у него были отношения с вашей женой Карен?
- Нормальные. Ну, в смысле обычные.
- Скажите, Джеймс, вы были хорошим мужем?
Ислингтон не ожидает такого вопроса и внутренне вздрагивает. Он крутит на пальце фантомное обручальное кольцо.
- Я не знаю. Может быть, не слишком внимательным, - тихо отвечает он.
- И не изменяли ей?
- Нет, - опять врет Ислингтон.
- А вот мисс Паркер созналась мне в том, что у вас был с ней роман, который закончился разрывом. Но я так понимаю, что ребенок ваш.
Какого черта? Какого черта она так сказала? Какого черта?!
- Так что?
Джеймс молчит. Он знает, что слегка повел бровью. И его мимика уже выдала Джону то, что тот хотел знать.
Сука. Какая же ты сука.
- Это было для меня не так важно, как для мисс Паркер. И я не придал нашему роману такое значение.
И она там за стеклом. Она точно там.
Ислингтон не смотрит в сторону зеркала, за которым и правда находится Эстер Грейс Паркер. Крис попросил поприсутствовать ее на допросе. Ей он доверял. Ее репутация была непоколебима. Она даже улучшилась. Платиновая блондинка в своих научных кругах занимает очень высокое положение.

Ислингтон вздыхает и потирает переносицу. Ты печешься только о себе не так ли, Эстер?
- Не врите мне, Джеймс.
- Ладно. Слушайте. Я обычный мужчина. Я… просто оступился. Карен чудесная молодая жена. Боже, ей всего было 30. А Эстер… не знаю… ну, если вы ее видели, то сами понимайте… она горячая. Но черт, я никогда не любил ее. Я просто сходил налево. И Сэму хотелось досадить. Я знал, что он влюблен в нее. Ну, вы знаете эти игры, в которые играют парни…
- Без понятия, Джеймс.
Ислингтон ухмыляется, но делает это извиняющейся улыбкой. Словно ему действительно стыдно. Словно он и правда ошибся.
Ошибся. Но кое в чем другом.
- Переспали. И все. Я не планировал разводиться.
- А ваша супруга знала? Может быть, узнала как-то. Или Сэм ей сказал…
- Хотите сказать, что он, убив Карен, отомстил мне?
- Это вряд ли. Мы думаем, что Сэм был влюблен в нее. Никто не будет делать алтарь, если он не боготворит. Поверьте. Возможно, он рассказал ей. Она захотела вам отомстить  и вступила с ним в кратковременные отношения. Потом отказалась уходить от вас. И он ее убил. Чтобы навсегда осталась с ним.
- Вы думайте, что Сэм тот самый убийца?
- А вы нет?

Джеймс и правда думал об этом. Его смущало то, что за все то время, пока Ислингтон жил у Бойла, он не слышал, что происходило ночью. В квартире Сэма сильно гудели трубы (мужчина вспомнил, как рассказывал об этом своему приятелю в Шотландии), и напарник дал ему эти дурацкий таблетки, которые полностью вырубали Джеймса. Боже, да ночью можно было бы вечеринку устроить, Ислингтон бы не проснулся.
Так что Бойл мог спокойно выходить из квартиры, чтобы убивать. Еще эти манекены. Они тоже были со свалки, где нашли Карен.
Но черт, все это не вязалось в одно целое. Сэм никогда не любил Карен. Я знаю, кого он любил. И все это бред.
Ислингтон верит своей интуиции. Она его никогда не подводила.

Сдав пропуск, Джеймс выходит из полицейского участка. Конечно, за ним установлена слежка. Джон не дурак и до конца ему не поверил.
Ислингтон садится за руль и едет в сторону квартиры. За ним ненавязчиво ползет серый БМВ. Размышления мужчины прерывает легкая трель звонка. Джеймс берет на автомате и слышит ее голос.
- Ты хорошо играл. Мне понравилось, - мягко начинает Эстер.
- Я рад, - холодно отвечает мужчина. Ты думаешь мы заодно? Мне не.
- Была за зеркалом. Слышала каждое твое слово. Особенно в конце.
Джеймс молчит. Пытается прощупать меня.
- Знаешь, я думаю назвать нашу дочку Франклиной. Отличное имя, да? - смеется блондинка.
- Я рад, что у нас ничего не вышло. Потому что ничего бы не вышло. Никогда. Все что ты делаешь - это носишь маски. И тебе нельзя доверять. Хорошего вечера, Эстер.
Ислингтон кладет трубку, даже не дав договорить Грейс, и сосредотачивается на дороге.

В квартире он находит свой второй телефон и звонит Алексу.
- Ты можешь достать мне приглашение на вечеринку и амитал натрия? - спрашивает Ислингтон.
- Решил поиграть в кгбшника? - вежливо, но с легкой насмешкой интересуется Алекс.
- Решил перестать быть деликатным.
- Ну, наконец-то. Значит, дело пойдет быстрее. И ты быстрее вернешься.

У Ислингтона не было никаких зацепок. У них с Сэмом не было ничего. Джеймс попытался связаться с бывшим секретарем Виктора, но не нашел его и бросил это дело.
В конце концов, тот работал у Кэмерона с 2013 по 2017, поэтому вряд ли причастен к этому делу. Даже если у него есть дубликат от кабинета Виктора в доме.

И все же мужчине не давало покоя как легко Том все нашел. Парень все рассказал: о своем хитроумном плане поработать у Стефана, проследить за его помощницей и прочие детали операции.
И вообще, слишком много тут везения. Слишком много. Мог ли Стефан узнать, что Том из полиции? Как-то мог. Мог ли он все подстроить? Мог. Кому же он помогает?

Конечно, Джеймс понимает, что астролог просто так не скажет. Он вообще ничего не скажет. Ничего и никому. И полиции тоже. Да, и кто будет сомневаться, что Тому просто улыбнулась фортуна?
Как повезло, что я не из полиции.
“Как повезло, что ты снова можешь играть по своим правилам,” - замечает внутренний голос.
Джеймс улыбается.
Он делает скрин твиттера Стефана, в котором тот пишет, что посетит закрытую вечеринку одного художника. Якобы астролог был его наставником и позволил тому увидеть свой истинный талант.
Ислингтон отправляет сообщение Алексу.

Черный смокинг. Острые стрелки на брюках. Белая рубашка с французскими манжетами. Черная бабочка. Аромат от Том Форд - сочетание ванили и табака. Оксфорды.
Ислингтон удовлетворенно кивает сам себе в зеркале и отправляется на прием.

Шины Роллс-Ройса тихо шуршат по гравию. Трехэтажный загородный дом в стиле хай-тек с большими окнами светится как новогодняя игрушка.  Джеймс ставит автомобиль на парковку и выходит из него. 
Холодный ветер задувает за воротник, и мужчина спешит в дом. Ислингтон называет свою фамилию администратору и проходит внутрь.

Джеймс крутится среди гостей минут 15-20 пока не замечает Стефана. Ислингтон, дав ему себя заметить, отворачивается и делает вид, что хочет спрятаться от астролога. Мужчина заходит за выступ и притворяется, что разглядывает картину, на которой нарисована Вселенная.
В виде сосуда. Такой, какой ее представляет художник.
- Джеймс, вы что пытайтесь сбежать от меня? - смеется астролог.
- Да, что-то типа такого, Стефан, - признается мужчина, - добрый вечер.
- Добрый.
Они молчат и рассматривают друг друга. Изучают.
- Сочувствую вам по поводу мистера Бойла. Кто же знал...
Джеймс специально опускает  взгляд вниз, словно не хочет, чтобы Стефан прочитал его разочарование. Мужчина отворачивается и идет к уютным диванчикам, которые стоят в углу залы.
И он не ошибается, Стефан идет за ним, чтобы упиться своим триумфом.
Не тебе одному хотелось бы меня победить. Не тебе одному.
Джеймс садится на один из них и внимательно следит за астрологом, который аккуратно присаживается рядом с Ислингтоном.
Вот этот странный молодой мужчина в ярко-розовом костюме с белой рубашкой и белой атласной бабочкой, который в какой-то момент решил, что он пророк.
Стефан прикладывается рукой к своим налаченым волосам, а затем быстро касается коричневой оправы квадратных очков.
- Мне правда жаль, Джеймс, что все так вышло с Сэмом. Хоть мы были и не в лучших отношениях. Но подумай сам, как бы ты относился к человеку, который вломился в твой дом и украл то, что ему не принадлежало. Пусть это даже и информация.
Астролог переходит на “ты”, и Джеймс поворачивает к нему свое лицо.
- Я понимаю, Стефан. Не надо объяснять.
- Если хочешь поговорить об этом… или спросить совета у Вселенной…
- Не нужно. Но спасибо, - отвечает Ислингтон.
Он кладет свою руку на руку астролога и непозволительно долго сжимает ее. Улыбается, пристально смотрит в глаза Стефана и встает с дивана.

Джеймс проходит в толпу и присоединяется к кучке гостей, обсуждающих творчество прерафаэлитов. Ислингтон внимательно следит за выступлением молодого человека с кудрявыми волосами и большими орехового цвета глазами. Про себя Ислингтон называет такой типаж бэмби-бой.
Под конец речи остается только он и еще преклонного возраста леди. Джеймс чувствует спиной взгляд Стефана, тот по-прежнему за ним наблюдает. И это хорошо. Когда и леди их покидает, то парень умолкает.
- Принесите мне выпить… мистер…
- Мистер Ислингтон.
- Шампанское.
- Хорошо.
Джеймс оставляет бэмби-боя одного и идет к бару, надеясь, что там пересечется со Стефаном.
- Плохое решение, мистер Ислингтон, - говорит астролог, не делая вступлений.
- Просветите меня?
- У него есть фетиш на грязные дела, если вы понимайте о чем я, и что-то мне подсказывает, что вам это не понравится.
Джеймс слегка приподнимает бровь и поворачивается к Стефану, вставая поближе к нему.
- И какие у нас есть варианты? - вкрадчиво спрашивает мужчина, делая акцент на “нас”.
- Едем ко мне. На на моей машине. Я не очень тебе доверяю, - горячо шепчет астролог и встает вплотную.
И правильно.
- Устраивает. Идем.
Джеймс разворачивается и отходит от бара, позволяя Стефану себя догнать. Астролог чувствует себя относительно безопасно, прощается с гостями на ходу и даже позволяет себе взять Ислингтона за руку.
Джеймс не возражает. Там будет темный коридор. С точечным освещением. Он-то ему и нужен.
- Нас повезет водитель?
- Да, Джеймс. Я езжу только с ним! Возражения?
- Никаких, - отвечает мужчина, хватает Стефана за лацканы пиджака и прижимает к холодной темной стене, которая где-то высоко упирается в стеклянный пол 3-го этажа.
- Я бы подождал, Джеймс.
- Нет времени, милый, - отвечает мужчина и достает правой рукой из кармана шприц.
Ислингтон снимает зубами колпачок и вводит в вену на шее астролога острую иглу.  Свет от дизайнерского светильника подчеркивает синие венки на белой коже Стефана.
Астролог настолько не ожидает такого поворота, что начинает действовать очень поздно.
- Не дергайся. Дай мне вынуть иглу, - холодно говорит Ислингтон.
- Я умру? - неестественно-спокойно спрашивает Стефан.
- Нет. Ты вряд ли что знаешь об амитале натрия. А вот твои родители диссиденты из Советского Союза знали.
- Как ты узнал о них? 
В голосе Стефана отчетливо слышится страх. Ислингтон понимает, что тема родителей не очень-то ему приятна.
- Это было несложно.
Джеймс ждет и  все также плотно вжимает астролога в стену. Понадобится от двух до пяти минут.  Ислингтон не станет рассказывать ему о том, что эта вещь под условным названием “сыворотка правды” запрещена. Что есть такое понятие как “амиталовое интервью”. И допрос начинают с чего-то нейтрального.
- Расскажи мне, что ты любил делать в детстве? - спрашивает Джеймс.
И Стефан открывает рот и задумывается. Его окутывает теплота, какая-то эйфория и безграничное доверие к этому человеку и он рассказывает.

