LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] магия не делает тебя избранным


[au] магия не делает тебя избранным

Сообщений 181 страница 210 из 239

1

чпоньк

https://forumuploads.ru/uploads/0015/8c/c8/1642/58017.png
капитан
и
капитан


Магическое ведомство. Наше время. Чрезвычайная ситуация

[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+2

181

Just stay, hold on
Don’t lose yourself to the crowd
You are confusing me
So hard to let you leave tonight

Спасибо, Ольга Ивановна, — обаятельно улыбнулся Артур, затаённо любуясь взаимодействием Аришки с матерью.
Так хорошо всё было, так ненатянуто, и каждый мог говорить то, что думает. Может, Аринка была права, решая выбрать эту реальность взамен той, что положена ей по рождению, хотя и здесь явно своих проблем тоже хватало. Это просто Артур относился предвзято и очень тщательно прятал тоску о том, что похожая жизнь была у него тоже, только не так долго, как хотелось бы. Поэтому так здорово было видеть маленькое счастье родных людей.
Но вечер не без дёргающих напоминаний о суровой реальности. Андрей явно продолжал вести себя точно так же, как Ведомстве пытались вести себя все маги в присутствии Артура. Это было своеобразным признаком хорошего тона — показывать оборотню, что ему нигде не рады. Правда, они упускали один маленький нюанс: с годами работы в змеином гнезде, постепенно обрастаешь толстой шкурой медоеда, и в целом становится как-то похер. Артур игнорировал это показное отношение в ответ, так что получалась такая нейтральная территория терпимости. Пока кто-нибудь не откроет рот, конечно же.
Ни Андрей, ни Алексей не могли здесь ни на что повлиять, пока Аришка хочет, чтобы Артур был рядом. Она одна имела значение, остальные — не особо, и им придётся с этим смириться. Забавно было видеть, как Ольга Ивановна гоняла их обоих от Артура, и Шеффер многозначительно прищурился ей с улыбкой.
Пойдём, — охотно согласился Артур, тихо радуясь, что ему дадут небольшую передышку. — Это же семейный праздник, когда было иначе, — улыбнулся он, посвящая Аришке всё своё внимание. Забавно, как охотно он был готов таскаться за ней, куда угодно, пока она цепляется за его руку.
Опустившись на предоставленное место, Артур воззрился на Арину, сдержанно улыбаясь. Он уже хотел ей ответить, как вдруг ведьма вспорхнула и убежала в сторону, к своему Коле. Оставшись в одиночестве посреди гремящего немаговского праздника, Артур сел поудобнее, упершись кистью в стол, покрытый скатертью, и бездумно изучал хаос тарелок и початых бокалов вокруг. В затылке скреблись какие-то навязчивые, неприятные чувства, нервный ком под ложечкой давал о себе знать, и Артур сунул пальцы за ворот рубашки, морщась от неудовольствия. Было даже немного стыдно, что в такой день он не может полностью расслабиться, но пока, вроде, он хорошо держался, и надо было дальше вести себя нормально, чтобы не сорвать все Аришкины планы. До убежища собственных мыслей доносились отрывистые разговоры окружающих, которые Артур вяло прогонял по слуху, пока один диалог прямо за его спиной не занял собой всё пространство.
В любой достаточно большой праздничной компании, особенно семейной, всегда найдутся такие люди. Они готовы с показательной скрытностью поносить окружающих, чтобы в следующую секунду выразительно им склабиться. И вроде ситуация тоже привычная, знакомая, только вот Артур был готов сносить оскорбления в свой адрес, но обсуждение Арины дёрнуло в нём одну из болезненно натянутых Лютым струн. С нарастающим раздражением он слушал, как грубые, ограниченные немаги имели наглость касаться предпочтений и внешнего вида его ведьмы, в то время, как сами не стоили и ногтя с её мизинца.
Школа для трудных подростков... Так вот какова твоя легенда?
Волосы на затылке встали дыбом, и Артур подобрался на стуле, тихо втягивая носом воздух. Зачем было выбирать подобную репутацию, судя по разговорам она была не самой лучшей, тогда как сама Арина столько делала ради них всех? Зачем заставлять косо смотреть на тебя тех, кого ты защищаешь? Это невыносимо.
Ещё и отец куда-то пропал. Арина говорила, что он "не справился". Умер ли, ушёл после её заклинаний — это оставалось загадкой, и Артур прикусил губу, ощущая неловкое волнение от того, что оказался невольным свидетелем тайн личной жизни капитана Беловой. Он бы чувствовал себя лучше, если бы Аришка сама поделилась с ним, а не так, краем уха от не самых надёжных людей. Но люди говорят, с этим ничего не поделаешь, особенно когда нельзя использовать магию.
Сжав челюсти, Артур упёрся большим пальцем в перстень, покручивая его на пальце. Злоба настойчиво зудела наслать хотя бы банальное расстройство желудка, но какой в этом смысл? Люди бы даже не поняли, что это последствия их грязных разговоров. Наказание должно учить. А так — только испортить отношения с Ариной, которая, естественно, бросится защищать своих драгоценных змей.
Стоило подумать об этом, как Арина тут же подскочила, с явным недовольством наводя порядок. Значит, знает.
Артур обернулся к ней, наконец увидев лица людей, которых собирался запомнить. Так, на случай пожара, кого можно искать в последнюю очередь.
Она села рядом, и стоило её лбу врезаться в плечо, как Артур тут же улыбнулся, с нежностью опустив глаза на ведьму, как будто этим ударом она выбила из него гневный туман.
Честно? Хоть сейчас, — весело фыркнул Артур, встречаясь глазами с Аришкой. — Кажется, я понимаю, почему у тебя такой усталый вид.
Она была красива. Очень красива: этот лёгкий внешний вид, весь из неизменно чёрного цвета, подкупал что-то глубинное в природе Артура. Он любовался ей, не скрывая счастливого прищура.
О, да. Стоп, это что, текила? Меняю свой выбор, — весело хмыкнул он, забирая бутылку, чтобы наполнить ближайшую чистую стопку, а потом вопросительно кивнул в сторону пустой Аришкиной.
Ариш, я в лёгкой панике: признаться, семейные вечера — не мой конёк, — хохотнул он, опрокидывая в себя текилу. Она неблагодарно легла на вискарь, но оборотню было решительно всё равно. — Но с тобой рядом мне явно спокойнее. Клянусь, как минимум уже две дамы старше меня уже плотоядно раздели меня взглядом.
Он весело фыркал, но ощущал, как холод всё равно никак не уходит с кончиков пальцев. Он нервничал гораздо больше, чем показывал, а необходимость присесть Арине на уши после такого тяжелого дня не добавляла спокойствия.
У тебя чудесная родительница, — он откинулся на спинку стула и приподнял уголки губ. — Теперь я понял, в честь кого ты за словом в карман не лезешь, а твои парни бегают по струнке.
Он покрутил стопку, внимательно её разглядывая, а потом неловко почесал затылок.
Раз ты добровольно согласна терпеть ещё и меня, то мой разговор подождёт, пока всё не закончится, — Артур поднял взгляд, несколько виновато посматривая на ведьму из-под бровей. — Скажи, мы... ведём себя целомудренно? Здесь всё-таки твои орлы. Родственники. Я не уверен.
Он опустил голову, широко улыбаясь.
Только знаю, что эти пара дней оказались какими-то слишком долгими, а ты выглядишь просто потрясающе.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (4 Апр 2021 15:01:11)

+1

182

Смотреть на Артура, спокойно выдыхать, это позволяло оттенять некие неприятные моменты этого вечера, неприятие некоторых родственников, которые всегда больше любили общаться с ее отцом, и когда тот причитал, вбили в голову, что виной всего Арина, виной разлада в их семье. Впрочем, это было правдой, так к чему судить людей.
- Да, мне уже кажется, что потом придётся слишком много рассказывать, если захочешь, что и почему тут происходит, - она мотнула головой, - От большинства, тут особо не услышать хороших слов. Они живут за пределами большого города, им скучно и питаются лишь сплетнями. Но в молодости они были классными ребятами, с которыми маме было весело, только одни развиваются, а остальные остаются в рамках, которые им удобны. - она пожала плечами,- Сущность людей не меняется тем одарённые они или нет.
Арине ужасно хотелось прикоснуться к нему, но пока она не знала о том, какую стратегию избрать. Мать и так уже всё поняла, родне по большей части наплевать, Коля решил сделать самый правильный выбор, и покинуть вечер со своей добычей, а вот Андрей, он явно слишком демонстративно показывал своё недовольство, но у Арины еще не было возможности, чтобы тряхнуть Павленко за шкирку, дабы его мозг встал на место. Белова не замечала ранее за Павленко подобного поведение, и не могла понять, с чего ее друг так окрысился. Ранее недовольства в сторону Шеффера у Андрея вроде не было, но сейчас расцвело во всей красе. Может пространство оказалось слишком ограниченным? Она выяснит это потом.
Стоило Артуру перехватить бутылку с текилой, и Арина смешком одобрила его выбор, чувствуя горький привкус под языком, и как тепло от алкоголя разливается по телу, вмешиваясь в поднимающееся в ней настроение. Казалось бы, еще рюмочка и последняя неловкость точно сойдет на нет. Заманчиво.
Арина искренне засмеялась, на фразу Шеффера, и фыркнула:
- О, эти женщины могут, и поверь, я их понимаю, - она засмеялась, кажется, впервые столь искренне и открыто за весь вечер, - Но главное, чтобы только взглядом, - она мотнула головой, округляя глаза и ловя взгляд своего мужчины,- Ты бы знал, в какой панике я. Но, я тебя понимаю. - улыбка оставила лишь тень на губах, а во взгляде отразилась нежность,- Я не представляю, какого тебе. Прости, что заставляю тебя находиться тут больше нужного, я просто хочу еще хотя бы минут сорок выдержать, чтобы со спокойной душой отвалиться. Лёша сказал, что маму отвезёт, поэтому он явно до конца, и сказал, что я смогу уехать, как захочу.
Недолго думая, Арина взяла бутылку и вновь наполнила свою стопку, но пока не собиралась её опустошать.
- О, спасибо. Да, если бы не мама, я вообще не вывезла, - ведьма опустила глаза на рюмку и поджала губы, слушая его и тихо хмыкаю,- Я вообще не знаю, как себя вести сейчас. Но все равно мама уже всё поняла, да и Маринка тоже. Вон посмотри, обе смотрят сюда и сплетничают, про остальных не знаю. Мне, кажется, им плевать. Коля уехал портить мою троюродную сестру, а Андрей, - она пожала плечами, - Он будто с катушек съехал. Не замечала ранее за ним ничего подобно, правда. Я знаю его почти всю жизнь. Но поверь, он получит у меня за свою кривую рожу. - она выдохнула, решив опустить то, что примерно понимает, почему Павленко так себя ведёт, ведь он уже фактически в лицо ей высказал то, что думает о Шеффере.
Пальцы устало провели по шее, и она взяла стопку, покорено вернув внимание Артуру, вновь чувствуя вину за собой.
- Спасибо. - взгляд задержался на его губах,- Я была в Ведомстве все эти дни допоздна, в четверг ушла в десять, а в пятницу почти до полуночи, поэтому прости, что совсем выпала, просто, кажется, мы что-то нашли, связанно это с делом или нет, я не знаю, но всё равно довольно интересно. Но... Я скучала.
Стопка между двумя пальцами качнулась, и содержимое вновь отправилось в рот, заставляя Арину скривиться от чистого алкоголя.
- Арин, - Марина возникла из ниоткуда из-за спины,- Простите, что отвлекаю, воркуйте, но тут сказали, что торт привезли.
- В смысле, они же сказали, что он задержится? - Арина посмотрела на часы. - Ну, в целом я не против. Раньше разойдутся. Хотя, я уже докупила алкоголя.
- Брось, не разойдутся. Разойдутся адекватные, вон дядя Олег явно ещё не всем кости перемыл, а говорят, что мужики не сплетники, - она широко улыбнулась Артура, - Извиняюсь. - и вновь выдохнула в Арину,- Короче пусть заносят?
Арина задумалась:
- Ну, пусть минут двадцать подождут, - Арина свела брови,- А там нормально, можно и чай, если влезет.
- Ну, с другой стороны, дети ждут. Они могут съесть и поедут с родителями.
- Я тоже хочу торт! - улыбнулась Арина,- Я-то не против сладкого, - многозначительно ответила Арина.
Дверь ресторана открылась и вошел новый гость. Небольшого роста, лысоватый человек, в тёмной полицейской форме с красным пакетом в руках и букетом.
- Ебаная жизнь, что он блядь тут забыл... - Арина нехотя приподнялась с места, и рука Марины легла на её плечо.
- Блядь, - Марину неприятно тряхануло, - Я к Лёше, увидимся.
Быстро перебирая своими ножками в туфлях на длинных каблуках, Антипова фактически добежала до Алексея, который с нескрываемым презрением смотрел на вошедшего, сжимая ладони в кулаки. Гости заметно притихли, и Ольга Ивановна вышла вперёд, перед этим отправляя взор в сторону своей матери.
- Чёрт. Чёрт. Чёрт! - тихо говорила Арина.
- Доброго вечера, - мужчина улыбнулся, и большинство родни довольно улыбнулись, но не двинулись с места, ибо от именинницы, вышедшей вперёд всё отдавало прикрываемым холодом. Ольга Ивановна с интересом смотрела на гостя.
- Доброго, и каким это ветром тебя сюда занесло. Как ты сюда вообще дорогу-то нашёл? - на губах женщины играла самодовольная улыбка, от которой веяло опасностью.
- Оль, ну чё ты начинаешь. Я не мог пропустить твой день рождения. - он перемялся с одной ноги на другую, силясь расправить плечи.
Ну, да, - звонко и театрально проговорила Ольга Ивановна с пониманием качнув головой,- семнадцать лет жизни ты мог пропустить, воспитание детей мог пропустить. А сегодня не мог. Вспомнил. Удивительная память у тебя, Белов.
Женщина скрестила руки на груди.
- Оль, ну чего начинается, ну я ж воспитывал. Вон и деньги давал, и вон с Лёшкой в походы ходил, и в школу к нему, и с правами ему помог, и вон на открытие клуба был. - он вжался головой в плечи, когда уголки губ женщины иронично изогнулись.
- Ага, только я этого не просил, - Алексей вышел к матери,- А ещё ты кое-что забыл, что у тебя дочь есть. Но да, кажется, ты помнишь только о той, что в твоей новой семье. Шёл бы ты подальше.- гнев Алексея катался в каждой его фразе.
Родня загудела:
- Лёша, ну это твой отец, выбирай выражения.
- Лёша, ну что ты, Сергей ведь нормальный мужик.
- Ты как с отцом говоришь.
Алексей осмотрел родню и выскочил из ресторана, за ним следом поспешила Марина.
Ольга Ивановна посмотрела на Арину и вернула взгляд на Сергея:
- Садись, коль пришёл, но с краю, да не задерживайся, и веник свой забери. И не смей подходить к моим детям.
- Пожалуйста, пойдем выйдем на улицу, - потерянно проговорила Арина, фактически выбегая следом, дурея от происходящего.
Она остановилась поодаль от входа тяжело вдыхая, и смотря на Алексея, который сидел на лавочке неподалёку, смотря то на Арину, то на Марину, то на Артура.
- Сегодня блядь все мудаки должны были прийти на этот праздник? - он рыкнул в сторону Шеффера,- Беда не приходит одна, да?
- Лёш, успокойся - мягко сказала Маришка и закурила, смотря на своего парня.
- Марина, не кури на Арину, хочешь чтобы ей опять плохо стало? - прошипел Алексей, с силой ударяя лавочку.
Арина понимала состояние брата, она недалеко ушла от его взвинченности, только для себя Арина давно отпустила ситуацию с отцом, пусть неприязнь и сохранилась, но Лёша...
- Лёша, он не стоит того, - выдохнула Белова, смотря на брата.
- Не стоит? - спортсмен ткнул воздух в сторону Арины,- Это из-за него такая репутация у тебя, из-за него одни сплетни, которые он распускал. Его вся родня любит, потому что для других он был готов жопу порвать. тебе вообще надо было вычеркнуть нас из него, - последние слова Лёша рвал, понимая, что рядом стоит Марина.
- Он наш отец. Тебя он любил. Да и я помню хорошие моменты.
- И этот, - он мотнул головой.
- Лёш, блядь, успокойся. Сейчас хуже всего твоей матери! - грозно проговорила Марина,- Соберись. Ну а если тебе будет легче, иди дай ему в бубен, я тебя осуждать не буду.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

183

Ну... — Артур постучал кончиком пальца по краю стопки. — О тебе я готов слушать всегда.
Он вздохнул, не сводя с Аришки глаз. Вот бы сейчас просто обнять её и просидеть так до конца вечера, медленно напиваясь отменной текилой и вяло обмениваясь ничего не значащими фразами. Соскучился, гораздо больше соскучился, чем даже сам представлял.
Это да. Впрочем, некоторым полезно иногда напоминать, что не все разговоры в твоём обществе уместны, из глубинки они там или нет, — с мягком дружелюбием проговорил он, опуская ладонь на своё колено, откинутое ближе к Аришкиным ногам. Немного больше свободы, немного больше понимания, и он сам готов разбираться с этим. Люди могут сколько угодно дружить с Ольгой Ивановной, но обращаться так с Ариной не имеют никакого права. Сегодня им просто повезло, что Артур не позволял себе вмешиваться. Может, зря.
Так, не отдавай меня им, — подхватил Аришкин смех Артур, но так же быстро посерьёзнел, садясь ровнее на стуле и склоняясь ближе к ведьме. — Нет-нет, Ариш, всё нормально, наоборот, я приятно удивлён, что ты пригласила меня остаться. Я просто думал... ты не захочешь видеть здесь такого, как я. Среди всех этих людей. Потому и обещал уехать быстрее, а так я буду рядом столько, сколько нужно. Тут даже по-своему весело, — заулыбался он, проводя взглядом по лицу Аришки.
Очень хотелось поцеловать её и увести отсюда. Рука на собственном колене была холодной, и Артур с удовольствием бы переложил её на колено рядом, так заманчиво торчащее из-под короткой юбки. Требовалось некоторое усилие, чтобы сглотнуть то и дело подкатывающий к горлу нервный ком и сосредоточиться на сиюминутном празднике. Следом за Ариной наполнив свою стопку, Артур подтащил её по скатерти ближе к себе.
Ха, Маришка оказалась особенно проницательной. Мы немного поговорили с ней на улице, это она затащила меня внутрь, хотя я надеялся просто выманить тебя ненадолго, — улыбнулся он. Постучав пальцами по столу, Артур отвёл взгляд и пожал губами. — Не трудись, это нормальное поведение. Андро у нас чистокровный, это его святая обязанность, сама посуди: шпион, оборотень, качу шары к его боссу, да ещё и припёрся на уникальный праздник жизни. Я бы даже сказал, что он до сих пор ведёт себя сносно. Просто ревнует.
Щенок. На самом деле, если бы это был обычный день в Ведомстве, Артур эти морды даже не заметил бы, но тут в игру вступало множество других факторов, заставляющих напрягаться. Будучи единственным чистокровным, Андрей должен был чувствовать свою уникальность, а учитывая его фамилию, его статус должен был иметь для него особенное значение. Но тут на его территории появился чужак, к тому же в фаворе, что несомненно пошатнёт его трон уникальности. Конечно, возможно к этому примешивалось много чего другого, но в своих догадках на счёт территориальности Артур был уверен. Со своим отношением к продолжению рода и удержанию территорий чистокровные маги порой были не сложнее животных.
На самом деле, Артур хотел поговорить с ней о её семье. Арина была в том состоянии, когда очевидные факты и алкоголь подталкивают к откровениям, в которых нуждаешься сам в первую очередь. Одно дело — посвятить в свои тайны друзей детства, и совсем другое — осознанно вывернуть душу веред кем-то новым, взрослым, кем-то, кому учишься доверять.
Мама тоже не знает? — Аккуратно, негромко спросил он.
Арина подняла стопку, и Артур вместе с ней.
Эй, Ариш, — заулыбался он и задорно поморщил нос. — Я понимаю, сам ночевал на работе, и вряд ли был бы таким прекрасным спутником, как хотелось бы. Просто хочу сказать тебе, что...
Вдруг из-за спины показалась Маришка, вырывая обоих из разговора. Артур обернулся, приподнимая брови, но когда понял, что никак не сможет поучаствовать в обсуждении торта, снова расселся на стуле, заодно опрокинув в себя стопку текилы. Пожав плечами на комментарий и неопределённо махнув рукой в воздухе, Артур фыркнул, расслабленно наблюдая, как подружки обсуждают организацию. При шпильке о сладком, он посмотрел на Аришку и широко улыбнулся.
Между прочим, даже я уже достаточно сдался, чтобы тоже попробовать дать ему шанс, — без лишней скромности произнёс он, расправляя плечи.
Вдруг Аришка изменилась в лице. Неприятный ком снова толкнулся к горлу, и Артур проследил за её взглядом. Вошедший произвёл сильный эффект на всех окружающих: люди оставляли свои занятия, и все были обращены к нему. Это явно был кто-то, кого все хорошо знали, и Артур немедленно поднялся вслед за Ариной и встал за её спиной, положив ладонь ей пониже плеча.
Весело же у вас проходят праздники.
Судя по разворачивающемуся приветствию, это был никто иной, как отец Арины. Стоило немного напрячь память, и Артур вспомнил его имя: Сергей Анатольевич Белов. Но кроме имени, практически никакой информации в деле Арины по нему не было, так что Артур просто смотрел и запоминал. Ведьма ощутимо оцепенела. Её брат бросился на отца с обвинениями, ставя ему в вину в основном как раз плохое отношение к дочери. Он ничего не помнит.
Надо же. Одно дело — змеиное гнездо из недоброжелательных родственников, и совсем другое — разлад среди близких. Сердце болезненно сжалось, и Артур поспешил следом за Ариной на улицу, внимательно скользнув взглядом по человеку, к которому уже потихоньку стекались старые друзья.
Дети рассыпались вокруг входа в ресторан. Алексей был заведён своим разговором, ему явно не хватало самообладания и элементарного контроля эмоций, а поэтому он очень сильно напрашивался на неприятности, не в силах иначе заставить свою голову работать. Артур бросил на него взгляд, когда тот явно проехался по нему, но решил проигнорировать, подступая к Марине и жестом попросив зажигалку.
Закурив вместе с девушкой, Артур перехватил пачку сигарет и убрал их в карман. Задержав там руку, он слегка повёл пальцами, слегка корректируя направление воздуха, чтобы дым относило за спины курящих. Сделав небольшой шаг в сторону, он повернулся к Аришке, лёгким прикосновением положив ладонь ей на поясницу.
Как ты? Можем прогуляться минут десять вокруг ресторана, если тебе станет легче.
"Этот" очень не хотел вмешиваться. Семейные разборки — дело одновременно очень деликатное, тонкое, при этом обычно простое как две копейки. Со своим уставом тут точно делать нечего, можно сделать только хуже, неаккуратно потоптавшись по старым ранам. Но Алексей продолжал цепляться к нему, и Артур только присутствием Арины находил в себе остатки самообладания. Он всё ещё был напряжён и неуравновешен, раздражённое чувство неудовлетворённого противостояния со своим немезисом пробуждало волка внутри, и было достаточно непросто удержать его в клетке.
Артур хотел сказать, что лучше было бы найти способ побыть вместе с Ольгой Ивановной, занять её, или постараться поскорее избавиться от отца в зале, или что-нибудь ещё, как-нибудь поучаствовать, да и вообще сказать, что все проблемы с родителями от недопонимания, которое лишь сильнее питается подобными истериками.
Вместо этого он вынул сигарету изо рта и повернулся к Лёше с холодным взглядом:
Не надо лезть ко мне. Твоя младшая сестра держит себя взрослее и серьёзней, чем ты.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (4 Апр 2021 18:40:11)

