LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Artik & Asti
Миллениум

от Элис для Адриана
Сэм держит Мартина Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать? Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос. Оуэн? После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #7
ЗОЖ-ный
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
17.05

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » магия не делает тебя избранным


магия не делает тебя избранным

Сообщений 121 страница 150 из 311

1

чпоньк

https://forumupload.ru/uploads/0015/8c/c8/1642/58017.png
капитан
и
капитан


Магическое ведомство. Наше время. Чрезвычайная ситуация

ОГЛАВЛЕНИЕ:

I. Prelude (завязка) стр1
II. Wait (кафе, конец по поцелуй) стр1
III. Count on Me (контора, Явья Голка) стр2
IV. Killing Strangers (куски расследования) стр2
V. Night of the Werewolves (ну,понятно) стр2
VI. Einladung стр2
VII. Mein Herz Brennt (нц1 и нц2) стр3
VIII. The Feeling стр3
IX. Back in Black (работа) стр4
X. Feuer Frei! (нц3 и голка) стр4
XI. Чужой среди своих (весь бар, и ее воспоминания) стр4
XII. Я так соскучился (кв Арины - разговор1(отношеньки)) стр5
XIII. Нежнее нежного (нц4 и разговоры) стр5
XIV. Electric Feel (утро, завтрак нц5) стр6
XVI. Flying on the Wings of Steam стр6
XVII. Little Dark Age (юбилей, явление отца) стр6
XVIII. At My Best (разговор 2, худшие стороны) стр7
XIX. Save Me (конец юбилея+Андрей) стр7
XX. private thoughts (разговор 3, откровения, штанишки) стр7
XXI. Use Me (утро) стр8
XXII. Mein Teil (нц6, ванная, нц7, нц8 эмоцки овер дохера) стр8
XXIII. Unfettered (пробуждение, разговор, работа) стр9

[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+2

121

"Женщину теряешь так же, как теряешь батальон, – из-за ошибки в расчетах, приказа, который невыполним, и немыслимо тяжелых условий. И еще – из-за своего скотства."
Э. Хемингуэй

Артур прыснул.
Да, и делаю из них детские пюрешки, — пугающе осклабился он, загадочно махнув догорающей сигаретой.
Видят боги, этим двоим просто нужно было полноценное свидание. Какое-нибудь отличное место, вкусная еда, мягкий алкоголь и никаких лишних свидетелей. Неудовлетворённость нехваткой друг друга сквозила в каждом смешке, в каждом взгляде и маленьком движении, угрожая неконтролируемо прорваться.
Артур слушал ведьму и постепенно тонул в ней. Он ощущал какой-то ответ от неё, невообразимо приятную, невозможную реакцию, и её лёгкое прикосновение лишь вернее выбивало почву из-под ног. Так что когда она заторопилась встать, он даже несколько растерялся.
Ладно, — неловко брякнул Шеффер, провожая Аринку глазами. Он даже не сразу сообразил, что стоило бы если и не ходить за ней, то хотя бы последить, как вдруг на его плечо легла тяжёлая ладонь, заставляя обернуться на своего тучного владельца с богатыми пучками волос, точащими из ушей.
Слуш, пока твоя мадама отвалила, ты мне за базар конкретно готов пояснить?
Привычная для "Опорного пункта" ситуация. К тому же, нельзя сказать, что Артур не нарывался, но сейчас было не время. Он готов был пояснять за любой базар, даже чужой, но в момент, когда мужик забрал себе его внимание, внутри сжался нервный ком, и с каждым мгновением сжимался всё сильнее. До тех пор, пока Шеффер не отшил своего внезапного и глубоко морального собеседника, а потом он таки встал и огляделся.
И увидел человека, стоящего рядом с Ариной. Достаточно было увидеть выражение его глаз, как из головы тут же улетучился всякий розовый туман. Он двинулся в их сторону: по наитию тело само двигалось по старой, доведённой до совершенства технике, позволяющей теряться даже находясь на виду. Двигаясь без единого звука и колыхания воздуха Артур приблизился достаточно, чтобы расслышать голоса. И в этот момент окружающий мир померк и затих, сужаясь до одной-единственной цели.
Бесцветная, бездушная пустота — Артур был готов остановить сердцебиение человека. Он никогда не был хладнокровным убийцей: кровь на его руках вырвана в бою, когда либо ты, либо он, и вы сшибаетесь лоб в лоб до оголённых костей, если только в дело не вступал зверь. Сейчас же — словно на рассудок опустился железный занавес, оглушая, отключая всё ненужное для выполнения одного просто приказа: убить.
Но Артур ничего не сделал. Голос Арины, столь непривычный тон и колкие, острые слова заставили замереть и слушать. Запоминать. Смотреть. Перед ним другой человек приблизился к мудаку, другой человек поднял палец к подбородку, другой человек угрожал столь глубоко изнутри, словно и вправду лично держал на готове палочку с подвешенной нитью заклинания перед связанным и воющим от боли...
Человек придумывает себе человека. Идеальный образ, дописанный поверх несобранного паззла из ярких, таких привлекательных кусочков. Но случается момент, когда паззлы выходят за уютный и привычный контур, имеют наглость собираться во что-то своё, что-то настоящее, что человек не привык видеть. Не привык принимать. Образ мажется, плывёт, становится безобразным, и человек отворачивается от него. Такова природа, так было и будет всегда.
А оказывается Шеффер просто предпочитал не замечать. Не поймёт ведь твоей боли тот, кто не был бы так же ранен. Арина не была ангелом из другой вселенной. Она была маленькой суицидальной волчицей, силы свои черпающей из оглушающего ужаса жизни в мире, в котором негде спрятаться. Либо ты учишься ломать шеи, либо тебя сожрут. Арина была жива, но Артур даже не догадывается, какой ценой.
Дмитрий промчался мимо, едва не задевая Артура плечом.
Дура.
Ему хотелось обнять её. Хотелось зарыться носом в её белобрысый затылок и умолять разрешить принести ей позвоночный столб этой крысы. Шептать ей, что никто не посмеет причинить ей вреда, что её красота причиняет ему физическую боль, что он хочет её от рассвета до заката. Он хочет, чтобы она была только его.
Бесшумно он возник у неё за спиной.
Идём. Там есть холодная вода, — волосы на затылке встали дыбом, когда Артур положил ладони ведьме на плечи, а под ними прокатилась дрожь. Но поняв, что это не он является причиной, гнев поднялся в нём с новой силой.
Так что дверь в женский туалет Шеффер открывал, набирая воздух в лёгкие:
Девушке плохо, а ну быстро ПОШЛИ ВОН отсюда! — Страшно рявкнул он на каких-то баб в уборной, болтающихся перед зеркалом. Они подпрыгнули на месте, но не успели сообразить отказ на столь приказной тон и, толкаясь, поспешили к двери. А через несколько секунд после шума воды из кабинки выскочила ещё одна, прошмыгнув сразу же на выход.
Выпустив Белову из рук, Шеффер откинулся поясницей на столешницу с раковинами.
Я должен был учесть, что без элементарных чар нельзя сюда приводить полевого капитана, — шипел он, — И сколько ещё рож захочет поздороваться?
И сколько оборотней захочет отомстить, если твои слова не были пустым бахвальством? Руки вцепились в искусственный камень до побелевших костяшек. По щекам ходили желваки. Громко выдохнув, он повернул голову к Беловой и произнес с холодным спокойствием:
Далеко он уйти не успел. Хочешь, я найду его?
И для Дмитрия ничем хорошим это не закончится, это совершенно ясно. Да, это был бы беспредел. Но в какой-то момент обязанности и социальные условности отходят на второй план, и момент этот настал, когда от её визуально заметной дрожи колыхались кончики волос.
Наверное, Артур в этот момент должен быть оплотом разумения. Спокойствия. Но он не хотел.
Пойдём отсюда. Славка может отсосать сам себе, я не собираюсь его ждать.
А тебе опасно здесь находиться. Ты-то не из пугливых, но призраки, обретшие плоть, умеют заставить понервничать.
Несказанные вопросы саднили в подкорке. На что ты способна? Что ты сделала? Почему ты такая? Теперь Артур не мог ничего с собой поделать, но смотрел он теперь на Аринку немного иначе. Стоило ему поверить, что судьба наконец бросила ему спасательный круг, что способен поднять его вверх, на палубу, как вдруг он заметил обрезанный трос. Это было справедливо — наткнуться на кого-то особенного из своего же мира, но разве это давало надежду? Разве не затянут они друг друга, оба замаранные, на ещё большее дно?
А могу ли я в действительности тебе верить? Я ведь так хотел тебе верить.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (19 Мар 2021 22:53:51)

+1

122

Ты вернись с лучами весенними,
Появись случайно и обними.
Знаешь ли что я совсем один,
Будто субмарина под льдинами.

Россыпью тысячи раскаленных игол дрожь раскатывалась по ее телу. Ее гнев. Её Ненависть. Ее Злоба. Они били по ее нервам, изматывали, ввинчивались в душу, напоминая Беловой, насколько рванной она стала у нее.
А так привычно. Так знакомо. Отвратительно.
Порой, Арине казалось, что она уже успела забыть о подобных отголосках, об этой отдаче, что справедливо била по ней изнутри. Забыла о том, как неприятно, когда внутри нет ничего, лишь звенящая пустота, что отрицает сожаления, ломает грани. Она не должна была сочувствовать. Нет. Не должна жалеть. И ведь действительно, она и не жалела. Она давно научилась отключаться. Только вот внутри всегда что-то слишком глухо норовило отринуть эту часть, часть с которой ей приходилось мириться, выполняя некие услуги, к которым она более не старалась прибегать.
Только отчего так сильно ей сейчас хотелось распасться на осколки, исчезнуть и раствориться?
Из-за него...
Из-за того, что он был рядом. Из-за того, что он всё видел, и теперь мог он понять, отчего многие в Ведомстве чурались ее общества помимо чистоты ее крови, ведь слухами полонится земля, и порой слухи не всегда беспочвенны.
Дыхание столь ощутимо, и выдыхать так больно, когда лёгкие сжимались слишком сильно, сдавливаясь от кома, что внутри нее то схлопывался с напряжением, то силился растаять, оставляя грязь. Что был составлен из шипов, что заставляли все ее нутро истекать густой желчью, разрывающей ее сердце.
В закрытых комнатах куда легче правда, Арина?
Она прикрыла глаза. Ей было страшно. Страшно встретиться с ним взглядом. Страшно услышать его голос.
Только.
Его ладони на ее плечах. Поддержка? Жест доброй воли?
Зачем? Зачем ты рядом?
Боль, столь непривычная сжимала сердце, сжимала горло, прорываясь в голову, к глазам. Щемило.
Блядь.
Смешно, что лишь сейчас ей не все равно, когда вокруг достаточно персон, что вымараны кровью, у которых нет морали, а ей неловко от того, что свидетелем был Шеффер.
Страшно было было влюбиться в мага, но страшнее потерять надежду.
Все было в тумане, когда она остановилась подле зеркала у раковен в уборной, толком не понимая, как там оказалась.
Хватит. Соберись.
Артур был рядом. Мужчина смотрел на нее, изучал, но только вот Белова не поднимала взгляда на него, старалась не коситься в его сторону, лишь выжидая, когда в сознании бардак сменялся тишиной, холодной пустой, что звоном бил в голове.
Ее пальцы коснулась крана, шум воды резанул пространство, и Белова подставила ладони под сильный напор воды, смотря на собственное отражение. Пустота в глазах и безразличие. Привычно ранее. Отвратительно теперь.
Мне так хочется сказать, что я не такая...
Но я даже не знаю, как мне объяснить.
Не знаю что...
И надо ли.

Вода в ладонях и прохлада на ее лице. Сколь трезво стало думать. Только трезвости ей не хотелось.
Пальцы сжимались тонкой нервозностью, что постепенно отступала. Ее все еще колотило. Она была просто не готова.
- Больше не должно быть... - бесцветно ответила Арина, выключая воду и смотря на сточное отверстие в камне, наблюдая за тем, как капли падали в темноту, неспешно сползая с гладкой поверхности не имея возможности держаться. Ухватиться. Лишь острие на выступе, что лишь на мгновение казался оплотом для спасения, но было краем, с которого несчадно палали остатки влаги.
- Не хочу. - отрезала Арина, поднимая взгляд на собственное отражение,- Он ни в чем не виноват. - спокойствие, оно такое мерзкое сейчас на вкус, но слишком страшно позволять себе хоть что-то думать. Просто попрощайся со мной, Артур. Не надо тянуть, от этого мне только хуже, - Он просто старался докопаться до правды, которая никому не была нужна, и лишь ставила под угрозу больших дядь. - горькая ухмылка,- Как и дело с камнем.
Ей хотелось сказать "наше дело", только было ли оно теперь их?
Мне всегда плохо после этого. Как бя я не старалась смириться. Я ненавижу свой гнев.
Что ты думаешь?
Мы ничего не знаем друг о друге правда?

- Я не могу сожалеть о своих поступках. Потому что я попросту сойду с ума.
Да, этого будет достаточно пока. Это не место для разговоров. Когда она не может даже взглянуть на него. Она провалила миссию, а он пытается остаться джентльменом.
Черт, как больно осознавать на сколько это мило, когда внутри все гнило неприязнью. Нет не к себе. К событию, к тому, что ее "не" были оправданы всегда, и вот она попалась.
Но это же было ожидаемо? Так отчего же?
- Не надо. Если есть возможность переговорить, и я не очень скомпрометировала тебя, то лучше довести дело до конца. Я не прощу себе, если стану источником проблем. Надеюсь этого не  произошло? - пальцы коснулись лба,- Блядь. Почему Ершов... - она вновь выдохнула, опуская руку на холодный камень.
Глаза вновь устремились в раковину, цепляясь за ниспадающие капли. В голове так глухо. На душе так скверно.
- Мне жаль, что всё так вышло. - она горько ухмыльнулась,- Андрей часто говорит, что лишь идиот может верить мне. А ты же не идиот, Артур.
Но я тебе никогда не врала. Я позволяла быть себе настоящей.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3bnV1.gif https://funkyimg.com/i/3bnUZ.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

123

You carry something in you
That isn't needed anymore
And there's a great storm coming
You'd better start to gear up for

Артур молча слушал.
Все в чём-то виноваты. Иначе, ты бы не дрожала так перед зеркалом, а я не боялся приблизить тебя к себе.
Как и всегда, — добавил Артур к её фразе, не отводя взгляда от Арины. Сама же она неотрывно смотрела на своё отражение, переживая гораздо сильнее, чем пыталась показать. Это было логично — её способности были билетом наверх, к высокому званию, но и спрос с неё должен был быть соответствующим. Такие, как эти двое, живут, решая вопросы в угоду больших дядь, и если твоя мораль всё ещё пытается трепыхаться, жизнь быстро начнет терять краски.
Либо ешь, либо уходишь, если сможешь, конечно.
Ставки высоки, а игра ведётся не честно. Если он проиграл, значит был недостаточно хорош, вот и всё, — Артур поморщился. — Это естественно, не о чем сожалеть.
Ты сожалеешь не о его судьбе, а о своей, моя маленькая эгоистка. А может где-то здесь всё-таки пряталась тень маленькой девочки, которую Артур думал, что разглядел? Может чувственность и сожаления на самом деле означают, что она ещё не потеряла человечность? Вспомнить хотя бы то, что она сделала в лесу.
Да, приятно было потешить себя этим, ровно до момента, когда встанет вопрос: что случится, если сам оборотень перейдёт дорогу кому-то не тому? Ведомство всегда было ядовитым маскарадом, где за каждой улыбкой прячется кинжал.
Любовь предполагает доверие, а значит недоступна таким, как они.
Помнишь, почему ты тихо ненавидишь это место, а? Кстати, не хочешь ли сам ответить на вопрос, что будет, если на твоём столе окажется фотография с хорошенькой белобрысой отличницей, особенно после всего, что ты знаешь теперь?
Артур тихо перевёл дыхание, поворачиваясь к Арине. Он всё ещё рвался к ней. Безрассудно, беспричинно, нелогично, совсем не в духе осторожного охотника. Он устал от интриг, устал ждать удара в спину, и даже перспектива корчиться в соплях перед ней была совсем не страшной. Уж тогда нам точно никто не будет мешать.
Она перед ним — хрупкий приз над волчьей ямой. Любимица начальства, круглая отличница, талантливый окклюмент и легиллимент-мясник. По-другому, видимо, не солидно было бы уже подбирать себе немезиду.
Судя по всему, больше никто не обратил на вас особого внимания. Если и начнутся проблемы, то только за пределами бара. Я бы не хотел, чтобы... — он пожал губами, пытаясь подобрать слова, и положил ладонь на столешницу. — Ты нужна мне собранной.
Он склонился к ней, ближе к волосам, избегая встречаться взглядом с отражением в зеркале.
Потому что я сегодня тоже встречаюсь со своими призраками. Я рассчитываю на тебя, ты ведь профессионал. Остальное — не для этого места.
Выпрямляясь, он невесело ухмыльнулся и поднял глаза на зеркало. Смешно, насколько отчаянно одиночество пытается внушить тебе веру в сказку, что ты способен чувствовать, как раньше, драться, как раньше, и разбиваться в кровь за один лишь маленький огонёк, полыхнувший в сердце. Прошло слишком много дней и ночей, вы стали осторожнее, медлительней, и даже самый простой ответ выносится на оценку соотношения потраченных сил к полученному удовольствию.
Белова всё-таки влезла в душу, чёрт. Это ясно. Вопрос только в том, какие глубокие шрамы останутся, если позволить ей там ещё немного пожить.
Вместо всего этого разговора, стоило бы обнять её и прижать к себе, сказать что-нибудь хорошее и безобидное, накидать ласковых иллюзий поверх нечаянно вскрытых травм, чтобы обоим снова стало хорошо и уютно в этом милом, спасительном обмане. И — видят боги — Артур счастлив бы был забыться в этом обмане, но не сейчас. Почему-то не сейчас.
Считаешь, что зря? — Спросил он, смотря на Арину через зеркало.
Разве ты в чём-то обманула меня? — Со смешком фыркнул он. — Я никому не верю, даже себе. Но тебе я доверился не потому, что идиот, а потому что у меня не было выбора.
Артур занервничал и отстранился.
Ты спасла мне жизнь. Думаешь, я не понимаю, что в твоих руках против меня целый арсенал? — Он покачал головой, саркастически поджав уголки губ. — Нет. Я в безопасности, пока тебе не надоест. Меня устраивает, не переживай.
Шеффер коротко провёл рукой по волосам, рассеянно улыбаясь и слепо проводя взглядом по кафельному полу. Развернувшись, он заулыбался и коротко взглянул в зеркало.
Брось, Белова. Меня подставляли уже столько раз, и ничего, не развалился.
Но твоё предательство окончательно разрушит во мне всё то светлое, что ещё осталось, и уничтожит меня.
В его улыбке не было ни радости, ни смеха. Он бы и рад показать, что бессмертен, но сейчас, в окружении преступного притона, без значка и под впечатлением от сцены, он в очередной раз почувствовал, сколько всего уже налипло на шкуру. На самом деле он всем своим существом рвался к ней. Рвался той своей частью, что была слабой, мелкой, задавленной и заткнутой обязанностями и выживанием, а потому столь немощной против сомнений и привычной осторожности.
Он будет с ней, пока может, а дальше будь что будет.
Развернувшись к выходу, он вздохнул, становясь серьёзнее.
Ладно. Приводи себя в порядок, я подожду на выходе в зал.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

124

Окутанный пледом тепла
Что сгорает вонзаясь, как тысячи гроз
Своими глазами я сделаю море
Чтоб ветер нас вместе унёс


Сколь опасны бывают чувства, они заставляют слишком много переосмыслить, и так наивно хочется казаться лучше, чем ты есть на самом деле. Только вот иллюзии имеют свойства ниспадать, и, наверное, лучше, чтобы это происходило раньше, чем позже, чтобы боль не была совсем нестерпимой. О чем она только думала, надеясь на связь с магом, что это не всплывет?
Когда ты наказываешь виноватых, то это, одно, но когда ищешь грязь у невиновных, у тех, на чьей стороне ты должен был бы быть, это иное, это мерзко, если не смазано внутренними убеждениями, что это во имя благой цели, во имя выживания и положения. Сначала по наивности, она ввязалась в это, а потом следуя за своим эго.
О, она прекрасно все осознавала и тогда, и сейчас, только вот... Сейчас ей было неловко за свои поступки, точнее за то, что он это узнал... Так глупо, стесняться того, за что бралась сознательно.
"Он проиграл"
Его слова заставили ее ухмыльнуться, ведь они звучали ровно так же, как и ее рассуждения. Она приняла для себя то, что нет белого и черного, есть множество полутонов, и только так можно держать баланс необходимый для нормальной жизни.
Артур. У них не может быть ничего серьезного, ибо серьезность требует доверия, а как он может доверять ей, когда она спокойно может заглянуть в него, а он вряд ли поверит ее мыслям, зная о ее способностях. Да, Андрей и Коля могут отличить подделки в ее мыслях, но не Артур. Однако...
Он был все еще рядом, все еще стоял рядом с ней и размышлял о чем-то. Что у тебя в мыслях? Так хочется узнать... Но ты все еще тут. Так странно. Поступки чаще говорят куда больше слов. Так посмотри же. Посмотри!
Так близко, что она чувствовала, как его дыхание касается ее волос. Сколь сильно это чувство, что заставляет сердце биться чаще. Кто бы знал, что столько лет общения, способны выявить столь много чувств, сорвав покровы. Нет, это явно не походило на то, что между ними был только секс.
- Еще рассчитываешь, это утешает. - она хмыкнула смотря вперед,- Как видишь, я могу быть собранной.
Она закрыла глаза, вновь выдыхая. Тяжело. Тяжело когда сталкивались в ней два образа, когда сбивались чувства, и приходилось путаться в собственной голове. Еще резонировал лед, еще чувствовалась злоба и пренебрежение, душила ненависть, которая уничтожало все, что так трепетно пыталась прятать ото всех Арина.
Я так хотела, но...
- Ну, в любом случае, бы это всплыло. - тихо проговорила Белова. - Звучит не очень лестно, но оправдано. - ответила она на его слова.
Безумная мысль веретеном закрутилась в ее голове. Рискованная. Артур сводил с ума, своим присутствием и тем, что пытался сгладить все, стряхнуть. Внутри Арины все кричало, извиваясь в том, что все сложнее. Только это останется лишь в ней.
Значит его правда тебя задела? Как драматично. Больно? Впервые так да? Нет, не впервые, ты уже разочаровала однажды близкого тебе человека.
- А вот это уже звучит даже мило, - она перевела взгляд в его сторону, но не поднимала его выше плеча, все еще не зная, чего боится увидеть в его глазах.
- А это звучит погано. - Арина опустила глаза, слишком больно было слышать подобное. Черт. Его подставляли, но она не собиралась делать этого. Черт, она взяла его убийство на себя, чтобы огородить! Блядь!
- Постой, - она резко развернулась, наконец-то позволила себе встретиться взглядом с Артуром, всматриваясь в его холодные и внимательные глаза - Подожди.
Она подступила ближе смотря на мужчину и понимая, как тяжело ей делать вдохи. Внутри все слишком сильно сжало, и опасливо дернулось. Он слишком дурманил ее, что ей было трудно делать выводы логично. Только порывы. Только интуиция.
- Прежде, чем сделать выводы, я хочу тебе кое-что показать. Знаю, ты сейчас все равно останешься в сомнениях, но возможно я научу тебя потом определять, где мои воспоминания правдивы, а где я их сплела. Ты прав, место не то, но ты уже понял, что я довольна импульсивна, когда не сжата образом для Ведомства.
Арина выдохнула и достала палочку, весьма  быстро, и не спрашивая, коснулась ладонями головы Артура, фактически вжимая его в дверь.

