LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Artik & Asti
Миллениум

от Элис для Адриана
Сэм держит Мартина Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать? Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос. Оуэн? После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #7
ЗОЖ-ный
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
17.05

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » магия не делает тебя избранным


магия не делает тебя избранным

Сообщений 211 страница 240 из 311

1

чпоньк

https://forumupload.ru/uploads/0015/8c/c8/1642/58017.png
капитан
и
капитан


Магическое ведомство. Наше время. Чрезвычайная ситуация

ОГЛАВЛЕНИЕ:

I. Prelude (завязка) стр1
II. Wait (кафе, конец по поцелуй) стр1
III. Count on Me (контора, Явья Голка) стр2
IV. Killing Strangers (куски расследования) стр2
V. Night of the Werewolves (ну,понятно) стр2
VI. Einladung стр2
VII. Mein Herz Brennt (нц1 и нц2) стр3
VIII. The Feeling стр3
IX. Back in Black (работа) стр4
X. Feuer Frei! (нц3 и голка) стр4
XI. Чужой среди своих (весь бар, и ее воспоминания) стр4
XII. Я так соскучился (кв Арины - разговор1(отношеньки)) стр5
XIII. Нежнее нежного (нц4 и разговоры) стр5
XIV. Electric Feel (утро, завтрак нц5) стр6
XVI. Flying on the Wings of Steam стр6
XVII. Little Dark Age (юбилей, явление отца) стр6
XVIII. At My Best (разговор 2, худшие стороны) стр7
XIX. Save Me (конец юбилея+Андрей) стр7
XX. private thoughts (разговор 3, откровения, штанишки) стр7
XXI. Use Me (утро) стр8
XXII. Mein Teil (нц6, ванная, нц7, нц8 эмоцки овер дохера) стр8
XXIII. Unfettered (пробуждение, разговор, работа) стр9

[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+2

211

Said she was a killer
Now I know it's true
I'm dead when you walk out the door
Hey babe, I'm hooked on you

Прийти в себя? Нет, уже нет. Прежнего "себя" мы любовно уничтожили, ничего уже не будет, как прежде.
Артур слегка покачал головой: "Не думай о нём". Глупый мальчик и не догадывается, сколько пользы принёс своей выходкой, лишь сильнее сблизив двух капитанов между собой. Правда, ненавидеть Артур его не перестанет и обязательно придумает, как подпортить ему будни, но когда-нибудь потом. Не сейчас. Как и Арина, он сейчас не мог думать ни о ком другом.
Было интересно услышать в её голосе сомнение.
Я не знаю, Ариш, — простодушно ответил Артур, встречаясь с её красивыми глазами. — Но "спокойно" всегда лучше, чем наоборот.
Она была взрослее своих сверстниц, хоть и выглядела младше, вот, какая правда осенила Артура в этот момент. Вот почему он никогда не скучал с ней, мог всегда найти общий язык, всегда встречал гораздо больше понимания от неё. Может, её прошлое и её талант закалили Арину, а может она родилась такой — серьёзной, упрямой командующей, нацепившей теперь красивый капитанский мундир. Даже сквозь истерику Арина старалась быть рациональной, но, возможно, лишь гнев может низвести её до неуправляемого состояния. Что было бы, расскажи Артур ей каждое слово? Что было бы, пусти он Арину в своё воспоминание, чтобы она почувствовала его собственные сомнения, ярость, боль? Что было бы, скажи ей Артур, что только чужая боль залечит их с Ариной недомолвку?
Болван даже не поймёт, как близко он подошёл к Калинову мосту.
Артур слушал её, не перебивая, поставив себе плюс за хороший вопрос. Он ведь до конца не знал, как Арина проводит свои дознания, не знал он также, что она на самом деле чувствует. Он лишь видел, как испуганно сбежал журналист, и как потом Арина винилась перед зеркалом. Так сложно, так много ещё предстоит узнать друг о друге, и это приятно щекотало нервы. В конце концов, сам Артур не хотел показывать ей своей ярости. В какой-то степени всё это было даже мило.
Пойдем, — за одно мгновение из Артура как будто ушли вообще все силы, стоило Аришке отстраниться и поманить его за собой. — О чём ты? Этой ночью подумать совершенно точно не получится.
Может, она имела ввиду что-то другое, но вникать в дополнительные смыслы Шеффер не мог. Он тяжело побрёл за Аришкой, с силой разлепляя веки и морщась от боли в висках. Его лимит бытности взрослым, серьёзным магом был исчерпан, он просто хотел превратиться в спящее бревно, но крайне желательно лежащее подле своей ведьмы.
Когда она отпустила, Артур расправил плечи с тихим щелчком где-то в районе лопаток, и потянул пальцы рук, расправив их в стороны. В глаза как будто песок насыпали, а на кровать было смотреть страшно. Лучше смотреть на Арину, бегающую в своём платьице и босяком. Зрелище, упоительное до безумия, преступно скрытое до сих пор за пеленой страха и сомнений. Сонно застревая взглядом где-то на уровне её лодыжек, он принялся расцеплять пуговицы на манжетах, когда вдруг она достала пакет из комода.
Что это? — Не сразу сообразил Артур, с интересом проследив взглядом, а потом подняв глаза на Арину. Разглядев ожидание на её лице, он послушно раскрыл коробку.
А! А-а, — великомудро изрёк он, тут же понимая, о чём она. Подцепив гладкую ткань, он выволок край штанов за пояс, смущённо давя улыбку. Он неверяще фыркнул, коротко облизнулся, а потом вытащил шмотку на руку.
Нет, было ясно, что она брала это для собственного комфорта, что это останется здесь, чехол для мага, но это всё ещё был подарок, что приводило Артура в какое-то преступное смущение, особенно после того, как их откровения морально обезоружили его.
Посмеявшись над угрозой розового цвета, Шеффер важно округлил грудь.
Прекрасный выбор, капитан, — однако, за бравурностью всё равно очень явно торчало жгучее смущение и абсолютное неумение принимать подарки. — Мне, эм... Ну, в таком случае нельзя не пойти сполоснуться сначала. На грязного мага я их даже мерить не буду. Ты пойдешь?..
Остатки привычного характера ехидно подсказали, что тест на стиль пройден, но Артур не обращал на них внимание. Взглянув на Арину исподлобья, он попытался приструнить себя и улыбнулся:
Мне нравится. Спасибо.
Это ещё мягко сказано, но на большее Артур был просто не способен. Её довольные глаза и счастливая улыбка закрепляли за ней абсолютную победу.
Посмотрите на неё. Как же мне так повезло?..
Пожалуй, промедление длиной в наше продолжительное знакомство — единственное, которое с ней оказалось простительным.

Улыбнувшись ей, Артур повесил штаны на локоть и повернулся боком, искренне улыбаясь Аришке.
Ты так нужна мне.
Знаешь, я даже рад, что всё так вышло. Узнать, как много ты делаешь... Так много, а всё ради старого волка. — Покачав головой, он весело прищурился и ухмыльнулся. — Если захочешь, догоняй.
Отвернувшись, он ретировался в коридор, а затем и в ванную, уже управляясь с ней гораздо увереннее, чем в прошлый раз. Усталое, но очень счастливое сердце болезненно ворочалось в груди, поджимаясь от нежности. Атлас лёг рядом с рубашкой, и Шеффер обессиленно присел на край ванной, накрыв лицо ладонями и с силой прижав их, продолжая шало улыбаться, и рвано выдохнул ртом.
Немыслимо. Я никогда ничего такого не испытывал. Можно ли... пропасть так безвозвратно и так счастливо? Не может быть это всё для меня, только не для меня.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (10 Апр 2021 11:24:39)

+1

212

There's something about you
It's not that I doubt you
Angels circle around you
'Cause you shouldn't be on your own

Ее квартира пустовала без него, одного раза оказалось достаточно, чтобы подчеркнуть холод этих стен, эту пустоту в которой Арина привыкла жить, за которой привыкла прятаться. И теперь все изменилось, рассыпалось по камешкам, и оголило то, сколь одиноко она чувствовала себя, возвращаясь домой после работы, где ее не ждал даже ее серый и пушистый Батист, которому пришлось приехать к матери из-за ее графика. Лишь музыка и веселые видосики по вечерам, что создавали шум, отвлекая внимание на себя.
От этого она старалась затемно возвращаться, чтобы сил хватало только на душ и дойти до кровати. Но ранее она не акцентировалась на этом, а сейчас пустоту будто подчеркнули.
Забавно. Как случай может заставить посмотреть на все иначе, принять то, что так сильно не хотелось замечать.
Мне кажется, что еще немного и я на эмоциях просто предложу съехаться... Ты не представляешь, как сильно встряхнул мой мир. Как мне тяжело будет вновь налаживать свой быт, свою жизнь, когда ты уйдешь... Но я не уверена, что от сердца тогда что-нибудь останется...
На губах Арины играла улыбка, довольная, смотря за тем, как мужчина принялся изучать ее презент, который она заказала на следующий же день, радуясь подобно ребенку своей затее и хваля цивилизацию за маркетплейсы.
Усталый одобрительный смешок, следя за его движениями, когда нежностью наливалось все внутри, и лишь усталость заглушала весь спектр, который должен был бы сиять куда ярче, но она слишком сильно была опустошенна этим днем. Он казался необычайно милым, и кажется смущенным, что тепло в сердце лишь становилось плотнее.
Зубы прикусили нижнюю губу и ведьма склонила голову, прищурившись смотря на Артура, любуясь тем, как он смотрелся в этой спальне, как очерчивался на фоне светлых стен.
- Чуть позже... Надо снять косметику... - она мягко выдохнула,- Я рада. Мне нравится, твоя улыбка, я тебе это говорила? - она фыркнула и опустила глаза в пол на несколько мгновений, и вновь вернула внимание Артуру.
- Да вроде и не старый. - она повела плечом с задумчивостью в голосе,- А либидо так вообще, как у мальчишки - она тихо хохотнула и мотнула головой, отворачиваясь к зеркалу.
Арина выглядела куда измотаннее, чем надеялась. Под затертым консилером и тональным кремом виднелись проявившиеся круги под глазами, которые прекрасно гармонировали с растекшимися от слез тенями и тушью, не панда, но вид был, мягко говоря, потрёпанным, но только в глазах был уловим давно забытый блеск, что пробивал даже сквозь усталость. Да, давно мы так не попадали на события...
Пальцы уцепились за ручку и вновь выдвинули верхний ящик комода, где в углу лежал склад минимума косметики Арины. Она достала флакон с гидрофильное маслом, мицелярку и пару ватных дисков, чтобы вычистить многострадальную кожу не привыкшую так обильно прятаться под макияжем.
Приятно было то, что в голове не было никаких особых мыслей, лишь отрывки образов и разговоры, которые весомо повлияли на нее сегодня. Так забавно, что появление отца ушло на задний план, и было столь малозначительным в череде событий, что сие даже не пугало, лишь удивляло, ведь не появись Артур сегодня, она бы слишком переживала это, и не во время вечера, а после, то и дело возвращаясь к событиям давности, коим было больше десятка лет.
Она отложила в небольшую коробочку для использованных дисков последний ватный квадратик, и закрыла ящик, после взяла расческу и распутала волосы, вернув их в более привычное положение. Наверное стоило дойти до ванной, чтобы помыть ноги после босоножек, как минимум. Арина сняла с себя платье, и накинула на неплотно закрытую дверку шкафа.
Эмоции все еще циркулировали в ней, и то и дело возвращая в памяти образы мужчины, что был за стеной. Все еще так трудно уложить, но столь приятно все происходящее. Но ты же уже знаешь, что испытываешь к нему, не так ли. Ты признала это. Ты поняла это. Остается самое пугающее, научиться говорить. И не испугаться бытовухи...
Голова неприятно закружилась, но ведьма лишь тряхнула головой и сняла покрывало с постели, аккуратно складывая его и кладя рядом, и после опустилась на край кровати, слишком велико было желание коснуться спиной одеяла, что Арина и позволила себе сделать, смотря на белый глянцевый потолок, что нечетко отражал ее бледные очертания с двумя черными пятнами от ее нижнего белья. Она всмотрелась в контуру, которые стали более размытыми стоило ей моргнуть, затем потемнели и растворились в черном пространстве... Арина попросту уснула, не в силах справляться с накопившейся усталостью, не самая удобная поза для сна, но на тело было все равно, когда сознание отказалось работать.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/7EXdrlz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

213

XXI. Use Me
Sleep, sugar, let your dreams flood in
Like waves of sweet fire, you're safe within
Sleep, sweetie, let your floods come rushing in
And carry you over to a new morning

Зажмурившись, пока мыльная пена текла по глазам, Артур изо всех сил напрягал слух, собираясь обязательно расслышать лёгкие шаги сквозь шум воды, прежде чем ведьма зайдёт в комнату. Он пребывал в каком-то нелепом состоянии — вроде бы устал так, что стоять на ногах не хотелось, а вроде внутри клокотал такой нездоровый подъём, который опьянял и заставлял забыть об усталости. Видят боги, стоит лечь горизонтально, и Шеффер сразу отрубится, но до этого...
Перед глазами застыл её образ. В голове крутились её слова. О, конечно, он был горд собой: пожалуй, один из немногих бонусов проклятия луны была естественная ликвидация проблем с подвижностью тканей и крови, а в купе с повышенным обменом веществ, ты получал не только высокую температуру тела, но и всё остальное животворящее, даже в таком возрасте. Артур вообще любил нравиться на самом деле, он просто настолько приучил себя забывать об этом, что от искренних комплиментов всё чаще становился неловким, чем гордым и языкастым. Арина строила его заново, воскрешала частицу за частицей, она наполняла его рутину смыслом, а борьбу — целью. И не просто целью каких-нибудь героев или альтруистов, оторванную от логики и реальности, а настоящую, злобную, собственническую: чтобы никто не мешал ему быть с ней. Ведь пока борьба не задевает твой личный интерес, она безжизненна, эйфория от неё скоротечна, а пресловутое общее благо — безлико, абстрактно, а потому столь легко вдохновляет и так же легко приедается. За свою же шкуру ты будешь драться до последнего. И Шеффер собирался драться — ради Беловой.
Устав мокнуть в одиночестве, Артур выбрался из ванной, отираясь полотенцем в лёгком недоумении, что же заставило Аришку передумать. Шмыгнув носом, он взял свою обновку, покрутил из стороны в сторону, а потом с ухмылкой натянул штаны на голое тело. Ткань приятно легла к коже, фасон был слегка непривычен, но в целом удобен: проведя по ногам ладонями, Артур выпрямился, бросив игривый взгляд в зеркало. Оттуда на него с маленькой искрой взглянул в обратную мужчина с потемневшими кругами вокруг глаз, потяжелевшим взглядом и заметно занявшейся щетиной. Ну, могло быть и хуже, так что Артур саркастично ухмыльнулся, взял свою одежду и пошёл искать Арину.
В порыве окликнуть её, он набрал в лёгкие воздух, но стоило заглянуть в спальню, как маг тут же замер, уставившись на раскинувшееся представление. В следующую секунду он отложил свои вещи на ближайшую подходящую поверхность, а сам бесшумно оказался рядом с ведьмой, чтобы развеять всякие тревоги: Аришка просто заснула.
Артур выпрямился, уперев кулак в бедро, а другой ладонью потерев губы. Нет, это ни в какие рамки: поскидывала с себя всё, кроме белья, развалилась тут и сопит. Окинув глазами потолок, Артур проглотил смешок, и вернул взгляд на растянувшуюся ведьму. Зрелище одновременно трогательное до треска за ушами, и бессовестно пошлое, ультимативно приковывающее взгляд. Мягко ступая, Артур снял сложенное покрывало с постели и положил его поверх своих вещей. Подступив к кровати он аккуратно откинул одеяло как можно дальше, но чтобы ни в коем случае не потревожить Аришку. Усталость многотонным грузом лежала на плечах, но сердце сжималось от нежности каждый уютно сопящий вдох, слегка приподнимающий плоскую грудь. Вернувшись к Аришке, Артур ещё раз позволил себе помедлить, чтобы запечатлеть этот момент в памяти. Она и раньше засыпала от бессилия, и он укутывал её в одеяла, но, боги — это, казалось, было так давно, как будто в прошлой жизни. Неспешно уперевшись коленом в постель, Артур на руках подобрался к Аришке, замирая всякий раз, как она начинала морщить нос или вдыхать глубже. Наконец, он аккуратно пропустил свои руки под её плечи и ноги, сгребая тихо ворчащую стражницу к своей груди.
Тш-тш-тш, — тихо угомонял её маг, опуская голову.
Обойдя кровать со своей добычей, он медленно забрался на простыни и уложил Аришку по-человечески, укрывая её одеялом поуютнее и нежно накрутив длинные волосы в мягкий и не болтающийся жгут. Забравшись следом, он с внимательным тщанием расцепил замочек на её спине, высвобождая грудь, которую сейчас даже не видел.
Заботливо приговаривая горячим дыханием ведьме в макушку, он завёл руку вперёд и потянул за середину бюстгальтера, с аккуратной настойчивостью стягивая его с расслабленных рук. Приподнявшись, Артур повёл пальцами с перстнем, заставляя чёрный элемент гардероба проследовать по воздуху и аккуратно повиснуть на лямке поверх платья. Удовлетворившись своей работой, Шеффер лёг обратно рядом, приобнимая Аришку поверх одеяла.
Спи, чудовище, — едва слышно прошептал он, тепло целуя её плечо и почти сразу засыпая, прижавшись губами к её коже.