+1

184

Я вижу видения.
В них есть спасение.
Так надо делиться.
Но мучат сомнения.
Если я упаду на дно.
Будешь ли ты со мной?
За одно?
И жизнь пойдет к успеху.
Как в кино…
Будешь ли ты рядом?
За одно?

Искренний выдох с мягкой улыбкой, и язык облизнул пересохшие от волнения губы.
- Это ты зря, я могу быть изрядно болтлива, ты даже не догадываешься насколько. - Арина склонила голову и провела пальцами по тонкому стеклу местной посуды, нехотя осматриваясь по сторонам.
- Ну, в лицо же они мне это не говорят, - протянула с неким безразличием Арина, - Я знаю, о чем они судачат, через более благосклонную родню, которые пытаются их порицать. К тому же, некоторые только тут по просьбе бабули, а ее в ее возрасте расстраивать не хочется.
Приятное и теплое чувство разливалось в груди, могло бы показаться, что тут она тоже чужая, но это было ошибочным суждением, все было чуточку запутаннее. Иным взглядом на вопрос было то, что ее почти не знали, но при этом старались осуждать. Но это уже была этика, а ее в их возрасте не вправишь.
- По своему? - она мотнула головой,- Возможно. По крайней мере, можно сказать, что тут ты можешь наблюдать меня в естественной среде обитания. - она стукнула черными ногтями по столу, - НУ и вот, та большая часть моей жизни. Правда момент не лучший, но на сцене все важные люди. Мама, бабушка с дедом, брат, Марина. Из тех, кого ты не знаешь. Хотя сейчас на одной территории собрались все, - она многозначительно улыбнулась.
- Марина молодец, - хмыкнула ведьма, и посмотрела на Артура, непонимающе сводя брови,- Ревнует? Нет. Он же мне, как брат. Он и так получает внимания порой больше, чем Лёша, в силу обстоятельств. И если ты считаешь это сносным, я нет. Может
в Ведомстве оно и будет приемлемо, то он находиться тут, а значит должен уважать иные правила, и я думаю, что почти за двадцать он он должен был понять это.

Впрочем упоминание возможной ревности, заставило скривиться, она не хотела даже думать об этом, и лишь отогнала странную мысль подальше.
- Мама очень много знает, - Арина поправила рукава на платье, которые не нуждались в этом, просто жест задумчивости, - Мама не знает о пиздеце в том мире. О заговорах. О том, какие услуги предоставляю начальству, о том, что все чуть не рухнуло. Она лишь догадывается, но она не должна знать этого, я не хочу чтобы она знала.
Артур заговорил, и Арина подняла глаза, но явление Марины, лишь  оставило вздох где-то в груди, как и дальнейшие события, которые рушили все планы на сегодня, весь этот праздник, что шёл не смотря на все по плану.
Предчувствие еще за несколько дней въедливо подкидывало мысль о том, что отец  может явится на вечер, потому что Сергей все ещё любил Ольгу, не смотря на его новую семью, и то, что в новом доме у него было все превосходно. Арина деже иногда общалась с единокровной сестрой, но минуя отца. Ей просто было трудно говорить с ним.
Улица не отрезвляла, не помогала успокоиться, и видеть то, как мечется Алексей было тяжело, хотя он вызывал желание треснуть ему хорошенько.
- Лёша, я понимаю всё, я ценю это, но давай сделаем вид, что папы тут нет? - Арина подступила к Алексею, присаживаясь рядом с ним, - И прошу, перестань бросаться на Артура. Он не виноват ни в чём. - Белова заглянула в глаза брату,- Отец тоже не виноват, и поверь, ты не похож на него. - боль брата передавалась Арине, она ощущала то, как колет подушечки пальцев, - Я не оставлю тебя. Просто прекрати уже требовать от себя больше, нужного.
- Арина, ты же знаешь, - Алексей поджал губы, и вновь посмотрела на Марину, не имея возможности сказать все, что было в его голове,- И что он указывает мне! Кто он такой?
- Лёша. Если ты меня действительно любишь. Иди к маме. Или пройдись по парку. Вон Марине тоже надо проветриться. Я просто прошу тебя. Ты же знаешь. Я ценю тебя. Но ты знаешь, что есть вещи, которые я не могу изменить, не хочу менять.
Леша поднялся с места, и вновь опустился на лавку, и после Марина села рядом, что позволило Арине подняться, замечая, что брат стал успокаивать.
Она отошла к Артуру:
- Пошли в парк. Я пока туда точно не хочу возвращаться.
Она перешла дорогу, по которой пронесся автомобиль, и ступила на мощенную дорожку ведшую в неосвещенный небольшой парк, явно высаженный когда-то давно местными, деревья уже выросли и были способны скрыть в полумраке и запоздаю влюбленную парочку, и заснувшего алкаша и даже таить опасность. Ей хотелось взять Артура за руку все сильнее, только она понимала, что ей как минимум надо объясниться за весь этот цирк.
- Прости, я не думала, что все может пойти настолько не так, - она грустно ухмыльнулась,- Хотя не скажу, что это было настолько непредсказуемо. - она вновь фыркнула,- Не смотря на новую семью, отец все еще любит маму. - рассказать свою историю, вот так, было сложно, то что она пыталась затоптать в себе и о чем не думать,- Мы были вполне образцовой семьёй. Мать учительница, отец работает на тот момент в милиции, и весь такой классный мужик, компанейский, возится с детьми, читает сказки, делает сюрпризы. Мама всегда рядом, и все классно, пока у меня не начали проявляться способности. Что такое для немага поверить в сказки? Сложно. Когда я заставляла книжки подниматься над собой, или умудрялась достать пирожное с верхней полки. Это ненормальность. И ты не знаешь к кому обратиться. Мама пыталась понять меня, найти что объяснило бы, что происходит со мной, папа же думал найти лекарство, чуть ли не вызывать священника. - она потерла ладони друг о друга, чувствуя, как нервозность заставляет ее замерзать, - Ну, а потом и пришел ответ, вместе с Агафьей Тимофеевной. Она явилась на пороге, такая милая старушка, она была в учительской форме Колдовстворца, и попыталась объяснить родителям, что со мной все в норме, и что мне надо учиться, и вообще, как мне повезло. Мама приняла все спокойно, приняла, серьезно подошла к вопросам, и начала даже узнавать о подготовке к обучению, а отец психанул. Начал узнавать, как можно избавиться от этого, сказал, что я не поеду учиться, что я нормальная. После угода  Агафьеи Тимофеевны они кажется впервые поругались, поругались очень сильно, и я заметила, как отец измени отношение ко мне, он начал спрашивать, нужно ли мне это, говорил, чтобы я прекратила "вытворять фокусы", но как девочка, не понимающая, как у нее вообще это выходит, может перестать это что-то делать?
Она опустилась на ближайшую лавку:
- Потом наступила осень и я отправилась в школу. Для меня это был иной мир, он пугал меня. Все было таким странным. И тогда у меня появился Коля, такой же ошарашенный, и не понимающий, что делать дальше. - она вздохнула, - Каждые каникулы, когда я возвращалась мне казалось, что я попала во что-то инородное. Отец может и нехотя, но показывал, что я лишняя. У них с Лешей были свои шутки, воспоминания, а я была за пределами всего. Только мама интересовалась моей жизнью, я показывала ей заклинания, мы читали с ней учебники, и я рассказывала ей о животных, которые бывают. Она удивлялась и поражалась, даже проверять пыталась домашнее задание. А потом я слышала, как они ссорились, снова и снова. Помню, как Лёша однажды пришел, и сказал, что не понимает, почему я так раздражаю отца.  Он не понимал мои способности, но он не относился ко мне как к прокаженной. - она фыркнула,- Ну, а после, маме надоело это, она видела, как меня это задевала и выперла отца из дома, который всем начал говорить, что они разошлись из-за меня. Он не мог сказать, что его дочь ведьма, и списал все на то, что у меня трудный характер, я разбалованная и поэтому меня отдали в школу для сложных детей. Естественно ярлык был повешан. Все родственники сочувствовали отцу, жалели мать, которая сперва пыталась отрицать, но я попросила ее себя не изводить, ведь отец и так ушёл из семьи. Ну, а когда мне было семнадцать, - она злобно хмыкнула,- Я сделала в его памяти его ложь явью. Я вплела в его голову те воспоминания, которые он хотел. Что я была трудным ребенком, как меня отдали в спецшколу, и затерла все, что он знал о моих способностях. Я дней пять провалялась без сил и с температурой после, но я знала, что он не будет угрозой для меня. Поэтому я понимаю, все косые взгляды, все пересуды. Учитывая, что самое близкая ложь для моей работы, что я работаю следователем в полиции, все думают, что я так стремлюсь завоевать любовь отца, идя по его стопам. Хотя... может что-то в этом есть. Но у меня нет чувств к этому человеку. Но я и не осуждаю его.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

185

What’s your problem, we can solve it
We can find a way together
Be rock bottom, I’ll be heaven
Taking care of you forever

К счастью, конфликт с братом не эскалировал. Артур затянулся, сжигая изрядную длину сигареты за раз, когда Арина отошла и села к своему неуравновешенному брату. Было немного неприятно осознавать, что ей приходится постоянно иметь дело с нервными, вспыльчивыми мужчинами, разгребать их проблемы и молча тащить всё на себе — Артур чувствовал себя несколько уязвлённым, хотя до сих пор вроде не давал Арине повода нянчиться с ним так же, как с Алексеем.
Придётся ещё, — подсказывало злое сознание. — За тем ты и припёрся сюда.
Можно сказать, это зрелище заставило Артура закрыться. Ему и так было, что сказать Арине даже без собственных соплей, в конце концов Лютый сообщил важные новости, которые нужны ей для своего расследования. Ничего, все эти годы справлялся, а ей самой пригодилось бы надёжное плечо после такой неприятной встречи.
Идём, — подтвердил Артур, выкинув сигарету и напоследок встретившись с серьёзным взглядом Маришки, которая тут же отвернулась к Лёше и положила ладони на его плечо.
Они шли через ночь, скрываясь в густых тенях парка. Пахло сырыми листьями, холод ночи лизал кожу, а рядом шла обострённо-настоящая Аришка, противоестественно виноватая за других людей. Видимо, это была её особенная черта характера — принимать на себя за других. Артур шёл рядом, повернув к ней голову, и внимательно слушал, не перебивая: вот он, тот самый приступ откровения, который он почувствовал ещё внутри ресторана.
Когда Аришка опустилась на лавку, Артур сел следом и вылез из пиджака, а потом набросил его на плечи ведьме. Она была без палочки и явно зябла, к тому же завернуться во что-то большое и тёмное, когда откровения приходится вытягивать из себя через силу, всегда было приятнее голого бдения на ветру. Он бы обнял её, но пока шёл рассказ, Артур не хотел прерывать и отвлекать её. Он просто сидел и слушал.
История выходила до боли в зубах жизненной и слишком настоящей, настолько далёкой от сказочного "всё хорошо", насколько реальность далека от книжных выдумок. Артур поверхностно дышал, ощущая, как туго сжимает сердце в груди от несправедливости в аришкином рассказе. Не все немаги принимают своих одарённых детей, архивы знают множество разных способов, какими такие родители доводили своих детей до психушки, но в случае с Ариной выходило особенно тошнотворно. Она выбралась, не смотря ни на что. Она выбралась, но не отказалась ни от своей магии, ни от своих родных, выбрав самый сложный путь. Многие работающие ведомственные полукровки происходили из более благополучных семей, им ничего не стоила их двойная жизнь. Арина же преодолевала необходимость врать, юлить и заклинать тех, кого больше всего любит. Не удивительно, что она согласилась выдавливать из магов воспоминания насильно: вынося каждый день столько боли, устаёшь очень быстро, и как-то скоро перестаёшь думать о чужом дискомфорте.
Когда Аришка закончила, Артур вздохнул и обнял её рукой за плечи.
Спасибо, что рассказала мне. Ну как, легче? — Он посмотрел на неё.
А потом снова отвернулся на темноту парка.
Ты молодец, что осталась со своей мамой. Поддерживать своего ребёнка, несмотря ни на что — это дорогого стоит. И это многое объясняет в твоём стремлении защищать этот мир, даже несмотря на то, что здесь у тебя определённая репутация.
Он тихо ухмыльнулся уголком губ. Прямо как у меня в мире магов. Только защищать мне там больше некого.
Если бы только можно было бы изменить память им всем, чтобы они знали, как много ты делаешь для защиты людей, — потерев плечо ладонью, Артур выдохнул. — Я благодарен тебе, что ты разрешила мне разделить с тобой этот момент, пусть он и произошёл случайно. Ты сильнее, чем кажешься, это восхищает меня в тебе. Если я как-то могу помочь тебе, только скажи.
Склонившись к ней, он легко прикоснулся к макушке губами, не поцелуем даже, а каким-то жестом дополнительных объятий. Немного подумав, он выдохнул и выпрямился.
Мы с моим отцом были очень близки, наверно как Лёша с твоим. Он был охотником на экзотических чудовищ, и мы много времени проводили вместе. Он учил меня всему, что знал сам, и мечтал, что я когда-нибудь смогу охотиться вместе с ним. Мы даже собирались ловить драконов и виверн в Эфиопии, когда я вырасту, — он фыркнул. — Когда мне было шестнадцать, его ранила гигантская сколопендра, и он так никогда и... не оправился от яда. Так что я окончательно попался матери, с которой... В общем, только отцу удавалось делать из нас какое-то подобие семьи, а я всегда мог под предлогом убежать от неё с арбалетом в лес. Она всегда была недовольна мной, что бы я не делал. Я мог часами простоять на одном месте по стойке смирно, пересказывая этикет и генеалогию чистокровных родов, я мог перетаскать все её бесконечные цветы или платья с места на место, и всё равно не получить ничего, кроме косого взгляда. Я знаю, что она хотела ещё детей, но по какой-то причине у них с отцом ничего не вышло. Может, она винила меня в этом, без понятия.
Артур опустил глаза и нервно усмехнулся.
И когда она перевезла отца в родовое гнездо, я остался один. Естественно, никаких денег я в глаза не видел после этого, но у меня было ремесло, так что после Колдовстворца я сразу уехал в Казахстан к знакомым отца. Знаешь, на фоне твоего рассказа, я ещё неплохо отделался, — виновато улыбнулся он. — Но я не жалуюсь. Просто подумал, что будет неплохо обменяться своими проблемами с семьёй. Я своих стариков сто лет не видел, и столько же бы ещё не видел на самом деле. Но, если честно, я очень скучаю по отцу. Думаю, он бы тоже не отвернулся от меня из-за проклятия, прямо как ты.
Выдохнув, он прижал Аришку ближе к себе. Немного поколдовав рукой с кольцом, он слегка разогнал прохладу, чтобы красивые босоножки не стали причиной довольно досадной простуды у капитана Смешанных расследований. Текила сама горячила кровь, а сердце болело всё сильнее, заставляя дышать глубже и держать глаза открытыми. Странное чувство — эти взаимные откровения. Очередное доказательство, что плотское влечение — всего лишь приятное дополнение к вашей близости, а сама она заключается именно в таких моментах, когда две души нараспашку, а вокруг тишина и лёгкий шелест ночной листвы.
У тебя улыбка Ольги Ивановны, — внезапно сказал он со слышимой ухмылкой. — Очень заметно, когда вы ехидничаете. Скажи, ты любишь танцевать, Ариш?

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

186

Когда от счастья на части.
И мне так несказанно повезло.
Будешь ли ты со мной?!
За одно?

