Sexual Revolution
MArmy Of Lovers

от Андрюши с запахом нафталина
Муж поманил ее выйти из палаты. Такой просто и понятный жест: разговаривать и правда лучше в коридоре, чтобы не тревожить сон Евы – только вот уходить совершенно не хотелось. Мадлен словно физически ощущала, что должна быть рядом с дочерью. Что это? Забота или эгоизм? Женщина прикрыла за собой дверь и посмотрела на мужа. Она ожидала, что тот мог не согласиться, апеллируя тем, что вторая кровать в палате может быть занята вновь поступившем пациентом в любой момент. Да, к этому была моральна готова. Но если так, то Броули смогла бы прилечь к дочери на ночь – у них в детской кровать ненамного больше больничной, но спали же; да хоть на стуле лишь бы Реджинальд был бы не против и договорился с коллегами о пребывании жены ночью в больнице. Конечно же после сегодняшний ночи и утра, когда женщина ощущала его негодование он мог согласиться не так сразу.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
22.06
АКЦИЯ
МУЗЫКАНТЫ
ВОЛШЕБНАЯ
ЦИФИРЬ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » магия не делает тебя избранным


магия не делает тебя избранным

Сообщений 91 страница 120 из 312

1

чпоньк

https://forumupload.ru/uploads/0015/8c/c8/1642/58017.png
капитан
и
капитан


Магическое ведомство. Наше время. Чрезвычайная ситуация

ОГЛАВЛЕНИЕ:

I. Prelude (завязка) стр1
II. Wait (кафе, конец по поцелуй) стр1
III. Count on Me (контора, Явья Голка) стр2
IV. Killing Strangers (куски расследования) стр2
V. Night of the Werewolves (ну,понятно) стр2
VI. Einladung стр2
VII. Mein Herz Brennt (нц1 и нц2) стр3
VIII. The Feeling стр3
IX. Back in Black (работа) стр4
X. Feuer Frei! (нц3 и голка) стр4
XI. Чужой среди своих (весь бар, и ее воспоминания) стр4
XII. Я так соскучился (кв Арины - разговор1(отношеньки)) стр5
XIII. Нежнее нежного (нц4 и разговоры) стр5
XIV. Electric Feel (утро, завтрак нц5) стр6
XVI. Flying on the Wings of Steam стр6
XVII. Little Dark Age (юбилей, явление отца) стр6
XVIII. At My Best (разговор 2, худшие стороны) стр7
XIX. Save Me (конец юбилея+Андрей) стр7
XX. private thoughts (разговор 3, откровения, штанишки) стр7
XXI. Use Me (утро) стр8
XXII. Mein Teil (нц6, ванная, нц7, нц8 эмоцки овер дохера) стр8
XXIII. Unfettered (пробуждение, разговор, работа) стр9

[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+2

91

Так мы и пытаемся плыть вперед, борясь с течением,
а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое.

(с)"Великий Гэтсби"

Услышав отказ от еды, Артур флегматично повёл бровью и снова отпил своего оборотного отвара из термоса. Для себя стараться особо не хотелось, учитывая, что он вполне был способен сожрать это мясо сырым, к тому же, готовка означала продолжительное мотание пятой точкой вместо вот такого милого рассиживания друг напротив друга.
И снова он нарушает привычные для себя ритуалы в угоду ей. Показушник.
Я не... — дёрнулся было Артур, а потом поджал губы и улыбнулся. — В следующий раз лучше приходи с тортиком.
Надо же, занервничал — подловила, значит. И ведь почти начал оправдываться, что не это имел ввиду, что сам же и пригласил, но засранка только этого и добивалась. Нужно было сосредоточиться на гадком вкусе трав в отваре и вытолкать этот тёплый туман из башки, так легко ложащийся на сумбурное утро после обращения. И на картины капитана бюро Смешанных Расследований, нагнувшейся за предательски уплывающим мылом.
Сказки потому так хороши, что имеют свойство кончаться.
На комментарий о кофе, Артур довольно прищурился, расценив это, как комплимент. Он, конечно, мог бы спросить, какой кофе любит Аришка, насколько крепкий или сладкий, с приправами или молоком, но не посчитал нужным. Это будет ответным реверансом за попытку выставить его грубым. Потому что он и есть грубый, нелюдимый, мрачный одиночка, и пусть всё так и остаётся. Верно?..
...А что?
Останешься?
На три дня — ты и я, сбежавшие от всего мира.
Я очень хочу. А ты?
Скажи "да".
Артур склонил голову к плечу, заглядывая в термос. Облизнул губы и набрал в лёгкие воздух. И когда неуклюжие, сумбурно прикрытые бравурной наглостью слова уже готовы были сорваться, Аришка затараторила и подскочила. Шеффер удивлённо поднял брови, провожая её взглядом, и проглотил несказанное, невинно отхлёбывая из термоса. Волосы на затылке встали дыбом, и он машинально пожал свободным кулаком, по щекам прокатились желваки. Нужно будет найти, как её немаговская штуковина соединяется с остальными, и уничтожить оставшиеся связи в округе, отловить каждого неодарённого хомяка в форме и вытереть память до самой школы, утопить в грязи оставшиеся дороги в эту глушь. Глубоко вздохнув, Артур откинул голову назад, разминая шею, а потом опустил, рассаживаясь максимально расслабленно.
Аришка спустилась уже одетая и закопалась в сумке, Артур с ленивым любопытством следил за ней взглядом. Через магическое зеркало к ней уже во всю стучались её верные щенки, и Шеффер с неудовольствием подумал, что мог бы и от магии экранировать дом, но ему самому была нужна связь, да и мысль эта пришла в голову слишком поздно. Поганая реальность догнала их раньше, чем Артур рассчитывал, так что отступать было нельзя.
Поймав взгляд Аришки, Шеффер пожал губами и взмахнул палочкой: из сеней к ним прилетела газета и упала на стол перед владельцем. Она была всё ещё холодная после колдовской доставки. Пока капитан разбиралась со своими подчинёнными, Артур лениво повернул пальцем газету к себе, скользя взглядом по заголовку.
Остывает, — флегматично заметил он.
На первой странице Верховного мага отбивали от толпы журналистов, пока он зыркал вокруг с видом сурового отца-начальника. Своевременная нейтрализация угрозы предотвратила кровопролитие, говорит газета словами официального представителя управляющего кабинета. Принято предложение мира. Магия одержала победу. Магия превыше всего.
Не вижу упоминаний о нашем пернатом друге, — спокойно сказал Артур, подталкивая газету ближе к Аришке, а сам сделал крупный глоток из термоса и оскалился с отвращением от выпитого. — Интересно, как отреагируют те, кто так и не получил крови, Верховный ведь подтёрся их патриотизмом.
Не это хотел сказать Артур, но яда сдержать не смог. У него вдруг резко заболела голова, зубы заныли, запах кофе неприятно накладывался поверх сладковатого отвара, а голодный желудок назойливо скрутило. Он не осознавал, как на самом деле злился, и привычной своей рабочей маской закрывался довольно быстро, закрепощаясь.
Вздохнув, он склонился вперед и облокотился на стол.
Сейчас будет только хуже. Мы начнём всем ведомством гоняться за призраками, пока там, на верху, не решат, кого скинуть нам в жертву. Я бы на их месте так и поступил.
Он поднял прямой взгляд на Арину.
Что ты увидела вчера?
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

92

Spacetime starts to deform
You changed my past and future
This world begins to transform

Его движение, поджатые губы, и Арина довольно улыбнулась, подаваясь корпусом вперед, не сводя с него взгляда и не скрывая своего самодовольства, и лишь провела пальцем по чашке с ароматным напитком. Запах кофе добавлял уюта в обстановку, и в этом было что-то такое успокаивающее, умиротворяющее, даже в этих пустых и непривычных для Арины интерьерах. Она привыкла жить в двух мирах, но все же в силу своего близкого окружения, она принадлежала больше миру немагов с их любовью к технике, борьбе за модными трендами и жизнью в социальных сетях. По долгу службы ей часто приходило бывать в домах у чистокровных волшебников, но в рамках работы всё всё равно приобретало иной раскрас, ей некогда было изучать обстановку, в плане жизненного уклада, она изучала ее всегда только с точки зрения своей специфики, ища следы, выискивая зацепки, делая выводы, но сейчас, она оказалась действительно погруженной в некую атмосферу не совсем привычную ей, и на удивление даже инородную.
Очевидно, в такие мгновения, уже куда четче понимаешь то, на чьей ты стороне... А может это все было слишком напускным? Может другие эмоции смазывали все?
Всё равно. Потом Арина проведет себе психоанализ, но не сейчас. Сейчас ей было явно не до этого. Ей было лень.
- С то-ортиком? - Белова приподняла брови и растянула губы в беззлобном ехидстве, -  Ты же не любишь сладкое? - она вскинула подбородок и хмыкнула,- Намек понят, что-нибудь придумаю. - она отвела взгляд в сторону,- Что я, состряпать что-нибудь не смогу...

— Подожди, не теряй нить разговора, я сейчас.

Арина отложила в сторону зеркало и кинула взор на Артура, после цокнув на комментарий о том, что кофе остывает. Она нехотя улыбнулась, ибо Артур слишком сильно ассоциировался у нее не с волком, а с медведем. Большим, пушистым, которого хотелось погладить, даже не смотря на то, что он любил порычать и пофыркать, и вполне мог разорвать в клочья любого.
Выдох, и Белова взяла газету к себе, она понимала, что вряд ли парни начнут ее искать, если там не будет действительно интересной зацепки или чего-то, совсем нелогичного или странного.
- Верховный пытается усидеть на своем кресле, что логично для политика, - она развернула листы бумаги, отгораживая себя от мужчины, и проходясь взглядом по тексту, вчитываясь с особым вниманием, - Поэтому у него и столь обтекаемые заявления. Ты посмотри, как наш Чародей заговорил: "Это показало неустойчивость нашего общества, и это неправильно, в столь сложных обстоятельствах. Ведь все, кто имеет склонность к магии равен в нашем лице и достоин уважения. Теперь мы видим этот шрам на теле нашего общества, и понимаем, какая проблема должна стоять у Ведомства. Ведомство должно сплочать, а не разделять."  - Арина искренне хмыкнула, - Видно, наш товарищ не особо ходит по отделам. Нет, я не спорю, что у нас вполне все еще приемлемо, но все же никто не будет отрицать, что значимые должности имеют чистокровные. А это ставленники Верховного. Как бы он не ерепенился, он уважает и ценит все не так равно, как говорит. Хотя, стоит отметить, что Пернатый явно исключение. Может действительно совпадения.
Арина наклонила угол газеты, смотря на Артура:
- Если они решат, кого сделать жертвой. Сейчас они не знают, какой ход сделать.
Она отложила газету на стол, продолжая читать новости с вечернего заседания, наверняка все еще вчера стремились урвать кусок этой конференции, и Беловой следовало быть там, но волею судьбы, она была далека от этого. Но, кажется поплатилась тем, что упустила нечто важное.
Его взгляд встретился с ее. Такой прямой и испытывающий, и такой свойственный Артуру.
- Вчера? Ты о чем? - Арина нахмурила брови, не совсем понимая, что хочет узнать узнать Шеффер, ибо она вряд ли что-то видела, что выпало из его взора.
Взгляд мазнул по газете, и Арина поняла, как округлились ее глаза. Она взяла вновь бумагу в свои руки.
- Ха! - выдохнула Белова, - А вот это уже интереснее. - она посмотрела на Артура,- Смерть стража вызвала ажиотаж, способный развязать войну, и посему теперь они написали в самом конце, и так вскользь.
"Так же Верховный Чародей, сказал, что распри стоит прекращать немедля, ибо они не приводят ни к чему хорошему. Во время восстания погиб еще один сотрудник Ведомства, Лебединский Г.Г.. Самоотверженно пытаясь остановить воинствующих он был героически убит отрикошетившим от защитного поля заклинанием... "

Белова не верила своим глазам, и понимала, что теперь все еще более запутанно. Или же, кто-то явно решил прикрыть Артура.
Она поднялась с места, приложив тыльную сторону пальцев к губам. Ей надо было понять. Ей надо было осознать подобный поворот событий. Откуда все это шло. Это была защита оборотней в целом? Это вызов? Или это рояль в кустах, который должен всплыть? Или же с другой стороны тоже подчищали свои хвосты.
- Не понимаю... - она сделала несколько шагов в сторону, совершенно не слыша, что происходило вокруг, если и происходило. Крысы явно покидали тонущий корабль, но надо было понять, что все это сулит, и пока это было туманно. Если бы это было дело рук майора, то наверняка бы Артура вызвали в Ведомства, но насколько поняла Арина, этого не было.
Она опустилась на лавку, перекидывая одну ногу через нее и поворачиваясь на Артура.
- Прости. Так, что ты там спрашивал у меня?
Пальцы скользнули по еще влажным волосам. Требовалось ли ей возвращаться в ведомство? Скорее нет. Скорее ей стоит продлить отпуск, и побродить немного подальше от Ведомства, чтобы последить за теми, кто мог быть вовлечен во все. Но Чижевский явно будет сейчас слишком аккуратным. Возможно ей следовало встретиться с ним напрямую.
Зубы сомкнулись на костяшке указательного пальца, и кажется она уже больше минуты таращилась на Шеффера, совсем позабыв о своем кофе.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3b7Td.gif ♥♥♥ https://funkyimg.com/i/3b7Te.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

93

«Der Mensch ist böse von Natur
Der Mensch, er braucht die Kreatur,
Er gab dem Tier den Namen `Schwein`
Und glaubt dabei nur ER sei rein!»

Смириться с тем, что реальность своими грязными пальцами влезает в их личную жизнь, было очень непросто. Даже мысль о Беловой в переднике перед плитой (возможно даже только в переднике) беспощадно таяла под натиском внешней угрозы. Молодец, мастер-шпион, расслабился, позволил себе ненадолго забыть, почему до сих пор живёт один в этом сраном доме.
А Аришка молодец. Не забывает о работе. Вон как рьяно бросилась в бой, забывая обо всём остальном.
Шеффер оскалился.
Посмотри, Верховный ни слова не сказал о немагах. Это ведь их собирались пустить под нож, а теперь он говорит о магах смешанных кровей, а не о бойне, к которой сам же и призвал. Я опасался, что Чижевский спрячется у всех на виду, выставив виноватыми в распрях всех смешанных. Постой, там ничего не говорят о лишении магии? Вот дерьмо.
Наблюдая за Аришкой, Артур раздражённо провёл пятернёй по волосам.
Вместо того, чтобы обезглавить чистокровное руководство, Чижевский поставил нас под угрозу гражданской войны, сидя на ультимативном оружии против чародеев, о котором знает лишь избранная горстка людей. Пока Верховный топчется на месте, а Ведомство обсасывает пустышки, он может попытаться научиться использовать кристалл по-другому, более... эффективно. Не верю, чтобы он бросил свою идею, в которую вложено столько времени, денег и крови.
Вся эта ситуация напоминала гнилую корягу, которую стоит пнуть, как её изъеденное днище обнажает копошащийся рой мерзких насекомых. Дальше, глубже, хуже, запутанней. И если даже на поверхности всё выглядело довольно гнусно, Шеффер мог себе представить, что в это время творится изнутри.
Он покачал головой.
Мне казалось, я видел кого-то в воспоминании. Может, ты ухватила что-то лучше? Любую информацию. Мне мешало... сосредоточиться.
Я снова пережил вечер обращения и часть памяти волка, а после этого ты поцеловала меня. Всё, что я помню — твой надсадный возбуждённый крик.
Но вслух Артур в этом не признался бы. И словно в продолжение собственных мыслей, Аришка наткнулась на абзац, связанный с той злополучной ночью. Маг слушал внимательно, прямым взглядом наблюдая за движением ведьминых губ. При словах о Лебединском, затылок неприятно ощетинился, и Артур стиснул губы. Напоминание об убийстве волка не приносило удовольствия, однако сейчас, пребывая в более хладнокровном рабочем расположении духа, колдун концентрировался на фактах, и становилось легче.
Как удобно. У тебя бывало такое поганое чувство, возникающее, когда ты случайно помогаешь мудакам? —  Он сморщился, как от мерзкой еды. — Хотел бы я, чтобы оборотня кто-то выгораживал, но этот труп явно используют в своих целях, и моя обаятельная и несомненно популярная личность тут ни при чём.
Артур вздохнул и взмахнул палочкой, призывая к себе из комнаты знатно похудевшую пачку сигарет. Вытаскивая из мятого картона свою добычу, он без энтузиазма цокнул языком.
Неэффективно растрачивать ненависть людей одновременно на множество целей, она рассеется и ослабнет. Пока можно бояться распрей между магами, оборотни никому на карте не нужны. Их появление только сплотило бы магов воедино, — закусив сигарету, он поджёг её движением пальцев и откинулся на спинку стула, окутывая себя серым дымом. Задумчиво поднеся пальцы к сигарете, Артур хмурился, перекатывая мысли в голове.
Записка в газете не избавляла его от подозрений. На жертве оборотня остаются слишком характерные следы, чтобы поверить в некомпетентность магов, к тому же, Артура кто-то туда специально телепортировал. У недоброжелателя оставался компромат на руках, и в этом можно быть уверенным пока сам майор не скажет, что устранил все проблемы. Как в прошлый раз.
Нужно будет проверить по нашим каналам. Наверняка мои нашли уже что-то, но шпионы подчиняются непосредственно майору, и если он скомпрометирован... Впрочем, не важно. Всё равно найдем. Без информации мы с тобой просто языками чешем на кухне.
Глубоко затянувшись, Артур едва отвёл сигарету от губ, проигнорировав вопрос.
Ты выглядишь так, как будто хочешь пойти ловить Чижевского, Арин. Соображай. Ты не высоковато замахнулась?
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

94

You got a little more to prove
One day, I'll give you my heart
When it's not in two

Это было так несправедливо, всем этим проблемам, этим посторонним действам, врываться в эти часы и мгновения столь прекрасно оплетающего настоящего, но так же, это было весьма предсказуемо. Ведь подобные всплески и расколы в магическом мире, да в любом мире людей, не могут оставаться бесследными. Угроза она была. Только теперь она стала размытой и непонятно.
Пару дней назад Арина переживала за свою семью, что они попали под удар. Теперь же было понятно, что им ничего не угрожает, но были некие попытки устранить ее, и главное, явно угроза висела над Шеффером.
Ерунда какая...
Как так вышло, что она стала переживать за него? Когда они переспали, или все же этот момент случился раньше?
Неизвестности, ее слишком много, и это сильно было по голове и под дых. Арина больше всего ненавидела, когда что-то не работало или она что-то не могла держать под контролем. Это выводило ее, бесило, раздирало, и ей срочно надо было устранить причину своего дискомфорта, а если не получалось, она становилось слишком злой и слишком решительной.
- Я не уверена, что это вообще всплывет, - задумчиво отозвалась Арина, не особо выходя из своих мыслей, пытаясь ухватиться за шустрые концы размышлений, что разлетались в разные стороны в ее голове.
- А. - понимающе ответила Арина, прежде чем ее взгляд упал на тот кусок, который был действительно важен в этой газете.

Арина пристально смотрела на Артура, совершенно не понимая, какие выводы следует из этого сделать, из его слов из фактов, что у них были.. Большая часть вариаций приходивших в голову совершенно не радовали, предполагая под собой все большие проблемы. Это походило на то, что разворошили улий, и пчелы еще долго будут лететь следом.
Волшебница слушала Артура, но не отвечала ему, пытаясь разобраться в том, что было внутри нее, ее чувства и досада от того, что подобно песку сквозь пальцы, уплывало нечто неимоверно важное, что могло быть между ними. Если между ними и могло быть что-то.
Беловой следовало выдать хоть какие-то идеи, чтобы ухватить что-то, что терялось, что разрушило всю эту беспечность и безумие. Но разумных идей не было. Только интуитивное ощущение того, что грядёт жопа.
Впрочем, возможно следовало просто отпустить ситуацию и дождаться, когда всё всплывет, ведь все всегда поднимается на поверхность, особенно трупы, только если их не закатывают вовремя в бетон.
Арина посмотрела в сторону Артура более осознанным взглядом, когда он упомянул Чижевского, и улыбнулась, наконец-таки выныривая из размышлений.
- Высоковато? С чего это? - она пожала плечами,- Я хорошо понимаю его, знаю чем он может пользоваться, и тряхануть его у двери собственного дома может быть полезным.
Белова пожала плечами и вздохнула:
- Я немного ушла в свои мысли. Прости. Просто пытаюсь уловить хоть что-то логичное во всей этой цепочке, и выходит пока не очень. Я ненавижу это состояние. - не сдержавшись, она хлопнула ладонью по столу, чувствуя, как сильно зажгло кожу от удара, и кофе некрасиво выплеснулся на поверхность стола. - Чёрт.
- Ты про воспоминание говорил... - обожженная болью рука скользнула по волосам,- Там был мужчина. Однозначно, около метра семидесяти пяти, в ведомственной форме, только с нарочито оторванными знаками, так что трудно сказать его положение и должность, как и отдел. Нога весьма крупная. Лицо было сокрыто заклинанием, но волос предположительно темный и короткий. Палочка из тёмного дерева, и от него странно пахло, ты уловил инородный запах, но тут я не помогу. Он выжидал тебя на улице, и скорее всего весьма долго, и вошел следом, когда не закрыл дверь. Значит твои защитные чары он не смог обойти. Хотя, вопрос в том, что не пытался или что не смог.
Указательный и средний палец зажали в задумчивости переносицу и Арина прикрыла глаза:
- Ты прав, что без информации это просто трёп. Только какая информация нам нужна, в этом вопрос. - волшебница убрала руку от лица, мягко касаясь пальцами тыльной стороны ладони Артура, и открыла глаза, смягчая свой тон, - Мне не нравится, что столь легко замялось дело с Григорием. Это настораживает. Непонятно, сколько надо ждать, но на тебя выйдут точно.
Это максимально глупо с их стороны. Только если...
- она убрала руку, и в задумчивости коснулась подбородка,- Если им самим это было не выгодно. Может Григорий был расходником?
Ничего не понимаю.
Если там замешано столько магов...

Она шумно выдохнула.
- Да, ты говорил, что появление оборотней бы сплотило магов, но разве верхушкам это было бы сейчас не выгодно? Но Верховный и так пытается говорить о мире и о дружбе и свете. И так легко. Блядь. Типа, ой мы были не правы, что чуть не пошли косить немагов налево и направо. - она запрокинула голову злобно ухмыльнувшись,- Ой, а я кажется всё лучше понимаю Чижевского и его компанию. Может и не стоит в это лезть, но... - Арина вернула голову в прежнее положение,- Но тут уже личное. Значит, придется реально поговорить с Советником. Тем более подчищать свои хвосты подобными способами это отвратительно. Пусть и эффективно...
Ее взгляд опустился на стол, а затем вновь поднялся на Артура, и Арина старалась, чтобы в ее взгляде не было тоски, но очевидно задуманное не удалось.
- Думаю, мне надо вернуться в Ведомство раньше, чем я планировала. Хотя бы, чтобы понять, кто конкретно кому хочет перегрызть горло. - усталость и сожаление скользнули в ее голосе,- Такое двоякое чувство, мне и хочется туда лезть, и я так не хочу этого сейчас касаться... Они забудут все слишком быстро. Но все это дерьмо явно будет тянуться... Мне не нравится, что тебя втянули.