У Артура сон был неспокойным. Так всегда бывает, когда думаешь, что именно в этот день сможешь как следует отоспаться, как организм тут же поднимается против тебя войной. Говорят, оборотням сон никогда не приносит должного отдыха, но, судя по разговорам, волки — далеко не единственные, кто любит проснуться по будильнику в своё законное воскресенье. Всю ночь он пробегал в мутной полутьме, пытаясь успеть найти Аришку, пока за ними охотились остальные. В реальность пришлось выныривать медленно, муторно, из головной боли образной до натуральной, кутаясь в сладкую смесь запахов. Глубоко вздохнув, Артур кое-как разлепил глаза: рассвет в это время года наступал поздно, но даже по такому утру было понятно, что он опять проснулся слишком рано. Аришка ещё спала. Она согрелась, и теперь вполне сама могла греть его, уютно вжав задницу магу в пах и опустив голову к мягким буграм одеяла под самым носом. Зажмурив сухие после сна глаза, Артур ткнулся губами ведьме в основание шеи, сердясь на себя за такое раннее и совершенно неуместное пробуждение. Впрочем, даже из него можно было извлечь свой смысл: когда ещё удастся вот так вот спокойно, в тишине, полежать в объятьях с ней?
А мозг уже начал на холостых оборотах думать о работе. Вот так лежишь, упиваешься её теплом и живительным присутствием, а в голове крутятся уголовники и подозреваемые. Ещё и предчувствие какое-то гнусное, которое он вчера не заметил за вихрем... других событий. Нет, это было решительно невыносимо: толком расслабиться уже не получалось, сконцентрироваться на цветочном белом затылке не давали толкущиеся мысли, а голова начинала болеть ощутимее. В итоге Артур решился и аккуратно выскользнул из-под одеяла, тщательно подоткнув его под Аришку со своей стороны. Бросив на неё полный нежности взгляд, он коротко улыбнулся и пошёл умываться ледяной водой.
По тёмной, тихой квартире он ступал бесшумно, умея передвигаться так при желании в любом месте. Сейчас он никого не выслеживал, а просто не хотел потревожить Аришку, нисколько не виноватую в том, что у кого-то шило в заднице. Так, вчера в каком-то мутном состоянии сознания он планировал что-то насчёт завтрака, но, окинув взглядом кухню, маг ретировался в прихожую. Нужно было подготовиться и собраться, чтобы ни в коем случае не облажаться.
Вернувшись с палочкой и карманным зеркальцем, Артур прикрыл за собой дверь и внимательно осмотрел знакомую комнату. В принципе, всё выглядело достаточно обычно, разве что плита и машина для кофе вызывали некоторое беспокойство. Дальше нужно было понять, с чем работать. Обнаружив, что в стальном шуршащем шкафу хранится еда, он резко почувствовал прилив боевого духа: ещё один элемент плана встал на своё место. Оглянувшись, он прошёлся вдоль стен, прикасаясь пальцами, пока не нашёл выпуклую кнопку. Подобравшись, он нажал на неё — и тут же бросил взгляд на вспыхнувшую люстру под потолком. Что ж, пока всё идёт нормально. Оставалось в этой кухне добыть немного огня, причём сделать это так, чтобы ничего не загорелось.
...Товарищ капитан, ты время видел? — Сирин Ефрем не выглядел сонным. Напротив, он смотрел через зеркальце очень яркими, очень осмысленными глазами, быстро отплёвывая перо с губ в сторону.
На самом деле нет, — ответил Артур.
Ты что, голый?
Да, я голый, — отмахнулся маг. — Слушай, мне срочно нужна твоя помощь.
У Ефрема была идиотская привычка моргать по-совиному: сначала одним, потом вторым глазом, что делало его похожим на наркомана.
Н-да-а? Даже боюсь представить. — Он явно всё ещё обижался за заклинание в лоб в Голке, несмотря на все принесённые свежими мышами извинения.
Еш, ты же работал в специальном управлении? Ты... помнишь курс по бытовым технологиям немагов?
Конечно, помню, — ответил сирин. — Только не я его проходил. И не там.
Не важно. Слушай, ты умеешь обращаться с немагической плитой?
Большие глаза стали ещё больше, когда носатое лицо Ефрема приблизилось к зеркалу.
Товарищ капитан, чем ты занят?
Я пытаюсь выжить, Ефрем, ну, твою за яйца, — фыркнул Артур.
Сирин в недоумении нахмурился, и, судя по зрачкам, удивление его только росло.
Тебя держат насильно?
Ефрем!
Ладно, ладно! — напыжился сирин: он явно расстроился и разволновался, потому что в такие моменты в открытых гласных у него появлялся птичий пронзительный присвист, такой своеобразный акцент всех пернатых народов.
Вы полны секретов, мистер Беггинс...
Чего? — Переспросил Артур.
Ничего, — буркнул сирин. — У тебя там конфорки, видишь?
Я вижу пустую чёрную зеркальную поверхность.
А, поверь мне: они там есть, и их, скорее всего, четыре, их все стандартными делают, — чем больше говорил Ефрем, тем больше проникался чувством собственной важности. Это было хорошо, потому что, чем больше он скажет, тем меньше вероятность того, что Артур тут что-то сломает. — Ближе к тебе должны быть рычажки или кнопки с картинками рядом. На них, очевидно, нарисовано расположение конфорок, которыми эти кнопки управляют.
Э-э... Тут ничего нет. Только чёрное стекло.
Ну, как нет! — Сирин стукнул когтями. — Покажи!
Артур послушно взял зеркало и показал встроенную стеклянную пластину. Сирин молчал: ему явно было неприятно, что сумничать стало гораздо труднее.
Кнопки управления есть. Их просто не видно, — выдал он, и Артур заглянул в зеркало с взглядом, полным невысказанных мнений. Сирин насупился. — Технологии немагов управляются кнопками! Ткни в неё пальцем, и что-нибудь произойдёт! Я вообще-то целыми днями на ваших кристаллах видящих сижу, когда мне заниматься саморазвитием, нагонять упущенные техники и технологии, знания покоятся совсем рядом, протяни лапу, но нет, Ефрем, сиди и смотри, ты же так любишь смотреть!
Ясно. Спасибо, Еша, — Артур фыркнул, сдерживая смешок, и закрыл зеркальце, вернув тяжёлый взгляд на плиту.
Сварожич милостивый.
Чем приходится заниматься...
Вздохнув, Артур ещё раз окинул взглядом плиту. Потом собрался с мыслями и — ткнул в неё пальцем. Ничего не произошло. Чувствуя, как кровь хлынула к лицу, Шеффер пожал губами и скрестил руки на груди. Сирин сказал, что панель управления должна быть спереди, что было логично, к тому же не мешало бы вспомнить, что делала Аришка. С последним возникали трудности: очевидно, маг находил тысяча и одно событие, требующее больше внимания, чем её манипуляции с плитой. Собравшись, Артур решил случайно потыкать пальцем по всей линии от одного края, до другого, как вдруг на середине под его пальцем засветилась красная палка. С интересом взглянув на своё достижение, Артур заметил, что одна из конфорок обозначилась едва заметным свечением. Приложив пальцы к стеклу, он почувствовал, как стекло очень быстро становится горячим, и на лице растянулась широкая победная улыбка.
Спустя продолжительное время проб и ошибок, множества по-разному включенных и выключенных конфорок, лёгкой паники, победного танца и сдавленного мата, Артур обнаружил себе две точки для приготовления пищи. На одной закипала вода для каши, на другой шипела сковородка с тостами.
У нас есть способ связаться с ними? — Артур подцепил лопаткой хлеб, проверяя степень поджаристости.
Ну, способ-то есть, — зевал в зеркале Феликс, хороший коллега и шпион в командировке в соседнем городе. — Но лучше было бы через тех, кому они поверят. Мы не можем просто подойти и сказать: "Хей, вас собираются пустить на собачий корм". Извини, Артур.
У нас нет времени на расшаркивания, Фил. Если придётся, арестуйте их, подстройте ситуацию, заявитесь с ордером. Как ребёнок, ей-богу. — Под надсадный зевок шпиона, Артур вытащил подрумянившиеся хлебушки с тонкой хрусткой корочкой на тарелки и выложил две подрезанные сосиски на сковородку. — Просто скажите им как официальные представители. Любой здравомыслящий человек прислушается к новостям, что на него готовится покушение.
Арти, мы не знаем, насколько они причастны, — Феликс шумно поскрёб лицо. — Сегодня ты говоришь друзьям тайного советника, что их убьют, их не убивают, на следующий день ты летишь на Камчатку. Давай об этом будет болеть голова у их секьюрити, а мы по-старинке подождём и посмотрим, кто вылезет на таких жирных уток, как они.
Я больше чем уверен, что времени у нас нет. — Вздохнул Артур, наблюдая, как трескается на сосисках поджаристая корочка. — Передай инфу в органы, сегодня, сейчас. Если оборотни убьют таких важных свидетелей, нам будет сложнее вытащить красивую картинку для Иванова, чтобы и волки были сыты, и овцы целы.
Феликс весело фыркнул.
Артур Эдуардович, спаситель говнюков, оборотень в погонах! — Довольно провозгласил он под снисходительную ухмылку Шеффера. — Меня, знаешь, всегда вот это забавляет: спасать кого-то от смерти, чтобы потом самостоятельно придушить.
Ещё не привык? — Выкладывая сосиски хмыкнул Артур.
Да не... Просто забавляет.
В повисшей паузе Феликс молча смотрел куда-то в сторону, а Артур подцеплял лопаткой и пальцами свою добычу к края сковородки. Каждый понимал, что осталось недосказанным: мысли о балансе между хорошими и плохими, невозможность полностью примкнуть ни к тем, ни к другим. Но отношения между ними были недостаточно близкими, чтобы делиться такими мыслями, а потому Артур, как старший по положению, прервал паузу первым.
Дайте мне свои наблюдения за группами. Установи слежку за чижевскими друзьями, в конфликт не встревать, максимально следовать за каждым подозреваемым. В два часа отчитаешься.
Принято. Удачи, Арти.
И тебе, Фил.
Оставшись наедине с яичницей, скупо посыпанной солью, Артур вздохнул и упёрся рукой в столешницу, перенося вес на одну ногу и расслабляя поясницу. Еда шипела и вкусно пахла, вода рядом активно булькала, а маг пребывал в каких-то своих мыслях, слепо наблюдая, как жидкие разводы постепенно густеют в нарядную бело-оранжевую еду.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (11 Апр 2021 13:29:49)

+1

214

Темный морок сна и усталости слишком быстро закружил, унося на самое дно бездны усталости, на стенах которой при падении то и дело виднелись обрывки дня, слишком ярко они проносились и быстро растворялись, пока сознание мягко не достигло твердой поверхности ямы, от которой передернуло холодом и скованностью.
Голоса знакомые, их много, но их невозможно разобрать, даже трудно разлепить веки, чтобы заглушить в сознании хор сегодняшних диалогов, лишь липкая и вязкая усталость, топящая, неприятная, от которой хотелось отмахнуться, но с которой нельзя было сражаться, ибо победителем нельзя было выйти в этой схватке.
Но вдруг легкость и тепло, и тишина, вызывающая желание кутаться в ней, вдыхать ее, прятаться за столь приятным чувством защищенности спокойствием. Присутствие его, сквозь толщи этих эфемерных стен и преград, что на подсознание отмечалось ярким огоньком, к которому хотелось тянуться, подле которого хотелось забыться.

Арина перевернулась на кровати, откидывая руку в сторону и понимая, сквозь уже зыбкий сон, что ее рука опустилась на матрас, касаясь одеяла, когда под этой рукой должно было быть тело.
Ведьма открыла глаза, моргнув несколько раз в потолок, откидывая сонливость, и пытаясь сообразить, что происходит, сколько вообще времени, ведь она собиралась пойти в душ... Ее тело не желало двигаться, ему было хорошо под одеялом, да и сон все еще желал вернуть себя власть, хотя бы еще на несколько минут. желательно часов...
Глубоко вздохнув молодая женщина перевела взгляд на часы, осознавания то, что уже утро.
Кажется, я вчера отключилась... Чёрт...
Звук недовольства вырвался из нее, но не помешал тому, чтобы Арина сладостно потянулась в кровати, вспоминая то, что помнила вчера последним. Артур...
Ушёл?
Нет!
Ты же не ушёл?
Правда?

Она поднялась в кровати, и только сейчас понимая, что слышит голос с кухни, слышит шум посуды и явно признаки какого-то действа. Запах весьма приятный коснулся носа, и Белова поджала губы, выдыхая, когда сердце дрогнуло.
Он что там, готовит?
Квартира вроде не горит...

Улыбка незаметно прыгнула на ее губы, и ведьма вновь опустилась на спину, накрывая голову одеялом, и сползая под него от эмоций, что явно сулили весьма приподнятое настроение. Хотелось поскорее посмотреть на это, но леность была слишком обволакивающей, она ласкала тело и сопротивлялась всяким идеям о лишних движениях.
Ну надо... Хотя бы чтобы вернуть его сюда....
Нога медленно выползла из-под одеяла наружу, подхватываемая прохладой, но с этим врагом она могла сразиться, резко скидывая с себя теплое укрытие и обнаружив себя в одной части от комплекта ее нижнего белья.
Ой, как... заботливо....
Соскользнуть с кровати было тоже непростой задачей, и потребовала недюжих сел, чтобы коснуться ногами прохладного пола и просеменить к ящику, дабы достать широкую белую футболку, чтобы накинуть на себя. Взгляд в зеркало, и Арина улыбнулась, ибо выглядела она явно лучше, чем на кануне, но все же недостаточно, чтобы быть довольной "отдохнувшим" видом.
Пятерня прошлась по волосам поправляя их, и вновь взгляд в зеркало, дабы лишний раз убедиться, что всё приемлемо для того, чтобы явить себя сегодняшнему дню.
А сердце стучит, как у школьницы... Влюбленной школьницы.
Все держалось лишь на эмоциях, без лишних мыслей, что не желали перевариваться еще сонной головой, да и времени будет достаточно, но после.
Арина прошла в коридор, прошмыгнув из спальни, и достала телефон, после чего выпрямившись сделала несколько шагов в сторону кухни останавливаясь в проходе. Зрелище до глубины души щемящее сердце, такое яркое, что сдержаться было трудно, от этой нежности, что растекалась по душе, что лишь сильнее заставляло сердце трепетать, сжиматься и выделывать кульбиты в груди.
Как же приятно вкушать эти эмоции, пропускать через себя и понимать, что можно жить, что можно быть счастливой, принимать возможность того, что кто-то хочет о тебе заботиться, быть с тобой, так же, как и ты.
От этого приятно било в голову, что нервы приятно сжимали все внутри, отдавая все задорным блеском в ее глазах.
- Ты даже не спалил кухню? - она бессовестно прошлась взглядом по Артуру изучая его такой домашний вид, и замечая, что становится слишком душном, и кажется она уже сильно задержалась взглядом на его торсе и его руках. - Км... С кем разговаривал? - она улыбнулась мужчине, мягко ступая на кухню, - Ого, приятно смотреть на то, как мужчина хозяйничает на кухне, к такому же можно привыкнуть. - она подошла к Шефферу, не скрывая улыбки и кладя телефон на стол по пути. Пальцы коснулись его плеча, и она заглянула сперва на плиту, а после вновь она нашла его глаза:
- Плохо спал? - осторожно спросила Арина, - Прости, кажется я вчера немного проиграла собственному организму. Давно не отключало так. - она опустила глаза, и вновь поджала губы со смущением,- Когда проснулась и тебя не оказалось рядом, я испугалась. Не знаю чего сильне, что ты просто ушел или что все мне приснилось.
Уголки губ вновь приподнялись и улыбка вновь стала широкой:
Кофе? - она указала на свой аппарат по варке.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/7EXdrlz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

215

Артур настолько сильно задумался, что даже не заметил, как ведьма успела подкрасться.
Кухне повезло, что эта плита не оперирует открытым огнём, — посмеялся он с ноткой гордости, вдруг приободряясь и несказанно радуясь появлению света в окошке. — Я только не понял, как выключить одну конфорку, получается только все сразу.
Продолжая так стоять, он просто посмотрел на Аришку через плечо, широко улыбаясь. Спросонья, без косметики, в одной футболке и трусах она представляла собой лучшее утреннее зрелище. Слегка помятая, наверняка ещё тёплая после постели — сердце поджималось от нежности, и было приятно представлять, каким наслаждением было бы сейчас прикоснуться к ней.
Не хотел будить тебя раньше времени, пришлось взять ответственность на себя.
Аришка подошла ближе, и Артур почувствовал, как тепло сразу же разлилось по телу. Он довольно прищурился, чуть склоняя голову к плечу, которого аккуратно коснулись мягкие пальцы.
Работа, капитан. У меня плохое предчувствие: я поручил усилить слежку за окружением Чижевского. Не хочу, чтобы до них добрались раньше нас, — Артур вздохнул, хмурясь и кривя уголок губ. — Лютый ясно дал понять, что у него зуб на советника, и теперь, когда он знает, что мы тоже за пернатым охотимся, он может начать действовать быстро и решительно. В общем, сам не сплю, и своим не даю.
Отвлекаясь на стремительно схватывающуюся яичницу, маг подцепил её край лопаткой, чтобы проверить, не прижарилось ли снизу, и слегка повернул сковородку в сторону, чтобы жидкие части уходили поскорее. Удовлетворившись результатом, Артур убрал руку и встал ровно, аккуратно прикасаясь ладонью к талии ведьмы, уютно скрытой за свободной футболкой.
Не волнуйся, я всегда так, — снова ухмыльнулся Артур, нежно рассматривая свою стражницу. — Что ты, это было очень мило: нашёл в темноте дорогу до спальни по сочному храпу, — с невозмутимым видом продолжил он. — Пытался подстроиться, но ритмика скакала.
Приподняв руку, он прикоснулся к её щеке тыльной стороной пальцев.
Прости, что напугал... Хотел тебя порадовать, я не ожидал, что ты проснёшься сама так рано. Видела что-то плохое? — С серьёзным видом спросил он, позволяя себе повернуться и приблизиться сильнее, слегка склоняясь к Аришке. Нежное тепло в теле быстро становилось жаром, разливающимся по коже, схватывающим мышцы, утяжеляющим дыхание. — Эй. Меня не так просто выгнать, знаешь ли, — бархатным, более низким голосом сказал он, опуская руку, чтобы провести по подбородку и слегка прихватить его пальцами напоследок. Ухмыльнувшись, Артур вновь повернулся к еде.
Внимательно взглянув на плиту и стиснув губы, он выключил её, распилил яичницу и выложил её к хлебцам и сосискам, а потом снова включил огонь под кастрюлей. Подспудно он чувствовал смесь тревоги и гордости за то, что теперь демонстрирует свои зачаточные навыки профессионалу.
Да, Ариш, очень хочу, но не жди, что я добровольно подойду к той машине, — он показал рукояткой лопатки на кофемашину. — Если пять кнопок я ещё готов осилить, то быть вышвырнутым на мороз за какой-нибудь не тот рычажок на том чудовище — нет, спасибо, давай не в этот раз. Кстати, я воду вскипятил, если хочешь кашу, то придётся самой, а то я... Я людям кашу не варил, — со смешком сказал он, подняв обе тарелки, чтобы переставить их на стол.
Выставив тарелки на их места по принципу прошлого раза, Артур потёр ладони, с интересом бросив взгляд на Аришку.
Я бы ещё помидоры поджарил, но не нашёл их, а выходить...
АРТУР!!! ЕСЛИ ТЫ СПИШЬ, ГОВНЮК, Я ЛИЧНО ПРИДУ К ТВОЕМУ САРАЮ И РАЗНЕСУ ЕГО К ЧЁРТОВОЙ МАТЕРИ!! — Со звоном подскочило закрытое зеркальце на столешнице, заставив Артура в натуральном шоке воззриться на предмет, а потом бросить взгляд на Арину.
Опа, майор, похоже, тоже уже не спит, — пониженно процедил он, удивлённо дёрнув уголком губ. Зеркало продолжало надсадно орать голосом Сухнова, пока Шеффер оглядывался в поисках самого невыразительного фона. Схватив зеркальце, Артур встал спиной в угол и, прихватив палочку, понизил в нём освещение. С щелчком он расцепил замок, и голос стал громче.
...СКОЛЬКО ЕЩЁ..?! Артур! — майор выглядел так, будто его только что подняли с кровати. — Артур, ты что-то ему сказал, да? Что-то ему сделал? Ну, говори!
'Лексей Дмитрич, вы о чём?
Бессонова отпускают досрочно под невыездом! — Прорычал Суханов, и Артур резко поменялся в лице. — Срочное заседание собрали вчера ночью, его шакалы вытащили какой-то там вшивый параграф, и его отпустили через четыре часа! Ты — последний, кто был с ним. Что ты ему сказал?
Артур так опешил, что не сразу вспомнил, как воспроизводится человеческая речь.
—  Призраки, — нахмурился он, а потом внимательно заглянул в зеркало, — Призраки, Алексей Дмитриевич: получите подтверждение у них, они должны были следить. Я только задавал вопросы.
Майор втянул носом воздух, с более тихим раздражением осматривая пол.
Это был день освещения костей, Артур. Покойники были в своих гробах, — произнёс он, бросая на мага взгляд исподлобья. — Очень удобно: ты приехал ровно, когда смена охраны занималась их зачарованием, а в караулке осталось только двое сторожей.
Тогда домовые, черти, барабашки - что-то должно же было быть?
Ты, по-моему, переоцениваешь нашу систему исполнения наказаний, — на пониженном тоне буркнул майор, а затем выпрямился. — Конфиденциальность допуска обеспечила тебе свободу от глаз оставшихся двух пропойц.
Но это же абсурд, Алексей Дмитриевич, — возмутился Артур, — С какой стати мне это делать, да ещё и настолько очевидно?
Ой, да ладно. Как будто я не знаю. Расслабься, Артур, - прокряхтел майор, потирая больную поясницу. — Утром понедельника поговоришь с нашими ребятами, максимум подписать бумажку попросят. Раз ты не говорил ничего, то и незачем волноваться. Иванов подпрыгивает, поэтому надо просто чтобы жопа чистая была. Я знаю, что ты сейчас под ним работаешь, всё нормально.
Шеффер недоверчиво нахмурился, внимательно вглядываясь в майора.
С чего тогда столько крика? — ощерился Артур.
С такой, — снова разозлился майор, — Что я тут перед тобой распинаюсь лично, чтобы твоя морда не разъехалась, когда тебя завтра попросят в кабинет! Хочешь по-человечески, значит заткнись и кивай, ферштейн, Шеффер?
Так точно, товарищ майор, — кисло усмехнулся Артур, и Суханов взмахом палочки оборвал связь.
Вздохнув, Артур тоже развеял заклинание и воззрился на Арину. А потом внезапно засмеялся.
Будни, — выдавил он, — Садись, пока не остыло: зря я что ли всем богам молился, чтобы эта плита не взлетела на воздух?

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

216

Наверное, она могла бы долго созерцать это чудное зрелище, от которого внутри всё приятно растекалось теплом и уютом, заставляя улыбаться шире, и отбрасывать все негативные мысли, которые опасливо подкрадывались к голове десятками "но". Ей было слишком хорошо, она с удовольствием цеплялась за эти чувства, стараясь удержать их, пропуская через себя, вдыхая их.
Тихо хмыкнув Арина подступила к плите опуская палец на кнопку:
- Держишь долго - включается нужная конфорка, потом перещелкиваешь, выбирая площадь. Видишь, тут как бы два блина. Нажал быстро - подключился второй, еще раз быстро - отключился. Подержал - выключил совсем. Нажал два раза и отрегулировал плюсом и минусом интенсивность нагрева. По-моему все логично и легко? - ведьма сузила глаза, с лукавством осматривая мужчину, не скрывая своей теплоты, и конечно гордости за него.
Слова о работе, они вновь неприятно возвращали в осознание того, что они не могут быть спокойны, ибо вокруг них твориться сущий ад, пока он затих, но никто не гарантирует того, что восстание не повториться или, что приоткрывшийся ящик Пандоры, не снесет всех через какое-то время.
- Хм... - задумчиво протянула Арина, смотря в сторону телефона, ведь она так и не показала Артуру портрет, да и вряд ли вчера он что-то запомнил из ее слов, она сама не очень точно помнить, что вообще рассказала ему,- Конкуренция нам не нужна в этом деле. - она прислонилась к стене, сцепив пальцы за спиной и задумчиво переводя взгляд на плиту, предпочитая не комментировать действия Артура. Он же справлялся.
- Ой, ну, тебя, - хмыкнула Белова на комментарии о храпе, поднимая взгляд на его лицо, и следуя взорам за движениями его ладони, прикрывая глаза от прикосновений и вновь поднимая ресницы, - Не знаю, много всего наснилось. Но ничего толком. Просто голова болит. События не укладываются, слишком много. Но, ничего. Пройдет. - вновь мягкая улыбка, его близость опьяняла, и от этого становилось спокойнее на душе, - Ну, вот и славно.
Запах был дивным, и голод приветливо явил себя, поселяя на язык вкус пищи и наполняя рот слюной. Впрочем, не только по еде у нее был голод, ведь наблюдать за мужчиной в таком виде, старающимся уверенно держать на немаговской кухне было увлекательно, да и воздух на кухне явно сгустился, становилось душновато.
- Тц! - цокнула Белова, отходя от стены и идя в сторону холодильника, чтобы достать молоко для кофемашины, для своей порции, ведь она помнила, что Артура надо сделать что покрепче.
- Предусмотрительно, - ответила она на воду,- И к слову, не такой уж и мороз на улице... - невинно моргнув глазами, она нажала на кнопку на аппарате, и таки достала молоко, после чего полезла за чашками. Так естественно было суетится с ним рядом, - Выключи тогда воду, пожалуйста. - она посмотрела на Артура, и приподняла уголки губ, - Подержи кнопочку и все.
Небольшая чашка была подставлена под носик кофемашины, и Арина нажала на режим эспрессо, переключаясь на пачку с овсяными хлопьями, которые надо было опустить в кипяток.
- И уверяю, людям варить легче. - невзначай бросила молодая женщина.
Арина собиралась ответить на помидоры, и что без них лучше, как ее глаза резко распахнулись отреагировав на шум, источником которого, как быстро выяснилось, было зеркало Артура и конечно же майор. Голос Алексея Дмитриевича был мягко говоря неспокойным, но было это и весьма привычным тоном для Суханова, хотя огребать Аришка привыкла, всё же, напрямую от Иванова.
Стоило Артуру отстраниться, как ведьма перешла ближе к кофейному аппарату, делая себя ореховое латте, то и дело поглядывая в сторону мужчины, недовольно хмурясь от каждой новой информации.
Новости ей не нравились, с учетом того, что она успела узнать о Бессонове. Ей бы хотелось сказать, что она удивилась, но судя по всему этот исход был предсказуемым, только Арина могла предположить скорее побег, но тут карты явно были разыграны красивее. Что показывало на еще большую опасность со стороны этого человека. Он мог выйти в любой момент, но выбрал это сделать сейчас? Что именно его задело? Что сказал Артур?
Арина выключила кофеварку и взяв две чашки опустила их на стол.
- Что именно его спровоцировало? - серьезно спросила Арина, опускаясь за стол, не забыв прихватить столовые приборы, - Чижевский? Или же что его люди расслабились? Насколько я поняла из того разговора, и помню, там явно было что-то, что не понравилось бы этому товарищу. И Иванов был в курсе о твоём визите, так что, тоже бонус. Если надо я могу подтвердить.
Арина взяла телефон, чтобы наконец-таки, показать портрет Артуру. Несколько не отвеченных и пара сообщений, что явно портили настроение. Она открыла сообщения, с уже привычными: "давай поговорим?".
Хах! - выдохнула ведьма, -Мой отец прелесть. После каждого появления, он хочет наладить со мной общение. Тц! Поговорить. Будто мне оно надо. Спасибо. До свидания. - она мотнула головой, усмехаясь, - И почему мне не хватило духа его заблокировать, - она вышла из сообщений и перешла в галерею, находя портрет человека и показывая его Артуру,- Видел его где-нибудь? Это мой мистер Икс. По тому, что я видела в голове у нашей вахтерши, он дважды проходил, как призрак, со словами: - она прочистила горло, стараясь понизить его, - "Романов! Что, смотрите? Я Романов! Запишите!" - дальше пара шагов и - пщщщщщщ - Арина развела руками,- Белый туман и морок в голове. - она пожала плечами,- Что он скрывал, проходя и выходя, если не замазал свое лицо? Вот это уже интересно. Но я ведь права, такого Романова нет? - она с сомнением посмотрела на мужчину.
- Ты... собираешься тащиться сегодня в Ведомство?  - она все же взяла в руки вилку, проведя левой рукой по шее в некой задумчивости, - И.... - темно-серые глаза с озабоченностью вцепились во взгляд Артура,- Бессонов захочет найти встречи с тобой? И я думаю о том, почему он тогда позволил посадить себя, если мог выйти в любой момент? И как кофе в этот раз? Надеюсь крепкий? - она хмыкнула, - И спасибо за завтрак.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/1PlSpjM.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