Картинка вокруг была припорошенная приятной молочной дымкой. Кабинет Арины, столь привычный, где ее стол находился в неком хаосе, пока рядом стоял идеально чистый стол Андрея, за котором его владелец наблюдал за тем, как его перо выписывало из лежащий рядом папки места, на которые указал Павленко. Стол Коли был пуст.
Белова стояла у зеркала держа в руках толстый том "Бытовые заклинания".
- Может ты никуда не пойдешь? Хер знает, что там? - Павленко поднял голову к Арине.
- Да ладно, я буду с Артуром, что может случиться, - ведьма подняла голову от книги, и посмотрела на часы, -И вообще время сваливать. Не люблю когда меня ждут.
- Ты только глянь на нее, - он хмыкнул, - Вечно тебе интересное, а мы в архивы и наблюдения.
- Не ной. Ты знаешь, что сейчас надо следить за всем. А кому мне это еще доверить?
Дверь открылась и в кабинет вошел Николай, протягивая Арине бумажку, которая видно не долетела до кабинета:
- Смотри, что поймал. Тебя Иванов вызывает. - потянулся Коля, и посмотрел на часы, - Совсем страх потерял, ну я думаю, мы тебя ждать не будем, потом напиши, как все пройдет.
Арина удивленно взяла вызов, закрыв книгу.
- Ненавижу, когда меня вызывают. - выдохнула Арина.
- Мы с тобой, - сказал Андрей.
- Морально. -ответил Коля, - Время. Нам пора в зал.
Идите. - Арина приосанилась, и взмахнула палочкой, ставя книгу на полку, после открыла дверь, и вышла в коридор. Ведомство было уже почти пустым. Арина вновь посмотрела на часы и недовольно нахмурилась.
Знакомая дверь с золотой табличкой и сухое безразличие на лице Беловой:
— Сергей Иванович, вызывали?
Иванов приподнял взгляд от стола, и нахмурился:
Да, заходи,  - он провел ладонью по затылку, - дело есть, я не знаю как тебе сказать, но, последи за Шеффером.
На лице Арины отразилось искреннее пренебрежение и удивление:
— За Шеффером? Наша дворняжка, что сорвалась с поводка?
Она иронично усмехнулась, подгоняя к горлу все возможные эмоции пренебрежения и скуки, прекрасно зная, как любит прощупывать подобное Иванов, который так же приподнял бровь:
— Я думал, у вас хорошие отношения с учётом того, как ты его тогда защитила. И вы вроде работали вместе.
Грусть и разочарование отразились на лице Беловой и она цокнула языком.
— Он шпион. У него информация. Конечно я буду с ним работать, — она тряхнула головой, — И конечно защитила, это было неподобающе. Я бы не хотела, оказаться в тот раз на его месте. Так что надо? Слежка? Покопаться в его голове? Что-то найти?
На ее лице отразилось ожидание и скука, полное безразличие и некий вызов в сторону Иванова, она смотрела на начальника, выжидая указаний, проявляя недовольство скучной задачей.
Просто присмотри. - скривился недовольно Иванов смотря на дверь, -  Он решил полезть куда-то на сторону. Я должен быть уверен, что все будет в порядке. Добро?
Ладно. Как скажите. - Белова злобно усмехнулась и немедля вышла из кабинета Иванова.
Арина выдохнула и прошла весьма быстро обратно в свой кабинет. Дверь закрылась и блеснула фиолетовой печатью.
— Блядь! Твою ж мать. - Арина устало выдохнула и накрыла лицо пальцами, - Очень нехорошо...

Пальцы отстранились от головы Артура и она грустно улыбнулась:
- Теперь и ты побывал в моей голове. Один один. - она пожала плечами и вышла из уборной. - Делай с этим, что хочешь. Но, кажется я готова поддержать тебя на встречи с твоими призраками.

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

125

You never needed any help
You sold me out to save yourself
And I won't listen to your shame
You ran away - you're all the same
Angels lie to keep control

Словесное одёргивание ощущается физически. Артур смотрит глаза в глаза, смотрит в надежде ошибиться в ощущениях взволнованности и тревоги, исходящих от ведьмы. Ведь чем больше она цепляется, тем невыносимее её держать на расстоянии. Её нежность — его маленькое торжество забитого уголка света в заросшей рубцами душе.
Зачем же ты это делаешь со мной?
И по мере её слов, он понял, что она собирается сделать. Он бы хотел спросить, почему она так старается — для него, чёрт, из всех людей? Неужели она так винит себя, что готова доказывать что-то ему, шпиону, оборотню, охотнику на магов? Чудовищу, которое хотело убить её? Но успел только набрать в лёгкие воздуха, когда похолодевшие пальцы коснулись висков.
А когда Арина отпустила, он открыл глаза, хмурясь и стараясь снова сфокусироваться. Сердце невольно забилось, да так сильно, что это вызывало беспокойство. Артур выдохнул, скривился и отвернул голову, поскорее стараясь собраться с мыслями, а это было очень непросто. Ведь он прекрасно понимал, что Арина показала ему то, что было, что она вела себя так специально, что она даже защищала его. Но всё это так противоречиво — в этом прелесть правды, пусть у неё одно лицо, взглянуть на него можно со множества разных углов. Может даже статься так, что показав эту правду, Арина прямо сказала, что следит за ним. Что мешало ей запойно предаваться разврату и доносить Иванову о каждом его шаге? К тому же, с чего он решил, что это правда, ведь она пока не учила его отделять правду от вымысла.
Мутило. Шеффер потёр лоб ладонью и вышел за Ариной. По ним скользнули взгляды пары девиц, одновременно заинтригованных и недовольных их оккупацией, но Артур не обращал на них внимание. Слишком много нужно было переварить, а времени не было совсем.
Вот это ты, конечно, вовремя, — негромко проговорил он, потирая переносицу.
То, что Иванов ему не доверяет, не стало таким уж сюрпризом. Скорее, вся эта сцена... Словно Арина специально хотела добить, расколотить воздушный замок до самого основания. А она молодец, так натурально звучало, даже Артур купился на такой пренебрежительный тон, до сих пор гадко было под ложечкой. Дворняжка. Даже дворняга звучало бы посолиднее, ну.
Пальцы заледенели, и даже курить не хотелось, как будто на шее завязали крепкий узел.
Позже я задам тебе свои вопросы, — не глядя на Арину проговорил он. — Будь уверена. А сейчас выше голову: наши дворняжки здесь.
Рядом со столом, где стражи оставили своё пиво, стояло два высоких человека. Если Славку Ёжика Артур сразу признал, то его бледный друг с волнистыми волосами был ему не знаком. Едва заметно Артур прошёлся взглядом по толпе, заприметив ещё примерно три знакомые морды, отчаянно старающиеся оставаться незамеченными. Стая в действии. Всё шло по плану.
Надо только выбросить Ведомство и капитана Белову из головы хотя бы на время.
Пройдя вперёд, Артур пошёл к их столу, лавируя между нетрезвыми гостями. Наверное, ему стоило проинструктировать Арину, о чём стоило упоминать, о чём нет, но сейчас он был на столько не в себе, что готов был спалить всё к чертям собачьим, и был готов к любому дерьму. Провалить встречу с волками казалась уже не таким страшным упущением.
Станислав. Что-то вы рановато, — спокойным тоном сказал Артур, протягивая ладонь Ежу.
Высокий парень с костистым лицом, явно моложе Артура, пожал ему руку, а потом посмотрел на Арину. Худое, рельефное лицо с высоким, широким лбом, со щеками, впавшими до тёмных теней под скулами, узким большим носом, чётко очерченной нижней частью лица и тонкими губами. Образ дополняли большие очки в очень тонкой металлической оправе, защищающие бесчувственный, холодный взгляд блёклых зеленоватых глаз. Светлые волосы были коротко пострижены и гладко лежали по его ровному черепу, подчёркивая чопорную педантичность всего его стиля.
Артур. Не хотілося змушувати тебе чекати. Ми сядемо? — Голос у него был жесткий, скрипучий, от которого неприятно ныли зубы. Артур качнул головой и указал на стол, пропуская Арину сесть первой.
Так по-человечески и не научился разговаривать? — Любезно заметил он, усаживаясь напротив.
А ти все такий же ввічливий, — растянул губы в улыбке Слава, умудряясь напрягать только мышцы рта, сохраняя всю  остальную маску лица неподвижной. Жуткое зрелище, — Я думав, ти мене у справі запросив. Час - гроші, Артур.
Шеффер улыбнулся, забираясь в карман за пачкой сигарет. Он заметил, что Ёжик совершенно спокойно на это отреагировал, а вот его друг внимательно проследовал взглядом за его рукой. Такой же высокий, но одетый более изящно, даже дорого, незнакомец был бледным даже по меркам Славки, а его тёмные глаза покоились в обрамлении глубоких тёмных кругов.
Неужели вампир? Облизнув губы, Артур захватил губами сигарету, поджёг её и раскурил, наконец-то окутывая себя дымом. Славка тоже потянулся за сигаретами, ему как раз принесли светлое пиво. Неизвестные бледный друг пока сидел без заказа.
Что скажешь о книге, про которую я писал? — Наконец сказал Артур.
Казки? Ти детями розжився? — Хрюкнул Славка, выразительно скосившись на Арину.
Ёж, сука. Костян давно не въебывал? — Не выдержал Шеффер с выдержанной долей раздражения, и, как ожидалось, Славка выбесился за одну секунду.
Тобі яке діло, блять?! — дёрнулся он, но Артур тут же сунул руку во внутренний карман пальто. Под напряженным взглядом, он подался вперёд и поставил локоть на стол, доставая подвеску на цепочке: сам кулон был скрыт в кулаке, а цепочка болталась свободно. Безразличная маска на лице Славки Горрикера треснула, и страх скользнул в его глазах. Его друг бросил на него недоумённый взгляд.
Ёж, в чём дело? — Его грудной голос разливался бархатом, странно несочетающийся с его молодым и аккуратным лицом.
Славка облизнул губы и фыркнул. Видя его замешательство, Артур слегка разжал кулак и выкатил на пальцы маленький костяной прямоугольник с мягко обточенными углами, заставив Ежа дернуться и замереть.
Пожалуйста, давай без переводчика. У меня язык немного заржавел, — без улыбки произнёс Шеффер, и Славка поморщился, глядя на него злобно, пронзительно.
Он не мог тебе его дать. Ты его опрокинул, — выплюнул он, забыв про свою сигарету, переломленную в пальцах.
Вот сам у него и спросишь. Что? Какие-то проблемы? — Холодно говорил Артур, не отводя глаз от противника. — Заставляешь своего босса беспокоиться?
Нет, — с ненавистью процедил Славка, бросив наконец взгляд на свои пальцы, и с отвращением отбросил труху в сторону. — Всё продвигается по плану. А книга уже у заказчика. Странно, что ты не в курсе.
Это я и так знаю. Это ты выходил на него?
Ёж шумно дышал, упираясь обоими локтями в стол. Похоже, пиво у него встало поперёк горла. Но вдруг в разговор вмешался его друг, чем явно удивил самого Славку.
Лютый сам ведёт это дело, — улыбнулся он. — И если бы ты правда был его ищейкой, ты бы это знал.
Не пойму, как будто голос какой-то с этой стороны, — поморщился Артур, не отводя взгляда от Славки. — Кто с тобой пришёл, Слав?
Януш Свобода. Впрочем, ваше невежество простительно: я только вчера прибыл из Бухареста, — нисколько не обиделся парень.
Этот Януш выглядел вполне довольным собой. Надо ли говорить, что Артура он неимоверно раздражал: от него так и разило липкой привлекательностью, которая на мужчин работала ровно противоположно.
А здесь вы по какой причине, позвольте узнать? — Недружелюбно процедил Артур, переведя на него взгляд, на что Януш мило улыбнулся.
Господин Ёж показывал мне ваш славный городишко. Надо сказать, тут очень красиво, — он улыбнулся Арине, чем вызвал новый скрытый приступ гнева у Шеффера. — Когда Слава сказал, куда он должен вечером зайти, я просто не смог отпустить его одного: андеграунд всегда меня так интригует!
Артур перевёл взгляд на Славу, но не увидел на его лице ничего. Ни одного выражения, как часто и бывает. Чёрт.
Зато они не трогали Арину, а уж хорошим это было знаком или плохим — придётся разбираться после.
Вернёмся к делу, — вновь холодно проскрипел Ёж. — Чего тебе по книге надо. Говори, и разойдёмся. У меня от твоей рожи блевать тянет.
После книги, были ещё заказы. Наверняка странные, вроде цветов папоротника или золотых копытец.
Были. Тебе все перечислить что ли? — Дёрнул губой Слава, не обращая внимания на заинтригованно покачивающегося Януша.
Что-то, что у вас не брали. Скажем... от чего бы Бульба охуел.
Ёж не выдержал и хрюкнул, явно вспоминая идиотское выражение лица и бульканье шамана, сидящего в каморке в качестве оценщика.
Мёртвая вода. Без живой, как ты понимаешь, — ответил он чуть погодя, — Поспрашивай под Достоевским. Всё.
Артур вздохнул и откинулся на спинку стула, затягиваясь сигаретой. Что ж, значит ему дорога на чёрный рынок, который держали турки и иже с ними, уже что-то, но зацепка эта туманна, как и причастность этого хлыща к оборотням.
Кто-то тоже вампиров угощает? — Спросил Артур, вызывая моментальное округление груди у Свободы.
Вы знаете, насколько это дремучее и скверное предубеждение? Настоящие вампиры пьют только кровь. О, какие в Бухаресте кондитерские-сангвинарии! Когда-нибудь я вам, Станислав Михайлович, продемонстрирую.
Не сомневаюсь, — проскрипел Ёж, буравя взглядом Артура.
Значит, правда вампир. Чёрт, что он тут делает? Их не должно быть здесь, никаким образом.
Артур выдохнул дым.
Не припомню большой дружбы лютых с вами, Януш, — сказал он, но Ёж тут же его прервал.
Передай Косте, что всё в ажуре, ясно? Скажи ему, что сангвиники в деле, и точка. Я сам всё сделаю, пусть не парится, — жестко проговорил он. — Наплетёшь какую-то срань, и я тебя найду.
Буду ждать, сладкий, — процедил Артур, заметив, как Ёж стал расталкивать Януша собираться, как вдруг его взгляд упал куда-то им за спину. Там молодой паренёк лет восемнадцати нёс две кружки пива к ближайшему столу, где Шеффер признал как минимум ещё двух оборотней. Взяв Арину за руку и молча попросив подождать, он встал и быстро подошёл к нему, хватая за плечо. Он оказался достаточно близко, чтобы их голоса едва лишь заглушались окружающими.
Тёма! Ты что здесь делаешь? — Взволнованно произнёс Артур, оглядывая опешившего парня с ног до головы.
Тот охнул и посмотрел на него широко открытыми глазами, а потом поморщился.
Артур Эдуардович... Я тут... занят, — выдавил он, и Шеффер оскалился.
На деле! Ты же хотел выйти, Тём.
И что? Хотел, а теперь не хочу! — Вырвался парень, — Ты ушёл, а я остался! Что я должен был делать? У меня что, деньги есть? Ты мне обещал, а потом взял и свалил! Отстань, меня ждут, — вырвался и скользнул в толпу.
Со спины подошёл Ёж и Януш.
Растёт, щегол, — негромко произнёс Славка, — Скоро охотиться сам начнёт. Дохлый из него волк такой, думаю, рано сдохнет. Жалко.
Артур ничего не сказал. Мужчины обошли его, и Ёж улыбнулся.
Думаю, мы закончили, да? Ты девку так не оставляй, тут место такое. Так себе. — А потом они развернулись и пошли к выходу.
Постояв ещё немного, Артур сглотнул и развернулся, возвращаясь к Арине. Сев рядом с ней, он взял свой согревшийся стаут и залпом допил весь стакан, а потом полез за новой сигаретой. Если внимательно присмотреться, то можно было заметить, как некоторые посетители тоже начали покидать зал.
Шеффер убрал подвеску обратно и достал пачку сигарет, задумчиво покручивая её в пальцах.
Сейчас они все уйдут, и мы сможем уйти, — глухо сказал он и замолчал.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

126

Guck, wie weit wirs schon geschafft haben
Doch ich glaub das' nur der Anfang
Keine Träne ist je umsonst
Ich wein vor Glück, wegen dem, was kommt
Wenn du auch denkst, das du’s nicht mehr schaffst
Trag ich uns zwei, nehm dich huckepack
Wir müssen mit uns reden, wir Dickschädel
Und wenn ich falle, wirst du mich heben

Это был импульс, это было желание, которому она не хотела противиться, она просто хотела показать, то что держала в голове, она не собиралась оправдываться перед ним, потому что он не должен был требовать этого от нее , просто он должен был знать, на чьей стороне она, потому что ей хотелось, чтобы он поверил, подсознание молило, поступить вот так, и оставить все на его усмотрение. Верить или нет, это решение оставалось лишь за ним. Но она не могла осуждать его, ведь она сама бы не поверила человеку, о чьих способностях в окклюменции и легилименции говорят.
Витиеватая острая боль прошла по горлу Арины, от осознания того, что даже собственные мысли и воспоминания ее могут не счесть достоверными, а ее поступок блефом. Да, это то, к чему она стремилась, завоевать уважение, только теперь это имело свою цену, которую она была готова платить, и посему ставила ограничения и на чувства и на связи. Только вот Артур... Он нарушил все, что она отчаянно построила, от чего отгородилась.
Арина запрокинула голову, выдыхая, она поняла, что именно ее испугало, какой страх резанул ее сознание, и что ранило ее сильнее всего, а именно то, что слова Артура, о том, что у него не было выхода, чтобы не доверять ей, теперь казались слишком правдивыми. Он был наслышан - это факт, но все равно не отвернулся. Просто из-за похоти? Из-за опасности? Так почему?
Зачем?
Но быть наслышанным одно, а понять, увидеть то, как это можно применять другое, понять, что за услуги она оказывает своему начальству.
- Выбора не было. - ответила Арина смотря вперед, слыша его голос чуть позади.
Так сложно не думать, не анализировать, что сейчас может происходить в его мыслях, так трудно удержать себя, свои чувства и свое сознание, собрать воедино, успокоиться, и проглотить весь нервный всполох, всю боль страха, что трусила тело. Не так больно будет, если он отвернется из-за гнусности ее услуг, как если он не сможет доверять ей, не поймет, где она настоящая и для чего все это делает.
Она шумно выдохнула, когда он прошел вперед и произнес слово "дворняжки".
Серьезно?
Ты правда думаешь, что я так думаю?

- Только не будь идиотом, умоляю. - сухо выдохнула Белова, закатив глаза, радуясь тому, что он этого не видел.
Задаст вопросы, это даже весело, значит он не собирается сказать мне "до свидания"?
В голове все шло кругом, слишком много всего, что сбивалось в кучу, то и дело перебиваясь отголосками злости и раздражения, слишком ядовитыми, и все же где-то по центру этого хаоса, теплилась надежда, слишком хрупкая, но слишком теплая.
Нет! Нет! Слишком трудно все откинуть, когда было столько недосказанности и непонимания. Арина ненавидела недоделанной работы, и особенно когда что-то ломалось, она изводила себя до того момента, пока это не работало, и успевала заводиться даже за несколько секунд, пока доставала палочку, чтобы починить испорченную вещь, или не заказывала новую.
Жаль с отношениями так нельзя. Впрочем затереть подобный момент в голове Артура не составило б труда.
Только это не будет настоящим, так ведь. А ты устала от вечного вранья...
Арина следовала за Артуром, обходя посетителей, которые неспешно, но нехотя начинали расходиться, в воздухе отчетливее проявлялся запах алкоголя и помещению явно требовалось проветривание, да и уборка. На полу валялось несколько перьев от местного персонала и Белова бесцветно выдохнула, быть может будь у нее настроение, такое же, что минут двадцать назад, она бы выдала какую-то едкую шуточку, но сейчас ей хотелось оказаться подальше от этого места. Желательно в горах. И желательно где-то в Сочи или Швейцарии, впрочем, Грузия бы тоже подошла.
Она опустилась на свое место, видя двух незнакомцев, которые были рядом, и один из которых и был нужный им человек. Арина вновь осмотрела зал, и судя по всему тут прибавило несколько новых лиц, очевидно пришедших подстраховать Ёжика. Арина облизнула губы и взяла свой бокал, делая неспешный и галантный глоток, приветственно кивнув головой информатору и его спутнику.
Это что вампир? Серьезно?!
Арина не выдала своего удивленного восторга, и нацепила на себя роль молчаливой спутницы, что мило улыбнулась, и облокотилась на спинку, делая вид, что не особо прислушивается к разговору, в тот мир, что все ее внимание было там, между ними тремя. Она с трудом улавливая суть разговора, точнее то, к чему пытался вывести Артур, что хотел узнать? Выведать о ритуале? Но разве он был нужен? А вот наличие у товарища мёртвой воды, вновь что-то небезразлично колыхнуло в Белой ее капитана бюро смешанных расследований.
Ведьма уловила кулон и цепочку в руках Артура, понимая, что все еще более сложно, чем она думала, ибо явно это был привет от Лютого, иначе трудно было понять, отчего Станислав даже забыл родную речь. Только вот что это за приблуда, и откуда она у Артура, если он говорил, что не связан с этим всем уже.
Думаю, у нас у обоих проблемы с доверием... Не так ли?
Трудно было понять, привел разговор к чему-то или нет, только вот прикосновения Артура к ней, и Белова перевела взгляд на Шеффера, которому явно требовалось отлучиться.
Прикосновение, и ее будто пробило током, сквозь эти пласты запутанности и отстраненности, а сердце сжалось, и ее глаза блеснули, кивая мужчине, который немедля оказался возле молодого парня. Несмотря на все она все еще весьма бурно реагировала на него, и она не понимала, хороший ли это знак, или лишь показатель того, что потом ей будет куда хуже, чем она может думать.
Интересно, а кто этот паренёк? Ты обеспокоен? - она плохо видела, что там именно происходило, и не стала всматриваться, это было не ее делом. если будет надо он скажет, если нет, то все равно.
Глаза Беловой опустились в столешницу и она обняла ладонями свою пивную кружку, на дне которой еще оставался янтарный напиток, но который уже не лез в горло. Ногти ритмично и задумчиво ударили по стеклу, тихо забарабанив простенький ритм, погружая Арину вновь в некие размышления о происходящем. Она смогла собрать все вновь под крышку в голове, чтобы не впустить посторонних, но под этой крышкой все кипело слишком сильно, истязая.
Алексей часто говорил, что Арине стоит научиться говорить ртом, только почти в тридцать лет это трудно, да и к тому же что тут говорить? Мол, вот такая у меня веселуха бывает на работе, а у тебя там чего за мутки с лютыми?
Смешно. Патовая ситуация. Или просто страх того, что подобное желание есть только у нее.
А может им попросту ничего не стоит трогать? Что им мешает весело проводить время и просто не касаться личной жизни друг друга. Ставя определенные барьеры.
Только кажется уже поздно... Уже все пошло не по этому сценарию. И даже не жалко...
Артур вернулся на свое место и Арина молча посмотрела на него, выжидая, что он скажет, она вообще не особо понимала, что говорить, и стоит ли. Не стоило.
- Ладно. - ответила Арина, - Может тут и не такой вкусный алкоголь... - уклончиво ответила она, и замолчала, не мешая Артуру оставаться в своих мыслях. Им надо было подумать. Остаться наедине с мыслями, прежде чем они покинут это место.
В голове все так же кипело под защитной пустотой, которую сложно было сдерживать. Она могла теперь с точностью сказать, что это место ей не понравилось, и эти заведения не для тебя, по крайней мере не для свиданий.
Она молча хмыкнула. Он собирался продолжить вечер после, но судя по всему все закончиться.
Дура. Сама виновата. Не гоже тебе водиться с магами. Не гоже.
Гости сего места стали расходиться, и зал почти опустел, позволяя зачарованным метлам вылезти из кладовой и начать делать свою работу.
- Пора, - Арина поднялась с места, проводя пальцами по ладони Артура и проходя вперед,- Тут уже дышать нечем.
Фыркнув, девушка прошла не дожидаясь мага к выходу, держа руку недалеко от палочки. Шеффер сказал, что сложно бывает выйти, а значит проблемы были по ту сторону двери, и надо было быть готовой, теперь ей нечего было стесняться, и если кто-то решит до конца испортить ее настроение она не будет медлить.
Ночной воздух любимого города и его тишина, что могло быть приятнее, только то, как теплый ночной ветер легкими порывами скользил по улицам. Тихо. Никого не было, и легкий импульс, который послала Белова, говорил о том, что все вполне спокойно.
Она сделала несколько шагов от входа и выдохнула, будто позволяя тяжелому камню упасть, слишком много прошло ха этими дверьми. Белова подняла голову на небо. Сизое ночное небо в городе, где не были видны звезды, не то, что из дома Артура.
Спокойствие города. Ветер. Арина улыбнулась, почему-то в такие моменты она вспоминала те далекие и теплые песни из детства:
Hо есть на свете ветер перемен,
Он прилетит, прогнав ветра измен,
Развеет он, когда придет пора
Ветра разлук, обид ветра.
Сотни лет и день и ночь вращается
Карусель-Земля.
Сотни лет все ветры возвращаются
Hа круги своя.
- тихо себе под нос напела Арина с мягкой улыбкой на лице, и после грустно выдохнула, собирась с силами повернуться к Артуру. Кажется, теперь она лучше понимал смысл этой песни, этого текста, что задевал некие струны в ее душе, и она точно придет домой и захочет все переслушает, ведь это так по девчачье - добивать свое настроение лиричными песнями. - Что ж, это было забавно. Спасибо за опыт.
Арина пожала плечами, больше не зная, что ответить и сказать, в голове все сдержанно с жалось, явно выжидая момента и не замечая напряжения успокаиваясь, позволяя некой ясности явить себя.
An deiner Seite will ich bleiben.
Geh durchs Feuer und alle Zweifel.
Mit allen Träumen und all den Sorgen,
heute, morgen und übermorgen.