[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3bhZN.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

95

Пожалуйста, только живи
Ты же видишь: я живу тобою
Моей огромной любви
Хватит нам двоим с головою

Рассуждаешь прямо как бандит. То, что Лебединский пытался напасть на тебя, ещё не причина, чтобы открыто начать терроризировать тайного советника, особенно от лица Ведомства.
Выход её гнева был воодушевляющим зрелищем. Артур остался спокоен и неподвижен, когда резкий хлопок разорвал спокойствие тишины. Он только позволил себе аккуратно приподнять уголки губ и тут же спрятать их за глотком отвара. Да, теперь он мог сказать с абсолютной гарантией, что такие проявления характера всплывают у неё не только в разговорах, и эта мысль наполняла сердце и душу удовольствием. Артур видел Аринку порывистой, резкой, как дикое животное, и такой же недоверчивой и наивной. Оказавшись в тёмной комнате, она щерилась и стремилась поскорее броситься в случайном направлении, не думая о том, как болят потом обломанные когти и клыки. Держать такую в своих руках — не только острое удовольствие, но и простая необходимость, иначе задорный рык скоро сменится обильными слезами.
Что, старик: пытаешься взять на себя ответственность за неё? Не надо. Не надо, слышишь?
Хотя её слова звучали, конечно, крайне соблазнительно. Найти виновника, положить пару действенных заклинаний, и можно было хотя бы найти тех, кто сел им на хвост. Но Артур рассуждал, что план Чижевского предполагал явные следы исключительно из-за ультимативного уничтожения всего после его исполнения. Что могут сделать ему маги, лишённые магии? Только теперь, когда план провалился, тайный советник наверняка будет осторожен. Бахрушин вернул себе магию, его возвращение на карту здорово подпортит заговорщикам кровь. Чижевский будет защищаться со всем размахом, доступным второму магу правящей верхушки.
Отставив термос, Артур расслабленно устроил руку на столе, второй забирая с губ сигарету и отводя её в сторону. Он внимательно слушал довольно подробное описание неизвестного врага, перебирая в голове подходящие образы известных ему людей, и тщательно всё запоминал.
Запах мог бы оказаться очень полезным, но да ладно, так уже довольно чёткий портрет выходит.
Я поищу, кто подходит под это описание, — негромко произнес он, поднимая сигарету для новой затяжки.
И вроде их разговор продолжался, только вот Аришка взяла и положила свои тёплые бархатные пальцы на его кисть. Артур замер, встретившись взглядом с ведьмой, и вдоль хребта явно пробежали мурашки. Так не делают те, кому просто приятно потрахаться. Может, Шеффер был старомоден, но этот жест он толковал исключительно как заботу, от которой становилось не по себе. И пока Артур не успел сообразить, Аришка убрала руку, и маг поджал пальцы.
Что ты делаешь со мной?
Он и наш неизвестный маг не были из одной команды, это наверняка. Они бы не стали забрасывать оборотня на территорию, не обезопасившись, — мрачно заметил Шеффер, не решаясь эту руку теперь вообще хоть куда-то деть.
Ведьма продолжала говорить, злобно выплёвывая слова, и Артур аккуратно наблюдал за ней, взвешивая её недовольство. Было немного сложно говорить о нечистокровных и слабости немагов в её присутствии: за свою жизнь Белова хоть и привыкла выслушивать колкости, но это не означает, что это не злит её до сих пор, а Артур больше не хотел лишний раз её расстраивать. Вот и сейчас она скалилась, ругая правительство, что только ярче показывало, как болит нарыв, который Чижевский так отчаянно пытался вскрыть.
Даже думать не хотелось о том, что этот урод мог бы переманить Аринку на свою сторону.
Шеффер вновь встретился взглядом с её тёмными глазами. Вот они, её забота, её сожаление, честные девчачьи попытки сохранить покой и извиниться за то, что мир вокруг — дерьмо собачье, как будто это её вина. Так по-женски. Так близко и трогательно. Когда только успело таким стать?..
У меня всегда хватало врагов, Ариш, — мягко проговорил он, подсаживаясь ближе и склоняясь к столу. — Я и не ожидал, что красивая нашивка кого-то сможет отвадить, так что подстава была делом времени. Знаешь, мне бы не хотелось, чтобы ты уходила, но если ты вернёшься в Ведомство, то и я тоже. Оттуда я смогу найти Чижевского, может и нашего безымянного друга, документы или разговоры, связь нашего Ведомства со всем этим. Если Иванов до сих пор не разбил мне зеркало, значит пока у меня есть время.
Он опустил глаза и протянул пальцы, соприкасаясь самыми кончиками с аккуратными пальцами Аришки.
Будь осторожнее. После того, что случилось, напряжение между магами будет только расти, и неизвестно, кто всё ещё остался нам другом. Вряд ли ты послушаешь меня, если я попрошу тебя не лезть, — Шеффер тонко улыбнулся, поднимая взгляд. — Просто постарайся держать в голове, что каждый твой шаг будет иметь последствия, каких не имел бы в спокойное время. Вполне вероятно, что Верховный чародей тоже оказался своего рода целью и теперь пытается выплыть из этого дерьма, но без Чижевского только сильнее захлёбывается. В Ведомстве тоже ползают крысы, иначе план с кристаллом бы не достиг такого успеха, и если задержаний в наше отсутствие не производили, они всё ещё там. Ты — амбициозный капитан из семьи немагов, Ариш, и если официальная позиция продолжит гнуть свою линию, ты останешься в одном из противоборствующих лагерей.
Её хотелось целовать. Так горько было осознавать, что к ней нельзя приближаться вне этих стен, чтобы не связать её с собой в глазах остальных. Чем дольше смотришь в эти тёмные глаза, тем больнее становится, и это было проблемой похуже той, что разворачивается в мире вокруг.
Официально забудут, но люди — нет. Всем память не сотрёшь. Но и сбежать от этого не получится. Нужно просто понять, чего мы хотим: справедливости или выживания, — он вдруг улыбнулся, — К тому же, ты обещала мне что-то состряпать. Чем не причина вытащить свои задницы в целости, м?
Он перенёс вес на локоть и поймал сигарету губами, глубоко затягиваясь дымом.
Не за кого тебе идти под трибунал, Шеффер, а?
Нужно понять, что сейчас с Чижевским. Кто с ним работал. Узнать их цели. Забрать кристалл. Если по дороге прижмём урода, который меня подставил, будет очень неплохо. Так я представляю наш план.
Выдохнув тонкую, плотную струю, Шеффер невесело пожал губами.
Помнишь, ты в защитное заклинание для мамы под седьмым навьим сплетением вписала восьмилучевой ладинец? — Он поднял брови и отвёл взгляд. — Вот туда аккуратно через яровик можешь подвязать зачарование, которое тебя предупредит, если что-то случится. Лучше провесь его на огневик с чем-то, что носишь близко к телу. Много где сеть ловит через жопу.
Ему отчаянно не хотелось расставаться с ней. Почему-то за последние сумбурные дни, Артур так привязался к этой ведьме, как не мог объяснить даже себе самому.
Что бы ты сделала с кристаллом, окажись он у тебя? — Внезапно спросил он.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (5 Мар 2021 11:44:11)

+1

96

Терроризировать? Кто сказал, что я буду его терроризировать? — Арина подалась вперёд, с вызовом смотря на мужчину, и с вызовом, даже нелепо озорно для ее задумчивости  и самой ситуации приподнимая бровь,— Ты что, сомневаешься в моих методах?
Ох, товарищ Шеффер, возможно я в ваших глазах, куда лучше, чем есть на самом деле...
Арина прекрасно понимала, что имел ввиду Артур, и что он осознавал ее подходы к делу, да и явно не сомневался в ее профессионализме, за это говорили его действия, весьма красноречиво.
Да, бюро Смешанных Расследований проходило и задумывалось, как некое ведомство, которое должно было взаимодействовать с немагами и нечистокровными, но на деле всё вышло куда сложнее и запутаннее, когда возможности Арины и ее подходы раскрылись во всей красе, и Иванов с неким восхищением, оценил перспективы девочки, что умела решать проблемы и закрывать дыры, и которая не очень понимала, к чему все может привести, или просто долго не хотела этого замечать. Белова не гордилась этим, и быть может поэтому воспринимала работу Артура и его сущность, и не видела того, что пытались узреть другие, чем пытались ткнуть. Забавно, но при всем том, что происходило вокруг, Белова пыталась быть верна своей совести и быть справедливой.
Алексей часто говорил ей, что многие черты характера ей досталось от отца, что столь отчаянно желал, чтобы кто-то из его детей продолжил бравую династию Беловых в органах и структурах правопорядка, и отчасти Арина сделала это, исполнила желание отца, но, к сожалению, ее отец не мог это оценить в должной мере.
Она рассуждала, говорила, думала, стараясь уловить что-то, что она упускала в этом дело, принять для себя, что что-то упущено, но только в размышления о работе уж сильно вплеталось нечто иное, слишком глубокое, что трогало ее куда сильнее бедлама, который происходил в мире магии, сулили расколом. Наплевать.
Когда ей хочется уловить движение его лица, понять по его взгляду его мысли, чтобы внутреннее столь глубокое волнение, нашло хоть толику утешения от мыслей, что теплились еле уловимой надеждой. Возможно, это уже заходило куда дальше, чем просто порыв, и принять это было слишком страшно, ведь обжигаться слишком горько, как и верить в то, что возможно нечто большее, и так стараться уловить хоть какой-то знак, и не обмануться самой.
Нет... Не стоит..
Это слишком... Слишком глупо...
Что со мной происходит...
Что ты делаешь со мной?

Его мимолетный всполох в его глазах от ее прикосновения, и ее тирада о работе, о этом происшествие, чтобы затереть, чтобы скрыть волнение. Волнение не связанное с опасностью, с проблемами, с работой, а то тонкое, кружевное, нежное, что вплеталось в ощущения, что могли бы быть восприняты иначе.
Ей хотелось касаться его, и хотелось защитить, хотя Шеффер явно был тем, кто не нуждался в том, чтобы его защищали, но вот дать ему заботы, который было слишком много нерастраченной в Беловой, ей бы хотелось попытаться, только вот нужна ли ему эта вся затея?
Сердце сжималось с болью, источая из себя горечь, что отдавала кислотой и растекалась по всей груди, обращаясь в камень. Она ненавидела неизвестно, ненавидела не понимать. Но стоило сейчас засунуть все сантименты куда подальше,чтобы просто не сойти с ума. Ей надо было время чтобы подумать, чтобы осознать. И нет, это время не для работы, не для того, чтобы выстроить логические цепочки, она с этим сможет худо-бедно справиться в любой ситуации. Но обуздать свои чувства куда сложнее.
- Хотели убить двух или трех зайцев сразу? - Арина склонила голову и пожала плечами.
Арина думала о том, что было бы, если бы ей предложили присоединиться к этому заговору, к восстанию, что должно было больно ударить по магическому сообществу. Она думала о том, на какой стороне бы оказалась и приняла бы ли это. И это было слишком сложно. Она понимала то, что есть это главное неравенство, есть презрение к немагам, о которых маги ничерта не знали, но при этом быть жестокими к другим было слишком глупо, не справедливо и не честно, ведь это не меняется общество, что поддерживает подобные взгляды, а значит надо что-то делать с тем, чтобы прививать новые устои.
Слишком сложно, слишком много плюсов пойти против системы, только вот этого бы ее совесть не приняла, если и восставать то открыто, а не стол по-крысье развязывать войну. 
Она выдохлась. Уж слишком много приходилось думать, слишком много чувствовать и в паралель с тем, что было в голове и и на душе. Давненько с ней такого не случалось, будто вновь она оказалась в школе, когда пыталась получить высший балл на курсе, когда в голове был тот симпатичный мальчик с курса старше.
Он оказался ближе, оказался снова рядом, только теперь это была не просто страсть или порыв, это была осознанность, в которой трудно было совладать с потоками сознания, с тему ощущениями и требованиями, что становились неподвластны ей.
так сильно бьется сердце...
- Ты же не хочешь возвращаться? - она склонила голову, смотря на Артура, и сделала ступенчатый вдох, от его прикосновений к своим пальцам, не в силах совладать с весомой теплотой, что накатила на ее сердце, слишком трудно, - А врагов и у меня достаточно, у нас работа такая - наживать себе недоброжелателей.
Взгляд арины прошёлся по руке Артура, останавливаясь на его ладони, и вновь поднимаясь к ему лицу, пока она слушала его рассуждения, и то, как его голос наполнял все пространство.
- Артур, я не идиотка, - беззлобно ответила Белова,- И я чую, как ты пытаешься, - она взглянула в его глаза, - Обходить и вопросы нечистокровных и немагов в целом. Ты не обязан это принимать, я уже давно знаю позицию всех чистокровных. Я знаю отношения к немагам, когда маги думают о том, что те даже не умеют читать. Я могу быть сколь угодно амбициозной, но я не хочу в эту мышиную возню. Я одинаково ненавижу всех, когда работаю. - она горько ухмыльнулась, - Я вывернусь. Только... Только я не хочу выворачиваться. Я просто хочу, гребаной стабильности. И мне хочется влепить Чижевскому и Ко, за то, что заварили эту кашу, - она хмыкнула,- Хотя, не будь этого...
Она мотнула головой:
- Не важно. Сейчас надо просто вернуться в русло и быть внимательнее.
Хотелось положить ему голову на плечо, чтобы с новыми силами идти в Ведомство и выполнять свою работу. Но скорее всего, правильнее было просто уйти.
Слишком страшно, ведь все могло растаять. Но... надо ведь радоваться и мелочам...
- О, а ты явно любишь рисковать, -  она не скрыла свою улыбку, хоть в глаза х была тоска, тоска, что ей надо было уходить, потому что ей надо было быть дальше от него, чтобы сосредоточиться на этом деле, а с ним это было слишком сложно.
- Наш? То есть ты вернешься? Точнее, не уйдешь? - она заставила себя ухмыльнутся, но от этого ей стало легче, так удивительно, так не логично,- План твой точно совпадает с моим первоначальным, это радует. Только мне надо будет переговорить с Ивановым. - она шумно выдохнула,- Надо заручиться некой поддержкой, но я уже знаю, как все это преподнесу.
Замечание Артура вызвало удивление на лице Арины, и она хмыкнула, продевая свои пальцы сквозь его, стоило ему отвести взгляд:
Ох, господин шпион, сколь глубоко Вы умудрились влезть. Я в восхищении. И понимаю, что не столь совершенна, как бы мне хотелось. Но я эту учту.
Белова посмотрела на Артура и пожала плечами на его вопрос:
- Не знаю. Наверное, убрала куда-нибудь подальше. Может использовала бы для наказаний, - она фыркнула, - Пока я вижу только угрозу. А ты бы что-нибудь с ним сделал?
Нет, вопросы разговоры, они оттягивали не избежное.
- Мне пора, - она поднялась с места, в ее глазах слишком красноречиво читалась боль и тоска,- Скоро увидимся. Это было... замечательно. Проводишь?
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3bhZN.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

97

Те ночи, о которых вы мне рассказывали. Это не любовь. Это только похоть и страсть. Когда любишь, хочется что-то делать во имя любви. Хочется жертвовать собой. Хочется служить.
Э. Хемингуэй

Я бы с удовольствием посмотрел на тебя в деле, — парировал Шеффер, наслаждаясь вызовом в её глазах. Если она привыкла доказывать — да будет так, он не солгал в своём утверждении, лишь бы только она не загнала себя в ловушку. В конце концов, она не зря носит звание капитана, к тому же её верные щенки наверняка быстро подсуетятся, если их мать оступится.
И Артур сам надеялся оказаться где-то неподалёку. В конце концов, даже волк сам очертя голову стремился к ней.
Может, хоть раз в жизни ты оказался мудрее меня, м?
В груди мышца толкала тяжелую ртуть, весом давила на рёбра, и в целом всё было ясно уже. Было ли это чем-то долгим, настоящим, или просто неудовлетворённым  эгоцентричным желанием сожрать в один присест и выкинуть кости — Шеффер понимал, что попался в любом случае. Повёлся на запах свободы, на честные ссадины от ногтей, на веру в покой и понимание, а вокруг уже натянули флажки, и волку не выбраться. Как бы гадко это не было осознавать, но он был не создан для одиночества. И когда чья-то ласковая, пахнущая теплом ладонь погладила по шерсти, оборона сдала. Никому не хочется, чтобы было больно, но когда плюёшь на правила — больно бывает всегда.
Беги теперь за своей маленькой девочкой со взглядом волчицы, самоубийца.
На замечание о Ведомстве, Артур пожал губами, свёл брови и посмотрел на тлеющий пепел на острие сигареты.
С моим уровнем доступа уходить сейчас нельзя, нам пригодится информация шпионской сети. К тому же, если незнакомец действительно из наших, я бы хотел задать ему пару вопросов.
Я не брошу тебя одну в этом дерьме.
К тому же, я не собираюсь бросать тебя одну в этом дерьме, — вслух сказал он и хищно усмехнулся, поднимая глаза. — Я видел начало и не хочу пропустить конец, каким бы он ни был.
Это были прятки под маской. Он не хочет возвращаться, но вернётся из-за неё. Инстинкты, пестованные годами, кричат ему о необходимости бежать на Урал уже вчера, так он дожил до своих лет, и всем своим существом собирался прожить ещё хоть немного. Ты либо убегаешь, либо подчищаешь хвосты, а потом всё равно убегаешь. Это — жизнь одиночки, охотника за головами, мага-оборотня.
А не размякшего офисного воротничка, вляпавшегося в служебный роман.
На речь Беловой, Шеффер мягко улыбнулся. Я знаю, что ты не идиотка. Ты просто дурочка.
М, в этом мы с тобой похожи, я тоже ненавижу всех, когда работаю... и не только, когда работаю, — он даже посмеялся, а потом вздохнул с мычанием, затягиваясь дымом. — Боюсь, тебя не спросят, хочешь ты того или нет. В какой-то момент, события начинают сами диктовать нам свои правила.
Он не стал говорить о немагах и о своём чистокровном воспитании. Когда тот урод укусил его, Артур потерял своё право на высшую лигу в глазах чистокровных, но старые привычки не переделать, можно только сдержать. Что ж, если она так хочет, он будет более свободен в суждениях, но это всё. За годы с волком в душе, Артур уже забыл, как это — свободно держаться в обществе магов, но при этом продолжал считать себя чистокровным. Эта была сложная тема, которую он не очень любил, а потому больше концентрировался на тёмных глазах напротив.
...Не будь этого, ты бы не сидела сейчас передо мной над чашкой остывшего, слишком крепкого для тебя кофе и не смотрела бы так, как будто мы сегодня уходим на войну, — негромко, бархатно проговорил Шеффер, улыбаясь удивительно ласково, и протянул руку, прикасаясь к её локтю.
Впрочем, кто знает, когда бы это случилось в ином случае...
Не хочется в русло, да? Мне тоже, — он демонстративно поморщился, а потом улыбнулся и поднял эту руку, нежно проводя Аришке по линии подбородка.
А потом убрал её, поджимая себе под грудь, и откинулся на спинку стула. Выжженная до самого фильтра сигарета рассыпалась прахом, и Шеффер запалил новую.
Честно? Я ненавижу рисковать, — хохотнул он и цокнул языком. — План должен быть чётким, отработанным, с несколькими альтернативными путями на случай ошибок. Но придётся работать с тем, что имеем.
Вместе.
Что-то он с ней уже безобразно много посмеивается, на весь месяц с лихвой хватило бы. Выдыхая клубы дыма, Шеффер расслабленно смотрел на Аришку, наблюдая, как подтянутые мышцы её шеи изящно уходят к ключицам.
Сейчас не уйду. Будет, конечно, немного досадно, если меня подхватят под белы рученьки сразу, когда я переступлю порог, но, будем надеяться, этого не случится. — На самом деле Артур этого здорово опасался, потому что в таком случае его бы отправили в государственную тюрьму, а после отмены закона о немедленной казни оборотней, тюремная камера была особенно чудовищной перспективой, от которой до боли сжималось всё нутро. Медленно сгорать, пока истощение и безумие не доконают тебя на заплёванном бетонном полу — участь, мягко говоря, не из приятных.
Мгм, мне тоже нужен майор. Хочу узнать, что он думает о смерти Лебединского. Если он в курсе, то я всё равно не уеду, пока всё не разрулится: у меня есть другие каналы, которые могут нам помочь, — заверил он Арину. От части, он хотел, чтобы так было — отличное оправдание для того, чтобы не впрыгивать в красивый мундирчик. С другой стороны, он потратил столько усилий, чтобы заполучить это место, столько труда ради веры в то, что официальная должность на благо государства сделает его лучшим человеком. Впрочем, сейчас, в чрезвычайной ситуации, это было неважно.
Артур прикусил губу и облизал, медленно поднося сигарету ко рту. Он не стал ничего отвечать на комментарий по заклинанию: он и так выдал себя, подсказав, как можно улучшить защиту её матери — он ценил любовь к родителям, а это была одна из глубоко личных черт, которые он не особо любил показывать.
Чёрт, да всё не так с этой Беловой — пришла и разрушила всё.
У меня за домом за рощей есть чудесное топкое болото. Думаю, ему там самое место, — спокойно ответил Артур, запоминая слова Аришки.
Использовала для наказаний. Интересно, она понимает, насколько это опасное предложение? Чижевский тоже использует его для наказаний.
Наконец, она решила попрощаться. Артур поднялся следом и потушил недокуренную сигарету пальцами, а потом отложил её на край стола. Аришка была уже собрана, одета, достаточно грустна на лицо — Артур был полуобнажён, спокоен внешне, уверен даже. Когда она уйдёт, он даст себе волю, но не сейчас.
Он обошёл стол, плавным жестом предлагая вернуться в зал. Портал стоял на поручне деревянного кресла, невинный медный подстаканник, невольное орудие убийства всего старого и бесчувственного. Подведя Арину к креслу, Артур приобнял её за плечи, привлекая к себе, и долго посмотрел в пару магических агатов. А потом мягко поцеловал ведьму в лоб, на самом уровне с мягкими белыми волосами, пахнущими ей — и немного его домом.
Увидимся, Ариш. Смотри, не заскучай без меня, — и ухмыльнулся.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (6 Мар 2021 10:34:59)

+1

98

I know it's warmer where you are
And it's safer by your side
But right now I can't be what you want
Just give it time