217

С любопытством заглядывая, куда показывает ведьма, Артур нарочно прислонился к ней ближе, соприкасаясь телом с подтянутой фигуркой в футболке.
А-а, держать, — протянул он, действительно запоминая все инструкции и всё сильнее радуясь, что Арина не видела его мучений, потому как количество затраченных сил к простоте механизма оказалось просто чудовищным. При этом маг не терял возможности насладиться близостью со своей женщиной. — Знаешь, такое чувство, что приходится каждый шаг простого заклинания делать руками: фокус, приложение силы, регулировка продолжительности. Но вместо взмаха палочкой, ты ходишь и нажимаешь кнопки, — беззлобно заметил он, наконец-то оформив вслух мысль, которая бессвязно крутилась у него в голове всё утро. Положив ладонь Аришке на поясницу, он задумчиво нахмурился. — А если знать, как работает это устройство, можно было бы попробовать управлять им с помощью магии. Ты, наверное, пробовала?
Мысль о том, что возможно разложить технику по винтикам и превратить её в более привычное, послушное и магически активное устройство здорово повышало настроение. В конце концов, так зачаровывали разные средства передвижения или другие штуки, но они не пользовались популярностью в магическом мире по понятным причинам. Этим занимались только фанаты или фрики. Перспектива виделась крайне многообещающей, но без Арины это не представлялось возможным для такого далёкого от мира немагов волшебника, как Артур.
При словах о работе, Белова изменилась в лице и отошла, вызвав в сердце лёгкую досаду на самого себя. Не хотелось заставлять её погружаться в рутину так рано, особенно когда вручение сюрприза было в самом разгаре, но по-другому просто не получалось. Они оба это понимали, и точно так же они оба не любили свою слабость друг перед другом. Вот взгляд из-под ресниц, и вместо того, чтобы поделиться своими ночными страхами — заверения, что всё в порядке. Прямо как у самого Артура. Может и стоило ей сказать, что страх потерять её просочился в его сны, что вчерашний вечер так глубоко отпечатался в сердце, что выкинуть его из головы оказалось невозможно?
Слишком много, но ничего. Пройдёт: мы разберёмся. Обязательно разберёмся, вместе.
Утренняя суета отзывалась в душе тем же неестественным, болезненным восторгом, как мимолётная забота Аришки о его внешнем виде или каком-то другом бытовом благополучии. Маг невольно ловил краем взгляда её перемещения, как она завозилась с кофе и молоком, и тяжесть этого тепла гнала обратно в постель. Странно, до сих пор Артур не чувствовал, что на самом деле не успел отдохнуть, и с превеликим удовольствием доспал бы ещё часов шесть, но исключительно в случае тёплой, сопящей ведьмы в своих руках.
Ага! Ну, наконец-то! — Выключив воду воскликнул Артур, слегка сердясь на то, как это оказалось просто по сравнению с выключением всего, а потом быстрым подключением нужного. — Да? Чем собакам и грифонам? Очень сильно сомневаюсь. Ты же не будешь есть слякоть из перловки и потрохов с морковкой?

Что ж, вторжение майора было одновременно и хорошим, и плохим событием. Хорошо, что он предупредил их, и Артур подозревал, что они оказались в числе первых, кому известна подобная новость. Плохо, что придётся есть яичницу с привкусом поморских казематов.
Серьёзный голос Арины стёр всё напускное веселье с лица оборотня, и он тяжело опустился на свой стул, рассматривая чашку кофе. Первая обиженная мысль была "И ты туда же", но Артур быстро её отмёл: Арина больше прочих имела право задавать вопросы и получать справедливые ответы. Собираясь с мыслями, Шеффер ответил не сразу, глубоко вздыхая и упираясь предплечьями в стол. Хотелось курить просто дьявольски.
Думаю, амбиции Ежа его только развлекают. Самым лояльным всё равно, зато помогает поддерживать остальных людей в тонусе. Нет, видишь — внутренний порядок у него налажен лучше, чем кажется, я просто был недостаточно внимателен. Нет, скорее всего именно дело с кристаллом заставило его действовать. Я действительно не говорил ему ничего лишнего: я спросил его напрямую, связан ли он с этим заговором, на кого он работает и зачем ему это. Он разозлился, когда понял, что я тоже ищу Чижевского, — Артур нахмурился, сцепив пальцы, и упёрся в них губами. А потом добавил, — Он сам рассказал мне о подпольном заговоре. Не прямо, но достаточно явно намекнув, что масштаб гораздо больше, чем заварушка с порталом. А ещё он сказал: "Чижевский подвёл всех нас". Но кого? В любом случае, моё предчувствие не подвело: если Лютый и правда вышел, узнав, что мы можем прижать советника до свершения его мести, он начнёт действовать через страх, оставляя Чижевскому своего рода послания, нападая на его приближенных.
Он поднял глаза на Арину, болезненно сводя брови. А ещё он знает твой запах.
Она полезла в свой телефон, и маг перевёл глаза на аппарат. Анализ разговора уже шёл полным ходом в подсознании, и Артур участливо поджал уголок губ. Может потому, что ты надеешься однажды согласиться на разговор? Кто бы что ни говорил, терять родителей тяжело, какая бы ни была причина, и можно даже продолжать жить, не помня об этом, но этот шрам так никогда и не затягивается полностью.
Не могу припомнить, — медленно произнёс Артур, всматриваясь в черты лица, но быстро отвлёкся на крайне красочный рассказ ведьмы. Лицо не выдержало и треснуло в улыбке, и маг уже не смотрел на недобрую, бровястую физиономию, а с удовольствием и тихим смешком посвятил всего себя Аришке.
Романовы, конечно, не красавцы, но такого возраста похожих магов в их роду нет, — уверенно сказал Шеффер, опуская руку на вилку. — Такое ощущение, что он хочет, чтобы мы вышли на него. Смогли поймать такой зыбкий след. Так и не понятно, что он делал в Ведомстве, да? — Шумно втянув носом воздух, Артур отпилил кусок яичницы. Даже черты его лица заметно заострились. — Я могу попробовать его найти. Правда, для этого нужно много времени, даже не представляю, как успеть всё это вместе с расследованием и свежими новостями. Блять, да я даже этого мудака с полнолуния отследить не успеваю.
Закинув еду в себя, Артур с лёгкой досадой отметил, что яичница всё-таки начала остывать. Взяв хлеб руками, он поломал его над тарелкой, позволяя крошкам сыпаться поверх яичницы.
Собирался. Сейчас уже не уверен. Надо бы, конечно, но я тогда оттуда сразу уеду. Хочу лично навестить один шпионский штаб, они накопали какую-то сомнительную цепочку информаторов, может наши клиенты. Я забыл, а ты сегодня туда собиралась или нет?
Он перевёл взгляд на Аришку и улыбнулся. Интересно, имели ли они право на выходной? Настоящий выходной, когда можно никуда не спешить, когда можешь делать, что захочешь, и быть с тем, с кем хочешь.
Но когда тёмные глаза встретились с его собственными, Артур спал с лица. Было сложно не отвести взгляд, но ему надо было видеть Арину, видеть её внимание, как зорко она всматривается в него самого.
Костя всё ещё думает, что я могу вернуться, — сказал он более-менее ровно, но с каждым словом напрягаясь. — Честно говоря, я не знаю. Не знаю, Ариш. Тюрьма для оборотня — ужасная пытка, и когда я был там и видел, во что он превратился... — Артур поморщился. — Добровольно на такое нельзя согласиться. Никак, ни за что. Я многое понимаю в его действиях, но для такого нужно видимо иметь определённую степень безумия, недоступную мне.
Бросив взгляд на ведьму, он тут же положил руку на чашку и попробовал. С удовольствием вскинув брови, он облизнулся и кивнул.
Да, отлично. Спасибо, — усмехнулся он. — Ещё я умею блинчики печь, на гитаре играть, фехтовать на мечах и, к тому же, красавчик, — вздёрнув бровь, он усмехнулся шире и отвёл плечо, заглядывая на ведьму исподлобья. — Как, сойдёт, на ваш придирчивый вкус?

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

218

Привыкши жить в постоянном окружении непосвящённых немагов, многие вещи становятся въевшимися, они уже не рождают вопросы, просто становятся привычкой. Арина даже задумалась на какое-то мгновение на вопрос Артура, вспоминая, был ли у нее подобный опыт.
- Давно, возможно, пробовала, - Белова убрала выбившуюся прядь волос за ухо, и в задумчивости провела пальцами по колечку у себя в носу,- Наверное, да, это похоже... Но ты забываешь, что привычки иногда имеют куда больше власти, чем что-то упрощающее тебе жизнь. Например, починить технику с помощью заклинания -  это потрясающе, я использую, но когда ты часто находишься в окружении Марины или еще кого-то со стороны, привыкаешь жамкать на кнопки. У меня вообще с большинством бытовой магии проблемы, ибо мне это было не особо нужно. Но, ты заставляешь меня задуматься. Хотя нет, вот мыть посуду с помощью волшебства тоже великолепно. - она склонила голову,- Хотя для магических манипуляций, лучше бы подошла газовая плита. Управление проще. Механизм проще. Хотя это уже бы походило на эту... - она хлопнула глазами,- Нет серьезно, я никогда столько не думала о плите, как сейчас.
Арина понимала о чём Артур, и не смогла не отметить того, что мысль была довольно интересной. Но логике и практике в этом она особо не замечала. К чему магия, когда вместо пары взмахом, делаешь пару нажатий? Затраты сил примерно одинаковые, если не считать еще и магию.
Привычные действия сегодня окрашивались совсем в другие краски и излучали что-то невероятно притягательное, упоительное, что даже рабочими моментами не способно было вытравиться, лишь заставляя держать эту холодную мысль где-то на подкорке, мысль, что хотелось бы забыть. Ей попросту хотелось взять Артура и утащить обратно в спальню, чтобы закрыться там отгородив себя, и мысль сия была уж слишком соблазнительной, что полностью открещиваться от нее Арина не решилась.
- Конечно проще, я и говорю. Всыпал и подождал две минуты, а туда ты еще что-то всовываешь, да доводишь до состояния... как ты сказал? Слякоти? - она улыбнулась,- Как красиво прозвучало. Учитывая, что видочек так себе...

Взгляд веселости заметно потускнел на лице Артура, который явно не хотел особо акцентироваться на всем этом вновь возвращаться к работе, только вот Арина так не могла, ее тяготило множество вопросов, на которые она хотела получить ответы, чтобы утрясти все в голове и понять куда ей дальше двинуться. Держать Чижевского и его окружение под контролем было самым простым, но только все оно пока не делало ошибок.
А вот услышать то, что предполагал ее мужчина было важно, ведь теперь могли явится новые ямы на их и без того кривой дорожке.
- Блядь, это хреново... - выдохнула Белова, беря в руки чашку с кофе и делая глоток,- Я не думаю, что Чижевский сейчас спокоен, а если сейчас начнется давление со стороны, это может его заставить ускорить подчистить все свои хвосты, но с другой стороны он может начаться ошибаться. - Арина склонила голову, отправляя начавшую остывать пишу в рот, наслаждаясь едой, - Блин, я верю, что Лютый опасен. Но... Я не уверена, что Иван идиот, который бы полез без подстраховки в логово к зверю. И я тут говорю метафорой, если что. Так вот, может у него еще что было? Но факт того, что облажался есть. - она вновь хмыкнула,-  Может, он и заручился поддержкой... Но, что оборотням было проку от наказания чистокровных? Просто факт ответного удара? Кто у нас еще может быть обижен? Опять множество вопросов, и как всегда нет никаких ответов.
Голова явно начинала взрываться от возможных вариантов, пока безумная идея не остановилась в мыслях, засверкав яркой звездой, способной вызвать апокалипсис.
Ты же знаешь, Артур сто процентов не одобрит...
Но... это бы ускорило процесс...
Но это в целом весьма сомнительно... Это тебя не вахтерша.

То, что незнакомец на портрете не был узнан, было весьма грустно, но предсказуемо, вряд ли человек столь свободно бы ходил куда-то, имея риск что его личность вскроют, что явно говорило то, что он не местный, и возможно следовало сменить место поиска и радикально.
- Спокойно. Я думаю найдем ниточку и вытащим всех. А вот по этому "Романову", мне действительно все больше интересно. - она мотнула головой,- Не знаю, если бы хотел, чтобы на него вышли, то возможно могло быть что-то поумнее. Я сомневаюсь, что какой-то идиот, помимо меня будет просматривать архивы посещений. У меня до сих пор все в голове стоят, что глаза разъезжаются. - отрицательно мотнув головой она продолжила,- Да, совершенно не понятно, он шёл оба раза в один отдел, но по итогу, не доходил. Он шёл к кому-то, а проверить всех я не представляю как. Но сам факт меня поражает. Некто просто ходит по ведомству и ему нормально. Значит, его возможно прикрывали? Или он достаточно смышлёный? Но предчувствие меня просто выворачивает, чтобы поймать его, будто он выведет туда, где-то может сдвинуться.
Голод становился ощутимее, ибо болтовня не позволяла пище исчезать во рту, но запах издевательски манил, впрочем, как и желание переместиться к кухни.
- Я не знаю, - она ответила честно и пожала плечами,- Вообще не собиралась, потому что не знаю, куда сейчас бросаться. Пока мои успехи скудны. Конечно, накопилась парочка текущих дел, но все ждут и не горят, к тому же, есть кому их поручить. - она недовольно фыркнула, и следом ухмыльнулась мысли, что лишить Павленко малейшего отдыха было неплохой затеей, и послать расследовать пару мелких, но заковыристых дел по заявлениям. - И может есть смысл подготовиться к среде... Это слушание так невовремя и отвлекает. Не то, что я переживаю... Но я сейчас не на все смогу правильно реагировать... Бе-сит!
Арина невинно приподняла бровь:
- Но жаль, что у тебя дела... Но, - она подняла ладони вверх, - Я все понимаю. Даже предложений никаких не будет.
Попытаться вернуть легкость на фоне сложности работы очень уж хотелось, только вот попытки то и дело сваливались в никуда.
Она нахмурилась и коснулась пальцами ладони мужчины, что сидел рядом с ней.
- Значит захочет... - задумчивость оттенила себя складками на лбу и она вновь посмотрела на Артура вплетая свои пальцы в его,- Насколько опасно влезть в голову Лютому? - тон был спокойным и она поджала губы, - Может уже пора перейти к радикальным мерам? - она изящно хлопнула глазами, ну настолько, насколько могла.
- На мой вкус уже все и так подошло, или не заметно. Но вот блинчики, это явный бонус, как и гитара... Хотя я бы отсутствие этого пережила, - она коротко засмеялась, - Что-то слишком всё беспросветно. В такие моменты, я предпочитаю отпустить ситуацию, и ждать. Но сейчас промедление меня бесит особенно сильно. Мне было бы веселее утащить тебя в соседнюю комнату, а надо отпускать к очередным бравым или не очень шпионам. Такое себе.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/1PlSpjM.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/H2oS66Z.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

219

Пока она говорила, Артур пользовался моментом, чтобы поесть. Ещё бы покурить спокойно — он потянулся через стол к другому краю, где бросил палочку после разговора с майором, и её взмахом призвал сюда свою пачку сигарет. Если выбирать между едой и никотином, в это утро выбор падал на второе, но всё-таки хоть что-то, таким трудом добытое, надо было в себя запихать.
С самого начала этого дела у нас не было ни на что времени, — вздохнул Артур, отпихивая кусок сосиски за щеку. — Ничего не меняется. Правда, обстоятельства заставляют нас действовать агрессивнее. Наверняка Чижевский потратил не один год на проработку такого плана, и за это время могло случиться всё, что угодно. К тому же, он явно не рассчитывал на проигрыш, кристалл казался безупречен. Кто же мог подозревать, что спустя столько попыток сквозь историю, вернуть магию получится именно у Бахрушина?
Отпилив довольно большой кусок яичницы, Артур увлечённо свернул его вилкой втрое и пихнул в рот.
Ну, оборотни были полноправными членами общества до получения волка, а с текущим отношением им никогда не вернуть прежний статус. Тут то же, что с полукровками: кажется, что Чижевский просто из злобы хотел лишить слишком рьяных ненавистников немагов их магии. Но что ты будешь делать с остальными, чего ты этим добился? Так же и оборотни не стали бы просто мстить из злобы. Нет, план должен быть изящнее. Хотя, я бы всё-таки держал в уме смену задницы в кресле. А обиженных много, Ариш, больше, чем кажется. Вопрос только в том, кто из них достаточно влиятелен для альянса с тайным советником Верховного мага и преступным олигархом.
Прикончив хлеб с сосиской, Шеффер добрал остатки яичницы и сыто вздохнул, беря в руку чашку кофе.
Я в два часа жду отчёт по кругу приближённых. Даже не знаю, чему буду рад больше, новостям или их отсутствию.
Отпив кофе, неспешно смакуя его крепкую горечь, Артур бросил взгляд на Аришку, и пока она говорила, выбил из пачки сигарету, схватил её губами и поджёг кончиком пальца. Взяв палочку, он ткнул ей в сторону окна, цепляя и открывая знакомый уже хитроумный механизм, и приоткрыл окно, а потом махнул в воздухе, заставляя дым подняться и поползти в сторону улицы.
Мне кажется, прикрывали. Кто-то же должен знать, не может такого быть, что какой-то маг до сих пор остался незамеченным. Мы бы его заметили! — Фыркнул он недоверчиво, — Есть способы обойти глаза Явьей Голки, но у меня сидит сирин на видящих кристаллах, он бы точно что-то заметил. Хм. Я спрошу у него. Я могу как-то... Получить от тебя это изображение?
Артур глубоко затянулся, лёгкими движениями прикасаясь к ободу чашки кончиками пальцев. Посмотрите на них, одиночек, живущих работой: им выпадает шанс провести это время наедине, но они вместо этого сидят и говорят о работе. Потому что даже о работе наговориться не могут, подсказывало подсознание. Всё время что-то вставало между ними, без конца одни и те же преграды и условности, словно мало было им бед в их жизнях. Разговор о заговоре подселил в сердце прохладную злобу, незаметно пустившую корни под пологом нежности к Аришке, и Артур не успевал её успокоить. Фраза о том, что она могла бы поручить что-то своим ребятам только усугубило процесс: более-менее отдохнувший, спокойный и сытый Артур мог позволить себе злиться осмысленно, перекатывая в памяти весь вчерашний разговор с Андреем на свежую голову. К тому же, упоминание слушания... Артур долго выдыхал дымную струю вверх.
Арин, я вчера тебя услышал, но скажи мне ещё раз: ты уверена, что я не помешаю тебе?
Он звучал ровно, спокойно, смотря прямо в игривые, девчачьи глаза. Ему бы не хотелось, чтобы она разобрала смену оттенка его настроения, но Аришка была чуткой ведьмой, и вряд ли на это стоило рассчитывать. Но чем недовольнее был Шеффер, тем хуже у него было с юмором. Поэтому на попытку съехидничать, он только поднял брови.
Никаких предложений? Я сижу перед тобой, полуголый, в роскошных штанах, накормил тебя едой, не могу отвести от тебя взгляд, а ты вот так просто прощаешься? — Он поднес сигарету к губам. — Меня ранит твоё хладнокровие.
Но тут её пальцы прикоснулись и сплелись с его, и всё тело умоляло расслабиться, пойти на поводу этой нежной кожи и притягательного запаха. Арина продолжила говорить, и Артур чуть не перекусил фильтр.
Очень опасно. — Отрезал Артур. — Я тебя на полёт заклинания к нему не подпущу, — он раздражённо дёрнул верхней губой и крыльями носа. — Хочешь мер — бери Чижевского. Когда я сказал, что Костя — талантливый маг, я это и имел ввиду, даже больше. С его влиянием окклюменция должна была стать одним из жизненно необходимых навыков, и не известно, чем может обернуться вторжение в его разум. — Артур зарычал, заметно напрягаясь и чуть сильнее сжимая переплетённые пальцы. — Да, есть ситуации, когда ты будешь игнорировать мои слова, но сейчас, ради твоей безопасности, я запрещаю тебе к нему приближаться, ясно? Скажи, что ты не станешь специально искать его.
Ослабив ладонь, Артур досадливо поморщился и вздохнул, хмурясь.
И я добровольно не пойду к нему больше. Ариш, он знает твой запах, почувствовал его на мне, когда я был в тюрьме, но он не знает твоего лица. Пока он не знает, кто ты... я могу быть уверен, что он не будет тебя искать.
Опустив голову, он раздражённо уничтожил сигарету в пальцах и положил свою ладонь поверх их сцепленных пальцев.
А ты не отпускай, — мягко выдохнул Артур, подняв голову к Арине с тонкой ухмылкой. — Не отпускай, пока не станет хотя бы менее невыносимо. Больше всего я хочу остаться здесь, с тобой, слушать твой голос, смотреть в твои глаза, чувствовать тебя. — Подняв руку, он костяшками пальцев прикоснулся к её шее на самой границе горлышка футболки. — Ещё немного побыть настоящим для тебя. Разрешишь поцеловать тебя, большая начальница?

