LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
It's Raining Men
Geri Halliwell

Мужики, привет! =*
Марко надевает наушники и включает подборку современной классической музыки. Он знает, что в номер никто не войдет, знает, что сама Элис отсюда не выйдет и потому перестает обращать на нее внимание. Пытается сосредоточиться на парне, что пробрался в ее номер. Кто бы мог подумать, что именно эта девушка станет целью какого-то придурка-фетишиста. Такая озорная, задорная, такая правильная с теми, кому важно показать собственную правильность и яркая, чуть нагловатая, зато открытая с теми, кому она может доверять. Марино определенно был одним из тех, кому она могла доверять безусловно. Потому что он ни разу ее не подводил — особенно тогда, когда ей больше всего требовалась его поддержка.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

Итоги от
22.02.2021
#2
Челлендж
Правда
или действие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Лучше горькая правда


Лучше горькая правда

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


Лучше горькая правда
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/VrGS2YV.jpg https://i.imgur.com/TPWqxgI.png

Andy Sykes, Henry Harrow
18 февраля 2021, Квартира Генри

Сегодня днем Хэрроу остался дома, так как заступать вечером на ночное дежурство. Ева уехала по работе. А у Генри незваный и нежелательный гость. С не менее нежелательными новостями.

+3

2

Энди Сайкс был отличным прокурором, но не был отличным человеком.
Именно поэтому его отец был лишен должности и большей части своих доходов. Его отец занимал хороший пост в мэрии, имел миллион связей и умело ими пользовался; обладал твердым и веским словом в голосовании, знал львиную долю городских законов и законов жизни тоже. Мистер Сайкс пользовался уважением в обществе и, как казалось со стороны, понимал это самое общество как никто другой. Но так только казалось. Если вы загляните в сейф мистер Сайкса, который стоял в его кабинете дома, увидите совершенно иную картину. Подложные документы, чтобы вместо детского сада (в котором так нуждается затхлый райончик), возвели очередной торговый центр (конечно же, с обязательной детской комнатой). Нужно было видеть мистера Сайкса в тот момент, когда он со скорбью всего еврейского народа на лице сообщал обществу эту новость. Увы, они приняли это и даже не моргнули. Затем, когда мистер Сайкс (все с тем же прискорбным лицом святого человека) принял на себя непосильную ношу в размере десяти тысяч фунтов стерлингов, обещая застройщику беспроблемное решение всех его строительных проблем. О, и догадываетесь, чем дело кончилось? Рассказать еще одну историю? Думаю, достаточно для того, чтобы решить – мистер Сайкс участвовал в жизни общества исключительно в своих интересах.
Энди видел это, но никак не мог доказать. Все его многочисленные попытки сводились к краху за неимением доказательств и отсутствием обращений обманутого общество до тех пор, пока одна милая дамочка не оказала ему очень хорошую услугу. Она была стриптизершей в одном из элитных ночных заведений города, вход куда был настолько ограничен фейс-контролем,  что клиентов можно было пересчитать по пальцам. Там совершались самые хитрые и незаконные сделки, творилось безумие и обман, а танцовщицы знали о своих клиентах настолько много, что их давно пора было уничтожить. Но они умели держать язык за зубами. К счастью для Энди, он обладал не только вопиюще непристойной харизмой, но и жесткими аргументами, когда заходил в тот клуб.
Что ж, теперь мистеру Сайксу, который по счастливой случайности тоже был клиентом того клуба, совсем не до общества, потому что Энди Сайкс был отличным прокурором, но не был отличным сыном.

Стоя же перед дверью квартиры Генри, он все размышлял, как лучше начать. Не то, чтобы они с Генри были таким уж хорошими друзьями, но были почти коллегами, а еще Генри потрахивал (о, здесь должно быть слово любил, черт возьми) его подругу, которая приносила Энди важную и очень нужную информацию. Круг замкнулся, и именно поэтому Энди раздирало надвое: вмазать сразу с порога или подождать, когда они пройдут в гостиную. Опираясь рукой о дверной косяк, мужчина вжал звонок до упора, представляя перед собой лицо Генри. Настойчиво и раздражающе, конечно, он трезвонил до тех пор, пока почти коллега не открыл ему дверь. Взгляд исподлобья не обещал ничего хорошего, также как и прошитые листки в скоросшивателе.
- Как поживаешь? – весьма вежливо поинтересовался Энди, не спрашивая разрешения, чтобы войти. Он знал, что Евы нет дома – об этом он уже позаботился. – Есть разговор, и он тебе придется не по душе, - усаживаясь в кресло, Энди кидает на журнальный столик папку, не желая выслушивать негодование Генри по поводу своего визита. Возмущения Хэрроу тоже отходят на второй план, когда ноги Сайкса оказываются аккурат рядом с папкой на журнальном столике. – Устал, знаешь ли, заниматься этим, - кивает на папку, - я весь внимание, - с явной желчью в голосе произносит прокурор.
Да, Энди Сайкс был отличным прокурором, но не был отличным человеком.

