Ghostbusters
Walk the Moon

Счастливого Дня Всех Святых!
Мистер Броули задумчиво изучал пожелтевшую от дыма эмалированную решетку вентиляции на потолке. Наверное стоило заказать здесь генеральную уборку, пусть и стены почистят. Мысли вальяжно плыли с одного предмета на другой
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
25.10
Лондонский
инстаграм
ЧЕЛЛЕНДЖ
Хэллоуин
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию
Сладость
или гадость?
Киновикторина
ужасов
Прятки
с монстрами

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » At Christmas, all roads lead home.


At Christmas, all roads lead home.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


At Christmas, all roads lead home.
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://d.radikal.ru/d17/2102/b0/b9dca8e73bfd.jpg

Джо и Элинор Арчеры & нпц семья Арчеров
Рождество 2015 года, США, Техас

Марджери Холмс сказала: на Рождество все дороги ведут домой. Вот только то, что кому-то дом, может не оказаться таковым для его второй половинки. Что чувствует Джо, впервые привозя к родителям на Рождество жену? Что ощущает Элинор от перспективы провести семейный праздник в кругу, где притворяться придется еще старательнее? В конце концов, как отреагируют консервативные техасцы на такой поворот, ведь никакой пышной свадьбы со всей родней вокруг даже не было? И все же Рождество такой праздник, чью атмосферу трудно испортить даже такими камушками преткновения.

[icon]https://a.radikal.ru/a42/2104/0b/d3b782d78752.jpg[/icon][nick]Eleanor Archer[/nick]

Отредактировано Rebecca Menger (1 Апр 2021 11:55:53)

+2

2

“Если  ты не хочешь, то мы можем прямо сейчас развернуться домой..  только скажи!» - мысленно промолвил Арчер, Но вживую он произнёс совершенно другую фразу, потому что качаясь на подъездной дороге к ранчо родителей мужчины было бы уже совершенно глупо разворачиваться в обратный путь после стольких сотен миль пути, - Эли, если тебе не понравится этот вечер, то мы даже ночевать здесь не останемся..

Джона прекрасно представлял, какие разговоры ждут его, вполне даже ожидал весьма бестактных замечаний кого-либо из родителей. Ну что ж, да, они были несколько обделены чувством меры, особенно мама, которая годы проработала в пресс-службе полиции и уж точно была из тех, кто «палец в рот не клади», умело и мощно выдавая такие вертлявые и хлесткие словно удары фразочки, что хоть стой, хоть падай. Арчер же старший был ещё более прямолинеен, но оба из родителей были преисполнены праведного гнева, что их старший сын женился весьма скоротечно и, святые угодники, даже не представил невесту на одобрение своим родителям. Уильяму же вообще было глубоко по барабану что происходит, как ни странно, этот великовозрастный детина до сих пор куролесил от дамы к даме и не давал ни малейшего намёка на свадьбу. Кстати, он тоже обещал нанести визит к застолью.  Так что родители, раздосадованные поведением своих мальчиков, можно сказать, ждали на ковёр своего старшего сына, а второму чисто могло достаться по касательной, если выговор «споткнётся» о твердолобость Джонатана.

Бросив на Элинор сначала короткий, а потом через мгновение довольно долгий взгляд на ее задумчивый профиль, он вздохнул, наконец кладя руку на ее ладонь, покоившуюся на коленке. Второй рукой она наматывала на палец маленький кулончик на длинной цепочке, пространно разглядывая бесконечные угодья родителей Арчера через окно арендованного Форда Раптора. Ничего нового «ушла в себя, вернусь не скоро».

«Боже, мне почти 40, я до хера начальник, я женат, но я до сих пор ссу перед предками..» Джона злился на себя, потому что до сих пор, сколько бы ему не было лет, он все ещё таил целый ворох обид на своих родителей, он все также испытывал страх перед отцом, будто бы ему лет 15 и он провалил контрольную в школе, ощущал тяжелый взгляд матери, стоящей рядом с отцом, скрестив руки, которая унижала одним лишь надменным взором, будто бы успех Джона это только их заслуга, но, допустим, да, за их деньги все школы, колледжи и первая работа, но.. не без усилия Джонатана и с регулярным запугиванием и страхом, что он не достоин ничего из того, что он заслужил, убежав из Хьюстона в Квантико, а потом и в Вашингтон, подальше от них. Полное унижение. И вот, когда он нашёл свою единственную женщину, с которой «ничего подобного у них не будет, как было в семье у родителей по отношению к детям», он сделал глобальную ошибку. Нет, честно, он помнил о родителях, но.. забыл их пригласить на свадьбу. Элинор настолько поглощала все его внимание и заботу, что он был словно в шорах. Он не мог спать, не думая о ней, не мог есть и пить, пока не рванул к ней во Францию, чтобы либо забрать ее с собой в Штаты, либо там же под ее дверью умереть от безответной любви. Драматичного конца этой истории не случилось, как показала история,  и Арчер был безумно счастлив, как щенок возвратившемуся хозяину, что эта богиня согласилась стать его женой. Впрочем, легче не стало. Он кружил вокруг неё как ворон, охранял как верный пёс, переживал на каждый ее вздох, грустный взгляд, только сегодня Джона тоже был слегка не в себе.