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

220

How can you see into my eyes like open doors
Leading you down into my core
Where I’ve become so numb
Without a soul my spirit sleeping somewhere cold
Until you find it there and lead it back home

Отрезанный кусок сосиски был обмокнут в желток и отправлен в рот, пока она слушала Артура. Она ускорила темп уничтожения своего завтрака, но с каждой новой информацией, есть хотелось все меньше. Слишком неправильным было падать в работу, когда у них и без того было мало времени друг на друга, времени, которое им было необходимо.
- Да, понятно, что все долго и обиженных хватает, но кто из обиженных способен на заговор. - пальцы коснулись глаза почесав его, и после подставляя взору Беловой отклеившуюся пару ресниц. - Паутина уходит куда-то за углы и непонятно, кого она соединяет и куда ведет. Я видела запутанные дела, но тут просто бред!  - последнее слово прозвучало слишком злостно,- Мы знаем центровую фигуру, но не можем взять ее за горло! Через Пензу в Житомир приходится двигаться.
Пальцы пробарабанили по столу и она поняла, что забыла про кашу, которая стояла на плите.
А плевать. Не очень то и хотелось.
Ведьма посмотрела на Артура и тихо хмыкнула:
Мне тоже интересно, что найдут твои. Мне кажется мы уже все перелопатили. Я прошлась по всему кругу и дальнему и ближнему, но ничего, что логично, он же понимал, что связи будут искать. Тех же Семёна и Лебединского не в жизни бы в Чижевскому не приписали, а вот! Вот! Пожалуйста! - она промолчала про то, что тоже была удивлена тому, что шпионы не били тревогу. Значит действия чужака не вызывали опасений.
Арина недовольно фыркнула вновь, и взялась за чашку с кофе, наблюдая за тем, как маг закурил. Да, видеть его без никотиновой палочки столь долго было редкостью, и теперь он погружался в свою привычку и раздумия, и его настроение явно портилось, нагнеталось. Впрочем, сама Белова ощущала, как приятная легкость сходила на нет, наполняя голову тяжестью анализа и мыслей.
В ее практике хватало запутанных дел, ей приходилось сталкиваться с истинными мерзавцами и некоторых наказывать весьма сурово, но ни одно ее дело не уводило столь глубоко, что расшатывало столбы мира и не раздражало лично ее. Так вышло, что это коснулось ее лично, и она уже не могла так просто абстрагироваться, она пыталась ухватиться за нечто невидимое, что казалось было рядом, но лишь дразнило.
Белова с вниманием посмотрела на Артура, и улыбнулась опять, мягко:
Я. Уверена. - она приподняла многозначительно брови, - Мне наоборот проще, когда ты в поле моего зрения, если тебе интересно. Не надо лишний раз переживать. - она повела плечом, не обращая внимание на изменения настроения у Артура, и стараясь их развеять, насколько смогла, насколько подсказывала ей интуиция.  - Все будет хорошо. Я справлюсь.
Арина тихо засмеялась, прикрывая губы пальцами, и прикусывая нижнюю. Уж очень сильно действовали его слова и его голос при такой подачи на нее:
- Ох, простите, пытаюсь быть рациональной. - она хлопнула ресницами, - И, я говорю, что понимаю...
Ее большой палец скользнул по тыльной стороне его ладони, когда пальцы касались друг друга , сплетались. Жесты куда красноречивее слов.
Арина знала, что Артур не просто не одобрит ее идею, он будет против, и Арина лишь кивнула. Она понимала, что есть вещи, которые ему виднее, к которым стоит прислушиваться.
Прогресс? Вау!
- Обещаю, - честно ответила Арина, - Я поэтому и спросила, тебе виднее. Честно, глупостей делать не буду. - она вновь кивнула головой подтверждая свои слова,-  Стоп, а это значит, что я могу заняться Чижевским? - она позволила себе вновь засмеяться, с нежностью смотря на мужчину, что переживал за нее, и она не должна была заставлять его волноваться и давать повода не верить ей. Она не будет искать себе неприятности.
- Артур, я буду осторожна. Правда. - внимание серых глаз было приковано к его лицу,- И да, изображение можно, отправлю его на принтер в гостинной. Ну-у, короче, на бумаге распечатаю, я думала об этом, просто, как ты помнишь не очень успела... - она вновь взяла телефон и присоединилась к принтеру, из соседней комнаты послышался характерный звук. - Моя палочка в комнате. Притяни сам листик. Хотя... Не знаю, куда ты его положишь сейчас. - Арина игриво приподняла брови.
Его прикосновения, они сводили с ума, вновь и вновь вызывая слишком много чувств и эмоций, рождая в ней нежность, желание утопать в нем, наполняя любовью, столь бескрайней, что сердце сжималось слишком ощутимо, тяжелело, что его хотелось вынуть, чтобы показать, насколько все сильно реагирует на него.
- Конечно разрешу. - голос был тихий, она ловила каждый его взгляд, что распалял сильнее, раскаляя ее сердце, что и без того щемило. - Тогда оставайся, что нам мешает? Только наши собственные правила и убеждения? Пусть весь мир рушиться, мне все равно. Только мне хотелось бы умыться, но...я бы с удовольствием провалилась сегодня под одеялом с тобой. Если ты можешь позволить себе это, я бы была неимоверно счастлива. Но и я не хочу стать преградой для тебя и твоих дел. - она опустила глаза в стол,- Как я хочу, чтобы все закончилось... Всё, что мешает. А я ведь раньше жаловалась на рутину... Но, видно это из-за отсутствия того, ради кого не хочется идти на работу. Ради кого хочется жить.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/1PlSpjM.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/H2oS66Z.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

221

XXII. Mein Teil
"У неё, у неё на окошке — герань,
У неё, у неё — занавески в разводах,
У меня, у меня на окне — ни хера,
Только пыль, только толстая пыль на комодах."
В. Высоцкий

Обещание прозвучало вполне искренне, и всё же Артур не мог до конца успокоиться. Всё-таки, неправильно с его стороны было забывать, что Лютый сможет при желании вычислить Арину. Шеффер и предоставить себе не мог, что Бессонов выйдет из тюрьмы на следующее утро, угроза была призрачной, но не теперь. Зная, как жестоко и беспринципно умеет действовать Костя, когда хочет чего-то добиться, Артур имел все основания волноваться за Аришку. Ни Бессонов, ни Белова, даже сам Шеффер не знали наверняка, что ради спасения Аришки Артур будет готов на всё, и от этого уровень опасности только возрастал.
"...Что ж ты так о своей возлюбленной?.." Да будь ты трижды сверху проклят, мразь.
Но всё-таки Аришка действовала на Артура сильнее его собственных тревог, и он, не выдержав, смешливо фыркнул на её намеренное переключение фокуса.
Я тогда ещё не представлял размер пиздеца, когда тебя отговаривал. Теперь представляю. Это всё ещё не самое законное предприятие, капитан, — лукаво прищурился маг, ловя взглядом глаза Аришки. Ему нравилось, как она мягко водила его за нос, отвлекая от собственного зла и тревог жестокого мира на себя.
А в сердце нет-нет, да кольнуло болью: убийство в личное дело ей уже занесли, не хватало только превышения полномочий в адрес высокопоставленных лиц, и не известно ещё, какой из этих проступков сочтут более страшным. Понятно, что при их работе не все действия были вполне законны, сам Артур утром давал сомнительные советы, но не проехаться по этому было нельзя.
"Артур, я буду осторожна." Прошу тебя. Очень прошу. Иначе я не представляю, что случится...
Маг обернулся на звук из комнаты, по визгу и стуку рисующий картину тихого избиения досок в состояние бумаги с картинками. Решив, что пока не готов познакомиться с "принтером", Артур дёрнул бровью.
Просто заберу его потом, — отмахнулся он, сохраняя невозмутимость. Хотелось верить, что он так и продолжит постигать жестокий мир технологии, сохраняя лицо и оставляя панику и мат за кадром.
И снова, снова её голос заманивал за собой, прочь от всех остальных, прочь в новорожденный мир, созданный ими друг для друга. Пока её речь затекала в самое сердце, Артур нежно прихватил кончиками пальцев тканое горлышко, едва запуская пальцы под него, чтобы погладить чётко очерченную ключицу. Бархатное тепло с её кожи резко контрастировало с нарастающим пламенем страсти в собственной груди, вскормленным оставленным гневом, страхом и болезненной любовью. Кто говорит такие слова? Кто, кроме человека бесконечно жестокого и бесконечно любимого? "Ради кого хочется жить" — звучит сильнее, чем желание за кого-то умереть, в нём заложено гораздо больше, чем воспетое и наивное самопожертвование. Хочется жить — жить каждую секунду, чувствовать её краски, звук, наполненность, чувствовать бесконечно, но если только не в одиночестве. Ради Аришки хотелось жить. Но то, что она говорила это ему вслух... это было больше, чем признание.
Нет, Артур знал: не было ничего удивительного в том, что кто-то может влюбиться в такого, как он. Удивительно, если этот кто-то будет руководствоваться чем-то кроме плотского вожделения. Например, как ведьма, сидящая сейчас перед ним, иначе не стала бы она бросаться такими словами. Так ведь? О чём же она думает? Кого она видит перед собой? Что же заставляет её так смотреть, что хочется встать перед ней на колени?
После слов Арины самому говорить было тяжело, ведь после такого всё будет казаться блёклым и неважным.
Все мои самые важные дела здесь, — негромко сказал Артур, заглядывая в тёмные стальные глаза. Пальцы поднялись выше, слегка прикасаясь к опущенному подбородку, — К тому же, кто я такой, чтобы пренебрегать подобным разрешением в первую очередь?
Я всю жизнь был один. Я привык двигаться вперёд, потому что задерживаться на одном месте было невыносимо. А теперь мне невыносимо двигаться, потому что всякое движение вперёд отдаляет меня от тебя.
Поднявшись с места, он опустил свои ладони сверху на ладони Аришки, сгребая их в свои, чтобы увлечь за собой.
Пойдём, — ласково произнёс он, привлекая ведьму к себе. Огладив её волосы, тем самым прибирая их от её лица, маг наклонился и поцеловал её, нежно, протяжно, позволяя потом коротким поцелуям ложиться на уголки губ.
Пусть рушится. — Он запальчиво дёрнул верхней губой. — Пусть горит. Я не могу надышаться тобой.
Мой свет. Моя любовь.
Гибкое тело послушно напрягалось под свободной хлопковой вуалью, когда ладони легли женщине под спину. Артур не мог отвести взгляда от Аришкиных глаз, и даже не обратил внимания, когда успел забыться в них настолько, что его отпустили страшные образы, навеянные тревогами и переживаниями.
Неужели ты правда могла подумать, что я могу взять и уйти? — Бархатно произнёс он, тонко улыбаясь, — После всего, что ты сказала мне...
Артур свёл брови, скользя взглядом по щекам Аришки, где вчера ползли грязно-чёрные дорожки, по уголку носа, смешно вздёргивающемуся, когда она морщится, по уголку губ, который так приятно было целовать.
Я вообще не представляю, как теперь оставить тебя хоть на минуту, — искренне улыбнулся он и отстранился, подхватывая её ладонь. — Веди меня.
Горячая кровь бежала по венам, пьяняще утяжеляя виски, и сердце билось быстрее, стоило лишь прислушаться к эху барабанного боя в нежной груди рядом с собой. На языке вертелась тысяча слов, но ни одно не могло связаться с другим в предложения, чтобы описать чувства или мысли, или что угодно. Надо же, как легко потерять голову, когда душа так распалена, а вся суть стремится к женщине рядом. Это страстное возбуждение было странным, взрослым, сулящим наслаждение от всего, что бы они не делали вместе, кожа к коже, сердце к сердцу, пусть даже вновь обнялись бы и снова провалились в сон. Хотя, конечно, определённые желания понемногу начинали довлеть над другими.
Иди мимо. Мимо, да, вот туда, где твой шикарный матрас, — фыркнул Артур в слабой попытке лёгким весельем подразвеять тяжелое, душное марево жадной страсти обладать, которая поднималась в нём непримиримым зверем. Это из глубины тянулись тёмные тени, голодные до близости, настоящей, обострённо-интимной близости, когда на пике страсти обнажается душа. Аришка умела запудрить чудовищу мозги, виртуозно обвести вокруг пальца и заставить ластиться послушным щенком, но стоит ей беззащитно сомкнуть объятья вокруг его шеи — ничто больше не остановит его. Забавно, как быстро зреет этот пожар, ещё совсем недавно бывший молодым сполохом пламени. Артур дышал аккуратно, внимательно следя за движениями Аришки, и не мог понять, чего он больше хочет: вырубиться мертвецким сном на ближайшие сутки или животно выдрать эту девку до неспособности соображать.
Ариш, — низко произнёс он, заглядывая исподлобья. — Я больше не смогу без тебя. Просто не смогу, — уголок губ дёрнулся в мимолётной ухмылке. — Ты — лучшее, что происходило со мной. Прошу: иди ко мне.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

222

Пальцы очеркивали контур ручки чашки, гладко скользя по поверхности, изредко подмечая тонкий шов спайки, серые глаза рассматривали его, останавливаясь на морщинках в уголках глаз, спускаясь к его губам, отмечая каждую изменившуюся черточку мимики  на его лице, каждый отблеск в светлых глазах, в которых было слишком много всего, всего непознанного и загадочного, во что хотелось погрузиться, разгадывая и рассматривая. Его мысли, ей было интересно о чем он думает, ведь она могла только улавливать перепады его настроения и по наитию предугадывать, что ей стоит ответить и как поступить. Но, все чаще она понимала, что интуиция ее не обманывала, она чувствовала этого человека, и это лишь сильнее заставляло трепетать всё внутри, заставлять верить и радоваться, что понимает.
- Ну, что я могу сказать? Говно случается... Подумаю, что можно с этим сделать. - плечи приподнялись и опустились, а уголки губ с ехидством вздёрнулись, и после приняли более размеренное положение в спокойной выжидающей улыбки.
Мысль затянуть Чижевского в ловушку была очень соблазнительной, просто пара действий, чтобы этот экстремист оказался в ее заклятиях, прикованный к полу, и в голове которого было бы все необходимое, чтобы убрать это дело куда подальше, в те архивы, что достают редко, но на которые ссылаются и которыми гордятся, но лишь со слов, ведь на подобные дела всегда ставят пометки с секретностью, когда никто не должен знать долгое время, как облажалась правительство.
- Как скажешь, - наигранно спокойно ответила Арина, ей было тяжело думать о работе и тяжело не думать, ведь постоянно приходилось прогибаться под осознание дискомфорта, которое она не умела откидывать. Не умела откидывать до сих пор, ибо сейчас она поражалась тому, как у нее это выходило, пусть еще и оставляя некий налет. Ведьма понимала, что это дело в Артуре, в том, что происходило с ней. Что было между ними.
Слова, они текли из нее с искренностью, и Арина понимала, сколь приятно говорить, она устала молчать, устала постоянно ставить барьеры и биться о камень преград что поставила себе сама, зная, что по другую сторону слишком много боли и предательства, опасности и слабость. Ведь, когда переживаешь за кого-то ты становишься слабее, ты постоянно думаешь о безопасности другого и можешь допустить оплошность. Страх потери слишком яркий. Только все уже вышло из-под контроля, уже рассыпалось, и ее прибило к обломкам некогда массивных укреплений волной живительного воздуха, что заставила смотреть на всё иначе, заставляла чувствовать все остро, воспринимая привычный мир иначе.
Да... Любовь. Она застилает глаза, но она заставляет двигаться вперед, наполняет, и разит без предупреждения, добираясь до самых потаенных уголков и открывает слишком многое для самого себя.
Арина любила мать, которая всегда была для нее светом, Арина всегда ценила брата и его девушку, считая, что ей достаточно людей вокруг себя, но только вот... Она ошибалась. Ошибалась слишком сильно, думая, что иные чувства ей не нужны, что они ничего не стоят.
Я так привыкла полагаться на себя. Я так привыкла не оборачиваться. Что мне хочется бежать, но я просто не могу. Я не могу отойти от тебя. Я не смогу избавиться от тебя. И с каждой минутой все труднее это сделать. Да, я и и не хочу.
Так глупо, но мне кажется, что даже сотри мне все мысли, я все равно буду смотреть на тебя...
Потому что, проведение вокруг нас явно куда мудрее нас самих...
И мне страшно, что столь сильно, столь неуправляемо люблю... Ведь я не могу избавиться от мыслей, что это чья-то злая шутка...

Прикосновения его пальцев, что заставляли вспыхнуть огоньки в ее глазах. Сердце слишком рьяно билось, глухим боем раскатывая отглух по нутру, что взвинчивал каждую клеточку нервной системы. Это хмелило, и возможно это будет продолжаться еще долго, вот так изнывать от эмоций подле него, балансировать на грани слабости и силы, безумия и полного принятия...
Мне кажется, что я не могу унять дрожь, и мне так неловко, что ты это чувствуешь, ведь так хочется казаться сильной, но так трудно это делать в моменты такого твоего взгляда, в котором будто бы вопросы, на которые я не смогу ответить. А может попросту не захочу, если и буду знать ответы.
Когда-нибудь, все будет куда спокойнее, но я знаю, что мои эмоции не угаснут, станут лишь осознание, а пока мне просто даже не хочется справляться. Я просто хочу быть с тобой...

Арина лишь хмыкнула, прикрывая глаза, когда его пальцы поднялись на ее подбородок, внимая голосу, и радуясь тому, как все складывалось. Сложно было сладить с разумом, который явно уступал чувствам, которые желали выжить все, которые желали оплести Артура, и поглотить обоих.
Прикосновения его рук, и ее ладони оказавшиеся в его пальцах, запалили очередную спичку безумия внутри нее, поджигая фитиль вожделения, длинный, замысловатый, что натягивал и наращивал клубок похоти.
Она так легко поднялась оказываясь в плену его рук, а затем и губ. Плену из которого не хотелось убегать, не хотелось выбираться, лишь желать, чтобы цепи сомкнулись туже, ощутимее.
- Я схожу с ума с тобой, но, кажется, я повторяюсь... - мягко ответила Арина, понимая, что сердце то и дело пропускало удар, рассыпчатой сладкой невыносимостью сдерживать в себе многообразии ощущений, что не выдерживая просто обращались в песчинки, что зыбью проходили по коже. - Какие же мы... безответственные...
Его объятия, в них было слишком хорошо, в них было спокойно, она доверяла ему.
Мне хочется, чтобы время остановилось, мне так хочется не ошибиться, и мне страшно, что сказка, может разбиться, что все это может исчезнуть... Я слишком много думаю о плохом, и я так рада, что ты не знаешь этого, просто я знаю, что в конце всегда слишком больно... Я так не хочу, чтобы нам было больно, я так хочу, чтобы все было вопреки...
- Конечно, нет... - ответила Арина самодовольно смотря на мужчину.
С ним было легко, при всем при том, что происходило с ее чувствами, вновь резонанс, и вновь опьяняло осознание.
Неоднозначные чувства, слишком резкие грани, между двумя весьма противоречивыми личностями. Все весьма складно получается.
Она ненавидела собственные барьеры, на которые натыкалась, когда все было столь понятно. Она судорожно пыталась сдерживать хлесткие наплывы внутри, но контролировать подобную стихию было невозможно. Как угомонить цунами, что уверенно поднимается и падает на берег снося собою все, что казалось крепким и устойчивым, как обуздать ураган, который вырывает с корнем могучие деревья, простоявшие непоколебимо сотню лет. Это невозможно. Подобное было и внутри Арины - невозможно сдержать то, что дремало слишком долго, фактически всю сознательную жизнь...
Вновь спальня, и кровать, что была такой одинокой, когда она проснулась.
Вздох застрял где-то в легких, поджимая все внутри от слов, что били в голову, что вновь заставляли дрожать пальцы, от которых все становилось тяжелым, что сделать шаг было слишком трудно.
- Не сладко тебе жилось, если я лучшее... - опустив глаза выдохнула Арина, понимая, что вновь не справляется, - А я даже описать не могу, что внутри меня... У меня нет красивых слов, чтобы описать то, как я не вывожу все это. Слишком сильно.
Шаг к нему, и холодная ладонь коснулась его щеки, и она приподнялась, касаясь губами его подбородка, медленно опускаясь к его шеи, пока ладонь спускалась на его спину. Она сделала шаг назад к кровати, ведя его за собой.
Арина отстранилась, и залезла на постель, не отпуская его руки, она потянула его к себе.
- Ты сломал меня, Артур. Я не планировала открывать своё сердце никому, но... Что-то пошло не так... - она приподнялась, накрывая его губы своими, подхватывая их, и потянула мужчину на себя. Она хотела ощущать его рядом. Чтобы наконец-то поверить. Окончательно. Ведь она все равно любила...
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/1PlSpjM.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/lnMZwgn.gif https://i.imgur.com/3oFAch8.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

223

Die Liebe ist ein wildes Tier
In die Falle gehst du ihr
In die Augen starrt sie dir
Verzaubert wenn ihr Blick dich trifft