Арина ничего не ответил, на его фразу о том, что он бы посмотрел на нее в деле, лишь приподняла уголки губ. Он явно увидел вызов в ее взгляде, в ее тоне, в том, сколь решительно она была настроена, и она не стала боле ничего говорить, принимая это, ибо если ее имеющихся заслуг ему было не достаточно, то она не против продемонстрировать свои навыки уже в столь тесном расследовании и персонально.
Расследовании, в которое они сами ввязываются, и которого не хотелось касаться, но ввязываться придется весьма обоснованно, понимая, что  все это уже касалось непосредственно их, и омрачало то, что ниточки вели слишком высоко, в еще большую грязь, что всегда царила в управляющей верхушке.
Мерзко...
Уголки губ дрогнули, поднимаясь выше, и застывая в улыбке, улыбке полной неопределенности и задумчивости, но в которой можно было уловить и некую решительность, или скорее смирение, смирение с тем, что ее планы рухнули, и вновь всё катилось чёрти куда.
Но, девушка привыкла к тому, что пути судьбы неисповедимы, и порой все явно происходит не просто так, как говорилось в одном детском мультфильме про панду: "Случайности не случайны". И, как бы не было эт о бредовым, Белова понимала, что и эти события имели смысл, подталкивая, играя по своим правилам, позволяя срываться логике и самоконтролю.
- Эй, я и сама смогу справиться, но... - она выдохнула,- ... но ты прав, судя по всему доступ к информации, который у тебя есть не повредит.
Так неприятно было прерывать этот странный и спонтанный день вновь работой и тем, что в голове генерировался план действий. Арина понимала, что ее появление завтра в Ведомстве не останется не замеченным Ивановым, и он сразу поймет, что у Беловой в голове что-то происходит, поэтому стоило сразу красиво всё донести до начальства, чтобы потом не было неловких ситуации. Что ни говори, но репутация и особые услуги развязывают руки, и дают понимая того, что на некоторые моменты будут закрыты глаза.
- Да, начнут, - согласилась Арина, - Только не всегда обязательно выбирать сторону. - она хмыкнула,- Да, в иных случаях не выбор стороны, может привести к летальному исходу, но боюсь тут все будет куда сложнее. Нет, я знаю правила игры. Но, это не значит, что я буду принимать их всех. Потому что придет момент, когда всё всё равно войдет в одно русло, потому что это выгодно, и все будут помнить, кто на каком береге был. - Арина склонила голову,- К сожалению, все можно решить весьма либерально, полной сменой состава правительства. Но, в России это только пример кровавых революций. В обоих мирах. А этого я не хочу, даже если считаю эффективным, потому что страдают непричастные, а это паршиво. Но пока это не война.
Ведьма прикусила кончик языка, понимая, что опять вплетает в свою речь ненужную философию, пытаясь игнорировать то, что Шеффер добавил на ее фразу сказанную после, лишь склоняя взгляд, когда он прикоснулся к ее локтю. Это было столь приятно, и столь пугало этим. Хотелось просто вновь оказаться к его руках, и забыться ото всех проблем, но угроза слишком ощутимо холодной рукой уже коснулась их.
Мысли о работе, были тем, что помогало ей поджимать эту необоснованную тоску, заглушать щемящее сердце, вбивая в голову инородное спокойствие, которое давило на чувства разумностью доводов о неразумности делать выводы и питать надежды.
- О, товарищ Шеффер, вы не любите риск? - она хмыкнула, - Я тоже. Правда, всегда предпочитаю работать на авось и удачу. Не очень профессионально, зато бодрит. Что ж, в разности подходов, можно найти истину.
Арина цокнула языком, и внутри нее все двоилось от желания остаться и желания скорее сбежать, чтобы слишком сильно не выдавать себя, впрочем, все было и так красноречиво видно по ее тону и глазам. Она привыкла быть одной, и ей казалось, что в этом ее все устраивало, только вот, явно Артуру удалось пошатнуть это в ней. Оборотню с дурным характером, мужчине который был куда старше ее, мужчине, который являлся чистокровным представителем мира магии и не смотря на его недуг, был в высшей лиге, лиге к которой в большинстве своем Белова относилась весьма скептически.
Не логично.
- Если бы тебя хотели взять под белы рученьки, Артур, они бы уже были тут. Ты сам прекрасно знаешь, как это у нас работает. - спокойно ответила Арина.
- Ну, если есть, то нужно пользовать. Слишком много белых пятен, которые надо перекрыть в этом всем.
Белова улыбнулась на высказывание о камне Шеффера и мотнула головой:
- Да, наверное это идеально. Только уж если уничтожать, то насовсем. Болото сокроет, но не уничтожит. Хотя, если появится болото лишающее магии, это будет интересно.
Трудно было собраться с силами, чтобы уничтожить грусть на своем лице и во взгляде. Ей надо было вернуть спокойствие своему облику и рассудительность мысли, только вот прикосновения Артура, и то, как его холодные глаза смотрели на нее, не позволили ей оставаться непоколебимой, заставляя сердце биться чаще. Слишком демонстративно. И поэтому ей надо было исчезать и растворяться. Вернуться в привычный для нее мир, в ее круговерть, в ее зону комфорта и принять прохладный душ.
- Уверен, что заскучаю? - хмыкнула Арина,- Посмотрим.
Она отступила касаясь портала.


Переулок за ее домом. Шум города. Такой родной. Такой приятный. Вот только городской воздух явно не был плюсом ее места проживания. Телефон фанатично затрепетал поймав полную связь и принимая в себя все сообщения и оповещения о звонках за это время. Вот она реальность. Арина достала телефон и пробежалась глазами по новостям и сообщениям, особенно обращая внимания на то, что написал ей Алексей. Брат всегда был против того, чтобы Арина использовала свои силы, ему не нравилась магия и все то, что он не хотел понимать и не мог понять. Он всегда был слишком рациональным и переживал за нее. Чудом было то, что он неплохо относился в Андрею и Коле, но это было лишь исключением. Андрей явно бесился от того, что не мог дозвониться до нее, и грело лишь то, что в соседнем чате матушка сетовала на то, что Алексей "вынес ей мозги".
Арина провела рукой по волосам и двинулась в сторону дома. Она поняла, что ей надо сегодня отправиться в зал, потому что голова явно требовала тренировок для тела, а потом может быть, Беловой стоило пригласить Павленко и Агафонова к себе, чтобы накидать возможный план.
План...
Лезть во все это, как же ей не хотелось, как хотелось остаться в стороне, чтобы быть сторонним наблюдателем, этих крысиных стычек. А ведь в основном взбудоражились все верхушки, волшебники не касающиеся ни ведомства ни правительства вообще не собирались вмешиваться во все... Их и не было в место сбора.
- Леш, привет.
Живая я.
Да, господи, может у меня быть хоть какая-то личная жизнь а?
Знаешь, сеть в России у нас далеко не везде, или ты не помнишь новости о школьниках на деревьях?
Погнали в зал?
Ну, а чего?
Ой, тебе двадцать минут ехать.
Вот и славненько.

Арина перешла улицу и достала ключи от дома. Звук домофона. Хлопок металлической двери. Кнопка лифта.
Сердце билось не желая успокаиваться.
Это из-за того, что я лезу туда, куда не хочу, или же все же из-за Артура?
Возможно все вплеталось в это тягучее и тяжелое состояние. Мысли. Их было слишком много, и они слишком раздражающе перекатывались внутри черепа.
Да, хватит!
Не думай!
Не надейся!
Было хорошо и хватит!
Может будет как-нибудь еще. Но не надо накручивать себя, ты же знаешь, что такое боль, и тебе она не надо. Тебе и сейчас от этого не легко.
Ты взрослая, ты знаешь как бывает, ты сама топила за это, а сейчас, что в тебе сломалось?
Нет! Не стоит.

Дверь квартиры отварилась и молодая женщина вошла внутрь, включая свет. Пусто. Это было так привычно. Но сейчас пустота была готова глушить своим звоном.
Сумка упала в кресло, и Арина свалилась головой на кровать, упираясь лицом в плед. Слишком тошно.
Она достала телефон из кармана джинс, и открыла звонок видеосвязи.
- Привет, мам. Я соскучилась. Ты как?
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3bnV1.gif https://funkyimg.com/i/3bnUZ.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

99

IX. Back in Black
Ох, блять.
Артур закрыл лицо ладонями и с силой потёр, поднимая грабли в волосы — и до самого затылка. Сцепив пальцы в замок за шеей, он расслабленно отпустил локти торчать вперёд, пока взгляд слепо изучал потолочное ребро.
Если и дальше наваждение по белобрысой зубриле не отпустит, он попал, причём крепко, и до добра это не доведёт. Это значит, что любое уравнение теперь усложняется на ещё одну переменную, и "как раньше" уже не выгорит. Шеффер знал себя, он понимал, что если их разлука его не вылечит, он пойдет по головам, чтобы заполучить девчонку, а если она ему откажет — он всё равно пойдёт по головам, теперь уже в самом аморальном смысле, так, просто чтобы выпустить пар.
Пиздец.
Он ведь не просто так до сих пор один. Аринка просто его не знает, поэтому такая ласковая и легко идёт навстречу. А когда узнает получше, то уйдет — уйдёт так же, как все они уходили до неё. Шеффер шумно выдохнул и побрёл за своим злосчастным термосом. Впрочем, не стоит забывать, что и он Аришку не знает: всё, чем он располагает — сухое досье с конспектом наблюдений и бешеная искра, взрывающая сознание в её присутствии. Ну, и ещё, что она трахается, как дикая кошка. Последнее совершенно не помогало думать здраво и взвешенно.
Ебучий пиздец, — заключил Артур, прикладываясь к термосу, как будто решил в отваре утопиться.
Нужно связаться с Ивановым и с парнями, потом плотно поесть. Нужно хотя бы постараться войти в привычный ритм. Как она сказала? Русло, точно. И немного успокоиться. Взгляд скользнул по полупустой чашечке, на боку которой плавно перекатывались узоры один в другой. К сахару даже не притронулась.
Без Аринки здесь было уже как-то слишком пусто и тихо.
Мы закончили, хозяин. Куда вещи мои дел?
Сундук, — шевельнулось под ложечкой.
Артур досадливо пожевал губы. Когда он отвернулся и направился в терем, чашки и турка поднялись со своих мест, медленно слетаясь к кадке с водой.
И почему именно в сундук? Тяжело прошагав по лестнице наверх, Шеффер сразу прошёл к старому, заваленному тряпьём сундуку, игнорируя взглядом кровать. Неизвестно, чем закончится разговор с Ивановым, так что лучше было сразу привести себя в порядок. Опустившись на колени, Артур перевёл дыхание и собрался с духом. Потом снял стопки белья на пол, взялся обеими руками за тяжёлую крышку и решительно откинул её.
Ну надо же, кто соизволил почтить нас своим вниманием! — Тут же раздался женский голос, — А не окажись тут твоей рубашки, ты бы так и продолжил нас игнорировать. И что это за фасон, Артур? Ты одеваешься как пролетарий.
Так уже не говорят, милая, — поправил её другой голос.
Картины были составлены к задней стенке сундука, и жители самых дальних портретов сгрудились в самой первой раме, чтобы посмотреть на того, кто их туда сложил. Они все не помещались на довольно небольшом портрете, поэтому постоянно мельтешили, стараясь завладеть пространством. Тот, кому на самом деле принадлежал холст, как правило оставался немного в стороне.
Артур нахмурился, не обнаружив одежду сверху. И куда этот чёртов заложный покойник сунул его вещи? Нужно будет провести с ним воспитательную работу.
И кого-то ты опять вчера привёл? — запальчиво продолжала женщина. — Очередную прошмандовку? Артур, ты наследник...
Ой, заткнись уже, — прошипел Артур, закапываясь руками в вещи, чем вызвал знатный шум на холсте.
Ах! Немыслимо, просто немыслимо, я же... — раздался всхлип.
Ты как с матерью разговариваешь? — Твёрдый мужской голос сразу заставил всех притихнуть, и даже Артур замер, не поднимая глаза.
Прости, пап.
Не у меня прощения проси. Немедленно извинись перед матерью.
По щекам Артура прокатились желваки. Он поднял взгляд: на портрете стоял осанистый, широкоплечий человек в строгом мундире, с чёрными длинными волосами и голубыми, почти белыми глазами. К его груди жалась миниатюрная худая женщина с такими же чёрными волосами, убранными в витиеватую высокую причёску, её синие глаза были обильно накрашены, украшения блестели на шее и платье, обнажённые плечи театрально вздрагивали. Такими молодыми их помнил Артур, когда ему самому едва исполнилось лет шесть. На картину жутко было смотреть, и весьма больно к тому же.
Прости, мам, — выдавил Артур, злясь на себя за то, что повёлся и поддался. Портреты — ложь, и ничего хорошего, кроме связи на расстоянии не приносят, а он разговаривает с ними, как с живыми людьми.
Такой же был воспитанный мальчик...
Ты должен понимать, что все её действия обусловлены заботой о семье, и потому ты обязан уважать её чувства. Такая грубость низводит тебя до уровня обезьяны, ты понимаешь?
Я не собираюсь препираться с картинами, — твёрдо заявил Артур, нашарив наконец плотную ткань. Выдернув рубашку, он резко захлопнул крышку, не обращая внимания на полившееся изнутри возмущение. Он был почти уверен, что это материнское заклятие привлекло домового к сундуку — и вспомнил, почему не будил его раньше.
Этот дом никогда не принадлежал ему в полной мере.
Надо сказать, это маленькое происшествие здорово испортило Шефферу настроение. Мать очень быстро узнает, что Артур попался в её маленькую ловушку, и что она может снова манипулировать семейным поместьем, так что мирная жизнь на этом закончится. Затолкав душу дома под печать, Артур получил хорошее фортифицированное убежище, а теперь оно в любой момент могло дать осечку. С другой стороны, ситуация вынуждала разбудить домового, ведь без него охрана периметра была всё равно не полной. Вечно эта чёртова семейка хочет загнать меня в безвыходное положение.
Что ж, по крайней мере вцепиться в работу теперь было гораздо проще: злым и мрачным Артур работать умел, в отличие от состояния расслабленного удовлетворения. Поэтому когда он стоял перед зеркалом, опрятный, одетый и собранный, в отражении на него смотрела привычная угрюмая рожа. Прекрасно. Как будто и не было никакой Аринки в доме.
Майор Алексей Дмитриевич Суханов ответил не сразу. Точнее, он абсолютно отказывался отзываться, и только когда Артур почувствовал занимающееся волнение, поверхность зеркала просветлела.
Вы совсем все охренели там?! — Орал майор. — Никого нихрена не найти на рабочих местах! Нашли время... Артур, где тебя носит?!
Э-эм. Контрактный отгул.
Какой нахер отгул, Артур, у нас тут всё горит!
Шеффер не стал напоминать о том, какое число на дворе — он не был уверен, что майор не один. Суханов был взвинчен до крайней степени, и его забывчивость была объяснима.
Иванов готов авады кидать, а у нас тут бардак полный! А с тебя я ещё за драку не спросил.
Лексей Дмитрич, над чем работаем, — аккуратно подтолкнул Артур.
Бахрушин обвинил Чижевского, и из-за этого мы все в заднице, — майор метался из стороны в сторону как раненый медведь, — Официального обвинения нет, пока, для газеты, и начальник ждёт от вас информацию. Его ведь тоже, считай, подставили: на приказе о месте расположения массового портала его подпись стоит.
Выполнение приказа Верховного? — Предположил Артур.
Ага, конечно. Ты бумажку видел, нет? На словах он что угодно может приказать, сейчас вообще всё хотят спустить на тормозах, — связный разговор немного утомил майора, и он слегка успокоился, перестал метаться и задышал ровнее. Схватив какую-то кружку со стола, он опрокинул в себя остатки содержимого и громко закряхтел.
Отчитываешься Иванову, — сказал он, не глядя на Артура.
Понял, — ответил Шеффер, и последнее, что показало зеркало — майор устало взмахивает палочкой и обрывает связь.
Это было интересно. Артур достал еду и пошёл к печи, закинуть кое-как этот ломоть мяса на обжарку. Отчасти, такой расклад упрощал их маленькое опасное расследование: можно было действовать под прикрытием официального распоряжения. С другой стороны, не известно, зачем конкретно это Иванову, и не помогает ли он Чижевскому. Стоя у плиты, Артур размышлял, что всю полученную информацию нужно будет вначале проверить на предмет полезности в расследовании. Если выдвинуть официальное обвинение реально, то подставлять свои шеи не было необходимости, с другой стороны, верилось в такую удачу с трудом.
Пожёвывая мясо перед зеркалом, Артур выпустил на его поверхность зачарованное яблочко и свободной рукой контролировал заклинание, чтобы связаться со шпионами.
Одно было ясно точно: сегодня был последний спокойный день в череде нагнетающегося безумия.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (7 Мар 2021 22:47:37)

+1

100

Obey, we hope you have a lovely day.
Obey, you don't want us to come out and play away now, now.
There's nothing to see here, it's under control,
We're only gambling with your soul.

Марина расположилась весьма удобно у стенки недалеко от одного из трех рингов. В руках она держала свой телефон и просматривала видеозапись в одной из социальных сетей, не обращая внимание, как ее молодой человек старался уворачиваться от выпадов и ударов его сестры, что весьма резво решила упасть в тренировки, фактически на ночь глядя.
- Арин, давай сходим в салон в субботу. Мы будет круто, - девушка подняла голову от телефона,- Мы с тобой уже давно никуда не ходили, а там и массаж и реснички и ноготочки. День на нас любимых, это же огонище.

Сердце Беловой наращивало темп, и лишь правильное дыхание помогало сосредоточиться и сконцентрироваться на противнике. Тело за отсутствием достойной нагрузки в пару дней, не особо желало слушаться, но инстинкты были оголены до предела. Слишком схожее ощущение, только сейчас требовалась особая концентрация, чтобы не пропустить атаку от родного брата, который явно был настрое на то, чтобы не давать поблажек сестре, чтобы нокаутировать ее, выплеснув в этом все свое негодование.  В такие моменты Алексей был плохим тренером, но отличным противником, что мог играть нечестно.
Блок был выставлен слишком поздно, что заставило волшебницу отшатнуться назад, радуясь тому, что все же удалось смягчить удар.
- Может быть... Реснички мне бы не помешали, - злостно выдохнула Белова, уворачиваясь в сторону от ноги Леши, и Делая ответный выпад, от которого брату удалось увернуться.
- Не отвлекайся! - процедил Белов, явно готовясь к череде атак.
Блядь...
Арина понимала, что сегодня была явно не в форме, но жизнь не выбирает моменты, и в моменты опасности, никто не спросит о том, готов ли ты к битве. Впрочем, это отвлекало, от того, что в голове слишком много всего смешалось. Артур, воспоминания о нем, и тело бросало в жар, заставляя ее нутро жадно сжиматься, стараюсь возродить в памяти сладость их секса. Бешенного, дикого, от которого, до сих пор пробегали мурашки по телу. Она вляпалась. Вляпалась, куда сильнее чем в дело с ебаным кристаллом и восстанием.
Мужская нога с силой ударила по защите на голове, и Арина навзничь упала на пол ринга, чувствуя, как от удара свело солнечное сплетение, и пустота глухо отозвалась в голове.
- Арин! - Леша оказался рядом, смотря сверху вниз на сестру, с искренним сожалением и переживанием,- Все нормально?
- Охрененно... - выкашлянула ведьма, не без усилий поднимаясь с пола и расширив глаза, чтобы сконцентрироваться на окружающим ее мире. Давление в груди было слишком неприятным, и она давно отвыкла от подобного ощущения боли, но сейчас оно было весьма к месту, показывая то, что ее мысли не дают ей контролировать ситуацию. - Сама виновата...
- Леш, ну ты там совсем уже? - Марина стояла у ринга и с злобой смотрела на мужчину,- Ну хотя бы не по лицу!
Алексей скривился, и подал руку Арине, за которую девушка взялась поднимаясь.
- Харе летать в своих мыслях. - злобно проговорил брат, подавая бутылку воды, - Если ты опять из-за работы на стрессе, я говорил, бросай это дело. Отца уже все это довело, теперь ты пытаешься рисковать, - он смачно плюнул в сторону, - Заебала, серьезно. Если пришла тренироваться, то будь готова концентрировать на том, что происходит. Все. Никакого спарринга. Вали на маты отжимания и пресс, ну и выпады. Я смотрю. Будем выбивать из тебя все дерьмо.
Вода, она так приятно пролилась в горло, давая приятную свежесть, но только вот распоряжения старшего брата совсем не радовали. Она была готова на многое, но только не пресс и отжимания, но видно Леша решил для себя, что отыграется на сестре за все. Что ж, приходилось принимать это, утешая себя мыслями и spa-дне с Мариной.
- Ты тиран, ты в курсе? - проговорила нарочито Арина, улыбаясь, - Что ради тебя не сделаешь...
- Ради себя, - многозначительно проговорил мужчина, куда мягче смотря на Белову, - Ты сегодня вообще ела?
Арина на миг задумала:
- Кажется... нет...
- Арина, я тебя убью сейчас! - огрызнулся Леша,- Мариш, закажи где-нибудь столик. Я смотрю, тут кто-то слишком активно пытается забить на себя болт.
— Значит можно без пресса? - улыбнулась волшебница.
- Нет!


- ... нет серьезно, и я пошла после этого к начальнику и кинула ему на стол проект. - Марина сделала глоток вина, пока Арина под надзором брата жевала салата, ей хотелось упасть в ванную, и возможно сожрать перед сном каких-нибудь пельменей и лапши быстрого приготовления, но спорить с Алексеем было себе дороже. - И такая: "Артем Дмитриевич, если вы верите в то, что надо поддерживать патриархат, это ваше дело, но я ухожу. И не забывайте, что если я уйду, то я уйду со всеми проектами."
- А он что? - вода с лимоном добавляла вкуса пресной пищи, и это не могло не радовать.
- Сказал, что ждет моего заявления по собственному, но потом попытался все урегулировать. Конечно мой проект отклонили, но обещали других подогнать клиентов.
- Звучит здорово. Ты классный архитектор. Но чем взрослее поколение, тем труднее им угодить. Видение другое.
- Я вообще не против, если бы Марина бросила работу, - проговорил Алексей, за что словил два весьма недовольных женских взгляда.
- Арина, надеюсь ты найдешь себе парня не тирана. - закатила глаза девушка Алексея.
Спокойно! СПОКОЙНО!!!
- Ну, тут как выйдет. Кто меня вытерпит то. Я пока в работе, сама знаешь.
Да... в работе… отлично подходит...


Дверь квартиры закрылась, и Арина достала палочку из внутреннего кармана куртки. Взмах, и кран в ванной повернулся, наполняя чугунный резервуар водой. Сумка с спортивной формой лениво упала у двери. Будет время, она завтра закинет все это в стирку. Сейчас ей лень даже произносить заклинания. Вещи упали в корзину для грязного белья, и ведьма вступила в воду, опускаясь на эмалированную поверхность.
Вода медленно поднималась, скользя по телу. Как знакомо. Как сильно отбрасывает во воспоминания. Стоило прикрыть глаза и вокруг мерещился камень, вместо светлой отделки комнаты. Она спустилась ниже, вдыхая и смотря на потолок. Телефон разрывался от сообщений. Она знала, что это были Коля и Андрей, она пока ждала Лешу дала им некоторые вводные до которых дошла, и сказала, что дело слишком мерзкое, но парням не требовалось объяснения. Они в красках расписали все, что творилось в Ведомстве, и выглядело это весьма красноречиво, и Белова знала, как это могло выглядеть, хорошо, что это не лишала непоколебимости ее друзей, которые с невозмутимым лицом наблюдали за тем, как с горящими задницами все бегали по отделам и требовали всевозможные отчеты и объяснительные, пытаясь что-то найти, только вот это было тщетно. Но парни доносили все с долей юмора и иронии.
Андрей, вообще судя по его рассказам пол дня провел у секретаря Аксиньи, которая пускала слюни по Павленко уже несколько лет, и к которой он подкатывал тогда, когда ему нужны были самые свежие сплетни. И прекрасная Аксинья сказала, что начальство называла фамилии и советников, и Верховного Чародея, и что Бахрушин много времени провел у Иванова, и Сергей Иванович кричал на весь этаж. Но в крике была озвучена и фамилия Беловой. Впрочем то, что у нее еще не было вызова, говорило о том, что для нее все еще в порядке.
Душистое мыло и ее любимый лавандовый шампунь придвинулись ближе к ванной. Надо было бросить последнее усилие, и добраться до кровати.
Интересно... что же в его голове...