Вдалеке показалось дедушкин дом, перешедший по наследству отцу. Дед много вложил в этот дом, в эту землю. Ох, а сколько они все вместе мужской компанией охотились, что рано или поздно оленьи рога пришлось тупо складывать в сарае, пока у кого-то не появилась идея украшать ими потолок, уже давно не занимаясь заказами у таксидермистов. Поскольку и в доме уже был перебор с чуселами, которые, кстати, потом частично выкинули, а в комнатах начали вместо голов вешать красочные фотографии. Впрочем, на секунду, улыбка у Арчера все же мелькнула на губах. В конце концов, он увидится с братом.
- Хотя, думаю, всё будет не настолько плохо, как я это себе рисую по старым воспоминаниям.

Детали

Внешний вид: взъерошенные волосы, щетина на лице, одет в темно-серый, почти чёрный спортивный костюм, чёрные кожаные кроссовки, темно-серая безрукавка-дутик.
Погода: высокая влажность без осадков, пасмурно, температура около 15 градусов.
Ранчо

Отредактировано Jonathan Archer (9 Мар 2021 13:54:02)

+3

3

[indent] Ей легко далась маска Элинор: достаточно было вспомнить те дни, в которые они с отцом катались по Европе.  Дедушка хотел видеть её свободной, и в те далекие годы в Канаваке её характер больше подходил бы дикарке из романов Кервуда или Рида, но во Франции отец пересмотрел систему воспитания, искренне считая, что изящной и благовоспитанной леди в мире будут рады куда сильнее, чем своевольной полукровке, презрительно фыркающей на культурные ценности и религиозные убеждения европейцев.  Наивный, он не предполагал, что исчезли те века, когда леди жилось лучше, чем дикарю; выживают сильнейшие, не важно, настоящие джунгли подпирают небеса или каменные. Но он воспитывал дочь, перестраивая в ней ценности, а она меньше всего хотела его расстраивать, так что охотно следовала указаниям со всей старательностью юности. Нелегко было похоронить тот образ, заново расплавляя в огне натуру, чтобы выковать нечто более жизнеспособное, но, оказалось, воскресить в миг необходимости его куда проще. Отец был бы в восторге, если увидел, что его труды не пропали даром, жаль, что не суждено; она завидовала Арчеру, который всегда мог вернуться в объятья отчего дома, и пусть там не все, может, гладко, проблемы обычных семей можно решить. Но ей никогда не попасть домой: карты сожжены, фарватеры забыты.
[indent] За окном менялись пейзажи, словно перелистывая иллюстрированные страницы книги, но Элинор-Кэтрин молчаливой тенью безучастно наблюдала за ними, пальцами правой руки раскручивая дешевый кулончик. Кто-то бы удивился, зачем такая безделушка на шее, которая может позволить себе украшения качественнее, но так нелепо совпало, к одной из коробочек была прикреплена декоративная подвеска: символ Франции, башня Эйфеля, в окружении диких роз, на овальной пластиночке  из серебра, и ничего особенного не было в ней, кроме….
[indent] «Посмотри, какой эскиз я исполнила! Правда, красиво? Думаю доработать и предложить в ювелирный салон…» - слова, звучащие, будто тысячу лет назад, нежный певучий голос подруги по Академии Художеств и эскиз, отпечатавшийся в памяти. Барельеф Башни Эйфеля, словно опутанный плетью дикой розы…  «Я посвящаю его тебе, как музе».  Они с Элизабет были молоды и дружны, и строили планы на будущее, витая в облаках, как положено двум лучшим подругам в девятнадцать лет. Так давно в прошлом остались те годы, но все равно, стоило только увидеть и узнать, и мгновенно трудно стало дышать, слезный ком подкатил к носоглотке, лишая привычной уверенности в себе. В тот момент ей захотелось мгновенно броситься в салон, вытрясая из них любой силой контакты той, по чьему эскизу творили символ Франции, и всё же пробудившаяся Кэтрин, прорвавшаяся сквозь пелену, вовремя затормозила. Элизабет ей не стоило видеть так же, как и отца.
[indent] Прикасаясь к овалу пластинки с рельефом узора, ощущая его пальцами, Элинор словно помогала себе, разбежавшись, нырнуть в черную бездну смыкающихся над головой вод памяти достаточно глубоко, чтобы впереди забрезжил призрак самой себя, обычной девушки по имени Кэтрин Ферне, которую собственными руками, обмотав машинными цепями, в этой темноте и утопила.  Из омута воспоминаний её выдернуло, как всегда неожиданно, чужое прикосновение к руке, и она чуть было рефлекторно не отдернула руку, но вовремя успела напомнить себе, что особых причин к этому поступку нет. Женщины нередко отличаются спонтанными решениями, которые потом даже себе объяснить внятно не могут, так что Элинор, пожалуй, не отличилась, скоропалительно, зачем-то, решив выйти замуж. 
- Ну, разумеется, - деликатно заметила она, бросив короткий взгляд на Джонатана, чуть улыбнувшись, - нам стоит просто принять тот факт, что твоя семья имеет полное право на нас злиться. Техас, насколько я помню, среди всей Америки особенно славится приверженностью старым традициям, а мы их, как ни крути, бесстыже нарушили. Уж не знаю, как ты, дорогой, а я вполне готова даже к тому, что с нас потребуют не богохульствовать, а развестись и еще раз жениться, но, - она тихо хихикнула, - в согласии со всеми техасскими традициями. Поэтому надеюсь хотя бы на то, что у вас в списках на сей случай не значится ничего особо… дикого. – И слегка пожала в ответ пальцами его руку, выражая беззвучно поддержку, в принципе, на любой случай жизни, каким бы абсурдным он не выдался в обществе, уж нет сомнений, до глубины корней обиженных на пренебрежение родителей мужа.