"Не сладко тебе жилось, если я лучшее..."
Ты себе даже не представляешь, — шёпотом выдохнул он, так откровенно, из самой груди, словно весь воздух, весь груз прожитых беспросветных дней на мгновение сорвался с его плеч вместе с этим обрывком фразы.
Каждой частичкой — к ней, тянуться и вбирать прикосновения, видеть лёгкую дрожь и внутреннюю борьбу, слушать свою ведьму, быть с ней так обострённо по-настоящему. Слишком сильно... пожалуй, да, слишком сильно — всё. Всё, включая и парализующий страх, и нечеловеческую жажду. Прикосновений хотелось больше, больше, чтобы лёгкие пальцы летали над кожей, цепляли оголённые нервы, плели свои кружева из натянутых струн. Маг встал на кровать коленями, двигаясь вслед за Аришкой, влекомый её рукой и её голосом, её видом, её запахом, её теплотой. Она отступала, а он шёл за ней, с каждой секундой напитываясь всё более сильным желанием.
Я не хотел сломать тебя... Я боялся этого больше всего на свете. Я же ломаю всё, к чему прикасаюсь.
Ловя её поцелуй, Артур бесшумно втянул носом воздух, подаваясь вперёд, продолжая оттеснять Аришку на постель.
Больше похоже, что я сломал твой неприступный замок. Я же и починю его, не волнуйся. Мы научимся жить, и больше никто не сможет тебя ранить, пока я охраняю твоё сердце.
Научившись один раз принимать, что мир — далеко не дружелюбное и безопасное место, очень трудно впоследствии дать себе забыть о боли. Поэтому они оба так стремились и так боялись своих стремлений, но и упрямства им было не занимать. Шеффер знал: если понадобится, чтобы получить её, он готов пойти даже против самого себя.
Подхватывая одной рукой под спину, Артур упёрся другой в кровать, укладывая Аришку на спину, и опустился ниже к ней, прикасаясь грудью к груди. Поцелуй не прекращался, в нём тонули все робкие попытки найти в себе силы высказаться вслух. Так здорово, так нежно, и в то же время опьяняюще своей вседозволенностью — не близости, а откровенности слов. Как бы не ляпнуть что-то в запальчивости, а потому в такие моменты лучше предоставить львиную долю выражения телу. Ладонь скользнула вдоль бока, собирая складками футболку под собой, пальцы поджимались, чтобы сильнее чувствовать Аришку под собой. Голодная похоть стягивала нервы канатами, ложилась горячим кнутом в пах, её яростный зверь рвался на волю, но тем приятнее было дразнить его ожиданием.
Не так? — Подняв глаза, он встретился взглядом с влажным серым асфальтом города под собой. Путешественница, застрявшая между мирами, вся покрытая пылью с машин и тротуаров, смотрящая так светло-светло, — Разве не так, Ариш?
Он слегка приподнялся, перенося вес на одну руку, и проследил взглядом за своей ладонью, опустившейся женщине пониже шеи.
Сколько ещё я бы считал свои ощущения ерундой? — Ладонь заскользила вниз, слегка прикасаясь к краям слегка приподнимающейся груди. — Нет, это до этого всё шло не так. Я ведь так мог и упустить тебя, — ниже, по животу, с интересом добираясь до края футболки и забирая его в пальцы. — Смешная девчонка в капитанском мундире. 
Забравшись под одежду, он провёл обратно вверх, но уже не минуя проснувшуюся уже грудь, радостно встречающую его прикосновения. Опустив голову, Артур нежно поцеловал плечо и повернул голову, лицом ближе к лицу Аришки.
А теперь ты занимаешь все мои мысли.
Поднявшись, он сел у неё в ногах, изучающе рассматривая раскинутое перед ним великолепие. Придирчиво поджав уголок губ, он слегка откинул неровно задранный край футболки выше, и уже после этого удовлетворённо хмыкнул.
И все мои желания.
Тонко улыбнувшись, он опустился, целуя её в низ живота. Чуткие ноздри вздрагивали, и под языком начинала сочиться слюна, когда плотские ощущения были так близко, практические на самом кончике языка. Поцелуи легли до плотного шва по краю резинки белья, но не остановились на нём. Дальше, по ткани, дурея от близости, и одновременной недоступности кожи под тонкой защитой. Вдоль хребта лёг такой жгучий прострел возбуждения, что Артур несдержанно выдохнул, жарко, там же, где только что оставил поцелуй, и слегка прогнулся в спине. Жадно сфыркнув, он накрыл губами сомкнутые половинки в промежности, проводя по ним губами и надавливая, согревая дыханием. Сумасшедшая похоть била по морде, разливая жар по венам, и Артур прижался сильнее, прихватывая губами снова, когда одна из ладоней легла на внутреннюю сторону бедра Аришки. Собственная наглость взвинчивала до невероятности, запах своей женщины низводил его до животного состояния, и было безумно весело балансировать на этой зыбкой грани самоконтроля. Нежно запустив пальцы под край белья со стороны, маг оттянул мешающую ткань в сторону и широким влажным языком размашисто провёл по своей добыче, наслаждаясь, как половинки послушно расходится под его настойчивостью, высвобождая нежнейшую плоть для его удовольствия.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

224

After everything I witnessed, after all of these decisions
All these miles, feets, inches
They can't add up to the distance
That I have been through, just to get to
A place where even if there's no closure, I'm still safe

Пальцы вплелись в его волосы мимолетно, стоило ему выдохнуть в нее ответом, тихими словами, что отозвались в ней, разжигая в ней желание раствориться в нем.
Ей хотелось неустанно прикасаться к нему, чувствовать под пальцами его тепло, его кожу, под которой перекатывались мышцы, тактильно внимать биению его сердце, скользить по нему взглядом, прикасаться кожа к кожей, обнимать, вплетаться в волосы на его загривке, мягко оттягивая их и заглядывать в глубокие холодные глаза. Ее нервы вновь были на пределе, ощущения становились ярче, и сильнее были по спине и по груди, выматывая, сплетая все в витиеватые узлы, что стягивали мучительно приятно.
Кровать становилась их убежищем, что манило, обещая уберечь от всего мира, пусть и не надолго, что обещало им большую свободу.
Он подался за ней следом, наступая на кровать, протягивая руки и ловя ее, поддерживая и укладывая на спину. Его сила и его желания, они просачивались сквозь него в нее, дурманя и захлестывая, позволяя ей расслабиться и упиваться близостью. Лишь нежнее отвечать на поцелуй, из которого уходила ее надломленность, лишь нежность, лишь доверие, что разило до самых кончиков ногтей.
Ее пальцы скользнули по его боку, медленно проводя выше поднимаясь к спине, неспешно и мягко проводя по коже, то поднимаясь вверх, то опускаясь по небольшой дорожке, что вырисовывала кисть. Слишком много мыслей в голове, и все были обо дном - о нём. О них.  Так глубоко, бесформенно, но столь проникновенно, застилающе и поглощающе, что она растворялась все сильнее, игнорируя все страхи, о коих вечно сигналила ее паранойя. Слишком хорошо, чтобы позволять себе сомнения сейчас, когда рядом мужчина, на которого хотелось смотреть с искренней преданностью и восхищением, с которым хотелось дышать рядом, с которым хотелось засыпать.
Ладонь Артура скользнула по ее телу, уверенно  и ведьма лишь прикрыла глаза, выдыхая, вкушая его прикосновения, смакуя их, внимая телу, что стремилось к нему всем естеством, что требовало его, что разливало острое желание, измотанностью всверливаясь в разум, и увлажняя лоно влагой похоти.
Она лишь выдохнула оставляя тень ухмылки, распахнув глаза, цепляясь за его взгляд, за его слова.
Я рада, что все сложилось так... Иначе, мы бы еще долго отрицали столь много... Ведь столько не может родиться за один день..Как много значит было отрицания меж нами...
Ухмылка в области груди, и девушка мягко потянулась под ним, смотря в его глаза:
- Смешная? Ты рискуешь... - оня мягко и задумчиво подхватила зубами нижнюю губу, вновь выдыхая от его прикосновений: Всё так... Просто... Видно долго приходилось отрицать.
Осколком фразы он позволила своей мысли просочиться, выпорхнуть из головы, в надежде, что она не драматизирует, но мысль... Она подобно шарику, с которого развязали бантик взмыла резко вверх, стоило ему коснуться ее груди, что вызвала жар во всем теле, прогибая позвоночник и ниспадая вновь на кровать, вдыхая воздух, когда Артур приподнялся.
- Чёрт, кажется, это взаимно - в голосе была мягкая ирония, желание съехидничать, но этот тон был пропитан слишком сильно нежностью и верностью.
Его губы коснулись низа ее живота, и Арину прострелило слишком сильно, сводя тело напряжением и вырываясь стоном. Ей нужен был он. Необходим. Сейчас же! Остро! Жадно! Бесконтрольно...
Ногти вцепились в покрывало, стоило ему спуститься ниже, стоило ей ощутить жар его дыхания через тонкую ткань, что разделяло их. Ее будто парализовало от удара глухого удара по затылку, что вобрал в себя слишком осро ощущения, и поджигая фитиль ее безумия, ее чувственности и вожделения.
- Господи! Господи! - слишком громко, вновь не сдерживаясь. Хвать ртом воздух, когда разум воспален, когда все сконцентрированно в одном месте, и когда есть лишь одна точка, что перетягивала все на себя, что била набатом по нервной системе, стягивая все узлы в один, порождая неподконтрольную истерику.
Каждое движение - лоно женщины молило о соитии, каждый его вдох - и истерика пробивалась рванным жалобным стоном, что хотелось метаться по постели, умолять его... Чтобы прекратил... Чтобы продолжал... Она готова умирать от ощущений подле него миллиона раз, чтобы воскреснуть, чтобы воспарить, чтобы не отпускать его.
- Господи! - в голове все звенело, и лишь прикосновения языка, осознание момента, что чумили разум.
Она накрыла губы пальцами, вцепившись зубами в сгиб указательно пальца, чтобы не сойти с ума, чтобы не позволить истерики ей кончить раньше времени, чтобы не упасть столь быстро, как требовали натянутые нервы, пускающие дрожь во все концы.
- Артур... Господи! - надсадно прошипела Арина,- Хочу... Хочу... Тебя... Сейчас... Пожалуйста... Сейчас...
Она приподнялась ловя его взгляд, тяжело вздыхая, стараясь удержать все напряжения, чтобы не позволить ему взорваться рано, сейчас, вот так...
- Я слишком сильно хочу тебя сейчас... Ты же это чувствуешь... Знаешь...
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/1PlSpjM.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/lnMZwgn.gif https://i.imgur.com/3oFAch8.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

225

Your own personal Jesus
Someone to hear your prayers
Someone who's there

С каждым движением языка, рассудок погружался всё глубже в полыхающую бездну животного возбуждения. Её вкус, её запах порабощали волю, оставляя в крошечном мозгу лишь одну-единственную задачу. Твёрдый кончик языка разводил нежный вход в лоно, встречаясь с густой скользкой влажностью, а потом снова вверх, с прижатыми губами, и прикладываясь широкой серединой языка. Глушащую пелену приливающей к ушам крови резко взрезали вскрики, мотивируя лишь работать усерднее, изощрённее. Артур с жадным выдохом прильнул ближе, заводя руки Аришке под бёдра и хватая её ладонями с боков. Посасывая и потягивая губами плотный бугорок, он извлекал лучшие звуки на земле из вжатой в простыни груди. Упираясь под него языком и вздёргивая вверх, он безжалостно стремился сорвать последние человеческие чувства и добыть ещё немного безумия для них двоих. Гневное нетерпение заполняло сердце расплавленной сталью.
Аришка вскинулась, и, услышав её мольбы, Артур поднял руку, дотягиваясь до её кисти, и быстро переплёл её пальцы со своими, сжимая скорее — "чувствую, знаю".
Чувствую, моя девочка. И знаю, знаю, ты всё рассказала мне. Всё уже на моём языке.
Подхватив губами, Артур настойчиво, протяжно поцеловал налитой бугорок, мазнув по нему языком напоследок, и отстранился. Он быстро выскользнул из своих гладких штанов, с немалым облегчением высвобождая напряжённый член, и мимолётно смахнул плотную смесь из слюны и смазки под собственной нижней губой. Подхватив бельё ведьмы с двух сторон, он потянул его вверх, предлагая слегка вскинуть ноги, чтобы помочь избавиться от маленького элемента одежды. Тут же вернувшись меж призывно разведенных коленей, Артур упёрся руками в кровать по обеим сторонам от Аришки. Прикрыв глаза, он потёрся лицом о её щёку, задерживая дыхание от наслаждения, когда собственный член лёг вдоль мокрой ложбинки, с каждым протяжным движением смазываясь обильной влагой всё лучше.
Обожаю, когда ты так зовёшь, — со сдавленной хрипотцой признался он, размыкая влажный рот с жарким выдохом. Губы легли в поцелуе сбоку под челюсть, слегка отталкивая её голову в неуклюжей похотливой запальчивости.
Ещё один толчок, ощущая всей длиной нежную гладкость, и дразняще подцепляя головкой призывно вздрагивающее отверстие. Ещё немного, ещё, мешая запах с тонким запахом кожи, нетронутым со вчерашнего дня, наслаждаясь этой своеобразной редкой добычей.
Ещё, — шепнул он, отводя бёдра, и упёрся головкой в обжигающе горячую границу с желанным нутром.
Зови меня, держи меня, пой для меня, будь безжалостной со мной, потому что я буду безжалостен с тобой.
Подаваясь грудью ближе, он напрягся, медленно проталкивая член внутрь, порой слегка отводя назад, но всё так же неостановимо, властно, замирая от восторга ощущений слабого сопротивления. Дальше, глубже, сильнее — так хорошо, что по телу рассыпается кусачее напряжение, ощетинивая затылок. Артур протяжно стонет, целуя Аришку в уголок её губ и слегка задевая кончиком носа дразнящее колечко в крыле её носа, и резким толчком абсолютно утверждается внутри.
Такая нежная, такая понимающая, вся моя, моя, моя, моя...
Мышцы прокатились под кожей в стальном напряжении, мужчина жарко выдохнул, с медленной неотвратимостью толкнувшись членом снова в восхитительный плен, и собственное желание поиграть с жадным зверем внутри себя таяло с каждой секундой. Зачем, если можно взять то, что хочешь? Зачем, если она хочет этого так же сильно, как ты сам?
Прихватив Аришку зубами между плечом и шеей, спрятанную в футболке, Артур жарко фыркнул, переходя на отрывистый ритм, со сладкой оттяжкой, завершающейся плотным ударом. Фоновой пеленой на рассудке лежали пережитые волнения, тревоги, страхи, обиды, и сейчас, обнажая своё первобытное желание, маг как будто избавлялся от них, рассказывал своей ведьме, как хотел её, как её слёзы капали градом на его воспалённый мозг, как всё его несчастное существование взывало к ней о спасении. Больше, сильнее, злее — она должна ответить, потому что невыносимо кричать в пустоту.
Надсадный стон сорвался из груди, Артур оскалился, мучительно щурясь. Такая красивая, невероятная, её хотелось разложить по белому холсту простыней и расписывать потом и дрожью. Её голос бил прямо по оголённым нервам, пуская искры жизни вдоль хребта, и оборотень крепко взялся рукой за сгиб ноги у бедра, сношая злее и резче, как будто она была в чём-то виновата.
Но я же люблю тебя, люблю так сильно, что не помню себя. Люблю тебя, люблю, люблю...

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

226

I want to get louder
I got to get louder
We 'bout to go up baby, up we go
We're blowing out speakers,
Our heart a little clearer.

Он удерживал ее, заставляя завести руки под себя, не позволяя лишних движений с ее стороны, удерживая, заставляя всё концентрироваться лишь на том, как его язык скользит по ее мягкой коже, как проникает глубже, как захватывает власть над трепещущим клитором, что требовал внимая, а мягкие складки не менее этой влажной нежности, все это заставляло ее поджиматься, и фактически рыдать от ощущений, слишком прекрасных, слишком сильных, срывающим все реалии, разбрасывающий остатки рассудка на километры вокруг.
Я не могу... я не справляюсь...
Все концентрировалось лишь на нем, на его действиях, на пробивающей остроте, что заставляла задыхаться, вставая среди горла, отдавала в затылке, наполняла слишком агрессивно, не позволяя удержаться. Невыносимо. Неистово.
Воздух. Она позволила себе рвано вдохнуть, вбирая каждый рывок в грудь, перед новым падением, стоило ему отстранится, и потерянно бросила взгляд на него, ловя блеск его глаз.
Она подалась его движениям, приподнимаясь, избавляясь от несерьезной преграды из тонкой ткани, что разделяла их. Свобода и новое изматывающее ожидание. Сердце заходилось, рот наполнялся слюной, и каждая клеточка изнывала от ощущений, от нужды, от страсти, что пробивали до самого основания, которые хотелось ловить. Его естество, твердое, жаждущее вторгнуться в нее провело бархатом кожи между ее ног, и ее набухшие половинки полыхнули, заставляя стиснув зубы от томления.
Он тянул. Все еще тянул и медлил, возводя ее желание до предела. Вырывая очередной молящий стон.
Послушно приподнимая голову под его поцелуем, она выдохнула на его голос, упиваясь тяжестью его тела на себе, близостью, и мучаясь от жажды истомы, что сжимала мышцы внутри ее лона, которое сочилось призывно и моля его войти, вбиться в ее нутро, наполнить.
- Артур... - она выдохнула, не осознавая, смогли ли вообще слова вырваться из ее горла, - Я больше не могу...
Ладони вновь скользнули на его спину, оглаживая кожу, но затем она провела ногтями по тем местам, что мягко касалось мгновениями раньше, поднимаясь пальцами к его плечам и выгибаясь к нему навстречу. Касаться его, стонать под ним, быть с ним, захлебываясь от эмоций каждую секунду.
Он неспешно входил в нее, дразня, заставляя ее мучиться в нетерпении, и изнывать от нахлынувшей наполненности, что обильно смазывала его напряженный орган, что сжимала ее нутро вокруг и него. Ариан подалась навстречу, приподнимая бедра.
Руки опустились на плечо, чуть выше локтя, охватывая его пальцами, держась за него, мягко оглаживая большим пальцем небольшой участок напряженных рук, когда рассудок позволял ей вырваться из прекрасного омута чувственности, что неподконтрольно разил в голову, пробегал по спине.
Арина таяла, она сходила с ума, от его толчков, двигая бедрами, ловя его ритм, усиливая ощущения, что стрелами разлетались по телу, поражая напряженную нервную систему, натягивая нервы, и отдавая в голове одним томным ощущением, которое хотелось собирать, удерживать, чтобы было ярче, что было ближе, чтобы каждое его движение впечатывалось в душу.
Ее нутро сдавливало его член, яро, хищно, отдавая ощущением в Арине, что лишь плотнее стискивала хват, удерживая его плоть в себе, желая чувствовать пульсацию, ловя влажный звук ударов, что становился все сильнее, резче. Она текла, она слишком хорошо чувствовала, как мокро было между ними, как легко скользил его член, как сильно проявлялась ее похоть. Искреннее желание, вызванное не просто утехами для тело, это были чувства, что возводили все в абсолют.
Его стон заглушил ее, заставляя лишь сильнее поддаться вперед, и закинуть ноги на него, плотнее вжимаясь, и цепляясь за него. Реальности не существовало, лишь ощущения, лишь чувства и приятная агония, что разливалась по всему телу раскатами. Стоны, выдохи, она тянулась к нему, приподнимаясь и касаясь губами его ключицы, и вновь падая от ощущений на постель. Она металась и безумила.
Артур... Господи... Не могу... - она выдохнула, - Я.... Я... Господи!
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/1PlSpjM.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/lnMZwgn.gif https://i.imgur.com/3oFAch8.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

227

Ich finde dich

Ein Raubtier, das vor Hunger schreit,
Witter ich dich meilenweit

Jetzt hab ich dich

Не можешь — значит, кричи.
Глаза закатились под сомкнутые веки, когда ногти ведьмы скользнули по коже, сбрызгивая раскалённые нервы сладким ядом: всё ещё недостаточно сильно, слишком нежно, изводяще — как будто она специально испытывала его своим упрямством, предпочитая отдаваться всем своим естеством, и в ответ на жесткость возвращая лишь больше ласки. Зверская похоть рушила последние оплоты самосознания, и чем чувственней и трепетней отзывалась Аришка, тем сильнее Артур отдавался на волю своей настоящей, неприкрытой условностями натуры. Чем нежнее была она, тем яростней хотелось её истерзать — ровно до той секунды, пока она сама не попросит его остановиться.
Когда бёдра приветственно вскинулись навстречу, Артур только сильнее стиснул простыни под руками, снова и снова жадно толкаясь в требовательно поджимающееся нутро. Её упрямое желание получить его обхватывало тугим ошейником, не позволяя ни остановиться, ни замедлиться. Жар утвердился во всём теле, до самых кончиков пальцев, и воздух стал невыносимо горячим, вдыхать который казалось бесполезно. Чем сильнее и безумнее захватывала их страсть, тем сильнее Аришка начинала метаться под ним, нежно цепляясь пальцами, но голодно и гневно — своим лоном, чиня препятствия врывающемуся члену. Это не было сексом в привычном понимании — это было продолжением откровений, схваткой двух одичавших одиночек, неспособных даже слившись в одно целое, напитаться друг другом.
Капкан схлопнулся на пояснице, и Артур приподнялся на руках с резким выдохом. Её короткие поцелуи только сильнее изводили, немой просьбой отражаясь от стальной хватки зверя. Так сладко, так остро, удовольствие взвилось и билось на пике, и хотелось быть в этом наслаждении безостановочно, до последней капли сил. В ответ на её отрывистые выдохи, он склонил голову и жарко рыкнул ей в губы:
Кончай для меня, — касаясь губами губ во вдохе-поцелуе, цепляясь краями, вздрагивая от мучительных оскалов.
Снова и снова. Кончай для меня, бейся в агонии. Хочу чувствовать это, пронзая тебя насквозь.
Вскинувшись от неё, Артур сел ровно, обхватывая руками сцепившие его бёдра. Это заставляет Аришку прогнуться, бёдра выше, живот натянут под задирающейся футболкой, её хлопковые складки — к шее и подбородку. С каждым яростным движением — руками на себя, накидывая импульс, из раза в раз, сильнее, жарче. Он смотрел на неё сверху вниз, дыша открытым ртом, и вбирал её взгляды, её агонию, желая получить всё без остатка.
Я тебя не отпущу.
Подняв бровь, он легка опустил Аришку ближе к простыням и освободил одну руку, показательно вобрав большой палец в рот. Выпустив его влажным от слюны, он положил ладонь Аришке на пах, опуская большой палец к удобно разведённым в стороны половинкам, оставляющим раздражённый клитор беззащитным. Вогнав член на всю длину, он замер и прикоснулся к твёрдому бугорку подушечкой пальца, обводя его, нажимая и снова дёргая его в стороны.
Давай, моя девочка, — возбуждённо шепнул он, поверхностно дыша.
Собственные ощущения как будто слились с её, и не существовало ничего важнее и естественнее сейчас. Её наслаждение — его наслаждение. Её безумие — его безумие, но пока он получил слишком мало.
Мало. Всегда так мало.
Я тебя не отпущу, моя любовь.
С протяжной нежностью, Артур чуть отвёл бёдра, наблюдая, как твёрдый, блестящий от смазки член покидает лоно, жадно цепляющееся за него тонкой складочкой, чтобы потом резко толкнуться внутрь, не отпуская пальцем клитор. И снова. И снова. Снова, запрокидывая голову в бесполезной попытке надышаться, и тихий, сдавленный стон застрял где-то во рту. Опустив плечи, он дотянулся кончиками пальцев до края футболки и сжал его с силой, с которой он никогда не позволит себе сжать её запястья.
Я достану из тебя всё, что ты можешь дать, а потом достану остальное, что ты пыталась сохранить.
Давай ещё.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