Стаканчик из Starbucks опустился рядом с папками. Чёрт, а она надеялась, что еще два дня не появится в этом кабинете.
- Долго у зеркала стоять будешь, гражданин начальник? - Андрей опустился на свой стул, и сделал глоток из своего стакана.
Арина уже три минуты смотрела в свое отражение, пытаясь понять, она хочет убедиться в том, что выглядит хорошо, или же собраться с мыслями для похода к Иванову.
- Отвали. Я пытаюсь понять, что мне сказать начальству. - Арина поправила длинный в пол, но тонкий плащ, сшитый по ее заказу. Он не выбивался из формы Ведомства, но был куда удобнее, и смотрелся опрятнее. Прибытие в Ведомство сопровождалась двумя желаниями. Не попасться на глаза Артуру, и не встретиться с Ивановым, раньше времени. Поэтому скорость ее передвижения была увеличена и сопровождалась перебежками. А что, очень по-взрослому.
- Ну, напиши ему. - протянул Андрей.
- Нет, тут надо говорить. Мне надо убедить его, чтобы он дал мне карт-бланш, а для этого надо правильно подать информацию и донести до него, что дела действительно куда дерьмовее. Ну, и что ему это будет выгодно, и что это будет его идеей.
- Мне не нравится всё это, - поднял голову Коля, - Но блин, то что на тебя пытались напасть, это дерьмо. Скажешь, что ты пришибла Лебединского?
Арина поморщилась:
- Очевидно. Иначе будут вопросы. А тут все отлично. Самозащита и случайность. Смогу даже воспоминания показать.
Андрей хохотнул:
- Я бы не верил твоим воспоминаниям. Но я так и не понял, почему ты сразу не написала, что ты причастна к смерти Григория?
- Потому что мне надо было понять, всплывет это или нет и в каком виде. И то, что это сокрылось... - Арина поджала губы, - .. слишком близко к истине, - к тому, что я собиралась написать, - Меня насторожило. В любом случае этот несчастный случай я готова признать. Только мне интересно, что скажет Иванов по этому делу. Орать же будет.
- будет. Но если не донесла ты. Кто донес? - поинтересовался Николай, и на губах девушке отразилась злостная улыбка.
- Вот это и нужно выяснить. Это и будет нашей ниточкой.


- Ты ж не собиралась приходить? - Иванов только вошёл в кабинет, как следом за ним прошмыгнула Белова,- Мне уже начинать переживать?
- Сергей Иванович, да Вы что? Я просто понимаю, что с моей стороны слишком дерзко пропадать, когда в Ведомстве всё не спокойно. Ведь магия превыше всего, и я понимаю, что и Вам и Майору нужны люди. - спокойно и с уважением проговорила Арина.
- Когда я смотрю на тебя, и думаю, какими методами ты достаешь информацию из людей, мне становится не по себе. - маг провел пятерней по аккуратной бороде и уселся на своё место. - Ну и какие мысли?
- Сергей Иванович, Вы же уже слышали о кристалле?
Маг недовольно сузил глаза:
- Да, и то, что он пропал очень будоражит все сообщество.
- Так и кто его использовал. Я знаю, что имя Чижевского уже звучало. Понимаю, что это для Вас сейчас скандал. Но скандал, это когда нет доказательств. А когда есть распутанное дело, это же только почет Ведомству.
- А оно распутано? - поинтересовался маг.
- Нет, но я могу. Понимаете ли, меня это немного коснулась. Теперь личное дело.
- Тебя то каким макаром? То, что все ринулись на твою семью? Да, это было не красиво.
- Да не только. - Арина с тоской выдохнула, - Только не кричите пожалуйста. Но у меня тут есть вопросы, и чистосердечное признание, и я готова понести наказание.  - Арина вытянула вперед руки с палочкой,- Но сперва, скажите, что Вам сказали о смерти Лебединского. Ведь кого-то должны обвинить, но я не вижу виноватого.
Иванов напрягся подаваясь вперед, и Белова поняла, что скорее всего и до начальства, что-то не дошло.
- Белова, ты когда-нибудь нарвешься. Что ты знаешь.
- Могу показать. А потом мне бы хотелось, чтобы Вы позволили мне поступать так, как я считаю нужным.


Громогласный крик Сергея Ивановича с самого утра заполнил собой коридор. Но только слов было не разобрать, больше было эмоций и мата, который мало передавал всю обстановку. Арина лишь опустила глаза в пол, с полным лицом смирения.
- Нет! Я все понимаю! Всё! Но почему сразу то нет! - мужчина стоял у окна,- По закону все чётко, ты права, но по факту. Это надо рассматривать. Но если рассматривать. Что за дерьмо. Почему все это лезет так высоко. Нет, всегда этого хватало. Белова! Ты понимаешь, чем это грозит?
- даже если снимут правительство, то народ поддержит того, кто был на стороне правды и справедливости.
Облизнув губы, маг повернулся к девушке.
Ты знаешь, сколько я тут наслушался, за вчера и позавчера? Тут Верховный Чародей рвал и метал, потому что понимает, что это его недосмотр. Он тоже надеется на то, что Ведомство окажет ему поддержку.
- Ведомство закроет глаза на попытку геноцида? - приподняла бровь Белова. - Тут не равная правда на весах. Время выбирать. В любом случае, позвольте мне сделать мою работу, а решение всегда будет за Вами.
Иванов одобрительно кивнул головой:
- Свободна.
Арина вышла из кабинета выдыхая. Воздух, его вдруг стало так много. Она будто вышла из вакуума. Слишком сложную схему она провернула. Слишком много сил. Еще и впряглась за Шеффера, за каким-то чёртом. Ладно, она знала за каким. И теперь надо было понять, как ей действовать. Она получила разрешение. Она добилась того, чтобы все выглядело так, как ей было нужно. Теперь у нее было время. Время чтобы подумать, как ей вновь влезть по самые локти в эту грязь, которую так ненавидела и избегала последние полтора года.
Мы погружаемся на дно. Поздравляю!
Нельзя обосраться, но мы обосрались...

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3bnV1.gif https://funkyimg.com/i/3bnUZ.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

101

Ты уверен? — Обернулся Артур.
Уверен, — кивнул сирин Ефрем.
В Голке стоял сизый кумар. Шеффер сидел на лавке перед жаровней с синем пламенем и методично поедал четвёртый хот-дог. Птица-сирин Ефрем, смуглый и пёстрый, сидел на полке с видящими кристаллами, разглядывая их немигающим взглядом круглых багровых глаз. Помимо них в комнате находился ещё шпион Данил Суворов, под прикрытием работающий в отделе Артефактов и Архивов. Он курил самокрутки, сидя напротив Артура, и запойно читал очередную аккуратно подшитую папку. Остальные успешно разошлись: их задача была максимально внятно, быстро и чётко удовлетворить Иванова, пока поиск стоящих сведений не завершился.
Досадно, — прокомментировал Данил, пожёвывая кривую цигарку.
Он был большим парнем с овальным лицом, пухлыми щеками, маленькими глазками с застывшим выражением бегемота-убийцы. Впрочем, человеком он был великодушным и весёлым, но при этом достаточно мерзавцем, чтобы усидеть на этой должности. С ним было хорошо работать.
А как складно всё на бумажке, — продолжил Суворов, чавкнув губами, — "В процессе операции шестеро участников ограбления ликвидированы силами ведомственных стражей. Несанкционированный груз опечатан и доставлен на хранение по адресу".
Шеффер толкнул хлеб за щеку и облизнул пальцы.
Как будто в первый раз наше супер-секретное хранилище превращают в рынок, — буркнул он с набитым ртом и отвернулся, раздвигая пальцами края бумажного пакета: внутри мирно дожидались своей участи ещё три очаровательных свёртка.
Не, если сравнить с описью того дня... — отозвался сирин. Огромные чёрные когти сомкнулись на кристальной сфере, и Ефрем одним взмахом крыльев перескочил к шпионам на лавку, постукивая лапой по шару, — ...то там не хватает одной книги.
Из-за этого маленького полёта, клубы дыма завихрились, и Данил, демонстративно скривившись, попытался отогнать его от себя рукой.
Сборника сказок, — мрачно заключил Шеффер, задумчиво рассматривая очередной хот-дог.
Который и так есть почти в каждом доме: кто его будет искать? — Данил выстрелил окурком в синее пламя. — Тем более из наших долбаёбов в оперативке.
Значит, в этот раз не из хранилища, а немного раньше — не велика разница, — фыркнул Шеффер, заглушив отрыжку, и решил больше не злоупотреблять. Рассевшись поудобнее, он запалил сигарету и дал прикурить Данилу.
Это в них про кристалл написано? — Уточнил он, и Артур кивнул.
Тогда это должно быть какое-то специальное издание. Эх, вот бы почитать: древнее, должно быть, — сказал Суворов, раскуривая. — В нынешних книгах не осталось достаточного количества прямых указаний, чтобы какой-нибудь школьник не устроил конец света.
Прям света. Всего лишь конец магии, — улыбнулся Ефрем, за что получил проникновенный, уничтожающий взгляд шпиона.
Кто-то наших навёл на них, — заметил Артур, забирая у Данила папку и отлистывая немного назад. — Посмотри, система была просто идеальная. Наверняка, барыги возили так не один год, и если бы не эта операция, вряд ли так скоро Ведомство бы их обнаружило.
Данил засмеялся, а Ефрем нахмурился.
Что, Чижевский у нас уже с уголовниками работает? — Фыркал Суворов, но Артур покачал головой.
Я почти уверен в этом. Помни, операция готовилась три года, и все эти три года тайный советник был идеальным сотрудником. Все следы, которые мы находим, оставлены людьми, привычными к жестким играм. Чижевский — интриган, а не террорист, он был занят политической подготовкой почвы для взрыва: надеюсь, Светка это отследит.
Хотел бы я посмотреть, как этот хорёк лебезит перед каким-нибудь авторитетом, — прыснул Данил. — Его бы там с говном съели.
У него есть влияние на Верховного чародея. И деньги, конечно. Я бы на их месте хотя бы послушал сначала, что он предлагает.
А так как Чижевский умеет болтать, ты был бы уже у него в кармане, — самодовольно нахохлился сирин.
Только не я, — мягко улыбнулся Шеффер, — И только не теперь.
Когда шпионы начали распутывать этот тугой клубок, они стали находить всё больше и больше сомнительных узлов. Столько денег и рисков было вложено в нейтрализацию нетерпимых магов, что создавалось впечатление, будто Чижевский намеренно лезет в бутылочное горлышко. Впрочем, до драгоценных для начальника доказательств ещё нужно было добраться: у шпионов были только цепочки следов и ни одной руки, за которую можно было бы поймать.
Всё упиралось в ритуал. Шеффер рассудил, что зная настоящий ритуал, они смогут найти тех, кто помог его осуществить — кто ещё жив, конечно, потому как с живыми людьми в этом деле было достаточно сложно.
А ещё эта Белова. Она ведь полезет, вынет мозг бедному Иванову и пойдёт с доской наперевес искать тайного советника. И ведь не предупредишь её никак: нельзя, чтобы ведомственные сосватали их. Пока дело Лебединского повисло в непонятном состоянии, Артур был смертником, и последнее, чего бы ему хотелось, это затащить свою белую рысь с собой в волчью яму.
Свою... Посмотри на себя. Ты ведь хочешь оставить это. Так оставь.
Не хочет. Но надо.
Еша, найдёшь нам советника? — Артур поднялся, накидывая плотное пальто.
Да-да-да, — заворчал сирин, возвращаясь со сферой на свой насест, чем снова вызвал новый приступ обмахивания у Данила. — Как будто это так легко. Парень даже свои следы с земли подбирает, а ты говоришь найди.
А ты куда? — Спросил Суворов.
Нужно найти книгу и кристалл. Мне кажется, нет... Я уверен, их поиски вскроют что-то ещё более неприятное.
Будь осторожен, — кивнул головой Данил. — О тебе тут спрашивали. В основном просто в свете сорвавшейся атаки, но в целом больше, чем обычно.
Буду иметь ввиду. Спасибо.
Задумчиво втянув горячий дым, Артур подошёл к одной из стен, служащей переходами между карманными измерениями, взмахнул палочкой и шагнул в другую Явью Голку — помещение выглядело точно таким же, за исключением накуренного тумана и живых существ. Заперев за собой проход, Артур перевёл дыхание, покусывая сигарету. Значат ли сплетни, что он всё-таки наследил? Нет, Данил был бы более специфичен на этот счёт. В любом случае, лишнее внимание ему было ни к чему. Что ж, оставалось донести полученные сведения до Иванова и получить карт-бланш на активные действия: Артуру не хотелось нырять в оставленный позади мир добровольно.
Выдохнув дым, Артур шагнул сквозь него к выходу. Голка сама решает, когда открывать проход наружу, а потому не нужно было беспокоиться о том, заметит ли кто-то появление мага из ниоткуда: комната просто не откроется. В этот раз Шеффер свободно шагнул на потёртый паркет и повернулся к кабинету директора.
Блять. Я должен был это учесть.
Ещё одна переменная в уравнении стояла напротив двери с золочёной табличкой, тяжело дыша и слепо рассматривая стену перед собой. Изящная, сильная, совсем не такая, какой была раньше. Словно два разных человека: непримечательная выскочка Белова, слишком маленькая грудь, недостаточно красивое лицо, слишком жёсткая, грубоватая — и затаившаяся хищница и чарующей улыбкой, белой волной волос над горячими бархатными висками, с соблазнительно перекатывающимися мышцами под кожей и самыми сексуальными маленькими сиськами в мире. Прямая, внимательная. Самая настоящая.
Конечно же, она заметила его. Артур посмотрел на кабинет директора, потом на Аринку, а потом покачал головой и отступил назад, приглашающе дёрнув подбородком. Ходить в тайную комнату капитан уже умеет, поэтому Шеффер просто развернулся после своего невербального зова и исчез за поворотом.
Он звал её, чтобы рассказать о том, что они нашли. Рассказать, как сильно вляпалось Ведомство и сам Чижевский. Предостеречь её, обнять её, почувствовать её...
Так что когда Белова войдёт в шпионское убежище, сильные руки привлекут её к горячей груди, спрячут под сенью резной колонны из деревянных оскаленных зверей, и жадный поцелуй найдёт свои желанные губы. Соскучился. Может не сорвался бы, не встреть он её так внезапно — а, плевать. Всё, что он сейчас хотел больше всего на свете — почувствовать тепло её талии под ладонями, мягкую сладость губ и выразительный, неповторимый аромат с её кожи.

Die Liebe ist ein wildes Tier,
In die Falle gehst du ihr,
In die Augen starrt sie dir,
Verzaubert, wenn ihr Blick dich trifft

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

102

Чем ближе к начальству, тем больше осознаешь, эту гадкую затягивающую жидкость вокруг, это болото, видишь эти игры, которые негативно отражаются на тех, кто обычно совершенно не причастен. Мерзко. Отвратительно. Только вот всегда лучше держаться к источникам грязи, чтобы обходить струи этого дёгтя, который стремиться уничтожить слишком много, для выгоды некоторых. И пусть под струи ты не попадешь, но брызги всегда тебя коснуться. Кто-то всегда слишком силиться удержаться на своем месте, впиваясь зубами в своё кресло и убирать куда более талантливых кандидатов на свое место, другие понимают, что не способны руководить, и просто пытаются скинуть свою вину на подчиненных, чтобы потом лебезить перед начальством, какие вокруг все неучи и разгильдяи.
Ведомству повезло с тем, что во главе его был такой человек, как Иванов, что светился благородством, что пытался быть справедливым и рассудительным, только вот Белова знала и другие стороны этого человека, и то, какими методами он не чурался, пусть и во благо высшей цели. Но нет, никому нельзя было доверять на сто процентов, чтобы лавировать, чтобы предугадывать и чтобы обезопасить себя. Впрочем, Арина не сомневалась в том, что Сергей Иванович был уверен в абсолютной преданности капитана Беловой и в том, что она ничего не скрывает от него. Отчасти это было истинной, но лишь от части. У нее получалось внушить ему то, что было необходимо ей, его вера и благосклонность были драгоценны, но никто не защищен от предательства. Все предают, порой даже нехотя, не понимая. Даже самые близкие. Особенно самые близкие. Слишком глубокий был шрам на душе Арины, оставленный ее отцом, но зато она всегда заставляла себя помнить.
Детские травмы обиженки, да?

С чего ей стоило начать? Наверное, самым простым было добраться до телефона Сёмена, чтобы посмотреть переписки. Но делать всё придется явно в обход стражей и минуя Михаила, который вряд ли даст в обиду брата. Только если сам Миша не начал подобные проверки. Заставить немага вскрыть свой телефон, рассказать все пароли и явки слишком легко, знай ФСБ и Росгвардия, что для этого не нужно кучи оборудования и программистов-хакеров, давно бы заимели себе парочку обладателей палочек, которых бы по итогу самих бы потом и посадили.
И если с Семёном все было просто, то с Чижевским гораздо веселее. И возможно для игры с Тайным советником следовало выбрать роль, только вот Ивана она практически не знала, и это было проблемой для налаживания контактов.
Начинать надо с малого.
Арина повернула голову в сторону звука шагов. Артур. Конечно, он тоже собирался к Иванову. Арина хмыкнула мыслям о том, как мог пойти разговор Шеффера с Сергеем Ивановичем, ибо вряд ли бы директор что-то бы сказал ему лишнее, хотя, Белова плохо знала о том, на что способен Артур. Главное, чтобы пока не всплыло то, что смерть Лебединского была взята ею.
Его жест, и Арина еле заметно пожала плечом, мол говоря о том, а чего он ожидал, где она должна быть.
Он исчез, и ведьма уже прекрасно поняла где. Чёрт. Сердце. Слишком резко стукнуло, опаляя сознание необоснованным волнением. Она столько думала о том, как это будет, что почувствует, и вот сейчас ее строившийся в голове план рассыпался, как карточный домик, ибо вытеснился имыми мыслями. Артур. Он прекрасно выглядел в форме. И возможно узнал что-то, что могло быть полезным. Информация. Она была нужна для расследования, поэтому стоило включить свой профессионализм и обменяться своими планами.
Арина вынула палочку, и осмотревшись пошла в конец коридора, проходя в сокрытое от большинства помещение.
Яркий свет сменился приятным полумраком, она не успела толком ничего понять, как оказалась прижатой к широкой мужской груди, его обжигающее тепло, его губы, что столь властно завладели ее. Сердце восторженно скакнуло в груди, и в голове феерия сжала затылок. Обескураженная, покоренная и растерянная.
Неожиданно. Но так волнующе. Она успела так соскучиться по этому.
Мысли разлетались в стороны. Нервное, напряжение электричеством скользнуло по всему телу, опускаясь к низу живота, и яростно, с призывами сжимая нутро. Всё ее естество отозвалась на его прикосновения, уловило запах сигарет, который так дополнял его образ.
Черт, всего один шаг до безумия, одно лишнее движение и она просто не посмотрит на то, что они находятся в Ведомстве. Что в паре метров кабинет Иванова. Все равно никто не знает.
Ее пальцы сомкнулись на его запястьях, и она приподнялась к нему, улавливая каждую секунду этого столь пылкого момента. Этого она не ожидала. Совсем не думала, не представляла, но все же надеялось на то, что все не закончиться одной ночью и одним утром.
- И тебе доброго утра, - с улыбой выдохнула Арина, касаясь пальцами лица Шеффера,- Смотрю, кто-то успел заскучать. Приятно.
Большой палец провел по его нижней губе, и внутри вновь все резко опалило требовательным желанием.
- Капитан, Вы ходите по самому краю. Я же не посмотрю, что мы на работе.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

103

X. Feuer Frei!
Tiefe Brunnen muss man graben,
Wenn man klares Wasser will.
Rosenrot, oh, Rosenrot,
Tiefe Wasser sind nicht still.