+3

3

В последнее время на голову Генри навалилось слишком много новостей. Среди них были и хорошие. Например, те, что брат вновь решил жениться на своей девушке Эрин. Ева теперь живет с Генри под одной крышей, а его дочь – на одной лестничной клетке с ним, в соседней квартире. Но всю эту идиллию нарушали постоянно вклинивающиеся проблемы. Начиная с его собственного ранения, заканчивая убийством отца и избиением брата. Если дело Дэниэла сдвинулось с мертвой точки, то дело отца застыло наглухо. Слишком уж много заморочек, требующих дополнительного расследования. Генри старался поменьше лезть, лишь делал экспертизы, которые просили. А что касается избиения Дэна… Рядом с местом происшествия зафиксировали машину отца Эрин. Камеры наблюдения на ближайшем магазине срисовали. Хэрроу пока молчал, чтобы не нагнетать панику. Не говорил ни брату, ни Дэну, ни Еве и уж тем более Эрин. Хотя очень бы хотелось задать парочку интересующих вопросов.

Генри вчера закончил поздно. Практически под закат привезли пару тел, они с коллегой остались, чтобы сделать срочное вскрытие, что просила полиция. Хэрроу и без того устал, как собака, а так вообще валился с ног. Придя домой, он только и смог, что быстро сходить в душ и завалиться спать, проклиная тот час, когда не успел вовремя ретироваться из центра. Да, его коллеге тоже «повезло» попасться на глаза детективам, которые с горящими глазами требовали сделать срочное вскрытие. Повезло только то, что с утра Генри не нужно ехать на работу, только к шести вечера, заступать в ночное дежурство. Ева уехала с утра на работу, а Хэрроу остался в постели, практически до самого обеда. В итоге переборов себя, поднялся и сделал себе кофе, ибо долгое лежание в постели сказывалось на его состоянии отрицательно. Еще больше уставал к вечеру.

Вот кого-кого, а гостей Генри сегодня точно не ждал. Даже не представляя, кого там могло принести. Дочка в школе, брат с Эрин заняты работой и подготовкой к свадьбе. И уж тем более удивился, увидев в дверях своей квартиры прокурора района. Да еще в такой наглой манере, как будто Хэрроу занял у него денег и не хочет отдавать. Хмыкнув, Генри впустил незваного гостя в квартиру. Не то, чтобы они были хорошими друзьями, но очень часто приходилось сталкиваться в работе. До сих пор непонятно, как Энди терпит такого кадра, как Хэрроу. Может потому, что он хороший специалист и делает свою работу действительно на совесть. Гордость только не позволяет признать, что Генри нужен участку. Конечно, он не претендовал на звание лучшего медэксперта в районе, но все равно глупо умалять его способностей. А что касается отношений с самим прокурором, Генри не стеснялся вести с ним, как и со всеми. Знает, что рано или поздно рискует нарваться на настоящие проблемы, но в характере Генри напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Все события в его жизни надолго закалили. И он настолько очерствел, что иногда не видел берегов, когда и с кем разговаривал. Но все же удавалось поработать под руководством Энди, на особо громких делах. Кажется, они в состоянии были вынести друг друга на пяти квадратных метрах.
Тот вел себя уж больно напряженно. Генри нахмурил брови, немного опешив от такой наглости сначала. Но не внушающее приятный настрой начало, заставило его удивиться. Энди швырнул папку на стол, Хэрроу взял ее в руки. Не нужно быть идиотом, чтобы понять в чем дело. Генри сразу узнал это дело.

Да, он помнил, что не так давно оно ушло в прокуратуру. Так как подняли вопрос об убийстве. Не то, чтобы Генри сейчас очень переживал. Рано или поздно это должно было случиться.  Правда, ожидал, что его в наручниках доставят в комнату для допросов. А не пришлют лакея на дом. В его отделении дело было зачищено по максимуму, однако, кое-что могли донести на словах. Злых языков в мире хватает. Да, и профессионалу некоторые вещи покажутся очевидными. Правда, отделение, в котором работал Хэрроу не стремилось его посадить. Наоборот, убрали все, что смогли. Пролистав папку, Генри бросил ее обратно на стол.