228

Wenn ich sein muss,
Wie ich wirklich bin
Ohne Maske, ohne fakes Grinsen,
Ich würd' zu dir gehen
Wenn Träume platzen, die Erde bebt,
Es um Leben oder Sterben geht,
Ich würd' zu dir gehen

Пальцы мягко сжимались на его руках, нежнее опускаясь ниже, скользя по натянутым от усилия жилам, внимая его напряжению, упиваясь его вожделением. Воздуха совершенно не хватало, лишь резкие вдохи, что отдавались в груди чем-то раскаленным, что поднималось к горлу, и стремительно падало вниз, впечатываясь в узел внизу ее живота, что сжимался лишь яростнее накаляясь от нового прилива.
Она была на пределе, на той грани, когда все было в одной точке, образы смешались в кашу, и лишь интуиция вела сквозь эту тьму, отражая резкие толчки в ее лоно, множа импульсы и нагнетая, пробираясь глубоко, въедаясь в кожу. Его ярость, его сила, власть - этому хотелось отдаваться до конца, впитывая каждый миг.
Прекрасное белое пространство в голове, и балансировка на краю, с которого хотелось столь стремительно упасть. Она изнемогала от ощущений, от темпа, что истязал ее, подводя все ближе к краю, но не позволяя упасть вниз.
Потрясающий садизм, что выдавливал стоны, что походили на мольбу.
Влажное нутро лишь сильнее стягивало, лишь отчаяннее охватывало его член, желая удержать в себе, желая быть наполненной, и ощущать его на всю длину, испытывая дрожь от этой силы, что затягивала в себя. Прикосновение его паха к ее клитору, и разряды пробивали кожу, подобно бусинам насаживая эти вспышки на леску, что должна была набиться плотнее этими частицами, чтобы потом взорваться освобождающей дрожью.
Все мутнело с каждым мигом, взвинчивая все до нового предела, когда, казалось бы, она уже не могла держаться, лишь метания и стенания. Более высокие ноты ее звуков просачивались из нее, разрезая душную комнату, что пахла их страстью, их желанием, их признаниями без слов.
Ей было мало. Несмотря на все, она понимала, что ей всегда будет его мало, и это касалось не только секса, это будет касаться всего теперь. Она принимала это, и то что могло смущать ее ранее в рациональных мыслях, обращалось лишь незначительной проблемой, через которую легко можно будет перешагнуть.
Распластанная на кровати, она задыхалась, вновь проводя по нему аккуратно, обхватывая руку, чувствуя, как его пот касался ее кожи при прикосновениях, она выгибалась ему навстречу, выдыхая.
Его лицо приблизилось столь быстро, почти касаясь ее губ своими и фактически приказ, ответом на который был новый стон, просящий изнывающий от напряжение.
Она вся была единым нервом, ощущением и сердцем, что выпрыгивало с тяжестью из груди, что наполняло душу, пока его член наполнял ее нутро. Остро, сладко, жадно. Лоно сильнее сжалось отдавая напряжением в животе, и лишь сильнее засочилась смазывая их кожу.
Он сел на кровати, подтягивая Арину на себя, не позволяя ей осознать происходящее, лишь импульс, что проходил по спине от этой животной силы, что заставляла ее стиснуть зубы, и ошалело смотреть на него, удерживая все ощущения в себя, что желали взорваться фейерверком.
Я схожу с ума... Я не могу насмотреться на тебя...
Губы ее дрогнули ухмылкой, от его жеста, отмечая то, что даже сейчас, его любовь покрасоваться никуда не уходила, впрочем, она была готова наблюдать за этим, деже аплодировать, если потребуется.
Прикосновение его пальца к возбужденному клитору и разряд электричества мощнейшим ударом отдал в голову, выбивая из нее остатки души, заставляя замереть и выгнуться сильнее.
Разряд за разрядом, вдоль позвоночника в затылок и глаза, от того как подушечка пальца проходила по напряженному бугорку, нежность и наполненность, стоило ему обвести вокруг клитора, и безумие на выходе, нестерпимое, раздирающее.
Голос Артура звучал издалека, но он достигал своей цели поджигая очередную пороховую бочку, подталкивая все сильнее к краю, с которого так и не удалось упасть, отчаянно цепляясь за желания столь сладостно страдать.
- Артур! Боги!
Как много может держать в себе человек, чтобы удивится потом, сколь многогранны его эмоции и желания, как он многого не мог познать в себе. Сколь сильно нужно изматывать себя, вырывая из глубин остатки чувств, чтобы оказаться полностью опустошенным?
Эйфория была слишком рядом, оставалось уловить лишь последние импульсы, что доводили начатое до конца.
Прикосновение. Толчок, Еще одно движение вперед, и она напряглась, что свело ногу, но боязно было сделать лишнее движение, чтобы эта последняя крупица не ускользнула мимо, дабы ее поймать, чтобы она переполнила наконец-то чащу, что так желала излиться.
Секунда.
Миг.
Мгновение.
И раскат напряжение по всему телу, с злобным выдохом. Она мягко коснулась пальцами по его руке, но плотнее прижала его ногами к себе не позволяя ему выскользнуть из нее. Она хотела, чтобы он кончил в нее, она хотела ощутить это вновь, знать, что он тоже достиг предела. Она все еще охватывало его своим лоном. Когда в голове была благостная пустота.
Легкость и расслабленность начали захват, пока она жадно вбирала воздух, понимая, что глупо улыбается вспоминая, как дышать.
- Чёрт... Я всё еще... дышу?
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/zcOhgyI.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/lnMZwgn.gif https://i.imgur.com/3oFAch8.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

229

Chase down the devil and give him my name
Take off the mask to reveal we're the same
——
Chase down your god and give him my name
Take off the mask to reveal we're the same

Она подходила очень красиво. Дрожала, как натянутая тетива — еле заметно глазом, но так сильно, что эту дрожь можно уловить кожей, даже не прикасаясь к ней. Ногами она требовательно сжала его бока, крепко, как воздушная всадница, и с отрывистой яростью насаживалась на его член сильнее — коротко, отрывисто, вместе с постепенно усиливающейся судорогой в лоне. Мягкое, истошно мягкое касание, такое контрастное с жадной хваткой в промежности, что от этого срывало крышу. Артур свёл брови, беззвучно выдыхая через сдавленное горло, его взгляд был прикован к слипшимся влажным ресницам и характерному румянцу, оттеняющему бледные скулы. Ослепительно, настолько возносяще бесподобно, что весь мир сузился до одной единственной точки, и когда Аришка рвано выдохнула, Артур, жмурящийся от злых когтей напряжения, вонзившихся в поясницу, тихо застонал... и сдержался.
Я не отпущу тебя.
Когда ведьма ощутимо обмякла, впрочем, продолжая сжимать его внутри с остатними спазмами, мучительно приятно терзавшими нервы, Артур перевёл дыхание и подался вперёд, забираясь ближе Аришке к лицу. Нет, ему сейчас была недоступна та сладостная нега разрядки, довлеющая сейчас над ней: слишком быстро билось сердце, слишком жадно внутри клокотало одиночество, а истекающее лоно всё ещё принимало его, благодарно обнимая своим пылающим шёлком.
Моя недоработка, — ухмыльнулся он, уперевшись ладонью сбоку от её головы.
И медленно, очень медленно подался бёдрами внутрь.
Ты невероятная... — выдохнул он, опуская голову, чтобы легко поцеловать распахнутые губы. — Хочу тебя ещё, Ариш. И с этим желанием мне не справиться, — обречённо признался он.
Носом по щеке, пока медленное возвратное движение ложно обещает всё закончить — ровно до момента, когда член всё так же медленно не начинает погружаться снова.
Хочу тебя так сильно, боже, — почти умоляюще протянул Артур, — ...что я просто не могу отпустить тебя ни на секунду, моя хорошая, — он был сильно напряжён, каждое прикосновение всё ещё рассылало по его телу пламенную волну, даже слабое движение воздуха ощущалось раскалённой кожей, нервы были на пределе. — Останься.
Пальцы с силой сжали простыни до побелевших костяшек, и поцелуй вышел даже слишком порывистым. Внутри вдруг прострелило такой дикой, беспощадной ревностью, о существовании которой Артур даже не подозревал. Больной рассудок не желал слушать реальных доводов, в нём пульсировало одно убеждение — что-то случится, когда он выпустит её. Что-то всегда случается, что-то всегда хочет забрать её, но пока она здесь, в его руках, она никуда не денется. Неспешно погрузив член на всю длину, Артур ещё больше вжался между её распахнутых ног, сильнее давя вглубь, с отрывистым вдохом углубляя поцелуй.
Ему нужно разрешение... Да какое к чёрту разрешение?..
Поймав эту мысль, Артур резко выдернул член наружу и прижался им к распахнутым половинкам, понимая остатними протоколами безопасности, что сейчас по дуроте своей может поранить Аришку. Это же, на самом деле, всё очень хорошо чувствуется, вся боль внутри неё, проблема только в том, чтобы вовремя обратить на это внимание. Возбуждённый хуже некуда, Артур был готов, кажется, так без остановки и впахивать, но сначала надо успокоиться. Нельзя, чтобы в процесс вмешивалось что-то кроме живительной, тёплой любви.
Выдохнув, он освободил одну ладонь, чтобы огладить её щёку, нежно проводя большим пальцем по щеке. Он заглядывал ей в глаза, ищя в них убежище от своего чудовища, которое картинами в воображении топило рот слюной. Собственное сердце мощным боем отзывалось до самых кончиков пальцев, резонируя с заходящимся сердечком под грудью, и Артур, кажется, впервые за долгое время растерялся. С одной стороны, он обычно потакал своим желаниям, и не видел причины, почему бы не завести свою женщину снова и не сорвать её вскрик на пике столько раз, сколько потребуется. С другой, наслаждение и желания Аришки волновали его до такой степени, что он от угрозы сделать что-то не так вообще не мог сделать шаг. Чёрт, уже в который раз она ломает ему все привычные шаблоны?
Это решительно никуда не годилось, так что Артур, коротко улыбнувшись, выбрался из сладостного капкана коленей и лёг с ведьмой рядом, подперев голову рукой.
У тебя есть ровно три секунды, пока я снова не набросился на тебя. Используй их с умом. Раз.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (17 Апр 2021 07:54:28)

+1

230

Stay, I need you here
For a new day to break
Stay, I want you near,
Like a shadow in my wake

Она была преисполнена негой и наполняющий ее нежностью, жарко вдыхала от прострелившего ее оргазма, что россыпью дрожи проходил по ее телу, жаркой волной проносясь и расслабляя ее мышцы, приятно сковывая слабостью и фейерверком белых искр разлетался в голове. АРина плотнее сжала ноги, подаваясь на него и прикрыла глаза. Ей было хорошо, слишком хорошо, чтобы возвращать восприятие в себя, стараясь все еще держаться где-то высоко, упиваясь тем, как его член все еще мягко скользил в нее. Стоило ему выйти она выдохнет окончательно, новой волной, что все еще сдерживалась и концентрировалась на его присутствие в нем.
Давай же! Доводи себя! Ну!
Я хочу почувствовать это!

Шипящий выдох на непростительно плавное движение в ее лоно, которое жадно принимало, все еще требуя наполнения, все еще боясь разлуки, выжидая. Все еще сочась, желая.
Открыв глаза Арина томно взглянула на Артура, понимая, что нервное напряжение опять взбиралось к горлу, заставляя губы нервно дрогнуть от его слов. Таких искренних, что трудно было совладать с собой. Столько всего было в его голосе, в его взгляде, в его движения, что взвинчивало ее нервы, что затягивало нежностью и стягивало сердце. Как он мог столько говорить ей, как думать. Это было невыносимо, это ее смущало, покоряло и сбрасывало в омут растерянности, что захлестывал.
Смазанный их похотью член стал ощутимее внутри от накалившихся нервов, от новой подступающей волны желания, что призвал его голос, заставляя ее сердце биться сильнее и сильнее изнемогать от нужды в нем.
Ее трясло. Трясло столь сильно, что она не знала что ответить, лишь поджимая губы захлебываясь в собственных эмоциях. Сердце трепетало, неистово пытаясь пробить брешь в ее груди, и пальцы содрогнулись, сжимаясь на его руке, пока его рот завладел ее в порывистом поцелуи. Она подхватила его губы своими вновь подавшись ему навстречу, она была готова слепо двигаться за ним, когда понимала, что они в безопасности, когда им ничего не угрожает, когда они вот так будут принадлежать друг другу, взвинченные от напряжения, от близости, от запаха друг друга. Черт, кажется это было счастьем, дышать им, видеть то, как восторженно он смотрит на нее, и понимать, что все преодолимо.  Он еще двигался в ней, заставляя ее выжидать, ловить момент, его разрядки, только... Он выскользнул из нее, прижимаясь к ней, разгоряченный и сдерживающий себя...
Ну, блин!
Она была озадаченна подобным его решением, и лишь непонимающе моргнула, позволяя в голове появится мысли, что что-то пошло не так. Она была слишком расслабленна и пьяна, для того, чтобы нормально анализировать обстановку, трудно это делать, когда кроме ощущений и натянутых нервов ничего не работало, и сознание не торопилось возвращаться. Стоило ему выскользнуть, как новая волна прошла по ее телу, вновь заставляя довольно выдыхать, действуя простив ее рассудка, вновь оплетая вдумчивость и неспешно растворяясь.
Артур лег рядом, и ведьма поймала блеск его глаз, все еще тяжело дыша, но понимая, что вновь внутри нее все взвинчивается, ее нервы и желание вновь играли против ее тела... Ненасытная, жадная до него.
- Ох, а я уже испугалась... - она нервно рывком хмыкнула, от гуляющей внутри нее эйфории, прикрывая глаза,- Я думала ты меня догонишь, упрямец... - распахнув глаза, взгляд снова упал на его лицо,- Мне явно нужно больше трех секунд. Это конечно будет явно не худшей смертью на земле, умереть под мужчиной, - которого люблю, - с довольной рожей.
Арина легко потянулась, заставляя себя повернуться к Артуру, мягко улыбнувшись:
- Знаешь, для меня все это все еще в какой-то нереальности. - она положила ладонь на его щеку,и большой палец скользнул по его губам,  - Я не вру, когда говорю, что ты сводишь меня с ума, - рука опустилась к его шеи прошла по плечу, скользнула на грудь,- И я понимаю, что слишком быстро привыкла к тебе, что теперь эта квартира будет пустой без тебя, и это... странно для меня... Не логично... - она опустила ладонь, к его животу, - Не знаю, сколь схожи у нас чувсва и мысли, но мне все это нравится, - ее пальцы опустились к его паху, и обвили его плоть, все еще влажную, по которой легко было скользить. Она провела вверх и резко вниз, хмыкнув, - Но если будешь сдерживаться со мной, я тебя убью. Ты меня понял?
Она приблизилась из последних сил, ее язык скользнул по его губам, и она завладела его ртом, втягивая и прикусывая нижнюю губу, проникая в его рот, пока пальцы сжимались на его члене, меняя ритм, то сжимая мягко, то чуть сильнее, опускаясь с резким движением.
Ты моё безумие... Я всегда захочу остаться...
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/zcOhgyI.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/7VPSb1I.gif https://i.imgur.com/pI9ekHm.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

231

Жить в твоей голове
И любить тебя неоправданно, отчаянно
Жить в твоей голове
И убить тебя неосознанно, нечаянно

Мало в мире зрелищ настолько же приятных, как вид своей совершенно разомлевшей от ласк ведьмы, когда её взгляд не может сфокусироваться в одной точке и пьяно блуждает где-то в твою сторону, а истома делает её тело тяжелым и горячим, так что двигать его заметно трудно и лениво. До рези в сердце трогательные выражения лица, наивно прикушенные губы, вздёрнутые брови и эхо в ушах от громких откровенных вскриков. Она ведь даже не думает, какая это роскошь — честная и нежная любовь двух тел, связанных лаской и близостью, а не выставленным счётом, да ещё и в такой очаровательной манере. Это бессовестно возбуждало, но вместе с тем было столь необычно, что без привычных шаблонов двигаться приходилось на ощупь: медленно, неуверенно, по одному шагу за раз.
Артур легко хмыкнул, приподнимая уголок губ.
Ну, собственно я и опасаюсь заебать тебя до смерти, я и брал так-то по две обычно.
Может и да, но перспектива хороша лишь отчасти, — тихо проурчал он, рисуя в голове смешную картинку совершенно одуревшей ведьмы, забрызганной с ног до головы, и пытающейся командовать совершенно не ворочающимся языком. Было бы интересно как-нибудь намекнуть ей об этом когда-нибудь в будущем.
В будущем.
Когда Аришка повернулась, он с удовольствием поймал её взгляд своим и восторженно замер, ловя прикосновения её ладони каждой клеточкой. Палец скользнул по губам, и маг приоткрыл их, опуская глаза вслед за ладонью, скользнувшей ниже.
Схожи, — шепнул он, напряжённый и обострённо-возбуждённый, слушая её постепенно туманящимся рассудком.
Прикосновение к животу сорвало с губ жаркий выдох.
Не логично... А, может, логичнее всего? Что может быть логичнее желания удержать источник тепла? Я лишился прежнего дома, когда ты приняла меня, и обрёл новый.
Её ладонь сомкнулась на члене, и Артур рвано втянул воздух, мягко опуская ладонь Аришке на плечо ближе к локтю.
Да, капитан, — выдохнул он, забывая о всякой возможности спорить. Вообще, когда любимая женщина держит тебя за яйца, не хочется ни спорить, ни возмущаться, ничего другого, кроме слепого согласия.
Рука двинулась, и мягкие губы накрыли рот в терзающей игре, и Артур благодарно подался навстречу, возбуждённо замычав. Послушно приоткрывая рот, он приглашал Аришку хозяйничать, нежно встречая её короткими, мягкими движениями языка. Хватка на члене безжалостно изводила, лишь сильнее распаляя добела раскалённое железо под веками: Артур не заметил, как начал слегка подмахивать бёдрами в ритм её движений, сходя с ума от трения кожи о кожу. Это была её ладонь, и это всё меняло, а протяжный поцелуй намордником сдерживал зверя прикованным к месту. Сумасшедший плен, лучшее мучение на свете — Артур всхлипнул, когда короткое движение, которое он сам не осознал, послало в пах яростную вспышку наслаждения. Тяжело задышав, он напряженно поджал живот и прогладил ладонью выше, слегка обхватывая плечо Аришки, не отводя лица. Мучительно щурясь, он взглянул в пьяный серый мрамор, не в состоянии одновременно дышать и поддерживать поцелуй.
Моя хорошая, пожалуйста, ещё. Ещё!
Протяжно застонав, он нахмурился и дернул бёдрами навстречу, ничего не прося, ничего не выражая, только слепо подчиняясь инстинкту и нежной ладони. Снова и снова, вверх и вниз, безжалостно прямо по нервам, пока задавленный оргазм не подкатил ближе новой густой волной пламени.
Артур прогнулся в пояснице, упираясь лбом и соскальзывая лицом в сторону.
Ариша... Да, да, а...
Тот порог, когда ещё хочется сохранять мысли, был пройден, и рассудок свалился в жаркий мрак. Маг стонал, слегка сжимая руку на плече, и подавался в руку, слегка отведя колено вверх. С каждым движением волна напряжения проходила по телу, и он прогибался вместе с ней, всем своим естеством упиваясь лаской. Он не понимал, хотелось ли ему больше, или сильнее, или быстрее, или ещё чего — ничего не понимал, только тихо ныл, непривычный к такой откровенности.
А!... Да! Да, — процедил он сквозь стиснутые зубы, сгорая от страсти и напряжения, когда самая тяжелая волна захлестнула его с головой.
Двигаясь в руку, Артур содрогнулся, задушенный застрявшим в горле дыханием, и нежно прижался губами к её губам, толчками кончая в возлюбленной хватке. На мгновение все мышцы обратились в сталь, и Артур, горячо замерев, приоткрыл глаза, а потом очень медленно, как будто неохотно расслабляясь.
Как... скажешь, — шало ухмыльнулся он, когда нега стала постепенно забираться в разгорячённое тело.
Рука скользнула Аришке на спину, привлекая её ближе к нему, и Артур шумно выдохнул, закрывая глаза. Нельзя сказать, что голод его был утолён. Совсем нет, но сейчас было так хорошо и сладко, что момент требовал маленькой тишины.
М-м, ты уверена? — Слабо спросил он. — Я могу быть... чересчур... настойчив, — лениво прикрыв глаза, он говорил медленно и негромко, — Ты так безумно заводишь меня... Не хочу случайно навредить тебе, Ариш, — лукаво приоткрыв один глаз, он слегка ухмыльнулся. — Если я не буду сдерживаться, я тебя порву.
Он показушно зарычал, приподнимаясь на локте, и забираясь носом к её шее, хищно скалясь и подаваясь на неё грудью.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/XAOBtXi.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