В ответ Артур только улыбнулся, не скрывая сверкающих желанием глаз. Её ответная реакция била по нервам, распаляя ненужные желания, и все инстинкты были обострены до предела. В этот раз страсть пряной нотой оттеняла опасную работу, а вовсе не мешала, по крайней мере Шеффер с удовольствием растворился в ней, не получив отказа.
Возможно, он просто сходит с ума.
В этот раз я готов пойти на риск, — хищно ухмыляясь сказал он и провёл пальцами по горячему бархатному виску.
И снова поцеловал ведьму. Конечно, Аришка была права: они были не просто на работе, но ещё и в месте, запрещённом для посетителей, и Артур подвергал угрозе не только себя, но и её, удерживая Белову в плену своих рук. Ей не смогли бы так просто стереть память, и сложно было себе представить участь хуже. Но уверенность в том, что он делает, полностью исключала саму возможность возникновения ненужных препятствий. Ни война, ни конец света не посмеют украсть драгоценные мгновения близости, столь хрупкие и непродолжительные, что было бы величайшим преступлением — пренебречь ими.
Артур скрывал ведьму собой. Прижимая Аришку к себе, он провёл ладонью по её спине, запустив руку под её тонкий плащ. В каждом прикосновении сквозило настойчивое желание: говорят, жадность порождается памятью о голоде, что это одна из форм страха. Не известно, так ли это на самом деле, и нет ли в движениях Артура острой памяти о любви Арины выскользнуть из его рук — это не важно. Ласково гладящие пальцы опустились ниже и скользнули между плотным поясом штанов и горячей кожей, замирая на пояснице. Поднырнув носом, он поцеловал Аришку под челюсть, шумно выдыхая, прихватил губами нежную кожу шеи и жадно подался грудью, загоняя Белову к стене, в полумрак в тени колонны.
Я надеялся поговорить с начальником, пока ты не успела подсадить его на коня, — возбуждённо рычал Артур, припадая жадным поцелуем к ключицам, — Как мне теперь его уговаривать?
Свободная ладонь сжимала шею ведьмы сзади, пока Артур наслаждался вкусом и запахом её кожи. Внутри лениво шевельнулась ревность, когда он почувствовал, что запах, который он помнил, был тщательно смыт и заменён на синтетическую сладость, но это ровным счётом ничего не меняло. Возбуждение разворачивалось всё быстрее, нагнетая тяжесть в паху, и Артур чувствовал, как горячая волна поглощает все разумные барьеры на своём пути.
Он хотел её. Хотел так сильно, что не видел смысла скрывать это.
А потому ладонь с поясницы скользнула ниже, преодолевая слабую защиту штанов и белья, и пальцы сжались на ягодице, подталкивая её бёдра навстречу своим. Где-то в глубине сознания шевельнулась слабая нота протеста, маленький островок привычной осторожности, но её наглухо забил вид мерцающих в темноте глаз.
Помнишь, когда советник пришёл к нему за подписью? Когда меня приволокли? — С трудом сглотнув, Артур выдохнул и подался пахом, упираясь наливающейся твёрдостью в ногу, туго затянутую в ткань. — Он себя тоже подставил, подписав акт о массовой трансгрессии.
Губы мазнули по скуле, оставили поцелуй у виска, и горячее дыхание коснулось уха. Колдовской полумрак Голки делал их преступление каким-то потусторонним, почти что нереальным, пробуждая внутри память о бредовом, крышесносном срыве в его поместье после легиллименции. Боги, Артур бы очень хотел снова услышать, как надсадно зовёт его эта женщина, но место диктовало свои правила... впрочем, проглоченные стоны не всегда бывают хуже.
А я должен просить разрешения связаться с организованной преступностью. Думаешь, это так просто?
Так странно, часть рассудка продолжала прекрасно видеть и понимать нить связного плана, даже размышлять в какой-то степени, пока всё остальное сознание горело в огне. Артур отпустил загривок капитана, провёл ладонью по её шее и ложбинке между ключицами, едва-едва опуская пальцы к груди. Он потёрся носом о бархатный висок, напряжённо прогибаясь в спине, и голодно облизнул губы.
Повернёшься? — Шепнул он.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (9 Мар 2021 11:21:39)

+1

104

An seinen Stiefeln bricht ein Stein
Will nicht mehr am Felsen sein
Und ein Schrei tut jedem kund
Beide fallen in den Grund

Прикосновения, столь не скрываемая страстная ярость в нем, что весьма бурным откликом резонировала в ней, его желание, что четко читалось в отблеске глаз, что женское сознание лишь смелее тянулось к нему, не стирая довольной улыбки с лица и позволяя, собственному желанию, в которое вмешивался адреналин наполнять ее. Так бесстыдно, так опасно, будто открывался омут, в который ей непременно хотелось шагнуть, чтобы быть утянутой на самое дно.
Тело еще глухо давало понять, что ей требовалась передышка, она не отошла от прошлого интенсива, но разуму было все равно на такие мелочи, ей хотелось его всего, и ей хотелось этого сейчас, и плевать, что они были в этой пыльной Голке, в месте, где ее не должно было быть априори. Полумрак, опасность, и его пальцы, касающиеся ее виска. Какая рассудительность в такой момент?
Как легко ей было вновь наполниться этими эмоциями, ощущениями, что нежданно уничтожили ее сомнения и те мысли, что путали ее, то и дело заставляя свалиться с колеи ее работоспособности, подкашивая внутреннюю уверенность.
— Ого, даже интересно, что изменилось. Так интригует. - сузив глаза проговорила Белова, позволяя себе осклабиться, - А говорил, не любишь рисковать.
Вновь жадный поцелуй, его губы с запахом и вкусом никотина, что, кажется, впервые не казался ведьме отвратительным, скорее это было приправой, приятным раздражителем на ее воспаленное от него сознание. Сила его объятий, его сласти дурманили и распаляли, заставляя уголками натягиваться ее нервы и ощущать это мелкое дребезжание на кончиках пальцев. Как хотелось скинуть узкие штаны, и оказаться между ним и стеной, оплетая его ногами, держа ладонями его лицо.
Массивная ладонь Артура скользнула по ее спине, проникла под плащ опускаясь ниже. Слишком хорошо. Слишком сильно стучит сердце. Пальцы Арины проскользнули между ними, касаясь пуговиц на его рубашке. Она хочет чувствовать его кожу, хочет видеть его мышцы, видеть его живот, потому что ей нравилась эта картина, и в голове все приятного растекалось.
Пуговицы одна за одной, послушно выскакивали из-под ее пальцев, пока она не уперлась в пояс, вытаскивая заправленные концы.
Артур подался вперед, заставляя Арину отступить. Несколько шагов и она коснулась спиной стены, и разум окончательно сдался искать логику, или рождать малейшие попытки остановить это. Его прикосновение к ее шеи, и мир прекратил своё существование. Быстрые удары сердца и необходимость в нём, шумный выдох, что так трудно было сдержать, от его действий, от того, как сомкнулись зубы на ее коже. Приятной тяжестью узел внизу ее живота напомнил о себе, прокатывая по телу волну возбуждения.
Голос Артура, ласкал ее слух, его слова о работе будоражили в этот момент не меньше, ибо что-то было в этом настоящие и правильное. Будто свойственное, от чего сводило пальцы ног, и ей хотелось изгибаться следуя за его движениям. Столь желанной она ощущала себя рядом с ним.
— Примени все своё обаяние, я в тебя верю. - выдохнула ведьма, довольно улыбаясь, прикрывая глаза, и погружаясь в негу момента, когда ее пальцы проникли под его рубашку, проводя ногтями легко по спине, выныривая на грудь и скользя по его плечам, -  Тем более, не так уж он и зол… Ему просто нужны гарантии... дай ему их...
Арина ощущала демонстрируемое им возбуждение, и в подкорку бил пульс. Одна рука ее поднялась на шею и поднялась выше, вплетаясь в его волосы, цепляясь за них, пока его рука уверенно оказалась на ее ягодицах, под мешающей одеждой. она вновь на грани возбуждения. Черт, еще немного и ее нижнее белье можно будет выжимать. Слишком быстро он распалял ее.
Припоминаю, — Арина приподняла бровь, полуприкрытыми глазами смотря на мужчину, не исключая серьезности в своем голосе, который рвался сдерживаемыми выдохами,  — Так  используй это. - сдержав стон, ответила Белова весьма серьезно, не сдерживая стали и иронии в собственном голосе, - Только приправь тем, что твои действия, помогут ему усидеть на его месте. Ему нужна безнаказанность и восхищение. Дай ему это, и он пойдет на любые уступки.
Она довольно хмыкнула, многозначительно смотря в глаза Артура.
- Если сможешь подать это, как его идею, то вообще будешь в выигрыше.
Сдерживаться было трудно, чтобы не выдохнуть слишком громко, чтобы не застонать от этих настойчивых ласк, от обоюдного желания, но это так же вплетало свои нотки безумия в происходящее.
Он сказал о преступности, и Арина выдохнула с неким сожалением. Она не касалась этой части магического сообщества, но была наслышана.
- Все настолько сложно? - она выдохнула, от нового прикосновения его губ,- Не люблю преступность... Но... Если красиво подашь, то все получится... - она подалась вперед, касаясь губами его шеи, а затем ключицы, сжимая волосы на его затылке, и прижимая его к себе второй рукой. - Хочешь, договорюсь я?
Его  запах, его кожа под ее губам и опасность их миссии, коктейль, что слишком хорошо наполнял собой все, пьянил.
Она послушно повернулась и уперлась ладонями в стену, выгибаясь, запрокидывая голову, касаясь его плеча макушкой.
- Ты что-то узнал за утро? Или решил рискнуть просто побеседовав с начальством.
Все было иначе, нежели на кануне, и это будоражило не меньше, быть в его руках, все так же доводило ее до исступления. Но сейчас все было столь удерживаемо на некой грани, что походило на некий концентрат. Слишком хорошо.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

105

Der Wahnsinn ist nur eine schmale Brücke,
Die Ufer sind Vernunft und Trieb,
Ich steig dir nach

Благоприятные обстоятельства, — покачал головой Артур с усмешкой.
Я не люблю рисковать. Но мне до чертиков нравятся безбашенные.
То, как она ловкими движениями расправлялась с его рубашкой особенно возбуждало Шеффера. Он глубоко дышал, подставляясь ласковым ладоням, и несдержанно ухмыльнулся, когда ногти прошлись по саднящим ещё бороздам от их прошлого визита. Почему-то его здорово позабавила мысль о непроходящих ссадинах на крыльях лопаток, кровавых свидетельствах их бунтарской близости. Возможно, это было всего лишь наваждение, но вот тугое неудобство собственных брюк уже было вполне реальным.
Считаешь, я растратил ещё не всё своё обаяние? — Утробно проурчал Шеффер, улыбаясь с хищным прищуром, — Вот как.
Ему было невообразимо приятно, что при всей своей дрожи и пряном аромате женского возбуждения, Арина говорила ровно — и это же бесило до невероятности. Чем дольше наглые глаза сверкали на него из полумрака, а серьёзный тон голоса затекал в самую душу, всё больше эту ведьму хотелось драть нещадно, запойно, чтобы она забыла, как говорить связно, чтобы могла только ныть и всхлипывать, похотливо и ненасытно вскидывая бёдра. Под языком сочилась слюна, тело бросило в жар, сердце медленно набирало темп.
О, вы не ошиблись отделом, Арина? — Имя Артур выдохнул нарочито жарко, — Из вас вышел бы неплохой тайный советник, — и шумно втянул носом воздух, опуская голову, чтобы непокорно натянуть волосы в цепких пальцах. Его расслабленные губы моментально сменились ехидным оскалом. — Я всё ещё не уверен, что он достаточно доверяет мне, ему слова майора не достаточно. И та заметка в газете может разрушить всё. Но я хочу, чтобы он сам послал меня в пекло: так мои руки в любом случае будут чисты. К слову, так же думал и Чижевский.
Больше поцелуев. Больше аккуратной цепкой ласки от маленькой дикой кошки в тисках волчьих клыков. Казалось, насытиться ей было просто невозможно, и от того жадность достигала просто вселенских масштабов. Хоть голос и звучал ровно, бархатисто, за его напускной размеренностью было не скрыть тяжёлого похотливого дыхания, отрывистых вздохов, тугих глотков.
Нет. Я хочу тебя, — отрезал он и глубоко поцеловал желанный рот, сжимая пальцы, чтобы она почувствовала, сколько вложено в это короткое признание.
Аришка отвернулась, и Артур нетерпеливо провел носом по её затылку, выцеловывая за ухом, и склонился над её плечом. Одной рукой он обнял ведьму поперёк плеч, уперевшись локтём в стену и полностью заключив Белову в своих объятиях. Свободной рукой он проник под кофту, огладив поджавшийся живот и выше, к твёрдой границе бюстгальтера. Собственный пах упирался в её задницу, выдразнивая и без того нестерпимое возбуждение сверх меры.
К тому же, чем меньше ты упоминаешь обо мне, тем безопаснее для тебя, — говорил он, пока ладонь поочерёдно сминала поролоновые чашки. — Тебя сказки должны были научить не водить дружбу с волками.
И рывком вжал откровенно торчащий через брюки член в её ягодицы. О, это пьянящее чувство свободы и обладания, его можно было пить с этой жаркой темноты вокруг них. Отогнув одну чашку, Шеффер сжал обнажённую грудь, позволяя соску безнадёжно остаться в плену между пальцами. Губами Артур прижался к виску, тихо скалясь и скрипя зубами от резкого прострела похоти вдоль позвоночника. Он помнил, что всплывшее убийство способно уничтожить его в любой момент, и помнил, что взрывная волна не должна задеть Аринку. К тому же, риск погружения на теневую сторону магического мира мог потянуть за собой отрубленные хвосты... В общем, им ещё рано сообщать кому-либо вне молчаливых стен, что присутствие друг друга срывает обоим крышу.
Я уверен, что Чижевский вступил в сговор с уголовниками, чтобы добыть нужные части своей головоломки, — Артур нежно сжимал пальцы, не оставляя без внимания вторую грудь, прикасаясь к бархатной шее, и прихватывая за встопорщенные бугорки. — Он знал, где искать книгу и нужные для ритуала ингредиенты или заклинания. Мне только нужно узнать имена, а для этого придётся замараться. Мне слишком хорошо известно это дно, чтобы тешиться надеждами.
Проведя вновь по животу, но теперь уже вниз, Артур вступил в борьбу с пуговицей и молнией на узких женских штанах. Голову он опустил, касаясь поцелуем ведьминого плеча, а грудью прижался к её спине. Покачивание бёдрами происходило инстинктивно и не контролировалось мужским рассудком.
Но я знаю, кому задавать вопросы. И если моя догадка верна, то буря, которую замутил Чижевский, ещё даже не грянула.
Он громко шептал, потому как защита пала слишком стремительно, и ладонь уже скользнула под бельё, погружая пальцы во влажное тепло между манящих половинок. Боги милостивые, как она течёт, в это поверить было тяжелее, чем в витиеватые правительственные заговоры.
Ничего себе... А я ещё думал, что это я сильно соскучился, — улыбнулся он, выдыхая это в самое точёное ухо, а после прикоснулся к нему языком.
Времени нет. Слегка отстранившись, он рывками спустил штаны Аришки вместе с бельем, не больше нужного, а потом грубыми движениями расстегнул наконец собственные брюки. Напряжённый член благодарно торчал на свободе, и Артур смахнул хвост изящного плаща в сторону, обнажая гладкие ягодицы, в неверном свете Голки приобретающие цвет драгоценной слоновой кости. Помогая себе рукой, Артур скользнул головкой между её ног, упираясь лбом Аришке в затылок. От шумного дыхания белые пряди испуганно отлетали в стороны, и оборотень чуть изогнулся, чтобы сочащееся отверстие, наконец, приняло его в свои томящие объятья. Резко толкнувшись, он прижался всем телом, снова опуская голову ведьме на плечо, и обронил короткий стон.
Мои люди ищут его. Советника. Он прячется. И вряд ли он боится только нас, — короткие движения бёдрами, глубже, глубже, так естественно, так правильно. Артур не жалел, что лишил себя удовольствия видеть искажённое страстью лицо капитана. Он вообще сейчас не мог жалеть.
Ладонь сжалась на её бедре, большой палец упёрся в поясницу, контролируя угол и каждое движение. Она — его, вся, без остатка, проколотой бабочкой пришпилена к стене.
Хочешь — возьму тебя с собой? Хочешь? — Дышал он, слегка касаясь губами кожи шеи. Казалось, собственное сердце хочет пробиться к Беловой через грудь, но останавливаться было смерти подобно. Вонзая локоть больнее в стену, Шеффер чуть развёл ноги и присогнул колени, в новом движении толкаясь неумолимо глубже и сильнее.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

106

No matter how many deaths that I die, I will never forget
No matter how many lives that I live, I will never regret
There is a fire inside of this heart and a riot
About to explode into flames

Содрогание в каждой ее частичке, в каждой клеточек, от его присутствия. Приятная тяга, расплывающееся по телу натяжение, затягивающее узлы на нервных окончаниях и резко стягивающая их в терпком удовлетворении, в ожидании, в этом хищном и диком танце. Буйство красок и оттенков чувств, что желали занять первенство рассудка, и шальное желание, чтобы время длилось бесконечно.
- Думаю найдешь нужную дозу, - глухо отозвалась Арина, утопая в его тихом голосе, что бил слишком четко по натянутым ниточкам ее нервной системы. Боги, его голос в этом сумраке, усиливал каждое его прикосновение, что пальцы упрямо цеплялись за бревна стены, стараясь контролировать дрожь.
- Ты забываешь, как называется моё бюро. Я все могу. - с дразнящим вызовом ответила капитан, проводя пальцами по груди мужчины, наслаждаясь его рельефом, и улавливая быстрый темп биения его сердца, что отзывался внутри нее, вторил его темпу, заставляя ее дышать глубже.
- Иванов никому не доверяет, - она прикрыла глаза выдыхая, и прикусывая нижнюю губу, силясь сдержать стоны, что хотели вырваться и наполнить собой все, - Почти никому. И нет, тебе он не доверяет. Поэтому, надо убедить и сыграть на его тщеславии. Ты же умный мальчик, вот и подай красиво. Он психанет и пошлет тебя.
Прикосновение его губ, от которых держать ровный тон становилось всё труднее, и это заводили лишь сильнее, это желание устоять, выдержать грани и позволить разуму работать отдельно от накатывающих горячих волн.
Нет, слишком трудно. Слишком мешает упиваться столь жадно этим моментом, но так интересно.
Зубы сомкнулись на губе сильнее, пропуская громкий утробный выдох с робким отглухом стона, полного нетерпения.
Признание его желаний, что были и так столь красноречивы опьянили в миг, взвинчивая потребность в нем в Арине. Внимательный и агрессивный взгляд устремился в его светлые глаза, и она не успела сомкнуть рот, как ощутила вновь вкус его сигарет, что оставался на его губах и языке. Пальцы с силой вжались, и внутри Арины что-то треснуло, что-то слушком ощутимое, тяжелое, но не неприятное, скорее сильное, способное вывернуть ее душу, надломить.
Артур. Он слишком ловко проникал в ее сознание, в ее мысли, столь опасно это было. Прекрасный секс, но полная безызвестность, которая так легко заглушалась в подобные моменты. Она понимала, что уже поступает нелогично, что опять заставляет шагать себя по неизвестным тропам, только осознание подобного не рождало с ней и толики сожаления. Нет. Это позволяло ей чувствовать себя живой. Вновь следовать за совестью, за своими желаниями. Принимать их.
Пальцы скользнули по рельефной поверхности стены, ища точку опоры, желая зацепиться за что-то, что позволило ей держаться, пока разум плыл от его пальцев, которые проникли под ее футболку. Его пах прильнул к ней сзади. Его член явно желал вырваться из-под под его одежды, но, казалось даже так Арина ощущала вожделенную пульсацию.
Трахаться под крышей Ведомства, вот так, подобного она никогда не могла и предположить, и точно не надеялась, скорее думая, что это не в ее душе и манере, но сейчас, это лишь подогревало бурлящую в ней похоть. Этот мужчина, его сила, она превращалась в зависимость у Арины. Слишком страшно. Слишком опасно. Хочется.
- Я не читала сказки, я смотрела научные передачи... - спина выгнулась, и Арина почувствовала под ладонью расщелину в стене, очевидно там когда-то был сучок, что выпал, а теперь туда прекрасно входили два пальцы, позволяя зацепиться за стену, чтобы удержаться. Слишком символичное отверстие. - И смотря, как упомянуть. К тому же, все вроде знают, что мы можем общаться друг с другом. - она глухо и иронично усмехнулась, оставляя улыбку на губах, которую Артур уже не смог увидеть, усмешку, что была усилена выдохом от резкого толчка мужчины, что желал соития не меньше ее. Его руки на ее груди, и соски отозвались моментально, посылая в голову туманящий импульс.
Больше прикосновений. Сильнее. Не прекращай... Боги!
Глухой стон в сжатые губы, изматывающий самоконтроль, что волной от лба проходил к темечку и расходился паутиной по затылку и спине. Каждое движение очередной взрыв, очередная волна, заставляющая капризно хмурить лоб. Ей мало! Мало! Мало! Слишком мало!
Голос удерживал ее в сознании, и разум на удивление четко работал в том, что касалось серьезности их разговора, пусть тон уже и подводил ее, дробясь то выдохами, то становясь тише и не таким разборчивым, как хотелось бы Беловой.
Он ласкал ее грудь, и сердце сжималось от восторгов, заставляя все сильнее выгибаться, следуя к его рукам.
- Что? - чуть увереннее сказала Арина, и выдохнула вновь от очередного движения мужских пальцев,- Откуда ты знаешь, какие ингредиенты нужны? Бахрушин от простого прикосновения, чуть не выписал себе билет на сторону немагов. Какие части ему нужны от уголовников?
Пояс ее брюк ослаб, и его ладонь пробралась за край ее белья опускаясь между ее ног.
Несдерживаемый стон, слишком громкий, истеричный вырвался из округлившегося рта, и тут же девушка сомкнула губы, удерживая свое состояние, готовая растечься на этом покрытом пылью полу. Невыносимо. Она и не заметила сколь возбудилась, что была готова снизойти от подобного, ибо уже балансировала на пределе.
Жаркое его дыхание в ее ухо, и она не успела, да и не пыталась, ответить ему, как штаны оказались стянуты, а на уже еще горело место от прикосновения его языка.
Влажный, скользкий, горячий возбужденный член коснулся ее нежной кожи среди ног, смешивая свою смазку с ее сочащейся влагой. Толчок и он наполнил ее. Ее мышцы сразу стянули столь желанный для них орган, сжимая его, не желая выпускать из своих оков, внимая его пульсации и передавая в голову эмоции близкие к исступлению, натягивающие нервы до истерики.
- О, Господи... - выдохнула ведьма, с силою цепляясь за расщелину в стене и второй рукой упираясь в стену.
Слишком сильно. И пусть тело еще не отдохнуло от прошлых актов, но сейчас все вмешивалось слишком сильно.
Просто продолжай... Пожалуйста...
Его голова на ее плече. Трещина внутри нее лишь сильнее разошлась. Все тяжелее.
Новые движения. Сдерживаться слишком трудно. Она уже слишком близка к пределу. ей хочется скулить от переполненности. И трудно говорить.
- Он...должен...замести... следы... И тут... Господи... он может... оступиться... Надо, это... уловить...
Ногти прошлись по дереву с тихим глухим звуком. Будь они длиннее это точно бы нанесло им урон.
- Возьми. Надо же прикрыть твою спину.
Она приподняла ногу, стараясь вылезти из штанины. Такими темпами, ей придется привыкать к юбкам, мелькнула мысль в голове. Арина подалась к стене, выскальзывая из его рук, от его члена, разворачиваясь. Спина неприятно затекла и требовала смены позы.
- Удержишь? - она приподнимая брови, ошалело улыбнувшись и кладя руку на его плечо, опуская мимолетный взгляд на возбужденный орган. - Ковбой, я так долго не вывезу. Но мне нравится.
Она прикоснулась рукой к стене, закидывая ногу на него, роста не хватала, но она была уверена, что он сумеет подхватить ее. Она доверяла ему.
- Мне кажется, у тебя не выйдет поговорить с Ивановым. Слишком уж довольным выглядишь.