Даже было интересно, почему разбивая это скверик, местные не подумали о том, что пара фонарей бы пригодилась, но, впрочем, свет сейчас был не особо нужен, достаточно было отзвуков музыки, что доносила ночь из ресторана, откуда-то она слышала голос Лёши, а после и еще гостей вечера, что явно вышли всей толпой подышать. Что они обсуждали? Что говорили? Нет, это было не интересно. Не важно. Она понимала, что расклеилась, и что это было слишком неправильно, потому что она нужна была всем, кто вокруг нее, только пока ей надо было отдышаться, чтобы после, возможно вернуться и просто вытолкнуть отца из ресторана, к чему портить репутацию брату, если у нее она и так весьма шаткая.
Ее история выходила слишком длинной, и очевидно занудной, но ей надо было, чтобы он понял, что это за всполох, и почему все казалось таким диким, ведь теперь он мог лишний раз убедиться в том, что немаги грубые и глупые.
Она слишком много думала не о том, пока не ощутила ладонь Артура на своих плечах.
- Мне уже давно не трудно, - выдохнула Арина,- Я выбросила это из головы, а вот Лёша нет.
От его участия все внутри сжималось, казалось сердце разрывалось, и к горлу подступал ком, ком который наполнял, оплетал, и таил в себе слишком много эмоций, которые попросту застряли от благодарности, от чувств, что распирали.
- мне все равно, что думают обо мне люди, которые мне не интересны. Главное, чтобы думали потише, - она улыбнулась, поднимая глаза на Артура, она тонула в его глазах, в его словах, что сердце было готова остановиться, но она лишь качнула головой,- Спасибо. Только это я уже давно пережила, это лишь флер прошлого. Пусть будет. Пусть думаю, что хотят. Я просто хочу спокойствия, если можно так сказать, или скорее стабильности в тех моментах, где просто хочется отключиться. Меня бы задело то, что ты бы думал обо мне что-то не. Это да. А что там кто-то считает, плевать. - она пожала плечами.
Ночь, она так отчетливо ощущалась в этом месте, в спальном районе города, донося какие-то отдаленные звуки, что иногда вызывали вспышки неких далеких воспоминаний, давно заглушенных, призванных лишь для того, чтобы продемонстрировать сколь быстротечно время, как все меняется, и сколь неустойчива жизнь, что отзвуки детства пролетают неприятной горькой вспышкой, возвращая в настоящее, которое стоило ценить и беречь.
Голос Артура успокаивающе звучал в этой тьме, и даже если бы их решились подслушать, вряд ли бы приняли разговоры всерьез, думая, что нарвались на городских сумасшедших. Голова Арины опустилась на его плечо, и она с вниманием ловила каждое слово мужчины, что тоже познал не самые приятные стороны семейных отношений и имел проблемы с родителями, которые казалось бы, должны всегда защищать вопреки всему.
Она не знала, что сейчас было правильно сказать, ведь ей хотелось реагировать на каждое его слово, на каждую фразу, но она лишь предпочла слушать, это был акт доверия, и то, что было столь личным для обоих всплыло вот так, по воле случая.
- Надо же, - она грустно хмыкнула, - Даже тут, в неком смысле мы с тобою зеркала.
Арина приподнялась, ощущая наконец-то на плечах его огромный пиджак, что согревал ее, ведь тонкая ткань подаренного платья не была для долгих прогулок по ночам. Такая нотка заботы, и она вновь еле удержала сердце от кульбита, но душу щемило слишком сильно, слишком напряженно вышло все, и собраться было трудно, но торопиться пока и не стоило.
- Какой странный переход, - смешливо нахмурилась Арина,- Когда-то летом занималась в студии, да и Марина пару раз таскала. Вроде неплохо. - она нахмурилась, и перевела взгляд на Артура,- Мне правда жаль, что на тебя обрушилась вся эта волна. Я правда не могла предположить, что все так сложиться. Еще и истерика Лёши, прости его, он очень трепетно относиться ко мне, после ухода отца, но совершенно не умеет это нормально выражать. - пальцы коснулись лица Артура, которое очерчивалось во тьме светом, что лениво дотягивался с дороги и освещения ресторана,- Ты был у Лютого. Как всё прошло? Как ты? - пальцы скользнули на его руку, она ведь хотела выслушать его, поддержать, а сейчас ему приходилось утешать ее, - Знаю, я мастер разговоров, но я видела, когда ты пришел, что тебя что-то беспокоило и это не только моя родня и куча немагов вокруг. Расскажи мне. Пожалуйста. - она опустила глаза,- Лучше уж пока скинуть все, чтобы отпустить.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

187

Зеркала.
Пожалуй, да, это определение то и дело всплывало в мыслях, так или иначе касающихся неё. Красиво, очень поэтично, к тому же как-то трогательно. Артуру нравилось, что Арина чувствует нечто похожее. Это здорово вселяло надежду — несчастную, раненую надежду, которой постоянно требовалась подпитка.
Хм, — улыбнулся он. — Значит, я могу в любой момент пригласить тебя на танец, и ты не отвертишься. Пусть даже в этом парке.
Но попытка как-то поднять настроение споткнулась на взлёте. Артур встретился взглядом с Аришкой и посерьёзнел.
Не нужно, Ариш. Меня вообще не должно было быть здесь. Как бы я не злился на Лёху, он сегодня абсолютно прав в своём недовольстве. Я действительно… я действительно очень ценю то, что ты сегодня рассказала мне.
Вечер становился всё гуще и тяжелее. При упоминании тюрьмы, Шеффер вздрогнул, жмурясь в ускользающей ладони Аришки, а потом взял её руку в свою.
Да. Да, — замялся Артур, коротким движением вешая заклинание обмана слуха: их голоса оставались слышны, но слова было не разобрать. Он дёрнулся в сторону кармана с пачкой сигарет, но они были в пиджаке, и маг, неловко фыркнув, сунул руку туда, к Арине. — Был я, да. В общем, у меня плохие новости, Ариш: советник говорил с ним и получил от него книгу взамен на услугу, которую не выполнил. Лютый был зол как дьявол. Но хуже то, что помимо Чижевского, у нас есть другие проблемы. Оборотни как-то связаны с другим заговором, который работает с помощью сети информаторов, обладающих ограниченной информацией, и более того, базируются среди немагов. Пенсионеры, смертельно больные — наши основные подозреваемые. Наши шпионы обнаружили действия странно скоординированных групп, и теперь я подозреваю, что это часть схемы. Я в Ведомстве передам тебе остальные сведения и подробности. Кажется, место Верховного кому-то здорово не даёт спать по ночам.
Немного подумав, Артур повернулся к Арине и тяжело вздохнул.
Слушай: может сейчас не самое лучшее время, но я должен признаться. Я был… не совсем честен с тобой, когда сказал, что я никак не связан с Костей. Точнее, я просто не хотел, чтобы ты подумала, будто я такой же помешанный или что… — Артур рывком выдохнул. — Прости. Прости меня: это мягко сказано. С Бессоновым я связан сильнее, чем мне бы того хотелось.
Шеффер виновато свёл брови.
Помнишь, я говорил про своего друга? Мы с Мурой работали вместе с тех пор, как я приехал к ним, так что мы хорошо знали почерк друг друга. Естественно, он не мог выследить меня, когда захотел прикончить, так что отправил за мной другого охотника. Проще всего убить оборотня утром, когда волк уже бессилен, а человек ещё слишком слаб. И, так вышло, что утром после полнолуния я спрятался от своего преследователя на территории Бессонова, даже не подозревая об этом. — Артур цокнул языком. — Если бы Костя не оказался рядом, я был бы мёртв.
Поднявшись с лавочки, маг запалил сигарету и обнял себя поперёк груди, пытаясь найти немного самообладания в облаке дыма. Сидеть на месте было невыносимо.
Я тогда не знал, какой он. Он сказал, что помогает магам с проклятием и предложил мне убежище, а самое главное — он обещал научить меня жить с этим. Я согласился почти не раздумывая: он всё-таки спас мне жизнь, к тому же я был один, и на меня вели охоту. Мы хорошо поладили. Он познакомил меня с другими оборотнями и обещал вывести нас в ближайшее полнолуние на территорию своего поместья, загнать лося, — тут Артур вдруг нервно засмеялся. — А теперь к той части, где все его прихвостни начинают меня ненавидеть. Я завалил охоту, потому что... напал на Лютого.

Долгожданный знак — и вдруг вой вожака захлебнулся хрипом. Волки вздрогнули и затяфкали, бросившись врассыпную, и окружили кольцом клубок из двух яростно сцепившихся тел. Молодой оборотень с лоснящейся чёрной шерстью повалил другого на землю, тот был крупнее его, светлая лесная шкура отливала багрово-рыжими подпалинами, и уже была замарана брызнувшей кровью. Он бешено лупил лапами по противнику, но чёрный волк только сильнее впивался челюстями в защищённое толстой шкурой горло, вонзив когти в плечи. Наконец, Лютый извернулся и ударил оборотня задними лапами в живот, вспарывая кожу, и волк, заскулив, отпрянул на траву. Припадая на колени, он слепо цеплялся за живот, стараясь прижать рваные лоскуты, но был тут же снесён новым бешеным ударом лапы вожака.

Артур глубоко затянулся.
Обычно оборотень успевает вылечить большую часть своих ран до обратного превращения, но Лютый меня так отделал, что я и человеком выглядел хуже, чем мёртвый.

Волки хрипели, лёжа в траве, и никто не хотел размыкать челюсти. Клыки чёрного волка пробили морду вожака насквозь, из его пасти сочилась кровавая пена. Лютый лежал рядом, напряжённый до дрожи, запутавшись когтистыми пальцами в рёбрах соперника. Одно движение, и вслед за одним тут же умрёт другой, но никто из двух волков умирать не собирался. Загнав друг друга в патовую ситуацию, они лежали и напитывали своей кровью разорённую землю, и каждый упрямо отказывался отпускать. А притихшая ставя вокруг них скулила и украдкой лакала из луж кровь соперников.

У них там оказался достаточно строгий кодекс правил, и вот это была страшная провинность. Но опять, вместо того, чтобы меня казнить, Костя помог мне вылечиться. Как он сказал, потому что "уважает непокорных". Чушь собачья: я просто ему нужен был. Тем не менее, я провёл у него больше года, пока не смог полностью подняться на ноги, и прослыл любимчиком. За это время… многое произошло.
Шеффер снова взял перерыв на сигарету. Отняв её ото рта, он повернул её пепельным столбом вверх, наблюдая, как краснеющий пояс мерцает на бумаге.
Бессонов — действительно талантливый маг и чудовищной силы оборотень. Он научил меня контролировать зверя до самого обращения, выдал мне рецепт зелья, помогающего восстановиться после голодного полнолуния, он был со мной каждый раз, когда требовалась помощь.

— Артур, смотри на меня! — Рявкнул Костя.
Содрогаясь всем телом на травянистой поляне, Артур закричал, с бешеной яростью вцепляясь пальцами в землю. Новый окрик, и он кое-как пытается поднять перекошенное лицо. В сумраке Лютый опустился перед ним на колени, склоняясь на руках, и смотрел прямо и неотрывно.
— Смотри мне в глаза, Артур!
— Больно, — заскулил Шеффер и снова сорвался на крик, ощущая, как яростный туман затапливает уши, а невыносимая боль в костях захватывает каждый сустав в теле.
— Я знаю, терпи! Терпи, я сказал, — рычал Бессонов. Он тоже должен был обратиться, но его неудобство выдавал только слегка дёргающийся рот. — Артур, слушай меня! Сконцентрируйся. Точка на лбу, Артур. В ней центр боли. Почувствуй её. Почувствуй всю боль в ней. Артур, слушай меня! Соберись!
Раны ещё не зажили, и полнолуние рвало заботливо наложенные швы и свежие рубцы. Задыхаясь от боли, Артур потёр грязное от пыли и слёз лицо об плечо, ощущая, как быстро растут кости внутри. Но он всё ещё был в сознании — сознании, медленно становящемся звериным. Он снова встретился с жёлтыми глазами Бессонова, и в его груди заклокотал рык.
— Почувствуй, как ты меняешься. От этой точки, и по хребту. Ты маг, Артур. Ты человек. А теперь ты становишься сильнее. Пора выпустить волка на свободу, — голос Лютого надламывался и скатывался в низкий, звериный хрип по мере того, как его плечи дыбились, шея изгибалась, а человеческое лицо тяжелело и вытягивалась в волчью пасть.
И когда чудовища, покрытые шерстью, встали на ноги, чёрный волк яростно бросился на своего учителя.

Его империя строится на подобном подходе, но ещё и на страхе и на невероятной мощи эффекта его личного присутствия. Это невозможно представить, если не почувствуешь лично. Он как будто… смотрит прямо в душу и говорит о том, что ты прячешь там, глубоко внутри. Более слабые люди вообще идут за ним как бараны.
Выбросив сигарету, Артур вздохнул.
Когда я почти поправился, я стал замечать всё больше странностей. То же мне сыщик, а? И когда я задал прямой вопрос, Лютый мне просто взял и обо всем рассказал. О магах, о похищениях, об охоте на людей. Знаешь, говорят, что вот та звериная натура, которая завладевает оборотнем в полнолуние, во многом проницательней человека. Я был по-своему привязан к Бессонову, но мой волк каждый раз пытался убить его. Так что, узнав правду, я был потрясён. Я чувствовал себя таким… грязным, таким замаранным, чувствовал, что он как-то предал мою веру, хотя Костя никогда не привлекал меня ни к чему из этого. Он ждал, что спустя год я сам соглашусь вступить в его стаю, что у меня просто не будет выбора, как у всех остальных. В итоге я ушёл, на этот раз оставаясь по-настоящему один, но не перестал ставить лютым палки в колёса каждый раз, когда подворачивался случай.
Рвано вздохнув, Артур убрал руки в карманы брюк.
Ты — первый человек, который слышит эту историю, Ариш: ты просила — я рассказал, — проговорил он нервно. — Я не горжусь этим прошлым. Понимаешь, чем… дольше ты находишься с Костей, тем сильнее тобой овладевает зверь. Ты становишься… злее, подозрительнее, твои самые тёмные помыслы начинают казаться естественными. Боги… мне стоило побыть с ним недолго, ещё и вспомнить слова Иванова, эти взгляды в Ведомстве, провокацию Олега, того человека в доме…
Он не заметил, как начал метаться из стороны в сторону. Пальцы мелко дрожали, холод опустился вдоль позвоночника.
Я боюсь стать таким, как они. И я в ужасе, что он как-то умудрился почувствовать твой запах на мне, — надсадно проговорил он. — Да, Лютый не знает, чей он, но узнает, стоит ему снова уловить его. Но. Это же не важно. Он остался там... а лучше бы просто СДОХ, господи!
Сорвавшись, Артур отвернулся, запустив обе руки в волосы. Хорошо же он выглядит — так не хотел размусоливать, и вот, пожалуйста: истерика, задушенная на пристани "Тотлебена", вырвалась на свободу.
Прости меня. Я размяк, я… Я не должен так реагировать. Я не знаю, что со мной, — честно признался он, опуская руки. — Если ты… если что-то изменилось, я пойму, Ариш. Я обещаю, я вернусь в норму, но если что… только, прошу тебя, не молчи, не надо меня жалеть.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

188

В голове было слишком много глупых лиричных описаний, много сравнений, которые так и крутились на языке, желая обратиться всего в несколько слов, которые катались по рту, впитывая в себя все мысли, все чувства, и всё, что то и дело зарождалось в Беловой. Наверное поэты могли назвать тем, что поёт душа, но пусть пока не легкостью, а тяжестью, что оседала в глубине, серьёзным и проворным чувством. Надежда, с каждым мигом все ярче пыталась опалила сознание, и попросту хотелось откинуть все условности, послать куда подальше все сомнения, ведь она могла позволить себе это тут, в этом мире, отмахиваясь от того, что будет ждать в Ведомстве, надеясь, что шпионы руководства работают недостаточно хорошо. В любом случае, они уже проиграли со своей скрытностью сегодня, если за ними была установлена слежка, но в случае необходимости всегда можно все покрывать ложью, ложью, подобной черному песку, разгребая который будешь лишь сильнее утопать, песчинки которого всё равно будут обваливаться не позволяя очищать и рассмотреть то, что скрывается на самом дне.
Она улыбнулась на предложение о танце, утопая в том безумие, что лишь множилось меж ними, безумии искренности, всепроникающей, пронизывающей и цепляющий слишком глубоко, способной вырвать всю душу, и этого хотелось все сильнее.
Правда - это свобода.
Хотя, и это утверждение порой весьма сомнительно, ведь есть моменты, которые лучше умолчать. Но ведь правда всегда вскрывается. Она понимала, что с силой травит ее разум, но попросту хотела пережить эти пару дней, чтобы оставить неприятное чувство позади. Пусть это будет единственным, что она скроет от него, ибо просто хочет оградить.
- Лёша не прав, - с мягкой строгостью ответила Арина.
Его ладонь была широкой, и ее пальцы цеплялись за его. Артур дрогнул, стоило его спросить о деле, о том, что он смог узнать сегодня, и ведьма лишь сильнее сжала его пальцы, ведь он пришёл ей что-то рассказать, но в этой веренице из странных обстоятельств, все слишком сильно повернулась, отдавая тупой болью в голове. Нет, Арина же уже ему говорила, что он может рассказать ей все, что его беспокоит, и она готова слушать, ведь она всегда поймет. Не может не понять.
Новости были весьма печальными, и вновь порождали вопросов больше, чем позволяли находить ответов. Еще один заговор? Еще череда проблем? Насколько может быть все глобальным и противным, пытающимся разрушить уклад жизни, что должен быть привычен?
Белова недовольно изогнула губы, пытаясь уложить часть сказанного в голове:
- Пенсионеры и больные? - она отвела взгляд в сторону вновь хмыкнув,- Не удивительно, что под такой шумок хотели свергнуть Верховного. А он всё как- то держится за что-то эфемерное. Точнее его пытаются держать. Как чудно...
Голос Арины был задумчив, она прикидывала в голове хоть что-то, что не пугало бы ее столь сильно, как первостепенные предположения о глобальности возможных обстоятельств.
Но нет, масштаб лишь увеличивался, все плотнее выводя куда-то, что казалось они оба хотят бежать за клубком, который не ведет их к цели, а попросту норовит сбежать.
- М? - Белова перевела глаза взгляд на Артура, когда он продолжил говорить, когда извинился. И вот он был готов сказать ей больше, и рассказать о том, с кем именно сегодня была его встреча. Для нее Лютый был попросту преступник, безумец, что чинил беспорядки и направлял стаю туде, куда ему хотелось, чтобы творить свои мерзкие дела, а вот для Шеффере, все было куда сложнее, и Арина чувствовала это раньше, тогда, когда вопрос коснулся в том баре, но теперь она узнавала, сколь тяжело все, он готов был ей рассказать. Сердечко неуправляемо затрепетало, и Арина лишь уютнее расположила голову, на плече Артура, ведь она рядом, он должен это знать.
Его рассказ не сильно удивлял, все было предсказуемо, и отдаленно Арина понимала это, попасть в ловушку по неопытности и застрять, люди уязвимы боясь чего-то, или будучи отвергнуты другими. Вот она ошибка общества магов, не интегрировать в общество тех, кто не подвластен обстоятельством, лишь разжигая злобу, что способна обратиться ненавистью, которая со временем утопит всех в крови. Хотя, начало заговора было от нечистокровных, что мотивированно было так же пренебрежением. История уж часто любит повторяться, покуда люди не желают исправлять ошибки, не хотят замечать проблем.
Но он ведь смог выбраться. Смог выбраться живым.
Когда мужчина встал, Арина лишь плотнее завернулась в его пиджак, наблюдая за тем, как ему трудно стоять на месте, как все внутри напряглось. Сколь бурно эмоции сочились из него.
Чем больше говорил Артур, тем сильнее было осознание того, что Константин куда опаснее того, что ведомство спешило указать в отчетах. Он был психологом, что грамотно давил на мозг, что обращал других волков в марионеток, что даже Шеффер содрогался перед ним.
Сколь сильно он же смог пробраться в твои мысли...
Арина слушала покорно, рисую в голове образы от его слов. Эти воспоминания тяжелым камнем были для Артура, и теперь он открывался ей.
"За это время… многое произошло." Да, так бывает...
Артур считал, что должен Бессонову, в некотором роде так оно и было, но это смотря с какой стороны смотреть. Он его спас, он обучил, но делал это Костя лишь для себя.
Какой талант, так управлять разумом и волей, не прибегая в волшебству.
Эмоции захлестывали Артура, демонстрируя то, как глубоко засел Констан в ее мужчине. Как просто память об этом человеке становилось ядом, а личная встреча новым отпечатком легла на сознание.
- Я не жалею, - Арина пожала плечами, - Ты повстречался с искусным мозгоправом, - она легко стукнула по скамейке рядом, но все же после поднялась с места. - Спасибо, что рассказал. - она подступила ближе, беря Артура за руки,- Ты можешь реагировать так, как считаешь нужным. Всё уже позади. Ты тот, кем хочешь быть. - она хмыкнула, и просто прижалась к нему,- Я не хочу, чтобы на тебя действовали слова магов в Ведомстве, Иванова, тем более Олега. Пусть на тебя действуют только мои, как твои на меня. Договорились? - она подняла голову, - Я забыла телефон в кафе, так что не смогу дополнить свою историю визуалом, но то что я нашла тоже не радужно. В Ведомство раз в пару месяцев ходит незнакомец, он представляется только фамилией Романов, ни оставляя данных, ничего. И у Романовых конечно же не числиться. И до отделов, которые указывает в пропуске не доходит. И, мне пришлось вчера немного извернуться, - она поджала губы, - И заглянуть в голову нашей старушке на главном входе, чтобы увидеть образ, чтобы он был четче портрета, и знаешь что? - она приподнялась, касаясь губами подбородка мага,- В голове бубале белый туман, как только мужчина проходит мимо. Лишь силуэт, и попытка сплести, что он ушел довольно быстро. Как тебе? Похоже на еще больший пиздец?
Она вновь приподнялась, решив не отказывать себе в желании наконец-то поцеловать Артура. Она оплела руками его шею, утопая в нем. Им надо просто все откинуть. Им надо отдохнуть.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

189

Дай мне слово стать рекой
Смыть все горе за тоской
Дай мне слово стать рекой
Черной, яростной и злой