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

127

I. Я так соскучился
Beyond her walls I shatter mine
Towards her charming lies I crawl
Her heart got sore as she found mine
Into her liquid arms I fall

Артур молча сидел и курил, пока шум бара вокруг постепенно сходил на нет. Кажется, впечатлений на сегодня оказалось столько, что рассудок принудительно перешёл на холостые обороты, в плавном течении дыма перекатывая тяжёлые мысли очень уж медленно, неспешно и в отрыве от эмоций. Славка Ёжик пытается забрать стаю, поэтому пытается гнуть понты, но поджимает хвост, как только слышит упоминание о Косте. Лютые водят дружбу с вампирами, причём с бухарестскими вампирами, а судя по щеглу, это скорее всего клан Ламаэ Сангвинарис, активные и патетичные, как французские революционеры. Книгой для Чижевского занимался сам Лютый, а значит, как бы не хотелось, придётся спуститься к самому дьяволу в преисподнюю. Зацепка с мёртвой водой такая зыбкая, что на расследование можно послать кого-нибудь из ведомственных. Тёма, которого он помнит лопоухим голенастым мальчуганом, так и не выбрался из гразной конуры. Арина шпионит для Иванова за ним, как и он сам шпионит для Иванова за всеми остальными.
Арина. Странно, но само её присутствие действовало успокаивающе. Каким-то шестым чувством, Артур чувствовал её совсем рядом, и это ощущение принимало на себя львиную долю тревоги и разочарования. Без неё всё могло пройти не так гладко: вампир был вынужден заниматься распространением собственного лоска, а Ёжик не мог расстроить его нападением на меня, которое, естественно, задело бы женщину и расстроило гостя. Интересно, а что она сама думает обо всем этом?
Наверняка впечатлена твоими познаниями.
Так же, как он впечатлён ею.
Внезапно нежное прикосновение вырвало Шеффера из своих мыслей. Он послушно уничтожил сигарету и встал, наблюдая, как Арина целенаправленно шагает к выходу. Да, Артур понимал её: ещё никогда он столько не переживал в стенах этого заведения, и покинуть его хотелось как можно скорее. Оставив деньги на столе, Артур вздёрнул ворот пальто и вышел следом.
Очень пусто внутри. Немного странно не быть постоянно начеку, а позволить кому-то пойти вперёд и положиться на его умения, пока сам не хочешь даже взяться за палочку. Вот тебе справедливый результат, и ожидать другого не стоило, когда вздумал приоткрыть сердце и повесить за хорошенькими ножками. Наверное, это старость, и обратный процесс превращения в недалёкого капризного ребёнка уже запущен, как иначе объяснить это поведение? Пошёл на задание с девчонкой, от которой все мысли замирают, а в итоге чуть не потерял и её, и результаты. Впрочем, можно сказать, что её он как раз и потерял — ту волшебную сказку, которую маленький мальчик внутри так запойно пересказывал сам себе. Теперь перед ним стояла другая женщина.
И пела.
Артур с интересом приподнял голову, рассматривая спину Беловой, а потом неслышно подошёл ближе. Красиво: что-то обострённо настоящее было в этом нежном голосе в прохладе ночи посреди укромной улочки. Нет, нужно признать самому себе — ничего не изменилось; всё так же белый хвостик манит за собой, всё так же аккуратные плечи просят прикосновений, всё так же тянет снова и снова к её теплу. Перестаёт быть стыдно и страшно, когда прекращаешь бегать от прошлого. Им обоим есть, что скрывать, им обоим есть, за что подозревать друг друга.
Артур боялся раздавить собой хрупкие лепестки, но теперь перед ним оказалась роза шипов. Что ж, кровь за кровь — справедливый обмен, на который он готов пойти.
Да. Думаю, одного раза вполне достаточно, — покрутив головой по сторонам, Артур вздохнул и улыбнулся, взглянув Арине в лицо.
Идиот. Ничего не изменилось, кроме стёртого бельма с собственных глаз.
Дура. Цепляется и лезет, вынуждая сражаться и верить во что-то эфемерное и глупое.
Шеффер опустил глаза и протянул ладонь ей, чтобы взять в свою.
Пойдём? Скоро будет совсем холодно, — он чуть прищурился с улыбкой, заглядывая ведьме в глаза. Подняв свободную руку, он нежно повёл пальцами по её виску, уводя за ухо.
Пойдём куда-нибудь, где не будет бандитов, шпионов, капитанов и больших дядь. Где нам никто не помешает.
Он не устал. Он был на том пике замешательства, когда единственным выходом был только прыжок вперёд.
Зато он точно знал, что не хочет терять её. Разбойник и палач — какая же милая пара.
Пожалуйста, скажи "да", — громко шепнул он, склоняясь к ней, касаясь любом лба.
Я не буду прощаться с тобой. Я просто не могу.
Только не сейчас. Сначала она показала ему очередное лицо Ведомства, потом прошлое облапало его своими грязными руками, и сейчас Артур чувствовал себя ни своим, ни чужим — ни среди первых, ни среди вторых. Один, как всегда один, а перед ним та, кто не даёт сердцу держать ровный ритм.
И как отчаянно хотелось, чтобы она осталась. Чтобы больше не быть одному. Так плохо, плохо, бесконечно плохо быть одному.
Чуть повернув голову, он оставил лёгкий поцелуй у аришкиного рта.
Нам есть, что рассказать друг другу, и после всего, что произошло, никто никому ничем не обязан. Я понимаю. Научи меня, Ариш ...если это так важно для того, чтобы быть с тобой.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

128

Ласкою не ласкою в душу не заглядывай,
Ни быльем, ни сказкою ленты не развязывай.
Спрашивай не спрашивай, люба ли, постыла ли?
Коли можешь, зашивай сердце во единое.

Взгляд светлых глаз в эту ночь мог вполне мог заменить собой звезды, что забивал городской свет. Так лирично, даже приторно, только вот от этого не сводило зубы, а наоборот внутри маленький узелок надежды разрастался, посылая луч умиротворения в самое сердце, заставляя биться его чаше и ощущать, что оно было готово разрастись.
Она задыхалась от этих эмоций, чуждых и сильных, которые было слишком страшно принимать и признавать.
Его улыбка, и Арина поджалась в ожидании того, что он скажет, что он сделает, ибо все было слишком непредсказуемо, слишком много всего всплыло, что могло быть стеной между ними, что оголило то, что оба явно очень хотели скрыть, но однако, они все еще стояли тут, неподалеку от этого заведения, что теперь для них было наполнено явно не лучшими воспоминаниями.
Господи, ей так плевать на его прошлое, на эту связь с этим опасным миром беззакония, что она лишь сильнее готова себя закапывать от всего этого. А быть может ей и плевать, потому что прекрасно может охарактеризовать себя? Или она просто идиотка, что вляпалась да так, что собственные эмоции берут вверх, а может она всегда была такой, смотрела на все с иной стороны, находила те углы, под которым ее взор все устраивало?
Артур. Он подошел ближе и взял ее за руку. Толчок внутри, резкий оглушающий.
Шумный выдох вырвался из ее груди, и сердце скакануло в бешенном ритме. Огромный шар ощутимо раздавался внутри нее, наполняя свинцом, свинцом не несущем боли или дискомфорта, а тем, что приятно приземлял, заставляя оставаться на месте, лишь завороженным взглядом смотреть на этого мужчину, что заставлял ее забывать о том, что ей надо прятаться, что ей надо скрывать эмоции.
Прикосновение к ее виску, и она лишь выдохнула, оставляя с выдохом улыбку, мягкую, и столь естественную. Напряжение внутри силилось, и казалось, что еще немного и у нее предательски увлажняться глаза от чувств, которые она не может обуздать. Слишком сложно. Трудно скрывать то, что столь неуправляемо и сочиться по всем артериям, неумолимо поглощая.
Его голос, почему сейчас он дурманил даже сильнее обычного? Потому что это была подходящая атмосфера? Потому что нервы и без того оголены и на пределе. Его поступки. Его слова.
Его дыхание ощутимое на ее лице, прикосновение ко лбу, и ей все равно увидят ли их, и чем им это грозит, если все вскроется. Она ведь так же могла быть лишь рыбой, что попалась на крючок, заглотив наживку и не понимая, что трепыхания ее уже бесполезны.
- Тогда не прощайся... - проговорила Арина, сжимая пальцами его ладонь.
Прикосновение его губ, и в голове приятное опустошение, слишком много всего для нее, слишком сильно, слишком выбивает, заставляя провалиться в бездну.
Господи, Белова, когда еще ты бывала такой ранимой, такой беззащитной, ведь стоило ему сейчас отстранится и сказать, что все это лишь розыгрыш, она вряд ли сможет быстро оправиться, довериться, и не сможет больше заглушать свой гнев, который не будет находить выхода.
...."быть с тобой"...
Нервозность волной прошла по всему телу, заставляя ее хватануть жадно ртом воздух. Это было слишком против правил. Это был удар. Это было  то, что лишь сильнее проявило ее растерянность и позволило ее надежде расцвести.
Нет... Нет... Нет... Она не может поверить в это...
Но паранойя, лишь активнее взвинтила в голове, что ему нужен доступ, чтобы узнать то, что сможет полностью ее уничтожить, ее маркеры на воспоминания... Или это искренность... Или он не может действительно ей доверять...
- Позже. - ответила Арина, опуская взгляд и думая о том, что сомнения слишком гадко горечью рушили эту приятную эйфорию, с другой стороны, ей ничего не мешает вырезать из его памяти все, что она захочет. - Ты же понимаешь, что если я увижу угрозу для себя, я ничего не оставлю от твоего рассудка - она хмыкнула, и отступила, смотря на Артура, проглатывая последнее сомнение.
- Идем. - она плотнее взяла его за руку, понимая, что самым безопасным местом для них будет ее квартира, где достаточно защиты и печатей и где она будет чувствовать себя свободно. - Надо дойти до места, откуда можно переместиться. - она говорила спокойно, ей это удавалось лишь благодаря ее сомнениям, и проявившейся мании преследования, что неприятно саднила ту приятную теплоту надежды.
Она потянула его вперед, стараясь быстрее оказаться подальше от этого места, и сейчас ей не особо хотелось говорить, ей надо было понять, как поступить, как совладать с тем, что так хлестко уничтожало в ней столь приятный трепет. Подозрения, от них сводило зубы.
Линия незримая, но она была ощутима для мага, давая понять, что теперь они могут исчезнуть, и покинуть эту улочку, что так же была полна моментов, что задержаться в ее воспоминаниях.
Влажный запах подъезда, и промежуток между этажами, где не было камер, где вряд ли бы были свидетели, куда не попадает обзор из дверей соседей. Максимально удобно и безопасно. С первого этажа слышались звуки запоздалых жильцов. что открывали тяжелую дверь и проходили к лифту.
Арина достала палочку, и не отпуская Артура поднялась на этаж, проходя к двери квартире, прикасаясь к ней. Почти незаметно прошла легкая дымка по двери, и Белова отпустила Артура дабы достать ключи. Пара поворотов и она прошла в небольшой холл включая свет, и снимая обувь.
- Самое безопасное место, как по мне. - она сняла куртку и повесила на крючок, проходя в ванную по выработанной привычке и включая воду. - Из еды у меня только мамкины пельмени, или можем заказать что-то если хочешь. Что тебе нравится?
Она закрыла воду, понимая, что чувствует себя весьма странно, хотя бы потому, что в ее доме был кто-то кроме ее родни и двух друзей детства. Что ей следовало делать, как поступать, когда внутри было слишком много противоречий, слишком сильно мозг и желания расходились в собственных желаниях. Возникший страх хотел уничтожить весь свет внутри, и это путало, заставляя ощущать полную провальность собственного поведения.
- Могу предложить выпить. У меня богатая коллекция джина и вискаря. - она выдохнула, -Надо было зайти в магазин. Впрочем, могу заказать если что-то надо.
Сердце вновь опасно скакануло, и она посмотрела на Артура.

кв. арины

https://i.imgur.com/mlXug1D.png

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

129

Не велено знать, кто мы
Не велено врать впотьмах
Двери в полночь затворены
Имя спит на сухих губах
Не велено знать нужды
Не велено жить за зря
Мысли снова дождутся тьмы
Мысли снова возьмет заря

Когда берёшь розу за стебель, ты должен помнить о шипах: чуть сильнее сожмёшь ладонь, и боль вопьётся глубоко сквозь кожу. Арина могла не просто посадить его за решётку, но и натурально спечь мозги, превратив его в послушного безобидного болвана, и от всей этой прелести его отделяла лишь её прихоть. Не удивительно, что капитан Белова испытывала проблемы с доверием к себе, мало кому нравится быть зависимым от переменчивой женской натуры.
Ты выбираешь сама, что готова показать мне. Хотя... возможно ты уже что-то там повредила, — многозначительно ухмыльнулся Артур и пошёл за Ариной.
Иначе почему я иду за тобой?
Так странно видеть, как она всем естеством тянется навстречу, как дышит и вздрагивает, вскидывая ресницы, и как отчаянно хочет вызывать доверие, но при этом тут же старается отпугнуть, угрожая оружием. Так привыкла защищаться, прятаться ото всех, что когда появился кто-то, готовый лезть за ней, тут же по привычке начинает скалиться. Артур прекрасно понимал её, сам был таким же, только теперь он не мог отделаться от желания обладать ей. Она не боится его, так с чего ему бояться её?
Конечно, было бы очень печально остаться овощем, но ещё печальнее было совершенно забыть её.
Они шли по влажному асфальту молча, и Артур бросал на Аришку взгляды, пытаясь заметить маленький проблеск прежней беззаботности под внезапно накатившим напряжением. Что ж, справедливо: она не знала, кто с ней, и после бара она имела все основания подозревать его в чём угодно. К тому же, Артур был уверен, что против него играло и мнение Иванова, потому что пока выглядело всё так, будто начальник прав. Чёрт, а ведь Шеффер старается, чтобы прикрыть его зад. Сука.
Ты всё ещё можешь уехать на Урал, помнишь?
Пожав губами, Артур отвернулся на улицу, рассматривая жёлтый свет фонарей. Нужно будет подтянуть окклюменцию, так, для общего порядка. В конце концов, если Арине прикажут загнать его в ведомственные казематы, нужно будет как-то потянуть время, чтобы подольше побыть с ней в здравом уме. Насмотреться на неё напоследок. Позлить, в конце концов, и послушать, как забавно звучит её жуткий и несомненно пугающий тон.
Блять. Блять, очень не хотелось умирать. На кой хер он тогда лезет на неверный обрыв за этой красной розой? Ведь исход истории известен.
Один раз судьба улыбнулась тебе, когда капитан не выпустила аваду в твою тупую волчью морду. Не слишком ли самонадеянно испытывать её во второй?
Мир сместился, подменяя свежие запахи улицы на тёплый немаговский подъезд. Артур огляделся, с затаённым волнением следуя за ведьмой. Неужели она привела его к себе домой? От этой мысли всё внутри наполнялось тихим возбуждением: как же, святая святых жестокой и неприступной начальницы отдела Смешанных расследований. Улыбка невольно лезла на лицо. Не доверяешь мне, но ведёшь прямо к себе домой. Может, я всё-таки не так плох, Ариш?
Шеффер аккуратно переступил порог вслед за Беловой и осмотрелся. Против воли он чувствовал некую неловкость одновременно от того, что это был её дом, и дом в доме немагов, и вообще здесь всё было пропитано непривычными ощущениями. Арина ускакала мыть руки, когда Артур вешал своё пальто и вылезал из ботинок. Покрутив перстень на пальце, он с интересом вертел головой, медленно следуя за ней.
Не, пельмени — звучит шикарно. Особенно домашние, — в этом мире белого Артур чувствовал себя вдвойне странно, ощущая себя слишком заметным, ярким чёрным пятном поверх белого полотна. А ещё это место из каждого уголка кричало о том, что ведьма тут живёт одна. Эдакий интерьер женщины-холостячки с порядком, доведённым до абсолюта, когда ни одна свинья не мешает содержать дом в чистоте. Можно сказать, их жилища были абсолютной противоположностью.
Он зашёл в ванную, снова включая воду, чтобы вымыть руки.
Честно говоря, после всего этого, я бы хотел просто надраться как скотина, — сказал он с улыбкой, не глядя на Арину. Ядрёный запах мыла наверняка будет кровожадно преследовать его чуткий нос её долго, — Так что предложение твоё опрометчиво. Надеюсь, ты не хранила этот вискарь для какого-то особого случая?
Говнюк и выпендрёжник, вот ты кто.
Выключив воду, Артур обернулся и взглянул на Арину, вдруг изменившись в лице. Подойдя к ней с полотенцем в руках, отирая ладони, он посерьёзнел, смотря ей в глаза.
Я тебе не враг, Ариш. Ни моё прошлое, ни твоё прошлое на это не влияет, только то, что происходит сейчас. Я готов всё объяснить тебе, когда захочешь, только, прошу тебя, не смотри так, будто винишь себя за каждый мой вдох в этой квартире.
Улыбнувшись, он повесил полотенце обратно.
Хочешь, можешь вообще ни о чём не говорить. Просто пить. А я тебе расскажу, что это была за побрякушка, почему меня так любят уголовники и шлюхи, и почему Иванов хочет меня контролировать. Можно только я вначале... воспользуюсь твоим душем, пожалуйста?
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (23 Мар 2021 13:03:46)