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

107

Он хотел слышать её.
Попробовав однажды, уже не можешь не хотеть. Каждым движением Артур старался приблизить момент, когда Арина больше не сможет играть в собранную маленькую стражницу, и яркие, запретные стоны разрежут собой тишину. Будто трудолюбивый старатель пальцами царапает горную породу, постепенно заставляя драгоценные самородки падать в его грязные ладони — один, второй, целая горсть, заставляя дуреть и сходить с ума от алчности, и когда бесценный кристалл наконец выскакивает из-под камней, сердце схватывает болью от восторга и красоты. Для него так важно было слышать каждый надломленный тон, каждый просящий вскрик, словно от этой искренности зависел смысл всего. Взгляд следовал за расслабленно прикрытыми веками, дрожью чёрных жёстких ресниц, пока все остальные чувства сгладились в один стальной остов, жаждущий удовлетворения.
Не волнуйся, я найду к нему подход, — негромкий напряжённый голос самому себе звучал чужим, — Не в первый раз.
Было особенно приятно даже, что она продолжает поучать его, плавясь в его ладонях — младшая коллега в одном звании, которую он помнил на пороге Ведомства ещё с неуверенной полуулыбкой и свежем, не перешитом мундирчике. Думал ли он тогда, что будет обнимать её, ловить её вздохи и содрогаться от удовольствия в её текущем лоне? Может, если только совсем чуть-чуть.
Можем... Но если меня осудят, тебя должны оставить в покое, — бросил он, практически не соображая. В более трезвых рассуждениях Шеффер понимал, что талантливого окклюмента не так просто допрашивать гуманными методами, и что Аринка из всех людей была практически идеальной союзницей, но что-то внутри него инстинктивно старалось отстранить её, отречься, чтобы защитить и не затащить в своё тёмное болота — в то время, как он сам не мог выпустить её из рук.
Кристалл нужно было создать в первую очередь. Не... не в колодце же каком-то он его нашёл... Да, даже если так. Вряд ли Чижевский рискнул убрать всех, с кем приходилось пересекаться. Я хочу найти его контакты.
Каждый резкий толчок выбивал рассудок из черепа. Прижимаясь губами к горячей шее, Артур чувствовал, как под кожей трепещет пульс, и ощущение реальности происходящего острым возбуждением вонзилось в поясницу. Он мог бы кончить уже сейчас, теряя рассудок от надсадных вдохов, оттеняющих всё ещё звенящее в голове эхо от вскрика.
Возьму... — шепнул он, нежно целуя Белову в затылок, так контрастно с резкими, немилосердными движениями члена между ног.
И совсем не уследил, когда она соскользнула. Дурной и горячий, он просто стоял и наблюдал, как она оборачивается, и послушно ждал объяснений. Но когда нога скользнула по бедру, повторять не нужно было — Артур охотно усмехнулся и подхватил ведьму под бёдра.
Ты же спортсменка, капитан, — фыркнул он с напускным осуждением, перехватывая её поудобнее, и с тихим мычанием опустил на свой член. Приблизившись к стене, он хотел подождать, пока Аринка примет удобную позу, но... контролировать себя было практически нереально.
Вдоль позвоночника скатилась капля пота.
Может, ты права... Но, прямо сейчас, я никуда и не собираюсь уходить, — посмеявшись, выдохнул он, скользя взглядом по расхристанной волшебнице. Ещё бы он не выглядел довольным. Он вообще таким довольным не был последнюю, кажется, тысячу лет.
Он бы очень хотел прижаться к ней, целовать её рот, пока она мучительно стонет, чувствовать, как напрягается и просит её разгорячённое тело. Выдохнув через рот, Артур чуть опустил голову, методично вжимая бёдра между послушно раскинутых ног. Он не чувствовал ни усталости, ни боли в мышцах — ничего, кроме, сжигающей похоти, подпитывающейся в паре тёмных колдовских глаз.
Мы уже ищем его, — бархатистый голос звучал удивительно ровно, лишь слегка сдавленным тяжёлым дыханием, но он совсем не выражал того животного желания, довлеющего над магом. — Красного ублюдка. И когда найдём...
Шеффер вздрогнул. Одним мгновением он вдруг выдернул левой рукой палочку из плаща Беловой и махнул себе за спину: кинетический удар, глухо ухнув, врезался в стену и заставил артефакты зазвенеть, и следующим коротким движением палочки он запечатал переход между Голками более старшим замком. Достаточно было уловить характерный шорох отворяющегося прохода, чтобы среагировать — может, давать коллеге в лоб заклинанием было немного грубо, но Шеффер не терпел помех.
Засмеявшись, он повернулся к Аришке и отступил с ней ближе к стене.
Спасибо, — вежливо махнул он её палочкой и аккуратно прибрал её на место. — Проходной двор, это ваше шпионское крыло.
Холодный адреналин задорно кусался по всему телу, и Артур, вновь освободив обе руки, крепко сжал пальцы на ведьминых ягодицах и резко ускорился, рывками опуская её на свой член. Такое наглое вмешательство не могло сорвать их чудесное преступление, и уж тем более не могло успокоить до дрожи натянутые нервы обострённой, яркой разрядкой.
О, конечно: хотелось больше. И в то же время нестерпимое удовольствие усиливалось осознанием, что нужно успеть напитаться близостью за такой короткий срок — кто знает, когда им удастся это снова? Одной рукой Артур подхватил Аришку под спину, прижимая её к себе, и прижался к ней щекой, рвано выдыхая в обильном, долбящем в мозг оргазме.
А после него приходит горячая тяжесть. Аккуратно отпустив ведьму на землю, Артур расправил плечи и выпрямился, вправляя себе спину. С лица и правда не сходила шальная улыбка, и Артур не мог отвести от Аришки глаз.
Ты сумасшедшая. Я покорён.
Наклонившись, он достал из кармана свежую пачку сигарет и поймал губами одну, не спеша впрочем её запаливать. Так, стреноженный своими штанами, он привалился плечом к деревянной колонне.
Слушай, ты правда хочешь со мной пойти? — Он свел брови. Грудь заметно поднималась и опускалась, пока он тщетно пытался выровнять дыхание. — Я сам терпеть не могу туда залезать, к тому же, надо ли тебе светиться в этих притонах?
Он фыркнул со смешком.
Ещё получится, что я на тебя плохо влияю.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (15 Мар 2021 10:33:04)

+1

108

От ее ногтей оставались неглубокие борозды на старой древесине и старое помещение стало свидетелем выхода их похоти, их притяжения, которому не могла сопротивляться Арина, стоило ей оказаться рядом с Артуром, помещение,  что было свидетелем того, сколь сложно ей было сдерживать себя, контролировать, когда сознание утопало в каждом его прикосновение, в каждом выдохе и в каждом звуке его слов. Ей хотелось оставить такие же борозды и на его душе, на его теле, вцарапаться в него, проникнуть, дабы не отпускать это чувство, что наполняло ее, чтобы сходить с ума ни о чем не жалея, понимая, что ее небеса разверзлись, мир рухнул, и это не вызывало ничего кроме феерии и неосознанного желания повторять подобное забеги,которые рвали ее сердце, заставляя мерзко надеяться на что-то большое, что-то в чем она совершенно не разбиралась, доверяясь лишь инстинктам.
Воздуха не хватало, и невидимые канаты нервов оплетали ребра, нагнетая напряжение внутри нее. Ощущений слишком много, что сочились по ее венам, продирая сознание, и изливались во влаге, в которой был измазан его член, что резко и ритмично вколачивался в ее лоно. Лишь дрожь растекающаяся по коже и жажда, требование большего, когда в голове остатки разума удерживали суть их разговора. Совместить приятное с полезным у них явно выходило.

Резкие движения его твердого и преисполненного желанием члена, и подползающая истома в ее сознании, что навязчиво подбиралась к голове, с истеричной внутренней мольбой о том, чтобы он не сбавлял ритм, чтобы он сильнее вжимал ее в эту неровную стену, которая оставит явно синяки на ее спине, чтобы он был резче, ибо тенью шло нарастающее и зудящее в голове: "почти! еще чуть-чуть!"
Прикрытые глаза, и сжатые зубы, надсадные выдохи и натянутые нервы, что всем ощущением опустились к накаляющемуся сгустку ощущений внизу ее живота. Влажные шлепки, казалось способны были оглушать своей пошлостью, своей откровенностью,  запах секса уже сполна наполнил комнату. Арина держалась за его плечо, вжимаясь ногтями в тонкую ткань его рубашки, ей хотелось касаться губами его лица, его ключицы, провести ладонью по напряженному животу, но слишком много сил приходилось прилагать, чтобы не позволить вырваться ее сумасшествию и восторгу наружу. Слишком хорошо. Слишком нетипично для нее. Что-то совершенно новое, отчего адреналин лишь вмешивал красные тона в ее палитру чувств.
Сердце забилось набатом, стоило ее ногам сомкнуться вокруг его пояса, и резким движением упереться в стену. Безумие. Истерика внутри, казалось была готова выйти из-под контроля, и лишь чудо держало осознание где-то на поверхности. Она хотела его. Все еще. Ей было мало, пусть тело уже явно и сдавало позиции, но сознание, оно трепетало отрицая всякую логику.
Его глаза, она прожигали ее, слишком много было в них желания, слишком много было в них всего. Чёрт, она даже не могла понять, повезло или нет, что они были под крышей гребаного Ведомства.
Его ровный голос бил по нервам, являя собой вызов, на который ей уже труднее отвечать, чтобы не растерять то, напряжение, что подводило ее к столь желаемому оргазму.
Один, миг. Перемена в его взгляде, и Арина так же напряглась, лишь видя то, сколь ловко ее палочка оказалась в его руках, послушно извергая заклинание.
Что?
Испуг, и всплеск адреналина, что очистил ее создание, и при этом взвинтив ее чувствительность неимоверно сильно, что ее лоно маниакально вцепилось мышцами в Артура, будто осуждая всю дерзость его поступка, что он ухватился за ее палочку, пусть это и было лучшим решением весьма опасной ситуации, что вызвала нервный смешок у Арины, и заставляя ее выглянуть из-за плеча Шеффера. Очевидно кто-то получил в лоб, совершенно не осознавая почему.
Чуть не попались... Это было бы фиаско...
Его сильные пальцы сильнее сжали ее ягодицы, и он плотнее прижал ее к себе. Его влажная кожа от их страсти решко мазнула по ее клитору, ощутимее, добивая накопившиеся напряжение. Еще! Еще раз!
Слабость, приятная, с толчком распространилась по всем мышцам, заставляя прогнуться и коснуться затылком стены, выдохнуть и позволить разуму вернуться в тело. Приятная россыпь дрожи бусинами прошлась по всему телу и она лениво коснулась пола, совершенно не желая отстраняться от него.
Улыбка на его лице, она вновь заводила, впрочем, Белова понимала, что вряд ли сейчас выглядела адекватнее.
- Спасибо. Мне тоже понравилось. - довольно хмыкнула вельма, наклоняясь в поисках штанов, и хмыкая на то, сколь отвратительно слушалось ее тело, которому просто хотелось полежать.
Ее взгляд прошелся по артуру оценивая его внешний вид, который оставался весьма красноречивым, ибо Шеффер явно не старался вернуть одежду на своё место, в отличие от Арины, что уже застегнула пуговицы на поясе и старалась оправить плащ. Магия те в помощь
Все еще кипело внутри, и жутко хотелось пить. Ей нужно было зеркало.
- Я справлюсь, - она посмотрела на Артура со всей серьезностью, выровняв дыхание, стало проще взять себя в руки,- К тому же, кто знает, что там наросло с этим делом. Я в тебе не сомневаюсь, как говориться, шпионом просто так хер станешь, но четыре глаза лучше.
Она выпрямилась и подступила к Артуру, и как ни в чем не бывало, стала застёгивать пуговицы на его рубашке, не опуская своего взора ниже, лишь всматриваясь в его глаза:
- Получиться? Уже получилось. - она хмыкнула,- Вы уже трижды разрушили мои "я никогда бы не", так что....
Она застегнула пуговицы и отошла.
- Дальше сам. - она озорно улыбнулась и выдохнула,- Сообщи о своих планах тогда и времени. Ну, и о переговорах с Ивановым. Мне надо сейчас закончить еще с кое-какой текучкой, - она провела рукой по волосам,- И понять, куда продуктивнее будет направить парней. У меня слишком много мысли в голове. Вариантов. Но я пока не знаю, на какой бросаться. А ошибки тут будут слишком непростительны. Потому что теперь тут и гребаная политика. Это конечно трындец полный. С одной стороны камень, который хер пойми где, заговор, раскол и обосравшиеся начальство. Вкуснятинка.

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

109

XI. Чужой среди своих

Уже прошло достаточно лет, чтобы Артур определился со своими приоритетами. Не так важно на самом деле ответить Беловой, что он всегда лучше работает в одиночку. Важнее дать ей приблизиться, дать почувствовать собственную силу, лишний раз вылезти из-за стен Ведомства. Не совсем ясно, возможно он вообще позвал её только на волне похотливой горячки, но брать слова назад не собирался. Может выйти даже очень интересно.
Всё ещё взъерошенная, разгорячённая, Аришка быстро старалась взять себя в руки и звучать максимально серьёзно. На неё было приятно посмотреть, особенно в терпких объятиях характерного запаха секса вокруг них двоих. Пальчики летали над поясом, над гладкой тканью плаща, а Шеффер задумчиво перекинул сигарету языком в другой угол рта, всё ещё думая о том, на что ещё способны её руки. Можно ли считать их ураганное преступление знамением начала конца? Будет ли теперь так всегда, пока они окончательно не потеряют головы и не разобьются друг о друга?
Ведьма подошла и протянула руки. Эти самые пальчики, что ранее привлекли его внимание, и следы от которых так ощутимо саднили на спине, легко легли на раскинутые края рубашки. Шеффер взглянул на то, как аккуратно женщина приводила его в порядок, а потом с ухмылкой снова поднял глаза на неё. Смотрит так внимательно в ответ, наверно совершенно не понимает, как такие заботливые мелочи врезаются в грудь, с треском ломая рёбра на пути к закрытому сердцу. Боги, это же прям из каких-то старых книг, ей бы ещё галстук ему завязать и помочь с запонками — что-то из совершенно бредового, нереального мира.
Не хочется признавать, насколько сильно Артур желал бы такую реальность.
И ты, кажется, совсем не против, — мягко проговорил он, улыбаясь, и провожая взглядом её удаляющийся силуэт. Его не смущало отсутствие штанов, а подсчёт трёх "никогда не" он решил пока отложить, всё потому, что он знал: сейчас она уйдёт. Опять.
Наклонившись, маг всё-таки соизволил подобрать свои брюки.
М, так можно и привыкнуть, — неуклюже пошутил он, размашисто затягивая ремень. А потом движением пальцев запалил сигарету. — Здесь быстро учишься ориентироваться в сортах дерьма, Ариш. Мы сейчас собираем доказательства заговора со стороны тайного советника, в том числе историю его политической пропаганды. Это твои парни, но я бы на вашем месте не оставлял в стороне случаи с немагами. Я бы не удивился даже, если бы Чижевский прятался среди них.
...Как вы, нечистокровные, зачастую пытаетесь делать, — засаднило на языке, и Шеффер глубоко затянулся, нашаривая свою палочку. Он ещё не выжил из ума, чтобы говорить так вслух, но Аринка была достаточно умна, чтобы и без его трёпа расслышать между строк.
Если Иванов меня одобрит, я собираюсь нырять на дно сегодня же вечером, так что у тебя будет время подумать, — отойдя от колонны, Шеффер выдохнул струю дыма наверх, слегка обходя Аришку со стороны. — Может, наше путешествие тебя вдохновит на какие-то идеи. Попытаемся взять ублюдка за яйца с двух сторон: с меня грязное бельё со свалки социального подвала, с тебя — визит вежливости с дубиной и парой крепких заклинаний. Ещё не передумала сходить к пернатому в гости?
Ты такая красивая. Почему ты так изводишь меня, зачем? Я либо счастливчик, либо последний дурак. Почему я не могу перестать смотреть на тебя? Из каких заклинаний соткана твоя бархатная кожа? Отпусти меня. Не подпускай меня к себе. Я ведь лишу тебя свободы, и мы оба погибнем без твоих крыльев. Моя умная, непримиримая девочка.
Он приблизился, с полуулыбкой наблюдая за ведьмой.
Я напишу тебе,Мы и так испытывали гостеприимство этого места слишком долго, — Постарайся не перетруждать себя, — Но я бы хотел, чтобы тебе не приходилось уходить от меня каждый раз,Тебе понадобятся силы, капитан, — И не важно, пойдём ли мы вечером на самое омерзительное свидание во вселенной, или начальник пошлёт меня, и я просто приглашу тебя на ужин.
Хотелось шлёпнуть её по заднице. Может, по обнажённой груди. А если так думать и дальше, то всё это похотливое безумие начнётся с начала, а дышать в этом полумраке и так не просто. Но, при этом, хотелось оставить лёгкий поцелуй на её кисти, вежливо открывать перед ней двери, носить на руках.
Поэтому Шеффер просто улыбнулся, прикладывая к губам пальцы, чтобы зажать между ними сигарету.
Безумие ебучее.

– Вам известно об организованной преступности?
– Организованной преступности? – моргнул я.
– Это вроде правительства, малыш, – снабдил меня информацией Ааз. – Только поэффективней.
(с) "МИФОтолкования" Р. Асприн

Шеффер курил на улице. Сырые высокие дома близко сходились здесь, ровный ряд жёлтых фонарей был расставлен только по одной стороне, чтобы сэкономить пространство, так что часть улицы куталась в более густой мрак, чем остальные. Облизнув губы, оборотень выдохнул дым вниз, рассматривая блики света на влажном асфальте. Всё это возвращало к жизни различные воспоминания: не то, чтобы они были не очень приятными или что-то такое — просто выбирать не приходилось, других не было. Жизнь, оставленная позади, приветливо махала тут из-за каждого угла, как стрёмная бухая бомжиха, которой ты имел неосторожность подать копеечку однажды.
Здесь не пахло мусором, говном или грязью, по крайней мере не так, что ты мог это унюхать. Просто пустая полутёмная улица в не самом благополучном районе города — только для того, кто сжился с этим местом, его мерзость была ощутима без помощи органов чувств. И особенно, если ты теперь знаешь, с чем сравнивать.
Иванов сдался быстро, даже слишком быстро на вкус Артура. Должно быть, в его глазах ситуация была настолько катастофической, что запачкаться было уже не настолько страшно. Впрочем, Шеффер допускал, что так от него можно было бы, опять же, избавиться, но это голос старой паранойи, в какой-то момент привыкаешь слушать его только в пол-уха. Довольно странным было ещё то, что в разговоре ни разу не всплыл Лебединский, хотя Артур ждал вопросов или хотя бы упоминаний, потому что до начальника должны были дойти хоть какие-то сведения. Но он не жаловался. Ещё один лишний день человеком — уже что-то.
Прежде, чем написать Беловой о месте встречи, Шеффер вначале позаботился о самой этой встрече. Он потратил не один час на то, чтобы решить, с кем пересечься в первую очередь, и как бы не было мерзко, один и тот же вариант всплывал постоянно. С местными оборотнями у него сложилась довольно неприятная история, но если кто и может знать что-то о перевозе ценностей — это стая Лютого. Их вожака, Константина Вениаминовича Бессонова по прозвищу Лютый, к счастью посадили в тюрьму пару лет назад за различные преступления, в том числе охоту на людей на территории своего поместья, а также систематическую охоту на магов с целью обращения их в оборотней. Радовало, что он не сможет появиться в притоне, и вместо него нужно будет иметь дело с кем-то из старших — с ними-то Артур и связался.
Так что когда оборотни согласились на встречу, Шеффер отправил Беловой заметку с адресом и временем. Теперь он стоял здесь и ждал, пока явится мадам, съедая одну сигарету за другой. Мундир Ведомства он оставил, сменив его на удобное кожаное пальто. Отражение в зеркале ехидно ухмылялось тогда, припоминая, как легко стирается кровь с такого наряда, но плевать на него.
Надо было настоять. Запретить ей здесь появляться, а ты как мальчишка разнылся от жадности по своей любимой игрушке. Думаешь, так она быстрее поймёт тебя? Поймёт, чтобы ускорить исход — если он неизбежен, так лучше пусть всё закончится поскорей. Тебе нечего делать рядом с ней. Принеси Иванову советника и вали на Урал. Вали, если она правда настолько дорога тебе, насколько кажется сейчас.
М? Привет. Я задумался, — вскинув брови, Артур обернулся, почувствовав, что уже не один. Сфыркнув остатки дыма, он уничтожил недокуренный бычок и вздёрнул ворот пальто.
Всё-таки пришла, — он коротко улыбнулся, и снова стал серьёзным. — Нужно будет пройтись, там антитрансгрессионное поле. Тут недалеко.
Почему он не протянул ей локоть, как умоляло всё его сознание — загадка.
В "Опорном пункте" нас ждёт сборище бандитов, шлюх, контрабандистов, торговцев живым и запрещённым товаром, а так же разная степень полукровок, эмигрантов и проклятых. Единственное, что там не хочет твоей свежей печени или глазных яблок — местное пиво, оно там отменное. В общем, тебе там понравится.
Шеффер был напряжён. Краем глаза он отслеживал тени в углах домов, малейшие движения, любая мелочь. По дороге сюда ему встретилась какая-то шпана, но они решили не приставать. А чем ближе к бару, тем выше шанс наткнуться на кого поинтереснее.
Не удивляйся: там многие сидят под чарами отвода глаз. Не старайся их ломануть, это не вежливо.
Хоть он и улыбался, маг не мог избавиться от противного ощущения, что где-то просчитался со всей этой затеей.
Что ты знаешь об оборотнях Лютого, Ариш? — спросил Артур, лишь бы только стук их каблуков и зябкая тишина оставалась разбавлена человеческими голосами.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (16 Мар 2021 15:52:01)

+1

110

Oh you'd better stop before you tear me all apart
You'd better stop before you go and break my heart
Ooh you'd better stop

Пропитанный пылью и сексом воздух не позволял сделать полноценного вздоха, что принес бы облегчение и позволил бы самообладанию вновь взять вверх. Уходить не хотелось, и от подобной мысли внутри становилось тоскливо, только выбора у них не было. Не то место. Не то время. Прояснилось ли что-то между ними? Не особо. Только добавилось сердечных мук, что кололи слишком ощутимо и при этом наполняли приятной горечью, слишком сильной и завораживающей.
Мы идём на дно.
Нам это нравится.

Она достала палочку, что еще недавно была столь податливой в его руках, такой же податливой, как и ее хозяйка, что тонула от его прикосновений, забываясь, и желая, чтобы мгновения обращались в вечность.
- Было бы неплохо, ... если бы привык.
Арина выпрямилась и коснулась палочкой своей одежды, заставляя футболку и плащ разгладиться, уничтожить складки, которые не могли появится на ее облачении, после простого похода к Иванову.
- Ты думаешь, я отпущу из видов немагов? - она возмущенно зыркнула в сторону Артура, понимая к чему он клонит, но она и не собиралась это упускать, скорее лишь крепче взять за горло, и начать с тех, кто был вхож в высокопоставленные круги и Ведомство. - Чижевский, как и я предпочитает жить среди немагов. - констатировала сей факт весьма сурово Белова,- Но прятаться он не будет. Он слишком хорошо все разыграл. И он будет на виду. Вина не на нем основная, а на Верховном Чародее. Ибо доказательств его заговора слишком мало. Слова Бахрушина. Мой рапорт. Семён. Это ничто. А вот призыв к войне... Это уже куда опаснее, да и свидетелей достаточно. - она пожала плечами, убирая палочку,- Странно, что Верховный не подал в отставку все еще. Трус.
Она наблюдала за движениями Шеффера, за тем, как двигались его губы, как забавно и по-мужски он оправлялся, закуривая, дополняя запах этой комнаты. Ногти проскребли по стенке, пока лицо выражало абсолютное рабочее спокойствие, и лишь этот жест показывал сколь сильно в ней все еще бурлило, и ей нужно было успокоиться. Но ощущения еще играли по телу, и растленность протестовала против хоть какой-либо работоспособности.
Она улыбнулась на его слова, и провела языком по губам в задумчивости.
- Ох нет, к пернатому бы я очень хотела зайти.
Его взгляд, он пристально изучал ее, и это не помогало Арине собраться, лишь сильнее  раздувало желание оттянуть момент, который оттягивать было нельзя.
О чём ты думаешь, Артур?
Что твориться в твоей голове?
Я ведь могу заглянуть туда, но не посмею без твоего разрешения, и посему я готова быть снедаема любопытством и надеждой на призрачное что-то.