232

‘Cause I'm telling you you're all I need
I promise you you're all I see
‘Cause I'm telling you you're all I need
I'll never leave

Теперь у нее была возможность наблюдать за ним, когда она прерывала поцелуй, чтобы сделать вдох, чтобы ухмыльнуться, ловя слухом музыку из его выдохов и звуков, что так приятно касались ее ушей. Смотреть в темнеющие глаза, на влажные приоткрытые губы, на напряжение, которое читалось на его лице. Так близко, так пленительно смотреть, что это заводило не хуже, чем оказаться в его власти. Каждый его выдох пронизывал ее до дрожи.
Ее расслабленность отступала, позволяя хищному удовольствию подниматься в голову, удовольствию от его реакции, от движения его тела. Арина подалась вперед, позволяя руке скользить легче, увереннее и проворнее. Пальцы кольцом скользили по бархатной кожи основания его члена, поднимаясь к головке, проводя по ней пальцем и опускаясь. Она отводила руку только чтобы провести между своих ног, чтобы смазать ладонь свое смазкой, которой было в достатке и вновь вернуся к к ласкам.
Он двинулся навстречу ее движениям, вновь заставляя уголки ее губ приподняться, и раскрыть рот, ловя воздух, наслаждаясь проходившему по позвоночнику восторгу.
- Тс-с-ише! - мягко прошипела Арина, чувствуя его движения, ловя его голос. Господи, будь у нее чуть больше сил... Впрочем, она отложит реванш на потом...
Она прислушивалась к нему, замедляя нарочито темп, добавляя паузы, и вновь нагнетала, чтобы оттянуть момент, чтобы не лишить себя этой возможности -  созерцать. Его стоны, слишком хлестко били в голову дурманя, и кажется она была готова вно испытать оргазм только от того, что утопала в проявлении его эмоций. У женщин большее в голове, не так ли...
Вновь поцелуй, и его напряжение, обостренное, она провела пальцами выше, чувствуя спазм его естества, и успевая завести ладонь на головку, чтобы удержать горячую вязкую струю его семени, что обильно наполнила ладонь, лениво стекая меж пальцев и по его члену. Она провела магко и финально подушечками пальцев по основанию его все еще твердого органа и приподнялась садясь на посте, удовлетворенно смотря на него сверху вниз, рвано выдыхая.
Арина взглянула в сторону тумбы, что стояла подле кровать и кисть руки повернулась в резком движении, заставляя верхний ящик отъехать в сторону, она потянулась к торчащей из коробочки салфетке и потянула ее на себя, беря несколько, дабы с довольным видом вытереть руку, переводя взор на него.
Его вид вызывал лишь удовольствие внутри нее, нежность, что хотелось улыбаться лишь шире, видя его леность. Так близко, рядом, вместе. Чёрт побери, так странно для нее, и так волнительно, так страшно отпускать, и так хочется сильно улыбаться.
- Чёрт, звучит страшно, - она фыркнула,- Но да, я вижу, что угрозы обоснованны, - она приподняла брови, - Ковбой. - она вновь скосилась на него, - У меня так разовьется комплекс, что меня попросту не хватит на всю вашу силу, молодой человек. - она выдохнула, и дополнила уже серьезнее, мотнув головой на его рык,- Я что-нибудь придумаю. А то знаешь ли... - она мягко улыбнулась вновь.
Прикрыв глаза она позволила себе упасть на сни рядом с ним закрывая глаза и закидывая руки наверх, расслабляясь. Просто вот так лечь, ни о чем не думая.
- У меня опять нет сил на ванную... - недовольный стон выбился из Арины, - С-сука... со вчера не могу доползти, кто бы мог подумать... - она хохотнула,- Даже говорить лень...
Она выдохнула и потянулась открывая глаза, и поворачивая голову на Артура, мягко хмыкнув:
- И за что мне счастье то такое? Где подвох? - она вновь удовлетворенно хмыкнула и нахмурила нос хитро прищурившись,- Выкладывай сразу, в чем ты невыносим, помимо твоего упрямства?
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/CpqwtQT.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/7VPSb1I.gif https://i.imgur.com/pI9ekHm.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

233

My loneliness is killing me and I
I must confess I still believe, still believe
When I'm not with you, I lose my mind
Give me a sign
Hit me baby one more time

Артур лёг на спину, заведя одну руку за голову.
Мне кажется, или секс провоцирует тебя лучше колдовать без фокуса?
Надо же, как в Аришке сочеталась трогательная чувственность и деревянный прагматизм, видимо это и делало её той прекрасной, глубокой, изощрённой картинкой, на которую Артур так бесповоротно запал. Посмеявшись на прицепившееся прозвище, Артур глубоко вздохнул, гордо округляя грудь, и довольно улыбнулся.
Что знаю? — Дразняще переспросил он, с интересом разглядывая деловитую ведьму. Засранка выглядела довольной, позабыв на время о своем сладком бессилии, вся такая важная сидит со своей салфеточкой. Понравилось, наверняка понравилось видеть результат дела рук своих, и как покорно извиводится тело от ласк.
А представляешь, каково мне?
Аришка плюхнулась рядом, и Артур уставился на потолок, с неясным впечатлением заметив мутные очертания их фигур на глянце.
А мне понравилось. Такая пряная, ммм, — он даже не старался сдержать веселье в себе, бессильно расплываясь в ехидной улыбке и мечтательном мычании.
Повернув голову, он встретился с ведьмой взглядом, и в глазах против воли проступила глубинная нежность. Она так уютно смотрелась в своей мятой футболке, раскрасневшаяся, шалая, с голыми коленками и другими более интересными местами. Артур даже не мог удивляться её вопросам, раздумывая, надо ли испробовать какую-нибудь ещё позицию, или просто накатиться на неё?
Хммм. — Артур серьёзно нахмурился, проведя языком по зубам, и стал жестикулировать свободной рукой. — Невыносимо красив покатит? Погоди, ещё несносно романтичен, отвратительно породист, а ещё и либидо, как у мальчишки, — осклабившись, он хищно дёрнул верхней губой, катая в груди рычащие звуки, — Мерзость.
Поднянув одно колено, он разлёгся удобнее, слегка задевая другой ногой бедро Аришки. Его невероятно веселило, и хорошее настроение забило сапогами всякие тревоги, оставляя его в редком состоянии беззаботного покоя.
А чем тебе не нравится моё упрямство? — заинтересованно спросил он. — Мне вот твоё очень нравится. Ну, кроме тех моментов, когда ты начинаешь спорить, — Артур весело прищурился и повернулся набок, подперев голову рукой, а другую положил к плечу ведьмы, прикасаясь к рассыпанным прядям волос.
Мне нравятся твои мягкие, аккуратные губы, которые становятся такими тонкими, когда ты улыбаешься, — сказал он, переводя руку и прикасаясь к подбородку ведьмы. — Мне нравится твой прямой нос и тонким колечком сбоку. Мне нравятся твои глаза... — он сам не заметил, как с каждым словом бравурное веселье истончалось и таяло, пропуская наружу нечто глубинное, большое, горячее, настолько интимное, что стоило его заметить, как говорить сразу стало невыносимо тяжело.
Подобрав пальцы, он вытянул указательный и боком короткого ногтя провел Арине от подбородка посередине шеи, до самой ямки, наблюдая потемневшим взглядом за этим действом.
Мне нравится твоё поджарое тело, и хотя мне не нравится, что ты не сразу убираешь синяки после тренировок, я понимаю, зачем ты это делаешь. Мне нравится твоя маленькая грудь, которая так бессовестно сдаёт тебя каждый раз, как моя рука оказывается рядом, хотя мне кажется, что тебе всё это в какой-то момент кажется слишком много. Мне нравится, какая ты чувственная под своей неприступностью, но то, что ты доверяешь всё это мне, всё ещё кажется мне сном. — Шеффер вскинул взгляд на лицо Аришки, —  Самым лучшим сном, и если это правда так, я не хочу просыпаться.
Положив ладонь ей на грудь, Артур опустил голову, прижимаясь макушкой ей под бок.
Иногда лучше позволять телу говорить, потому что язык может ляпнуть такое, что никакими средствами не разгребёшь, прямо как сейчас. Но Артур был слишком счастлив. Слишком оторван от мира, чтобы переживать, и хотя тени всегда бдили подле сердца, сейчас они не имели над ним власти.
И реванша твоего я не боюсь, — деловито буркнул он, закидывая ногу на ногу Арины.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/XAOBtXi.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

234

It's getting dark, gotta close my eyes now
Going far don't know where to find you
Gonna take everything I can now
Gonna make my dreams rise up and stand
I've had a taste, gotta feed my hunger
Satiate desire's going further

Многозначительный взгляд зыркнул на Артура, и ее брови приподнялись, не хватала лишь жеста для поправки невидимых очков среднем пальцем, но она лишь хмыкнула, отведя плечо в сторону.
Узнаешь!
Простынь уже не холодила, она согрелись слишком быстро, и мимолетная уютная прохлада ускользнула неприятно быстро. Вот так беспечно валяться на кровати, хотелось бесконечно долго, хоть были и навязчивые мысли, с ее личной подстановкой "надо", что мешали окончательно расслабиться, точнее возвращая напряжение в таких мелочах, как "надо в душ" или "а там посуда не помытая". Она мысленно хмыкнула на саму себя и с силой отпнула эту ерунду подальше, сгибая ноги в коленях и ставя пятки на кровать в удобное положение.
- Ну, ты и извращенец, - коротко хохотнула Арина на его комментарий, поднимая руки выше и вновь вытягивая позвоночник. После такого можно было и подремать, только вот сон бы не пришел, не смотря на приятную усталость, слишком сильно натянуты были нервы, чтобы отключить мозг. Но ей достаточно было того, что она смогла выровнять дыхание, которое все еще норовило где-то потеряться выдохом.
Было удивительно легко, после всего, что пришлось пережить за эти дни, и сейчас она чувствовала себя весьма свободно, будто обретая целостность, вспоминая что-то из далекого прошлого, когда могла быть столь беззаботной. А ведь когда-то были такие времена, когда она просто была счастлива, счастлива учиться, болтать и проводить время с друзьями, веря в то, что будет хорошо, пока не приняла для себя те рамки, в которых решила жить, надеясь на то, что ей так будет проще. Только вот, ничерта не вышло.
- Ой, да, фу! Отвратительно! - она хмыкнула мотнув головой,- Еще и эта скромность! Просто кошмар!
Было здорово наблюдать вот эти проявления характера Артура, которые были ей знакомы, только с иной стороны, более личной, интимной, той что не ограничивалась службой и работой. Наверное это было первым показателем того, что ему тоже легко быть с ней, и что даже стены ее квартиры не стесняли этого человека. Впрочем, Арина давно подметила, что стеснить этого капитана весьма сложно.
- Ну, вот этим и не нравится, - она прикрыла глаза, улыбнувшись на его прикосновения к ее волосам и спустила руки ниже, поворачиваясь на бок и зеркально вторя его положению, она подперла рукой голову смотря на него с тёплым вызовом.
Арина редко слышала комплементы, они исходили от весьма небольшого круга близких, поэтому не умела их принимать, не знала как реагировать на них, как и не знала, что ей делать с тем, что говорил ей Артур. Он поражал ее в самое сердце, рожая трепетное смущение, которое неуверенно блиснуло в ее глазах. Она заволновалась от его слов, отводя взгляд в сторону, и лишь вдыхая от его прикосновений. Ей всегда было проще сказать что-то, чем услышать что-то хорошее в свой адрес. Она слишком сильно отрезала себя от всего это, что лишь поджалась, одно дело внимать его словам, когда она была на эмоциях, другое было, когда вот так все было осознанно и размеренно.
Да, тебе привычнее когда тебе говорят гадости и ненавидят тебя... Пора сходить к врачу...
Чёрт, он даже замечал мои синяки...

Сердце больно вдарило и сжалось, вмешивая непривычное для нее стеснительность в ее уютное настроение.
Она хмыкнула на "реванш" и вновь мотнула головой.
- А вы не читайте мои мысли, капитан Шеффер. - она хмыкнула,- Я нападу, когда ты будешь не готов. - Арина улыбнулась. - Пока ты в безопасности. - но ненадолго... хе-хе-хе...
- Знаешь, мне, кажется, если я что-нибудь сейчас скажу, я всё испорчу, потому что...
Чёрт, мне кажется я слишком одичала за эти годы. Может... все же доберемся до ванной?
- она протянула ему руку, но отвалилась на спину вновь.
Слишком сильны были его слова, что на языке упорно так и крутились эти три слова, что силились сорваться, что были бы самым правильным и честным на его слова. Это истязало ее. И посему ей требовался душ чтобы остыть и не ляпнуть этого. Потому что она не хотела, чтобы это прозвучало лишь как реакция на секс, слова на эмоциях после бурного выплеска эндорфинов, нет...
всегда можно сменить тему...
- А еще надо бы открыть окно... Сходить за водой? А то что мальчишкам жажда не ведома?
Ее горло пересохло, только вот не жаркое соитие стало ее причиной.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/CpqwtQT.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/7VPSb1I.gif https://i.imgur.com/pI9ekHm.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

235

Только речи его горячи
Только прочь сомнения, прочь
Самый звонкий крик — тишина
Самый яркий свет — ночь

Я извращенец, сказала мне ведьма, которая называет МЕНЯ чудом и подарком. Вы, моя дорогая, покруче меня будете, а я так, просто женщин люблю.
Она возилась рядом, и Артур тепло растворялся в этой редкой неге. Реакция Аришки на его дурашливую похвальбу приятно приободрила, вселяя уверенность и покой. Принятие было одной из главных целебных сил, которыми Арина воздействовала на Артура. Каждый раз встречая его, Шеффер расставался с подспудным ожиданием шипов, а потом расслаблялся, наслаждаясь возможностью свободно побыть собой. Это подкупало и, надо сказать, развращало. Так можно забыться и всё-таки явить свой гнусный холостяцкий характер, про который она, кстати, и спрашивала. Но кто в здравом уме будет заниматься полноценной анти саморекламой, когда хочется просто свернуться подле ведьмы и наслаждаться теплом?
Аришка заметно смущалась от его слов. Ничего, ничего, он постепенно приучит её к восхищению, которого она заслуживает. Самому Артуру было легко, ему очень нравилось говорить об Аришке, озвучивать заметные мелочи и неочивидные факты, слова шли легко, не притянуто. Говорят, что глаза хвалят, когда похвалить больше нечего — чушь собачья: порой ты просто замираешь под прицелом двух чёрных огней и не можешь отвести взгляд, раболепно восхваляя единственное, что закрыло собой весь остальной мир. В случае с Ариной, Артур готов был так споткнуться не только на глазах. Поразительно, как быстро из смешной девочки она превратилась в самую красивую женщину, не шевельнув и пальцем, чтобы изменить что-то в своей внешности.
Маг мягко ухмыльнулся, тихо лелея надежду, что Аришка воплотит свои угрозы.
От тебя мне не спастись, — в тон ей заметил он.
А ведь и правда. Оторвав от всего мира, поклявшись защищать, мы никогда не подразумеваем, что сможем защитить от самих себя. Но Артур и раньше говорил, что стать овощем от рук Беловой — не самый плохой конец его жизни, и от слов своих не отказывался. Было бы крайне досадно, это верно, но не страшно. Страшнее самому подвести её.
Давая ей возможность собраться с мыслями и словами, Артур не перебивал, и приподнялся с тонкой, нежной улыбкой, усаживаясь на кровати. Рука скользнула об руку, да и не хотел Артур дёргать её особо, пусть играется, валяется, наслаждается возможностью делать то, что первое взбрело в голову.
Извини, телепортация до ванной работает только у меня дома, — ехидно сказал он. — Но если ты не боишься вбиться в дверной косяк, можем попробовать.
Посмеявшись, он отвернулся и сел на кровати.
Лежи уже, — легко отмахнулся он и встал, чтобы дойти до окна. Странно, но сейчас проще было ногами дойти до окна, чем пытаться прицелиться заклинанием с кольца. Или ему просто надо было подвигаться, не совсем ясно, — Давай я принесу. У тебя питьевая из-под крана или где-то налитая есть?
Он давно уже вышел из того возраста, когда уместно бегать за принцессами, добывая для них аленькие цветочки и звёзды с неба, пока у неё самой ветер в голове. Чем старше, тем больше хочется полагаться на ответственность, на чужое неравнодушие и заботу, и Аришка была уже достаточно взрослой, чтобы приобрести эти качества взрослой женщины, при этом оставаясь ещё достаточно маленькой. Именно поэтому так хотелось исполнять её капризы, собирать росу мимолётных желаний, чтобы побольше дарить в ответ чувство, что она важна и прекрасна — это не уйдёт вникуда.
Кто, как не Артур, знает, как это важно для одинокого сердца, забывшего, как биться свободно.
Ему хотелось делать для неё больше.
Замерев на пол дороги, он скривился и показательно закатил глаза со вздохом.
В штаны — только после мытья, — не теряя выражения оскорблённого снобизма, он отдефилировал на кухню за стаканом.
В помещении было явно свежее, чем в спальне, и всё ещё легонько улавливался запах сигарет. Набирая воды, Артур покусал губы, ощущая острую необходимость уничтожить ещё одного белого солдатика смерти, но времени не было. Конечно, это не заняло бы больше двадцати секунд по-хорошему, но не стоило. Взгляд скользнул по молчащему закрытому зеркалу, и Артур тут же отвёл глаза, переводя их на чашку. Никакой работы. Никаких тяжёлых мыслей, только не сейчас, ещё не время. Их ждёт душ, их ждёт счастливый день — может, не весь, но маг собирался забрать от него по-максимуму.
Вернувшись в спальню, Артур улыбнулся. Сев на кровать, он обернулся, протягивая стакан.
Второй раз я на это не куплюсь, так что в душ ты пойдёшь вместе со мной, — он нежно прищурился. — Хотя, как хочешь, я не настаиваю. Впрочем, спать я тебе всё равно не дам в ближайшее время. Это очень приятно, конечно, но мне и так тебя не хватает, чтобы давать убегать, пусть даже в такое уютное убежище.
Вздохнув, он пожал плечом, прикрывая глаза.
Вот тебе первое: я невыносимо жадный.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/XAOBtXi.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

236

Maybe I'm crazy, I know you're danger
Baby, you could be, you could be
I'm falling, fading and seeing angels
Baby, you could be the death of me

Это точно. Ты еще даже не знаешь, какой собственницей я могу быть.
Арина лишь прикрыла глаза, пытаясь утоптать волнение внутри себя, все еще уводя в сторону слишком сильную эмоциональную взвинченность, от его слов, от его внимания, взвинченность, что горячими кругами ложилась на ладони, и скребла по шее, подобно назойливой мошки.
Нет, нет, нет...
Просто стоило цепляться за эту уютную эйфорию, что пропитывало тело, эту комнату, атмосферу, что оплетала приятным коконом. Достаточно было импульсивных действий за эти дни, и просто можно было вот так валяться без сил, понимая, что на сегодня это точно не конец проявлению их жажды, а лишь перерыв в этом спонтанном выходном дне. Хотя, что будет позже, было не известно... Их работа слишком непредсказуема, особенно сейчас, когда они ввязались в это дело, и когда Иванов точно весьма скоро начнет спрашивать с нее.
Грудной смешок выбрался из нее, и она приподняла ресницы, смотря на мужчину:
- Я не просила меня туда тащить, - деловито приподняла бровь Белова,- Я просто предложила пройти. Чай ноги у меня еще ходят. - она довольно фыркнула,- Опять недоработка?
С каждым вздохом волнение отступало, и безмятежное валяние на кровати возвращало силы и зарождала задор. Хотя Арина оценивая свои силы понимала, что задора для этого мужчины нужно, ой как много.
- Ой, как заботливо, - она запрокинула голову, широко улыбаясь и наблюдая за ним, рассматривая его спину, пусть и весьма короткий миг. - Слева на раковине небольшой краник, мягко нагибаешь рычажок к стенке и все. - ведьма прикрыла глаза вновь, - я все равно это не вижу, -  Арина повернулась на живот, опуская голову в матрас и прислушиваясь к тому, что происходило на кухне.
Она приподняла голову, и выдохнула, ловя тяжелую задумчивость, что не позволяла легкому настроению взять вверх. Опять сомнения, опять размышления пропитанные рационализмом и логикой, что если все будет не так радужно, ведь начнут вскрываться детали, и что тогда? Она слишком быстро влюбилась... Полюбила...
Страх, он будет следовать за ней тенью, вечно ставить подножку, пока не пройдет достаточно времени. Время. Только потоку текучего бытия известно то, что может произойти, как все будет, а не людям, что вечно ищут способ узнать свою судьбу.
Ужасно, ужасно чувствовать эту паранойю, бояться того, что все сломается, потому что слишком хорошо знала Арина вкус предательства, знала, что такое быть непринятой, разбитой и униженной, когда человек, к которому испытываешь чувства пожимает плечами, и заканчивает все и ни один мускул не дрогнул на его лице.
Нет... С Артуром было все иначе.
Он был другим.
Она испытывала совершенно все по-другому, сильнее и ярче, она испытывала слишком много нового, что лишь сильнее подкармливало ее чёртово недоверие. Это было подобно болезни, что то отступала, то могла прогрессировать. Побочный эффект от того, что она успела повидать достаточно, узреть натуру человека, стать подобной, но... не до конца.
Прохладный воздух благодатно проникал в спальню, скользя по коже, и дышать становилось изрядно легче.
Губы изогнулись в улыбке и ведьма повернулась на спину и села на кровати, беря стакан. Удивительно, но стоило ему вернуться, как все ее кошмары отступили. Дурные мысли растворились, стоило их взглядам встретиться, а пальцам пусть и ненадолго прикоснуться друг к другу в мимолётной передаче.
- Спасибо, - Арина провела пальцем по волосам жадно делая глоток от проявившей себя жажды. Прекрасное чувство прохлады в пересохшем горле, и новый виток живительной энергии.
Пальцы вновь пробежали по волосам убирая их за ухо, и рождая легкое смущение, от которого было слишком хорошо и уютно, но весьма непривычно.
- Это я заметила, - она протянула руку к его лицу и взяла двумя пальцами его за подбородок,- Но тут надо будет посмотреть, на что ты растратишь жадность, - она приподняла бровь,- Обычно жадные люди хотят слишком много всего и бОльшего.
Она понимала о чём он, но все же добавила пару ноток драматизма.
- Идем, коль ты не доверяешь, - она поднялась с кровати, и взяла его за руку, таща в сторону ванной,- Но, увы у меня пространство весьма ограниченное. - она фыркнула,- Если моя мечта сбудется и я накоплю на собственный дом, то у меня там точно будет помимо большой ванной тропический душ.
Она включила свет в небольшой комнате и подошла к крану настраивая температуру воды.
- А еще тут все весьма травмоопасное, так что... - она игриво развела руками в сторону, и после заткнув слив залезла в железную купальню. - По температуре нормально? А то говорят женщины в отличие от мужчин предпочитают кипяток. - она игриво подмигнула мужчине, прикусив выжидающе нижнюю губу,- А еще посмотри, какой выбор у меня всего, - она указала на полочку с уходовыми средствами.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/CpqwtQT.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/7VPSb1I.gif https://i.imgur.com/pI9ekHm.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