внешний вид

прическа и макияж
https://i.imgur.com/OTfoV7Em.jpg
платье
https://i.imgur.com/et1t5XYm.jpg
туфли
https://i.imgur.com/PKtfH16m.jpg

[icon]https://a.radikal.ru/a42/2104/0b/d3b782d78752.jpg[/icon][nick]Eleanor Archer[/nick]

Отредактировано Rebecca Menger (1 Апр 2021 11:55:40)

+3

4

Если бы его жену можно было сравнить с каким-то сверхъестественным существом, то она бы точно была ангелом, что от этой мысли весьма мрачное лицо Джонатана едва не засветилось от безудержного счастья, когда все морщинки тяжелых дум распрямились. Вообще удивительное дело, как на него странно влияла эта женщина, а как она себя вела -тоже не менее удивительно! И вроде ничего особенного не делала, вела себя тихо, размеренно, не делала замечаний, со всем соглашалась, умело уходила от конфликтов, сглаживала острые углы, даже пошутить могла очень тактично. Арчер должен был же что-то точно заподозрить, ну.. как лучший агент среди своего отдела. Но нет, Джона был в действительности слеп от любви. И поэтому - не объективен.

- Ооо, нет! - он наконец рассмеялся, чувствуя, что смех все же хоть и был немного нервным, но от этого ничуть не повлиял на искренность чувств, - вряд ли они заставят нас развестись и бракосочетаться заново, хотя я не исключаю и подобного хода дела, но.. - он вполне серьезно посмотрел на Элинор, отвлекшись от дороги на несколько секунд, но на очередной вязкой луже все же вернулся, сосредоточенно крутя руль вон из колеи, - я готов жениться на тебе хоть каждый день, Эли.. - его губы сомкнулись в тонкую ниточку, а под отросшей щетиной было видно, что желваки напряглись, словно он давил некие агрессивные мысли, - и как в тех самых клятвах - нас разлучит только смерть, - Джона подтянул к себе руку жены и поцеловал  тонкие пальцы, покуда карие глаза, недобро блестевшие, остекленело уперлись вперёд. Бездорожье, хотя условное для деревенских, кончилось, уступая место приемлемой к высадке гравийной площадке перед домом.

«Идиотское.. совершенно идиотское предложение отметить Рождество в этой глуши.. Почему не в Хьюстоне?»
- Секунду, - заглушив мотор, он вышел из машины первым, попутно забрав с заднего сидения свернутое покрывало. Обойдя машину, Джонатан открыл дверь жене и подал ей руку, чтобы она с легкостью выбралась из машины и тут же в приступе заботы, накинул на ее плечи тёплый плед. Идти до дверей было вообще нисколько, но Джона ничего не мог с собой поделать. - Я надеюсь, что ты взяла что-то тёплое, потому что в этом году как-то холодновато.. или я просто отвык от этой влажности, - вслух заметил он, оглядываясь на горящие окна дома, где мелькали силуэты. Он пошёл к багажнику и вытащил чемоданы, все же надеясь, что они смогут пробыть здесь хотя бы пару дней. Арчер мало рассказывал Элинор о своей семье, хотя это было вполне взаимно, он молчал об Эли,  словно воды в рот набрал. Да и в целом, обстановка у родителей никогда не располагала к душещипательным беседам, даже по телефону . Но самые любимые родственники - самые далекие. Дергая дверь багажника вниз, Джона набрал побольше воздуха в грудь и тяжело выдохнул, выходя из-за машины, нагруженный вещами.