Прикосновение к рукам отправило по телу мощный разряд. Артур встретился взглядом с глазами Арины, находя в них знакомое убежище и тайно боясь заметить губительные перемены.
Я не уверен, что это когда-нибудь останется позади.
Конечно, он мог тысячи раз подтвердить, что готов принять её желание оставить его, но на деле же он умалчивал о том, что останется после этого от обломка его сердца. Откровения оставили его грудь выхоложенной, пустой, уязвимой для всякой темноты. Аришка прижалась к нему, и Артур вскинул голову, болезненно всматриваясь в грязное ночное небо города. Резь в сердце была настолько нестерпимой, что было невероятно трудно удержать себя в руках.
Как, как ты можешь быть такой?
Почувствовав шевеление, он посмотрел вниз, чтобы встретиться с её красивым лицом.
Договорились, — негромко выдохул он, предприняв жалкую попытку улыбнуться, как будто одной этой просьбы не хватало, чтобы навсегда проститься с человеческой ненавистью.
..."Как твои на меня".
Артур чувствовал, что не может сдвинуться с места. Аришка была так близко, прижималась к нему так охотно, будто он не был бродягой и монстром, будто не язвил никогда в сторону её брата, будто не был тем чистокровным снобом из тех, кто причинял ей боль. Это он, он был чудовищем, которое она никак не может научиться ненавидеть. А она стоит и жмётся, как будто безопаснее его груди места в мире не найти.
..."Рано или поздно ты захочешь её так сильно, что не станешь терпеть"...
Артур слушал Арину, и новая информация кое-как пыталась ложиться в мятежном рассудке. Маг приподнял сведённые брови, внимательно смотря прямо в тёмные глаза, не в силах ни просить её подождать, ни помочь продолжать в рабочем настрое. Такое странное ощущение, когда ведьма говорила о работе, а больной рассудок фильтровал только тембр её голоса, действующий завораживающе, он обещал покой, обещал увести за собой прочь от всего, что беспокоило и изводило. Позже он обязательно спросит об этом человеке, позже он пригласит Арину посмотреть дела от шпионов, позже он сможет вернуться на след. Позже, но только не сейчас.
Мягкий поцелуй к подбородку, мягкий поцелуй — к губам. Руки обвили шею, и Артур обнял Аришку под спину, сгребая её в свои объятья в плену широкого пиджака и слегка склоняясь к ней. Ладонь скользнула по спине, выше, и маг взялся пальцами за мягкий белый затылок, продолжая долгий, наполненный поцелуй. Такая маленькая, такая хрупкая, и вместе с тем сильная и опасная, как багровая роза, что надёжно укрыта тканью от его опасных рук, несущих только увядание. Её наплевательство на нормы и стереотипы действовало, как наркотик, и бесстрашие, с которым она бросалась в откровенно тёмный омут, возбуждало нечеловеческий голод. Прижав Аришку крепче, маг слегка качнул её, будто полуповорот в танце, глубоко вдыхая её запах, смешанный со сладковатым привкусом косметики и странных духов.
Я без ума от тебя.
Он чувствовал биение её сердца. Он чувствовал, как желание бороться ради неё наполняет душу уверенностью. Да, он опасен, но он годами контролирует себя. Да, его прошлое не безупречно, но будущее всё ещё не определено, и ради неё он мог сделать его лучше. Да, их никогда не оставят в покое, кошмары будут скрестись под полом в ожидании темноты, но вместе они смогут выдержать до рассвета.
Ты — лучшее, что могло произойти со мной, — выдохнул он, прикасаясь носом к носу и выдыхая к влажным губам. — Ариша, ты так нужна мне. Ты вернула мне свет, когда я думал, что это невозможно. Я боюсь только стать причиной твоих проблем, всё-таки, я далеко не первый парень на деревне, а ты... Ты прекрасна.
Вновь накрыв её губы своими, он закрыл глаза, впервые пробуя в голове простые и очень важные слова.
Кажется, я люблю тебя.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

190

We can meet in the middle
Bodies and souls collide
Dance in the moonlight
Where all the stars align
Oh you and I, oh you and I, oh


Льнуть к нему всем телом, чувствовать вкус никотина на его губах, и забывать о том, что вокруг есть мир, было слишком потрясающе, лишь отголоски ночного города проносились где-то рядом, слышны были отдаленные прощания и голоса детей. Всё так незначительно сейчас. Так далеко. Когда все концентрировалось лишь на нем, на этом человеке, что смог вынуть из Арины то, что она так опасливо скрывала, что ворвался в ту часть жизни, что она так рьяно старалось защищать от мира, что никак не мог принять ее, не мог стать ее в полной мере. И сейчас она была готова обезумить от того, что этот маг был просто рядом, и смотрел на нее столь пронзительно, что сердце плавилось, стекая раскалёнными каплями по ее нутру.
Как бы ей хотелось огородить его от его мрачных мыслей, от переживай за прошлое, которое до сих пор находило отклик в нём. Его страхи были обоснованы, ведь контролировать проклятье невозможно, противиться сущности, что рвётся на волю. Она не поймет этого в полной мере, но может лишь догадываться о том, сколько ран внутри него. Ей так хотелось бы залечить их всех, чтобы он смог спать спокойно, и мог без опасения встречаться с прошлым, что все еще тянуло свои пальцы к его разуму.
А сможет ли она сама справится со своими страхами, и с тем, что все еще не стало прошлым, а ей выпал лишь перерыв. Что будет, если завтра Иванов опять найдет для нее жертву, из которой надо будет выбить душу, найти что-то, что сможет опорочить человека? Она не сможет отказать.
Но если Иванов или кто-то выше укажут на Артура, она не сможет подчиниться, не станет, не сможет увильнуть, даже придумать не сможет ничего. Поэтому ей необходимо было поступить так, как она поступала, отвести от него все взгляды, убедить начальство, что угрозы от Шеффера никакой и он не стоит их внимания, и она сама прекрасно справиться с этим.
Осознание шипами царапало под кожей, вплетая вкус вины на язык, вызывая горечь, что ей хотелось отчаянно цепляться за него, боясь, что он исчезнет.
Прикосновения, его нежность, она не понимала, чем заслужила это. Неужели он забыл, на что она способна.
Слова не успели ускользнуть из нее, вновь задушенные его губами, и ощущениями, что электричеством пробивали ее, заставляя подаваться к нему навстречу слепо и самозабвенно. Нет. Она не может так.
Она вздохнула, вбирая грудью воздух.
- Артур, я не прекрасна. В отличие от тебя, у меня все не в прошлом. Я чудовище, не забывай. И я не знаю, кто из нас действительно может стать чьей-то проблемой. Я теряю контроль над собой, когда передо мной человек. Я до сих пор поражаюсь лишь тому, как останавливалась до того, чтобы свести с ума или попросту убить, случайно уничтожив мозг. Мне приходиться отключать в себе все, чтобы потом спать спокойно. Ты обращаешься вопреки желанию, у меня же есть выбор. Одно дело когда передо мной виновный, от которых не могли добиться правды, а когда это просто человек невиновный, который попросту кому-то неугоден? - она вздохнула, опуская глаза в землю,- Мне кажется. что порой ты не осознаешь, с кем связался. - злобно хмыкнув, Арина мотнула головой, - Я знаю, что должно произойти, чтобы я отказалась выполнять приказ, и я думаю ты это понимаешь, но сделаю, все чтобы до этого не дошло. Но остальные... На остальных мне все равно, даже если я готова испытывать к ним сострадание, пусть  и запоздалое...
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

191

Bury all your secrets in my skin
Come away with innocence, and leave me with my sins
The air around me still feels like a cage
And love is just a camouflage for what resembles rage again

Напряжение прошло по женщине в его руках, и она отстранилась, как будто не могла больше терпеть. Артур посерьёзнел, внимательно всматриваясь в её растерянное лицо, но не собирался разжимать руки. Пока она не объяснится, он не даст ей сбежать. Если бы всё было так просто, они бы не стояли здесь и сейчас, в объятьях друг друга, счастливые и отчаянные одновременно.
От слов Арины холод ложился в ладони, а на щеках гуляли желваки. Он поначалу видел в ней только хрупкую девушку потому, что дурак, но никогда не забывал, кто она такая на самом деле. Арина — капитан, начальник и дознаватель, нелюбимая и тёмная лошадка, и точно так же, как в случае с Артуром, у людей были вполне резонные основания опасаться её.
Нам стоит перестать очернять себя друг перед другом: всё равно ни один не сможет отпустить — если ты, конечно, такая же упрямая, как я.
Он нежнее привлёк её к себе, опуская голову к хохлатой макушке.
Нельзя стыдиться своей натуры. Пройдёт время, и с каждым новым вскрытым черепом ты будешь работать всё точней и филигранней, нанося хирургически точные травмы там, где этого хочешь. Ты научишься управлять своей яростью, использовать её там, где необходимо, чтобы уничтожать то, что собиралась. Ты ведь переживаешь не за тех, над кем провели несправедливый суд. Ты переживаешь за тех, над кем его могут заставить провести вопреки твоим желаниям. Ты не чудовище, Ариш. Ты человек, самый живой и настоящий из всех, кого я знаю.
Отпустив одну руку, он провёл похолодевшими пальцами по её щеке, заглядывая в глаза.
Если ты пострадаешь, защищая меня, я этого не прощу. Ни себе, ни тебе, ни тому, кто вынесет приговор. Арина, мне нечего терять, кроме тебя, понимаешь? И, должен признаться, я успел здорово сжиться с мыслями о тебе одной. Что мне останется, если ты уйдёшь?
Пальцы легли к шее, прикоснулись под ухом, почти к самым мягким волосам. Вот оно, самое страшное бессилие — когда не можешь выцарапать боль из дорогого тебе человека. Кричи, зови, срывай горло, а финальное решение всё равно никак от тебя не зависит, и тебе остаётся только ждать, задыхаясь от обиды. Что-то шевельнулось в глубине тёмных глаз, и Артур рвано выдохнул.
Если тебя отправят за мной, ты придёшь за мной. Ты придёшь, и я впущу тебя, раз ты не брезгуешь называть себя чудовищем. Ты сделаешь всё, что нужно, и потом я выберусь, чтобы вернуться к тебе. Считаешь, что твою репутацию не спасти? Подумай о тех, кого она защищает, ради кого ты носишь красивый мундир.
Он улыбнулся.
Ты не боишься меня. Так почему я должен бояться тебя? Ты мой свет. Пока я знаю, что ты существуешь, я счастлив. Просто не дай мне забыть, остальное не так важно.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

192

I shout, I swear, I get angry, I get scared
I fall, I break, I mess up, I make mistakes
But if you can't take me at my worst
You don't deserve me at my best

Легкий выдох, от его словесного удара под дых, что вызвал улыбку и лишь острее ощутилось высверливающее чувство надежды и теплоты. Ее захлестывало все сильнее, прорывало, что внутри все нервно металось из стороны в сторону, хотелось хвататься за голову, она тонула, растворялась в нем.
- Упрямая, не сомневайся. Если ты готов это принимать.
Его слова, они звучали так уверенно, и казались куда злее того, что сама воспринимала для себя Арина, был ли он нормален в том, что готов был это принимать? Наверное нет, он так же ненормален как она, и кажется в этом и подвох, безумцы с израненными душами нашли друг друга, и теперь желания отпустить друг друга не было совершенно.
Плохо ли это? Нет. Это замечательно. Должно быть замечательно.
Но и проблема была не в том, что она не умела работать точно, а в том, что ее злоба пробуждала в ней некий садизм, который она не всегда могла контролировать. Пусть такое случалось редко, но оно имело место быть. И нет, он не должен стать свидетелем этого, и она должна научиться сдерживать себя и не делать больше, чем требовалось от нее. И при этом он считал ее живой, что было лекарством на ее душу, на раны, что все еще не были зарубцованы, и приносили боль, которую она не замечала, чтобы не оступиться, чтобы не сделать шаг назад. Потому что легче. Потому что надо.
Безумие. Нелогичность. Потрясающе.
Однако, следующие мысли затерли улыбку с ее лица, слишком много слов, что вонзались в сердце, что заставляли потерять самообладание.
"Что мне останется, если ты уйдёшь?" - фраза остро пробила душу, лишь сильнее сбивая на языке слова, и переполняя эмоциями слишком сильно.
Как ты можешь так, я и так держусь на пределе...
Ее тряхануло, и его дальнейшие слова лишь столкнулись с ее отрицанием, заставляя мотнуть головой, желая чтобы он остановился, да плевать ей будет на репутацию, она не сможет причинить ему вред. Она не простит себя. Не сможет с этим жить.
- Я не смогу, пойми это. И я не желаю думать об этом, поэтому прошу, не говори мне таких вещей. Я не хочу тебе врать, но знай, если потребуется сделать что-то, чтобы защитить тебя, а тебе это не понравиться, я это сделаю.
Она уже так делала. Она так будет делать. И ее никто не исправит, потому что она может, потому что она должна.
- Артур, ты... Ты безумец...
Трудно удержать огонь, контролировать его, так же трудно было удержать Арине все, что поглощало ее, что завладевало сердцем, что вызывало вдохи, от чего ныло все внутри неконтролируемым спазмом, что отдавал в затылок, сдавливал горло не давая выдохнуть.
- Безумец...
Она приподнялась вновь, вновь накрывая его губы поцелуем, слишком трепетным, слишком нежным, что был признанием, что так и не было произнесено в слух.
Я люблю тебя...
Цепляться пальцами за его волосы, и ненавидеть себя за то, что не сказала о слушание, чувствовать его дыхание, биение его сердце, дуреть от чувств, от переполненности, и от благодарности за то, что он оказался на ее жизненном пути.

- Харе уже лобзаться, - голос Марины и ее ухмылка донеслись неподалеку,- Там тётя Нина и тётя Оксана уезжают, хотят с тобой попрощаться, Арин.
Неловкость и смущение вырвались резким щемящим смешком, их вырвали из столь сокровенного момента, и столь внезапно, что Белова ощутила некую растерянность, что уложила всполох эмоций внутри приятной пеленой.
- Хорошо, что Лёша не пошёл, у него был бы разрыв сердца, - Марина засмеялась и развернувшись на каблуках пошла в сторону ресторана,- Он уехал, если что.

- Черт, чувствую себя школьницей, - Арина выдохнула смотря на Артура. - Кажется спалились, да?

[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

193

All I ever wanted
All I ever needed
Is here in my arms
Words are very unnecessary
They can only do harm

Она сердито замотала головой, говоря слова, которые Артуру не нравились. Ему вообще не нравилось, когда оспаривали его мнение по важным вопросам, а сейчас вопрос стоял первостепенной важности. Похоже, Арина сама любила решать такие вопросы и не терпела вмешательства, но Артур не был уверен, что она сумеет правильно принять решение в одиночестве. Зачем вообще что-то делать в одиночестве, если теперь они не одни?
Шеффер утробно зарычал с лёгкой улыбкой на губах:
Ужасно упрямая, — и прижал Аришку ближе, склоняясь к лицу. — Даже не пробуй, — фыркнул он с лёгким весельем.
Но он не мог злиться на неё по-настоящему. Пока она так смотрела на него, так дышала, бросая свои восторженные обвинения — Артур чувствовал себя живым. Наконец-то живым. О, да, он был абсолютно безумен, особенно по стандартам окружающих, но это его устраивало. Лучше так, чем продолжать таскаться на поводке изо дня в день по одному и тому же маршруту, ненавидеть лица и слова, сажать себя в клетку и оправдываться за своё существование.
Да, конечно, он был безумен. Иначе как он мог слышать столько смысла в её восклицаниях?
Аришка подалась, и Артур вновь подхватил её, прижимая к себе, пока поцелуй растворял остатки страха и сомнений. Крылья носа дёрнулись, когда Артур перехватил ртом её губы: хотелось больше, хотелось не останавливаться, пока они стоят в этом тёмном парке на очередных руинах своего прошлого. Не может быть, что после этого Белова не задумается хотя бы, что может доверить ему долю участия в собственной судьбе, как бы ни было это страшно или больно. Она нужна ему, нужна как воздух, и чем дольше она рядом, тем больше кажется, что они могут попробовать поиграть в нормальных людей.
Издалека раздался голос, и Артур, явно забывшийся в процессе, недовольно вскинул голову. Но, быстро признав Марину, улыбнулся и вновь повернулся к Аришке, лукаво щурясь.
Перед ней-то? — Весело фыркнул Артур. — Перед ней спалились ещё в ресторане.
И засмеялся. Засмеялся, прижимая голову к плечу, задорно морща нос и жмуря глаза. До чего же всё это правда похоже на безумие! Только посмотреть на них со стороны — кого угодно разберёт на смех. Подхватив Арину под талию, Артур слегка закружил её, разгоняя согревшийся воздух вокруг них и возвращая движение застоявшимся ногам. Кое-как отсмеявшись, Шеффер собрал проступившую влагу в уголках глаз кончиком пальца и улыбнулся Аришке.
Ну что, нам пора? — Уже спокойнее взглянул он с нежностью. — Готова?
Первая мысль была галантно предложить ей локоть. Но Артур быстро сообразил и протянул Арине ладонь, заглядывая в её невозможные тёмные глаза.
Я, например, нет, — выразительно добавил он с напускной серьёзностью. — Но тёти — дело такое. Да и текила там без нас скучает.
Вздохнув, Артур слегка склонил голову к плечу.
Это был тяжёлый вечер.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

194

Unconditionally
I will love you unconditionally
There is no fear now
Let go and just be free
I will love you unconditionally

Она привыкла все решать в одиночестве, делать выбор, считая, что знает лучше, потому что не умела по другому, даже со своими парнями было так, они давно вверяли все свои действия в ее руки, зная, что она их выведет, направит, а им надо лишь использовать свои таланты и выполнять поставленные задачи. Возможно порой это утомляло, но она не умела по другому, но возможно ей стоило уже учиться.
- Я пока иначе не умею, - выдохнула ведьма хмуря нос и улыбнулась.
Неизвестно, что страшне признать свои чувства себе, или выразить их в слух, наверное, и то и то, одинаково боизно в равной мере, только вот, кажется осознание накрыло столь внезапно, что пальцы нервно похолодели, и лишь улыбка на лице, и желания говорить ни о чем, просто говорить, просто смотреть, просто уснуть рядом, чтобы проснуться и понять, что все не плод больной фантазии, не выдуманная реальность, от въедливого одиночества, что все реально.
Голос Марины, и осознание, что надо возвращаться, пусть ненадолго, но все же, она исчезла на слишком долгое время, и это было эгоистично, ведь она была в ответе за праздник матери, но Арина знала, мать стала лишь спокойнее, она не обидеться, лишь подтолкнёт, опять.
- Ну, - она пожала плечом, безэмоционально фыркнув, - Сейчас, уж слишком сильно! - она грустно выдохнула и тут же засмеялась.
Его движения, и легкость между ними, это было сумасшествием, странной эйфорией, что кружила голову, что была способно согревать. А ведь она теперь сама не сможет без него. Вновь оказаться одной, отрезанной от чувств, от того, что смогла раскрыть в себе, и без него...
Волнительно.
И хочется так удержать эти зыбкие чувства, что хрусталем готовы расколоться болью. Она не вынесет, если это расколется, если лишится этой нежности, привязанности, его...
Арина взглянула на ладонь, и подняла глаза на мужчину, поджимая губы, что в лукаво приподнимали уголки.
- Что, прямо так? - она протянула ему руку, вдыхая, новые ощущения,  - Конспирируемся мы явно хреново, - она цокнула языком,- Но эти тётушки к слову, классные, да и текила с тортиком ждет.