Что ты хочешь от меня услышать? — он сел на диван, сложив руки на груди. В голосе не было ни грамма беспокойства, наоборот, железобетонное спокойствие и безразличие.
По-моему, и без моих объяснений все прекрасно знаешь. Арестовать приехал? — хмыкнул Хэрроу. Отпираться было бессмысленно, да и не собирался это делать Генри. Откровенно, было плевать, что его посадят. Не сдавался только из-за дочки. Джо в этом случае останется одна, а Хэрроу не мог этого допустить. Конечно, у нее есть дядя, Ева, люди, которые в состоянии были бы о ней позаботиться. Вот только  Генри до  сих пор им не рассказал ничего о случившемся. Слишком уж личная информация.

+2

4

Знаете почему лучше всего заявить отвод прокурору, судье или пустоголовому патрульному, если оказывается, что вы хорошо знакомы? Как раз для того, чтобы не сложилась такая ситуация, как сейчас. Двое мужчин сидят друг напротив друга: один из них убийца, другой прокурор - оба слишком хорошо знакомы. Именно в таком случае стоило бы заявить отвод, иначе либо дело просто распадётся, либо распадётся из без того хрупкий мир. Но Генри даже не моргнул, когда просматривал материалы дела, из чего Энди мог сделать лишь один единственный вывод - все настолько хорошо сфальсифицировано, подчищено, что у почти коллеги не осталось сомнений - он вновь выйдет сухим из воды. Также как останки того мужика, что нашли на дне водоема, но это было козырем Энди, а потому он сначала хотел выслушать Генри.
- Нет, ты расскажи сначала. Может, мне не за что тебя арестовывать, - честно признаться, Энди не любил разводить долгие разговоры по душам, особенно с теми, кто был ему не по душе. - Может быть, я один из тех идиотов, что так никчемно свернули дело? - это было чистой правдой. Дело было скомканным и отсутсвие некоторых очевидных доказательств просто выводили Энди на смех и чувство стыда за правоохранительные органы. К слову, именно поэтому он и стал преподавать в университете уголовное право, чтобы научить этих несуразных студентов хотя бы чему-то стоящему. В конце концов, преподаватель практик всегда ценился выше. - Хочу услышать чистосердечное признание и раскаяние, - ему просто доставлял удовольствие тот факт, что сейчас именно он на коне. Впрочем, как и всегда. Энди Сайкс мастерски раскрыл очередное дело, вывел преступника на чистую воду, заставил раскаяться и обеспечил ему пожизненное. Все было бы именно так, не окажись на месте подозреваемого Генри.
Да, они очень редко находили общий язык, практически никогда не ужинали в компании друга друга, не обсуждали женщин и очень часто задирали друг друга без повода, но у них был один общий знаменатель - Ева. Как бы Энди не хотел это признавать, девушка была ему не безразлична. Честное слово, она совершенно не интересовала его как женщина, но как друг она была безупречна. Земля остановит свой бег, если Сайкс однажды произнесёт эти слова вслух. Привязанности вообще никогда не были его сильной стороной, и единственное, к чему он был привязан это его работа, сигареты и Pringles с беконом. Философия Энди Сайкса на этот счёт гласила - это люди, они проходят. Но Ева Морган все никак не собиралась проходить. То ли из-за необъяснимого желания защитить эту девчонку, то ли из-за непонятного ему понятия дружбы с Генри Хэрроу, Энди сначала пошёл к нему, а не приобщил к делу новые материалы.
- И если уж ты ничего не боишься, позвоним Еве? У вас ведь нет секретов друг от друга? - покачивая ступнями на журнальном столике, мужчина демонстративно вынимает мобильный телефон и находит номер подруги.
- Впрочем, она узнает правду позже, когда конвой поведёт тебя в наручниках, а я останусь здесь, чтобы утешить ее, - в глазах Энди сверкнул многообещающий блядский блеск, а на губах заиграла ухмылка. И пусть он наверняка не собирался посягать на чужую девушку, он точно знал, что Генри это взбесит. Также сильно, как Энди взбесили найденные останки того самого парня, которого убил Генри; в том самом месте, где видели его машину. Не много ли совпадений для одного сфабрикованного дельца?
- Итак? - он выжидающе смотрел на Генри, мысленно отсчитывая до трёх.