Ислингтон ведет астролога к своей машине, и тот увлечен историей кражи отцовской трубки, которую подарил Сталин, и уже не обращает внимание как забирается в Роллс-Ройс.
Джеймс садится за руль и покидает вечеринку.
- А куда мы едем? - спрашивает Стефан, но его голос звучит расслабленно и умиротворенно.
- Куда захотим. А как ты впервые узнал, что можешь услышать Вселенную или богов…
- Ты такой, дурачок…. все еще не веришь, да?
Стефан смеется и касается щеки Джеймса.
- В пещере. Мы жили рядом… в общем я и сестра Чарльза дружили… помнишь его же?
Ислингтон кивает.
- Ну вот. И мы с ней нашли эту пещеру в детстве. Мы жили друг от друга недалеко. Эта была наша тайна…  и мы там с ней всякое слышали. Но это была игра воображения. И когда мне было… не помню… когда я был подростком… я правда услышал там голоса.  Правда. Но они просто так не приходят. Надо голодать… я тогда поругался с родителями… с отцом… он застукал меня с парнем и хотел отправить в военную школу. И я сбежал и бродил.  И вот как-то я там оказался, и Вселенная сказала мне, что надо делать. И вот я. Перед тобой...
Стефан смеется.
- Стефан да Винчи, - заканчивает за него Джеймс.
- Именно.
- Покажешь мне пещеру?
- Почему бы и нет, - отвечает  астролог и отмечает на навигаторе точку, куда надо ехать.
Ислингтон бросает быстрый взгляд на локацию и сворачивает на нужную дорогу.
- Потом придется идти пешком от дороги.
- Я не против романтической прогулки, - со смешком отвечает Ислингтон.
- Может, тогда ты и поверишь. А, может, и нет, Джеймс. Я ведь не могу отказать тебе. В моих венах это дерьмо, да?
Джеймс усмехается, но не отвечает.

***
Люси притворяется. Притворяется очень хорошо. Разве она верит, что Сэм НЕ убийца? Конечно, нет! Доказательства на лицо.
И это прекрасно. Да, именно так. Наконец-то, он перестанет скрываться перед ней. И покажет ей свое настоящее лицо! И она его поймет.
Только она.
Только Люси сможет его принять и восхититься его истинным лицом.
Бедняга, он так страдает!
Она ему поможет.
Да. Все бросили его. Отвернулись от него. Но только не она.
Она ему поможет.
И они будут вместе. Навсегда.

И вот Люси обнимает Сэма, она делает вид, что готова сыграть с ним в его игру я-не-убийца.
Пока пусть так.
Он ведь проверяет ее, да? Она должна ему доказать, что достойна его доверия.
И докажет.

Люси проверяет уехали ли копы и возвращается к Сэму. Девушка кивает и ведет Бойла к своей машине, припаркованной недалеко от дома. Она ждет, пока тот спрячется на заднем сидении, чтобы не дай бог его не поймали камеры, и движется в сторону их с Полом конспиративной квартиры.
Пол, с которым ее связывали только рабочие отношения и к которому она устроилась ассистенткой, снял эту квартиру, когда его начали выискивать разные люди за скандальные статьи.
Вообще, он обрабатывал не только историю маньяка и неудач полиции, но и также был падок на грязные истории звезд шоу-бизнеса. От него даже пострадал Стефан. Тем не менее популярным его сделала Люси, добыв для этого журналиста эксклюзивный материал, связанный с Сэмом и его делом.
И Люси об этом знала. И пользовалась этим.
Работа ассистентом Пола приносила ей сносные деньги, она вернулась даже на свою квартиру (после того, как перестала беспокоиться, что ее найдет Карен и повыдергивает ей все волосы). Но про конспиративную квартиру Люси знала.
- Осторожнее, тут низкие потолки, - говорит она Сэму и ведет его на самый верх.
Девушка открывает ключом квартиру и заходит.
- С горячей водой могут быть проблемы. Но тут нас точно никто не найдет. Пол будет еще две недели в Ирландии и сюда точно не сунется. И тут только одна спальня. Но нам же не привыкать, правда?

И все в этой небольшой грязноватой квартире располагало к благополучному исходу. Тут действительно можно было прятаться очень долго.
Люси, сходив в ресторан быстрого питания, приносит картофель фри, гамбургеры и бутылку кока-колы. Брюнетка указывает на большой увесистый канделябр и зажигает на нем свечи.
- Это я купила на блошином рынке, правда круто?
Ужинать они будут в гостиной со скудной мебелью и при свечах.
Девушка старается быть как можно ближе к Сэму, она все ждет. Ждет, что он начнет ей рассказывать про свои убийства. И она скажет, что понимает, и что если ему нужна помощница…
Но он молчит.
И почти уже ночь, и можно идти спать, как тут дверь открывается и в квартиру заходит Пол.
Он впивается взглядом в Бойла, а затем в Люси. Все молчат.
- Пол, - говорит брюнетка как можно спокойнее. - Сэм поживет тут у нас. Ты же не против, правда?
Пол все еще молчит. Он как раз и вернулся из Ирландии, чтоб осветить дело с поимкой Сэма. А тут такое… но одно дело осветить, а другое, когда у тебя в квартире маньяк-убийца. О чем эта дура вообще думает?
- Люси, можно тебя на минутку?
- Конечно.
Девушка без стеснения берет Бойла и заталкивает его на кухню. Закрывает дверь. Чтобы он не сбежал от нее.
Люси медленно подходит к канделябру и тушит свечи.
- Я звоню в полицию, Люси. Можешь его задержать?
- Зачем звонить в полицию?
- Ты спятила? А что еще остается? Ты знаешь, кто это?
- Знаю. Давай проведем с ним пару дней. Напишем интервью. И только потом сдадим, - придумывает она план на ходу.
- Ты дура что ли? У всего есть границы…
- Ну да, пожалуй ты прав… лучше сказать полиции.
Пол достает сотовый и поворачивается к Люси спиной. Девушка тушит последнюю свечку.
Настал ее час. Час, когда ей нужно доказать, что она сможет быть достойной Его.
Пол связывается с дежурным, но не успевает сказать ни слова, потому что на его голову опускается тяжелый металл канделябра.
Люси с неестественной для нее силой бьет Пола по голове до тех пор, пока его череп не лопается как скорлупа грецкого ореха.
Кровавые брызги украшают стены гостиной, из алой дыры черепной коробки виднеются мозги, превратившиеся в кашицу.
В глазах брюнетки горит неистовый огонь, она все еще крепко держит в руках канделябр и чувствует свою божественность. Словно теперь ей известны законы мира. Так вот что чувствует Сэм, когда делает это!!
Теперь они станут богами и будут выше человечества.

Люси отбрасывает канделябр и заходит на кухню. Она смотрит на Сэма. Ее руки по локоть в крови.  Люси улыбается широкой счастливой улыбкой.
- Ничто больше не встанет между нами, дорогой, - шепчет она.

+1

4

О, нет…
Сэм смотрит на кровавые руки Люси, на ее безумный взгляд.
Ничто больше не встанет между нами, дорогой
Сэм странно наклоняет голову вправо, ни слова не произнеся, и резко выбегает из кухни, в гостиную.
О, нет, нет, нет…
Тело Пола лежит ничком на полу в луже крови. Он не успел начать сопротивляться. Череп проломлен так, что Пол растерял половину мозгов. Они красной кровяной кашей испачкали вокруг мебель и стены. Сэм видит рядом с телом телефон и поднимает его. Последний звонок был на номер полиции.
- Он хотел рассказать о тебе, - голос Люси звучит за спиной Сэма.
Сэм выключает телефон и кладет к себе в карман.
Она убила его. Она. Не я. Но кто мне поверит?
- Довольно грязно, Люси, - Сэм оборачивается к ней, и продолжает строго, - Помой руки.
Когда она послушно удаляется в ванную, Сэм снова смотрит на Пола.
Это просто тело.  Тело, которое нужно убрать.
Он оглядывает комнату, берет сумку, кладет туда свечи. Идет на кухню, забирает оттуда один стул и ставит около двери. Приносит с кухни ножницы, скотч, мешки для мусора.
Это просто тело.
Сэм уговаривает себя не реагировать на то, что он скрепляет скотчем ноги мертвеца, руки, приматывает их к телу, чтобы они не болтались при переноске. Это непросто, тело нужно переворачивать, пачкаясь в крови. Сэму все равно, что он замарается. Он надевает мешок на голову Пола, приподнимает его и протягивает Люси рулон скотча:
- Приступай.
Люси, склонившись, бодро обматывает труп клейкой лентой и пялится на Сэма.
- И как ты раньше справлялся без меня? – она с улыбкой подшучивает.
Справлялся без лишних трупов.
- Это не важно, теперь ты мне помогаешь.
Он ловит себя на ощущении, что рад этому убийству. Труп отлично привлекает внимание. Нужно привлечь ЕГО внимание, а это можно сделать только мертвецом, иначе не добиться серьезности. Может быть он и сам уже был готов пойти на убийство… чтобы поймать маньяка. Он смотрит на Люси, ту Люси, с которой он когда-то познакомился, с которой проводил ночи, которую бросил, которую пытался защитить.
Она полезна. У нее есть машина. Она может ходить по улицам открыто. Она ко мне привязана и верна, как сторожевой пес. Она легко согласится сыграть роль моей заложницы, когда станет жарко. Она убийца, она психопатка, мне ее не жаль. Она может стать наживкой, если понадобится.
Он пальцем указывает ей на одну из сторон длинного черного свертка:
- Ты бери за ноги, я за плечи.
Под покровом ночи они незаметно проносят тело в машину.

Нью-Форест в Гэмпшире той же ночью.
Они приезжают к тому месту, где была обнаружена мертвая цветочница с грибом в животе. На поляне Сэм ставит стул туда, где находилось тело жертвы. Затем он возвращается к машине за трупом Пола, взваливает его на себя и тащит к стулу. Рядом идет Люси, с ножницами. Он не подготовил пафосный реквизит для своей идеи. Поэтому ноги Пола он приматывает к ножкам стула обычным скотчем, а также руки и торс – к спинке. Голову оставляет в свободном «естественном» положении, когда подбородок под силой тяжести прилипает к груди. В пролом черепа Сэм вставляет свечи, погружая их в мягкий мозг, и поджигает их.
- Потому что он хотел, чтобы его заметили, - Люси завороженно наблюдает за действиями Сэма.
- Да, журналист, осветитель событий… - он смотрит, на разгорающееся пламя, - Уходим.
Сэм никак не может отделаться от мысли, что этот труп выглядит как нелепая попытка подражания. Будто он так сильно захотел славы, что решил подкинуть труп на то же место и урвать кусочек себе. Но это лучшее, что он сейчас смог придумать. Пол отвлечет внимание всех, и полиции, и убийцы. И пока они раздумывают, у него будет время на следующий шаг.