Они перешли дорогу, когда на улице стояла мать Арины вместе со своими родственницами, которые взглянули на Арину и Артура, стоя рядом с уже подъехавшим такси. Ольга Ивановна ухмыльнулась, и посмотрела на своих троюродных сестёр:
- Спасибо, что приехали, вы знаете, по кому я скучала больше всего.
- Арина, ну иди сюда же, - махнула одна из тёток, заставляя Белову улыбнуться,- Такая ты молодец, такой праздник устроила, - они посмотрели на Артура,- Эх, не успела познакомить, нас со своим спутником, засранка этакая, иди обнимем на прощание.
Нехотя отступив от Артура отпуская его руку, она оказалась в объятии своих дорогих тётушек, с которыми толком и не вышло поболтать.
- о, тётя Оксана! - Ариана обняла, одну и перешла к другой,- Тётя Нина...
- Давай, дерзай, мы радуемся всем твоим успехам. Следи за братом, - проговорила Нина,- И не бери в голову ничего о Сергее, он мне никогда не нравился.
- Нинка! - Ольга Ивановна развела руками,- Ну, ты как всегда, деловая.
- Ой, я тебе еще на свадьбе говорила, что ты глупость совершаешь. Но ладно, все дело прошлое. Ты и сама вон, подняла двоих. Одна уж точно в тебя пошла, второй тоже далеко пошел.
- Ой, ладно, давай, - поторопила Оксана, - А то не жарко на улице, пусть идут. Вы приезжайте, у матери скоро тоже праздник, там поспокойнее будет.
- Привет от нас Прасковье Андреевне, - улыбнулась Арина,- И удачной дороги.
Тетки суетливо уселись в автомобиль и махнув рукой на прощание, наконец-то поехали домой.
- Арина, ну ты жук, - Ольга Ивановна мотнула головой,- Господи, как дети малые, то скромностью от них веет, будто школьников застали, то улыбаются ярче фонарей.
- Мам, ну фонари то тут поганые.
- Ай! Пойдемте, чай попьете, да разгонять всех надо. Я женщина уже пожилая, устала я от всех, особенно от Олега, когда-нибудь я пойму восхищения твоей бабушки на его счёт. А, и бабушка уехала, сказала, что обиделась на тебя.
- За что? - нахмурилась Арина.
- За то, что не познакомила с Артуром. Но это сама разберёшься. Она подуется и перестанет.
Они прошли внутрь, где заметно поубавилось гостей, и торт был изрядно задербанен.
- Так, пойду еще дерябну с Любой, а то она внезапно Машу потеряла. - женщина ехидно ухмыльнулась, многозначительно смотря на дочь.
- Как вовремя, - елейно проговорила Арина, и повернулась к Артуру,- Тётя Люба уверена в том, что ее дочь светочь науки, которой не до гулянок и отношений, и что она само целомудрие и скромность. Только вот она уже как больше получаса убежала с Колей к нему.
- Ну а что, Коля парень хороший, правильно сделала, а чего вы тут еще, не понятно.
- Уже выгоняешь? Мам, не стыдно?
- Вам виднее, - Ольга Ивановна развела руки в сторону,- Пойду узнаю, когда там такси-Алексей планирует сработать.
Арина искренне засмеялась, смотря на то, как мать пошла в сторону сына, которому что-то активно говорила Марина.
- Так, по текиле и тортику, или просто текиле? - она приподняла вопросительно брови, - Может есть иные предложения? Я готова рассмотреть.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

195

Ну, — Артур прищурился, с заботой смотря на Аришку исподлобья. — Ты так и не обозначила рамки. — Он пожал ладонью в воздухе.
Было и так невыносимо терпеть в Ведомстве, когда любая встреча с Беловой откатывала их отношения на уровень хладнокровных коллег. Пусть лучше эти неблагодарные немаги видят, что Арина больше не одна, а Артур получит те крупицы тепла, которых был вынужденно лишён.
Улыбнувшись, когда Арина вложила свою ладонь в его, Артур пошёл вместе с ней обратно, перебирая поверхностно их откровения в голове. Всё его нутро изводилось от неясной тревоги, но мозг, подогретый отличной текилой, убеждал, что теперь не предвидется ничего такого, с чем Артуру не удалось бы совладать. Остатки напряжения, разбуженного Лютым, всё ещё хранились в душе, но если вечер продолжится мирно, о них не стоило беспокоиться. Всё было хорошо. По-настоящему хорошо.
Они вернулись к дамам, и Артур остался немного позади, сцепив руки за спиной и закрывшись дежурным дружелюбием. Бросив взгляд на маму Арины, он улыбнулся более искренне, очень показушно проглатывая слишком выразительный оскал. Где-то на задворках сознания Артур сделал пометку, что ему придётся выучить всю большую семью капитана Беловой, но что это было для чистокровного мага? Так, лёгкая разминка.
Он не стал встревать в разговор матери и дочери, а просто шёл рядом, участливо повернув голову в их сторону. Вообще-то покурить хотелось просто дьявольски, но Артур всё ещё находился здесь не на тех правах, чтобы просто развернуться и пойти подымить.
Округлив брови, Артур весело фыркнул.
Ну, Колино стремление вполне понятно. Андрей удивил бы меня гораздо больше, но куда ему портить немаговских девок.
После заявления Ольги Ивановны, Артур сильнее сжал пальцы и с нескрываемой нежностью воззрился на Аришку. Ну, не говорить же ему, что он настолько морально вытрепан за этот вечер, что будет не полезнее перезрелого банана. Лучше успеть поймать искры смущения с живого личика, а заодно немного подзадорить мамино воображение — тем лучше, что она была совсем не против.
Пойдём, попробуем это кремовое чудовище. Может, это тот самый звездный час, когда любовь к сладкому наконец догонит меня.
Он подошёл к початому боку внушительной сладости.
Иди сюда, — оставленной лопаткой он отделил сначала один, потом второй кусочек, не без помощи расположив их на тарелках.
Знаешь, я бы даже мог поактивнее поотрываться, — признался Артур, откладывая лопатку и подхватывая тарелки. — Но чувствую себя немного... ужасно. Извини, — он хохотнул, возвращая добычу к их местам за столом.
Я очень устал. Ты помогла мне просто невероятно, но остатки всё ещё... В общем, устал, — сказал он, жестикулируя у груди, и заглянул Арине в глаза.
Давай по текиле? За удачу, — фыркнул маг.
Всё это фарс. Им бы стоило сидеть всё ещё в парке, пока багровый рассвет не выест тени из-под мокрых стволов, а там и до первых солнечных лучей. Вдвоём, вяло обмениваясь ничего не значащими шутками, прижиматься друг к другу, играться с ладонями, дышать одним воздухом. Или, быть может, омыть друг друга водой и лечь под прохладные простыни, разделяя тепло сонных сжавшихся тел. Артур вздохнул.
Как думаешь, Ольга Ивановна выпьет с нами? Может, позовём её? — Весело прищурился Артур.
На самом деле он бы хотел сказать, как Аришке идёт её воздушное платье. Как ей идут брюки, несуразные футболки, костюм — всё, что обитало в её гардеробе. Как чудесно она пахла, как радостно было видеть её здесь, среди близких, совсем не похожую на свою Арину Белову из магического Ведомства.
Надеюсь, я не слишком пялюсь, — спохватился Артур, выискивая глазами бутылку текилы.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (5 Апр 2021 21:29:14)

+1

196

I know that you need it
I think you should leave with me
'Cause you got me believing
That you shouldn't be all alone
You can use all of me

Эти дни были слишком длинными, хотелось просто отключиться, оказаться вдалеке ото всех, но наедине с Артуром, чтобы закончить этот вечер вместе. Столько слов, столько всего, что цепляло самые потаённые струны души, вырывая их, сминая и разворачивая через боль. Столько впечатлений, да ещё алкоголь в крови, который действовал усыпляюще.
- Ой, можешь не насиловать себя, - иронично проговорила Белова, смотря на то, как Шеффер подступил к торту. Этот десерт Арина заказывала за полтора месяца у одной девочки, что пользовалась популярностью в социальных сетях, и очередь у неё была фееричной, но отзывы объясняли ажиотаж на её творения, и ведьма надеялась, что она действительно не прогадала с кондитером, впрочем, судя по тому, что большая часть разошлась, можно было выдыхать.
Она помогла Артуру с лакомством, и было в этом что-то приятно обжигающее, такие мелочи, но вместе. Все теперь воспринималось иначе, приятнее, и хотелось удержать, продлить, до того момента, как вновь придется оказаться в ведомстве. Но нужно выждать и тогда все будет иначе. Она верила в это.
Арина подняла глаза, встречаясь взглядом с Андреем, который недовольно мотнул головой, явно демонстрируя то, что он в ней разочарован. Неприятный укол в сердце, оттого что лучший друг настроен против неё, но она не понимает почему. Оттого что он был оборотнем? Потому что маг?
Потом разберусь...Да что с ним такое?
Голос Артура и она повернулась к нему, улыбнувшись и утвердительно кивая, забывая о Павленко.
- Прекрати, я сейчас в таком же состоянии. Просто хочется выспаться хотя бы один день. - пальцы поправили съехавший кусок торта, и приподняв их, не церемонясь, Арина облизала крем, понимая, что было бы неплохо помыть руки, но было поздно,- Господи, как божественно. Если она делает также потрясно суфле, я готова продать душу.
Тихо цокнув языком, капитан мягко посмотрела на Артура, присаживаясь на своё место:
- Наливай, так где-е ложка? А вот! - девушка отправила в рот внушительный косок десерта, который некуртуазно норовил выскользнуть, что пришлось прикрыть рот ладонью.
- Нет, это флифком холосо... тфёрт.. - он хмыкнула сражаясь с куском, радуясь тому, что его все же удалось умять.
Ольга Ивановна хмыкнула что-то в сторону сына, который недовольно закатил глаза, а Марина сама перешла на десерт, что-то обсуждая с дочерью одних из тёток, имя которой Арина не знала.
- Думаю, в другой раз. Ей самой уже охота домой и спать. Мы с ней похожи, я понимаю, что она чувствует. Я просто скажу Лёше, чтобы всех выгонял. Или просто отвёз маму домой, пофигу на этот этикет. Она своё получила, а эти могут и до утра лудить. - их взгляды встретились, и он пристально следил за ней, что Арина вновь ощутила некую неловкость, проводя рукой по волосам,- У меня есть предложение. Готов рассмотреть? Мы сейчас допиваем этот шот, уминаем торт, прощаемся с моей мамой и идём спать ко мне? Вроде мой матрас ты заценил. И если ты будешь согласен, допивай и шуруй прощаться, и жди меня на улице, я соберу сумку и дам ценные указания брату. Мне кажется моя идея просто гениальна? М? - она широко улыбнулась и подняла стопку,- Ну и можем захватить пару бутылочек, только ткни каких.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/5p08nAw.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

197

So hard she’s trying
But her heart won’t turn to stone
And she keeps on crying
But I won’t leave her alone

She’ll be right here in my arms
So in love

Артур с интересом перевёл взгляд на Арину, когда она сунула пальцы в торт, и не смог удержаться от широкой, искренней улыбки. Вся такая смешная, дурашливая, совсем не похожая на сурового капитана, очаровательная в таких маленьких, непосредственных жестах. Наполнив их стопки, Артур сел рядом, со смехом наблюдая, как Аришка пытается утрамбовать сладости в себе.
Да просто прыгай в этот торт головой вперёд, — пофыркивая, сказал он, широко улыбаясь. — Только жевать не забывай, капитан, — облокотившись на стол, Артур прижал пальцы ко лбу, продолжая веселиться.
Так, ну... Если это настолько хорошо... — всхлипнув, он повернулся к своему куску и, обнаружив неподалёку ложку, отковырял гораздо менее выразительный кусок. Пихнув угощение в рот, он показушно поднял брови и откинулся, как будто пытаясь распробовать все нотки этого кулинарного произведения.
Мне кажется, не досолили, — нахмурился он в сторону Аришки, но тут же снова посмеялся: протянув руку, он смахнул остатки крема с кончика носа Аришки, которые она не заметила. На самом деле, было здорово вкусно, и такого куска для Артура хватит наверное на ближайший месяц. Отковыряв новый кусочек, он довольно охотно закинул его в себя.
Ладно. Тогда мы с тобой вдвоём, — прищурился маг, обхватив пальцами стопку. — Текила с тортом — это что-то новое... Впрочем, пора уже переставать удивляться, да? — и выразительно взглянул на Аришку, нежно улыбнувшись.
С ней многое становилось в новинку. Когда столько лет живёшь в добровольном дистанцировании от всех, всякие прелести вроде таких искренних, свободных разговоров ни о чём или самых невероятных откровений становятся новинкой. Артур чувствовал, что может идти вслед за Ариной и продолжать находить всё больше и больше. Всё-таки, это невероятное чувство, зародившееся между ними, опьяняло: Артур ещё никогда так не пренебрегал своей жизнью во имя кого-то, но в то же время и жить ему хотелось так обострённо, так яростно, как будто впервые научился дышать и никак не можешь надышаться. Наверное, поэтому посвятить кому-то своё сердце бывает порой даже прекраснее, чем быть любимым: ты обретаешь новую жизнь, полную смысла, наконец-то ты понимаешь, ради чего стоит жить, и силы сами наполняют твою душу.
Подняв свою стопку вместе с Аришкой, Артур опрокинул в себя текилу и свёл брови, пытаясь уговорить свой организм, что сладкий торт после этого — лучшее решение на свете.
Никаких возражений. Абсолютно согласен, — прожестикулировав ложкой изрёк Артур и взял тарелочку с тортом в другую руку, откинувшись на спинку стула. — Я бы лучше не придумал. Правда, я надеялся утром поднять своих, у меня есть идея по изменению тактики поиска, но если мы поедем к тебе, я просто не смогу думать о работе, — улыбнулся он, вперив глаза в тарелку и облизывая уголки губ.
На ум сразу пришли воспоминания об их последнем совместном утре, и от этого тепло разлилось в груди. Если сразу не торопиться в Ведомство, можно будет попросить показать, как работает этот её компьютер, и что это за экран был в нише между шкафами, а ещё встать пораньше и успеть приготовить более существенный завтрак на двоих. Ткнув ложкой в воздушный бисквит, Артур прикусил губу.
Ему многое хотелось сказать. Он был доволен тем, что собственное неравнодушие к Арине стало достоянием людей, пусть и только такого безопасного круга. Он переживал за своё пребывание среди немагов, но всё вроде вышло успешно. Он был бы не против ещё раз пересечься с Ольгой Ивановной и Маришкой. Он был уже достаточно пьян, чтобы говорить импульсивно, но ещё недостаточно, чтобы перестать думать о своих словах. И ещё много, много чего крутилось в голове — наверное потому, что он действительно устал.
Мы, конечно, можем пополнить твой арсенал, учитывая, что джину мы нанесли ощутимый урон, — вместо этого сказал он. — Но продолжать пить будешь сама в случае чего, потому что взрослый дядя маг точно собирается на боковую, — улыбнулся он, бросая взгляд на свою ведьму. — Что бы вы там не придумали, мадам. Мисс. Простите.
Он весело посмеялся, слизывая миндальный лепесток с задней стороны ложки.
Уверена, что не хочешь ещё и кусок торта с собой завернуть? Думаю, мама не будет против, — добавил он, сгребая остатки со своей тарелки. — А от тебя прямо искры летят. Ты подумай: здоровенный кусок — и ноль конкуренции, — с улыбкой отставив тарелку, Артур отряхнул руки и вздохнул.
Так. Ладно, пойду поклонюсь Ольге Ивановне и выйду покурю. Надеюсь, твой брат не сочтёт моё приближение за открытый наезд, — веселясь, он поднялся со стула и не смог отказать себе в удовольствии обойти сзади Аришку, опереться на спинку её стула и наклониться над ней.
Быстрее попрощаемся, быстрее попадём домой, — пониженным тоном сказал он, борясь с желанием поцеловать белую макушку.
Домой. Боги милостивые, домой.
И когда с прощаниями было покончено, Артур поискал глазами Арину, а потом вышел на свежий воздух. Глубоко вздохнув, он расслабленно выбил сигарету из пачки и прихватил её губами, а потом поднял к ней сложенные руки, как будто пытается прикрыть слабое пламя зажигалки от ветра. Естественно, никакой зажигалки у него не было, но и выискивать случайных свидетелей взглядом было так неохота.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (6 Апр 2021 13:53:38)

+1

198

All you have to do is close your eyes
And just reach out your hands and touch me
Hold me close don't ever let me go
More than words is all I ever needed you to show

Она не могла устоять перед тем, чтобы не закатить глаза, слушая и его и улавливая, как на фоне играют пронизывающие мелодии Foreigner.
Столько всего нового в простых мелочах, даже в обычном поедании торта, перед взором людей, на которых по большей части плевать, и как прекрасно радоваться тому, как спокойно все воспринимала мать. Мысли о маме, и совесть поджалась, указывая на довольно весомую оплошность, ведь они с Лёшей ушли, оставив матушку разбираться с их отцом один на один, но кажется Ольга Ивановна не была в обиде, она была довольной и умиротворенной мероприятием и событиями, пусть от нее и веяло усталостью. Но в любом случае, день она точно запомнит этот день.
- Захочу и прыгну, - засмеялась Арина, вновь смотря на мать и ловя ее довольную ухмылку, - Ну вот, смотрите-ка на него, какие жертвы пошли.
Прикрыв пальцами глаза, сквозь них ведьма весело наблюдала, как Артур пошел на подобные подвиги. Ей нравилось видеть улыбку на его губах, видеть это озорство, активность, наблюдать его таким, каким в Ведомстве его вряд ли видели. Беззаботность, легкость. И кажется они оба были на одной волне.
- Эй! Между прочим, я еле достала этого кондитера, - нахмурила нос Арина, и показала мужчине язык, вот так легко, взрослому мужчине, общество которого предпочитало сторониться некая часть ведомства.
- А что не так? Половина сладостей делаются с алкоголем? Просто тут увеличим пропорцию. В ручном режиме. - она пожала плечами хмыкнув, и салютуя своей стопкой Артуру.
Если бы не появление отца, то этот вечер был бы куда легче, но с другой стороны, стоило уже заметить, что каждое мрачное пятно событий, лишь благотворнее влияют на ее отношения с Артуром, заставляя говорить, открываться и доверять. Наверняка, они бы и так дошли до этого, но события пусть и через нервные всполохи, но форсировались довольно-таки удачно. Эти мысли заставляли мысленно Арину ухмыляться, раз за разом думая о том, что случайности не случайны.
- Ну, до утра можешь не думать, - ехидно изогнула губы Арина, - До утра можешь спать. А потом, уже и разберемся с работой. Может ты мне и подскажешь, где мне лучше искать моего типа. Но его я покажу тебе только завтра. - она вновь нахмурила нос, демонстрируя свою детскую вредность весьма красноречиво,- Ясно? И в конце концов, даже если идти в ведомство, - голос стал ровнее и спокойнее,- Можно сделать это и во второй половине дня, мне по крайней мере. Ибо завтра Шевцовой из Архива не будет, народ то отдыхает. А мне надо поднять еще более ранние записи о посещениях, - она выпрямилась и осознанно моргнул, виновато глянув на мужчину,- Не туда меня понесло, да?
Каждая минута и осознание того, что не надо прятаться отпечатывались в голове, приятными воспоминаниями и ощущениями, новыми, полными смущения, неловкости, и желания, чтобы подобное стало чем-то обыденным. Только, каждая такая мысль, и Арина одёргивала себя, пытаясь успокоиться и не торопить события, что и так бесконтрольно развивались вопреки всему.
- Ой. если что, пить в одиночестве, мне не привыкать, - она цокнула языком, - Но упереть пару бутылок я намеренна, не все же Лёше оставлять.
Арина посмотрела на торт и скривилась с сожалением:
- Предложение прекрасное, но потом некоторые тренеры, заставят это отрабатывать. - она хохотнула, смотря в сторону брата, который явно уже был спокойнее и даже улыбался на то, что ему говорила мать, изредка с уже размеренным укором переводя взгляд на сестру. - Он и так мной не доволен последнее время.
Вновь мягко засмеявшись ведьма отрицательно мотнула головой:
- Нет, Лёшка может много на что фырчать, но он все принимает, точнее пытается, просто у него характер такой, пытается брюзжать, а потом вроде и ничего. Давай, я тогда подойду к паре тетушек, и дам указания, и прибегу.
Арина поднялась с места, подхватывая свою сумку, ей надо было попрощаться с тётей Верой и дядей Антоном, к которым так и не подошла за вечер, и которые являлись ее крестными родителями.
- Лёш, короче бери уже маму и увози, она вон устала,- после прощания с крестными, Арина подошла к брату.
- Знаю, я вот пытаюсь. Марина сказала собрать остатки еды и алкоголя уже. Но, мама хочет все по этикету, до последнего гостя, - Алексей закатил глаза.
- ну, Олег может жрать и до пяти утра. - ведьма насупилась, - Ну и пусть сидят, а ее забирай. - она повернулась к матери,- Мам, ну харе, езжай уже домой, ты уже пятый раз зеваешь за семь минут.
- А ты не следи за мной, лучше смотри, чтобы тебя Артур не заждался. - фыркнула женщина.
- А ты стрелки не переводи, ага! - ответно фыркнула Арина.