+2

5

В какой- то степени Генри понимал, что пререкаться сейчас  с прокурором не в его интересах. Но за себя он не переживал ни капельки. Он готов был все рассказать на чистоту, а уж что с этим всем делать, Энди пусть решает сам. Захочет поступить по закону – это его полное моральное и должностное право. Откровенно говоря, Хэрроу просто устал держать все в себе. Нужно кому-то выговориться, рано или поздно этот разговор должен был состояться. И Генри был на грани срыва. Пусть этим первым человеком станет Энди. Он так упивается властью… Но Хэрроу все равно. Его заботит только то, что будет с дочерью, и что он сдержал свое обещание, данное ей. Хоть и таким жестоким методом.

Чистосердечное – пожалуйста. Но не раскаяние… Я не жалею о том, что сделал. Он получил то, что заслужил. Я расскажу, а ты сам решай что с этим делать и как поступить, я отпираться не стану, — он с шумом выдохнул, понимая, что эта история дастся ему нелегко. Но прежде… Генри жестом показал, мол, «жди тут». И на пару минут вышел в комнату, взял из  криминалистического чемодана, глубоко в нем была спрятанную маленькую флэшку, которую он хранил как раз на этот случай. Как доказательство того, что случилось тогда на самом деле, хоть и очень шаткое и косвенное... Все это время она была рядом с ним.

Это было почти год назад, моя дочь пришла ко мне и рассказала, что ее отчим – новый муж моей бывшей ее изнасиловал. Факт в том, что она сказала об этом и матери, но та ей не поверила, — сглотнув ком в горле, Хэрроу открыл ноутбук, смотря в упор на загрузочный экран. Он, как будто заново переживал тот день. Генри не скрывал своего состояния, от одной мысли становилось противно и больно.
Просто сказала, что девочке это все приснилось, что она обманывает ее… Я вообще не представляю, что творилось в голове у этой женщины. В то время, как Джо продолжала жить под одной крышей со своим насильником. Я не сомневался, что она говорит правду… Это было видно, — вставив флэшку в ноутбук, ввел пароль из двенадцати знаков. Там была аудиозапись, но Генри не торопился ее включать, еще не закончил.

Конечно, я хотел сначала разобраться по закону. Даже был реальный шанс прижать этого ублюдка. Но… в тот день, я пришел домой. Дома была Джо, так как я дал ей ключи, чтобы она могла приходить, когда захочет. На лестничной клетке я встретил его. Она услышала мой голос и открыла дверь. В тот момент я хотел его просто спровоцировать, чтобы он рассказал  том, что сделал. Но все пошло не совсем по плану, — Генри включил запись. Когда он увидел отчима Джо у своей двери, Хэрроу включил диктофон на своем смартфоне.

Какого черта ты тут забыл? — спросил Генри. В этот момент слышны звуки открывающейся двери. Голос Джо, сначала радостный, а потом испугавшейся.
Да вот решил проследить за падчерицей, где она по вечерам шляется. Мать волнуется, а она у тебя тут прячется, — хмыкнул Томпсон. Дверь снова захлопнулась, но уже изнутри.
Уходи отсюда. Прошу по-хорошему, просто уйди! —  повысив голос, отозвался Генри, после чего послышался смех.
—  Что ты мне сделаешь? — заплетающимся языком, очевидно, пьяным, произнес Томпсон, смеясь, — Посадишь меня? Ты же роешь под меня, я же знаю. Но что ты можешь сделать, а? Да, я трахнул ее. И сделаю это еще раз, если захочу. А ты посмотри, если захочешь, — и снова пьяный смех, слышен возглас девочки, затем звуки драки, и под конец грохот, с которым отчим Джо упал замертво.

Дальше я  не выдержал. Он потянул руки к дочери, при последнем падении ударился головой об косяк, — Хэрроу с шумом выдохнул, выдернул флэшку из ноутбука, предварительно скопировав файл себе. Бросил ее на папку с делом.

Захочешь посадить, сажай. Но я прошу только об одном. Чтобы имя дочери нигде не фигурировало и вообще исчезло из дела. Ее там не было, она ничего не видела, не знает. Я не потяну ее за собой, — Генри не сомневался в том, что Ева и Дэниэл его поддержат. Но о таких вещах не рассказывают близким. Потому и молчал столько времени.
И не сдался я только из-за нее. Ибо никто не знает об изнасиловании, и я бы не хотел, чтобы кто-то знал. И тебя прошу никому об этом не рассказывать. Убил и все. Но ее сюда никаким боком не приплетай, — даже сейчас Хэрроу ни о чем не жалел, как и в глазах не было того сожаления. Больше злости. На самого себя. Он убил мразь, что обидел его ребенка, испортил ей жизнь и сломал.

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Лучше горькая правда