Они возвращаются обратно в квартиру Пола. Утром он просит Люси найти адрес захоронения второй жертвы, сестры Чарльза Одли, а также заехать в магазин и купить несколько метров пленки, лопату, керосин, веревку. Люси все внимательно слушает, тепло прощается с Сэмом и покидает квартиру.
День Сэм проводит один в квартире. Он пытается избавиться от кровавых пятен со стен и мебели. Не то чтобы он чувствует вину, просто, чтобы занять руки. Отмывает канделябр. Не очень тщательно, опытный эксперт найдет на нем следы крови. Квартиру, возможно, придется покинуть, когда полиция обнаружит адрес… Здесь повсюду отпечатки Люси, это не удивительно, она здесь жила. Свои отпечатки он тоже не стал стирает, это без толку.
Люси возвращается к вечеру, приносит ужин, настоящий, из ресторана.
- Кладбище Геннерсбери, участок 78/ 9.
- Спасибо, Люси, - Сэм обнимает ее, всматривается в ее глаза.
- Когда мы туда едем? – она спрашивает это с небольшим беспокойством.
- Сегодня ночью.

Они идут по дорожке, между живописными надгробиями.
- Это девушка, - осторожно начинает Люси, - она вторая жертва… По ней мы написали статью… с Полом… Ты все еще злишься за тот раз? – Люси спрашивает это таким тоном, будто она разбила чашку Сэма.
- Не совсем… - он хмыкает, когда видит на лице Люси испуганное выражение, - Здесь мы не из-за твоих действий, я бы и без тебя сюда пришел.
Они находят нужное надгробие, каменное и очень красивое. Рядом лежит свежий букет цветов.
Сэм просит Люси быть внимательной и, если их заметит охрана, отвлечь.
Мерзлая земля поддается непросто. Сэм очень сильно устает, но не может остановиться. Наконец, он выкапывает гроб, ломает крышку и вытаскивает тело. Мертвая девушка давно перестала быть красивой, месяцев этак пять назад. Сейчас она не совсем целая. Кое-где на теле мясо прогнило, ключицы и локти торчат костями наружу. Она улыбается, потому что губы больше не могут скрыть ее зубов.
Сэм поднимает труп на руки, словно невесту, и, выбравшись из могильной ямы, укладывает тело на подготовленный Люси пакет. Они быстро запечатывают сверток. Сэм берет тело, Люси инструменты, и они покидают кладбище.

В доках Кардиффа Сэм находит нужное здание. Приносит туда тело, собирает вокруг мусор, все что может гореть. Складывает костер так, чтобы труп сгорел наверняка. Обливает керосином. Пока он занимается делом, Люси расстилает на капоте автомобиля полотенце, вынимает из сумки термос с кофе и делает бутерброды с ветчиной. Сэм подбирает палку, обматывает ее тряпкой и поджигает импровизированный факел. Он смотрит на Люси и приманивает ее пальцем, чтобы она подошла к нему. Она кивает, берет бутерброд и протягивает его Сэму. Сэм отдает ей факел, показывая, куда кидать.
- Бросай.
Люси со смехом закидывает в открытую дверь горящую палку. Сэм кусает свой бутерброд. Разгорается пламя. Они отходят к машине. Сэм пьет свой кофе и смотрит, как из окон вали дым и редкие языки пламени.
Ты подумаешь, что я могу убить. Ты подумаешь, что я наглец. Ты подумаешь, что я бросаю тебе вызов. Давай, покажись.

+1

5

Дорога до тайной пещеры астролога занимает 3 часа 15 минут. Весь путь Стефан болтает без умолку, рассказывает о своем детстве, о родителях, с которыми больше не общается. Они к тому же переехали в США.
Джеймс преимущественно молчит, лишь поддакивает и кивает.
Весь этот дружелюбный разговор астролога не более чем последствия химии, которая циркулирует в его крови и заставляет раскрывать о себе так много личной информации.
Ночная дорога полупустая, монотонная, и Джеймс зевает. Стоило бы остановиться и купить кофе на заправке, но мужчина не хочет рисковать.

Они едут в город Уэллс, графство Сомерсет.  В небольшом домике на окраине города и провел свое детство Стефан. Играл со своей подругой - сестрой Чарльза  -  рядом с пещерами Вуки-Хоул.
Ислингтон с удивлением узнает, что родовое поместье Чарльза ( так называет их дом Стефан) находится тут, недалеко от городка Уэллс, а совсем не рядом с Лондоном, куда часто приезжал Джеймс, чтобы поиграть в теннис и поохотиться со своим новым знакомым.
- Знаешь, незадолго до смерти… до убийства… она звонила мне, хотела о чем-то поговорить… а я идиот… я отказал, сказал консультации. Что если бы я смог помочь ей? - сокрушается астролог.
И Джеймс ему верит. Сейчас под воздействием амитала натрия Ислингтон видит его настоящее “лицо”: противоречивое, разбитое, самовлюбленное, неуверенное, жаждущее внимания и любви, требующее эксклюзивности, обиженное и детское, жесткое и ранимое, умное и глупое одновременно.

Мысли Ислингтона вновь переходят на природу людей, такую сложную и неоднозначную. Ты снимаешь слой за слоем, слой за слоем, чтоб добраться до сердцевины… и иногда она тебе не нравится.
Иногда не нравится, но ты понимаешь человека. А иногда не нравится, и ты не понимаешь.
А иногда тебе начинает нравится человек.
Сейчас Джеймс мог сказать, что Стефан ему начинает импонировать больше, чем раньше.

Мужчина вновь думает об Эстер и в частности о своей дочери. Черт, он даже не знал, что будет именно дочь. И она бы точно ничего не сказала бы, если бы это было ей не выгодно. Если бы она не хотела усидеть на двух стульях.
Какие тайны ты еще скрываешь? На что ты еще способна?

Чем больше он ее узнает, чем больше понимает ее, тем меньше она ему нравится. Та страсть и то приключение, которые возникли между ними 20 лет назад и привели к столь сильным чувствам, они не дали объяснения ее натуры. Да, и по правде, Джеймс тогда не хотел копаться в ней. Он хотел обмануться. Будучи чувственным человеком от природы, Ислингтон хотел страсти. И получил ее. Для него Эстер Грейс была больше как источник удовольствия.
И это было взаимно. Они оба получали то, что хотели. И не думали о последствиях.

Теперь все по-другому.
Потому что потом стало все сложнее, после того как они расстались из-за этого чертового нераскрытого дела.
В какой-то мере я подсознательно надеялся,  что она станет моей спустя столько лет. Но это слишком большая иллюзия. Пора это признать. Как и то, что я могу защитить свою дочь. Иначе все обернется как с Карен. Она должна была жить. Писать свои романы, а не валяться мертвой на свалке.

Джеймс ударяет по рулю, Стефан вздрагивает и кивает на городок перед ними.
Уэллс. Его мы вынуждены будем объехать.
Ислингтон смотрит на навигатор. Осталось недолго.

Дорога петляет и становится узкой. Темные скелеты деревьев нависают над роллс-ройсом, словно пытаются схватить за крышу автомобиля.

И вдруг Джеймс тормозит. Резко.
Стефан, который уже успел отстегнуться, влетает в стекло и болезненно стонет.

Черный роллс-ройс стоит в чернильной темноте ночи и кромсает пространство впереди ярким светом фар.

Ислингтон смотрит на оленя, который выбежал на дорогу и замер посередине. Мужчина впивается взглядом в ониксового цвета глаза зверя, и тот отвечает тем же.  Олень крупный, он опускает голову вниз, показывая свои рога, шевелит ушами и убегает прочь в темноту леса.
Тупая оленина, - ругается Стефан и снова пристегивается, - тут недалеко. Едем.

Ислингтон вновь продолжает движение. Он быстро просматривает только что пришедшее смс: “Чтобы ты не задумал, будь осторожнее, пожалуйста. Грейс”. Мужчина ничего не отвечает.
Через пять минут они приезжает на место.
- Дальше пойдем пешком. Минут двадцать, - говорит астролог.
Джеймс выходит из машины, запрокидывает голову вверх, позволяя каплям дождя упасть себе на лицо. Он берет с собой вальтер на всякий случай, а также фонарик,  понимает воротник смокинга и следует по тропинке за Стефаном.
- Оружие ни к чему, мистер Опасный, - смеется астролог.
Джеймс ничего не отвечает.
- Знаешь, что тут целая система пещер с востока на запад.  По всей гряде холмов  Мендип Хилс. Еще считается, что тут обитали ведьмы. Но я думаю, что они сюда ходили и слышали тоже самое… как и я… Голос…
- Разве сейчас они не закрыты для посещения?
- Я тут вырос… брось… моя пещера нетуристическая… про нее знаю только я и она… не могу перестать о ней думать… что если бы я помог?
- Что сделано, то сделано. Ты выбрал в прошлом, и теперь только остается научиться жить с этим выбором.
- Хреновый из тебя утешитель, - замечает астролог.
- Я тебя и не утешаю.

Стефан сворачивает с тропинки в лес, он уверен в каждом своем шаге. Ноги Джеймса тонут в кашеобразной грязи, но мужчина не отстает от астролога.
- Кстати, там где ты оставил свой ролс… это даже не остановка… сюда вообще никто не забредает. Будем надеяться, что олени не поцарапают твоего красавца, - смеется Стефан.
И он снова начинает говорить о сортах мороженого, которое предпочитает, о путешествиях и мужчинах. Ислингтон слушает вполуха.
Дождь становится еще навязчивее.

Наконец, они ныряют в проем между двух скал. Ислингтон движется боком, как и астролог. 
Они вышли на эти скалы не покидая  молчаливого леса. И Джеймс предполагает, что это самое начало этих холмов.
Они минуют проем и выходят на открытое пространство, похожее на чашу, окруженную скалистыми холмами. Стефан присаживается и пролезает в дыру, плотно прилегающую к земле.
- За мной, - преувеличенно бодро командует он.
Джеймс вздыхает и ныряет в отверстие, пачкая свой костюм.

Они оказываются  в небольшой пещере, которая сужается и уходит дальше.
- Что там? - спрашивает Джеймс.
- Еще одна. Но я туда не хожу.
- Почему?
- А зачем, голос можно и тут услышать. Там такая же пещера, чуть больше. И на этом все. Никакого таинственного туннеля, ничего такого, мистер Ислингтон.
- И когда… этот голос?
- Я не знаю, - опять смеется Стефан, и Джеймс чувствует, что тот пожимает в темноте плечами.
- Я осмотрюсь..
- Погоди… есть кое-что, что еще надо сделать… Я всегда делаю...
Стефан светит своим телефоном и находит нужный камень. Джеймс терпеливо ждет. Под камнем в полиэтиленовом пакете лежат таблетки. Астролог открывает пакет и принимает пару, а затем протягивает заначку Ислингтону.
- Так мы точно будем восприимчивы к тонким материям, - заявляет Стефан.
Джеймс ухмыляется и отрицательно качает головой. Астролог убирает таблетки и садится в позу лотоса.
- А теперь будь добр, замри… я медитирую… и призываю...