+1

130

Лавировать между собственных мыслей весьма увлекательно, когда не находишься на гране срыва, эмоционального или нервного определить было трудно, но все равно она чувствовала, что на мисочках вышагивает по острию, которое вот-вот могло кончиться, и с которого она могла упасть, совершенно не зная, что ждет ее на дне. А дно ведь не всегда может быть твердым и смертельно опасным, оно может быть покрыто чем-то мягким и приятным, хотя и под сахарной ватой могут быть шипы.
Белова посмотрела на Артура с некой строгостью, и ей было приятно видеть то, что он был весьма искренен на своем подъеме. Улыбался. Его глаза светились слишком задорно, что пробуждали в ведьме уже совсем иные чувства, точнее ее нервозность и растерянность сползали в некий угол, трансформируясь в уверенность и сосредоточенность, а его присутствие перемалывала трепет в некую осознанность и выжидание, восприятие меняло оттенки, и это лишь сильнее распаляло все внутри. Это было что-то новое, что-то более одухотворенное, но от чего веяло уверенностью и некой правильностью. Она была на своей территории, это помогало ей расслабиться и убрать вмещающие чувства, что дегтем омрачняли новый настрой Арины.
Слишком сильно ее штормило за этот вечер, слишком много перепадов, от которых ее бросало из крайности в крайность, и когда ей казалось, что она уже не справляется, будто второе дыхание снизошло на нее, раскидывая по полкам мысли и ощущения, аккуратно отделяя ее страхи, и ставя их в одно место, откладывая сомнения, и выискивая то, что она действительно испытывает, и оставляя это лежать на полу, пока не пришло осознание на какие именно места стоит все положить.
Взгляд встретился с его через зеркало и Белова иронично и с вызовом приподняла бровь, хмыкнув:
- Я маг в ведомственных структурах, после любого прожитого дня у меня особый случай. - она хмыкнула,- Шучу. Меня бы за такое Алексей сожрал с говном, и я бы из зала даже выползти не смогла. Не обольщайся.
Он закончил мыть руки и повернулся, он подошел ближе и в его глаза отразилась серьезность, которая вновь колыхнула шкафы с эмоциями внутри Арины, но которые ей удалось удержать.
- Артур, - она опустила глаза в пол, - Не скажу, что мне не любопытно, но... Я не тот человек, что осуждает, или жалеет о своих поступках. Осуждать я вообще не люблю, это не моё. Мне плевать прошлое это, или настоящее, если это не угрожает твоей жизни или не мешает, и не мешает тебе в первую очередь, мне все равно. - она хмыкнула, поднимая на него глаза вновь и улыбнулась, - Пользуйся. Чистые полотенца под раковинной, прямо позади тебя. - она отступила,- А я пойду посмотрю, что матушка оставила мне в закромах холодильника.
Арина спиной вышла из ванной, понимая, что внутри нее нечто напоминающее панику. Брать себя в руки видно получалось ненадолго, или это просты были волны, которые то накатывали, то отступали. Она посмотрела на календарь, понимая. что в это все хотя бы не вмешивалось ПМС, уже спасибо, а то не хватало Шефферу еще истерики.
Пройдя в спальню Арина подошла к зеркалу, и провела пальцами по волосам. Из отражения на нее смотрела вроде бы всё та же Белова, только вот что-то новое и не уловимое чувствовалось. Она осмотрела комнату, благодаря мать, что она заходит к дочери, чтобы привести ее жилище в подобающий вид, и на удивление, даже с магией ведьма не могла добиться подобного порядка, как Ольга Ивановна своими руками, а после крепким словцом закрепляла результат.
Белова проскользнула на кухню, забирая палочку из куртки и открывая холодильник. В закромах морозилки действительно были мамины пельмешки и Арина взмахнула палочкой, после чего из шкафа вылетела кастрюля, чуть ли не прилетая в голову Беловой.
Ладно. Я поняла.
Она поставила воду на плиту, и закинул пищу, магия помогла разогреть воду и ложка начала помешивать содержимое.
Да, это уже твой уровень бытовой магии.
На столе оказалась тарелка с сыром и два стакана. Открыв полку, где стояли бутылки с алкоголем Арина задумчиво смотрела, думая с чего начать.
Хозяюшка... твою мать... Хотя... Но-но-но!
Она извлекла бутылку коньяка и джина. Продолжая ходить по кухне, чтобы собраться с мыслями и думая, что надо поставить для мужчины в ее доме. Она нашла не початую банку сметаны и поставила на столик ведерко со льдом, ведь крепкий алкоголь лучше пить холодным.
Пока ложка помешивала варящиеся пельмени, Арина взяла в руки телефон, просматривая последние сообщения в чатах. Она смотрела новостные чаты немагов, иногда стараясь заметить что-нибудь необычное, что могло бы указывать на причастность магии, или убеждаться в том, что некие события магического мира, оказались хорошо завуалированными в мире без магии.
Посалив варево и добавив  него приправы, девушка вновь погрузилась в просмотр телефона, уходя в смешные и дурацкие картинки, это помогало убрать лишние мысли о том, что через коридор в ванной находиться мужчина, который полностью перевернул ее жизнь и сознание.
Блин, а может надо было заказать мяса? Типа стейк? Может приглушить свет?
Арина оставила свет над плитой, и выключила верхний.
А ты смекалистая...
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

131

Despite
The killing delight
I’m facing your love
Pretty and dangerous
Besides
Playing it right
You keep me alive
Having your vengeance

Всё ещё плохо. Артур кивнул, провожая взглядом отступающую Аришку, и ещё пару секунд, нахмурившись, пялился в дверной косяк. Потом пожал губами и отвернулся, прикрыл дверь и вернулся к зеркалу, чтобы добыть полотенце из шкафчика. Весь этот вечер прошёлся по Аришке явно сильнее, чем по нему самому, хотя тут своим суждениям Артур всё-таки не слишком бы доверял. Адекватно оценить свой уровень нервяка он мог только когда неконтролируемые разрушения являлись прямо перед глазами. Он даже не знал, за что хвататься в первую очередь, а потому позволял себе по большей части бездумно раздеваться перед зеркалом.
Немного повозившись с краном, Артур разобрался и включил воду, сунув под напор воды своё лицо. Огладил волосы и развернулся, позволяя воде успокаивающе бить по загривку. Запах у воды был необычный, не совсем такой, как в его доме, да и всё здесь просто кричало об инородности. Наверняка здесь полно немаговских штук, о назначении которых маг мог только догадываться. Вот ещё одна причина для Арины прятаться ото всех: никто в чистокровном магическом сообществе не будет разделять любви ко всему этому, да и что говорить, сам Артур тоже не выделялся особенным отношением. Он протянул руку и взял гладкую белую упаковку с шампунем, с интересом откупоривая крышку и принюхиваясь к содержимому. Так пахла она. Точнее, не совсем так, но ноты эти Шеффер знал, а потому позволил себе ещё раз принюхаться, прикрыв глаза, и уже потом поставил флакон на место. Тоскливо скосившись на яркую упаковку геля, он вздохнул и протянул руку с кольцом за мылом, сочтя его наиболее толерантным решением для своего носа.
Сначала Арина поняла, что он может усомниться в ней, когда Артур услышал перепалку с Ершовым. Потом она попыталась что-то показать ему, открыв воспоминание о разговоре с начальником. Потом... потом всё пошло под откос. Что же случилось?
Артур сфыркнул воду с носа, отирая плечо. О чём он говорил, что могло...
Выбора не было.
Может, дело в этом? Может, он внушил ей, что она иначе недостойна доверия? В то время, как сам выглядел завсегдатаем бандитского притона? Боги, да не прицепились бы так к этому доверию, было бы проще: трахались бы в своё удовольствие, да писали друг на друга кляузы, потом сидели по очереди в одиночке, оставляя друг другу милые записочки под хрустящим от клоповьих панцирей матрасе, и всё по-новой. Нет, ведь. Надо чтобы всё было по-настоящему. Чтобы шёпот по ночам, чтобы искренние объятья и свобода наедине друг с другом. Тьфу, отвратительно. Очень хочется.
Удостоверившись, что мерзкий налёт "Оплота" удалось соскоблить с кожи, Артур выключил воду и вылез, отираясь полотенцем. Ехидная мысль о том, что он мог бы выйти в одном полотенце так и свербила в дурной башке, но Артуру пришлось отказаться от неё. Он влез обратно в бельё и брюки, накинул рубашку, не застёгивая, тщательно вытер голову и повесил полотенце. Заметив внушительные лужи на полу, он поднял ладонь с перстнем и мысленно прочёл заклинание. Кольцо работало неохотно, явно тая обиду на владельца за неиспользование, но постепенно стало отзываться послушнее, помогая собрать воду и вернуть её в ванную, оставляя пол и коврик сухими. Наклонившись к зеркалу, Шеффер придирчиво осмотрел себя, взмахом пальцев поигрался с волосами над лбом, и только удовлетворившись результатом, вышел из ванной.
На круглом столике уже стояла всякая всячина, а от плиты тянуло варящимися пельменями. Аришка сидела на стуле, копаясь в телефоне, и Артур вдруг с ужасом понял, что ему кусок в горло не лезет. Он был зверски голоден, это верно, но даже мысль о наслаждении домашней кухней никак не укладывалась в голове. Наверно, надо выпить. Да, точно. С ним-то всё в порядке, это точно, просто что-то отвлекает.
Ого, — многозначительно заметил он. — Ладно, уделала: это тебе не кофе с мясом.
Улыбнувшись, он подошёл к столу, немало поразившись ведру со льдом. Потому что у неё, в отличие от тебя, есть для кого держать такие штуки. Не то, что у тебя — первый человек в доме за годы, помимо, конечно, мудака с телепортацией. Издав тихий смешок от волшебного превращения вискаря в коня, Артур поставил пальцы на два горлышка.
Чего тебе налить? — Спросил он, а потом вытащил джинн наугад и свернул ему крышку. Впрочем, тут ещё сыграла роль персональная нелюбовь к коньяку, но Артур решил идти ва-банк.
Мы как-то встречались с одним важным магом в Казахстане, а они почти всё пьют из пиал. Так вот мы сидим, разговариваем, а наш хороший знакомец всё подливает и подливает ему чай в пиалу, мол, угощайся, господин, а маг всё багровеет, глаза такие, знаешь, из орбит лезут. Потом подскочил, наорал на нас, сказал, что мы свиньи и ушёл. Оказалось, что у них чем больше ты наливаешь, тем меньше ты уважаешь гостя, а до краёв — это вообще страшное оскорбление, — рассказывал Артур, а потом фыркнул с улыбкой, — Знаешь, с чем чай был? С салом. До сих пор желудок содрогается от одного воспоминания.
Он болтал, наполняя стаканы, а потом отодвинул стул и устроился рядом с Аришкой, держась при этом максимально непринуждённо. Но чем больше он старался, там сильнее копилось внутреннее напряжение. Инстинктивно он полез за пачкой сигарет в брюки, выбил одну на половину, но вдруг замер, вопросительно глядя на ведьму. Вот это он попал. Дым, конечно, можно попробовать убрать заклинанием, как в Ведомстве, но полностью ты его почти никак не вытравишь.
Цокнув языком, Артур опустил глаза и облизнул губы. Справляться с напряжением было сложно. Как и не обращать внимание на слона в комнате.
Слушай... То, что ты показала мне в баре.
Он вздохнул и расселся, облокачиваясь на стол.
Это ведь правда?
Покусав нижнюю губу, он добавил:
Он сказал, что ты защитила меня. Что он имел ввиду?
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

132

Sick and tired
My body seems paralized
Deep inside overcoming the fever
I welcome you back
To fall me apart


Арина приподнялась, когда Артур вошел в кухню. Она медленно сглотнула, поднимаясь со своего места и идя в сторону плиты, делая вид, что ей весьма интересно наблюдать за процессом приготовления, в тот миг, когда его образ, с влажными волосами и распаханной рубашки лишь сильнее сбивали ее с мыслей и сосредоточенного настроения. Он слишком не вписывался в эту атмосферу, но при этом, не казался инородным, скорее непривычным для нее, к тому же она прекрасно понимала, что этот мир чужд ему, и многое должно быть не знакомо. Возможно это было ошибкой приводить его сюда. Только она уже сделала шаг и приняла это решение, зная, что сюда не посмеются сунуться.
- Да брось, - ответила Арина ухмыляясь, - Мелочи, но если, что я, найду что-нибудь еще. - она открыла шкафчик, где лежала корзинка с конфетами, которые ей вечно в качестве гостинца приносила ее двоюродная бабка, - сладкое я не достаю, сколь я помню, - хмыкнула Арина, стараясь держаться максимально спокойно, когда внутри нее все вопило и орало.
Белова остановилась посреди комнаты и озабоченно указала пальцем на шкафчик над вытяжкой, - Если что, у меня там есть еще всякого, - она подскочила к ящику и открыла его указывая на бутылки, которых было с пару десятков, -Может что-то другое хочешь,  - палец вновь направился в сторону своих закромов, которые ей пополнял дедушка отдавая все кроме водки и коньяка из подаренного ему, что-то притащила мать, и на все это с ненавистью смотрел ее брат.
В какой-то момент Арина поняла, что возможно слишком много суетиться, и это могло выдать ее напряжение, которое тяжестью опускалось к ногам, то резко поднималось к солнечному сплетению застывая. Твою мать, у нее не было отношений, единственный опыт, что она могла применить, вспомнить те годы, когда отец жил с ними.
- Да, ты угадал, - она взглянула на то, как он взялся за бутылку с джином, и вернулась к плите неловко заставляя тарелки опуститься на стол рядом при помощи заклятия. И нет, с этой магией у нее было все в порядке, а вот с концентрацией, все становилось плохо, и поэтому даже при чистокровном волшебнике приходилось пользоваться весьма плебейскими способами подачи.
Такой большой, он так странно смотрелся за этим столом, что-то рассказывая, и так хотелось задержать этот момент, не испытывая того ужаса, что периодически поднимался в Беловой. Она прекрасно предполагала то, к чему может привести подобная посиделка, и ее тело с сомнением отозвалось, пока рассудок предпочел игнорировать физиологию, делая вид, что его нет.
- Да, сочетание то еще, - она опустила тарелку перед Артуром, и после взяла свою и опустилась рядом, кладя вилки. Вновь расстояние между ними было минимальным, и Белова взяла свой рокс, в который тут же закинула кубик льда. Она подняла глаза на привычное его движение закурить, и его вопросительный взгляд. Арина хмыкнула поджимая губы, удерживая улыбку.
Чёрт! Какая незадача... - ехидно подумала она, и отразила некую задумчивость на лице, с нотками недовольства.
- Ни в чем себе не отказывай, - улыбнувшись ответила она, она бы сама с удовольствием бы закурила, но знала, что потом она пожалеет об этом, поэтому проще было отказаться, ведь ей и без того достаточно не очень, если предположить, что в нее войдет и достаточно алкоголя. Хотя, разве алкоголь может сравниться с тем, что рядом сидел он, забирая все ее внимание.
Фраза о том, что она ему показала и Арина напряглась, при этом демонстрируя свое внимание. Пальцы сжали стакан, наслаждаясь холодом стекла, который перетягивал концентрацию на себя.
Его вопрос и Арина вспыхнула, первое, что пришло в голову это Лебединский, только вот Иванов не знал об этом, точнее, что Артур вообще там был. И она даже на миг подвисла, но после выдохнула.
- А, это... - она подняла рокс, - Ничего такого, просто когда тебя тогда втащили, я после вернулась к этому разговору с Сергеем Ивановичем, и рассказала в красках, почему непозволительно прощать такое отношение. Ну, если коротко. - она провела рукой по волосам и после взяла вилку, и приступила к тому, чтобы поглотить пищу, осознавая, насколько сильно проголодалась. - тем более я писала о твоём участие в рапорте, - она отложила вилку в сторону, понимая, что при всем голоде еда застревает в горле, и разом осушила свой стакан, после чего накрыла ладонью нос и поморщилась от горечи, все же она привыкла разбавлять, но сегодня было нечем да и ни к месту.
- Слушай. - отрезала она,- Я столько лет работаю под Ивановым, что он знает только то, что должен знать, или думает, что должен. Даже при тех, кто пытался сказать слово против моего у меня были аргументы. - она хмыкнула, - И нет, все законно и гуманно. - улыбка на губах Арины стала шире,- Моя основная работа - расследования, этим я и занимаюсь. А подать информацию можно под любым углом. Сказать правду и все все устроит. Ты же должен знать, как это работает, лучшая ложь на восемьдесят процентов состоит из правды. Это как окклюменция, чтобы защитить разум надо или не думать, или подставлять то, во что сам веришь.
Она выдохнула и вновь взялась за вилку, заставляя себя съесть еще несколько маминых изделий из теста и мяса.
Она поставила локоть левой руки на стол и весьма живо жестикулировала кистью и пальцами, когда говорила, что явно демонстрировало то, что она становилась увереннее и спокойнее, расслаблялась, хотя внутри было слишком много вопросов.
Для людей, которые столь запойно трахались до этого, их общения начиналось примерно с одной мысли, что они не враги друг другу. Что ж, это явно была заявка на победу.
Надежда приятно прибавила в размере, ехидно хихикая где-то в глубине сознания, скрываемая ностороженностью.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

133

А он и не знал, каким потайным наслаждением для него была девчачья хозяйственная суета. Оставалось только надеяться, что рожа становилась не слишком уж довольная, до неприличия, когда Аринка тараторила, являя богатства яств своего дома. Наверное, это возраст, смещение ценностей и всё такое, впрочем, Артур вряд ли отказался бы от такого же зрелища суетящейся на кухне Арины, только топлес и в прикольных длинных чулках.
Интересно, как бы ты отреагировала, обнаружив эту фантазию в моей голове?
Отлично, — весело прищурился Артур, — Не пропадём. Нет, спасибо, всё прекрасно.
Она была решительно невозможной. Всегда немного странно видеть человека, которого ты привык наблюдать на работе, погружённым в бытовые мелочи. Как будто земные обязанности каким-то чудесным образом такого человека не касались, оставаясь при этом за кадром, и вот ты вываливаешься за кулисы, чтобы лицезреть внутреннюю кухню своими глазами. Забавно, как окружающая квартира являлась продолжением Арины — светлая, компактная, наполненная до краёв, и в каждом шкафчике прячется куча чрезвычайно важных и полезных мелочей. Не то, что его собственный дом — большой, помпезный, но холодный и пустой, с одним-единственным жилым уголком на всё поместье. Не удивительно, что так тоскливо было без внимательной и импульсивной стражницы в его стенах: она, сама того не зная, наполняла их жизнью — прямо как с самим Артуром вышло.
Аришка опустила тарелку перед ним, и Артур на время затолкал свои мысли поглубже и улыбнулся, переключая внимание на еду. Налепленные мясистые кусочки блестели, наполняя комнату приятным и очень аппетитным ароматом. Желудок буквально воткнул нож Артуру под дых. Он отложил сигареты, поворачиваясь к столу ровнее. Хмыкнув на довольно ехидное разрешение, Шеффер поднял свой стакан и стал медленно пить контрастно крепкий алкоголь. Горькое поило разливалось внутри, встряхивая, разматывая крепкий узел, и Артур специально пил его медленно, но без остановки, чтобы организм сдался и опустил настроенные бастионы. Поморщившись, он слушал Арину, изредка бросая на неё взгляды, а потом расслабленно вздохнул, потянувшись за сметаной. Вообще-то, он не ел пельмени со сметаной, но она уже стояла на столе, да и макнуть их во что-то хотелось.
А, ясно, — примирительно сказал он, своей чистой ещё вилкой выкладывая в тарелку часть сметаны. — Я уже опасался, что это про ту ночь. Ну, знаешь, вроде каких-нибудь подстраховочных выдумок, — хмыкнул он потом. — Да уж, скромняга из меня... Хорошо, что ты в это не полезла. Всё равно спасибо тебе за помощь.
Отставив баночку, Артур с интересом увлёкся едой. Как и ожидалось, алкогольный жар в желудке подстегнул аппетит, и недавний нервный блок полностью сошёл на нет, и маг принялся истреблять стряпню Ольги Ивановны. И тут его подстерегал очередной капкан: ввиду работы, Артур привык есть всё, что под руку попадется, да и сам не слишком умел в высокую кухню, но при этом всегда ценил умение других людей управляться с продуктами и делать из них еду. Краткий отблеск суеты Арины ранил его, а мамины пельмени добили насмерть. Засопев, Артур поглотил ещё как минимум три, прежде чем сумел вернуться к человеческой речи.
Маме большой привет. Это обалденные пельмени, — констатировал он, ткнув в тарелку вилкой. И только когда первый приступ волчьего аппетита унялся, он снова смог поучаствовать в беседе.
Ну, Иванов тоже не дурак. Именно он заставляет твою правду работать, потому что доносит её до вышестоящих органов. Собственно, вся ведомственная шпионская сеть была создана именно для того, чтобы он мог ещё раз перепроверить ту или иную информацию, — он пожал плечами, — И тут мы получаем, что только правильно поданная правда может проходить проверку, потому что выдерживает стресс-тест стороннего мнения. Мозг сам подставит заботливо вложенные тобой образы.
Он одобрительно ухмыльнулся, допивая остатки в своём стакане. Алкогольный жар ощутимо пополз по венам, а постепенное насыщение наполняло тело силой. Артур сыто вздохнул, вытирая сметану с вилки на очередную пельмешку.
Меня, правда, он не посылал следить за тобой. Я хоть и пробыл здесь дольше тебя, но так и не сменил невербальный статус ищейки, не говоря уже о каком-то там доверии. Собственно, я и работу получил через майора, отыскав Иванову мага. Ты, наверное, слышала про допрос Орешникова, это должно было во внутренних делах быть. Ну, вот это я его нашёл.
Мужик набрал компромат на начальника ведомства, ставящий под угрозу не только его, но и нескольких приближенных к Верховному. По просьбе майора, Шеффер всё-таки нашёл его, а что потом с ним стало, уже не интересовался.
Я до Ведомства занимался... В общем, поиском людей. Охотник на магов, — Шеффер с интересом поднял глаза на Арину, сжевав пельмень.
Просто по заказу находил их для других, кого лично возвращал, а на кого просто указывал клиенту. Было весело. Пока от меня не скрыли, что мой объект — ебаный оборотень.
Приподнявшись, Артур снова разлил им обоим джин, а потом с расслабленным вздохом сел обратно.
Ну что, за разговоры по-душам, м, Ариш? — Он с ухмылкой приподнял стакан.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