- Пойдем?- Арчер постарался, чтобы его голос был не сильно удрученный, как и внешний вид, все же он был весьма самодостаточный мужчина, как в этот самый момент дверь дома открылась, выпуская вперёд двух лабрадоров-ретриверов, которые, промчавшись мимо гостей, и на ходу обнюхивая их, понеслись за машину на лужайки, а потом и высокого молодого человека с весьма наглой полуулыбкой.

- Привет, полудурок! - Уильям заржал, лениво скатываясь вниз и навстречу - в ответ Джо молча закатил глаза, - ну ты отчебучил! Даже я только что узнал, что ты женился! - широкая улыбка коснулась губ младшего брата Арчера, а потом он наконец перевёл глаза на Элинор, и его взгляд округлился, - ничего себе!.. То есть привет, я Уильям!.. - его речь начала невольно растягиваться вслед за снова поползшей в разные стороны улыбкой. Он разверз свои руки для объятий.

- Опусти забрало и захлопни рот, переросток, - с легким уколом, отшутился Джона, сдерживая тёплое приветствие, и воткнул в руки брата одну из сумок проходя мимо, с такой силой, что Уилл охнул, хотя и продолжал улыбаться.

+3

5

[indent] Элинор, кротко улыбнувшись, как поставив точку в конце чужого предложения, деликатно промолчала, но было и слепому понятно, что тема смерть, вдруг прозвучавшая, женщине не нравится. И пусть даже в этот момент сам Джонатан смотрел вперед, не видя лица жены, но обычно энергичные и подвижные пальцы её вдруг приобрели некую аморфную покорность, расслабленные настолько, что норовили выскользнуть из рук, стоило чуть ослабить хватку. Она опять отвернулась к окну, будто пейзажи, которые последнюю милю не слишком-то менялись, вдруг целиком и полностью захватили её воображение.
[indent] «Накаркаешь, Арчер», недобро прозвенел в голове недовольный голос «второго Близнеца».  Было до чёрта и больше желающих оставить одну, а лучше несколько, чтобы наверняка, дырок от калибра покрупнее в прелестной головке, выкрашенной сейчас почти в серебристо-белый, словно из рода Таргариен, цвет. Она могла наизусть перебрать имена особо жаждущих, и проблема в удовлетворении их фантазий была только одна – Элинор нужно было еще найти. Точнее, не Элинор даже, а Кэтрин Ферне, которая в преддверие Рождества катила куда-то в «дебри» Техаса вместе с человеком, которого решила назвать своим мужем.
[indent] Под эти «радужные, полные света и доброты», как полагается в рождественское настроение, мысли она и наблюдала за тем, как машина описывает торжественный полукруг перед парковкой; гравий, щедро насыпанный вокруг того места, где они остановились, обещал шанс дойти до дома, не угваздав милые замшевые туфельки в грязи, которой щедро были укрыты не только диски и колпаки, но и все бока Раптора по самые, извините, уши, если бы они у него символически были. Со стороны посмотреть: не гости из города приехали, а откуда-то из грязевой Преисподней выползли. Рядом с машиной, стоило лишь выйти и закрыть дверь, Элинор смотрелась максимально неуместно. Впрочем, она была даже рада ощутить прохладу погоды на нагретых в салоне плечах, потому что от долгой поездки накатывала сонливость и медлительность.
- Благодарю, - однако, кивнула она, когда сверху опустился, кутая, плед; зевнула, вежливо прикрыв рот ладошкой, прежде чем выдать комментарий в тему, чтобы не висела непонятная тишина, а у Джо не было ощущения, что с ним по какой-то причине не хотят разговаривать. – Некоторые ученые-климатологи считают, между прочим, что нас ждет не глобальное потепление, а глобальное похолодание. Так что, легкая прохлада к Рождеству еще не страшно, представь, что будет, если к Рождеству однажды Техас завалит снегом. Как в России… - она снова зевнула, не позволяя с помощью ладошки посторонним пересчитать её зубы. – Или в Канаде. И придется покупать шубы и valenki.  – Элинор засмеялась, но смех оборвался быстро, как по команде.
[indent] Она на мгновение раньше, чем Джонатан, увидела, что дверь дома открывается, и невольно замерла, внутренне напряженная, готовясь к абсолютно чему угодно. Но встречали их две собаки и какой-то молодой человек; она знала, что в комплектации прилагается брат, но не подумала бы никогда на этого: он был светлее волосами, глазами, выше ростом и наделен совсем иными чертами лица. «Помощник по хозяйству?» – подумала она за мгновение до того, как вышедший из дома открыл рот. – «А, нет, видимо, это брат и есть. Кто еще, как не брат, унизит при встрече со всей любовью без страха быть побитым за это». У самой Кэтрин братьев и сестер не имелось, она была единственным ребенком, если только после её ухода папа не женился снова и не утешил горе от расставания новыми отпрысками; она даже не пыталась об этом узнать, потому что было больно.
- Приятно познакомиться, Уильям, - игнорируя распахиваемые объятья, она отточенным театральным движением буквально в лицо мужчине ткнула выставленной тыльной стороной ладони, на расстоянии вытянутой руки намекая, что стоит приветствовать её персону, в лучшем случае, благородным жестом викторианских джентльменов.  – Можете звать меня Элинор, в честь нашего внезапного родства благодаря Джонатану. – Благодушная, мягкая улыбка, растянувшие полные губы, слегка покрытые питательным блеском, вдвое шире их расслабленного положения, однако, совсем не было многообещающе ласковой, потому что серые глаза под тенью ресниц сделались холодны. Не из личной неприязни к Уиллу, а просто потому, что он испугал её, здоровяк, внезапно начав размахивать руками. Вслух же она добавила только, с легким лукавством:
- Очень жаль, что мне никогда не рассказывали, какой представительный у Джо брат. Я почему-то представляла себе, что вы его копия в миниатюре.
[icon]https://a.radikal.ru/a42/2104/0b/d3b782d78752.jpg[/icon][nick]Eleanor Archer[/nick]