Джеймс оставляет астролога соприкасаться с божественной сущностью, а сам идет во вторую пещеру. Она и правда закрытая. Ислингтон светит на стены. Никаких туннелей, ответвлений или отверстий.
Ислингтон с сожалением начинает понимать, что зря приехал сюда. Стефан скорее всего, обдолбавшись, слышит все это в своей голове, только непонятно откуда такие точные сведения. Вытрясти бы из него всю душу.
Джеймс делает пару шагов и задумывается.  Он чувствует, как капли дождя падают на его лоб и голову. Мужчина светит наверх и с трудом замечает в потолке небольшое отверстие, диаметром с футбольный мяч.
Мужчина задумчиво смотрит на дыру, а затем выходит из пещеры. Астролог, поглощенный своей медитацией, даже не замечает этого.

Ислингтон поднимается наверх. Он хватается за скользкие кусты, подошвы оксфордов скользят по мокрым камням, горная порода царапает пальцы рук.
Джеймс взбирается на холм и ищет небольшую дыру. Мужчина тратит на это около получаса, потому что вообще непонятно, где именно она располагается. Но методично метр за метром Ислингтон изучает пространство.

Джеймс едва не попадает в нее ногой. Ислингтон промок насквозь, мужчина чувствует как боксеры под брюками липнут к холодному телу, а дождь только усиливается.
Джеймс присаживается рядом с дырой и светит в нее. И что? И что? Это всего лишь дыра. Если даже в нее покричать, то что? Это будет просто крик. Можно ли принять это за божественный глас, от которого, по словам Стефана вибрируют стены?

Джеймс свистит в дыру и произносит звуки. От стен идет отличное эхо. Ислингтон снова задумывается. Что, это выглядит вот так? Наговариваешь в дыру и все?
Ислингтон озадачен, он встает и поворачивается вокруг себя.
Может, он через громкоговоритель с ним разговаривал? Звучит бредово, конечно.
Ислингтон снова садится на землю и водит фонариком по местности, рисует узоры на скалах, чтобы чем-то занять руки, пока он напряженно думает.
Внезапно свет выхватывает что-то металлическое в темноте.
Мужчина осторожно подходит к тому месту, оно лежит прямо в метре от дыры.

Джеймс характеризовал бы это как диджериду - трубу австралийских аборигенов, длиной чуть более метра. Правда, те делали ее из дерева, а это была из металла.
Ислингтон берет трубку, широкий конец вставляет в дыру и дует в нее.
Без сноровки получается плохо. Звук прерывается, ломается.
Но он наполняет стены пещеры странным гулом, заставляя их вибрировать. Джеймс замолкает.
Он слышит, как Стефан зовет его по имени.

Значит вот как. Кто-то, кто хорошо знает Стефана, знает когда он тут, едет за ним, ждет пока тот посидит в темноте и в голоде пару дней и под наркотой, а затем появляется в образе Бога. Или Голоса. Дует через эту хренотень. И когда тот готов слушать либо через дыру надиктовывает ему, либо через эту... хрен знает как... трубу….

Ислингтон кладет трубу на место. Что теперь? Как связаться с Сэмом? Как сказать ему о новостях? Вместе мы бы что-то придумали.
Джеймс решает все рассказать сначала астрологу, хотя и понимает, что именно это знание для него значит.
Мужчина медленно спускается вниз, но буквально на середине пути нога скользит, он теряет равновесие и катится вниз, ударяясь головой об камень.

Кто-то мелко и дробно стучит какими-то камушками над его ушами, и Джеймс открывает глаза.
И понимает, что это он стучит зубами. Ислингтон дотрагивается до головы, а затем до скул и подбородка.
Кровь. Очень много крови.
Джеймс чувствует тошноту.
Сотрясение?
Ислингтон сидит еще несколько минут, рассматривая порванный черный смокинг. Джеймс поднимает свой разбившийся телефон и замечает пуговицу.
Она не его. Похоже не один Ислингтон тут падал.
Джеймс поднимает пуговицу и присматривается.  Голова медузы Горгоны, помещенная в круг.
Версаче? Да, я не единственный модник, который ошивается по этой глухомани.

Ислингтон прячет пуговицу в карман и идет к Стефану. Тот под кайфом рассказывает ему про звук, просит его остаться. Джеймс с трудом убеждает его подняться наверх и все показывает.
И снова показывает.
Потому что Стефан отказывается верить, что его обманывали.
И снова показывает.
Потому что астролог кричит и лезет на него с кулаками.
И снова.
Потому что Стефан рыдает и как ребенок закрывает уши.
И Джеймс понимает его, он честно понимает его. Все, что составляло краеугольную суть астролога, летит сейчас к херам собачьим. И это не просто неприятно, от этого не отмахнешься. Это невероятно больно.
- МЕНЯ НЕ ОБМАНЫВАЛИ ! ОН ЕСТЬ! - орет Стефан на всю округу, а затем хватается за сердце и падает.

Ислингтон подбегает к нему, видит как у того синеют губы и понимает, что он не дышит.  Дикий стресс, амитал натрия и какие-то наркотики сделали свое дело.
Блядь…
Джеймс ругается, щупает пульс, кладет свои холодные руки на его грудную клетку и делает закрытый массаж сердца.
100-120 нажатий в минуту.
5-6 см в глубь.
2 выдоха в полость рта.

Вспоминает мужчина.
- Давай, скотина, дыши, - шепчет Ислингтон.
Повторить.
Давай, спящая красавица.
И все снова по порядку.
И опять повторить.
Он был ценный свидетель.

Ценный свидетель громко вздыхает и смотрит в глаза Ислингтону. Тот таращится на него в ответ.
Они оба молчат.
- Не о таких поцелуях я мечтал, - говорит астролог, странно оскалившись.
- Я мог сломать тебе ребра.
- Ты так и сделал. Мне надо к врачу.

Они с трудом и очень медленно спускаются со скалы. Но на улице светлеет, ранее утро, и теперь идти намного легче.
Стефан еле волочит ноги, Ислингтон поддерживает. Они идут так медленно, что мужчине кажется, что проходит вечность.

Джеймс усаживает Стефана в роллс-ройс и молчит. Он сейчас не хочет напоминать ему о пещере и обмане.
По дороге астролог передумывает и требует, чтобы Ислингтон отвез его домой в Уэллсе, а врача он вызовет сам.
- Он друг моих родителей, придет ко мне сразу. Если скажет в больницу, то пойду в больницу.
Ислингтон и сам чувствует как возвращается острая головная боль, говорить становится труднее.

Домик родителей Стефана - это небольшой скромный одноэтажный коттедж из серого камня. На пути сюда астролог говорил, что купил его у своих родителей, потому что ему не хотелось, что здесь жил кто-то другой.
Их встречает хромая женщина средних лет, которая присматривает за домом и живет тут же со своим котом. Она вызывает врача.
Джеймс доводит Стефана до кровати и укладывает на нее. И в этот момент астролог хватает мужчину за рубашку и притягивает к себе.
- Я хочу, чтобы ты умылся, выпил кофе и убрался отсюда. Я хочу, чтобы ты никогда не напоминал мне про то, что рассказал наверху. Я забуду это. Как и то, что ты накачал меня какой-то дрянью. Понял?
- Будешь жить во лжи?
- Не тебе меня учить. Потому что знаешь что, Джеймс, я мог бы умереть. И это была бы твоя вина. Это ты мне вколол какую-то херню. И знаешь что? Так поступают только чудовища или отчаявшиеся. И когда ты колол мне это… там… у стены, в твоих глазах я не видел отчаяния.
Стефан выдыхает устало, отпускает Джеймса, и тот выходит из комнаты.

Мужчина умывается, выпивает кофе, отстирывает грязь от брючины и выходит из дома. Ночь была так себе. Серое пасмурное утро обещает, что день будет также не очень. Как минимум Ислингтона будет беспокоить больная голова, мысли, где найти Сэма, что делать с Эстер, как забыть ее, как вычеркнуть ее из своей жизни уже сейчас, как поймать убийцу.
Ислингтону хочется дико и невыносимо курить, но придется потерпеть. Хотя, может и нет. Джеймс замечает полного усатого мужчину, который довольно попыхивает своей сигаретой и любуется ранним утром. Ислингтон подходит к нему.
- Не рановато ли садовничать? Еще даже не весна.
- Самое оно для планов.  А планов громадье. Как минимум… это… как его… на Версальский сад… мать его...
- Не дадите сигарету?
Мужчина с усами лезет в карман, и Джеймс разглядывает его. Взгляд Ислингтона натыкается на пуговицы в виде Медузы Горгоны. Джеймс быстро пробегается взглядом по всем, пока не замечает, что вместо второй сверху пришита обычная пластмассовая.
Рукав порван и добросовестно зашит.
Джеймс не стесняясь трогает ткань, оценивая ее качество на ощупь. Полный мужчина протягивает сигарету.
- Нравится что ли?
- Он ваш?
- Мой.
- И давно вы в Версаче садовничайте?
Мужчина фыркает сквозь усы.
- С тех пор как отдали.
- И кто же был так щедр? - смеется Джеймс, но чувствует себя так, словно каждый мускул в его теле напрягается.

И садовник называет имя.
***

Сегодня была такая веселая ночь. Они были вместе. Они понимали друг друга с полуслова. Люси и Сэм. Да, теперь ей хочется такое тату.
Сердце с их именами на бедре. Или на животе. Или на груди.

Они выкопали тело, сожгли его, и это был настоящий пикник! И да, пусть она пока не понимает всех его действий, но Люси полностью доверяет ему.
Если я буду ему верить, то он откроется мне. Я с ним, он это понимает. Я с ним до конца. Он любит меня. Интересно, а Сэм знает, что никакого Джеймса Ислингтона не существует? Что его друг не тот, кем кажется. Пол тогда сказал, что ему кто-то запретил... какой-то человек запретил Полу копать дальше в ту сторону. Но с Сэмом мы сможем раскрыть все тайны. Весь мир против нас, а мы вдвоем против него!

После этой безумной и веселой ночки они спрятались. Люси много узнала во время работы с Полом. Например, о заброшенных домах на самой окраине города, где ютились наркоманы и другие отбросы общества как называл их Пол.
На эти места никто не обращал внимания. Люси знала тут одну женщину, ей было 50 лет, она была толстой, слепой и все еще принимала клиентов. И как Люси знала много находилось извращенцов, желающих выебать слепую женщину.
Деньги всегда брала какая-то девочка 12 лет, возможно, сирота. Мама Лу, как сказала Люси Сэму, благородная, торгует собой, а вот девочку бережет.
В любом случае за деньги их пустили. Мама Лу и девочка перебрались спать на кухню, а свою провонявшую грязную комнату отдали Сэму и Люси. 
Перед тем как пойти к маме Лу Люси купила любимому толстовку с капюшоном и очки. Пока они не знают, что я с ним, они нас  не найдут.