0

134

Что-то было в этом, вот так суетиться, пусть и с полностью нулевым навыком, но проснувшимся желанием показать всю свою гостеприимность, ведь ее так воспитали, и ей этого хотелось. Нет, Арина никогда не поймет "истинного женского счастья", когда надо жить на кухне и ждать с работы своего мужчину, смиренно хлопая глазами, как ей вечно пытались вбить в голову ее бабушки со своими сестрами, но в том, чтобы проявлять и внимание что-то было, что хотелось задержать, и слишком сильно на этом фоне ощущалось ее одиночество. Она не могла даже держать дома кота, понимая, что он не получит должного внимания и ухода.
Арина понимала, что наверняка ее квартирка кажется каким-то закутком для него, ведь все ее полезная жилплощадь могла уместиться в одной его зале, только ей было этого достаточно для того, чтобы просто переночевать и изредка собрать близких людей на кухне. На кухне, где сейчас рядом с ней сидел Артур, весьма расслабленно, и от этого Белова ощущала слишком странные импульсы, все будто размывалось, отставляя назад первичную панику, и обретала иллюзорные черты обыденности.
Забавно. Нечего сказать. - задумчиво пронеслась мысль внутри Арины, и она налила себе новый стакан джина, докидывая новый кусочек льда, не смотря на то, что прошлый успел растаять меньше чем на половину.
Про ту ночь...
Дыхание Арины незаметно задержалось, и Белова выдохнула с милой улыбкой, понимая, что информация не всплыла, и не должна всплыть, даже не смотря на дисциплинарное слушание, что ей назначили на следующую неделю. К тому же, она понимала, что это будет просто формальность, ведь все бумаги уже были переданы выше, а досмотр воспоминаний не страшил, она давно сплела новые, оставляя их на поверхности.
- Ага, - ответила Арина, опуская глаза,  - Пока та ночь не всплывает, и то хорошо. - она поджала губы делая глоток, и пряча задумчивость в роксе, она действительно осознавала, что ее поступок был слишком спонтанным, но тогда она убедила себя в том, что делает это только для собственной выгоды, а сейчас она уже сомневалась в этом.
- Обязательно передам, - довольно улыбнулась Арина,- Когда скажу ей, что у меня дома был мужчина. Или появился мужчина..?
Она подавила смешок с издевкой, чуть не закашлявшись от внутренней иронии:
Ну да, шпионы. - она выставила вверх указательный палец, и тут же стала куда серьезнее,- Нет, Иванов не дурак. - она отрицательно мотнула головой, - Он потрясающий дельный и умный мужик, что давно привык жить в серой морали, он видит, что из зол меньшее, и он выстроил прекрасные цепочки, о которых трудно догадаться. Он всегда пытается заглянуть в разум людям, что стоят у него на ковре, пытается прочувствовать эмоции, чтобы понять, серьезность настроя или степень доверия. Он знает, как управлять Ведомством, и знает, как сделать так, чтобы верха прислушивались к нему, он сделал так, что Верховный чародей зависит от него, хотя даже не понимает этого. Он Серый кардинал, который знает за какие ниточки потянуть и какие веточки ухватить. - Арина приподняла стакан, смотря на прозрачную жидкость сквозь стекло,- Я сперва подумала, что Иванов должен был быть в курсе заговора, или слышать о нем, потому что его осведомленность порой поражает, и если он что-то спрашивает, это не значит, что он может не знать, но... - она перевела взгляд с стакана на Артура,- Когда все раскрылось он был в панике, я чувствовала это, его ярость. Это было не от провала дела, это было из-за того, что он сел в лужу, а он этого не любит. Он понимал, что Верховный может потянуть его, поэтому ему надо срочно реабилитироваться. Просто забыть, это вариант, но это расшатывает ножки его кресла, а он этого не хочет. И от этого еще интереснее, но это лишь подтверждает, что все шло не совсем через ведомства, и возможно Бахрушин был не такой уж и случайно жертвой, возможно он был подопытным кроликом.
Арина сделала новый глоток, и промерзшая жидкость горечью вошла в горло, перебивая вкус еды.
Мысли приятно стали расслабляться, и напряжение неспешно уходило, давая опасное чувство беззаботности.
- О, громкое дельце было, для внутреннего расследования, так сказать. - она убрала выбившуюся прядь за ухо:
- Классное ощущение извазюкаться в начальничных разборках?   - она хмыкнула и расширила глаза, беззвучно произнося "мда..." с пониманием и и сознанием. Это дело было фактически зеркалом того, что приходилось делать ей, точнее, она была уже второй инстанцией после того, как подобно несчастного получали заказчики.
Так просто красота, можно работать в тандеме... весьма мрачненьком таком... убийственном...
Тарелки опустели, и пока Арина слушала Артура, ловя его взгляд раз за разом, позволяя чувствовать себя все спокойнее, и позволять наигранному ехидству и превосходству оставаться на ее губах. Неужто можно было вернуть прежнюю легкость их отношений?
- О, так вот как это случилось, - Белова приподняла свой рокс в ответ,- В сознательном возрасте. - она цокнула языком, - И куда же он тебя укусил, я что-то не приметила на тебе заметного следа, - она улыбнулась чуть шире, и более вызывающе, поднимаясь с места,- Еще? Или я могу помыть посуду?
В любом случае она перенесла свою тарелку в раковину и включила воду. Она не любила лишние запахи, особенно запахи еды или заветренных тарелок, это вызывало в ней неимоверное раздражение.
- В первый раз я вызвалась продемонстрировать свои навыки сама. Это не выглядело подозрительно, мол некий урод явно что-то скрывает и молчит, майор спросил, какие предложения, и я сказала, что почему нельзя заглянуть ему в голову, если ему не могут влить сыворотку. Ну, этот вариант понравился, дальше дело опыта и задач. Я не горжусь этим. Но, я заставила себя поверить в то, что все во имя благой цели. Так приятнее. Потом плохо. Но это другая история. Я люблю заниматься тем, чем должна. Ловить магов там, где замешаны не маги или работать с такими как я, тем кому не повезло с чистой кровью, и они могут пользоваться достижениями мира без магии. - она отставила тарелки и повернулась к Артуру, взмахнув палочкой, чтобы пельмени упаковались аккуратно в контейнер, а кастрюля опустилась в раковину, что вышло весьма хорошо, не смотря на хмелящийся разум, - достаточно по душам? - она хмыкнула, прижимаясь бедрами к столешнице и скрестив руки на груди, - странно говорить об это с кем-то кроме Агафонова и Павленко.

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

135

Их давно уже рядом ведь нет
Но катится мне же во след
Прошлое камнем в груди
Чужой среди своих

Сыто вздыхая, Артур слушал Аришку с нарастающим интересом. Было крайне интересно узнать её мнение, а заодно сравнить его со своим, чтобы позже понимать, как следует поступать.
Ты прямо восхищаешься им, — произнёс Артур, с интересом бросая на Арину взгляд из-под бровей. — Ну, это объясняет почему ты до сих пор делаешь то, что делаешь.
Он улыбался, и в этой улыбке была доля уличения. Беззлобного такого, скорее выдающего мысленные пометки для самого себя.
Его мнение вполне может стать определяющим для тебя, и никто тебя не переубедит. Никто так не страшен в своей непреклонности, как верно преданная женщина.
Не забывай, что Бахрушин занимает высокое положение. Если на нём и тестировали действие кристалла, то ещё и для того, чтобы увидеть, как посыпется вся исполнительная цепочка. Хотя... Удобно, можно убить двух зайцев: вырубить опасного мага и разрушить субординацию внутри отдела. Умно. Этот план обдумывался не один день.
Отпив чистого джина, Артур выразительно поморщился, неотрывно глядя на Арину, и нахмурился.
На тот момент я ещё не осознал, насколько это классно, слишком похоже было на мой ординарный заказ. У охотников есть негласное правило — не лезть в причины и следствия их работы. Тебе говорят кого, и ты находишь, остальное тебя не касается. Меня устраивало, как минимум потому, что тогда я ещё мог отказаться, если мне что-то не нравилось.
А с красивым ошейником уже так не выгорит.
Сытость и тепло приятно тяготили к земле, а с чисто вымытым телом ощущения приносили вдвойне больше удовольствия. В душу всё настырнее закрадывалось расслабление, манящее обещание покоя и безопасности, которое уже возникало раньше в присутствии Беловой. Проблема была только в том, что чем больше Артур расслаблялся, тем слабее становились замки на застарелых обидах и мрачных тенях, надёжно спрятанных в глубине сердца. Здравый рассудок прекрасно осознавал, что волю им давать никак нельзя, если Шеффер сегодня, да и в будущем не что-то рассчитывает, а джин в крови тем временем отмыкал один засов за другим.
В ответ на её улыбку, Артур язвительно усмехнулся, громко фыркнув и взявшись за стакан.
Конечно, в сознательном. Арин, детей обращают только конченные мрази и ебанутые сектанты, — глубоко вздохнув, Артур угомонил подкативший гнев, и уже более спокойно продолжил, заметно смущаясь. — В ногу... В лодыжку. В пятку, — наконец, признался он. — Он падал, а я стоял слишком близко.
Шумно вдохнув, Артур откинулся на спинку стула и опрокинул в себя всё оставшееся содержимое стакана. Высокое, долговязое чудовище с оголённой костью вместо плеча, с дёрганно шамкающей пастью, заляпанной розовой кашей из собственных мозгов, с расколотым черепом иногда снится ему в кошмарах. Оборотень очень не хотел умирать, как и все волки в полнолуние. Это самонадеянность подвела Артура тогда, и даже спустя столько лет признавать это было невероятно тяжело.
Отставив стакан, Артур отрицательно мотнул головой, наблюдая, как Аришка отправляется намывать свою тарелку. Забавно, как много у неё немаговских привычек. В этом было что-то даже трогательное, как в наблюдении за слепым котёнком. И это — опасная волшебница, умеющая отключать эмоции и препарировать голову человека на живую. Артур усмехнулся и встал, взяв в руки свою тарелку. Горячий алкоголь сразу разлился по всему телу, постепенно расслабляя знакомым жаром все препоны и преграды. Внутри, где-то в подсознании, ворочалась чистокровная гордость, она нашёптывала язвительные комментарии, но все они оставались только в голове.
Он приблизился практически вплотную, опуская тарелку в раковину из-за спины ведьмы.
А знаешь, почему ещё тебе это нравится? Чувство безнаказанности, — мягко произнёс он и улыбнулся, а потом отошёл обратно, чтобы стоя у стола наполнить новой дозой стакан. Кажется, он был вполне намерен осуществить своё желание пить в этот вечер, как рыба, так что не видел особого смысла останавливаться.
Над тобой только Иванов, который тебя обожает, а над Ведомством только Верховный и команда. Ни региональный правопорядок, ни другие структуры не могут иметь к тебе никаких претензий. Это власть, детка: попробовав один раз, ты больше не сможешь добровольно от этого отказаться. Так теряет краски мораль.
Цокнув языком, он обернулся, опираясь рукой о спинку стула.
Организованная преступность не слишком отличается в этом. Никто друг друга не трогает просто так, все сферы влияния разделены, и механизм двигается строго в согласии с мнением авторитетов. Дёрнувшиеся в сторону выбывают из игры. Хотя, по-моему, у бандитов это выглядит честнее: они не прячут факт, что они ублюдки, гребущие под себя.
Шумно вдохнув, он чуть склонил голову набок, покачав стакан.
Собственно, участие в любой системе меня удручает. Охотники просто... Всегда были между теми и другими, их никто к себе не примет. Это как с легиллименцией: люди нервничают, когда знают, что в любой момент их самый сокровенный тайник могут вскрыть на щелчок пальцев. Так же с осознанием, что тот, кого ты обидел, совершенно тобой не управляем, и может достать тебя даже из-под земли. Никто не мешает охотнику поступать так, как он сам посчитает нужным, так что выдавая хоть какую-то лишнюю информацию, ты рискуешь сработать против себя. Правда, тебе ничто не мешает нанять охотника на охотника.
Перед ним стояла Аришка. Такая близкая, доступная — просто завали ебало и подойди к ней, поцелуй её, потому что вся эта болтовня никому не нужна. Ты ведь уже и так понял, что вы оба гордые, одинокие звери, так какой смысл мусолить всё это, когда вы можете провести время с большей пользой?
Почему-то, упоминание её архаровцев задело Артура. У него действительно не могло быть никаких претензий, естественно, но факт это не меняло. Шеффер всегда был эгоцентристом, и лишнее напоминание о том, что он не единственный, раздражающе свербило.
Странно вообще говорить об этом с кем-то. После последнего откровенного разговора, мой лучший друг пытался убить меня, — Артур пожал плечами и достал сигарету из пачки. Прикурив, он приоткрыл окно и крутанул в воздухе пальцем руки с кольцом, заставляя дым собираться в более оформленный тоннель и двигаться к щели. — Жизнь меня ничему не учит, явно. Чего я вообще хочу от тебя после всего этого.
Хмыкнув, он скосился на Арину.
Нет, я знаю, чего я хочу. Просто мы влезли во всё это... — вдохнув дым, Артур опустил глаза. — Почему-то с тобой должно быть по-честному. Даже несмотря на то, что в этот раз я могу не успеть сбежать. Но ты, кажется, стоишь того.
Он довольно прищурился, прикладывая сигарету к губам. Внутри всё болело так отчаянно, что казалось — одно лишнее движение, и раздавленные осколки разорвут изнутри. Наверное, он тоже не умеет впускать, и вместо скатерти стелит шипы, потому что внутри нет уже ничего красивого и разноцветного.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

136

Когда значительную часть времени проводишь в окружении немагов, многие привычки с силою впиваются в подсознание, ты не задумываешься о том, что есть моменты, когда эти вещи можно сделать иначе, и посему возможности развивать бытовую магию попросту у Арины не было, и Белова понимала, что выглядит не лучшим образом перед чистокровным, но с другой стороны, механическая работа помогала ей концентрироваться и держать сознание под контролем, и скрывать то, сколь сильно напряжение в ней. Впрочем, такой она была, нравилось ему это или нет. Отстранённая беседа, не касающаяся их, точнее того, что между ними, помогала держать себя спокойно и расслабленно, и быть в весьма непринуждённом состоянии.
- Объясняет? - Арина резко зыркнула на Артура, поджимая губы и злобно ухмыляясь, -Я не восхищаюсь им. Я говорю о том, что он на своем месте. Я мало кем восхищаюсь. А если брать магов, то таких можно пересчитать на пальцах одной руки и их давно нет в живых, ну кроме Декабрины Васильевны. - она поняла, что в её голосе слишком явно слышалось неодобрение и раздражение и она не стала этого скрывать, - Так что, это нихрена не объясняет.
Не станет же она оправдываться тем, что уже почти два года избегала подобных просьб, ссылаясь на занятость, потому что по некоторым причинам ей стало это делать тяжелее, чем обычно. И пусть входя в раж она не контролировала себя, потом она не могла избежать гребанного самоанализа.
- Опасного мага, - она иронично хмыкнула,- Ну да, конечно. Хотя да, если эти маги считаются опасными, не удивлена произошедшему.
Она скрестила руки на груди.
- Это лучше - не знать, уж поверь мне. - она фыркнула,- Хотя, кто насколько извращён. Такие дела.
Взгляд Арины с иронией посмотрел на Артура, и она выдохнула:
- Ах, ну да, конечно я это знала. - проговорила Арина,- Я же только и делаю, что штудирую информацию о том, когда лучше стать оборотнем. До этого мой опыт свел меня с человеком, которого укусили в малом возрасте. Но... - она подняла глаза к потолку,- Выражение Ахиллесова пята, приобретает новые краски.
Он поднялся со своего места, и подал ей тарелку, его близость, алкоголь в крови и Белова понимала, что прежнее смущение отступало, и в ней просыпалось нечто опасное, что выходило из-под контроля. Адреналин явно попал в кровь, и подобная открытость их разговоров дурманила хуже джина.
- Эй, ты у нас тут чистокровный, мог бы и не подниматься, чего уподобляться плебейки из ведомства, - она откинула волосы назад, хмыкнув без злобы, и повернула голову в его сторону,- Просто скажи, что нашёл причину. - чтобы подойти.
Она услышала его фразу, и домыв последнюю тарелку и кастрюлю повернулась к Артуру, не спеша с ответом, а лишь слушая, не убирая ухмылку с губ:
- Думаешь моя мораль потеряла краски? - она с вызовом приподняла бровь и театрально скривилась, - У серого есть много оттенков, только... - она фыркнула,- ... если ТАК думаешь обо мне, это грустно. Но, значит, я действительно хорошо играю свою роль, не могу винить...
Блядь, вот обидно.
Она хохотнула и скрестила на груди:
- У-у, то есть все по сути ублюдки, - она качнула головой в раздумьях, - Ну, власть — это действительно прекрасно, она даёт свободу и возможность... например, защитить близких? Согласна, цель не всегда оправдывает средства, а средства цель. - она посмотрела на Артура,- Осуждаешь меня? - спокойно спросила Арина, возвращаясь на своё место и закидывая ногу на ногу.
Она наполнила свой стакан, смотря на подтаявший лед, и откинулась на спинку стула, понимая, что на кухне становится душно, и Арине трудно было контролировать, где у неё срабатывает ее защитный механизм, а где она искренне вовлечена в беседу, и теперь ей было интересно наблюдать за реакцией Артура. Если они собрались говорить по душам, она была готова, если он хотел узнать ее мысли, пожалуйста, только вот теперь было весьма интригующе то, какой же образ создастся в голове Шеффера, ибо Арина сама порой не могла точно охарактеризовать себя и свои поступки.
- Друг который пытается убить? Ух, насколько броманс был у тебя, что ты так смог задеть? - она сделала глоток и улыбнулась шире, скрывая губы стеклом рокса.
Она наблюдала за тем, как дым выползал в окно, и понимала, что все это действовало на нервы весьма распаляющее, хотя еще некоторое время назад, она ежилась в сомнениях и неловкости. Трудно было сказать, что конкретно привело к этому, возможно. злость на некоторые его высказывания, возможно обида за то, что он видит ее так, как она пытается показать себя на работе.
Я думала ты прозорливее, большой и страшный шпион....
- Стою? - Она ядовито выдохнула, - Воу! Мне сейчас, что начать бегать кругами? - Белова подалась вперёд, ставя локти на стол,- Ну, и чего же ты хочешь? Коль мы заговорили прямо, удиви меня.
Сердце все же забилось быстрее, хоть Арина и понимала, что в ней проснулась доселе неизвестная стерва, которая обычно появлялась только в стенах ведомства, впрочем, сейчас сторона была также иной для ведьмы, ей было чертовки интересно, она ощущала взвинченность в каждой клеточке своего тела. Это был танец на минном поле. А что, заводит.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

137

Как ни странно, Артур любил людей, цепляющихся к словам, это выдавало их дотошность, внимательность, а также любовь к своему образу. Аринка не терпела несправедливых обвинений в свой адрес, а потому зыркнула в ответ так выразительно, чем вызвала ухмылку на лице Артура.
Зная всё это, ты с меньшей вероятностью укусишь руку дающую. Ты же рациональный человек, Ариш. Ты умеешь в компромиссы. Обёртка слов не так важна.
Я знаю, что лучше не знать. Хотя, иногда беспочвенные догадки могут быть ещё более убийственными.
Фыркнув, он затянулся, окутывая себя клубами белёсого дыма, который потом послушно свивался в тонкую ленту.
М-м, да. Как раз незнание и является источником проблем. Прямо как с немагами, — скосился он на Аришку, сделав крупный глоток джина. Пищевод приятно жгло, возвращая отдачу за излишнюю распущенность.
А ещё играет на руку определённым людям. Вон, оказывается всё цивилизованное магическое общество можно на раз поднять на геноцид, а всё потому, что они понятия не имеют о том, что немаги просто не способны лишать магии. Так же вербуют свежих оборотней в банды: обещают всему научить, обещают приют и защиту в обмен на услуги. Удобно, как ни крути.
Он вздохнул, облизывая губы. На языке крутились разные возмущённые фразы, вроде обречения детей на довольно болезненный ежемесячный цикл обращения в чудовище, привычку быть одинокими и непринятыми, а порой даже брошенными своими родителями. Ещё о том, как жутко оказаться по ту сторону, даже не представляя, как это и что с этим теперь делать. Ноздри нервно дёрнулись, и Шеффер отпил ещё алкоголя. Наверное, для нытья ещё будет время. Наверное, но сейчас он по привычке прикусил язык.
Если это так очевидно, зачем что-то говорить? — Мягко проурчал Артур вместо этого, рассматривая Аришку. — У. Как грубо. Что у нас тут, притеснение по чистоте крови?
Она прошла мимо и расселась на стуле, пока Артур остался стоять, наблюдая за ней и пытаясь забить дымом саднящую тревогу в груди. Он не совсем понимал, что с ним происходит, и почему так отчаянно хочется бросаться на эти решётки, что-то доказывать, выцарапывать крупинки симпатии и взаимности. Наверно, он уже просто напился и начал жалеть себя.
Ты пытаешься внушить мне, что готова выполнять не самые приятные приказы. Но при этом ты была так добра ко мне, что мне сложно поверить в тот уровень твоей циничности, о котором ты говоришь. Впрочем, я всё ещё готов поверить, потому что знаю, на что человек готов пойти в определённой ситуации. Я не осуждаю тебя. Я осуждаю себя за то, что цепляюсь только за белое в твоём сером. Поэтому, когда ты говоришь о чём-то грязном, я не могу реагировать иначе, как грязью в ответ. Рефлекс.
Как будто взялся за шнур на шве поверх старой раны и тянешь его из груди, тянешь против боли, но чем дальше он выходит, тем легче становится дышать. Артур взял стул и слегка отставил его от стола, а потом опустился на него и закинул ногу на ногу, испепеляя докуренную сигарету.
Не язви. Я просто чуть не отъел его косоглазое лицо в полнолуние, а он обиделся. Казахи ненавидят оборотней, а он вообще водил охотничьи партии на них на своей родине. Как-то прошедшие годы очень удобно испарились, когда я завёл привычку есть людей, и плевать на всё остальное.
Он вздохнул, катая алкоголь в стакане. Честно говоря, он бы взял бутылку и просто начал пить из горла, лишь бы угандошить себя до состояния овоща, чтобы не усугублять ситуацию ещё сильнее. Услышав язвительный тон, он поднял голову, внимательно рассматривая лицо Аришки. Обострённое непривычными чувствами сознание натянулось звенящей струной.
Ты, по-моему, что-то путаешь. Если бы я просто хотел тебя удивлять, я бы не распинался здесь.
Проведя языком по зубам, он поджал уголки губ, слегка склоняя голову в сторону, и не отводил взгляда от её глаз.
Я хочу быть рядом с тобой как можно чаще. Я хочу не врать тебе. Я хочу тебя. Просто меня, к сожалению, всё ещё интересует твоё мнение на этот счёт. Размяк, — он жестоко усмехнулся, а потом сдавленно хохотнул и уронил голову на грудь. — Чёрт. Зачем вообще, Ариш? Почему ты так цепляешься за меня? Я не понимаю, и это сводит меня с ума.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

138

Ну так и что? Ответь - мне жить или умереть
Воспреть тобой или вновь идти
Разрушить все или все спасти
Мне нужен знак, эпилог
Бок о бок или на "стоп"

Сколько всего было за этот день, смены настроения переключались будто по щелчку тумблера из одной крайности в другу, будто в один миг этот переключатель сорвало и он стал резко вращаться из одного конца в другой. Эйфория которая была с утра, спокойствие и уверенность днем, полный поздним вечером с ужасно трогательными моментами и страхом, а сейчас это был ураган, который пока лавировал по улицам городка чудом не задевая хрупкие строения.
- Могут, - ответила Арина, согласно кивнув головой, но не меняя своего тона, она понимала, что заводилась, и удерживать это состояние было бесполезной тратой сил, в ее крови уже  был алкоголь, а о его действие на себя она прекрасно знала.
Глаза опасно сузились, когда он упомянул немагов, и приподняла уголки губ, выжидая дальнейшую мысль Артура, а выслушав его, она посмотрела на потолок вновь качнув головой:
- Немаги не знают о магах, поэтому у них нет ничего против волшебства. Но суть твоей мысли я поняла. Поэтому я весьма осторожно отношусь к людям с ограниченными взглядами, хотя многих чистокровных понимаю, но тех, кто никак не пересекается с миром без магии. Вроде живущих в тех поселках и городах в Сибири, где своя атмосфера. Там да, там действительно другой мир, а если ты живешь или работаешь по соседству, будь добр не быть идиотом. - она пожала плечами,- Поэтому, в чем-то я понимаю мотивацию Чижевского. Но подход так себе. Казнь это соблазнительно, но не вариант... Не всегда вариант. - добавила она чуть тише. Она не считала себя палачом, хотя возможно со стороны, этот термин можно было отнести и к ней вполне легко.
Блядь! Вот зачем, зачем ты заставляешь меня смотреть на это со стороны?!
Белова поджала губы, она никогда не пыталась анализировать свои поступки и действия в этом направлении, просто взяв для себя за правду то, что так надо, так лучше, но сейчас этому мужчине удавалось то, что не вышло у нее самой, пробудить в ней некие угрызения. Повлияют ли они на что-то? Не особо. Но вот противный след явно останется, как послевкусье горечи под языком.
- Ой, а Вас можно притеснить? - она беззаботно моргнула, улыбаясь уже мягче, недовольно смотря, как мужчина отстранился, - Простите, больше не буду.
Среди всех этих весьма трудных и тяжелых тем разговоров вплеталось слишком много разных нот, от некого изощренного флирта, до желания понять и достучаться, дополняясь желания задеть и выбесить, да так, чтобы это не переросло во взрыв, способный все уничтожить. Гребанное сумасшествие, или состояние типичное для кухни и алкоголя?
Движения Артура, его губ, его взгляд, все это по прежнему не оставляло Арину равнодушной, и все так же проникало в ее голову распаляя яркое тепло, опускаясь к сердцу, вокруг которого разразилась буря из возмущений и вовлеченности в диалог. Слишком сильный контраст, когда одно заслоняло другое, и разделить все было невозможно. Ее разум, что казалось еще недавно все старался разложить по местам отчаялся наводить порядок, он просто выжидал некого контрольного момента, который дал бы добро на то, чтобы заняться вновь сим бесполезным делом.
Его слова, и Арина опустила глаза в стол, но не надолго, сейчас не было уже смысла прятать что-то, стесняться или увиливать, кажется они перешагнули этот момент.
- Да, уж, - Белова хотела что-то сказать, но задумалась на мгновение, после чего лишь вновь заговорила,- Чёрт, почему из твоего рта это звучит так погано. - она стиснула зубы, злобно фыркнув,- Я бы хотела что-то возразить, но я знаю свои грехи, и как бы я не разделяла свою жизнь, я всегда знаю, что тень будет. - пальцы накрыли глаза в некой усталости, вот это было для нее действительно слишком тяжело. Он цеплялся за ее белое, но... Он разочарован?
Сердце слишком больно свело.
Она что опять кого-то разочаровала...