Палочка весьма ловко скользила между пальцев, и казалась гуттаперчевой, поддаваясь движениям Андрея. Немаги не поймут, что это за предмет, да и не обратят внимание, но вот посвященные явно не оценят демонстрацию в столь мирной обстановке.
Павленко сидел на небольшом заборе, что огораживал пожухлый и не самый ухоженный газон, смотря на серый асфальт. Было предсказуемо, что Арина выйдет позже, он слишком хорошо ее знал, знал что Беловой надо будет все проконтролировать до конца, проследить, и подвести итоги.
Андрей скосился на вышедшего Артура, и тут же отвернулся хмыкнув.
Даже интересно, как бы твоя семья отреагировала, знай, где ты находишься? Среди немагов. Как отвратительно... - он слегка повернул голову,- Сначала у меня был вопрос, что ты тут вообще забыл, но оказалось, что моё самое страшное предположение сбылось. Ты подкатил шары к Арихе. Приперся на  с е м е й н ы й  вечер. А я не думаю, что ты часть ее семьи. Я да. С самого детства. А вот ты? - он поднялся, не выпуская палочки, играясь с ней,- Ты специально ее накручиваешь на кануне дисциплинарного слушания? Тебе настолько плевать? Я понимаю, что дело уже решенное, я бы тоже это ушлепка грохнул, напади он на меня ночью. Но она переживает, я это знаю, а ты не даешь ей придти в себя. Ты же нихера о ней не знаешь. Не знаешь, что и как она переживает. Не знаешь, что ей надо. Ей не нужен маг рядом, особенно чистокровный. Я столько лет пытался доказать ей, что не все чистокровные мудаки, а ты явно хочешь лишь сильнее укоренить это в ней. Хватит давать ей надежду, у вас нет будущего.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/h342znW.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

199

Наконец-то, хоть кто-то решился выступить открыто. Впрочем, даже так открытое хамство стало для Шеффера сюрпризом.
К старшему по званию на "вы" и по имени отчеству, Павленко: твоё панибратство неуместно. — Спокойно сказал Артур, легко скользнув взглядом по Андрею.
Палочка нетвёрдо зажата в руке. Если брать в расчет эффект неожиданности и банальное отсутствие недавней боевой практики, скорость вскидывания палочки на изготовку у Андрея составит в среднем девяносто сотых секунды. Шаг вплотную лишит его пространства для манёвра, так что время увеличится дополнительно, и вместе с этим собственная палочка будет уже в руке на уровне пояса. Уход в сторону от внезапного защитного выпада через его правое плечо — короткий импульс через почки вызовет оглушающую боль, а следующий, над ухом, в череп отправит идиота в страну Морфея. Или в Навь, если немного усилить заклинание. В общей сумме Андрей окажется физически неспособен дерзить приблизительно через одну и девятнадцать сотых секунды, это при том, что Артур пьян и вымотан. Слишком долго. Впрочем, это был только один из вариантов развития событий, а уж на подобные вещи воображение охотника за головами работало превосходно.
Типичный чистокровный. Впрочем, работа в отделе Арины очень явно сказывалась на его речи и поведении: слишком шероховатый, слишком прямой, не изящный наезд лоб в лоб выставил бы его дураком на светском вечере. Впрочем, Артур допускал, что Андрей ведёт себя так специально, показывая своё пренебрежение, что, впрочем, его не оправдывает: породистые маги ведут себя одинаково гордо в любой ситуации, а он плакал как дворовый школяр. С другой стороны, его откровенность целительно встряхнула Артура: он никогда не забывал, какой мир шевелится вокруг, но попробовал ненадолго закрыть на это глаза. Не надо было.
Ага, среди немагов, да ещё и имею наглость получать от этого удовольствие. Воистину, омерзительно.
К счастью, я действительно не часть семьи, а потому наш союз не сможет оказаться столь противоестественным, окажись я, скажем, ей братом. — Артур затянулся и отнял сигарету ото рта. — Понимаю: даже ваши предки не опустились бы до такого. — и выдохул густое облако дыма.
К счастью, каким-то мистическим образом их семейные древа с Андреем не пересекались, и оба мага имели уникальную возможность проехаться по ветвям, не задевая честь собственных кровных уз. Для таких древних родов, как у них двоих, это было редкостью.
Но самое важное крылось не в банальном хамстве, желании поддеть или неприкрытой ревности. Андрей упомянул дисциплинарку по делу, слишком хорошо напоминающему его убийство в лесу. Артур не шелохнулся, не изменился в лице, даже сердце его билось ровно, но вот тепло явно отхлынуло от пальцев. Арина ничего не сказала о том, что ей предстоит слушание. Ничего о том, что она сказала Иванову по делу Лебединского. Артур ничего этого не знал, но афишировать перед этим идиотом недостатка своей осведомлённости не собирался.
От бравирования чужой смертью Шеффера перекосило.
Что ты несёшь, — оскалился Артур. — Она профессионал, зачем ей дополнительная концентрация для уже решённого слушания?
Глаза встретились с глазами. Как всё-таки интересно устроено цивилизованное общество: почему-то разбрасывание словами и фривольное поведение не считается столь грязным и злым, как снятая кожа с лица. На самом деле, больше всего на свете Артур сейчас хотел повесить этому отбросу многотонный ошейник, пусть попробует снять заклинание, стоя раком посреди немаговской улицы. Под сердцем понемногу нагнеталась холодная, чёрная злоба, и уж если давать ей выход, то только на Андрея.
Про Арину Артур старался пока не думать.
Столько лет, Павленко, а всё безуспешно, да? Ничего. Пора переключиться на кого-то своей лиги и не пытаться замахнуться на большее. Воротынским нужны наследники.
Артур не удержался от ядовитой иронии в своём голосе. Павленко, мальчик с короной на голове, думает, что возможность закорешиться с полукровками сделала его уникальным, а значит неприкосновенным. Как же много ему предстоит учиться.
Следи за языком, — Шеффер мелко сплюнул. — Испортив со мной отношения, ты только проигрываешь.
Растерев рассыпающийся в ничто окурок между пальцев, Артур повернулся корпусом к Андрею.
Неужели ты серьёзно ждал, что я сейчас всё брошу и навсегда уйду не попрощавшись? Не лезь не в своё дело, Павленко. В следующий раз тебе очень не понравится.
Не отводя взгляда, Артур добавил:
И убери свою палочку.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (6 Апр 2021 23:24:33)

+1

200

Андрей чувствовал, как напряглись желваки, и он лишь косо усмехнулся, смотря на старшего мага, который пытался рассказать Андрею о манерах. Тут, в мире столь далеком от того, где они должны были пересекаться.
О, неужели, ты мне это хочешь поведать? Тут?
- Разве? Мы же не на званном вечере, да и не в Ведомстве, чтобы красоваться, или делать вид, что пытаемся держать субординацию и думать, у кого слог изощрённые. Или тебе это принципиально из-за возраста?
Ну, смотри ты постарше, а я вот контролирую себя независимо от фаз луны. Тем более, "вы" должно демонстрировать уважение.

Андрей говорил легко, приподнимая уголки губ, продолжая крутить палочку в руках, косо посматривая то на Артура, то переводя взгляд на выход, ибо Арине лучше не быть свидетелем их диалога, ей это ни к чему, к тому же она вряд ли оценит его заботу, когда явно мысли у нее забиты своим неверным решением.
— О, вспомнил о сохранении чистоты? - Андрей склонил голову.
Павленко хмыкнул, он прекрасно знал о том, насколько щепетильными могут быть семьи, чтобы сохранить достоинства своего рода и преумножить его. И если его бабушка смотрела на подобные подходы лояльно, лишь бы был счастлив, Андрей не сомневался в том, что матушка уж точно подобрала ему подходящую девушку, только сам Павленко не знал, чего он хочет. Точнее знал. Но не мог это получить.
- Пусть ей и не трудно будет показать свои воспоминания, я знаю, как она переживает подобные инциденты, для одних смерть другого -  норма, а для нее - нет, чтобы она не говорила. Я вижу, какая она последние дни. Я пытался ей сказать, что Григорий сам виноват, но я вижу, что ее это гнетет. Но тебе то плевать. Не ты же будешь там.
Андрей очень надеялся на то, что Арина не потащит Артура на заседание, ведь она явно собиралась скрывать эти отношения, в ином случае, сегодня для него это не стало бы таким сюрпризом, выжигающим все внутри, раздражающим, заставляющим стискивать зубы. Шеффер и так неплохо поднасрал своей семье, схватив проклятие, а теперь еще и явно смотрел на ту, что не должна была быть его ни по каким рассуждениям логики. Шефферу было просто весело, и он не понимал, он не знал то, насколько ранимой может быть Белова, а главное, во что это может обратиться.
Слова Артура резко вдарили по Андрею, заставляя его расправить плечи, смотря на оборотня и приподнимая брови.
— К чему мне переключаться, я же знаю, что когда приходит время остепениться, нам находят нужную невесту. Хотя нет, для некоторых это пережиток прошлого, у меня будет выбор. А вот тебе уже нашли? Уже и подобрали кого-то племенного? Я же знаю, как у нас это решается. А Арина же даже не подумает. Хочешь все довести до максимального драматизма? - он хмыкнул, - Впрочем это будут ее проблемы. А о Воротынских не беспокойся. Знаешь, я то понимаю, что со мной она не будет свободной. Потому что, я знаю, что она любит, что ей нравится, как она привыкла, что претит, а что нет. Поэтому я просто буду рядом. И даже не скажу ей "я же говорил" потом.
Андрей фыркнул:
- Интересно в чем? - Павленко скептически посмотрел на Шеффера и ослабился,- Ой, нет, ты бы был разумным, если бы ушёл сейчас, но ты же не такой. От тебя одни неприятности. Оглянись вокруг.
А знаешь что? Просто ответь себе на вопрос, если она завтра вообще не захочет ничего общего иметь с магией, с Ведомством и уйдет работать администратором к своему брату, что же ты сделаешь? Как на это отреагируют? Убедишь себя, что сможешь принять суть немагов? Ты их презираешь. Тебе претит это. А Арина, регулярно думает об этом. Еще одна причина, почему я принял разумное решение, а не думал сиюминутными эмоциями.

Андрей, перестал крутить палочку, и лишь плотнее сжал ее, убирая руку под куртку, но готовый в любой момент выставить щит или атаковать.
- Я дорожу ей, и не хочу, чтобы ты портил ей жизнь.
[nick]Андрей Павленко[/nick][status]It's like an avalanche[/status][icon]https://i.imgur.com/lZbTPq2.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eRIkju9.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Андрей, 31</a></div>Работаю в бюро Смешанных Расследований, пытаюсь не думать о ней и хочу его шкуру у своего камина.</div>[/lz]

+1

201

So break yourself against my stones
And spit your pity in my soul
You never needed any help
You sold me out to save yourself

Губы Артура медленно растягивались в улыбке, пока его не разобрало на утробный смех, но при этом глаза его не смеялись, и холодная маска лица лишь слегка исказилась.
Я подозревал, что ты слегка туговат, но чтобы ещё и на ухо, — он смотрел зарвавшемуся парню прямо в глаза. — Жалко пугать добрых людей бессвязными воплями, а то я бы помог тебе поправить слух.
В обычной ситуации Шеффера бы не тронула шпилька насчёт своего проклятия, но сегодня был особенный день и особенный повод.
Что-то не похоже это на самоконтроль, Павленко.
..."Мы уже не чистокровные маги, Артурчик, мы — оборотни. Они отвергли нас, но продолжают запускать когти в нашу жизнь, не желая отпускать ошейник контроля на наших шеях"...
От кого угодно он был бы готов выслушивать подобные речи, но только не от Андрея, который перед этим пытался качать права на счёт Арины. Злоба развернулась ощутимее, буйно расцветая вокруг чёрного сердца, и ей было недостаточно пустых угроз и высокопарных расшаркиваний. Она хотела видеть противника на земле, жружего пыль и судорожно бьющегося в конвульсиях, преисполненных покаяния. И чем больнее было Артуру, тем злее он становился.
И если своими нападками Андрей только слегка раззадоривал, то вот вскрывшиеся подробности тонули в груди неподъемным острым мечом.
..."Если потребуется сделать что-то, чтобы защитить тебя, а тебе это не понравиться, я это сделаю"...
Уже сделала.

Она не убивала Лебединского, это был Артур. Она избегала его, чтобы сосредоточиться, а он взял и заявился сюда. Наверняка подготовка ложных воспоминаний была похожа на очищение разума перед полнолунием: если перед обращением оборотень на чем-то зациклен, волк будет пытаться добиться этого. Поэтому чудовища убивают своих самых любимых — в момент бесконтрольной агонизирующей боли, человек судорожно цепляется за ближних в поисках помощи. Должно быть, когда легиллимент вторгнется в память, он вызовет похожий стресс, и даже подсознание не должно подвести воспоминаниями о том, ради кого ты лжёшь. А он мешал ей. Он, по незнанию, своими руками рыл ей яму, когда хотел только защищать.
Эта мысль выхолаживала тело и душу. Ему нечего было ответить. Ему правда нечего было сказать в своё оправдание.
Сконцентрируйся. Точка на лбу: в ней центр боли. Почувствуй её. Почувствуй всю боль в ней, в одной точке.
Похоже, твои попытки не слишком хорошо работают. Что-то я не видел её улыбки в твоём присутствии, — холодно произнёс Шеффер, ощущая, как первобытный гнев наливает тело стальным холодом. Он давил собой, как давил оборотней Лютый, в его глазах неприкрыто читалась уже не угроза, а обещание. Достав пачку плавным движением, Артур выбрал оттуда сигарету и запалил её в ладонях. Дым безобидным вдохом пролетал насквозь.
Понимаешь, а никак не заткнёшься, — вздохнул Артур, вдыхая дым глубже. Он не собирался отвечать на каждую фразу этого выскочки, но не мог не признать, как бодро сомнения крепли в его душе. Это было неправильно, от кого угодно стоило набраться укоров и сплетен, но не от Павленко, только вот взбудораженной душе этого не объяснить.
Сконцентрируйся.
На вопрос, чем же может быть чревато испортить отношения со шпионом, ведущим личные дела и имеющим доступ к грязному белью, а также с текущим объектом интереса собственного капитана, Шеффер брезгливо скривился:
Спросишь у начальника. Это ведь она обычно думает за тебя, — и выдохул плотную струю дыма.
..."От тебя одни неприятности"...
И вот они, начались уже, так рано — боги, так рано! Ещё не успев раскрыть порыв их душ, он успел испортить Арине всю её жизнь, вынудив взять на себя своё убийство, а теперь ещё подрывающий её слушание. Впервые, когда ему показалось, что он может надеяться удержать в руках сильное, хрупкое счастье, он снова начинал сжимать слишком сильно, пока не задушит насмерть.
..."Сконцентрируйся. Точка на лбу: в ней центр боли. Почувствуй её. Почувствуй всю боль в ней, в одной точке. Почувствуй, как ты меняешься. От этой точки, и вдоль хребта. Ты маг. Ты человек. А теперь ты становишься сильнее"...
Подавшись к Андрею, Артур утробно зарычал. Густой рык клокотал в грудине, и светлые голубые глаза видели каждую чёрточку, каждую пору на лице Андрея обострённо чётко, а нос улавливал всю гамму его запахов, от пота и попсовой пены для бритья, до тонкой кислоты дизбаланса кожи и лёгкой примеси тревоги. Его сердце набатом билось в ушах оборотня.
..."Пора выпустить волка на свободу"...
Да кто ты такой, чтобы указывать мне? — Жёстко проговорил Шеффер. — Я устал выслушивать твоё нытьё.
Артур дёрнул подбородком на руку Андрея, застывшую под курткой, где он продолжал сжимать свою палочку.
И что ты вцепился в неё, как в свой дрожащий болт: боишься, что я брошусь на тебя? Загляни лучше дней через двадцать, только печень не перегружай накануне: такая горечь утром на языке остаётся... неприятная, — выразительно поморщился оборотень и цокнул языком, явно демонстрируя, как неприятно есть плохую человеческую печенку. Он где-то читал, что лимоны способствуют разжижению желчного секрета, но такими премудростями он будет готов поделиться, когда говнюк добровольно пойдёт под нож.
Но Артур при этом ни секунды не терял серьёзности, снова слегка подаваясь к Андрею.
Перестань играть в защитника, у тебя нет прав лезть в чью-либо жизнь. Тебе просто до соплей обидно быть свидетелем, неспособным ни на что повлиять. Я бы порадовался, что у тебя хватило яиц высказать это всё мне, а не присаживаться на уши Арине, но что-то мне подсказывает, что твоя мелочная натура сначала добралась до неё, потому что так тебе проще. Даже нехотя, она всё равно будет слушать тебя, потому что ты ей дорог. А мне ты — нет. Так что сходи-ка нахуй, Андрей, пока не простудился.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

202

Ohne dich kann ich nicht sein, ohne dich
mit dir bin ich auch allein, ohne dich
Ohne dich zahl ich die Stunden, ohne dich
mit dir stehen die Sekunden, Lohnen nicht


Очередная коробочка с остатками пиршества легла в пакет, и Арина быстро глянула на часы, надеясь, что Артура не сильно заденет то, что она задерживается на пару минут, ведь он сможет успеть спокойно предаться своей вредной привычке, которая ему безумно шла, а она пока уличит пару минут наедине с матерью, пока Марина и Алексей заняты остатками гостей.
- Точно не возьмёшь? - Ольга Ивановна многозначительно посмотрела на дочь.
- Мам, нет, спасибо, я такси брать не хочу, сама понимаешь, а прыгать не удобно будет, если что Лёша пусть завтра завезёт, - Арина приподнялась довольно хмыкнув,- Но три бутылки я засунула! - она хлопнула по сумке.
- Дочь-алкоголик - горе в семье, - ухмыльнулась мать,- Очень интересный мужчина, кстати. Импозантный такой, некоторые тётки аж рты пораскрывали.
- Да, есть такое, - смутившись Белова поджала губы и провела рукой по волосам.
- Породистый такой. И я не удивлена, что ты выбрала мужчину старше себя. - Ольга Ивановна одобрительно улыбнулась, Но могла бы и не скрывать. - женщина многозначительно посмотрела на свою дочь, которая укладывала последний контейнер.
- Да, считай, что ты первая. Ну и вся родня. Я просто еще сама не всё осознала, но...- Арина по-девичьи улыбнулась и вытянулась, ... но надеюсь всё получиться. - она сцепила пальцы,- Так, что вот.
- ой, довольная! - Ольга Ивановна хохотнула,- ну, может мне теперь поспокойнее будет, что ты там. И как ты там. Так, что спасибо за помощь, иди давай. И спасибо за праздник, ты чудо. - женщина с теплотой сгребла дочь в объятия, и довольно подмигнула.


Андрей выпрямился, принимая тактику своего противника, предпочитая реагировать на высказывания. Волшебник лишь скрестил руки на груди, наблюдая за тем, как Шеффер явно выходил из себя, это видно было по светлым глазам, что сверкали в бледном свете фонарей. Конечно, Павленко понимал, насколько сильным раздражителем он мог быть для этого человека, и знал, на что следует бить, чтобы уязвить чистокровного. Андрей рос в этом обществе эгоцентричных представителем лучших династий, жил в этом, он знал, у какой семьи какой подход, и тех, кто был безумен на том, чтобы чтить давно устаревшие традиции. Поэтому он не был удивлен в том, кого увидел на передовой, когда чистокровные готовились к, якобы, нападению на ни о чём неподозревающих немагов.
- Ну, мне же проще от этого, - он елейно улыбнулся,- Думает, заботиться. Я это ценю.
Он фыркнул, приподнимая подбородок, и ловя взгляд оборотня.
- Я не ною, - Андрей выдохнул с нотками разочарования, - Это называется: за-бо-та и у-час-ти-е! Ты знаешь, что это такое? Хотя даже если знаешь, толку то. Ты же эгоист, у тебя на лице написано. Да и вся ваша семейка... Хотя ладно, до обезумевших Романовых еще далеко.
Пальцы крепче сжали древко, и Павленко сузил глаза:
- О, угрозы! Тебе бы поводок хороший и цепь, да подальше от людей держать. Не знаю, кому ты там отсосал, что тебя в Ведомство взяли, но это было слишком глупое решение руководства, держать зверя рядом с людьми. Хотя возможно нюх твой действительно полезен. Или какой компромат и на кого имеешь ты? Я ведь был уверен, что Аришка мудрее, подумал бы, что ты ей по мозгам проехался, не зная о ее способностях. А ты сам то веришь ей? Хм, я даже не подумал об этом...
Молодой маг позволил себе расслабиться, когда Шеффер подался к нему.
- Хорошо, что ты понимаешь, что я никуда не денусь из ее жизни. Конечно, ты можешь проявить себя и показать эти воспоминания ей, и она конечно страшно обидеться на меня, возможно не будет разговаривать пару недель, но я уверен, она меня простит. Хм, даже интересно сделаешь ли это? М?
Он хохотнул и поднял глаза на открывшуюся дверь, и отступая чуть дальше от Артура, натягивая на лицо максимально непричастное лицо, подобно говорил о погоде эти пару минут.