- Опять силы? - она приподняла бровь и хохотнула,- Да, вот это нагрузочки у меня пошли.
Глаза театрально закатились, и она мотнула головой с плохо скрываемой нежностью смотря на мужчину. Ей было трудно это контролировать, она не узнавала в себе подобных эмоций, инородных, но которые хотелось удержать, будто что-то скрытое все настойчивее пробивалось из нее, подобно упрямому весеннему одуванчику, что пробивал собой асфальт сквозь тонкую щель, из которой капельками проникал свет.
- Не переживай. Справлюсь. Тебе же будет веселее. Я же понимаю, что ты привык работать один. - она хмыкнула и прошла к выходу,- До встречи, капитан.


Воздух коридора, и девушка оглянулась по сторонам, двинувшись в сторону туалета. Зеркало. Холодная вода и несколько минут, чтобы привести себя в порядок. Слишком шальной взгляд в отражении и смазанная тушь, явно могли свидетельствовать о том, что это не просто неловкое движение ладонью.
Выдыхай. Просто выдыхай. И просто перестань улыбаться.
Арина собрала волосы в высокий хвост и покинула уборную, спеша в сторону своего кабинета, у которого стоял Николай с Ритой, волшебницей из бюро магических существ.
- Капитан, - улыбнулась Маргарита, и обернулась к Николаю,- В общем узнаю, сообщу. Пока.
- Ты так долго была у Иванова? - Коля насупился открывая дверь, и пропуская вперед Белову,- Чего он сказал?
- Что всё отлично, - улыбнулась Арина, беря в руки стаканчик с холодным кофе,- У меня развязаны руки, главное не объебаться на деталях.
- Я и смотрю, что прошло все хорошо, довольная такая. - хмыкнул Андрей.- Но мы же не одни будем в этом дерьме плескаться, он кого-то еще припашет? - Павленко откинулся на стуле смотря на своего капитана.
- Скорее всего Шеффера. Шпионов. Это же логично. - спокойно ответила Арина опускаясь на своё место.
- Ну да, оборотни же у нас прекрасно ладят с немагорожденными, - цокнул языком Андрей,- Смотри аккуратнее, непонятно куда он может завести. Бабушка хорошо отзывалась о его роде, но про Артурчика ничего не говорила.
- Хм... Ну тогда думаю, мне будет полезно проконтролировать работу капитана Шеффера? - расслабленно проговорила белова, откидываясь на своё кресло,- А вы пока займетесь вашей любимой аналитикой и слежкой? М? - она отсалютовала парням стаканчиком из старбакс.
- Да блин, у меня уже голова плавится паутины колдовать... - заныл Коля.
- А всё уже, всё. А надо было раньше - победоносно хмыкнула Белова, - Но, пока я рассказу о паре своих мыслей.


Take me in your arms
Hold me close tonight
Take my heart away
Take me to the night


Записка от Артура опустилась на стол, под внимательные взгляды Агафонова и Павленко, которые все еще пытались всем своим видов страдальцев, уговорить Арину разбить ее поручения на несколько заходов, но Белова лишь мотнула головой, справедливо ссылаясь на то, что у нее есть другие задачи, и они не столь приятные, как у парней. У них эти задачи более занудные, это возможно, но ей нужны были их глаза и уши, она знала, что они всегда могли уловить мелочи, которые бы заметила и Арина и которые могли бы найти конец той самой ниточки, что привела бы их к чему-нибудь дельному.
Она трансгрессировала с работы домой, скидывая с себя ведомственную форму, и неосознанно выискивая что-то подходящее в своем весьма однообразном гардеробе. Она не знает, как надо ходить по заведениям организованной преступности. В фильмах и играх это показывалось всегда по разному. А главное Артур, он будет рядом, явно прекрасно плавал в той среде.
В наушниках играла C.C. Catch из плейлиста, что Арина собирала к юбилею ее матушки.
Поправив волосы в хвосте, арина достала телефон выискивая панораму указанного места на карте, чтобы переместиться туда. Спасибо немаговским технологиям.
Поправив куртку, она сосредоточилась и запах ее дома исчез.

Переулок. В эти места ее раньше не заводила жизнь. В отличие от соседних улиц.
Его стан очерчивался в полумраке улицы, и яркая точка от его запаленной сигареты, от которой поднимался дым, весьма красноречиво вписывались в общий пейзаж. Она подошла к Артуру, но с ее губ не успело сорваться ни одного слова, как он уловил ее присутствие.
Сердце сжалось предвкушением и тоской.
Арина лишь хмыкнула на его "пришла" и внимательнее посмотрела в его глаза, явно говоря ему о том, как он вообще мог сомневаться. Пусть и выглядело это глупо, но это было честно.
- Даже не удивлена. - проговорила Белова, - Топай давай.
Стоять рядом было неловко от противоречивости ее размышлений и желаний. Впрочем, сейчас они были тут по делу, и им стоило оставаться просто коллегами, что должны разобраться в неком дерьме.
Голова Арины оценивающе кивнула на информацию услышанную от Шеффера:
- Звучит и вправду мило. Прямо пива захотелось.
Да, Арина делала весьма много грязной работы, но делала это для Ведомства, поэтому вряд ли, она сможет осуждать тот контингент, к которому они идут, но все же некое восторженное волнение в ней имелось, волнение рожденное синдромом отличницы и желанием не облажаться.
- Эй, ты за кого меня держишь? - она с вызовом протянула на Артура, - Если бы я думала выбить с ноги дверь и ухандохать всех заклинаниями, я бы уже все сделала. - ведьма тряхнула головой,- Вот глупости же любишь говорить.
Арина вновь подняла взгляд на Артура:
- Немного. Знаю, что Лютый богатый и конченный псих. Он одержим маниакальной идеей всех наделить своим проклятием. Вроде его люди его слушают. Но я знаю, что он сидит, а это по-моему самое главное. Насколько я понимаю, его... - шавки - последователи... Не такие мстительные товарищи. Но я могу ошибаться. Я честно плаваю в этой теме. Ты единственный оборотень, - она широко улыбнулась,-  Что выжил после встречи со мной. - она проговорила это таким тоном. что было трудно понять блефует она или нет, - Да, я и не особо дело имела. А что? Нам нужны оборотни? У них может быть какая-то информация? - она сузила глаза смотря на Артура,- Что у тебя с Бессоновым? - это он тебя обратил? ты работал на него? - И как он связан с нашим делом?
Это было реально странно, что оборотни могли быть причастны к этому заговору. И это начинало беспокоить Арину, то насколько все могло быть хуже, чем она думала.

вв

https://i.pinimg.com/564x/10/38/6d/10386d9706d3bc1881a97229ff55f835.jpg

[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/WgChiEv.gif  *место для стекольной записи* https://i.imgur.com/GpA1oOl.gif
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

111

I look inside myself
And see my heart is black
I see my red door
I must have it painted black
Maybe then, I'll fade away
And not have to face the facts
It's not easy facing up
When your whole world is black

Вопреки своему напряжению, Артур вдруг засмеялся.
С удовольствием бы на это посмотрел, — он прищурился, глядя на Аринку. — А потом спасибо бы сказал.
Покачав головой, он обернулся по сторонам, продолжая движение. Выудив сигарету из кармана, он подхватил её губами и поджёг.
Я думал, мы идём на незнакомую тебе территорию, — процедил он насмешливо. — Как знаешь, обойдёмся без подсказок. Без проблем же не так весело, а?
А ведь он правда не знал, как поведёт себя Белова. Как она отреагирует на обстановку, на возможные действия или слова в свой адрес — не известно. Вполне возможно, что он тащит с собой не подмогу, а наоборот, источник проблем. Однако, вопреки сомнениям в мозгу, сердце билось ровно: какое-то чувство вселяло веру в то, что Аринка справится лучше, чем он думает о ней. Сопливые сантименты, не иначе.
Ха! Мне повезло. Можно сказать, что я пользуюсь положением? — Заулыбался Артур. К счастью или к сожалению, он не помнил ночь обращения, но он был счастлив, что ведьма осталась невредимой. Если бы она убила его — было бы не так уж и плохо на самом деле. От таких рук — не жалко. — Получается, всё основное тебе известно.
Он усмехнулся и весело фыркнул.
Ты спрашиваешь, работал ли я на него? Думаешь, если я тоже оборотень, то обязательно должен быть с ними?
Шеффер улыбался, он говорил ехидно и в целом беззаботно, но внимательный, привычный к работе с людьми маг мог уловить небольшое повышение тона, лёгкий нажим, выдающий старые обиды. Артур фыркнул, делая короткую затяжку.
Ну, опасаешься ты небезосновательно.
Он коротко бросил взгляд на Арину, а потом снова вперился в тёмную улицу.
С самим Костей у меня — ничего, — солгал он, а потом досадливо сцедил дым через сжатые зубы. — На момент, когда он позвал меня к себе, я уже знал, чем они там занимаются. Мы... Не поладили.
А вот это было правдой, да ещё и мягко говоря. Часть поместья пришлось восстанавливать, как и несчастных ублюдков, имевших храбрость высказать своё мнение. Лютый спокойно наблюдал за всем этим, не пошевелив и пальцем. Даже от воспоминания о его смехе становится гадко.
В нашем городе оборотни контролируют вокзалы и въездные дороги. Это выгодно, удобно, и обеспечивает значительное влияние. Через них проходят все поставки, идущие этими путями. К тому же, Лютый всегда был заядлым коллекционером, значимые реликвии нередко оседали в его карманах. Если где-то и искать зацепки на несуществующие камни — это у него. Знаешь, мы могли бы проверить гремлинов, афганцев или секту Пахома, но я уверен, что это будет пустой тратой времени.
Артур выдохнул, убрав руки в карманы, и пожевал сигарету.
Никогда не думал, что это скажу, но надеюсь молокососы без него не обмельчали и смогут дать нам информацию. Не хотелось бы встречаться с ним самим.
Шеффер должен быть горд тем, что развернул этого психопата. Должен каждый день праздновать свою победу над первобытными инстинктами. Вместо этого его преследует бесформенная назойливая тоска.
Это Лютый убил казахского охотника, идущего за Артуром, и подобрал растерянного свежеобращённого волка. Это он подсказал ему, как можно до последнего держаться за свой рассудок и дал рецепт отвара для восстановления после обращения — и всё это делал так легко, надменно, словно заплывший жиром богач, бросающий крошки хлеба нищим. На этом строилась его империя.
Нужно было прикончить его, когда была такая возможность. Вот что со скрежетом скребётся изнутри черепа при одной мысли о Бессонове.
Артур тяжело вздохнул, вынув сигарету изо рта.
Мы выяснили, что кое-кто копает под вожака в его отсутствие. Когда крупная фигура исчезает с доски, начинается хаос, этим легко можно пользоваться, когда уверен в своих силах. Хоть Бессонов умудряется отдавать распоряжения своим из тюрьмы, его влияние шатко. А с такими амбициями, как у него, из-за подобного можно пойти на сделку хоть с самим дьяволом. — Переведя взгляд на Арину, Артур тряхнул головой и распрямился. — Советник хотел обезглавить Ведомство. Кому ещё, думаешь, это могло быть выгодно? Все выкинутые на обочину хнычут одинаково.
Выдержав паузу, он снова затянулся.
Я очень хочу ошибаться. Потому что если я не ошибаюсь, у нас на пороге стоит оскорблённый преступный синдикат. Помнишь, в великой войне на западе Тёмный Лорд использовал оборотней, обещая им свободное будущее? Всё уже было до нас.
Напряжение в груди стягивалось тугим комом. Даже почти хотелось, чтобы какой-нибудь упырь из подворотни захотел к ним пристать — хоть немного удалось бы стравить пар. Артур устало потёр лоб и застонал.
Сам себе звучу, как псих. Эта встреча должна всё прояснить. Я должен получить доказательство, что моя теория — бред. Думаю, ты понимаешь меня.
И попытался улыбнуться. Очень помогало смотреть на Аринку на самом деле. На фоне этих тёмных сырых переулков, она была чистым, светлым пятном, лучом света из будущего, обещающего покой и ласку. Как напоминание о лучшей реальности, заставляющей отбросить отжившее прошлое и сконцентрироваться на настоящем. Он ведь выбрался на самом деле. Добился, упрямой наглостью, силой даже — добился, выжил, оставил всё это позади. И она теперь рядом... неописуемо.
Обещаю, в следующий раз выберу место поромантичнее, — хмыкнул он, — Хорошие парни не должны водить девиц на свиданки в злачные места.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

112

Арина прекрасно осознала, что действительно ни хрена не знает ни об оборотнях, ни о том, что за криминальная сторона существует в магическом мире. Ей хватало того, как начальство хватало друг друга за горло, выискивало и пыталось найти компромат друг на друга, причем с такой жадностью, что были готовы влезать в головы своих соперников или близких врагов, отрицая всю гуманность и моральные устои, оставаясь после чистенькими и незапятнанными. Да, не все были такими, некоторые люди все еще держались некоторого принципа, и Белова старалась быть ближе именно к таким. Именно поэтому она не пошла против Иванова, и пришлось разыгрывать слишком сложную партию, впрочем Белова знала, что это будет ей куда выгоднее в перспективе. А выгода и сохранение своего достоинства весьма неплохой коктейль.
- Ой, да ну тебя, - отмахнулась Белова,- Да, территория не знакомая. Да, я совершенно в этом не соображаю! Я это признаю, но это не значит, что я начну проявлять агрессию или провоцировать. - она засмеялась пришедшей ей в голову ассоциации с фильмом "Крестный Отец", - Я не влезаю к чужакам без уважения. Тем более я верю в тебя и твой опыт, просто буду держать руку на пульсе.
Переулок казался слишком длинным, возможно это было связано с тем, что внутри Беловой, всё не особо стремилось погрузиться в подобный мир и контингент, но ее любопытство весьма весомо ощущалось, да и в подсознании подхлестывало упущение того, что было что-то, что проходило мимо нее, когда она всегда стремилась знать и видеть больше. Кто знает, быть может в будущем ей придется самой столкнуться со всем этим.
- Можно и так сказать. - в ответ фыркнула Арина.
Арина подняла глаза на Шеффера и поджала губы.
- Я не то имела ввиду. - она выдохнула,- Я просто спросила. Я же ничего не знаю. - она выдохнула с неким сожалением и посмотрела на Артура.
Она не стеснялась говорить того, не владела нужной информацией, так же, как всегда могла признавать свои ошибки и недочеты. Сейчас она чувствовала себя не столь уверенно, как бы ей хотелось, потому что она не знала, что ее ждет, она могла лишь представлять себя всякое, и верить в то, что Артур знает, что делает.
- Не поладили? Но он тебя звал? М. Понятно. - она сделала некоторые пометки для себя, и вновь подняла взгляд на Артура, смотря на его лицо, и внимательно слушая то, что он ей говорил.
И от подобных знаний становилось не очень комфортно, но Белова не подавала вида, лишь с пониманием кивала, давая понять, что приняла всё к сведению.
- Ну, то что будут копать, это логично. Как говорится : "Свято место, пусто не бывает". Но с другой стороны, это странно. Оборотни конечно выкинуты, но мне думается появление камня должно было напугать их до чертиков, это же для оборотней билет в один конец, в отличие от уязвленных и лишившихся способностей магов. - она пожала плечами,- Понятно, что общие враги объединяют. Но разве это не риски для того же Советника? Я бы его сожрала потом просто, это угроза. Или я не права?
Только маги могут вынести обращение, и лиши их этой возможности, это значило убить сразу целую стаю после первого же полнолунья. Это звучало слишком неприятно, вряд ли бы на всех сработало чудодейственное восстановление любовью. Так что связываться с тем, кто может обернуть оружие и против своих же, слишком опасная сделка.
- Ну, история имеет привычку повторяться. Понятно, что повестись на такое легко, другое дело, а что потом? - она скривила губы,- Тогда у нас может на горизонте маячить очередное восстание и разборки. Ну или Советнику и его компании нужно прятаться не только от закона... - она замялась и задумалась, на мгновение резко остановившись и опустив глаза в темный асфальт,- Но тогда это может объяснить, почему тебя в это вмешали. Пока не знаю, как объяснит, но тогда хотя бы есть связь. - она тряхнула головой, - Бред какой-то.
Она вновь подняла глаза на оборотня:
- Да, понимаю конечно. Тут надо или отмести что-то, или найти зацепку. Но вот оскорбленный синдикат все равно звучит слишком опасненько. И если это так, что делать-то дальше?
Класс!
Белова выдохнула, приподнимая брови и смотря куда-то в темноту улиц. Было предсказуемо, что раскол коснётся многих, но что это уйдет и столь глубоко в подполье, верить не хотелось. Одно неверное движение и устройство их мира затрещало по швам. Артур говорил про запад, про Темного Лорда, тогда в хаос все погрузилось на несколько лет, только тогда чистокровные восстали, тут же наоборот немагорожденные, но исход явно был бы не столь различным.
Блядь...
Голос Артура и Арина вынырнула из собственных раздумий, которые хотели ее утянуть в свою густую и тягучую глубину, отрезая от  моментов настоящего, и столь невовремя.
- О, так у нас свидание? - улыбка на губах Беловой стала шире и она многозначительно посмотрела на Шеффера, - Сказал бы, я бы оделась поприличнее. - она искренне засмеялась, не замечая того, как опасно сжалось ее сердце, ох, она была слишком на пороге того, чтобы переступить еще одно своё "я никогда не".
- Ладно. - она выдохнула,- В моей голове уже столько всего, и мне надо это успокоить. Пока нет информации, у меня мозг взрывается. Ну, чем дальше в лес, тем хуже дебри. Я бы хотела, чтобы ты оказался не прав со своей теорией, но блядь, все не может быть так хорошо.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

113

Зачем ты так говоришь, ты ни в чём не виновата. Я заслужил все возможные подозрения, ты не обязана ни о чём сожалеть.
Привычки всё же опережают рассудок. Когда ты привык держать всё в себе, любое вторжение расценивается как угроза, даже когда сердцем ты хотел бы довериться.
Ты не знаешь, что это за человек, Ариш, — поморщился Шеффер, расслышав в её голосе сомнение, — Ты можешь его ненавидеть, презирать, но если он вбил себе что-то в голову — твоё мнение ничего не изменит. Таких, как он, меняет только топор между глаз.
Под конец фразы он почти рычал, кое-как сдерживая себя в руках.
Ублюдок даже умудрился сесть после отмены немедленной казни оборотней, как будто специально! — Скрипнув зубами, Артур гневно выкинул перекушенную сигарету на асфальт. Зашипев на воде, та быстро уничтожилась в пыль. — Я никогда, ни в здравом уме, ни как иначе, не состоял ни в одной шайке безмозглых мясников, ни безызвестных, ни уж тем более у этого маниакального педофила.
Под кожей шевелился жар. Артур сжал челюсти и провёл рукой по волосам, унимая никак не касающийся Аришки гнев. Даже сердце забилось быстрее, чего вообще в её присутствии стоит допускать только в одном-единственном случае. Вызверился, потому что стыдно: оборотень, а значит такой же, как они. Можно тысячу раз убеждать себя, что умеешь садиться в клетку, что научился брать себя под контроль, и что ты полон моральных принципов — а потом какая-то мразь стукнет тебя по затылку, и ты уже снова тот, кем являешься на самом деле. Такой же, как они. Даже больший лжец, чем те мерзавцы, кто свободно ходят под луной.
Если бы я мог, я бы отправил кого-то вместо себя, но оборотни доверят ответы только своим, — он вздохнул и опустил голову, пожевав губами. — Десять лет прошло после укуса, а я до сих пор не смирился.
Ему хотелось обнять её. Почувствовать, как её тепло проникает в его тело до самых костей, хотелось затеряться в запахе её волос и чувствовать, как пальцы цепляются за него доверчиво. Хотелось почувствовать себя дома. Это всё ведь маски, слоями наросшие на сознание, они не дают быть тем свободным парнем, каким он был годы назад... примерно в её возрасте.
Такая молодая, такая красивая. На кой чёрт тебе сдался больной старик?
Я не могу тебе сказать, в конце концов, это просто теория. Может, им обещали не использовать камень против них, может, они вообще не знали о камне, а может знали, но повелись на обещание лучшего будущего, как было у Тёмного Лорда. Как ты сама видишь, у советника в случае успеха появлялось ультимативное оружие против любых магов, и оборотни действительно не рискнут к нему приближаться. Как говорил великий лысый немаг: "идеи становятся силой, когда они овладевают массами", тебе просто нужно убедить нужные группы людей, что изменишь их жизнь к лучшему, и они пойдут за тобой. А если нет — ты всегда сможешь их уничтожить.
Под ложечкой всё ещё скреблась вина. Они свернули на продолжение этой улицы, и на стене по правую руку можно было разглядеть белого кролика в очках с надписью "Ты на верном пути". Отсюда уже можно было разглядеть газовые фонари, качающиеся над освещённым входом в заведение.
Но вдруг Аришка остановилась, и Шеффер замер, внимательно вглядываясь в неё.
Что? Что ты имеешь ввиду? — Подозрительно спросил он, не успевая схватить суть её замечания.
Очень не хотелось услышать что-то, что усложнит и без того смердящее дело. Артура больше устраивала идея личной мести, и шанс быть пешкой в глобальной картине его совершенно не прельщал. Он смотрел прямо, цепко, чётко очерченный блёклым светом уличного фонаря.
Сначала выясним, бред это или нет. И без восстания головной боли хватает.
Лучше бы слушать, как она смеется, а не вот это всё. Вот, сейчас он наговорит ей с горяча, и даже пиво в притоне накроется пиздой, а с ним и всё остальное.
Прошу, просто поцелуй меня.
Чем дальше в лес, тем дольше вылезать. А ещё там партизаны толще и волки злее. Давай посмотрим, что нам скажут Лютые. И я бы... очень хотел спокойно обсудить с тобой всё, а не как у нас всегда получается: на бегу.
Он бы хотел улыбнуться ей, но почему-то в этот раз не получается.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (17 Мар 2021 16:08:11)

+1

114

Она видела перепады его настроения, слышала оттенки его голоса, и ей хотелось успокоить его, сказать, что всё наладится, только вот, она пока сама в это не верила, потому что не понимала, что вообще должно наладиться в этом внезапном хаосе, когда просто не знаешь, откуда может прилететь.
Стоило толкнуть одну карту, и муторно выстраивающаяся годами конструкция сложилась, и ее поддерживало лишь чудо. Чудо которое заключалось в том, что все дружно делали вид, что ничего не произошло. Да, людям свойственно все забывать. Особенно русским. Будь ты магом или нет. Прекрасная иллюзия, что все нормально, если этого не замечать. Только вот нормально не было.
Ее взгляд стал мягче, когда его гневное отрицание причастности к шайкам так и вырывалось из него. Все еще саднили его эти раны, да это было и понятно.
Как бы мне хотелось, чтобы тебе было легче. Жаль, мы не в силах исправить прошлое. Кто бы что не говорил.
- Вот и чудненько,  - легко ответила она, пожав плечами, вряд ли бы это снизило градус напряжения, но она должна была показать, что она готова была принять и это, если бы потребовалось. Потому что не была святой, и потому что привыкла не оборачиваться, делая шаги вперед.
Всего десять лет... Значит это все произошло в сознательном возрасте. Да, наверное, с этим тяжелее смириться, когда большую часть жизни, ты прожил без вечного страха, без боли и без ограничений. Блядь. Как же тебе херово то... Как мне хочется тебе помочь, но я не знаю как... Да и нужна ли тебе моя помощь...
- Не со всем надо мириться в этой жизни. - смотря вперед ответила Арина,- Что-то просто надо принимать, вопреки всему.
Только если ты не можешь что-то принять, тебе стоит отказаться от этого или изолироваться. Вот Сергей Белов отказался и ушёл, не приняв собственного ребенка, и кажется ему стало жить куда проще.
- Всё, как всегда... - хмыкнула Белова.
Она жила в двух мирах, и пусть некие временные периоды в мире магии и застыли, оставаясь на том уровне, когда пришёлся основной расцвет культуры, но она всегда замечала эти сходства в обществе, в управлении. Люди все равно одинаковы по своей натуре, и не меняются имея развитые технологии или способности недоступные другим. Власть и жадность они не искоренимы в мире, не искоренимы в людях, да и ладно, если это не мешает жить другим, не противоречит морали, что уже звучит глупо. Но так вреде все и существует. приправленное смирением и принятием. Те кто неплохо устроился - доволен жизнью, кто-то привык к малому - и ему комфортно, кто-то получает удовольствие от возни и власти. Сложно, пусть и естественно, но можно жить счастливо, принимая то, что иногда стоит чем-то поступиться.
Да, "праведников" было достаточно, семей, что не копались во власти, да и в мире магов заниматься своим делом было очень легко, в отличии от мира немагов, и все было прекрасно и мирно, если не касался управления или чего-то запретного. Хотя сейчас волна явно задевала всех. Напряжение было ощутимо и от знакомых, кто был далек от Ведомсва, от стражей, это говорил Андрей, которому на это сетовала его бабушка.
Забавно, при всем осознании, казалось бы Арине было проще покинуть Ведомство, только вот, ей нравилась ее работа и ее положение, потому что она чувствовала свою нужность, свою власть и возможности, она нашла применение себе, своим талантам, и плевать, что иногда надо было чем-то поступиться.
- Что все может быть не простым совпадением... - выдохнула Белова, понимая, что она сама не улавливает суть своих мыслей, лишь инстинкт, который сработал внутри, лишь интуиция.
— Ладно, ты прав. - она мотнула головой, отставляя все назад. Потом подумает. Потом будет размышлять. Но все было только хуже, а впереди маячил семейный праздник, который Арина не хотела бы испортить своей озабоченной миной.
Было бы забавно познакомить тебя с моими родными. Но наверное ты бы просто обалдел от их колли чества...
Губы поджались от мысли, и Арина сглотнула, выдыхая.
- Ты уверен, что они вообще что-то скажут? Хотя, "уверен" вообще неподходящее слово во всём этом цирке... Но, я уверена в тебе. - она подняла голову, заставляя себя улыбнуться,- А при мне вообще они что-то скажут. Ты же не оставишь меня одну в непонятном месте? Не то, чтобы я боюсь... Но я могу и напортачить. - она хмыкнула,- И... я так понимаю... Если эти ребятки ничего не скажут, ты... прогуляешься в тюрьму? Так. ладно. Я опять тороплю события. - она выставила руки вперед в успокаивающем себя жесте,- Это все из-за тебя я собраться не могу. Ты видел на моем лице больше эмоций, чем все ведомство за столько лет. - она выдохнула звук похожий на "т" и мотнула головой, лукаво после взглянув на Артура.
О, а вот подъехал и флирт от Беловой! Стыд, да и только.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

115

Пусть она думает обо мне лучше, чем я на самом деле,
и я тогда буду и в самом деле лучше.