Недовольно скривившись Арина не скрыла искреннего изумления на ответ Артура о его друге, потому что она не могла представить подобного между ней и ее парнями:
- Не язвить? Что это за херня? - с пренебрежением выплюнула Белова,- И звучит, как херня, а не причина съебывать "другу". -возмущение было физически ощутимо,- Ты ж блять не был в этом виноват, это не был твой выбор?! - она развела руки в сторону, будто удивляясь, что должна объяснять это свою позицию,- Это как перестать общаться с человеком, если ему оторвало руку, он от этого не изменится, только если ты не мразь зацикленная на эстетике. Ты же не собирался его специально жрать. Черт, Артур, прости, но в моем мире, и я имею ввиду окружение и воспитание, это изначально был говно человек.
Сердце забилось слишком быстро, возможно ей надо было прекращать налегать на джин, но вместо этого она лишь вновь опрокинула бутылку в свой стакан.
Глаза Арины закатились и она вновь посмотрела на мужчину, понимая, что ее бесконтрольно начала бить дрожь, она не замечала волнения, которое подобно току бегало вдоль ее спины накапливаясь, но сейчас оно непроизвольно и бесконтрольно стало вытекать из нее, сжимая все внутри.
- ах, так ты распинаешь, - она вновь встретила его взгляд, давя нервную улыбку, что застывала на губах, она просто теряла контроль над собой,  что было ей не позволительно, но его речь, она слишком сильно было под дых, заставляя пальцы становиться ледяными, заставляя затаить дыхание и вновь почувствовать себя ранимой и потерянной, - Хочешь быть рядом? После всего? - челюсть нервно дрогнула, - Не знаю, - тон был был близок к крику и Арина поднялась со своего места смотря на Шеффера, понимая, что холодеет, - Потому что не могу. - она отступила назад к окну, понимая что дыхание сбито, и сбито довольно давно, - Потому что не могу думать рационально. Ты думаешь, я думала, что когда-нибудь планировала связаться с магом? Нет. Потому что я понимала, что это это конец для меня. Потому что я не смогу разграничивать. ты думаешь мои родители что-то знают? Нет! Мой отец даже не знает, что у его дочери способности. Точнее больше не знает. Потому что он не справился. Я чертов немаг за пределами Ведомства, потому что мне так блядь проще, ты думаешь мне нужно было, чтобы кто-то знал, насколько я дерьмовый человек? Я живу в этом! - она не могла контролировать свою жестикуляцию, свой тон, свою громкость, она понимала, что сорвалась, это было слишком дико для нее, вот так задыхаться перед кем-то, кроме своих парней,- Я играю роль чтобы выжить, у всех свое место, поэтому я ставила блок, а ты... Ты... - она поджала губы,- Я не понимаю, какого черта ты мне это говоришь. Меня срывает на тебя, но почему ты не можешь не быть идиотом. Я устала разочаровывать всех, кто рядом со мной.
Ее трясло, она коснулась ледяными пальцами лба.
Чёрт... - она прикрыла глаза,- Это я нихрена не понимаю. Это бред.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

139

Ohne dich kann ich nicht sein
Ohne dich
Mit dir bin ich auch allein
Ohne dich

Он слушал, как она говорила о немагах, он знал, что Арина не сможет остаться в стороне и не защитить их. Но всё же её слова не были агрессивной защитой: ведьма как будто аккуратно подбирала описание своему видению, подходя к вопросу с открытым разумом, словно пытаясь в очередной раз показать, какая она на самом деле. Понимающая. Только слова о Чижевском портили всё.
Не вариант, — негромко проговорил Шеффер, внимательно следя за глазами Арины.
В его жизни тоже был один радикально настроенный человек, и Артур знал, что ни действия, ни слова таких не должны вызывать в тебе ни единого отклика, иначе опасная мысль-паразит может навсегда поселиться в голове, отравляя разум.
Мир сжался до одной маленькой светлой кухни, до круглого столика с большими белыми салфетками и бутылкой, до двух людей, отчаянно стремящихся дотянуться друг до друга. Одурманенные близостью, вдруг задели что-то непозволительное в обоих сердцах и разбежались, чтобы сызнова, но уже медленно и болезненно вновь подобраться ближе. Артур видел, как Аришка сражается. Упрямая девчонка, раздетая откровенностью, упрямо хмурилась и старалась удержаться на ногах под бичующей правдой. От этого зрелища сводило зубы и резало в животе. О, безусловно, Артур не мог иначе: он ведь сказал, что больше не хочет врать, а значит придётся им двоим терпеть некрасивую правду. Но, боги, как подкупала её дрожь...
Арина, — нежно позвал он, не выдерживая её сердитого фырчания и закрытых глаз. Но не нашёл слов. Перед кем угодно она могла виниться в своих тенях, но только не перед ним.
Не успев опомниться, Артур ошеломлённо уставился на Арину, объятую искренним гневом. Он настолько опешил, что немигая наблюдал за злобной тирадой, кажется даже приоткрыв рот. Каждое слово было столь диким и не укладывающимся в привычные рамки, что Артур буквально завис, пытаясь это осознать. В его картине мира, как и в сознании каждого чистокровного, Тимур был прав, а Артур нет, это было столь неприложной истиной, что, как бы не было гадко и обидно, с ней приходилось мириться. Арина говорила, как маленький волк, как едва брошенный оборотень. Арина говорила так искренне и... Так правильно, что от этого становилось больно.
Никто, никогда не вставал на его сторону. Кроме других оборотней, конечно, но их злоба была тупой, животной, без чёткой цели, а она переживала конкретно за него. За него. Искренне переживала. Она не убила его. Она защищала его.
Пошевелив пальцами, Артур сбросил оцепенение, опустил голову, разглядывая свои колени, и облизнул губы. Может, это джин виноват, но краска тем не менее бросилась к лицу, поджигая скулы и уши. Он действительно не знал, что сказать. В этот момент он был так благодарен Аришке, что готов был умереть за неё, а идиотский мозг в это время судорожно искал подвохи — и не находил их.
Единственное, что всплыло в голове — это неутешительный факт, из-за которого Шеффер сторонился привязанностей. Те, кто влюбляется в оборотней, перестают их бояться, и когда наступает полная луна, их полные жалости сердца толкают их на неосторожные поступки. Волки убивают тех, кого любят, потому что не помнят ничего, кроме желания, а любимые боятся им навредить, что ещё хуже — стараются достучаться до них, не осознавая, насколько голодный зверь бывает коварен.
Артур покрутил стакан в руках. Арина не должна быть так добра с ним, это неправильно. Это опасно. Это противоестественно. Это так приятно, чёрт, нельзя так на это вестись. Зачем она так переживает, она не должна забывать, как он опасен для неё.
Не выдержав, Белова подскочила с места, и Артур смотрел на неё, ощущая, как её возбуждение ложится на его собственные натянутые нервы. Так переживает, потому что на самом деле несёт на себе слишком много обязанностей, а он взял и разрушил всё. Отставив стакан на стол, Артур бесшумно поднялся, пока она отчаянно срывалась на него, и сделал шаг. От неё слово пробивало электричеством, само её присутствие распространялось дальше, чем сама её трепетная земная оболочка, словно бы Артур мог коснуться её, даже не подступая ближе. Кто бы мог подумать, что она может быть так одинока? Брат, коллеги — они никогда в полной мере не заменят родителей, Артур это прекрасно понимал, и, похоже, Арине пришлось даже стереть отцу память. Не справился... Мой отец тоже не справился. Это очень паршиво.
Остановившись за спиной Арины, Шеффер поднял ладони, прикасаясь к её локтям.
Меня не волнует, что тебе приходилось делать в Ведомстве. Мне не важно, сколько ты отбрасываешь теней, — уведя ладони вперёд, он нежно провёл по её рукам, прикасаясь к запястьям. Опустив голову, он говорил совсем рядом над её ухом. — Я знаю, что ты пойдёшь на всё, чтобы защитить тех, кого любишь, оставив весь остальной мир гореть. Мы все носим маски, но только под твоими я нашёл живое, бьющееся сердце.
Взявшись за запястья, Артур обнял Арину её же руками, положив свои поверх.
Больше я не готов отдать тебя никому другому. Впервые за долгое время я почувствовал в ком-то что-то настоящее. И впервые кто-то смог достать что-то настоящее во мне, — он поцеловал за ухом, отпуская её руки и мягко обводя ладонями её талию. — И я был идиотом, принимая тебя только с одной стороны. Я хочу всю тебя.
Прижавшись всем телом, Артур провёл носом по белым ведьминым волосам, отмечая уже знакомый запах из флакона в душе с лёгким флёром улицы, паба и собственных сигарет. Горячее, измученное тело с охотой отзывалось на прикосновения, оголённая грудь прижималась к гладкой кофте, ремень цеплялся за ремень.
Может, тебе и стоило прикончить меня ещё в лесу. Но теперь, Ариш... — он чуть отстранился и нежно обхватил пальцами её подбородок, поворачивая лицо к себе и заглядывая в ответ. — ...всё, что угодно, только не дай мне забыть о тебе, никогда. Никогда.
Может, не стоило её сейчас целовать. Может, он вёл себя импульсивно, собственнически, не давая в полной мере порвать на себе жилетку, но плевать. Ей тоже не стоило так привлекать к себе. Но теперь, сминая её мягкие губы своими, Артур вновь мог вдыхать едва не упущенную жизнь полной грудью, отдаваясь иррациональным чувствам в полной мере. Огладив её живот, он положил ладонь ведьме на бедро, чуть сильнее сжимая пальцы, чем стоило. Он злился на неё. Он боготворил её. Он понимал, что их разорванные души всё ещё скрыты и незалатаны, и что настоящая боль поджидает их впереди, но впервые за много лет ему было на это плевать. Он достаточно побегал по этой земле, чтобы отказаться от яда с самых желанных на свете губ.
Я научусь ходить за тобой по мирам, только больше никогда не оставляй меня одного.
Будь со мной, — выдохнул он, смотря прямо в глаза, так близко, что можно было разглядеть ребристые края трепещущих зрачков в тёмных глазах.
Скажи "да".
Иначе случится что-то страшное.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

140

Мои чувства лишь крики
В пустоты вселенной
Наполненной эхом
Безысходных возмездий


Мир вокруг слишком резко сузился до просторов одной единственной небольшой кухни, где на столешницах рабочих поверхностей стояла новенькая кофеварка и знавший время тостер, у стены был расположен небольшой обеденный стол, на котором стояла пара бутылок да два рокса. До кухни, где стояла ведьма, впервые за очень долгое время ощущая себя на краю нервного срыва, и маг, что слушал ее.
Арину била нервная дрожь, она холодом, острым и неприятным поднималась к затылку и резко спускалась по спине, прорывая позвоночник и разя прямо в сердце, оплетая его шипастой и тонкой проволокой, что стягивала, выжимая остатки самообладания. Кончики пальцев силились плотнее прижаться к ладони, чтобы утихомирить раздражающий озноб, что отдавал то в голову, то в пальцы ног. Она была готова разреветься от того, что не справлялась, но это было бы чертой, столь непростительной для нее, что она лишь прикусила язык, чтобы отвлечься на физическую боль.
Как он посмел, вот так попросту толкнуть нужный кирпичик, чтобы стена заимела в себе брешь. Столь большую, что молодая женщина сама не понимала, что может быть столь уязвимой. Чувства делают всех слабее...
Она далека от отношений, она всегда боялась их, и поэтому выбирала легкие пути, но теперь все становилось слишком сложно. Слишком больно. Проще ничего не говорить. Проще скрывать, проглатывая собственные переживания и не вываливать их на близких, а теперь ее пробило, и она жалела о порыве, она не должна была быть столь опрометчивой, только поздно было что-то отрицать...
Пальцы коснулись лба, они были холодными и их трусило от эмоций, что кипели в Арине, что смогли прорваться, но вновь оказались запертыми там, где им и положено было оставаться.
Она не заметила, как он подошёл, погруженная в отчаяние, что столь грубо обрушилось лавиной на нее, желая утопить. Она привыкла быть одна в моменты срыва, и просто исчезать куда-то далеко, там где бескрайние луга и горы, где никто не услышит то, сколько боли может быть в весьма успешном человеке.
Арина содрогнулась от его прикосновений, его пальцы казались обжигающими на ее похолодевшей коже, что тут же отозвалась мурашками по всему телу. Сердце вжало туже, и противный нервный ком подкатил к горлу, желая перекрыть путь дыханию.
Как страшно открываться, как пугающе, сколь нервно, кто бы мог подумать...
Она изводилась каждый миг, до остатка до исступления, не силясь это удержать. А его присутствие действовало слишком двояко, будто успокаивая, и в тоже время, все просто концентрировалась просто где-то в области груди, на распадаясь по всему телу.
Его голос подле ее уха, что его дыхание уютно касалась кожи, заставляя дрожь лишь сильнее бить по телу, взвинчивать будто доводя до края, когда в ней не останется уже ничего, лишь спокойствие и пустота.
Нет... Ей хватит пустоты... Уж лучше боль, чем привычная личина, когда ее мир так грандиозно рушится.
Объятие, такое нужное, и добивающее, это было столь примитивно, и столь хорошо, что она бы приняла сей жест даже понимая, что это просто хитрый ход. Сейчас ей наплевать даже на это. Нет, она не разбита, она просто слишком уязвима.
Эта нежность, она подкупала, она вновь заставляла ее плавится в его руках, и она казалась столь чарующе инородной, что вдох был рванным, и от этого больно сводило грудь. Поцелуй, столь мимолетный, аккуратный. Господи...
Его слова, они были слишком сильными по ее сознанию, слишком глубокими, впивающимися сразу в душу, пролезающими под кожу, и дающими понять, что их будет невозможно вытравить оттуда, она не сможет вырвать их из памяти, даже если вдруг захочет.
- Какое глупое желание... - с грустной ухмылкой выдохнула Арина. Наверное ей стоило сказать что-то, что-то. что имело бы вес, что подходило к этой ситуации, только она была слишком выбита, и ей казалось, что слов просто недостаточно для того, чтобы выразить все, что твориться в ее голове, в ее сердце, что оплеталось лишь сильнее и становилось столь тяжелым, что успокоиться совсем не получалось.
Пальцы его коснулись ее подбородка, и она уже встретилась с его взглядом, ловя блеск его глаз, поджимая губы, что так противно дрогнули от нервов, от его слов.
Не могу обещать... Ведь если это будет означать твою безопасность, у меня не будет выбора...
Ей хотелось произнести сие вслух, но слова застряли в горле стоило ей ощутить вкус никона на его губах. Поцелуй был совсем иным нежели те, что были между ними ранее, в нем было больше чувств и в нем был смысл, будто некая печать, решение и шаг... Шаг в пропасть. Это было так неправильно, это был не тот вывод из их разговоров, к которому должна была привести их рассудительность, разве не достаточно всего, чтобы просто разойтись, чтобы не разбрасываться словами, что врезались слишком глубоко, оставляя шрамы, что никогда не заживут. Она не знает, как сможет защитить теперь всю эту бурю чувств, что еще несколько дней точно будет выходить из-под контроля, что было слишком опасно, и не только для нее. Теперь ей опаснее будет на дисциплинарном слушание, и пусть все лишь условно, но ей нужно будет время чтобы все внутри себя уладить.
Это было опасно для него...
И он действительно на это шёл?
Все иррационально. Нет, решение неправильное на корню, но только почему она чувствует себя счастливой идиоткой, что должна корить себя за все, что произошло сегодня.
- Ты с ума сошёл, Артур, - проговорила ведьма смотря в его глаза, - И, кажется я сама уже сошла, что все еще слушаю тебя...
Зубы нервно дернулись, озноб был для нее столь инороден что она даже нервно хмыкнула:
- Ты посмотри на меня, - она опустила глаза, и вновь вернула все свое внимание Артуру,- Хорошо.
Она положила ладонь на его локоть, и отвела взгляд в сторону:
- Кажется мне теперь потребуется визит к психотерапевту... - она нервно выдохнула, - И отчего-то, мне кажется что после всего я... счастлива?
Она приподнялась, подхватывая его губы своими, теперь она сознательно пыталась вложить достаточно много в это, понимая, что слов у нее красивых все равно не выйдет. И она все еще не понимала, что ей со всем этим делать. Что будет дальше? Как им будет безопаснее...
Твои нежные руки, что всего мне милее
Улыбка и взгляд, что сердце не греет
Я нежно рисую в своем воображении
Пытаясь запомнить это мгновение

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

141

XIII. Нежнее нежного
Дорога - мой дом,
И для любви это не место

Что же я наделал.
Ответный поцелуй был таким пронзительным, прошибающим внутрь до самого сердца, он рассказывал гораздо больше, чем могло сорваться с дрожащих ведьминых губ. Она трепетала под ладонями, такая, какую он помнил её в своих фантазиях, и её признания обжигающим клеймом горели внутри. Толкнув язык меж её губ, он прихватил их своими, наслаждаясь их мягкостью и углубляя поцелуй.
Счастлива... мы оба сумасшедшие. Мне так жаль, боги, Ариш: мне так жаль.
Наконец-то настал миг, когда они оба сорвались с обрыва, и обратного пути уже не будет. Аришка не сбежала, просто не смогла, и Артур потянул её за собой, как он делал всегда, упрямо выслеживая и получая желанную добычу, разве что в этот раз за ней пришлось залезть прямо в ловушку. Мир летел под откос, ведь лучшего момента, чтобы разрушить друг друга во время опасного кризиса, придумать было нельзя. Артур тоже должен быть счастлив, должен наконец почувствовать, что больше не один, и воскресить в себе оставленную силу защитника. Только назойливый страх отравлял этот момент искренней близости — страх уничтожить её, как он уничтожает всё, к чему прикасается.
Чёрт, вдвоём мы должны быть сильнее. Почему же всё случается именно наоборот, что с нами не так?
Руки обводят талию, мягко собирая под собой складками край белой блузки, прохладная ткань струится по коже, пропуская пальцы под своё ненадёжное укрытие к напряжённой тёплой спине. Артур тихо выдыхает, не желая прерывать поцелуй, и лишь сильнее привлекает ведьму к себе. Как глупо было повестись на неё, когда был ещё шанс уехать. Как глупо было променять постоянные воспоминания о единственном проблеске света в муторной череде оставшихся лет на яркую, но короткую агонию в пламени. Безрассудное ребячество. Самоубийство.
Скажи это ещё раз, — шепнул Артур и широко улыбнулся, заглядывая Аришке в глаза.
Почувствуй это слово. Почувствуй его в себе. Я увижу, получилось ли.
Огладив пальцами её шею, Шеффер нежно провёл взглядом по лицу Аришки, собирая в памяти её черты, смотрел на губы, слегка поалевшие после поцелуев.
Я всё ещё не понимаю, — выдохнул он с виноватой ухмылкой, — происходит ли это по-настоящему, или мы уже давно напились и видим один и тот же сон.
Я бы очень хотел быть лучше для тебя. Я бы хотел отрезать старые хвосты и стать новым человеком.
Потому что я был готов к тому, что ты откажешь. Особенно после всего, что сказано. И чего не сказано, — говорил он, не поднимая глаз от чётко очерченной линии челюсти, прикасаясь к ней кончиками пальцев.
Больше уже, кажется, не смог бы без тебя, — склонившись, он коснулся лбом её лба, едва прикасаясь носом и закрывая глаза. Для него Аришка казалась невыносимо тёплой, сладкой, уютной, в ней хотелось раствориться без остатка и забыть обо всём кроме лихорадочного сердцебиения, дрожащего в её груди. Так долго он убегал, так давно привык уходить от всего в своей жизни, чтобы на очередном повороте всё-таки взять и обернуться. Молодая, свирепая стражница сумела пленить его — и это оказалось лучшим пленом на свете.
Окно было прямо рядом, из тонкой щели тянуло прохладой, совершенно не заметной в огне, объявшем тело. Приобняв Аришку под спину, Шеффер привлёк её к себе, слегка повернувшись, чтобы тоже упереться бедром в подоконник. Можно было бы во всём винить алкоголь, царствующий в голове, но он не был причиной, скорее всего лишь катализатором неизбежного взрыва. Будоражащая близость заставляла возбуждение неспешно разворачиваться внутри, но больше этого Артур просто хотел вот так стоять рядом, близко-близко, пытаясь насладиться спокойствием и свободой на будущее.
Ты, наверное, устала, — с улыбкой негромко спросил он. — Хочешь, пойдём, я тебе сделаю массаж? Тибетские практики прямо с родины, — издав едва слышный смешок, Артур провёл тыльной стороной ладони по щеке Аришки.
С другой стороны, главное получить искру, и пожар неминуем. Просто сейчас... сейчас было достаточно и этого.
Так проще прислушиваться к ней.
Так проще забыть себя.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

142

Whatever you do, don't ever lose your faith
The devil's quick to love lust and fame
Better to say yes than to never know, oh, oh
Sell yourself to save your soul