Отредактировано Rebecca Menger (1 Апр 2021 11:55:25)

+3

6

Уильяма порой было не угомонить, что Джонатану казалось, что тот не перестанет клеить и клеиться к девушкам даже под страхом смертной казни. Что ж, уикенд предстоял весьма непростой. Первое, что предстояло сделать - это сам по себе ужин в непростой эмоциональной обстановке, еще неизвестно, до или после него предстоит объясниться с родителями о том, почему свадьба с неизвестной невесткой произошла так скоропалительно. Джона был уверен, что ничего из уже обдуманного не будет слишком простым - ни сам ужин, ни разговоры за ним - неизвестно, какую тактику осуждения проступка выбрали его родители, точнее мама. Второе, что он поставил бы вполне себе до первого пункта, ну или наравне с ним, это то, что Уилли не поменялся от слова совсем, и им обоим предстояли непростые разборки за жену Арчера. Увы, эти искры из штанов не удавалось высыпать, но оставалось надеяться на целомудрие Эли, которая никогда не давала повода Джонатану ревновать её, хотя Джона скрывал это тайное желание очень тщательно, надумывая себе повод и тайком сам на него обижаясь. Это выглядело смешно, потому что Элинор была слишком идеальная, настолько, что Джо сам себе не верил и перепроверял, реально она существует или же лишь плод его воображения. Он шагнул в дом, опуская в просторной деревенской прихожей вещи.

- Ма? Па? - он немного повысил голос, окликая родителей, - мы приехали! - это было более, чем формальностью, потому что подъезжающую машину было трудно не услышать при отсутствии других посторонних фоновых звуков, свойственных, например, городу. Первым, навстречу, вышел отец - его мрачный взгляд плохого полицейского не поменялся с годами, а еще та самая требовательность к обоим сыновьям так и застыла в карих глазах, впрочем, у Уильяма, который был территориально ближе к родителям, выработался  иммунитет на эти буравящие взгляды. В принципе, Уильям вообще, видимо, с рождения имел этот вышеупомянутый иммунитет, иначе как он не поддавался на большинство психологических уловок предков - не понятно, но, возможно, это потому, что всегда первую волну удара всегда на себя принимал старший брат, но не потому, что хотел. 

- Привет, сынок! - приветствие предвещало быть весьма теплым, но Джона пытался не терять бдительности и если что, готов был в любую секунду занять глухую оборону.

- Привет, - постаравшись очень искренне улыбнуться, Джонатан раскрыл руки для отцовского объятья и сам достаточно крепко обнял его, получив и отдав по одному поцелую в каждую колючую щеку, - А где мама? - он параллельно ждал  и искал глазами фюрера в юбке, который всегда тщательно, из-за профессиональной деформации, взвешивал слова и жесты со спины отца, стоя неподалеку. Прекрасный тандем.

- Она точно не может быть далеко, - шепотом, и при этом слегка закатив глаза, улыбнулся Доминик Арчер, оглядываясь куда-то в гостиную, - Кларисса! - рявкнул он, на что, почти предупреждающе крик, в дверях появилась маман. Седоволосая, не менее строгая чем отец, ростом со старшего сына и мужа, отчего, при её стройности и вечно снисходительно приподнятом подбородке, она будто бы казалась выше них двоих.

- Зачем кричать, я всё прекрасно слышу без подсказок!  - Джонатану показалось, что между родителями бегает волна какого-то недавнего конфликта,  - привет, дорогой! - с легкой драматической заминкой, весьма взвешивая свои шаги, жесты и слова, Кларисса обняла и поцеловала старшего сына, чуть кривя лицо от наличия щетины на щеках сына, - о, эта ваша идиотская мода на бороды! - тихо фыркнула она, явно пытаясь выпустить накопившийся пар хоть на кого-то, - разве на работе вам разрешено появляться  в таком непристойном  виде?