Арина поправила подол платья и и накинула на себя тонкий кардиган, после махнула оставшимся рукой и закинула сумку на плечо, в которой очень коварно звякнули бутылки. Настроение было чертовски приподнятым и хотелось улыбаться, но помимо улыбки всему миру очень сильно хотелось спать. Арина толкнула дверь, встречаясь своим радостным и воодушевленным взглядом с Артуром и довольно улыбаясь, а затем переводя свой взор на стоявшего рядом Андрея.
Улыбка невольно дрогнула потухая, ибо предчувствие подобно змее предупреждающе зашипело, сделав опасное кольцо, оголяя клыки:
- О, вы тут. Всё нормально? - нет, нихрена не нормально, ты же чувствуешь.
Сердце опасливо сжалось, и Белова лишь нахмурилась, вновь растягивая улыбку, подходя ближе.
- Всё отлично, Ариш, просто разговоры давних знакомых, ты же знаешь, мир тесен, - Андрей очаровательно улыбнулся.
- Там, мама звала тебя, - насторожено проговорила Арина указывая большим пальцем на дверь,- Хочет поблагодарить твою бабушку и передать ей презент.
- Отлично, - довольно проговорил Андрей, подскакивая к Арине и кладя руку на плечо,- Удачного вечера.
Павленко быстро ретировался за дверью, и Арина тряхнула головой, вновь расслабленно улыбнувшись, хотя на душе что-то неприятно кололо, Андрей вроде всегда был весьма дружелюбным, но вел он себя не совсем привычно, что не могло не озадачить.
- Странный он сегодня, - она подошла к Шефферу и протянула ему руку, - Ну что, готов? - она задумчиво нахмурилась осматривая территорию ища укромный угол для трансгресси,- Пошли вон туда, там темно, и уже через пару минут я наконец-то смогу скинуть с ног это средство пыток. И кажется нам придется выяснить, кто первый займет ванную! Могу уступить тебе.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You're the only one that I'll ever know[/status][icon]https://i.imgur.com/h342znW.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/KFGJ6Xz.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

203

And I won't listen to your shame
You ran away - you're all the same
Angels lie to keep control...

Казалось бы, к тридцати годам должно было отрастить немного понимания, но в случае с Павленко дела обстояли совсем плохо. Может Арина случайно затёрла ему память о пиздюлях вместе с какой-то информацией. Было приятно подумать о том, как быстро в привычном Артуру окружении этого выскочку разобрали бы на органы. Привык к общественным рамкам и думает, что неуязвим. Гнида.
"Поводок". "Цепь". "Зверь". Гнев душил так сильно, что даже притупился слух от хлынувшей крови к голове. Как же хотелось показать ему, насколько он прав, и почему оборотня действительно стоит держать подальше от людей, особенно тех, кто не следит за своим языком. Банальные царапины от него никогда не сойдут с кожи, а кровавый укус способен частично передать любовь к свежей крови и мясу. И это не говоря о том, что тупая звериная злоба способна подтолкнуть на насилие, исполненное с воображением и изяществом человека, привыкшего к нему.
Вали отсюда, — низко процедил Артур.
Ты мне не угроза. Не судья. Никто.
И мне не придется прибегать к таким сложностям, как демонстрация воспоминаний. Арина сама поймёт, кто мне рассказал. Люди всё ещё умеют общаться ртом, Павленко, и для этого порой требуется гораздо больше доверия, чем для демонстрации содержимого своей головы.

Аришка выскочила из дверей, и первым порывом Артура было поскорее развернуться и уйти, уйти как можно дальше, чтобы не видеть, как она изменится в лице, чтобы уберечь её от своей ярости, которая совсем не предназначена для неё. Кровь шумела в ушах, и Артур изо всех сил старался проглотить тугой ком, душащий его поперёк шеи. Улыбка Беловой, такое драгоценное зрелище, сейчас была худшим бичом, вспарывающим душу одним хлёстким ударом, потому что Артур понимал: придётся сказать то, что сотрёт её с милого лица.
Артур отвёл глаза, когда она подошла ближе, и позволил Андрею свободно позубоскалить. В конце концов, Павленко сам всего лишь очередной чистокровный мудак, нашедший повод вдосталь поплеваться желчью. Даже его напоминания о собственном древнем роде, об обязанностях, о проклятии не так резало душу, как осознание собственных ошибок.
Когда Андрей ушёл, Артур сбросил сигарету, без внимания успевшую истлеть до самых пальцев.
Давай я возьму что-нибудь, — глухо произнёс он, поднимая протянутую руку к явно тяжелой сумке и в это время изо всех сил стараясь обуздать дьявола, разбуженного Андреем.
Очень плохо получалось с ходу унять такое количество злобы. Нельзя, нельзя было давать ей выход, нельзя было давать ей взять над собой контроль.
Сконцентрируйся.
Её болтовня делала только хуже. Как легко и свободно чувствовалось совсем недавно. Как много веры было в то, что всё может сложиться хорошо, и как просто было дать волю старым сомнениям и страхам. Это было неправильно, это нужно было побороть, уничтожить на корню, только внутри помимо этого шла война на столько фронтов, что защита постепенно терпела поражение. Отвратительное чувство: идти рядом с человеком, который не подозревает, что ты уже знаешь тайну, и что ты собираешься сдёрнуть его с небес на землю.
Они отошли в сторону, и ресторан скрылся за углом. Сегодня суббота, слушание будет как минимум в понедельник, а значит, если сейчас он не пойдёт за ней, у Арины будет целый день, чтобы постараться очистить рассудок полностью.
Арин, подожди, — Артур остановился, рассматривая асфальт.
Я люблю тебя. Боги. Я люблю тебя. Зачем, это просто невыносимо.
Почему ты не сказала, что тебе дисциплинарку назначили? — Негромко спросил он спокойным голосом, поднимая на неё глаза. На неё, невыносимо красивую, уставшую после праздника, мечтающую о душе и сне.
Скажи, что это неправда. Скажи, что всё это бред, это выдумки, и что всё будет в порядке.
Какое дело будут рассматривать? — Так же спросил он, почти мягко, заглядывая Аришке в лицо.
Ты готова впрячься за первого, кто был ласков с тобой? Я понимаю тебя, как, наверное, никто другой. Но зачем, зачем так поступать со мной?
Я и так с трудом поверил, что могу рассчитывать на близость с той, достаточно сильной, которую не смогу погубить. Но, видимо, ты оказалась даже слишком сильной.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

204

Через тернии, провода
В небо, только б не мучиться.
Тучкой маленькой обернусь,
И над твоим крохотным домиком
Разрыдаюсь косым дождём.

Легкость, она приятно текла под кожей, и хотелось скорее уже оказаться подальше от всех, в уютной квартирке, чтобы упасть на кровать и уснуть до утра, выбросить эти несколько напряженных дней, что выдергивали последние нервы с злостной болью. Они оба заслужили отдых, тишину и немного времени наедине, чтобы лучше узнать друг друга, чтобы прикасаться друг к другу, и очень стараться не торопить события, которые лишь наращивали темп... Нет, попросту  отдаться на волю этому потоку, что захлестывал, что сбивал, и ожидать, куда все это вынесет, ведь надежда не даст утонуть.
Сердце, больно кольнуло, стоило услышать тон Артура, что стирал улыбку с ее губ, а змея внутри, сотканная из предчувствия и опасения становилась лишь мясистее, что от ее яда, разило на расстоянии, хоть она даже и не успела укусить, лишь обнажала клыки, лишь сворачивалась кольцами под сердцем.
- Артур? - обеспокоенность в голосе Арина слышалась весьма отчетливо слушалось, когда его пальцы взяли ее сумку, и холод прошёл по спине, вытряхивая всю эйфорию. Что могло произойти за пару минут, что мог сделать Павленко? Что она успела пропустить?
Взгляд темно-серых глаз изучающе прошёлся по мужчине, пытаясь уцепиться хоть за что-то, желая понять, чем вызван гнев, который он старался удержать, но который так сильно отдавал в его глазах, который был физически ощутим для нее. Горло сжимало, и лишь непонимание в голове,  только змея в душе плотнее сжимала кольца, шипя все яростнее, пробуждая страх и подпитывая предчувствие.
нет... нет... откуда?
Напряжение, оно выматывало, оно вворачивалось в сознание, но оставалось лишь выжидать, чтобы понять, что за событие посмело столь резко все изменить, опять... Что было сказано? Возможно очередная схватка чистокровных? Нет...
Стоило отойти в сторону, пропасть в тени, скрывающих их от взглядов, как он остановился, и Арина послушно вторила ему, ожидая наконец-то услышать причины, надеясь, что он скажет, что произошло, совершенно не имея в голове предположений, кои могли бы быть логичными или обоснованными.
Жду, - отозвалась Белова, поджимая губы, нервная дрожь крупными раскатами прошлась по голове к грудной клетке, вскармливая сидящее там существо.
Подобно ушату холодной воды на разгоряченное тело, способного выбить всю душу из тела прозвучал его вопрос.
Неимоверно! Невозможно! Что могло произойти, чтобы он это узнал, как повернуться разговор, чтобы это всплыло, ее же не было не более семи минут... Больно сдавило грудь, и губы пересохли.
Зачем? Как? Какого хуя?!
Змея в груди раскрыла пасть впиваясь острыми клыками в душу, силясь оторвать слишком большой кусок, непосильный ей, но яд горечи слишком сильно впрыснул, пробуждая боль. Она знала, что это сможет всплыть, но она надеялась на то, что этого не произойдет, не должно было, ибо все было весьма камерно, и слишком ограниченный круг людей знал об этом, ведь е это был ее выбор, ее дело...
Андрей....
Злоба засочилась из-под клыков змеи, злоба способная подняться в разум быстро, затмевая его, вызывая неконтролируемую жестокость, которую Арина искренне боялась, вечно стараясь утопить ее, закрывая ту часть, что оставалась в Ведомстве, что недолжна была пробуждать по другую сторону ее работы. Желание сжать горло друга, передавалось в пальцы, что заклинания били готовы вырваться из-под пальцев, ища свою жертву, которая явно полезла не в свое дело. И с умыслом, - шептала змея-предчувствие в самое ухо.
Нет! Не может быть! Не мыслимо. Он же не мог? Но... сделал...
- Пожалуйста. Давай не на улице. Ладно? - отрывисто проговорила Арина, стараясь унять пробирающий ее гнев, стараясь удержать злобу и раздражение, глобоко вдыхая, и заставляя себя не вернуться в ресторан.  Она опустила взгляд в асфальт, прикрывая глаза, давя в себе рвущуюся импульсивность.
То, что Арина скрыла это от Артура вызывало в ней неловкость и упреки совести, что она не смогла быть до конца честной с ним, но только она не жалела о принятии своего решения. Слишком ярким было раздражение на Андрея, что любил много говорить, совершенно не думая о том, кому он и что ляпает.
- Идём. - она бесцветным тоном ответила ему, беря за руку, и схлопываясь в темноте.

Подъезд. Звук ее шагов эхом отзывался на лестнице, пока она поднималась с пролета. Щелчок замка сумки и звон ключей. Открытая дверь. И желание оказаться радом с Андреем и укоротить его язык.
Он может не хотел?...
С-смеш-шно...

Арина скинула кардиган и туфли, молча проходя в кухню и включая свет.
Выдох. Злость опасно смешивалась с раздражением, заставляя пальцы то сжиматься, то разжиматься, скребя ногтями по коже на ладонях, оставляя красные подтёки.
Стук оглушил от резкого удара ладонью по столешнице, звонким хлопком. Физическая боль приятно отдалась по сознанию сгоняя ярость, сбрасывая лишние эмоции, что хлестали по разуму. Волнение выступило вперед, позволяя усталости подступить сзади.
Она не хотела сталкиваться взглядом с Артуром, и лишь посмотрела в сторону окна, невольно гладя холодными пальцами ладонь, что горела от боли после шлепка.
- Что он тебе сказал? - холодно спросила Арина, не оборачиваясь, не скрывая раздражения,- Какого чёрта там вообще произошло, что это всплыло? Что за милый диалог был? - она развернулась в сторону Шеффера, не скрывая ненависти во взгляде,- Я же не посмотрю, на то, что мы были дружны, его длинный язык всегда был проблемой. - она скрестила руки на груди, поджимая губы,- Это же моя дисциплинарка, и это было еще до того, как мы решили говорить друг другу правду. Решила, что сама разберусь. И до сих пор думаю, что это моя проблема. - она коснулась пальцами лба,- Павленко... Эму пиздец... - она убрала пальцы, смотря на Артура, - Хочешь мне что-то сказать? Говори. Мне нечего тебе сказать. Это решение было принято мной на следующий день после полнолуния. Я уже выслушала все, что необходимо и написала помимо работа объяснительную, а пометка уже стоит в личном деле.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

205

It took the death of hope
to let you go

Артур шёл за ней молча, так же молча оказался в подъезде и молча ждал, пока она откроет дверь. Так проще было держать разум в узде, хотя ярость, которой он так и не дал выхода, теперь бешено уничтожала и отравляла его изнутри. Тошнило горьким алкоголем, пережатый воздух был слишком вонючим и горячим, и тупая боль постепенно вгрызалась в виски.
Она такая внимательная. Сразу почувствовала, что что-то не так, участливо заглядывала, послушно ждала. Она была такой, какую теперь знал Артур — заботливой и чувственной, и ничто не могло этого изменить, кроме собственного скотства. Больше всего на свете хотелось обнять её, когда он стоял за спиной и наблюдал за нервной вознёй с ключами. Подумать только, столько тепла и нежности, а между ними трещит и рвётся вселенная. Нельзя дать этому развиться. Нельзя, нужно залечить разрыв прямо сейчас, не дав ему набрать силу, но как — боги, как?
Арина пробежала вперёд, а Артур положил сумку на входе и медленно вылез из ботинок, после этого повесив пальто на вешалку. До него донёсся громкий хлопок, и вдоль хребта прокатилась напряжённая вспышка. Нет-нет-нет, только не злись...
Подумав, он оставил палочку в верхней одежде и прошёл на кухню следом. Знакомая белая квартира была подёрнута как-будто туманным маревом, дурным сном, делавшим её совершенно не похожей на уютное гнездо, где он был в прошлый раз. Белый был холодным и злым, обвинительно вырывающим тебя из всякой тени на обозрение судей. Бесшумно встав на входе, Артур прислонился плечом к дверному косяку, исподлобья рассматривая Арину.
Она взбесилась. Тебе тоже страшно? Страшно, что всё изменится? Что всё закончится?
Её гнев слился с чадящей яростью в собственном сердце, болезненно усиливая едва задавленное пламя. Нет, так быть не должно, он не должен сорваться на неё, она тут ни при чём. Нельзя дать себе повод. Нельзя слушать, нельзя чувствовать, нельзя позволять этому разрастись.
Но пометка уже стоит в личном деле.
Что ты наделала...
Он думал, что я знаю, — глухо проговорил Артур. — Или хотел, чтобы так выглядело. Но не это важно, Ариш.
Каждый удар сердца ускорял ритм, болезненной дробью бросаясь на рёбра. Артур даже не думал о том, как соблазнительно было уничтожить Андрея руками Арины. Нет, он думал только о ней, и видел только её.
Пожалуйста, послушай меня, — всё так же ровно. — Важно, что я узнал об этом случайно, но не от тебя.
Голову вело от остатков алкоголя и бешенства, и спокойствие было вынужденной защитой, очень хрупкой и тонкой, под которой бесновался загнанный зверь. Один маленький надрыв, и он вырвется на свободу, и не известно, чем это закончится.
Но не с ней, не с ней, не с ней! Не трогай её, по-твоему ты недостаточно натворил?
Я мог испортить всё, потому что не знал — я перестал следить за личными делами с этим расследованием. Я мог сделать что угодно, что могло тебя скомпрометировать. Я хотел быть с тобой каждый час, каждую минуту, понятия не имея, что тебе предстоит сделать.
И он даже не сказал о том, какой глупой была эта затея с самого начала, но какой был бы в этом смысл? Им что, недостаточно боли сейчас, чтобы ещё раз пустыми словами унизить и раздавить попытку спасти жизнь ценой своей? Она успела по-тихому навсегда испортить себе личное дело человеческим убийством, тогда как могла спокойно оставить это на шкуре, и так не блистающей чистотой. Ему некого защищать, и никто не будет плакать по нему, а она поставила на кон свою семью. Ради него. Ради него...
Отстранившись от дверного проёма, Артур пожал губами.
О чем ещё я не узнаю, прямо как твои любимые близкие?
Мягко ступая к Арине, он продолжил:
Что ещё ты скроешь от меня, защищая? Будешь умирать и промолчишь — так правильно по-твоему? Чтобы у меня не было ни единого шанса вмешаться и помочь всё решить?
Именно это он хотел сказать больше всего. Это плескалось на самой поверхности, судя по ощутимо вскрывшейся боли в груди. Очередная порция страха всколыхнула новую волну гнева, но в глазах была только печаль.
Я понимаю, тебе так удобнее. Не нужно полагаться на других, способных испортить твои планы, проще довериться только себе. Даже если придётся изодрать всё в кровь — всё равно лучше, чем рассчитывать на чужую помощь.
Так холодно, как будто в комнате наступила зима, и озноб ощутимее наполняет тело.
Ты дорога мне так, как никто на свете. Я знаю, я не впервые гроблю своё счастье, но с тобой сама мысль об этом... — Артур осёкся и сглотнул, выпрямляясь и переводя взгляд в сторону. Острое лезвие вонзилось под дых до самой глотки, не позволяя ни вдохнуть, ни шелохнуться. — В отличие от тех, кого ты привыкла защищать, я знаю, на что ты идёшь. И мне невыносимо знать, что это не последняя моя оплошность, из-за которой ты добровольно пострадаешь. Какого же хрена ты такая упрямая...
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

206

Холод был невыносимым,он раздирал кожу, заставлял ежится, проникал до самых костей, хотя были закрыты все двери и окна, а маленький термометр на холодильнике показывал около двадцати пяти градусов. Дрожь пробирала все сильнее с каждым его словом, с каждой фразой, с каждой мыслью, что он старался донести, обращаясь в хлесткие удары, проходящие по спине, и обращая каждый рванный вдох в болезненное ощущение.
Черная дыра росла все сильнее, заставляя вновь и вновь мотать головой отрицая то, что он говорил, как он мог не понимать ее поступка, как он мог думать, что он может что-то испортить, как он посмел так подумать, когда благодаря ему она впервые чувствовала себя живой будучи в ладах со своей природой, не скрывая ничего... почти ничего...
В голове все шло кругом, а напряжение отдавало в мозгу, сжимало виски, и распаляла всё внутри от чувств и от бессилия, что она не может все удержать, и не смогла предотвратить этого разговора, не смогла предотвратить того, что это столь глупо открылось, и так невовремя, ведь она предполагала, как это может быть воспринято им, а ей ведь просто хотелось к нему прикоснуться, оказаться в объятье теплых рук, но только она не имела права, она могла позволить к нему подступить, ведь она сама подтверждала то, что ей нельзя доверять.
Но она же не врала!
Нет, не врала…
Скрывала…
Обнять себя руками, чтобы удержать от желания беситься и рухнуть от опустошения на пол, стараясь держать все частичку спокойствия, что неуверенно старалась отразиться на ее лице. Никогда не знаешь, что способно будет надломить, и довести до точки, что пустит корни новой боли, ведь сейчас ей было невыносимо так стоять и слушать. Нет это не ее поступок заставлял терять контроль над собой, или чувствовать сожаление, а его слова, что заставляли обессиленно упасть, проникая в душу наточенными ножами, разящими столь уверенно в цель, заставляя вновь бояться потерять.
Я не жалею, о том что сделала, - затянувшаяся пауза оглушала, и голос Арины для нее самой звучал необычайно тихо в этой маленькой кухни, – Это было правильным решением. Вспомни, их отношение, как тебя притащили, они бы не стали разбираться, покажи я им истину. Они бы перекинули весь негатив на таких, как ты, и я не знаю, что на эмоциях могло случиться с тобой. Импульсивные поступки стоят дорого.
Мне же это было не страшно. Та же истина, но только с другой стороны. Защита. Только там был не ты...
Выдержать причитания начальства было не самым страшным для меня на тот момент, а вот то, что что сделали с тобой, меня пугало, я не хотело этого для тебя... Плюс подпортить планы тем, кто хотел тебя использовать.
Все было продумано, я была уверена в том, что собираюсь делать. Я до сих пор уверена. Я не боялась этого, я не боюсь, я лишь однажды усомнилась в том, что не смогу совладать с собой, потому что буду думать о тебе, и смогу что-то упустить, но я справилась, я поняла, что что-то сильное можно если не обуздать, то обратить,
— она посмотрела на него, – Я не умею по-другому, пойми меня, пожалуйста.
Я не знаю, как это делать.
Да, я привыкла принимать решения сама, и доверять себе, и думаю, что если б умирала, то не сказала бы об этом ни тебе, ни матери.
— она злобно рыкнула, вновь отходя к окну, ее знобило, при том, что лицо горело в духоте,  — Артур, я знаю, что я не права, но я не буду извиняться, потому что если будет надо, я сделаю так снова.
Потому что для меня это правильно.
Потому что так вышло, что мне приходилось полагаться только на себя большую часть жизни.