Столько событий этого бесконечного дня, безумной карусели перемен, что привели к столь странной точке, что окрашивала события последних дней, цветами боле глубокими и яркими, что открывала что-то новое для Арины, претящее ее правилам, на которые она плюнула столь откровенно.
Просто сорвало крышу, просто раздавило от эмоций. Слишком быстро все завертелось, неуправляемо, как будто запустили поезд, который не имел тормозов, и что летел по рельсам не зная, что ждет впереди, тупик или бесконечная дорога.
Забавно.
Интригует.
Хочется.
Но только, что ей делать дальше.
Что они в целом натворили? Что выйдет из этого?
Только теперь неизвестность не была гнетущей. Арина понимала, что ей нужно время, чтобы все обдумать, чтобы принять, им следует поговорить с Артуром, только как, и явно не сегодня, для этого дня достаточно событий, когда просто хочется уже молчать и чувствовать его присутствия, и просто понимать, что ей больше не нужно столько скрывать. Ведь, она хочет доверять ему. И если с доверием у них всё выйдет, значит можно будет и поверить в то, что счастливый финал для них возможен.
- Неа, - почти одними губами проговорила Белова, улыбаясь слишком легко, всматриваясь в его лицо, ловя улыбку, чувствуя, что их накрывает чем-то новым, стягивает будто лентой, что пронизывало что-то внутри. Может это казалось только ей, но ей хотелось верить в то, что у него было схожее ощущение, сильное, пронизывающее и способное испепелить до основания не оставляя ничего.
Его слова казались слишком милыми, они обезоруживали и смущали ведьму, но не вызывая алых щек, а лишь ехидно изгибая губы, заставляя заглядывать в его лицо, с живым огнем в ее глазах.
- На сон, не тянет... слишком ощутимо, - она положила ладонь на его грудь, биение его сердца под ее пальцами приятно отдавало в сознание, - Такое не присниться... Только если в памяти не было подобного момента...
Она тихо ухмыльнулась, выдыхая.
В голове было приятно пусто, лишь несколько вопросов для нее самой, но те терпели, чтобы получить ответ.
Ласки Артура, его прикосновения, и ей плевать, сколь опытен он был в отношениях, и каким профаном могла быть она. Они слишком много эмоций выжимаю друг из друга, это опасно столь же,  сколь и ценно, чтобы просто потерять.
- Ты профессионально ездишь по ушам, ты в курсе? - она подалась вперед, когда их лбы соприкоснулись, улыбаясь шире,- Но мне нравится, ты продолжай.
Внутри приятно разливалась нежность, с которой Арина не знала что и делать, слишком непривычное чувство для нее, и она не знает, как дать ему выход. Просто хочется его касаться, вдыхая его запах и ловя улыбку. Арина коснулась пальцами его запястья проводя пальцами к ладони, и вплетаясь в его пальцы. Нервозность все еще плутала по ее телу, но холод пальцев перестал быть раздражающим. Опять так резко, будто мир сузился до одного человека, до одного момента, пусть и упоительного.
- Хм, звучит соблазнительно, - она приподняла брови,- На четвертый раз доберемся до кровати?
Пальца коснулись его талии заводя руку на его спину, и оставаясь стоять рядом.
-Я сейчас пребываю в слишком странном состоянии, - она хмыкнула,- Для меня все слишком ново и так странно. И мне кажется мне страшно. Я правда не хочу тебя разочаровать, но этот день кажется выбил из меня все, что только можно.
Ногти мягко скользнули по его спине спускаясь к поясу его брюк.
- Нам придется быть осторожнее на работе, пока по крайней мере, и кажется, - она мягко улыбнулась,- это будет сводить меня с ума.
Но нужно кое-что уладить, чтобы оградить тебя и не навредить расследованию, прежде, чем может возникнуть возможность нашим коллегам посудачить.
Свободная рука коснулась его щеки и пальца поднялись в волосы, вплетаясь в них.
- Ты идиот, Шеффер, - внимательный взгляд на его лицо,- Но, кажется меня это сильно подкупило в тебе.
Она склонила голову:
- И-и, у тебя было предложение, так что думаю стоит переместиться в маленькую немаговскую соседнюю комнату.
Арина убрала руку от его головы и нехотя отстранилась, пока вторая рука пальцами махнула по его локтю и зацепила его пальцы призывным жестом.
- Но увижу, что ты куришь там, это будет последняя сигарета в твоей жизни, я уж обещаю, - она приподняла брови театрально угрожая.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/0BhYbpU.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/KgUc0oY.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

143

Мерзавка, — любовно подумал Шеффер, увязая в капкане по самые яйца.
Память ещё держала под веками образ дрожащей Аришки, почти кричащей от разрывающих эмоций, и после всего этого видеть, как она улыбается, было сравни солнцу после долгой, тёмной зимы. Тайное единение в объятьях друг друга успокаивало, может даже слишком, и Артур с радостью позволял себе в это погрузиться.
Тогда развесь их пошире, для тяжёлой техники, потому что я ещё даже не начинал, — посмеялся он, ничуть не смущённый её реакцией на свои откровения. Аринка была кусачей маленькой зверушкой, и глупо было бы обижаться на маленькие игривые укусы. Поработать над этим можно и попозже.
Шеффер выразительно изогнул брови и поджал уголок губ, задумчиво вздёрнув взгляд наверх. Видимо найдя там подтверждение своим мыслям, он снова со вздохом посмотрел на Аришку.
На четвёртый, пожалуй, можно. Хотя теперь, когда ты это сказала... Мне уже стало интересно, на каком количестве вариантов у нас бы кончилась фантазия.
Чем дальше они были от болезненных откровений, тем лучше чувствовал себя Артур. Он просто купался в наслаждении от возможности говорить прямо: начиная со своих признаний, и дальше, к самым нелепым фразам. Он не видел больше причин как-то облекать их во что-то более привлекательное, в конце концов Аришка не стеснялась своего мнения на его счёт, так значит карт-бланш получен. Пусть это будет своего рода второй этап, эдакий испытательный срок — насколько они могут быть невыносимы друг для друга.
И, видят боги, ни с кем ещё Артур не хотел сыграть в это так сильно, как с этой белобрысой ведьмой.
Под её ногтями спина жадно напряглась, и Артур послушно прогнулся, едва заметно, наслаждаясь прикосновениями с обеих сторон. О, как бы он хотел, чтобы она не останавливалась, чтобы трогала, цеплялась, тянула, мяла так, как ей нравится. Быть для неё источником наслаждения, инструментом удовлетворения самых разных желаний — это было бы ослепительно прекрасно. И мелко колющее под кожей напряжение всецело поддерживало эту точку зрения.
Тебе должно быть страшно, — он чуть подался грудью к ней, широко улыбаясь и хищно щурясь, — Большой и страшный серый волк забрался в твой дом, и собирается съесть тебя.
Но тут же выпал из роли, недовольно переводя дыхание.
Не каждый же раз мне теперь ловить тебя у кабинета начальника? — Досадливо фыркнул он, а потом ухмыльнулся, — Не то, чтобы мне не понравилось. Просто я так солью тебе и остальные входы в карманные изменения, — коротко посмеявшись, он понизил тон, — Более сумасшедшей тебе уже не стать.
Судьи не оставят от них ни косточки, ни капли крови. Изгои должны быть изгоями, а не сбиваться в стаи, тем более такие колоритные. Раньше Артур и мог бы сказать, что умеет играть роли, и ему не составит труда игнорировать пружинящие узкие бедра на изящных ножках, спешащих куда-то по особо важным делам, но теперь он ни в чём не мог быть уверен. Возможно, даже если он затрахает её до потери сознания, это вряд ли успокоит и его, и её достаточно, чтобы вовремя отвернуться. Да, они всё ещё жили в сложном и опасном мире, но иначе было бы невообразимо скучно, разве нет?
Нет, шевелилось где-то глубоко внутри.
Пальцы скользнули по щеке наверх, к волосам, и Артур благодарно выдохнул, прикрывая глаза, и слегка опустил голову навстречу, ластясь к ладони. Собственные пальцы на талии Аришки сжались чуть сильнее.
Касайся. Трогай. Не отпускай.
Мне кажется, у тебя появилось слово-паразит, — нежно шепнул он, не прекращая наслаждаться её пальцами, — Количество идиотов в одном бедном мне уже хватит на целый ковен ехидных ведьм.
Когда Аришка отпустила, он открыл глаза с тихой досадой, но тут же был увлечён за руку. Как же сильно ему это нравилось: было в этом жесте что-то настолько невыносимо трогательное, до треска в черепе. Ехидно улыбнувшись, Шеффер цокнул языком и выпрямился, стряхивая с себя нежный дурман, и по пути захватил недопитую бутылку джина.
Арин, не искушай меня, — протянул он, ступая следом, — Ты знаешь, я неравнодушен к опасным девчонкам.
Ты первая, которую я не хочу при этом превратить в сколопендру.
Может, у тебя и масло найдётся? — Лениво уточнил он, — В этот раз можем обойтись и без специальных смесей. Учитель даже даровал мне право готовить масла. Впрочем... Он бы его и отобрал, узнай, что я буду делать всё это бухой.
Довольно фыркнув, Артур вошёл следом в маленькую, такую же белую спальню. С одной стороны во всю стену тянулись гладкие шкафы, а с другой стояла большая кровать. Артур с удовольствием отметил как отсутствие всякой узорной мишуры, так и наличие просторного лежбища: в этом они с Аришкой очень сильно сходились во мнениях.
Снимайте вашу одежду, госпожа Белова, и позвольте рукам мастера привести в гармонию ваши внутренние энергопотоки, — изначально эти слова должны были прозвучать театрально, придурковато или в таком духе, но уже в самом начале что-то пошло не так, и маг утробно проурчал это, приближаясь к Аришке вызывающе близко.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

144

Я же тебя никогда никому не отдам:
Пело сердечко и плакали гордые льды.
Наши тела бы могли отыскать по следам,
Если бы мы не забыли оставить следы.

Вихрь легкости внутри, кружил свинцовое удовольствие, боясь его уронить или что-то расшибить, что-то что могло нарушить этот хрупкий баланс уравновешенности, что позволял нежности, так уверенно наполнять ее.
Отголоски ее эмоционального всплеска еще были ощутимы, они отдавали в кончики пальцев, и вспышками проходили по затылку, оставляя послевкусье смущения от ее слов, но сделанного не воротишь.
Плевать на это, ведь есть сейчас, есть этот миг, когда она пожет прикасаться к нему столь легко, и не стесняться этого, позволять себе изучать его, утопать в этой близости, и понимать, что она попала. В голове уже был приятный чад, и сопротивляться было глупо.
Она так отчаянно бежала от отношений, отрицала для себя их необходимость и пыталась сосредоточиться на своей работе и себе, что не заметила, как оказалась плотно скованна паутиной, из которой не пыталась вылезти, и кажется эта паутина обратилась в кокон, что оплел и теперь дал трещину рождая что-то новое, живое.
- Ого, как интригует, - она прикусила нижнюю губу, и все вокруг казалось слишком нереальным, будто из какого-то сна, и это волновало и смущало. Арина тушевалась его нежности, от его слов, хоть и пыталась казаться смелее и уверенней. Как оказывается просто потерять уверенность? От простой искренности, от теплых слов, что выворачивали душу, зарождая страх потери, тот, что вечно следует попятам, что поселяется в голове, что заставляет нервничать по пустякам и доводить до апогея, - Моя фантазия всегда была ограничена одним местом, так что... Было забавно.
Арина легко качнула головой.
- Мне нравятся волки, - выдохнула Арина, становясь серьезнее, и слушая Артура,- Ты же понимаешь, что я не об этом. - она с вниманием посмотрела на него,- Понятно, что все всплывает, но сейчас я боюсь, что лишние сплетни либо подпортят дело, либо приведут к проблемам, поэтому мне надо их сперва решить. Мне нужно показать беспристрастность, как и тебе, пока вокруг такой хаус, и может состряпаться какая-нибудь истина, которой и не может быть. Я пока не смогу полностью все уложить в себе, чтобы защитить свой разум, ибо это слишком сильно, что я чувствую и думаю, и поэтому мне надо немного времени, что это сокрыть и сплести в новое воспоминание, которое бы это защитило.
У меня достаточно врагов, а враги наносят удар по тому, что больнее всего отзовется. К сожалению, мы с тобой знаем методы...

Арина знала о чем говорила, и если до этого момента Белова была спокойна за свои разум, то теперь она понимала, что сможет напортачить или ошибиться, и ей надо будет... нет, ей необходимо будет исчезнуть на день, чтобы спрятать все, что могло бы поставить Артура под удар. Сейчас он был у нее слишком на поверхности, и даже Иванов при желании бы легко считал образы, что роились в ее голове, а это было не позволительно до слушания, да и первое время после него. В противном случае логика сработает у начальства и они смогут сопоставить факты, что разрушат всю ее защиту.
Почему сейчас?
Что же мы творим...
Нет! Я справлюсь! Я смогу!

Нет, она сможет разобраться в своей голове, это просто дурман от впечатлений, поэтому он кажется столь неуправляемым, сейчас, и завтра будет проще, должно быть проще, когда все уляжется, когда все примется, и вот тогда она закроет эту брешь, научиться отключать и эти чувства, как и свою семью, ей просто надо время, ей просто нужно осознать... Но только пусть это будет после... Она подумает потом...
Сейчас ей так не хочется переживать, и разменивать мгновения на то, что для нее неподконтрольно.
Сколь трудно это было сделать, когда знаешь методы тех, кто сильнее, кто при власти, знаешь, кто страдает первым, кто под угрозой, и как легко манипулировать людьми, когда знаешь их уязвимые места. Вот он страх потери, что будет лишь нарастать в сознании.

Пара шагов по диагонали коридора, всего в три шага и дверь спальни, где Арина зажгла свет.
- Я просто предложила переместиться, а ты про искушение, - легко проговорила Арина, понимая, что в голове уже четко укоренилась мысль о том, сколь опасным может быть их связь, но отказывать было куда страшнее, снова падая в темноту рутины, без этой гребаной надежды.
Артур фактически был втянут в спальню, и Арина толкнула его на кровать, стоило ему приблизиться достаточно близко к ней, вызывая на ее губах довольную ухмылку.
- Нет, масел, не имеем, - легко сказала она, надеясь, что задумчивость не слушна в ее голосе, и не видна в ее глазах.
И почему дурацкий алкоголь не действует в такие моменты, не отключает эту логику, и этот страх?!
Она подступила к нему, смотря сверху вниз:
- Что, сама прямо раздеться? Какой требовательный? - она улыбнулась шире, не имея возможности успокоить тревогу внутри, и желая ее попросту заглушить, - А вдруг от ваших техник я попросту усну? - она приподняла брови, расстегивая пуговицы на своей рубашке, и после позволяя ей упасть на пол. Арина поставила одно колено на кровать, нависая над мужчиной и касаясь пальцами его лица, смотря с вниманием на него:
- Ты не представляешь, как страшно думать, что я смогу тебя потерять.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

145

Встретимся, и за секунду проносится ночь
Но вечностью черной разлука обрушится вновь
Так почему же мы всё разбегаемся прочь
Зная, в каком направлении наша любовь

Конечно, он знал. Он всё понимал, и потому дурачился, цепляясь изо всех сил за лёгкость, подаренную её согласием. Утро неминуемо разорвёт их снова надвое, разбросает по своим мирам, и не известно даже, закончится ли такая несправедливость хоть когда-нибудь. О, это будет тяжелее, чем кажется, и проще будет совсем не видеть Арину, чем спускать какие-то моменты беспристрастно. Артур знал себя. Только вот в этот раз всё не обойдется скандалом или битой посудой, в этот раз всё может действительно закончиться навсегда, и закончиться очень и очень больно.
Умоляю, только не сейчас. Я не вынесу. Я так соскучился... Я не хочу убегать от тебя никогда.
Он ведь отказался от всех своих правил, схватил любимую ведьму и потащил за собой, а она, дура, даже не пытается вырваться. Если всё так, то придётся бороться отчаянней, чтобы удержаться, чтобы выбраться живыми. В объятьях друг друга можно ненадолго спрятаться от мира, пусть и всего лишь до утра. Отличная сделка с полуправдой. Лишь бы только забить внутри подпитанное нежностью желание уйти прямо сейчас. Закрыть за обоих последнее предательство — без сердца жить проще, и всяко менее больно, чем их возможный финал.
Не дай мне опомниться. Не дай мне усомниться, и я буду бороться за нас до последней капли крови.
Маг легко приземлился на постель, опираясь на раскинутые руки и следуя взглядом за искушающей, тревожащей женщиной. Она заигрывала с ним, балансируя на зыбких остатках привычной хозяйственности, и каждое её брошенное слово раздражало и раззадоривало хищника внутри. Пьяного такого, горячего, но всё ещё очень голодного хищника, рвущегося отдавать по десять тысяч приказов взмен одного ехидного прищура.
Значит, моя техника сработает, — наивно произнёс Артур, с широкой ухмылкой наблюдая за тем, как двигается Арина, как она берётся за свою одежду. Огрызается даже когда послушная, ласково так, неловко, как незнакомые прикосновения сумбурной любовницы в темноте. О, он бы хотел видеть, как она двигается, как перекатываются мышцы под гладкой кожей, как топорщится на воздухе маленькая грудь, настраивая пирамидки в лижущей прохладе после уютной одежды. Может, танец? Может, забросить её на себя и смотреть, как она извивается в жёлто-белой темноте городской ночи?
Аришка подалась к нему, и Артур выдохнул, слегка прикрывая глаза. От её прикосновений ощетинился затылок, заставляя мага тихо втянуть носом воздух, и он потянулся навстречу, обнимая ладонями тёплые бока.
Ты не представляешь, как ты льстишь этими словами, — он прищурился, поворачивая голову, чтобы пальцы ведьмы попали на его губы. На деле же словно острое лезвие скатилось вниз по глотке, напоминая о том, как непривычно и жутко слышать подобное от кого-то, а главное верить, что это правда. Он ведь так ждал, так мечтал, не признаваясь себе, так отвык позволять кому-то заботиться о себе. Было сложно не дать привычным инстинктам отвечать агрессией на нежность, но с Аришкой получалось.
Она заполняла собой всё пространство, огнём и солнцем, согревающим и сжигающим до костей.
Но сейчас мы вместе, и всё это время — наше. Его никому не отобрать до самого утра. Иди же ко мне.
Артур привлёк её ближе, подаваясь навстречу, чтобы поскорее найти желанные губы в поцелуе. Ладонь легла к белым волосам, собирая пряди между пальцами в тугом захвате. Свободная рука огладила край брюк, ревниво сжимаясь на ткани над поясницей, и Артур постепенно откинулся на спину в прохладные покрывала, утаскивая свою ведьму за собой. Кожей к коже, растрёпанные, полураздетые, разгорячённые алкоголем — напряжение внутри нагнеталось всё сильнее. Шеффер целовал её глубоко, запойно, пробуя остатки джина, и полностью дал волю рукам.
Если ты сейчас не ляжешь на живот добровольно, — сквозь улыбку выдохнул он с горячим задором, — Я уложу тебя сам, но тогда вид массажа изменится.
Бегом бежать рядом с ней и не оборачиваться больше на тьму, подбросить её до луны — и обратно на одном дыхании. Лишь бы она позволила ему не вспоминать. Лишь бы приняла в свои ласковые объятья, напоив своим сладострастным стоном до умопомрачения.
Повернувшись набок, Артур хищно усмехнулся и опустил голову, целуя ведьму в ключицу.
Но я сделаю всё, что ты захочешь, — тихо проговорил он, напряжёнными пальцами обводя торчащую грудь и вниз, по животу, дразняще запуская пальцы под ткань внизу живота.
Он хотел медлить. Он хотел тянуть этот момент как можно дольше, выдавливая пальцами пуговицу на её поясе с неспешностью крадущегося зверя. Потому что он знал, что когда страсть накроет их с головой, они лишатся рассудка, и этот отчаянный обнажённый акт откровения смоется потом и вязкой жидкостью их тел. А ещё потому, что он... не решался. Почему-то именно сейчас, когда она всё-таки признала его, приняла, сомнения неподъемной массой задавили его. О, нет — достаточно всего лишь мановения её нежной руки, и он сойдёт с ума, выпуская привычный шторм, но сейчас, в тишине, выцеловывая грудь ближе к россыпи вокруг наливающегося соска, он не решался.
Расцепив пуговицу и короткую молнию, Шеффер опустил ладонь между штанами и тонким бельём, нежно прижимая мягкие половинки и слегка повёл пальцами. Маленький источник его недостающей человечности — в его руках, под его языком.
Я не хочу, чтобы ты боялась, — внезапно сказал он, продолжая произносить слова негромко, бархатно, сберегая тишину. — Мы выберемся, слышишь? Вместе мы выберемся, только не отпускай, — выдохнул он и оставил лёгкий поцелуй на плече.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

146

Мы друг для друга давно стали, как зеркала:
Видеть тебя и всё чаще себя узнавать.
Нитью незримой нас намертво сшила игла,
Так больно, когда города нас хотят разорвать.

Она бесилась на себя, что реальность столь яро пыталась вмешаться в ее разум, когда в нем столь зыбко все наполняло столь прекрасное счастье, когда тепло хотело разливаться под кожей, и хотелось лишь прикасаться к Артуру, чувствовать его, быть с ним, говорить ним, упиваться его присутствием. Страх, он неприятно вмешивал осознание. Страх, что подпитывался алкоголем, и что всегда тенью вышагивал за Ариной след в след, преследовал, заставлял оборачиваться, скрывать, прятать.
Нет! Ей надо было отпустить его, забыться, потому что позно что-то менять, да и к чёрту это, она привыкла верить в то, что все будет хорошо, вопреки всему.
Вместо того, чтобы убежать, он оставался с ней, глупец, он хочет верить ей, и это осознание дурманило, пронизывая остатки всех сомнений, раздирая в клочья страх, а сердце так приятно тяжело, будто каждый удар посвящало лишь этому мужчине.
Он все понимал, она чувствовала это, она видела в его глазах те отблески мыслей, что он усмирил или пытался отогнать. Артур будет смелее ее, он хочет отогнать сомнения, и она должна ему верить, она хочет, она будет.
Ее пальцы скользнули по его губам, и она вновь проведя по его лицу, мягче, нежнее, понимая, как ее вновь наполняет, как желание заставляет проявить себя, и в голове все сваливается в очередном сопротивление все откинуть и податься, чтобы вновь в омут, и вновь с головой, но сейчас так хотелось ощущений, этой нежности, что ей казалось чуждой, а сейчас сочилась из ее груди.
- Я говорю то, что думаю, - мягко улыбнулась ведьма, тихо отвечая.
Градус напряжения поднимался медленно и осторожно, и от этого сильнее будоражил, впивался в спину, поднимался к горлу, затем резко опускаясь вниз, нагнетая изводящее напряжение, призывное желание, приправленное проникновенностью и чувствами, что от переполнения разбились на осколки, и черепки опасливо скребли нутро, сводя все в нечто более равномерное, приятное, способное отринуть столь отвлекающие мысли.
Артур в ее спальне, на ее кровати, он всматривался в ее лицо и прикасался с желанием, и от этого все внутри трепетало, вбивая мысль, что он теперь ее. Могла ли она предположить подобное? О нет... Хотя... Лишь в теории, но... Нет... Порой реальность куда искушенней мыслей, и пути порой весьма неисповедимы, и не стоит слишком много думать...
Вторая коленка уперлась в кровать, и Артур оказался сидеть между ее ног, увлекая ее на себя. Поцелуй, прикосновения, все столь привычное, но с иным окрасом, что лишь повышало градус, медленно давя на затылок, провоцирую тихое безумие, незаметно подступающее, вплетающее новые оттенки, добавляя краски, раскрывая.
Пальцы сжались на его плече, и эмоции вновь пробивали. Он посмел открыть в ней тот самый ящик, что ей трудно будет теперь обуздать, и придется признать самой себе, что она куда эмоциональнее, чем ей хотелось верить.
Дурочка, еще заплачь сейчас...
А ведь, на самой грани...
Как же это глупо...