Люси зевает, хоть и выспалась. Она сидит на кровати с пожелтевшими простынями в наушниках и смотрит по телефону репортаж на ютюбе. Сэм попросил ее искать странности.
Вот пресс-конференция, где бледный Крис отвечает на насмешливые вопросы журналистов, мол как вы не заметили волка среди овец,  ругает маньяка-осквернителя, клянется найти его, врет, что они уже знают, где он, а потом, вперив взгляд в камеру, призывает Сэма сдаться и облегчить свою душу. 
Много про осквернение, мало про Пола. Вот так, мудак, не такой ты и значимый. Просто крыса канцелярская со свечами в башке.

А тут какой-то политикан заявляет, что Сэм шантажировал его, и что хоть их политические взгляды с Чарльзом разные, он все равно сочувствует его горю.  И еще этот мужик хочет, чтобы Сэма нашли и покарали.
Наверно, это не странно.

Вот  видосик о том, что днем, после того как общественность узнала об осквернении могилы сестры Чарльза, начался пожар в квартире Сэма. Она сгорела дотла. В репортаже предполагают, что это хейтеры убийцы.
Люси решает, что сказать стоит, но это не странно. Но Сэм, наверно, расстроится. Сказать до завтрака или после?
Она нежно целует спящего Бойла, мечтательно вздыхает и снова лазит в инете.

Вот короткая вставка в программу с голосом Чарльза по телефону, который, сдерживая слезы, не верит, что его сестра опять пострадала. Чарльз не понимает, как так вышло, что Сэм убийца, он казался всегда странным, но милым и располагающим.
Тут звонок прерывается, и ведущая начинает строить свои гипотезы относительно извращений Бойла.
У Сэма был брат? Он ничего не говорил...

А вот это странно. Это видео.
Буквально за час до пожара в квартире Бойла, начался еще один пожар. И это случилось в загородном доме одного гипнотизера-психотерапевта.
Люси наблюдает за дружелюбным мужчиной, который сидит в инвалидной коляске. Когда ему говорят про пожар в квартире Сэма, он отвечает, что это скорее всего совпадение. И вообще у него-то успели большую часть потушить, но все равно Гарри Чизани (так его зовут) переезжает за город, чтобы пожить в деревенской обстановке.

Люси трясет Сэма за плечо, как он и просил. Она знает, что у них какие-то дела. Какие она не знает, но ей все равно. Главное дело вместе.
И все же про пожар придется рассказать до завтрака.

+1

6

Сэм просыпается от того, что кто-то его трясет и зовет по имени. В нос ударяет запах затхлого жилища, через грязные шторы комнаты светит солнце, из кухни доносится треск работающего старого холодильника.
- Доброе утро, милый! – ласково воркует Люси.
Сэм поднимается с постели, если можно назвать постелью проваливающийся матрас с простынями, окрашенными характерными для притона пятнами. Но, здесь хотя бы не холодно. Остальное не важно. Сэм в своей жизни бывал в местах и похуже этого.
- Что-нибудь нашла? – сонно тянет Сэм.
- Да! Ммм… ты только не расстраивайся сильно… Твою квартиру сожгли, - Люси делает паузу.
Сэм удивленно приподнимает брови.
- Но я не про это хотела сказать! – Она пытается подобрать слова – До того, как у тебя был пожар, за час, был еще один пожар. В доме одного психотерапевта-гипнотизера, Гарри Чизани.
Брови Сэма спускаются обратно, даже слишком, делая лицо хмурым и серьезным.
- По какому адресу? Надо с ним поговорить.
- Э… Они сказали, что он уже уехал оттуда, за город, у него есть второй дом. А! еще он в репортаже был в инвалидной коляске, если это поможет.
Это хорошо. Это очень хорошо, черт, сегодня отличный день!
Сэм молча одевается, и размышляет о том, что его сумасшедшая выходка, кажется, была не зря.
- Я думаю, это сделали твои жалкие коллеги, они еще и адрес перепутали, нашли только со второго раза.
- Ха-ха, Люси, ты права, - Сэм смеется ее шутке, а затем добавляет серьезно – Тот, кто это сделал, сильно ошибся.

Мама Лу, когда соглашалась их приютить строго оговорила, что здесь им не гостиница. И если им что-нибудь понадобится, то нужно оторвать жопу с дивана, пойти и сделать это самому. Девочка выполнять их хотелки не обязано. Ни уборки, ни готовки, ни любых других просьб, даже если бумага туалетная закончилась. Вещами и посудой пользоваться разрешалось, но при условии, что все возвращается ровно на те места, на которых это лежало. Мама Лу узнает, если это правило кто-то нарушит. И мама Лу будет не довольна.

На завтрак Люси кладет за заляпанный стол яичницу с беконом и кофе.
- Что теперь мы будем делать? – Люси спрашивает это тоном, как будто выбирает следующий аттракцион в диснейленде.
- Ты поедешь узнавать адрес загородного дома Гарри Чизани, - Сэм прихватывает вилкой кусочек бекона и отправляет в рот, - заодно возьмешь отпуск. Придумай что-нибудь, что Пол тебе был дорог или что у тебя проблемы со здоровьем.
- Поняла. А зачем нам к нему ехать?
- Увидишь. – уклончиво отвечает Сэм.
Когда Люси уходит, мама Лу уточняет, здесь ли еще ее второй гость, словами «а ты что, тут остаешься?» и получив утвердительный ответ, отправляет девочку в магазин. Она ему не доверяет. И правильно делает.
Сэм выходит на задний двор, окруженный глухим забором, садится на некое подобие лавки и закуривает. И кармана он вытаскивает телефон Пола. Включает его. Набирает короткое смс «Гарри Чизани» на номер Джеймса и отправляет.
Если у меня не получится, ты обещал до него добраться, обещал, клялся, даже если я сяду, я хочу знать, что он сдохнет.

Люси поднимается в редакцию, к секретарю, чтобы подписать бумаги о срочном отпуске, как и просил Сэм. Как только она вышла из дома мамы Лу, она сразу скинула в чат секретаря, что ей нужен отдых. Срочный и вероятно на весь месяц. К ее приезду, они должны успеть оформить бумаги. И нет, она не сможет подойти завтра, не ее проблема, что сейчас такой ажиотаж. В офисе и правда обычная суматоха переросла в сумасшествие. Такая сенсация! Редакторы носятся по коридорам из кабинета в кабинет, стажеры выпрашивают темы для статей. Каждый человек, работающий в газете имеет на столе подробную биографию жизни Сэма Бойла. Люси делает вид, что ей все равно. На нее практически не обращают внимания. Она даже слегка обижена, ведь она работала с Полом, а ее даже не позвали на интервью о жертве маньяка. Она забирает у секретаря готовые бумаги, подписывает и оставляет на столе главного редактора. Тот даже не кивает в ее сторону – висит на телефоне и важно с кем-то лопочет. Люси вспоминает, что нужно достать адрес Гарри, и знает, кто ей в этом поможет. Она заходит в кабинет своей подруги, Стейси.
- Люси, я в такой запаре! Десять минут! - Стейси просит ее подождать, пока она сделает несколько звонков.
Люси решает подождать у кофейного автомата. Она не спеша выбирает вариант напитка, и, пока автомат бурлит и шипит, с наигранной скукой переваливается с носков на пятки. В этот момент в офис заходит мужчина в темно-синем костюме, афроамериканец. Люси наблюдает, как он заходит в кабинет главного редактора. Она делает глоток из бумажного стаканчика и смотрит на часы. Еще семь минут. Из кабинета Стейси слышны крики, видимо телефонные переговоры все еще длятся. Люси оглядывает стены, видит, что уголок «Статья года» поделен на две части. В одной из них статья Пола о Сэме, а в другой некролог про самого Пола. Его фото, с черной лентой, какая-то открытка… «Ничего примечательного. Через пару дней они и это снимут», -  думает Люси. Стаканчик почти пуст. Из кабинета главного редактора выходит незнакомый мужчина, и, встретившись взглядом с Люси, идет в ее сторону.
- Простите, вы Люси? Та самая, которая работает с Полом?
- Работала, - Люси допивает кофе и бросает стаканчик в мусорное ведро. Немного сильнее, чем ожидала.
- Извините. Меня зовут Джон.
- Люси! Ты где? Заходи. У тебя пять минут моего времени, - кричит из кабинета Стейси.
- Джон, давайте в другой раз? – подмигивает Люси и исчезает за дверью.
Она просит Сетейси найти адрес Гарри Чизани. Стейси даже не спрашивает, зачем, просто записывает имя и отправляет Люси вон.
- Хорошо, хорошо. После обеда узнаю, или во время обеда, но не сейчас!
Люси обнаруживает, что Джон все еще ждет ее.
- Уезжаете куда-то?
- Нет, хотя, возможно. Пока не знаю. Почему вы спрашиваете? Кто вы такой? – Люси не нравится этот тип.
- Я пишу одну статью, о личных связях Сэма. И хотел бы взять у вас интервью. Вы будете в городе? Он связывался с вами? Что вас заставило уйти в отпуск? Смерть Пола? Объявление о розыске Сэма?
- Как много вопросов, - Люси смущенно улыбается, -  кажется вам не по адресу. – Она пятится по коридору в сторону двери, - Извините, я ухожу в отпуск по проблемам здоровья, ну, вы понимаете, это связано с женскими… днями. Жуткий ПМС… раздражительность. Сами понимаете, я сейчас точно не смогу сказать, может меня в больницу положат, или посоветуют отдых на море. До свидания! – она разворачивается к нему спиной и быстро уходит из офиса.
Преследовать он ее не стал. Он что, из конкурентов? Вот нахал!
Стейси звонит, когда Люси почти приехала к дому мамы Лу. Она диктует адрес, потом шепотом добавляет:
- О тебе узнавал какой-то Джон. Хотел знать, о чем мы с тобой говорили. Я тебя прикрыла, что посоветовала тебе йогу и пилатес, ты же в отпуск уходишь. Вроде поверил. 
- Спасибо, Стейси!
- Знаешь, если там какая-то сенсация зарыта, и ты решила стать независимым журналистом, то я обижусь. Зачем тебе этот Гарри?
- О, это просто другу помогаю, он занимается ремонтом и восстановлением после пожаров. Сидит сейчас без работы, вот и просил меня помочь.
- Ага, сплю и вижу, подруга. Ладно, в этот раз проехали, но больше я тебя не прикрою, последний раз было. С тебя сувенир из отпуска.
- Договорились!

Мама Лу не спрашивала, кто они такие. Люси не называла Сэма по имени. Телевизора в доме не было, только радио. За время отсутствия Люси, девочка сходила в магазин несколько раз. Сэм дал им денег на три дня и, видимо, обычные доходы их были куда скуднее. Девочка приносила крупы, замороженное мясо, чай, картофель. Девочка молчала и не смотрела на Сэма. Ему казалось, что она его не видит, потому что тоже слепая. Она убирала в доме, готовила для мамы Лу, сопровождала ее в ванную. В ответ мама Лу спрашивала ее не переставая, поела ли она, стирает ли свою одежду, не болеет ли.
Если Морок узнает, что я тут. Он убьет их. Обоих. С особой жестокостью. Потому что впустили.
Сэм смотрит на женщину. К ней у него не появлялось жалости, она слепа, ведет такой образ жизни. Ее могут прирезать на следующей неделе, потому что не дала себя бить какому-то извращенцу, или потому что защищала девочку. Девочка. Вот за девочку сам Сэм перегрыз бы горло.
У нее жизнь впереди, шанс вылезти из этого дома, получить образование, друзей, работу…
Как только Сэм представляет, что ее убили, что ее тело, угловатое и худое, повесили на столбе, его охватывает ярость.
А Пол? Внезапно спрашивает его внутренний голос. Он тоже мог жить еще долго.
Его убила она. А выставил, как экспонат, ты сам. Ты, чертов садист, еще размышляешь о том, что тебе жалко чужие жизни? Не смеши себя. Посмотри, Люси, все еще с тобой. Убийца. УБИЙЦА. Ты спишь с убийцей. Каково тебе?
Ты не зол, да. Не хочешь ее убить также как Морока? Не хочешь! Не станешь! И не потому, что ты такой праведный и не убиваешь людей. Его бы ты убил. О да, убил бы и радовался. Но ее не хочешь. Почему?
Потому что сам такой же. Это же абсурд – убивать своих, себе подобных.
Ей не стыдно за то, что она сделала. Она приняла себя. Приняла тебя. И ты. Ты примешь себя.