Дыхания не хватало, а его слова все сказанные ранее, лишь эхом отзывались в голове. Оправдывалась ли она? Или пыталась объяснить, она не знала, просто чувствовала, как опустошённость завладевает ей.
И я не понимаю, как ты можешь не просто высказывать мысль, что будешь проблемой, какие оплошности? Как ты смеешь даже думать о таком! О чем ты? Ты защитил меня тогда, пусть потом мне и пришлось забраться выше, но… Это было моим решением подать информацию вот так, чтобы было удобно, потому что ты был мне нужен, и даже тогда не понимала насколько сильно...
Да и как я должна была тебе сказать?
Я что не вижу, какого тебе. Я вообще не понимаю, какого чёрта ты тут со мной. Почему ты это терпишь, всю эту обстановку, мое окружение. Думаешь, я не понимаю, что не будь у тебя проклятия, ты бы меня даже не заметил?

Прыжки сердца в груди были невыносимо ощутимыми, оно сочилось болью, страхом, что добивали остатки нервов, доводя переполненность до конца, изливая ее горячими слезами, что предательски скользнули по щекам.
Сколько лет она не позволяла себе подобной слабости, но сейчас ей было слишком страшно. Арина лишь ближе подступила к окну опуская голову, было слишком больно, слишком сильно ощутимой стала ее неспособность строить с кем-то отношения.
— Я доверяю тебе, Артур… Всегда доверяла...
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

207

Spüre die Wut in deinen Tränen
Wie sie bekennen und mich lähmen
Wie sie durch meine Seele dringen
Fordernd mich in die Knie zwingen

Слушать её было невыносимо. Знает ли она, что столько добра в свой адрес Артур с детства не получал? Знает ли, как ломота бессилия завладевает руками от её слов? Он не привык быть оберегаем кем-то. Он сам, точно так же, как Арина, привык сам решать за других, не боясь за себя и не рассчитывая на помощь, и это его устраивало. То, что Аришка взяла и укрыла его собой, было столь диким, неправильным, не укладывающимся в рамки, что всё нутро восставало против, требуя закрыть, спрятать, защитить. Взять вину на себя и угрохать её план, но тогда Арина окончательно потеряет веру в него. Наверно, она не понимает, как это непривычно и пугающе — впрочем, если бы не понимала, то не пыталась бы так яростно откреститься от его вмешательства в её дела.
Умоляю, не отталкивай меня. Не бойся.
Ты не должна жалеть, — мягко произнёс он. — Тебе не за что извиняться.
Её откровенность повергала на колени. Воздух был таким невыносимо тяжёлым, но ещё тяжелее ощущалось неподъёмное сердце, лихорадочно бьющееся в груди.
И я не могу описать, как много твой поступок значит для меня.
Глухая ярость задохнулась окончательно, оставляя душу обессиленной и пустой. Просто невероятно, как похожи они с ней, как много взглядов, переживаний и сомнений находили у них тот же отклик, словно они были одним целым. Наверно поэтому так сложно было найти компромисс, когда вы оба упрямы, и когда привыкли стоять у руля, но при этом каждый преисполнен мыслями о заботе.
"Я не знаю, как это делать". И я не умею принимать помощь. Как же мы с тобой похожи.
Мне кажется, я понимаю тебя сильнее, чем ты думаешь. Именно поэтому мне так страшно за тебя.
Ну вот, признался.
Она стояла у окна, рычала, переживала, тянула всё это из себя. Потому что ей было важно, чтобы он услышал. Артур поднял на неё глаза, болезненно щурясь от каждого слова. Как он мог поручиться, что волк больше не убьёт никого из органов, пусть даже из-за подставы? Прошлое никогда не исчезнет и будет постоянно зубоскалить из темноты, к тому же его темперамент мог однажды по-крупному сыграть не в его пользу. В прошлом его биография уже подводила близких к нему людей, и каждый раз, когда Артур совал куда-то морду, там оставались одни обломки. Арина Белова, жесткая стражница Ведомства, а верила в него, как девочка, придумав себе, что если верить очень сильно, то и проблемы не появятся, а если появятся, что уж ей они будут посильны. Что если ей придётся выбирать? Что если однажды она не оставит его в клетке?
И вдруг он услышал в её голосе слёзы. Вскинув взгляд к потолку, Артур беззвучно схватил ртом воздух и накрыл рот ладонью, с силой потерев губы, и отвёл взгляд в сторону. Нет, женские слёзы не выводили его из себя, но заставлять плакать Арину он совсем не хотел. Вряд ли без этого можно было обойтись, но всё же.
Тихо переведя дыхание, Артур бесшумно подошёл к ней ближе.
Я оборотень. Я несу в себе очень тяжелое проклятие, которое невозможно снять, но которое можно легко передать любому магу, поэтому они не хотят видеть меня рядом. И всё же я перестал полностью принадлежать светскому кругу чистокровных гораздо раньше — когда ушёл из дома.
Стоя у неё за спиной, он поднял ладони, не касаясь её.
Но и причин приобщиться к другому миру у меня не было, это правда. Пока не появилась ты.
Ладони легли на руки пониже плеч, обнаружив с удивлением собственное тепло по сравнению с кожей Аришки.
Я всё ещё не могу представить, что кто-то добровольно готов защищать меня, да и ещё и такой ценой. Ты так добра ко мне... я просто схожу с ума, зная, как опасно это может быть.
Он опустил голову, прижимаясь губами к макушке и приближаясь вплотную к её спине. Руки скользнули вперёд, неспешно и гладко обнимая её поперёк груди.
Пожалуйста... Позволь мне тоже беспокоиться о тебе. Теперь ты не одна: стоит позвать, и я буду рядом. Больше всего мне хочется видеть тебя счастливой, и я не могу спокойно дышать с пониманием того, что могу так никогда и не узнать, что с тобой что-то случится.
Зажмурившись, он глубоко вдохнул её запах, прижимая Аришку к себе крепче.
Ничего не бойся. Я просто не могу позволить себе потерять тебя. Я всегда доверял тебе, и доверяю, и сегодняшняя раскрытая тайна этого не изменит.
Бессильно склоняясь к ней, он с закрытыми глазами прижался щекой сбоку к её голове.
Каждый раз я влюбляюсь в тебя всё сильнее. Я никому тебя не отдам.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

208

An deiner Seite will ich bleiben.
Geh durchs Feuer und alle Zweifel.
Mit allen Träumen und all den Sorgen,
heute, morgen und übermorgen.

Если бы ты знал, насколько сложно мне сдержать мои эмоции сейчас, как трудно выпускать их, когда всю жизнь держала в сундуке, боясь опалить ими своих близких, позволяя лишь матери приоткрывать эту крышку, чтобы она понимала, что происходит у меня, но при этом не давать ей в полной мере осознать, как меня разрывает, ведь она знает, что не сможет защитить меня, как бы ей не хотелось. Поэтому я такая, поэтому мне сложно. Мне страшно... Мне очень страшно...
Поток прохладного воздуха проникал из щелей окна, скользя по хоже, лишь усиливая этот холод, что шёл изнутри.
Одиннадцать лет она не позволяла себе слез, не позволяла столь явно эмоциям изливаться из нее и демонстрировать всю боль, что медленно годами копилась где-то в глубине, желая оставаться незамеченной, выплескиваясь гневом и презрением.
Его тон, такой мягкий, понимающий, лишь сильнее распаляли, лишая оставшихся сил, она сдавалась, она не могла быть больше спокойной с ним, когда ее рвало на части. Она беззащитна перед ним, оголена эмоционально и повержена, ей больше нечего скрывать.
Тебе страшно за меня? А мне за тебя... Поэтому я и поступила так, потому что это было правильно, потому что я могу защитить тебя...
- Кажется, это взаимно... И так неестественно для нашей работы... - она подняла голову к потолку, надеясь, что нервы успокоится, что соленные капли остановятся, но нет, они были намеренны вымотать ее до остатка, опустошить, сорвать последние двери, что силились хоть что-то утаить.
Его голос действовал двояко, он обволакивал ее успокаивая, но при этом лишь сильнее поднимал бурю в ее сердцу, что капля за каплей стекала по щекам, глухо падая на пол. Она понимала, чего он опасается, понимала, то, сколько проблем может быть, она не была глупой, но только знала, что все решаема, если быть достаточно ответственными, если верить в свои силы.
Его ладони казались раскаленным железом на ее холодной коже, вызывая лишь облегченный выдох, заставляя прикрывать глаза, утопая в его тембре, в его нежных прикосновениях, в словах, что сводили с ума, и которые было так трудно ей принять, поверить в них, но которые впитывала ее душа, сильнее вцепляясь в него, хватаясь, умоляя не бросать ее.
Ее ладонь легла поверх его руки, и она позволила себе откинуть голову назад, прислоняясь к нему, теряясь в нем. Вот так обессилено стоять, смотря на ночной город сквозь тонкую белую тюль.
Я не одна... Это так приятно осознать, верить в это, понимать... Но сложно научиться... Я научусь, я постараюсь, ради тебя...
Зубы нервно стукнули, и ее пальцы сильнее сжали его ладонь, вплетаясь в пальцы.
Влюбляешься... какой же ты безумец...
Боже... Я люблю тебя...

- Я постараюсь научиться говорить, - она выдохнула мягко, стыдливо понимая, что ее голос сел - Обещаю. Все слишком быстро, и я теряюсь, я так боюсь сделать что-то не так, что-то упустить. Я потеряла контроль с тобой, и это странное ощущение для меня... Мне странно, осознавать, что мне не надо разделять, и от этого мне так сложно удержаться. - она опустила голову, и ее пальцы скользнули по его руке, - Прости меня за мои слёзы, мне столь неловко, что я не сдержалась. - она нервно хмыкнула, - скажи кому, ведь не поверят, что я так могу. - Арина поджала губы, - Я не знаю, как описать то, что происходит внутри меня, это так сильно, и это так... здорово... - губы пересохли, а сердце сало слишком тяжёлым,- Я хочу чтобы ты понимал, что я в полной мере осознаю всю опасность, что связана с твоим проклятьем, я не наивная дура, я видела за свою жизнь достаточно, и сделала достаточно, чтобы пренебрегать подобным, но я тебе уже говорила мою позицию на этот счёт. Ты не в ответе за это, и мне всё равно на это, и я понимаю, что могут происходить вещи, которые сильнее тебя, и если у меня вновь будет возможность защитить, я сделаю это. Но если что-то пойдет не по плану, не вини пожалуйста себя... Я буду дорожить и восхвалять каждый день, рядом с тобой. Правда. Ты мне очень нужен. Я не знаю, насколько уместно то, что я говорю. Как сильно я тороплю события. Я уже не справляюсь с этим шквалом. Но я хочу, чтобы ты знал. Ладно? И обещаю, я позову тебя, если буду понимать, что есть риски и опасности, но я требую такого же и от тебя. - она выдохнула,- Мне кажется, я давно не чувствовала себя столь опустошенной и такой свободной.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

209

Und wir gleiten an der Welt entlang
Bis die Zeit verrinnt
Und wir tanzen in den Untergang
Bis die Nacht erklingt

Артур позволил себе улыбнуться. Аккуратно так, едва заметно, как будто ожидая, что открытая улыбка спугнёт этот хрупкий момент. Пальцы Аришки скользили по его рукам, словно ей и правда было уютно и хорошо в его объятьях, её бьющееся сердце ритмично вздрагивало у него под грудью. Они были оба зависимы от этих моментов: когда рвущие душу откровения обнажают самое сокровенное, чтобы можно было спрятать его друг у друга в ладонях, играя в такое дикое и безумно приятное слепое доверие, незнакомое никому из них. Каждый раз выискивая новый способ опуститься в омут с головой, они хватались за руки и бросались с обрыва в него, не думая рассчётливой головой. Это опьяняло. Это очищало. Выматывало без остатка, чтобы потом вновь наполнить силой.
Вот так, свернувшись над ней верным зверем, Артур чувствовал себя правильно. Аришка льнула к нему, и этот маленький жест успокаивал, вселял новую надежду взамен той, которую так опасно ранили совсем недавно.
Я никому не скажу, — шепнул он и коротко поцеловал над ухом.
Им обоим многому придётся научиться. Если начать разбираться, то и Артуру не мешало бы научиться говорить, звать на помощь, доверять моменты своей неуверенности ей. Стоило подумать, и становилось жутко от того, сколько ещё тайн и секретов предстоит вот так вот пережить, когда они всплывут на поверхность. Именно "когда", потому что с ней они всплывут обязательно, в этом больше не приходилось сомневаться.
Аришка продолжала говорить, и сердце болезненно сжималось.
И ведь я не самый отчаянный безумец из нас двоих, знаешь?
Тихо Артур вобрал носом воздух, устало прижимаясь к Аришке, с закрытыми глазами обращаясь в ощущения и слух. Нужно было только позволить себе раствориться в её голосе и словах, позволить им лечь глубже, отпечататься в памяти как нечто драгоценное. Он был обессилен, вытрепан полностью, тупая боль давила на виски, и тепло их тел разливалось убежищем над мятёжной душой. "Нужен". "Дорожить". Так же ведь и по-настоящему можно сойти с ума.
Я тоже, — признался Артур. — Знаешь, всё и так произошло очень быстро: не успели опомниться, и вот мы уже стоим здесь, вдвоём, еле можем прийти в себя.
Он звучал уставшим, хоть в голосе и чувствовался намёк на улыбку.
За это короткое время с тобой я успел ожить заново. Мне ведь тоже многому предстоит научиться, я пока хожу за тобой с закрытыми глазами. Может, мне уже не так легко принимать новое, но я хочу уметь понимать тебя лучше. Не может быть таким уже плохим мир, который подарил тебя.
Опустив одну руку, он провёл Арине по животу, обнимая её за талию по нежной ткани платья, и поднял голову, размыкая веки.
И я хорошо знаком с тем, как может ослеплять жажда. В парке ты сказала, что теряешь контроль, забираясь в чужой рассудок, что едва можешь остановиться. Ослепляющая злоба может воспользоваться этим, я знаю, и осознаю также, к чему это может привести. Но я не оставлю тебя, Ариш. Ты — мой свет. Моя красивая роза с острыми шипами. Я не боюсь злых цветов.
Рука с её груди приподнялась вверх, и пальцы легли на её подбородок, мягко обнимая его.
Мне кажется, даже если ты заставишь меня забыть, я просто влюблюсь в тебя снова.
Вопрос только в том, насколько ты хочешь превозмочь это. Даже самую несносную жажду можно утолить, и мы найдём способ, если хочешь. Его не может не быть.
Слегка отстранившись, он повернулся к ней боком, заглядывая в исполосованное влагой лицо. Уголок губ дрогнул наверх, пока светлые глаза изучали влажно-самоцветные глаза напротив.
Geduld bringt Rosen. Люблю эту поговорку. Помнишь, что она значит? — Ухмыльнулся он уверенней, опуская голову к её лбу.
Пара чудовищ. Надо же, как легко увидеть красоту, когда никто не пытается втоптать тебя в грязь и ударить по морде. Артур старался не думать о том, что жестокость может приносить Арине удовольствие, слишком хорошо это напоминало другого человека, которому он когда-то верил. Но даже если бы это и было так, Артур слишком крепко увяз, чтобы спастись. Да и разве одиночество похоже на спасение? Теперь оно больше напоминало смерть — пустое ничто и холодная изморозь на земле. Он будет любить и защищать её несмотря ни на что, а она поступит точно так же. Самая нежная, самая заботливая.
Только его. 

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Der Wahnsinn[/status][icon]https://i.imgur.com/cCJT3Wl.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/q0j3YMs.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

210

Ничего не останется от нас,
Нам останемся, может быть, только мы,
И крылатое бьется пламя между нами,
Как любовь во время зимы.

Слишком длинный день, переполненный событиями, что далеко не благотворно действовали на душевное равновесие Арины, то и дело выбивая опоры из-под ног, пробуждая нервные всполохи и останавливая сердце, что разрывало душу. И все же... Все же она нежилась в его объятиях, успокаиваясь, внимая его голосу, боясь сделать лишнее движение, боясь, что этот миг мог развеется, подобно пылинкам на которые подул ветер. Иногда страшно верить собственной голове, и лишь ощущения подделать трудно, и лишь упиваясь ими, можно было успокоиться себя в том, что все реально.
- И сможем ли вообще? - она тихо ухмыльнулась, прикрыв глаза, стараясь удержать остатки влаги, что ниспадали с ее глаз.
Его нежность слишком сильно отдавала в голове, прикосновения, в которых хотелось забываться. Столько всего вскрылось, подобно застаревшим нарывам, но разве очищение раны от гноя не первый шаг к тому, чтобы их залечить?
Она мысленно улыбнулась, лишь сильнее вплетая свои пальцы в его, прижимаясь к нему крепче, прислушиваясь к его дыхания и чувствуя спиной биение его сердца. Слишком хорошо ей с ним. Пусть и слишком много неизведанного дальше.
"Ты - мой свет"... - его фраза, его голос, Арина ухватила ртом воздух, желая успокоить сердце, что  защемило чувствами, теплотой и невыносимой нежностью, что были направлены на мужчину, что делали сердце тяжелее и горячее. Шумный выдох вместо слов, которые терялись в голове.
Иногда одно мгновение стоит целой жизни, а всего пара слов, куда важнее длинных речей, когда одно мгновение способно слишком многое открыть в самом человеке, способно распалить надежду слишком сильно, делая ее необъятной, и осветить внутри все слишком сильно, что страшно отпускать. Но надежда слишком опасна, ведь ее потеря может уничтожить души, выжечь все внутри...
Да и пускай...
После такого и сгореть не жалко... Лишь бы чувствовать его тепло, лишь бы верить в то, что он будет с ней рядом.
- Терпение приносит Розы... - мягкая улыбка, и уставший голос, она смотрела в его глаза, и прикрыла их, стоило ему коснуться ее лба,- В том и проблема... Что я не знаю, хочу ли я это контролировать и надо ли... С одной стороны, это проявляется в моментах, когда мне это попросту необходимо, когда играет на руку... Но... Но сегодня я была готова потерять контроль и сорваться на Андрее. - она недовольно хмыкнула, приоткрывая глаза,- Вряд ли бы, я нанесла ему серьезные травмы, но сам факт для меня неприятен... Но черт... Сейчас я даже думать о нем не хочу. - взгляд скользнул на пол и затем поднялся на лицо Артура,- Это плохо? Плохо, что я могу спокойно к этому относиться?
Хм, знаешь, я никогда не думала об этом. И на миг мне показалось, что возможно мне может это даже нравится, но нет...
Возможно в моменте, есть что-то такое, но...
Я никогда не анализировала это. Я просто знаю, что непозволительно мне допускать в общении с теми, кто не должен познать мой гнев, и пока мне удавалась сдерживаться, уходить... Но в остальном... Я правда не задумывалась...

Арина поняла, что действительно не знает, как относиться к этому, что чувствует, возможно в моменте гнева, ей нравилось наблюдать, как человек заслуживающий наказания корчиться от боли, как жадно хватает воздух ртом,  желая сделать вдох, как умоляет перестать возвращать его в самые тяжелые воспоминания в его жизни, как просит остановится, чтобы осознать кто он и где находиться. Но нет, у нее не было желания самолично искать подобного, ей не хотелось причинять боль другим в остальное время... Но то, что все же подобное имело место быть явно говорило ей, что возможно у нее есть отклонения.
Слишком сложные мысли для сегодняшнего вечера... Пойдем спать? - она подняла глаза на него, отстраняясь через силу, и беря его за руку, - Мне, кажется, будет о чём подумать ночью. Много думать.
Артур казался ей горячим, пусть озноб у нее и отошёл, но нервы все еще были напряжены и состояние опасно било по сознанию, будто сгребало последние крохи чтобы не упасть без сил.
Арина вошла в спальню, отпуская его руку и проходя к комоду, она открыла верхний ящик и извлекая фиолетовый пакет с белыми буквами оттуда, и после аккуратную упаковку, откладывая фирменный пакет обратно. Арина мягко хмыкнула и картонную коробочку на кровать перед Артуром:
- Помнишь? Альтернатива. - она улыбнулась шире, смотря на упаковку в которой лежали из плотного атласа черные ночные штаны, которые должны бы были очень сексуально смотреться на мужчине,- Надеюсь с размером не прогадала. Был вариант с розовым цветом, но черный тебе больше к лицу.
Она сложила руки на груди, прислоняясь к комоду и смотря на Артура, пусть в ее глазах и читалась усталость, но она вновь чувствовала себя счастливой.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/7EXdrlz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] магия не делает тебя избранным