Его прикосновения, и все сильнее толчки в ее сознание, что выпирали последние тревоги, и позволяя ощутить легкость и желание, нужду.
Нависать над ним было приятно, ощущать тепло от сильного тела, что так контрастно смотрелся на белом покрывале, в этой спальне, что это ее умиляло, в этом что-то было, и со стороны все должно было выглядеть очень возбуждающее. Ее волосы накрывали их лица, и пряди постоянно приходилось убирать, вдыхая воздух в перерывах между поцелуями, столь жадными, пропитанными чувством, остро врезающимися в сознание, и усиливая ощущения.
- И на какой же? - выдохнула Арина, улыбнувшись весьма язвительно, она наклонила колову, и ее зубы подхватили нижнюю губу Артура, и  сразу же она мазнула по ней языком,  - Я, кажется, и так лежу.
Его движения, и она оказалась лежать рядом с ним, его глаза светились, и ей хотелось всматриваться в них, замечая в них столько оттенков, мог ли он осознать в полной мере, сколь ко это значит для нее, что все это для нее такое, сколь сильны ее чувства и как она задыхается от них, что готова сказать какую-нибудь глупость на эмоциях, среди которых лишь остаток рациональности тонкой нитью все еще удерживает что-то в ней.
- О, ловлю на слове, - проговорила Арина, -Но отложу это предложение до лучших времен, - она тихо хмыкнула, прикрывая глаза от его ласк, концентрируясь на движении его пальцев, на прикосновении его губ. Быть хрупкой рядом с ним было так прекрасно, и так непривычно принимать это чувство. Она приоткрыла глаза, ловя его образ, и лишний раз убеждаясь в том, что это не что-то навязанное в ее сознании, а правда. Он скользнул между ее ног, и тело окончательно сдалось, пробивая все требованием почувствовать его внутри, желание на уровне истерики и срыва, что разум лишь выдал призывным выдохом со стоном. Она повернулась удобнее, упираясь локтем в кровать и приподнимаясь над лицом Артура, Арина лишь смотрела на него, со сбивавшимся дыханием от его рук, от того, как желание растекалось и от сжимающегося сердце, от слов, что действительно были ей нужны.
Кивок головы, неуверенный, но она соглашалась с ним, рна не хотела отпускать, она хотела верить.
Ее губы накрыли его, увереннее, пока она придвинулась ближе, приподнимаясь и касаясь пояса его брюк, цепляя пальцами молнию перекидывая вновь ногу через него, оказываясь сверху. Надо было приподняться, чтобы стянуть с себя мешающиеся  джинсы.
- Помоги, - выдохнула она в губы приподнимаясь, чтобы было проще избавиться от одежды. Ее пальцы скользнули по его бокам, по животу и уперлись в ткань его штанов , вновь приподнявшись она резко стянула ткань, давая свободу его члену.
Ей хотелось столько сказать, но при этом смысл слов сейчас терялся. Он был прав, у них была ночь, которая желала бесследно раствориться. До рассвета была не так уж и много времени.
- С тобой у меня весь режим накрылся... - хмыкнула она, понимая, что это явно не те слова, что хотелось ей произнести, но на разговоры найти время проще, а пока она просто опустилась на его возбужденный орган, игнорируя то, что ее организм не отошел от прошлых соитий, все равно, она хочет этого сейчас. - Мы справимся.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

147

Дайте мне белые крылья, - я утопаю в омуте
Через тернии, провода, - в небо, только б не мучаться

Ты говоришь то, что думаешь...
Это и восхищает меня.
Потому что я слишком привык слепо ходить в темноте один.
И даже сейчас, в надёжном и беззаботном омуте нежности, подспудная тревога не отпускала, продолжая нашёптывать свою грязную ложь. От неё так просто было не избавиться, но зато можно было использовать как причину продолжать  — вопреки, назло, упрямо и нагло, доказывая, что достоин. Достоин, достоин. Не одинок.
Узнаешь, — рыкнул Артур с улыбкой, продолжая неспешно двигать рукой.
В её горячем дыхании хотелось забыться. В убежище под её телом он мог быть свободным. Во внимательном взгляде её бликующих глаз он видел отражение своих тревог, но они не имели над ним власти. Только ощущение зовущего трепетного тела под ладонями звало за собой, а горячее возбуждение наливалось тяжестью на языке и в паху. В череде поцелуев и касаний Артур дышал всё поверхностней, сердце билось чаще, и мрак ночи начинал казаться живым продолжением их самих, сплетённых на этой белой простыне телами и душами.
И вдруг ведьма снова забралась на него, но уже сама, устраиваясь на бёдрах так легко и естественно, словно они делают это вместе уже в тысячный раз. Артур прижался лопатками к кровати, округляя грудь, чтобы касаться как можно больше, сильнее. Крепко сжимая ткань, он помог Аришке выбраться из джинс, со сдержанным восторгом подбираясь в ожидании: её пальцы на собственной коже возбуждали жаркий огонь, и было ясно, что капитан не согласна с его решением тянуть до последнего. Это подкупало сильнее, чем того хотелось: это значит, что она готова действовать там, где Артур медлит. Не юлить, не ждать, а действовать. Он наблюдал, как её руки высвободили его член из брюк, пальцы мазнули по возбуждённому органу, срывая выдох с губ и шальную ухмылку.
Значит, так ты хочешь сама? Ты ведь не читала мои мысли, девочка?
Он уже даже почти не слушал, что она говорит. Всё произошло так быстро, что Артур застонал, упираясь взъерошенным затылком в постель.
О, да, — выстонал он, опуская ладони на обнажённые бёдра и крепко сжимая, чтобы с силой вжаться в ответ, проталкиваясь и заполняя желанное нутро на всю длину. Ни одной мысли, ни одной тревоги — только низводящее до уровня зверей желание и похоть. Поймав напоследок её губы своими, Артур взял Аришку с боков, заставляя выпрямиться. Ладонь легла под грудь, отталкивая и не давая опуститься, соскользнула на солнечное сплетение. Так странно смотрится своя большая ладонь с заметным ониксовым перстнем поверх подтянутого тела с молочной кожей, искусно выделанной глубокими тенями полуночи.
Ты хоть знаешь, какая ты красивая?.. — выдохнул Артур, глядя на вздёрнутую округлую грудь и одновременно с этим напрягая член, погружённый в жадное, тугое лоно.
Смешная, забавная Аришка, невообразимо притягательная и возбуждающая — когда смеется, когда грустит, когда хмурится, когда злится. Подумать только, и всё это может быть его — да нет, уже! Резким толчком бёдер вверх Артур заставил её дёрнуться, с силой сжимая зубы от переполняющего острого напряжения. Пой, танцуй! Ладонь с перстнем собралась, и Артур упёрся боком ногтя большого пальца в её живот и медленно повёл вниз, к ложбинке пупка, обвёл его и ниже, к самому паху, находя подушечкой пальца самое начало расходящихся складочек. Свободная рука сжалась над коленом ведьмы, пока он наблюдал за Аришкой из-под век, скидывая с себя одни запреты за другими и медленно двигаясь в ней.
Невозможно было описать, что творилось в его голове, простым словом "нравится". Он кое-как улыбался уголком губ, ровно до того момента, как вонзающееся чувство красоты и удовольствие выбивало рваный выдох из груди. Странно, но ощущалось всё сейчас, будто в первый раз с ней, как будто не было предыдущих безумных вихрей страсти. Первый раз вместе.
Покажи мне, — улыбнулся он и облизнул губу, отпуская Аришку и откидывая руки назад, над своей головой. Впрочем, двигаться рывками это ему никак не мешало.
Давай. Злее, — выдохнул Артур, скалясь в ухмылке уголком рта. Ведьма слишком сильно будоражила, чтобы отказать себе в удовольствии подразнить её.
Тебе же так нравится?
Было почти не честно — она обнажена, а он в распахнутой рубашке и расстёгнутых брюках, но всё же было в этом что-то цепляющее, острое, с привкусом порывистых, быстрых контактов. И отдельное удовольствие заключалось в том, что сегодня быстрое соитие не означало скорое расставание. Оно означало целую ночь беспробудного опьянения.
Сцепив кончики пальцев, Артур слегка прогнулся в спине, вскидывая бёдра резче, но не быстрее, с каждым толчком разгоняя по телу душное, горячее напряжение. Каждый изгиб гибкого, сильного тела отпечатывался в памяти, вырисовывался для драгоценных воспоминаний и для умопомрачительного настоящего, от которого тяжело было дышать. И всё это — потому что она приняла.
Она со мной. Моя. Моя!

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/LzKUKN1.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

148

Crash, crash, burn let it all burn
This hurricane's chasing us all underground


Стон, надсадный, пробирающийся из груди, вырвался из ее рта, стоило ей опуститься на его возбужденный член. Лоно с жадностью обмазало его плоть своей смазкой явно демонстрируя степень возбуждения и ожидания, властно стягивая, принимая в победном спазме.
Его выдох, его голос, он весь... Артур...
Вновь всполохи знакомого сумасшествия, что нарастали в ней, столь стремительно, столь быстро, будто это было так привычно, так обыденно реагировать на него, принимать, ожидать, желать. Похоть, она вдарила в затылок, накрывая и захлестывая, пробирая каждый нерв от каждого его толчка, от каждого прикосновения, что напряжением копился в голове, в сознании, силясь скорее взорваться, после всего, что произошло за эти несколько часов, желая получить заслуженное расслабление, и ставя точку.
Его ладонь скользнула по ее боку, поднялась к груди, заставляя ее хмыкнуть. Даже находясь снизу, он диктовал свои условия, направлял ее, пытался контролировать.
Внутри Арины была буря, сдерживаемая, и направляемая, царящая в области затылка, вкручивающая и давящая на виски, и не позволяющая так легко застилать ее сознание белой пеленой ощущений, нет, оно держало осознания, улавливая каждое движение, отмечая каждое изменение на его лице, откликаться на каждое прикосновение и запоминать его, мазохистически изводя себя от томления, не позволяя просто погрузиться в этот танец страсти.
Бедра подались вперед, прижимаясь к его паху, и она подалась назад, стискивая зубы от ощущений, от прикосновений кожи к коже, от острой стимуляции клитора и растекающегося желания, что раскаленными иголками приятно натягивали напряжение, что вплеталось в ощущения, раскаляя все столь приятно, что сдерживаться было трудно с самого начала. Она вновь подалась вперед, но резче, задавая ритм, шипя от собственной наполненности,сквозь стиснутые зубы, и стараясь удержаться от искушения ускориться, ведь тогда веселье закончиться слишком быстро для нее. Она уже была на грани.
Его комплемент, заставил ее лишь хмыкнуть, игнорируя его слова, ведь это просто алкоголь и похоть дурманили его рассудок, вырывая подобные выражения в моменты удовольствия. Но все равно было приятно, что не было желания даже съязвить, а лишь сильнее сделать толчок ему навстречу, с силой насаживаясь на него, до дрожи, до рванных выдохов и шумных стонов, что смысла не было контролировать, ведь заклинания глушили звуки от соседей, от воздействия из вне.
Теперь они были на ее территории, теперь у них был равный счет. Она запрокинула голову, приостанавливаясь, чтобы ярче чувствовать движения Артура, каждое его прикосновения, сжимая губы, не позволяя накопившемуся напряжению выйти, чтобы сильнее пробирало, чтобы острее было в голову. Нервы стягивали ее сознание, наматывая проволоку в голове, и опуская ниже к ее лону, что отчаяние охватывало плоть Артура, требуя расслабления, нуждаясь в этой гребаной феерии, после которой Арина понимала, что ее просто срубит.
Все ее силы, все остатки, все было для него, ради него и ради них.
Все так знакомо, и всё иначе, слишком много привкусов в этом соитии, много слов, и много чувств, что добавляли слишком много много нового, и это было потрясающе, когда в осознании все было по другому. Им сейчас это нужно, это правильно, ведь впереди снова столько неизвестного, но эта неизвестность теперь не пугает.
Шумно выдохнув она вернула голову, следуя за движением руки мужчины, и за тем, как он отпустил ее, позволяя ухмыльнуться глядя снизу на нее.
- Злее... - выдохнула Арина, позволяя себе хмыкнуть, - Ты меня сейчас переоцениваешь, - она с силою прижалась к его паху, резко двигая бедрами,- И боюсь, тогда я кончусь уже через пару минут. - она провела рекой по волосам, убирая их с лица, не позволяя скопившейся за день усталости столь невовремя давать о себе знать,-  Но если ты хочешь...
Она склонилась к нему, касаясь губами его ключицы, его груди. Пальцы сомкнулись на его локтях, поднимаясь выше, к его голове, на его  запястья, но лишь на мгновенье, чтобы проскользнуть к его ладоням, чтобы пропустить их сквозь его, не дав ему надолго сцепить свои пальцы, с силой сжимая его ладонь, и выводя его руки из-под головы. Хмыкнув, она выпрямилась, откидывая волосы себе за спину и вскидывая голову к матовому потолку.
Движения стали резче, и она с силой опускалась на его член, вжимаясь, и то и дело ломая ритм, то ускоряясь, замедляясь, выстанывая, каждый раз от того, как ее взбухший клитор скользил по его коже измазанной их влагой. Остро, резко, она позволила себе отпустить сознание, позволяя себе вновь укрыть разум пеленой ощущения и сконцентрироваться на своих ощущениях, на приближающимся оргазме, и при этом ловить его дыхание, надеяться, что они финишируют вместе. Этот день слишком много вынул из них обоих. Им необходима была это разрядка, чтобы у них осталось время, время просто побыть наедине друг у друга.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://i.imgur.com/NZ5r5Jf.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

149

Существует множество красивых поз, и все они позволяют рассмотреть желаемое со всех возможных ракурсов, но было что-то такое конкретно в этой, заставляющее отдавать ей предпочтение среди прочих именно когда хочется насладиться неповторимым зрелищем любовницы, изо всех сил желающей получить от тебя своё. Аришка скалилась и шипела, морща нос как хищная зверушка, она загнала его в свою обитель, заклеймила своим, и теперь сама рывками насаживалась на его член, выбивая из Артура рваные выдохи и утробные стоны. Обнажённая, белоснежная, самая красивая, снисходительно принимающая его дурные попытки донести свои недоразвитые эмоции до неё. Так хорошо, что аж самому себе завидно, и с каждой секундой всё ярче, жарче, нестерпимей.
Всё отброшено до рождения сверхновой.
Это же прекрасно, — шепнул маг в ответ, лукаво щурясь и отрывисто выдыхая от её резких толчков.
Сначала один раз, потом второй, третий, четвёртый...
Аришка склонилась, и Артур податливо отвёл голову, позволяя делать всё, что она захочет, и тихо стонал, дурея от самого факта её ласкающих прикосновений. Каждое движение ладоней и губ он старался вобрать как можно ощутимей, и когда ведьма хмыкнула, он шало ухмыльнулся в ответ, наблюдая, как красиво она вновь выпрямляется, на глазах собирая все свои силы для финального рывка.
Да, да, да, вот так, — дышал Артур, напрягаясь всем телом одну звенящую струну. С первым же резким толчком он надсадно застонал, сжимая в пальцах белое покрывало и напрягая живот. От ощущения, как запойно Аришка двигалась на нём, как управляла их пожаром, магу отрывало крышу, бросая вызов его привычке контролировать и управлять самому. Он хотел этого, он хотел почувствовать её всю, её желание, её страсть, её порыв, рвение отдать последнее на их жертвенный алтарь. Так прекрасно, неописуемо — и он бы даже на трезвую голову не смог бы вспомнить, когда в последний раз он испытывал хоть что-то, напоминающее подобное. Отличный секс — да, но только не такой, пронизанный отчаянным стремлением вцепиться друг в друга и не отпускать больше никогда.
Ариша, — выстонал он, и на мгновение уголки губ дрогнули в улыбке, но она тут же она была смыта возбуждённым мычанием, когда новый острый укол наслаждения прошиб до самого паха. Вскинувшись на локте, Артур крепко сжал ладонь на бедре ведьмы, сильными толчками перехватывая контроль, и стал двигаться ровнее, быстрее, дурея от того, как судорожно поджимается горячий плен вокруг его члена. В порабощающем пике наслаждения маг не чувствовал ничего, кроме подступающего оргазма и слепящей нежности, готовой вырваться в какой угодно форме с его языка. Кое-как он пытался смотреть, как движется и вздрагивает ведьма, как округляет рот и наполняет мир своими стонами, и это стягивало аркан всё туже на груди, от которого труднее дышать.
Ещё, ещё, прошу тебя...
Разрядка накрывает так бурно, что Артур жмурится и лихорадочно стонет, рывками толкаясь в пульсирующее лоно. В этом оглушающем пике раскалывается тяжёлый, муторный груз переживаний и сомнений, оставляя голову кристально чистой и пустой. Даже странно — дико и не верится, а потому Артур тихо выдыхает со смешком, плавными, даже нежными движениями между ног ведьмы слегка доводя остатки удовольствия. Пока сердце скачет под самое горло, он не готов что-то говорить, только ладонью с бедра проводит выше, по спине, оглаживая не способную замёрзнуть в такой скачке женщину.
Беги под одеяло, — хмыкнул он, целуя её под грудь, — пока я готов тебя отпустить.
Сталь уходила из тела, постепенно сменяясь тяжёлой пьяной ватой, но это нисколько не влияло на необузданную жадность, разбуженную внутри.
И... Моё предложение ещё в силе. Если не заснешь, — негромко проговорил он с улыбкой, слегка хрипло из-за пересохшего горла.
Ну почему же настолько хорошо? Виноват джин, или что-то действительно изменилось настолько, что стало столь ощутимо? Впрочем, ответы на эти вопросы можно будет поискать и в другой раз. Сейчас, расслабляясь под своей голодной ведьмой, Артур не думал ни о чём. Даже со своими бравурными угрозами он, похоже, поторопился, потому как без дела и напряжения он тяжелел всё ощутимее.
Рука обняла Аришку поперёк тела, и Артур упёрся лбом в её грудь.
Я тоже счастлив, Ариш.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (29 Мар 2021 04:22:58)

+1

150

Преисполненная жаром, трепещущая от малейшего движения, она цеплялась за каждый отзвук в своем теле, ловя те самые ощущения, что впивались в разум, что пронизывали тело, что возводили до самого неуправляемого восторга, полной отдачи и желания раствориться. Буйные краски, что кусали осознание, вгрызались в душу, подминая самоконтроль, вводя в прекрасное безумие. Его выдохи, выталкивали из нее ухмылку, будоражили, и крупицы здравого смысла, позволяли осознать сколь все сильно, сколь способно задеть по самое сердечко, и выбить душу до последней капли. Потрясающее чувство, о которым она забыла, если вообще имела нечто подобное ранее.
Стоило замедлиться, как становилось уловимо, как прохладный поток воздуха мазал по ее телу, касаясь ее груди и заставляя соски вздыматься сильнее. Открытое окно на кухне, благородно впускало прохладный воздух, разбавляя духоту, что дурманила голову, в которой смешалось слишком много, что наэлектризовывало воздух, за который можно было, казалось, уже цепляться пальцами.
Сердце, слишком неуправляемым ритмом старалась пробиться сквозь ее грудную клетку, отдавая заглушающим набатом в ушах, и лишь усиливая дрожь в ее теле.
Ее имя из его уст, и очередной удар по ней, вызывающий бурю эмоций. Резкие толчки и пульсация его члена внутри нее. Он снова брал вверх, перехватывал контроль, сжимая ладони на ее бедре, и делая резкий толчок, выбивающий взвинченный выкрик из Арины. Ловить чуждое чувство, каждую острую нотку, накалять свой разум обращаясь в один сплошной нерв, что накалялся, раздаваясь и желая расплавиться, обращаясь в воду.
Еще движения, последние толчки, и скованность, что собралась лишь в одном места тугим узлом желающим порваться, мгновение, еще одной, толчок, прикосновение, последний выдох и напряжение в пустой голове, которому нужно было лишь мгновение, чтобы переключить этот тумблер и выпустить последний разряд в тело. Прикосновение и искры в голове плотнее сжались, всё на пределе, на последней ноте, когда невыносимо сдерживаться, что сводит пальцы, невыносимость, что заставляет истерично ловить его прикосновения каждой частичкой своего тела.
И выдох, от которого пробивает долгожданным удовольствием, сжимая тело, стягивая лоно, расслабляя разум, позволяя ей опуститься вниз, касаясь лбом его груди, и жадно ловить ртом воздух, которого попросту не хватало.
Она приподнялась, все еще тяжело выдыхая, и прикрытыми глазами встречаясь с взглядом Артура, и ухмыляясь с некой теплотой.
- Опять раскомандовался, - выдохнула она, аккуратно слезая с него, чувствуя, как его семя устремилось покинуть ее тело, а салфеток она уже давно не держала в спальне, к чему они, когда насморком она не страдала, а на секс не было времени уже давно. - Я в душ, в отличие от тебя, я там не была. А вот ты, - она ткнула в него пальцем,- Ложись, скинь покрывало на пол и устраивайся удобнее. Это конечно не перина, но надеюсь ортопедический матрас не хуже. А если будешь паинькой, могу принести тебе стакан воды. Хочешь?
Сердце бешено колотилось, оргазм блуждал по телу мелкой дрожью, но прикосновение ее головы к подушке, точно сыграет против, поэтому, она отстранилась, поднимая с пола свою одежду и кидая ее на пуфик. Ноги слушались отвратительно, точнее они отказывались двигаться, не говоря уже о боли, что вновь дала знать о себе. Слишком интенсивные пару дней для ее интимной жизни, а ведь еще утром, она предупреждала о передышке. Вновь проигрыш.
Арина залезла в ванну, включая воду. Прохладные струи коснулись разгоряченного тела, так приятно. Приятно осознавать, что в соседней ее ждет мужчина, что ломает ее правила.
Он сказал, что он счастлив.
Арина прикрыла глаза, заводя голову под воду, вот теперь она могла позволить слабости проступить, чтобы успокоить нервы, скинуть остатки напряжения, очистить разум, тут вода вся смоет, унесет далеко по трубам, и не оставит свидетелей, лишь след в памяти Арины. Так чертовски хорошо, так нелогично. Но пробирает до самого позвоночника, что каждое прикосновение все еще в памяти, и все еще горит на теле.
Зубная щетка вернулась на место, и Арина сняла полотенце с головы, возвращая его на место. Не было сил сушить голову ни магией, ни феном. Она сняла с крючка запрятанное за халатом короткое черное неглиже с шертами в комплекте, некогда с любовью и намеком подаренное матушкой, которое нравилось Арине из-за удобства, а сейчас идеально подходящее под случай, ведь оно куда уместнее пижамы с котятами.
Она выключила свет и прошла на кухню, где все еще улавливался запах никотина и достала стакан, ее мучала жажда, которую следовало утолить. Наполнив стакан Арина вернулась в комнату, все еще плененная приятной наполненностью и нежной теплотой.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/TVsgTIj.gifhttps://i.imgur.com/o3QbDrt.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » магия не делает тебя избранным