Люси стучит в дверь, и девочка ей открывает. В это время человек в очках, сидя в неприметном автомобиле, печатает адрес дома, куда зашла Люси и устраивается по удобнее в сидении. Его работа на сегодня – ждать, смотреть, информировать.
Сэм бреется в тусклом желтом свете ванной комнаты. Зеркало тоже чем-то заляпано, и не оттирается, поэтому ему приходится крутиться, чтобы ничего не упустить. Отросшие волосы он тоже срезает. Люси помогает ему выровнять стрижку. Холодные, не очень острые ножницы, в руках Люси, около его шей. Сэм дышит ровно. Не то, чтобы он доверяет ей. Он верит в то, что она скорее руку себе отрежет, чем его поцарапает. Конечно же, если думает, что он ее любит. Он хвалит ее за свой новый имидж. Чтобы войти в дом Гарри, этого будет достаточно.
Сэм предупреждает маму Лу, что они могут вернуться сегодня или завтра. И в это время не должно быть других людей в доме.
Сэм и Люси вместе выходят и садятся в машину. Люси заводит мотор, Сэм устраивается лежа на заднем сидении. Если бы он смотрел в зеркала, то заметил, как неприметный автомобиль мягко отделяется от тротуара и едет на некотором расстоянии вслед за Люси.

Примерно час езды от Лондона, около Сент-Неотс.
Дом Гарри Чизани стоит в живописном месте около реки. Вместе с Люси Сэм поднимается на крыльцо и стучит в дверь. Люси встаёт впереди, вытаскивает бэйджик репортера. Когда дверь открывается, она радостно тараторит скороговорку – за несколько секунд она успевает поздороваться, произнести полностью название своей должности, название газеты, заканчивая это уверенной просьбой уделить ей и ее напарнику несколько минут времени.
- Возможно чуть больше, потому что вы очень интересная личность! Психотерапевт! Гипнотизер! Возможно, пожар, это ваш счастливый случай, кто откажется от бесплатной рекламы? Расскажите интересные случаи из практики? Знаете, я также состою в обществе защиты прав инвалидов.
Гарри с любопытством смотрит на Люси, как будто рыбак, которому на голову упал пескарь. Он переводит взгляд на Сэма. Сэм незаметно, за спиной Люси, поднимает палец к виску и крутит из стороны в сторону. Гарри кивает Люси, и приглашает их в дом.
- Милая леди, я с удовольствием расскажу вам о себе, но и попрошу вас тоже рассказать мне, о вас. Простите мое любопытство.
Люси воодушевлённо вываливает для Гарри какую-то чепуху, перемешивая ее с реальными фактами, что у нее умерла подруга, что она долго хотела быть вместе с одним человеком, что ее мечта сбылась.
Гарри рассказал, как он проснулся утром, чем он завтракал, сколько сеансов практики он ведет в неделю. Сказал, что в тот день никого не было, а пожар начался просто так, от какой-то бумажки. Потом рассказал, как его милые соседи, золотые люди, помогли ему с переездом.
Сэм слушает это, и, через минут 20 теряет терпение.
- Гарри, мне нужно знать, правду. Почему начался пожар, и кто еще был доме?
- Так вы пришли только за этим? Вашей милой леди и правда нужна помощь специалиста.
- Сэм, он что, сказал, что я чокнутая? – Люси меняется в голосе и встает с кресла.
- Погоди, – он строго смотрит на Люси. Затем обращается к Гарри, - Мне очень нужно знать, кто был у вас дома и почему начался пожар. Я не уйду, пока вы не ответите, понимаете?
- Понимаете, я врач и не могу вот так просто рассказывать некоторые вещи. – веско отвечает Гарри.
- Держи его, - он обращается к Люси.
Люси хватает Гарри за руки, встав позади инвалидного кресла. Сэм быстро обыскивает психотерапевта. Он находит тревожную кнопку вызова скорой помощи и отбирает ее.
- У вас с ним крепкие отношения, - говорит Гарри, глядя на Люси.
- Как будто ты что-то понимаешь, - отмахивается Люси.
- Понимаю. Знаете, я многое вижу. И вижу, что вы оба многое пережили. Что-то особенное, - Гарри привлекает внимание Люси этой фразой.
- Мы пришли просто поговорить. Если ответишь, тебе ничего не будет, - Сэм снова пробует мирно получить информацию.
- Но, в новостях говорят, что вы – убийца. Если это правда, то я не жилец. И так и эдак не жилец. Зачем мне помогать убийце? – философски размышляет Гарри.
- Потому что я не убийца, - отвечает Сэм, - Я честный коп, который попал в переделку.
- Все те люди… женщины… это ужасает. Я правда в ужасе. Как думаете, убийца, кем бы он ни был, хотел именно этого?
Сэм не против поделиться мнением. Тем более с психотерапевтом.
Он, этот Гарри, как-то связан с этим делом. Почему он не хочет помочь? Он не понимает, какое это чудовище?
Сэм описывает ему Морока. В красках, все, что он про него знает, что домысливает, чего опасается.
- Он не остановится в убийствах, а я не остановлюсь в его поиске, - Сэм чувствует, что хочет угрожать Гарри, по-настоящему.

Человек в неприметной машине получает смс «Ни в коем случае не вступать в контакт, не геройствовать, нам надо еще пару часов».

- Да. Мне понятна ваша мотивация. Очень сильно. Очень. С такой идеей можно свернуть горы, пока она подпитывает вас, – Гарри будто бы не замечает, что находится в заложниках, для него это очередной сеанс.
Он просит принести ему воды и продолжает:
- Ну вот, вы, полицейский. Хороший полицейский. Ловили преступников, разных. Хорошо выполняете свою работу, - он обращается к Сэму.
Сэм наливает воды из графина и подает Гарри.
- А вы, женщина, которая хочет любви. – он обращается к Люси, - Невыносимо жаждите ее и это не делает вас плохим человеком, и вам не нужно поступать как плохой человек.
Люси смеется.
- Сэмми, ну он же сказал, что понял, кто ты такой. Давай убьем его?
Люси уходит на кухню и возвращается с ножом. Сэм хватает ее за руку и отнимает нож.
- Не время! – строго он ее осаждает.
- Опять ты такой! – она начинает капризничать, - ничего мне не рассказываешь! На кой черт нам этот инвалид? Ты не говоришь!  Как тогда, когда вы бегали вместе с противным Джеймсом! Это даже не его настоящее имя, ты в курсе? О, а еще оказывается у тебя был брат! И ты мне ничего не рассказывал, даже про семью.
Она всхлипывает, садится на кушетку и замолкает.
- Он нас сдаст и тебя поймают. Его надо убить.
- Это не важно, важно то, что он знает, - Сэм поигрывает ножом в руке, - но не хочет говорить.
- Хорошо, хорошо. Сэм. Я отвечу. Но с условием. Мы с вами побеседуем.
- Ладно, я не спешу.
Раздается звонок на телефоне Гарри.
- Возьми трубку. На громкую связь. Только без глупостей, - коротко говорит Сэм.
- Я вас слушаю.
- Добрый вечер. Меня зовут Джон. Извините за беспокойство. Могу я с вами поговорить? Это недолго.
Гарри смотрит на Сэма, тот кивает.
- Да, конечно. Что вас интересует?
- С вами, наверное, уже говорили люди из полиции, но я хочу вас кое о чем попросить. Если к вам придут гости, личности которых вы не знаете, не открывайте им дверь. Сообщайте в полицию о таких посещениях. Кстати, сегодня такие гости были?
- Нет, нет, ко мне никто не заходил.

Сэм жестом показывает Люси осторожно взглянуть на улицу в окно.
- Хорошо, еще хочу сказать, что, если случится, что такие гости войдут, ни в коем случае не геройствуйте, не пытайтесь им противостоять, выполняйте их просьбы и ведите себя крайне сдержанно.
Люси не видит там никого подозрительного, пустая улица. Она поворачивается к Сэму и вертит головой «нет, никого нет».
- Хорошо, хорошо, я понимаю. В таких случаях я тоже должен позвонить в полицию?
- Только когда вы окажетесь в безопасности. Скажите, у вас есть сиделка? Помощник? Когда он или она должны к вам подойти?
- Знаете, должна была подойти сегодня, к восьми вечера. Но из-за строчного переезда, я не могу просить ее ехать в такую даль. Она придет утром. Спасибо за ваше беспокойство, право, это лишнее, у меня все хорошо.

Гарри Чизани кладет трубку.
- Расскажите о брате, это же не затруднит вас, правда? – Гарри выбирает тему, важную для них обоих.
- Он погиб, - сухо отвечает Сэм.
- Как это произошло? – мягко спрашивает Гарри?
- Застрелили. В лесу.
Люси жалобно смотрит на Сэма, подходит к нему и обнимает за плечи.
- Почему?
- Он мучил пса одного нервного типа с ружьем, - Сэм говорит это практически без эмоций.
Гарри вздыхает.
- Печально. Это очень печально. Сэм, вам жаль брата?
Сэм смотрит в глаза Гарри, сглатывает и отвечает.
- Конечно.
- Это было несправедливо? Да? Смерть человека за собаку.
- Да, смерть человека за человека справедливее.
- Ваш брат был не таким, как остальные, так ведь? Вы понимали его?
- Кажется я всю жизнь пытался его понять. Почему он такой. Он не знал, почему я другой, он хотел, чтобы я был похож на него.
- Жестоким?
- Справедливым.
Взгляд Сэма тяжелеет.

+1

7

Мужчина в неприметном автомобиле, который следил за машиной Люси, сообщает в участок в Лондоне, что они внутри.
Они. Убийцы и сумасшедшие.
Джон делает звонок и по голосу Гарри понимает, что, во-первых, с ним все хорошо. А во-вторых, он не один. Что же... тут надо действовать быстро.
Темнокожий мужчина видел пару раз Сэма в участке, но в целом они не пересекались. Часто Джон читал отчеты Бойла, и его напрягало с какой точностью тот составляет портреты убийц и насильников.
Нет, правда, он действительно им помогает, отделу Джона в смысле, но каким человеком надо быть, чтобы писать такие точные детали, которые потом подтверждаются.
Теперь Джон знает ответ. Все было очевидно. И было у них под носом. И да, Сэм Бойл очень опасный человек. Вернее, даже человеком назвать его сложно по мнению темнокожего следователя.