“- Черт!”
- Ма, у меня выходные, что такого в бороде? Да и не борода это вовсе! - наморщился Джонатан, уже ощущая себя снова в чем-то виноватым.
“ - Уже оправдываюсь.. Как это у тебя выходит?”

- Ничего, просто одно дело, когда ты фермер, а другое дело, когда у тебя солидная работа! - она цокнула языком, - ладно, твоё дело, - она подняла бровь,  - а где же твоя.. жена?

Сердце Арчера недобро кольнуло, потому что оставшиеся на улице Элинор и Уильям не спешили заходить домой. Он обернулся в дверь, бросая хмурый взгляд на затылок высокого брата, перекрывавшего широкими плечами Эли из поля его зрения.

В то же самое время, Уильям, перехвативший сумку в руку, второй рукой уже приложился губами пальцев Элинор.
- Это всё потому, что Джонатан приёмный, - почти прыснул Уилли, довольный комплиментом жены брата как павлин, - поэтому комплексует и никому не рассказывает, какой я красавчик, - он подмигнул Эли, надеясь, что его шутка придется ей по душе. В реальности же было так, что именно Уильяма всегда считали абсолютно не похожим на Арчеров, потому что Уильям слишком сильно был похож на родню по матери - что цветом волос и глаз, что габаритами. Но в чем он был абсолютно прав, так это в том, что он был привлекательным. - Как добрались?

Отредактировано Jonathan Archer (26 Май 2021 19:29:06)

+3

7

[indent] Что правда, то правда, на старшего брата Уильям Арчер не был похож от слова «совсем».  И ростом превосходя Джонатана, и габаритами, однако, выражением лица походил на щенка овчарки, который недавно попал к кинологу и вот беспрестанно приплясывает и вертит хвостом, ожидая в награду косточку за «просто так».  У него были лучистые светлые глаза, в которых постоянно что-то искрилось, а с губ едва ли сходила смешливая улыбка, и казалось, пока Джо стоял в очереди за хваткой и умом, этот на бегу собрал все полезные социальные «плюшки», превращающие Уильяма в очаровашку; вот только красивые люди частенько пусты и глупы, потому что весь их внутренний мир сосредоточился на восхищении собственной прелестью.
- Истинная красота всегда добра, - лукаво отозвалась женщина, улыбаясь ему в ответ, - и, не сомневаюсь, простит своему брату такое маленькое хулиганство.  – Техасский Аполлон, вне всякого сомнения, красовался перед ней сразу со всех сторон, привычный, должно быть, к восхищению со стороны слабого пола, и Элинор не спешила портить с ним отношения, едва начав знакомство, поэтому ловко подыгрывала, не отводя взгляда широко раскрытых серых глаз. Кокетство, жеманство и флирт, а так же умение быстро составлять образ составляют важную часть в навыках её истинной работы, потому что умение расположить к себе человека за несколько минут бывает жизненно важным. Как там говорится: в любви и на войне все средства хороши?
[indent] Именно такое ощущение у неё и было, словно прибыла на войну, в чужой дом, где никто её не знает, но априори заготовили штыки, потому что она, так или иначе, по их убеждению виновна в том, что пошло не с их одобрения. Таковы все семьи, просто где-то умеют наступить на горло собственной песни, а здесь, почему-то была убеждена Элинор, вряд ли. И на это поле сражения её привез ни кто иной, как муж, который всем этим людям родной сын и брат; в подступившем чувстве уязвимости и одиночества  она поступала так, как считала нужным, а именно: искала союзников. И если для этого необходимо немного приврать и пококетничать, так тому и быть.
[indent] В глубине дома слышались голоса, интонация которых совсем не была такой уж радушной и дружелюбной, и захотелось тяжко вздохнуть и продолжительным выдохом отпустить нарастающее напряжение, в переизбытке которого она могла легко перестать быть паинькой и идеальной девушкой. Как бы не хотелось, чтобы всё, наконец, было хорошо, бесполезно врать самой себе, когда знаешь: предел терпения у тебя есть, его не обойти. Горделивая, своенравная, свободолюбивая натура, требующая равенства и взаимопонимания, основанного на обоюдном уважении, и так негодовала, вынужденная постоянно зажимать язык за зубами, чтобы, не дай боги, случайно не разочаровать избранника, лишив его милейшего образа, который он сам нарисовал и на неё возложил. А ведь она, по сути, при знакомстве лишь, как обычно, пыталась быть приветливой и не больше того. Хотелось надеяться, что старшая миссис Арчер окажется женщиной достаточно прозорливой, чтобы нарываться с невесткой на конфликт не было её целью, потому что, в противном случае…. О, в противном случае Рождество будет веселым, так как хватит запала удивить всех присутствующих. Самовлюбленных, заносчивых, верящих в свое право судить других и вешать ярлыки людей Элинор не терпела с детства.
- Вы очень заботливы, Уильям, - еще один благодушный, но весь притворный выпад, с легким наклоном головы к плечу, чтобы волосы, уложенные в прическу, соскользнули с шеи с другой стороны, обнажая кожу с пульсирующим участком над артерией. И тем лучше разлетался по воздуху тончайший аромат нежных и чувственных духов. – Благодарю, дорога прошла без особых приключений, хотя, наверно, я никогда не видела таких огромных полей, казалось, мы едем и едем, а им нет конца. – Умело добавленное в голос восхищение подтекстом делало комплимент родным краям собеседника, хотя тут лжи было куда меньше: Элинор действительно изумляли бескрайние просторы, особенно, принадлежащие одному человеку. Пробуждалось нечто изнутри этакое, утраченное, связанное с тягой к земле и её наличием ассоциируемое с влиятельностью.  – Признаюсь вам, Уильям, - чуть жеманства, - я немного волнуюсь перед встречей с вашими родителями. Будьте так любезны, сопроводите меня в дом, чтоб я могла успокоиться, чувствуя вашу руку в качестве поддержки.
[nick]Eleanor Archer[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a42/2104/0b/d3b782d78752.jpg[/icon]