237

Ease her pain and her guilts
Tell her that no one really knows
Help her find new solutions
Help her while she is still a child

Молча наблюдая за Аришкой, Артур слегка улыбался, наслаждаясь зрелищем обнажённой женщины, жадно пьющей воду. Грудь замерла, удерживая дыхание, а движения горла заметно отмечали глотки, пока ладонь медленно приподнимала стакан. Расслабленная, живая, настоящая. Естественная в своей наготе, в своей позе, такой одновременно удобной и слегка кокетливой, приизогнутой на уровне инстинкта, так, как она сама, возможно, не догадывается. Потому что он рядом, и потому что он был в ней совсем недавно. Если бы Артур не опасался застать Аришку врасплох во время питья, он бы прикоснулся к ней, чтобы полноценно ощутить её, присовокупить физические ощущения к нарисованной картинке, и почувствовать, какая она упоительно настоящая.
Пальцы прикоснулись к подбородку, и Шеффер покорно приподнял лицо, заглядывая в зеркала своего нового мира.
И в этом ты снова права, моя милая. Именно поэтому я и кузнец, и палач собственного счастья, способный в поисках большего разорвать его на клочки. Но ты так нежно зачаровываешь меня, быть может, тебе удастся водить меня за нос вечно? Прошу, окажись мудрее меня, потому что однажды я всё равно попытаюсь тебя задавить. Боги, только не в этот раз, умоляю, только не с ней...
О, воистину, я хочу многого, — утробно проговорил он, ужасающе легко пряча темноту в своём сердце. — Но ты справишься, Ариш, — осклабился Артур с лукавым прищуром.
Ты не можешь не справиться, иначе мы оба утонем.
Она встала, соблазнительно промелькнув рядом, и Артур с улыбкой взял её за руку, поднимаясь следом, впрочем, не отводя взгляда от её округлых подтянутых ягодиц, завлекательно покачивающихся при каждом шаге. Он даже забыл, что хотел возмутиться по поводу доверия или ещё чего такого, а просто решил отдаться желанием своего капитана.
А чем он отличается от обычного? — нахмурился Шеффер. — Как ты понимаешь, интерьеры были последним в списке моих интересов. Я сразу представил джунгли. И мартышек, хватающих тебя за задницу, — виртуозно сыграв роль означенной мартышки, он со смехом прихватил свободной рукой Аришку за задницу.
Он примерно представлял, что она имела ввиду, но решил спросить, предвкушая удовольствие от её наставительного серьёзного лепета. Это явно было лучше, чем начать нудеть о том, что сам Артур бы не отказался от простой душевой кабины, потому что извращения с потоками воды ему уже осточертели, в особенности пафос подхода собственной семьи к процессу омовения. Ну, хоть помещение у него и правда было свободнее, хоть здесь он Аришку поддерживал: одно дело — утилитарно потереть себя мочалкой минут пять-десять, а другое — затащить под воду свою прелесть, и тут пафос предков, конечно, решал.
Это ты так намекаешь, что я и в лоб могу получить? — Посмеялся Артур. — Я тут был уже два раза, вроде вышел с минимальными потерями.
Пока она наливала воду, он боролся с желанием продолжать её дёргать, подтрунивать, тормошить и всячески трогать. К тому же, позу она выбрала замечательную, и Артур не мог понять: то, что он сдержался, делало его джентльменом или кретином. Мнения судей разделились.
Тем временем Аришка забралась в ванную, улыбаясь своей неповторимой прижатой улыбкой, как хорошая девочка, очень ждущая реакции на своё волшебство. Артур немного удивился и вместо того, чтобы последовать за ней, присел на корточки рядом с ванной, закидывая руку через борт и опуская пальцы в воду, можно сказать повисая на плече. Его совсем не беспокоил обжигающий холод самой ванной.
Мы поместимся? — Спросил он недоверчиво, потому что очевидный ответ собственной логики был для него не самым утешительным.
Улыбаясь, он поводил пальцами, нагоняя воду на бедро Аришки.
Нам своего жара хватает. Тут остыть не успеваешь, — весело фыркнул он. — А тут женщина опять хочет сварить тебя заживо. Тебе хорошо?
Он сам не заметил, как поймал опять какую-то дурную, туманную негу, блуждая взглядом Аришке по лицу, но тут послушно вскинул голову туда, куда она указала.
Честно? Ещё дальше, чем интерьеры, — хохотнул он, дотягиваясь до высокого флакона благородно-синего цвета. — Впрочем, не совсем. То есть, я не пользуюсь постоянно, но... Для чего это? — Он повернул добычу боком, впиваясь глазами в россыпь отвратительно белых крошечных букв, — Мы в Тибете много изучали влияние составов на кожу и волосы. Те же масла например, с сандалом, с шафраном, мускатным орехом. Интересная штука, но я не успел полностью проникнуться, потому что меня выгнали из ордена, — он прищурился, пытаясь каким-то глубинным чувством осознать, что такое "butylphenyl".
Незаметно отвлёкшись, он не обратил внимание, что поток мыслей о том, как развернуться в белой ванной был поставлен на паузу.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/XAOBtXi.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

238


‘Cause I'm a sucker, I'll do ‘bout anything
Just to get those hands on me

Она кивнула с неким понимаем, ловя мысль в его голове, оттенок который был весьма мрачным, она узрела это в его глазах, в которых будто блеснула бездна, на дне которой было что-то, что пока Арина не могла распознать. Ее паранойя быстрым лезвием полоснула вдоль груди, и испарилась тонкой дымкой.
- Значит, придется тебе напоминать, зачем мне это нужно будет, - она вторила его прищуру и тону.
Люди не меняются, эта та истинна, которую необходимо принимать вопреки всему, не поддаваясь на убеждения, на извинения, на красивые слова, в которых слышатся столь искренние мольбы и вера, только вот время говорит о том, что изменить себя не под силу, лишь контролировать что-то, что всё равно вырвется рано или поздно.
И эту истину надо помнить, когда хочешь быть с кем-то, строить отношения, как и то, что прошлое даже если оно известно, должно оставаться там. Только если это прошлое заранее не предупреждает о том, что может вылиться в совместном будущем, и если это не сделано заранее, то поздно махать руками в панике, остается принимать и лишь ориентироваться на настоящее.
Путь от кровати до ванной был быстрым, как и доступ в другие комнаты при относительно небольших габаритах ее квартиры.
- ААй! - восторженно и испуганно взвизгнула Арина, когда ее мужчина весьма по хулански дерзнул покуситься на ее седалище,- Капитан, что за шуточки? - засмеялась Арина, и мотнула головой, - Тропический душ, он похож на обычный, только лейка шире, находиться четко в горизонтали, да и место для нее чуть больше душевой комнаты. Вроде как даже с нее расход воды удобнее. Вроде как - она театрально изменила голос под дикторов из реклам,- Пытаешься мыться в условиях ливня в согласие с природой. - она фыркнула,- Но это лишь дополнение к ванной, я обожаю валяться в ароматах солей и прочей ерунды после тяжелого рабочего дня. Особенно с винишком.
Белова искренне закатила гла и цокнула языком:
- В прошлые разы, ты был один. - она изобразила нечто на лице напоминающее "ну, как можно так тупить" и тут же хмыкнула, прикрывая рот пальцами, пряча свое ехидство. - Вдвоём травмоопасные. - она многозначительно посмотрела на Артура,- Скользко.
Вода была приятной, и не хватало добавить пару горстей соли для ванн с лавандой, чтобы дополнить картину чудесными умиротворяющими ароматами. Или бы зажечь несколько ароматических палочек.
Ммм... романтичненько...
Да, но тут не полежишь нормально вдвоем с винцом и при свечах.
Ого, какие у нас есть образы!
ну, а почему и нет?

Вопрос Артура последовал почти в паралель ее мыслям и Арина задумалась:
- Ну-у... память... подсказывает мне, что-о... - она подняла глаза на Артура,- Да! - она нахмурилась, стараясь не улыбнуться, - Не без труда конечно, ты явно... - она склонила голову оценивая мужчину - Шире, но... бывает и хуже. -она хмыкнула и заговорила чуть серьезнее,- Ну сей резервуар не предназначен для романтичного поплёскивания, но сполоснуться можно. Но... Могу оставить тебя тут наедине и не мешать. - она развела руки в сторону.
- Мне неплохо, - легко ответила Арина,- А ты что-то имеешь против варки? - Ага, он за зарку! фьить-ха!
Арина присела на колени, смотря на Артура:
- Залезай давай, - она вновь цокнула, - Хм, я уверена, что тибетские знания куда действенней. - Арина скосилась на Артура,- Выгнали из-за проклятие или ты еще что-то учудил? - палец указал в бутылек,- Это для обновления кожи, - она перевела палец на другие баночки и бутылочки, - Это для увлажнения, это для мягкости, для тонуса, для расслабления, это чтобы просто помыться, это тоже, это для отшелушивания, это для волос, это тоже для волос, и это все куплено мной не добровольно, моя коллекция это вот эти пачки солей для ванны. Когда хочешь кого-то убить весь день, а потом насыпаешь синенькую солюшку в ванную, она так пениться мило и воняет ландышем, и вот, уже забываешь, что кто-то был на волоске.
Она приподнялась беря цветастый кусок мыла с ярким унисекс запахом, она намылила руки и коснулась Артура:
- Позвольте поухаживать за вами, капитан. Будете благоухать, как аромо-мешочек для шкафа. Я вообще обожаю яркие запахи, свечек, палочек, масел, так что мешочков у меня тоже много. - Арина постаралась не расхохотаться, - А после надо вас вернуть в постель, вы там смотрелись лучше.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/CpqwtQT.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/7VPSb1I.gif https://i.imgur.com/pI9ekHm.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

239

You don’t know how to hold me ‘cause I’m kicking the walls
You’re giving all you’ve got and I keep asking for more
You feel like you should kiss me but I’m gnashing my teeth
You fear that you will miss me but you beg and you pray for release

"Тебе придётся напоминать, зачем мне это нужно".
Привет, фраза, которая будет возвращаться среди прочих гадливых сомнений. Артур был настолько спокоен и благостен, что даже не задумываясь мог легко отмахнуться от неё сейчас. Напоминать не придётся: они будут вместе, и он позаботится о том, чтобы занять надёжное место в её жизни.
Но мрак, разбуженный в глубине, уже вобрал в себя всё, что ему было нужно. А если она однажды сама не захочет справляться? Если она однажды поймёт, с кем связалась?
И пусть сейчас тени не имели власти, они вернутся, обязательно вернутся. Они всегда возвращаются.

Что ж, ответ про душ Артура не разочаровал. Приятно было осознать, что смутный образ в голове совпал в итоге с истиной, но гораздо приятнее был красочный рассказ ведьмы. Мысли о ванне с винишком сразу же зародили кучу идей и сюжетов, которые явно стоило воплотить, да хоть бы и сейчас, будь у них вино.
Наверняка в арсенале Беловой нашлась бы бутылка...
На её проницательный ответ про скользкую ванную, Артур только ухмыльнулся, с хищным интересом заглядывая в глаза.
Если я захочу взять тебя, я вначале удостоверюсь, что ты не сможешь куда-то ускользнуть от меня.
В целом, мысль о том, что в душевой вполне может ждать продолжение, была настолько естественной, что Артур даже не задумывался, но раз Аришка сама решила указать на это, кто он такой, чтобы не позволить разлиться по телу томному ожиданию? Болтая пальцами в воде, он поднял глаза на Аришку, внимательно так, изучающе.
Память, говоришь, подсказывает? Шире, чем кто, друзья твои?
Бред, отборный бред, да и мать, помнится, говорила, что кавалерами Арина не балована, но ведь мать могла и не знать, верно? Должно быть, из немагов... Нет, Артур не имел привычки ревновать к бывшим, что было, то прошло. Он просто не мог понять, что он такого сделал, чтобы ему специально указали на то, что он просто следующий. Он что-то сказал не то? Где-то ошибся? Удар в эго разносил медленно нагнетающийся диссонансный отзвук. Уже второй: и если первый удалось принять на теплоту и уверенность, то второй пришёлся на менее защищённый участок.
Хм, — он поднялся и неспешно переступил борт ванной, придерживаясь рукой за стенку, — Ну, посмотрим. Нет уж: затащила — сиди тут теперь.
Послушно залезая, он огляделся и неспешно сел в воду, с вернувшейся ухмылкой разводя ноги по обе стороны от Аришки. Сидеть, прижав колени к груди, ему претило, а зеркально повторить позу ведьмы он и не смог бы из-за размера ванной, так что оставалось только развалиться, откинувшись спиной на ванную и раскинув локти на борта. Приняв более-менее удобное приложение, он хмыкнул.
Не имею, капитан, — и прищурился, постепенно млея от горячей воды. Хотя, вода лизала яйца довольно контрастно, но солдат привык терпеть.
Отчасти действенно, отчасти... Я бы предпочёл меньше веников, — он повёл плечом, прикрыв глаза на мгновение, а потом посмеялся, — Не-е, они знали, что я проклят, потому я к ним и напросился. Учиться духовной гармонии и контролю, — дразнящим тоном проговорил он, а потом вздохнул. — Ну, чему-то я успел научиться, а потом случайно сломал храмовый колокол, когда подрался с нашим ламой. — Артур свёл брови и процедил, — Он меня палкой своей ударил за то, что я лотосы просыпал. Надо было лучше за брусчаткой следить своей, а не надеяться на смирение послушников, гребанные пингвины рыжие.
Самому было дико смешно это вспоминать, особенно всю абсурдность ситуации, когда из школы контроля гнева его выгнали за взрывной характер. Удивительно, но большого успеха это послушание ему не принесло, в сравнении с тем странным годом, который ему предшествовал.
С интересом запрокинув голову, Артур следовал взглядом за описанием баночек, ощущая внутри странный растущий интерес.
Интересно. О, да, понимаю: спасибо цивилизации за наши спасённые нервы.
Правда, Артур выходил в таком случае охотиться на зверей, но он предпочёл сейчас об этом промолчать.
Арина протянула руки, и Артур сразу же отмёл все ненужные мысли.
Позволю, — утробно протянул он, округляя грудь, и мягко ухмыльнулся. А потом дёрнул бровью.
Знаешь, признаться честно: перспектива быть очередным мешочком немножко портит впечатление, — заметил он, смотря на ведьму исподлобья. Не выдержал таки, хотя и думал не обращать на это внимание. — А в целом идея хороша. Отбей мне нюх, Ариш. А то мне пока слишком просто уловить твой интерес, — Артур опустил глаза и провёл мокрыми пальцами ведьме по животу, уводя вниз, к плотно сжатым ногам.
Предательское тело изнывало от жажды прикосновений, вероломно подрывая картину собственной холодности. Идея Артуру безумно понравилась, он был готов подставляться под руки, как угодно, лишь бы Аришка продолжала возить по нему ладонями, прижималась ближе. Напряжение скользнуло по телу, рассыпая искры и нагнетаясь в паху, пока лениво так, неполноценно. Чёрт, сложно с Ариной было держать марку тёмного загадочного мага, когда всё естество преданно тянулось к ней, изо всех сил мотая радостно хвостом. Он заглядывал ей в глаза, аккуратно стравливая воздух из приоткрытых губ.
"Я нападу, когда ты будешь не готов". Мне кажется, с тобой я не могу быть готов заранее, ты хирургически точно вскрыла мне грудь и держишь ладонью сердце. Одно движение, и я повержен.
А чем хуже здесь? — Проговорил он из груди, тонко приподнимая уголок губ. — Не вписываюсь?
Я вообще не вписываюсь в твой мир. Это не значит, что я ретируюсь.
Если что, я менее скользкий, чем эмаль, — добавил он, резко ощутив нехватку никотина.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/XAOBtXi.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

240

Улавливать его реакцию, наблюдать за тем, меняется ли блеск в его глазах, его настроение, доставляло ей отдельное удовольствие, она нехотя будто пыталась изучить, хотя и так за годы общения знала достаточно о его характере. Еще одно дурацкая выработанная профессией привычка, что непозволительно, проявляла себя, пусть и в весьма неосознанном виде. Ее излишняя серьезность, желание держать все в голове, что-то прощупывать и незаметно накалять эмоции, но не для того, чтобы привычно найти уязвимости, а потому, что ее это заводило.
Держи своих демонов в узде... А то не заметишь, как потеряешь контроль...
О, нет. С ним такого не случится. Я не позволю.

Волосы неприятно налипли на лицо, и Арина убрала их, делая вдох, утопая в приятной неге, выщелкивая из себя всё, что мешало слишком откровенно быть счастливой и норовило проявить свой, весьма специфический характер.
Ведьма повернула голову созерцая развалившегося подле мага, зрелище, заставляющее сердце забиться чуть быстрее, и стянуть плотный узел внизу живота. Кажется, она успела достаточно отдохнуть, чтобы похоть приветливо махнув ручкой вернулась на место, задвигая остальное, но вытаскивая себе в пару весьма потаенные черты Беловой. Чем дальше, тем должно быть веселее? Возможно.
- Да, пожалуйста - пожалуйста, уже сижу,  - ехидно ответила Арина и легко пожала плечами, смотря на полку с средствами. Что-то вновь непривычное и приятное пробуждалось в ней, наполняло, подобно сосуду, придавая излишней уверенности, будто смешивая то, что Белова предпочитала разделать в себе.
Этого ты же опасалась?
Да, потому что не знаю, что выйдет из этого... Может я найду себя?
Или утонешь и потянешь его за собой...

- Вот и чудненько! - она мягче встретилась взглядом с его глазами.
Она не могла бороться с тем, как ее тянуло к нему, будто интуиция надрывно орала, что он действительно тот, кто сможет понять ее, они были слишком похожи и при этом балансировали будто на разных концах одного острия, не давая ему упасть, и удерживая этот опасный, будоражащий их баланс. Ее эмоции постоянно трансформировались, подобно химическим составам они резко менялись, раскрывали что-то новое, и справляться становилось куда легче, распознавать желания, распознавать мысли и эмоции. Все еще дурманило.
- Не представляю тебя среди тибетских монахов, - честно выдохнула Арина, пытаясь нарисовать себе подобный образ, который никак не шёл, уж слишком выглядело это комично, да и медитирующего и находящего в умиротворении дзен Артура представить было невозможно,- Хм. Тебя выгнали за отсутствие того, чему ты пришёл учиться? - она иронично кивнула головой,- Логично. Хотя... - она растянула улыбку,- Может это и хорошо.
Аккуратно расставленные баночки били некой гордостью педантизма Арины, и когда ей было не лень, она могла заставить себя включить в себе режим "девочки", но по большей части обходилось всего парой излюбленных средств.
- Я бы сказала: за попытку спасти наши нервы. - она хохотнула, приближаясь ближе к мужчине.
Арина довольно приподняла бровь, не стесняясь ядовитой проступившей улыбке. Она выдохнула, стоило ему провести пальцами к низу ее живота, как злая, животная похоть вырвалась тяжелым выдохом. Ее глаза потемнели, и она одарила взором лицо мужчины проходя от складочек на его лбу, до коленей, которые торчали из воды по обе стороны от нее.
-Кто сказал про очередной? - она возмущенно цокнула языком, - Может, каждый уникальный... - мыльные руки опустилась на его грудь, мягко и медленно поднявшись к плечам, и вновь вернувшись к груди, - Я шучу. Вижу только тебя.
Ей нравилось скользить пальцами по его телу, видеть отклик на его коже, и шалеть от столь простых, невинных движений. Он будоражил ее, и она хотела впитать каждый миг, от прикосновений, от близости, от давящего желания. Ведьма приблизилась к нему, вновь деловито намыливая руки:
- Только по габаритам... - спокойно ответила ответила Арина, строго смотря на Артура.
Ее ладони скользнули по его рукам, скользнули по плечу, спустились на предплечье, ловя его ладони и проникая пальцами между его.
- Не думаю, - она посмотрела на него сквозь ресницы,- И сиди спокойно, мне надо еще подумать, как добраться до твоей спины.
Ее руки вновь вернулись на его грудь, очерчивая контуры по его рукам, и пальцы опустились вниз, под воду, на живот, продолжая двигаться по его коже. Мышцы Артура содрогались под ее пальцами, и она опустилась к его паху, минуя его плоть, и перебираясь на внутреннюю сторону бедра, поднимаясь к его коленям.
- И, какие у тебя любимые запахи, после твоих тибетских учений? - спокойно, деловито спросила Арина, возвращая руки вновь под воду, проводя по внешней стороне, поднимаясь к его бокам.
Она вновь потянулась за мылом, чувствуя, как задыхается, как медленно звереет, касаться его, смотреть в его глаза.
Я буду очень - очень медленной...
Пальцы вновь коснулись его коленей быстро убегая вниз, мягко задевая его член и вновь выныривая из воды.
- Можешь немного повернуться? Мне придется немного потянуться.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/CpqwtQT.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/7VPSb1I.gif https://i.imgur.com/pI9ekHm.png https://i.imgur.com/4RCtlXs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » магия не делает тебя избранным