Будь, конечно, Сэм обычным мелким преступником, а не изощренным маньяком, то Джон попросил бы помощи у местного отделения полиции.
А так он вызвал спецназ.
И он будет в доме у Гарри через 15 минут.
И вряд ли эти двое убегут.

Пока Сэм болтает с Гарри, Люси осматривает дом. Она без стеснения лазит по ящикам и шкафчикам. Люси берет сумку, вытряхивает из нее вещи мистера Чизани и ворует лекарства. Они могут им пригодиться.  Девушка уже хочет вернуться к Бойлу, как видит на стене фотографию. Молодой Гарри. Еще на своих ногах, а рядом с ним его студенты. На них те самые черные шапочки, названия которых Люси забыла.
И брюнетка узнает кое-кого на этой фотографии. Внутри нее поднимается неконтролируемый гнев, и девушка плюет в фото. Люси сдирает фотографию со стены и кладет в карман. Она потом покажет ее Сэму.
Люси выдвигает верхний ящик тумбочки и оп-па…
Револьвер.
Девушка берет его. В барабане шесть патронов. Где-то она слышала, что Бог,  а Люси не верила в Бога. Так вот.  Она слышала, что Бог стреляет из шестизарядника. Да, на каждого человека припасен такой револьвер, и шестая пуля обычно убивает. Очень поэтично и очень глупо - вот что думает брюнетка по этому поводу.
Девушка прячет револьвер за пояс. Это будет ее маленький секретик. Сэм слишком опекает ее, ей нужно оружие, чтобы она могла и себя, и его защитить. Да, Люси покажет, что она сильная.
Девушка вдыхает весенний воздух через открытое окно, мимо которого пробегают мальчишки. Кто-то из них громко зовет другого смотреть на вертолеты.
Так мило, думает Люси, мой друг детства тоже приглашал меня смотреть на падающие звезды, но мне больше понравилось смотреть на то, как он тонет в реке.
Так.
Стоп.
Вертолеты?

И тут звериное чутье Люси подсказывает, что они в опасности. Девушка вбегает в комнату и кричит Сэму, что надо драпать и чтобы он хватал Гарри. Она полностью берет инициативу в свои руки, с ее интонациями сложно поспорить. Люси достает ключи из кармана. Брюнетка нашла их на тарелочке в прихожей, и они от фургона Гарри. Их машина была на улице рядом с домом, и это, может быть, опасно.
Люси бежит в гараж, который уже облазила пока изучала дом старикашки, и слышит шумное дыхание Сэма за спиной.
Гул вертолетов прямо над домом.

Девушка садится за руль, ждет пока Бойл впихнет этого гипнотизеришку в фургон и займет место рядом с ней. Люси не открывает гараж, она таранит легкую металлическую дверь.
Гарри вряд ли рассчитывал, что его попытаются украсть на его собственном автомобиле.
Брюнетка выезжает из гаража и сшибает спецназовца. Никто из них не ожидал, что атака будет не такой уж и внезапной для преступников.
- Стреляй в них, любимый, стреляй! Убей этих мразей, - кричит Люси и задорно хохочет.
Она уже давно не чувствовала такого. Вот это и есть жизнь! Свободная, без правил и честная. А все остальное - полная херня. Живи по законам, подстраивайся под общество. Да, ебала она это общество во все дыры.
Люси смеется и даже пуля в плече не портит настроения. Девушка едет быстро, ее разум чист. Никакой паники. Страха. Все то, что помешает им улизнуть.
И это им удается. Пусть они все еще в опасности, пусть их машина продырявлена, но шанс у них есть.

Брюнетка гонит, что есть мочи. Она знает, что преимущество на их стороне. Эти тупые идиоты могли бы преследовать их на вертолетах, но они настолько самоуверенны, что просто спустили своих псов вниз по веревкам и думали, что те их поймают. Ага, щас.
Вот бы посмотреть на их глупые рожи. Вот умора. Стоят там у дома Гарри. Вертолеты улетели, они уехали… а эти мужланы…
Девушка снова хохочет.

Гул вертолетов приближается. Кажется, Люси рано радуется и забыла, что у спецназовцев есть свои каналы связи. Сверху их точно найдут. Брюнетка поворачивается к Бойлу:
- Я видела, пока ты болтал с ним, фотки на его стене. Он кажись любит природу фоткать. И все такое. Тут есть старая недостроенная железка. И там есть обвалившийся мост. Под ним мы сможем спрятаться. И переждать. Спроси этого мудака, куда ехать.

Когда Люси получает ответ, куда им ехать,  над ними уже кружит вертолет. В крышу автомобиля летят пули.
- Сэм! Сделай что-нибудь! Убей эту мразь! - кричит Люси.

Люси чувствует, что сверху их прекращают “бомбить” и выдыхает. Любимый молодец.
Она снова кричит от восторга. Однако, вертолет, все еще над ними. И тут Люси ныряет в подземное сооружение для проезда транспорта. Кажется, оно ведет куда-то в сторону Манчестера. Но это совсем неважно. Потому что девушка дерзко разворачивается, и они едва успевают увернуться от встречного белого мерседеса. Тот яростно бибикает.
- Завали хлебало, уебище! Вали отсюда! - кричит Люси  в открытое окно фургона и добавляет, - Любовь моя, Клайд, проверь нет ли у хрыща телефона и выкинь его.

Люси выезжает из тоннеля обратно на дорогу. Гул вертолета слышится где-то впереди. Им надо драпать, пока тот не вернулся назад. Или не появятся еще вертушки.

Девушка едет быстро, им правда пришлось немного поплутать, но когда они выехали на лесную дорогу, то Люси немного успокоилась. Старый мост находится действительно недалеко от дома Гарри. Он обвалился и несколько плит были очень удобными для того, что спрятать между ними машину и переждать самим.

Вертолеты гудят до самой ночи. Где-то очень-очень далеко Люси слышит сирены. Жаль, нет инета. Телефон девушке пришлось выкинуть из окна. Как и кредитки. Но у них есть немного налички, плюс те деньги, которые она украла у Гарри.
Плечо сильно кровоточит и болит.  Девушка решает перевязать его и также достает из сумки обезболивающее из дома Чизани.
Гарри стонет, но ее это не волнует как если бы он был всего лишь досадным насекомым.
- Кстати, - замечает Люси и достает фотографию из кармана, - нашла твою шлюшку. Кажись, он ее преподом был.
Девушка кивает на молодую Эстер Грейс, которая стоит рядом с Гарри, и пихает фото Бойлу.
- Не дрочи только, а то я обижусь. У тебя же есть я! - смеется Люси и быстро целует Сэма, а затем добавляет, - сейчас, я перевяжу плечо и можем потрахаться, все равно до вечера нечего делать, а адреналин надо как-то сбросить.
И, да, ее не особо волнует, что лежащий в фургоне Гарри может их услышать и увидеть. Вообще, власти о нем не особо пеклись, раз позволили спецназовцам обстреливать их сверху.
А вообще это приятно, что они такие важные с Сэмчиком, что ради них ебаное правительство готово пожертвовать невинным человеком - так, кажется, называют таких, как Гарри?

****

Гарри лежит в фургоне. Все погоню его трясло. В него стреляли. И все из-за того утреннего клиента. Нет,  на самом деле Гарри подозревал, что его дом подожгли, но потом решил, что это бред. Возможно, возгорание произошло из-за плохой проводки, как бы банально это не звучало. И да, она у него была действительно плохой.
Значит, эти двое хотят услышать имя того, кто к нему приходил.  Вернее только мужчина хочет услышать, девушке все равно.
Что же, он им скажет. Не умирать же ему из-за этого?
Пули обошли Гарри стороной, но у него ужасно болит голова.
Мужчина с трудом приподнимается на руках и следит взглядом за брюнеткой, которая перебирается в фургон и пытается перевязать руку.
- Я скажу имя, - хрипит он, - скажу. Только не убивайте меня. Отпустите.
В основном он обращается к Сэму. И да, он не верит, что его не пристрелят, как только он скажет им. Поэтому Чизани не выдаст полную информацию. И, да, у Гарри есть план.
Его зовут Томас Рэдферн. Это высокий мужчина. Брюнет. Лицо он держал в очках и маске. Сказал, что прививку не делал от коронавируса и теперь сильно опасается заразиться… мне было это странно… но я не придал этому значение… решил, что он звезда... и да, он нашел меня сам.
А вот последнее ложь, но звучит естественно, и Гарри это устраивает, ведь это вранье во спасение. Вдруг эти двое причинят вред еще и человеку, который ему как родной?
- Он ко мне пришел с утра. Первый раз. До этого я его не видел. Правда. Все было хорошо, а потом…. мы едва только начали сеанс… ну, то есть еще до погружения… так вот... он заглянул в телефон и со всей силы разбил экран. Я это помню, потому что такая эмоциональность, как мне кажется, чрезмерна для мужчины его манер… и тона…. он резко встал, сказал, что хочет постоять в саду и подышать воздухом… и пропал… я подумал, что он ушел…. а  потом вот случился пожар.
Гарри смотрит на Сэма, а потом на Люси, которая уже заканчивает перевязывать руку. Девушка фыркает:
- И не надейся, что мы тебя выпустим.  До вечера точно. Так что сидит тут и отмокай.
Гарри снова внимательно оглядывает Люси. Что же, он так и думал! А вечером у них найдется другой предлог, хотя, с другой стороны, если бы хотели, то этот Бойл давно бы убил его. У девчонки, кажется, нет оружия. И вообще, приходит мысль в голову мистеру Чизани, что если этот парень не убийца?
Гарри решает понаблюдать за ним еще какое-то время, научный интерес на какое-то мгновение давит страх за свою жизнь. Но все же где-то внутри снова пробуждается этот первобытный инстинкт -  смерть все еще рядом.
Ах да, план.
- Знаете, Сэм, я Вас уже знаю…. мы ведь раньше встречались… но Вы меня не помните. Не верите? Это было так и задумано. Вы приходили ко мне один раз. Моя ученица Эстер Грейс Паркер… присылала Вас ко мне. Я Вас не сразу узнал, если честно. Да, и как? Двадцать лет прошло. А вы изрядно постарели…
Гарри непринужденно усмехается, выводя себя из позиции жертвы в данной ситуации.
- Тогда Вы хотели заблокировать детские воспоминания о брате. Хотите их снова разблокировать? Сейчас я вижу, что Вам это требуется.
Гарри переводит на Люси взгляд, но девушка смотрит на Сэма. Кажется, она очень удивлена, испугана… и зла?
- Любимый, не надо… не соглашайся. Не нравится мне этот ушлепок. Мы узнали все, что он нам сказал. Давай грохнем его и смотаемся.

Вечер.
Наконец, все стихло. Гарри вынесли из фургона и посадили на камень. Пока Люси убежала в лес в туалет, Сэму пришлось помочь мистеру Чизани. Они целый день сидели взаперти, и дольше терпеть мочевой пузырь старого человека просто не может.
Гарри просит принести ему немного воды. В фургоне завалялась пара бутылок с минералкой, но за день они ее выпили и теперь остались лишь жалкие крохи.