+3

8

Если бы Уильям мог вырабатывать электричество от чувства собственной важности и самовлюбленности, то определенно бы мог заставить гореть лампочку довольно продолжительное время. Сейчас был тот самый идеальный момент, когда бы он мог выдать достаточно энергии, но предсказать, куда и каким образом она могла бы выйти - было проблематично. Именно таким и был младший Арчер, он с легкостью догонял брата практически по всем параметрам, начиная со школы, однако делал это всегда с гораздо меньшими усилиями, нежели старший, на которого, как и в большинстве всех семей, ложилась куда большая ответственность. Бесконечные “надо лучше всех учиться, лучше всех бегать, прыгать, отжиматься, больше всех зарабатывать” почему-то ложились на плечи Джонатана, словно младшему брату всё это придёт на тарелочке с серебряной каемочкой уже по накатанной до этого программе. Но Уильям не задумывался так глубоко, поэтому наслаждался обстоятельствами своего существования с самого начала своей максимально  осознанной жизни, когда как брат огребал по полной программе. Даже сейчас.

- Сейчас я их позову, - буркнул Джонатан матери, нервно пытаясь заглянуть в двери за спину брата, - ребят! Давайте в дом! - он постарался сказать это, не выдавая своих настоящих эмоций, - Уилл, - еще спокойнее добавил он, - Эли легко одета, не тормози. 

- Да идем мы, идем! - Уилл был бесконечно ослеплен приятными разговорами с Элинор и еще больше - её комплиментами, потому что он действительно был местным павлином техасского разлива, который особенно пушился в полицейской форме. Он игриво подал ей свой локоть, едва только девушка об этом предложила, чтобы провести её в родительский дом. Следом, точно также  как и в начале едва не сбив с ног гостей и хозяев, домой занеслись лабрадоры, чувствующие приближение скорого ужина.

Джонатан попытался не кружить над женой как ворон, поэтому постарался сдержать первый порыв отодвинуть брата куда-либо подальше от своей жены, желательно быстро и смертоносно, но как и раньше, после долгой разлуки он почти простил брата за желание повыделываться перед красивой женщиной - это был основной недостаток Уильяма и его слабое место.
- Это Элинор, - он подал ей свою руку, чтобы если не выдернуть жену  из цепких рук брата, то хотя бы нежно сжать ее хрупкую ладошку. Его глаза тут же повернулись в сторону родителей - он хотел посмотреть их реакцию. Скептически настроенные лица родителей начали меняться. Отец сначала любопытно вздернул бровями вверх, а потом довольно искренне улыбнулся. Мама же дернула лишь одной бровью, приподняла подбородок, бросила оценивающий взгляд снизу вверх и.. тоже приветливо улыбнулась. К счастью, пока никто не бросился душить никого в объятьях.

- Добро пожаловать в нашу семью, - сказала миссис Арчер другой миссис Арчер сразу за двоих - себя и мужа, - и в наш редконавещаемый всеми дом, - здесь был родительский замаскированный укол в сторону братьев,  - Уильям! - мать махнула пальцами младшему сыну на манер “кыш”, мол, руки надо убрать, - перенеси все вещи в комнату Джонатану, и возвращайся обратно.. - она дала команду одному сыну и, наконец, уперлась взглядом в новоиспеченных мужа и жену, подумав, что нотации она отложит на более удобное время, - как вы добрались? Я..  мы, - она кашлянула, поправляя формулировку, услышав сбоку кряканье мужа,  - ждали вас чуть пораньше, а точнее вчера, но раз уж так сложилось - то у вас буквально полчаса на передышку, и мы садимся за стол!