Люси допивает последние глотки из пластиковой бутылки и садится на камень напротив. Она все еще хочет пристрелить Гарри, и мужчина это знает.  Подсознание очень непредсказуемая вещь, но, может,  когда Сэм вспомнит то, что хотел скрыть от себя 20 лет назад, то все поменяется? Чизани хочется в это верить. 
- Я также не могу проводить сеанс, если меня слышит кто-то третий.
Гарри выразительно смотрит на Люси, а потом на Сэма, давая ему понять кто тут лишний.
- Однако, я понимаю, что вы переживайте за Вашего бойфренд, поэтому Вы можете сесть вон на тот дальний камень и смотреть на нас…  и Вы знайте я безоружен… и еще и калека….
- Хуй тебе. Я никуда не уйду - выпаливает Люси  и смотрит на Бойла, - но так и быть, вы можете начать без меня, пока я сгоняю поссать.

Темнота как медным тазом накрыла лес. Тут, среди деревьев у старого полуразрушенного моста, они втроем были словно оторваны от всего мира. Что же, думает Гарри, у него есть хотя бы пять минут. Чизани надеется, что когда Бойл вспомнит все про своего брата, то задумается, почему он с этой девушкой. Мужчина уверен, что если он хочет выжить, ему надо настроить Бойла против нее.
- Эта девушка Вам не пара, Вы повторяйте старые паттерны. Двадцать лет назад Вы сказали мне, что Ваш брат Вас словно вынуждать быть тем, кем Вы не хотите. Что хоть он и умер, но Вы чувствуйте его рядом, и это в буквальном смысле сводит Вас с ума.  Не дословно, но как-то так. Люси заставляет Вас делать то, что Вы не хотите. Сэм, Вы не убийца! Я не верю в это.
Получилось искренне, и отчасти из-за того, что Гарри, кажется, сам начинал в это верить.
- Вам надо сепарироваться от Люси. Она утащит вас на дно.
Чизани устало вздыхает, хоть речь его четкая, и он умело выделяет те слова, которые хочет подчеркнуть. Мужчина словно подталкивает Сэма сделать нужный выбор. Гарри не знает, насколько тот замечает его манипуляцию, но ощущает, что Бойла терзают сомнения на счет Люси.
Что же, лягте как Вам удобно и начнем сеанс. Если не против, то будем на ты, мы ведь уже знакомы,  - предлагает Чизани.

***

Люси натягивает джинсы и мчится назад к Бойлу и этому ушлепку. Девушка подбегает ближе и присаживается. Сэм словно спит (на секунду ей показалось, что он мертв!). Гипнотизершка монотонно говорит:
- Ты слышишь мой голос, ничего не бойся,  он как поводырь. Ты войдешь в свой родной дом…. ты увидишь его… и когда мы закончим, ты также выйдешь из него. Или увидишь дверь в любом пространстве и времени… И она тоже вернет тебя к нам. Все что нам надо, это собрать все твои детские воспоминания. Они будут болезненны и будут тебя всегда тяготить. Но. Сегодня - это не тогда. И ты справишься. И так…. ты видишь свой дом…. маму, папу… и его… своего брата… видишь?

***

Ты не видишь меня. Ты ищешь своего брата, а я тебя вижу. Я тень, которая смотрит сейчас на тебя. Ты слушаешь голос этого человека, а должен слушать меня. Ведь он просто Гарри, а я твое подсознание.
Но ты такой жалкий. Все ноешь про своего брата. Все думаешь, что это случилось из-за него. Все, все в твоей жизни… Ты пытался понять, пытался разобраться. Но черт побери, вы были детьми, дубина! Он повлиял на тебя. Но дальше уже ты сам. Ты сам избрал этот путь, а теперь пытаешься оправдаться?

А знаешь что? Я, пожалуй, разобью вашу чудесную пати. Ты, доктор и твой брат. Ты, кстати, уверен, что все, что ты о нем вспоминаешь сейчас, - это правда? Люди часто придумывают то, чего нет. Это тебе так, к сведению.
О, ты, наконец, обернулся и услышал мой голос. Да, это я. Я тут. Как тень. Да, иди ближе.
Тебе это все не надо. Ты знаешь, что тебе надо. Не слышишь меня? Так я могу повысить голос. Я могу и перекричать Гарри. Так лучше? Вижу, что лучше. Раз ты снова обратил на меня внимание. Чудно. Переживаешь, что не слышишь Гарри? Так и не надо, забудь о нем. Наконец-то, мы встретились.
Ты забыл, что ты гончая. Ты взял след 20 лет назад и идешь по нему. И это и есть твоя цель. И, как ни грустно звучало бы, твой смысл. А теперь...
Давай свою руку.
Нам нужно подняться вверх на двадцать лет. Будет немного странно, словно тебя засасывает земля, но не переживай, такой уж эффект. И, кстати, его придумал ты.
Готов?
Начнем с самого начала.

И это не то начало, которое ты думал. Это момент,  когда вы познакомились. Видишь, вон там… молодой ты. Это твой наставник. А вот этот парень на пороге дома  - Джеймс. Ты протягиваешь руку и здороваешься. И он тоже. Он спокоен, и это тебя настораживает, ведь это нетипичная реакция. Но ты приглядись. Нет, тогда ты пригляделся, но обработать информацию и осознать ее не успел. Поэтому она так и осталась в твоих глубинных слоях психики.
Так, на чем мы остановились? Видишь, когда ты говоришь он всегда поворачивается к тебе всегда правым боком? Это, скорее всего, осколочная граната, и он под оглох. И смотри, как трясется правая рука. Незаметно, но он всегда убирает ее в карман. Скорее всего Джеймс вернулся из военных действий, поэтому так странно ведет себя. Что там было по датам? Конец войны в Ираке и начало Гражданской войны в Ираке.
Но тебя он напряг своей странной реакцией, и тем, что зашел с вами в дом. И тем, что смотрел на мертвую мать. Но если так вдуматься, то все просто. Он военный и умеет отключать эмоции. Поэтому ты отнесся к его идее, что убийца моложе, что он ваш ровесник, скептически. Ведь на пьедестале стоял твой учитель, твой кумир и говорил совсем другое.
Потом тебе придет в голову такая же идея, но будет поздновато. Такие дела.

Сейчас снова держись. Нас опять засосет. Шагнем еще выше. Видишь этих двух парней в баре?  Да-да, тех что деруться. Это вы с Джеймсом. Решили выпить после того, как он пришел и дал показания. Ну, это ты помнишь, но погоди… все по порядку…
После того как ты узнал, что он военный, и часть информации о нем засекречена, ты стал к нему лояльнее. И ты подумал тогда, что новый друг - это хорошо.
И сейчас…. внимательнее… кстати, вы пьяны… вот в тебе просыпается задор показать Джеймсу морг… ну, такая себе затея… но это неважно. Важно, что когда вы подходите к участку…
Да… видишь… кого вы встречайте? Видишь, вон ту молодую безупречную блондинку с красной помадой на губах? Это она. Тут ты их и знакомишь. И если бы ты пригляделся, то заметил, как они смотрят друг на друга. Как держат руку друг друга чуть дольше, чем следовало бы.
Она потом спросить тебя о нем пару раз, но ты не предашь этому значение, потому что вы на ступеньках шутливо разговаривали о том, что Джеймсу срочно нужен психотерапевт.

И… рывок… Узнаешь где ты? Ты дома. Вообще, раньше он был не таким захламленным. Ты ждешь ее. Она пишет, что опаздывает, а на самом деле с Джеймсом в своем кабинете. Ты бы заметил все это, все эти звоночки и отговорки, но все, о чем ты думаешь - это сорокалетний серийный убийца. Иронично, да?
И то, как ты хочешь получить признание от своего наставника.  А позже ты поймешь, что все это мишура. Но в молодости всегда так, так что ты не переживай! И, кстати, ты тогда сжег блинчики по неопытности. И вы просто ели пиццу, когда Эстер вернулась.

Да… так... мне, кажется, что теперь это нужный день. Видишь это здание? Нам наверх. Там кабинет мисс Паркер. Ты туда пришел за отчетом тогда. Второй этаж… Идем… Смотри, видишь эту тень. Это ты сталкиваешься с каким-то пациентом, который только что вышел от нее. Давай отмотаем воспоминание до дороги и постараемся еще раз вспомнить. Итак.
Дорога.
Второй этаж.
Коридор.
Хорошо. Уже можно различить, что это молодой мужчина, твой ровесник. В джинсах и пиджаке. Пиджак темно-серый и бордовый платок в нагрудном кармане сложен в виде бутона, как принято у итальянцев. Не спрашивай откуда ты это знаешь. Скорее всего тебе Джеймс рассказывал, но ты счел, что это не нужная для тебя информация… и отправил ее в подвал… то есть ко мне.
Итак. Что с лицом? Голова абсолютно бесформенная. Давай еще раз.
Дорога.
Второй этаж.
Коридор.
Уже лучше. Он брюнет. Но лицо все еще не разглядеть. Это мимолетная встреча.
Дорога.
Второй этаж.
Коридор.
И… нет. С лицом беда. Ты его просто не запомнил. Возможно, если бы вы поговорили, то удалось бы восстановить его лицо. А так…
Ладно. Заходим. Ты тогда влетел в кабинет. И не постучался. А зачем? Она точно одна. Ты спешил. Да, и вы были не просто друзья.
Вот ты подходишь к столу. Она сидит. И что-то пишет. Да, она красавица. И сейчас. И тогда. Скучаешь по ней? Чувствую, что да.
Вот ты подходишь ближе. А теперь внимательнее… посмотри на ее глаза… трезво, а не тем влюбленно-щенячьим взглядом. Ну, прости за сарказм.
В них ужас. Восторг. Страх. Любопытство. Вид у нее, словно она сорвала большой куш. Она тебя не ожидала видеть. Ей не понравилось то, как ты вошел.
А теперь внимательнее. Она захлопывает папку с личным делом. Замедлимся. Видишь имя?
Томас Редферн.
И цифры
№67812
Вот, где ты уже видел это имя. Вот почему оно показалось тебе знакомым, когда Гарри произнес его.
Что-то мне подсказывает, что если ты найдешь это дело в личном архиве Эстер, то узнаешь убийцу. Кстати, скажи честно, ты удивлен, что она с ним связана? Может она не знает, кто он? Или?
Давай, еще раз пройдем эту сцену, и, может быть, найдем еще зацепки в ее кабинете.
Эй! Ты куда? Не обращай внимание на грохот. Не уходи! Еще рано… это наш единственный шанс!

***
Люси наставляет револьвер на Гарри. Сэм не реагирует и не отвечает. Он словно в коме. И это вина Гарри, хоть тот и отрицает, но она-то видит по его лицу, что все пошло не так.
- Я не понимаю… правда… я сначала говорил с ним и он отвечал мне… а потом… перестал… я словно потерял управление…
- Мне похуй, буди его или ты труп… используй свои кодовые словечки или хлопки… или что ты там делаешь!
- Использовал… ты же видела… я даже тряс его!
- ВАЛИ В АД!!!!
Если он лишил ее Сэма, ее Великой Любви, то она лишит этого старикашку жизни. Люси стреляет в Гарри. Пуля проходит насквозь где-то между ребер. Чизани теряет сознание, но все еще дышит.
Люси в панике, она не знает, что ей дальше делать, и тут к ее огромному облегчению Бойл открывает глаза.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ставки сделаны, мистер Бойл!