+3

9

[indent] Иногда, причем весьма саркастичным тоном, говорят: когда появляется еще один ребёнок, старшие перестают быть детьми. В глазах родителей они отныне помощники, опора, надежа, и очень много негодования выплеснется на юные головы, если тем вздумается бунтовать и требовать обратно свое отнятое детство во всей его прежней красе. Пока мать, отец, бабушки и дедушки прыгают зайчиками вокруг младших, в старших медленно, но верно, на огне детской трагедии прорастает жгучая ненависть; со временем пыл, возможно, утихнет, но чувство никуда не уйдет. Люди, которые в наивных мечтах близких должны были быть друг другу роднее всех, всегда будут держать за спиной в самой глубине души нож. Одна соседка как-то, сияя улыбкой убежденности в своих словах, сообщила новенькой, что «родила Билли и Кэтти специально для Лилли, чтобы ей не было одиноко». Конечно, подумала тогда Элинор Арчер, бедняжку Лиллиан, тихую девочку с замученным несчастным взглядом, никто не спросил: мечтала ли она о таком не-одиночестве, когда её мамочку с всеми её ласками и вниманием у неё отберут два спиногрыза, ни во что саму девочку не ставящие, несмотря на то, что она старше. И, глядя искоса на Уильяма, лучившегося удовольствием от признания выдуманных заслуг, которые он себе тут же приписал, женщина задумалась, насколько сильно Джонатану хотелось свернуть братцу шею, особенно, в подростковом возрасте. Увы, слишком часто нас сопровождает любовь обреченная, фыркнула про себя миссис Арчер номер два, цепляя младшего сына хозяев под предложенный локоть, но делая это с кокетливой невесомостью, достойной королевских особ; некоторых людей любить невыносимо, мы задыхаемся в той любви, мучительно страдаем и бешено злимся, но все равно любим немного сильнее, чем хотим уничтожить. 
[indent] В голосе Джо, доносящемся из открытых проемов дверей, угадывается легкое недовольство; будь воля самой Элинор, она бы предпочла утащить Уильяма самыми лестными речами на обход пешком вокруг всей фермы, а потом еще выпросила бы экскурсию по каждому миллиметру внутри, несмотря на легкость одеяния, несмотря на любую стужу, лишь бы только максимально оттянуть миг, когда переступит порог и попадет под перекрестный огонь оценивающих взглядом и выспрашивающих голосов.  Мужчины прямолинейны, спросив один раз и получив убедительный ответ, они редко возвращаются к вопросу снова, но женщины, особенно, матери, у которых коварно увели, с их точки зрения, сынишку-лопушка, начнут копаться в прошлом и настоящем, круша коршунами, задавая вопросы снова и снова, чтобы найти несостыковку, разоблачить ведьму, а потом показать неразумному дитяте истинное лицо его пассии.  Придется постоянно держать в голове те сцены, о которых она упоминала когда-либо в разговоре с мужем, ведь придумывать заново, специально для миссис Арчер номер один, не выйдет: может, в глазах старшего поколения Джо всё еще немного болван, но проверять его внимательность и память не хочется.
[indent] Отступать было некуда: Уилл, слегка прижав локоть вместе с её ладошкой к боку, с уверенностью флагмана двинулся в дом, вынудив невестку, сердито притопнувшую каблучками, с элегантностью парусной яхточки поспешить следом, надевая, как парадный наряд, улыбку из числа самых дружелюбных.
- Очень приятно, наконец, с вами познакомиться, - прощебетала, едва её представили, самым сладостным голоском женщина и, вместо того, чтобы фамильярно сунуть новообретенной родне руку для пожатия, взяла и исполнила неглубокий книксен, заведя правую ногу за левую и слегка присев с небольшим поклоном головы.  Растерянность? О, вовсе нет, чистой воды проказа: со всех сторон так давила атмосфера вылизанного до блеска, с видимым влиянием запросов хозяйки обставленного дома, что Элинор не удержалась и сделала гадость. Впрочем, выпрямившись, подумала, что для осознания того, какой завуалированной усмешкой она ответила в этом поклоне из старосветских кругов, родителям Арчера не хватило аристократической чуткости к насмешкам. Скорее всего, эти фермеры, хоть и уважаемые, и состоятельные, из Америки подумают, что она просто странно воспитана: европейка же, а там все чудики.
- Твоя матушка смотрит так, - едва не упершись губами в ухо Джонатана, быстро прошептала, иронизируя, Элинор, крепко сжимая его руку, пока хозяйка дома на что-то отвлеклась, закончив с речью, - словно вместо рождественского пирога есть будут нас. Предупреждаю, я найду ложку и буду отбиваться. Бери пудинг и кидай в Билли. Противник в большинстве, придется брать внезапностью атаки. – Обдав щеку мужа смешком, она тотчас выпрямилась по стойке смирно вновь, заметив, как еще очень хорошенькое, несмотря на возраст, лицо свекрови начинает поворот в их сторону.

Отредактировано Rebecca Menger (30 Июл 2021 10:27:18)

+3


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » At Christmas, all roads lead home.