Э. Хемингуэй

Белова как будто с из другого мира вывалилась, иначе это было просто не объяснить. Лучше ответа, чем беззаботно брошенная фразочка, было не придумать. Жалости Шеффер бы не вынес, как и оправданий, а здесь? Гневу просто не за что было зацепиться, и он рассыпался безобидной пылью, а Артур остался слишком растерян, чтобы быть даже благодарным. Он ведь ждал чего угодно, он привык быть виноватым, но чтобы так? Не реально. Этот маленький реверанс цеплялся за каждое небольшое проявление заботы в прошлом, все драгоценные мелочи сплетались воедино, скрепляя сердце своей самоцветной лентой.
Тебе бы убегать, маленькая волчица.
Но вместо этого она снова стреляет. Что-то просто надо принимать, вопреки всему. Не хотелось об этом думать. Уж тем более, после магического избавления от липкого образа лощёного олигарха и его покрытых кровью ногтей. В глубине души, Артур был рад: Арина продолжала пытаться принимать. Вопреки паранойе, не верилось, что она играла с таким искренним лицом, но пока это чувство восторженной надежды всё ещё оставалось глубоко внутри. Жар ещё доминировал, и сердце успокаивалось очень неохотно.
Тебе достаточно не оставлять меня, и я буду верить в то, что всё не зря.
Я привык доверять интуиции людей с врождённым талантом управления сознанием, — сказал Шеффер, заметно расслабляясь. — Буду держать глаза открытыми, Ариш.
Голос ведьмы успокаивал. Он мог распалить Артура, довести до помешательства, а теперь вот ещё и это. Было бы здорово как-нибудь задремать на её коленях, пока она рассказывает какую-нибудь чрезвычайно важную девчачью ерунду. Так, нужно было поскорее взять себя в руки: такие мысли — ничто иное, как признак усталости. А ему никак нельзя показывать слабость перед другими волками.
Приосанившись, Артур широко, остро ухмыльнулся уголком губ и повернулся боком, галантно подставляя Аришке локоть.
После твоих слов, я не просто уверен. Я неуязвим.
Не волнуйся, будет достаточно, что ты просто будешь рядом со мной. Это нормально — все подумают, что ты либо собираешься получить проклятие, либо уже ждёшь своего первого полнолуния, иначе ты бы не пришла в моей компании.
Есть ещё один вариант, но на шлюху ты не похожа.
Если они упрутся рогами, я буду блефовать. Хотя, у меня и так есть пара аргументов, которые наверняка сыграют в нашу пользу.
Он улыбнулся, глядя Аришке в лицо. Опустив вопрос про тюрьму, он с удовольствием переключил внимание на нечто более приятное.
И могу сказать с уверенностью, что ты располагаешь довольно очаровательным набором выражений, — улыбался Артур, очертя голову подхватывая тонкую ускользающую ленточку игры. — Может, если мы возьмём сегодня по пиву, я увижу ещё парочку, как считаешь?
Будь проклят старый мир, готовый развалиться прямо под их каблуками. Угроза свела их вместе, угроза и стремилась их разлучить, не давая насладиться ни одним моментом близости так, чтобы что-нибудь не встало на их пути. Даже зная, прекрасно зная, сколько боли ещё предстоит увидеть глазам, Шеффер с каждой секундой всё больше отдавался давно забытому желанию ухаживать за женщиной, так, чтобы старомодно, чтобы обстоятельно. В конце концов, всё могло исчезнуть в один миг.
Если выйдем оттуда живыми, можем прогуляться ещё куда-нибудь потом. Держи это в голове, когда захочешь пошутить над каким-нибудь гремлином про его висящий нос, — он подмигнул и поднял голову.
"Опорный пункт" находился на первом этаже здания. Белые стены, декорированные чёрными трубами, задержавшиеся пьяные немаги внутри, за окнами, и неяркая лампа над входом. Вместо того, чтобы взяться за дверную ручку, Артур взялся рукой за воздух с противоположной стороны. Пальцы обхватили нечто невидимое, провернули, и дверь открылась против расположения петель.
Дамы вперёд, — галантно шаркнул ногой Шеффер, даже не пряча ехидную ухмылку.
Изнутри доносился сильный шум. Интерьер почти не отличался от своей немаговской копии, только площадь была больше, не было окон, и было значительно более... людно, если можно так выразиться. Потолок терялся в висящем высоко над головой кумаре, тщательно подсасываемым туда небольшими облакообразными существами. За стойкой стоял поджарый гремлин ростом с Артура: широкое носатое лицо с жёсткой серо-зелёной кожей, из-под богатой чёрной шевелюры свисали внушительные разлапистые уши. На нём был кожаный передник, как у мясника, а под ним — мясницкая же кольчуга, но это не мешало ему двигаться особенно проворно. Контингент тут ему приходилось обслуживать невероятно разнообразный. Столики были оккупированы большим количеством народа, например, в углу за принесённой сюда ширмой сидел невероятно толстый монгольский шаман. Вокруг его шеи обернулся переливчатый голубоватый змей: маленькая бородатая голова дракона покоилась на его плече, а широкий лепесток хвостового веера свободно свисал за спиной. Детёныш луу спал — их перевозили только под седативами, и открытая демонстрация дракона должна была показать всем статус и богатство владельца. И такие необычные посетители здесь не были редкостью, хотя большинство, конечно, не блистало какими-то выдающимися особенностями.
В этот раз со сцены убрали столики, и сейчас там выступала группа алконостов-мимиков, и их большая, вороная вокалистка тянула глубокий, размеренный джаз.
Пойдём вон туда, — положив обе ладони Аришке на плечи, Артур наклонился и сказал, приподнимая палец в сторону угла в глубине зала.
Но не успели они пройти далеко, как от группы шумно пьющих мужчин отделилась сначала одна, а потом вторая женщина, встречаясь с гостями на проходе.
Тасенька, глянь, кто к нам пожаловал.
Ой, что ты: он сегодня не один, — одна из них, с волнами жёлто-блондинистых волос слегка склонилась и облизнула губу, являя больше прелестей из своего корсета. — Милый, ну кто приходит сюда с дамочкой, ты что? Мы с Евушкой уже тебе не интересны?
Или ты хочешь разнообразить компанию? — подхватила первая, окидывая взглядом Аришку, и прижимаясь к своей подружке.
Возьмите друг друга и вернитесь к своим друзьям, девочки, — покачал головой Шеффер.
Нда, неловко со шлюхами вышло. Впрочем, все они тут взрослые люди, хотя от ехидных подколов ему теперь вряд ли избавиться.
Женщины надули губы и театрально заныли.
Я же говорила, — вздохнула блондинка. — Ладно, пойдём, Тасенька. Оставим ковбоя развлекаться без нас.
Но не успели они отойти, как из группы людей вывалился мордатый мужик, почти что лысый, с носом, переломанным в четырёх местах.
Опа, большой начальник пришёл бить понты! Как здоровье, немец, за нафталин опрокинуть заглянул? Я уж думал, ты так забурел, что на старой малине уже показаться в падлу!
Лицо Артура сменило примерно три выражения, когда мужик сгрёб его ладонь и резко затряс.
Отрава? Ты ещё жив? — Процедил маг.
А то как ещё! Чё я, барахольщик благородный, бегаю теперь только в округе, шум не поднимаю. Пришёл, понимаешь, мозгам толчок дать со своей кодлой, ага? — Веселился явно сильно поддатый мужик. Заметив стоящую рядом Аринку, он прищурился и качнулся в её сторону, за что Артур тут же оттолкнул его в плечо.
А чё за марушку привёл, конкретно блатная? — не обиделся Отрава, но и интереса не потерял.
Не твоё дело, — отрезал Шеффер, — Ты Ёжика не видел? Или кого-то из его пацанов?
Ты к ним чтоль? Ну ты, начальник, конкретно лоха походу включил, — булькнул Отрава, но тут же построился, отчаянно стараясь стоять прямо. — Лютый как багажа нахватал, совсем осатанел, когда его щены по беспределу пошли, слышал? Я типа ни Ежа, ни Беса, ни этого.. как его... Сыро... Сдобника не видал тут давненько.
Ну тогда вали давай, пройти мешаешь, — оскалился Шеффер, отстраняя вора плечом, а тот громко заворчал, стараясь удержать равновесие.
Ат-ты душа всегда компании! — Шамкнул он вслед, — Я на тебя кружечку скину, лады?
Проходя между столами, Артур тихо рычал. Хорошее он, должно быть, произвёл впечатление — разве что людоеды с пропиленными зубами его тут по плечу не хлопали. Отодвинув Арине тяжёлый деревянный стул с высокой спинкой, Артур подтащил себе такой же и сел рядом с ней, избегая встречаться с ней взглядом. А потом не выдержал и прыснул.
Я жалею о каждой секунде, ясно? — Давил улыбку он, когда на край стола, выразительно исцарапанный, приземлилась внушительная птица сирин, чью старящуюся грудь поддерживал расшитый карачаево-балкарский платок.
Чего изволите-с, голубки? —  Проскрипела она, своими ореховыми глазами неглядя скользнув по гостям насквозь.
Из стаутов что-то осталось? — и, получив кивок от сирин, повернулся к Аришке, — А ты? Эля может?
Величайший позор всей моей жизни.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

116

— Ты ассоциируешь хаотичное крушение со мной?
— Да, оно было... прекрасным.
©Бесстыжие

Серый городской полумрак и прохладная погода не по сезону сопровождали их, скользя по оплетённому чарами переулку. Белова лишь искренне улыбнулась Артуру, пусть и коротко, пока ее вновь не захватывали мысли. Шеффер непреднамеренно и давно вошёл в ее круг, который видел ее другой, не бездушной и беспринципной стервой, которой она была в кабинете Иванова, после того как директор ее вызвал к себе, практически перед самым ее уходом, а человеком который действительно мог сопереживать и понимал.. Позже она расскажет об этом визите Артуру, или лучше покажет его. Потом, но сейчас, когда и так было достаточно потрясений, достаточно пищи для размышлений, и ей хватало того несвойственного нервного напряжения, что сочилось по ее артериям.
Арина говорила то, что думала и догадывалась, что, скорее всего, где-то на глубине сознания у неё с Шеффером живёт примерно одна мысль: "ты же меня совершенно не знаешь". Это заставляло ее внутренне ухмыляться, понимая, что это не является причиной того, что ее столь сильно тянет к нему. Не будь на ее счету подобных гнусностей, она бы ничего не изменила, и также позволила этим чувствам выходить из-под контроля. Да, ей это нравилось. Интуиция слишком упорно намекала ей на это.
- Доверять тем, кто управляет сознанием. - она хмыкнула,- Да ты любишь рисковать.
Губы довольно поджались, и Арине показалось, что возможно она даже покраснела, но она просто поправила выбившуюся прядь волос, и вновь явила на лице лик весьма самодовольный и самоуверенный. Ведьма с неким удивлением и вопросом посмотрела на подставленный локоть. Чёрт, для нее это было чем-то весьма непривычным, новым и обескураживающим.
Чёрт.
Растерянность, пусть и сею секундная была ощутимой, но девушка положила свою ладонь и отвернула взор на фасад здания, цепляясь взглядом за какое-то почти отвалившееся объявление.
— Оу, какое ограниченное число вариантов, оказывается. Ладненько. - Арина вернула внимание Шефферу и сжала губы, теперь она лучше понимала то, куда они направляются, хотя, было бы интересно посмотреть на того, кто в здравом уме бы захотел стать оборотнем. Да, в фильмах это сила и прочее, но там все показывается с тем, что ты имеешь контроль над сознанием зверя, в реалиях же, все было не так романтизированно. Хотя, странных личностей всегда хватало.
- Ладно, тебе виднее. Постараюсь не хвататься за палочку при первом же не понравившемся мне моменте.
Арина вновь приподняла брови, и ее полный вызова взгляд опустился на мужчину, рядом с ней:
- Какой, Вы жадный, Артур. - она склонила голову,- Какая самоуверенность. Может, я не соглашусь.
Они остановились у двери и Арина тряхнула головой, после чего коротко выдохнула, откидывая лишнее из мыслей и из сердца, стоило мужчине потянулся к ручке. Ее приключение началось, возможность заглянуть туда, куда она бы, скорее всего, в иной ситуации бы и не сунулась, по крайней мере, весьма миролюбиво настроенная.
Ладно. Я не боюсь. Но мне кажется чувство омерзения у меня это может вызвать...
Но ты же будешь рядом, а значит я справлюсь. Я должна принимать и это.

- Ой, джентльмен нашелся, - фыркнула Арина отпуская Артура и проходя внутрь, осматриваясь по сторонам и не позволяя эмоциям проступать на ее лице. Лишь спокойствие, лишь выдержка и присущая ее образу надменность. Капитан Белова, как есть при исполнении. Ее взгляд скользил по посетителям этого заведения, она запоминала лица, делала для себя пометки, изучала каждого, пытаясь уловить движения, некие невербальные знаки, особенности, которые впоследствии могли бы пригодиться. Тут царствовал кумар, сквозь который она разглядела пару дверей и местного бармена, который следил за залом и новоприбывшими. Все было довольно предсказуемо и не вызывало никакого эффекта шока, обычное место сборищ, пусть и весьма хорошо защищённое. Ведьма перевела взгляд на ближайший к ней угол, увидеть заклинания тут будет проблематично, но Белова была уверена, что паутина тут внушительная, и ей стало даже интересно, как эта защита в действие.
Нарваться вздумала? Умно...
Арина прикрыла глаза и вновь вернула внимание Шефферу и окружающей обстановки. В голове уже вырисовывалась некая схема и пути отхода. Ну так, на всякий.
Безэмоциональный хмык, когда Арина заметила дракона, и лишь прикусила себе незаметно язык, прибивая в себе желание послать сигнал в Ведомство за подобное нарушение.
ТУТ ДРАКОН!!!
КОНТРАБАНДА!!!
ААААААААА!!!!

- Мило. - холодно констатировала Белова, не меняясь в лице, что сделать оказалось весьма сложно, когда тёплые и сильные руки Артура легли на ее плечи.
Чёрт! Что же ты делаешь!
Сердце резко дёрнулось, но выдох и вновь ее охватило внутреннее спокойствие. Эмоции недопустимы в таких местах. Недопустимы и мысли, сокровенные и важные. Недопустимы образы. Она слишком хорошо знала о том, что такое влезать в голову. Как надо врать. Как срывать то, о чем думаешь. И тогда никто не сможет ворваться в разум, прочитать мысли и найти уязвимости. Если говоришь о ненависти, надо ненавидеть, если о верности, то можно вплести и нотки запретных чувств, чтобы сбить с толку и смутить, чтобы неповадно было более заглядывать, или же умаслить тех, от кого был бы прок.
- Идем.
Две особы. Точнее -  шлюхи, которых тут было явно в достатке, оказались рядом слишком быстро, и прекрасно знали Шеффера.
О, вот как.
Арина приподняла глаза на Артура, уголки ее губ предательски дернулись, и неприятный укол ревности мелькнул где-то вдалеке.
- О, так ковбой — это фактически устоявшееся мнение о тебе. - она вновь прикусила язык, стараясь не улыбнуться, и выглядеть холодной и неприступной.- Понятно. Надо заглянуть мне к врачу не забыть, теперь.
Белова искренне старалась не залиться хохотом, и от этого шумно вдохнула носом, делая полшага вперёд. Осуждала ли она подобное? Нет. Это всё естественно. Хочется ли ей выцарапать этим дамочкам глаза? Ну, это безусловно.
Круг знакомых Артура, очевидно, только начинался, ибо отошедшие дамочки сменились мужиком, которого называли Отрава.
Оригинально.
И я явно недооценила, насколько он тут свой.
Мы нихрена не знаем друг друга.
И стоит ли нам лезть в это, если все и так весьма хорошо складывается?

Разговор не затянулся, и нужной информации не было, посему Арина вновь прошла за Артуром, а после опустилась на стул, перед свободным столиком, вновь невольно вздрогнув, когда мужчина отодвинул для нее весьма массивный предмет мебели, а после оказался рядом на таком же.
- Красный эль? Лагер? Все равно. Что повкуснее и помягче. Лучше лагер. - более мягким тоном ответила Арина сирин, и после того как заказ был принят повернулась к Артуру.
Ой, да ладно тебе. Зато теперь я вижу, что ты душа компании. - она поставила локоть на стол и на опущенную ладонь опустила подбородок,- Местная звезда прямо. - она вытянула губы,- Не думала, что недалёко от центра можно встретить место, где столько сирин. - она вновь выдохнула со звуком "т",- Это считается расизм, что сирин поют джаз? Я думала это должно быть что-то из более народного.
Белова прикрыла глаза, стараясь вновь подавить эмоции и мысли, но впервые ей было слишком трудно это сделать, но обстановка явно диктовала свои правила. Она не привыкла быть уязвимой в подобных местах.
- Но, у вас тут весело, ребят.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

117

Даже не начинай. Это всё издержки моей предыдущей работы, — процедил Артур, потерев пальцами губы, а потом положил руку на стол, давя улыбку. — Что, лучше бы нас встретили залпом заклинаний?
Он улыбался и очень старался не выдавать своей неловкости. Смех так и рвался наружу, особенно при взгляде на деловитое выражение лица Аринки. Незанятые руки достали пачку сигарет, её картонный бок постучал по полированной столешнице, пока владелец низводил сжигающий стыд в простое, уверенное спокойствие. Ей-богу, детский сад.
Выбив сигарету, Артур поймал её губами и дёрнул бровью.
Не волнуйся, к заразе не пристаёт, — он упёрся кончиком языка в клык, приоткрывая рот.
Интересно, что же ты там напридумывала себе в своей хорошенькой голове?
Торопливая официантка принесла им пиво и исчезла так же быстро, как прибежала. Артур вздохнул, отводя глаза. Нет, всё равно ему бы хотелось, чтобы эта позорная прогулка закончилась поскорее, он чувствовал себя ещё хуже, чем когда родители показывают твоей девушке твои детские фотографии, где ты с энтузиазмом ешь песок.
Знаешь, есть захочешь — ещё не так запоёшь, — хмыкнул маг, зажигая сигарету. — Но Аэлла чертовски хороша в этом, разве нет? Считается ли расизмом её личный выбор репертуара?
Глубоко затянувшись, он расправил плечи: это немного помогало угомонить ребяческое смущение внутри. Сам же бравировал, что готов отпугнуть Аринку, спасти её от себя, оторвать от рёбер поскорее, а что теперь? Теперь поздно жалеть фасад, закиданный навозом.
Значит, до сих пор он не осознавал масштаб того, как сильно хочет нравиться Беловой.
Могвай даёт им всем временное жильё и помогает устроиться на работу, — не выпуская сигарету, Артур отогнул мизинец в сторону гремлина за стойкой, беспечно сдавая коллеге укрывателя незаконных эмигрантов. — У них на юге сейчас ужесточили требования для найма народов не-волшебников из-за последних поправок в директиву, вот они и понаехали... Поналетели. Дешёвые игрушки. Ну, кроме Аэллы: она — звезда и хорошая подруга Могвая, так что работает бесплатно.
Во многих случаях, знание особенностей жизни слоёв населения помогало в работе, тебе становились понятнее мотивы и поступки, ты знал, чего стоит ожидать. Здесь, вдыхая довольно знакомую смесь запахов "Опорного пункта", Шеффер легко возвращался в старую шкуру ищейки, ещё не перекрашенную в синий цвет Ведомства. Он здесь никого не осуждал, но и не симпатизировал никому, смотря на сборище теневых проходимцев как на список фактов на бумаге.
Он сам из Шотландии, поэтому так болеет за эмигрантов. Ха. Не завидую немагам, живущим в одном доме с гремлином, — хрюкнул Шеффер, скосившись на Аришку.
Создания железа и электричества, гремлины ревностно не переносят технику, которая порой может выйти из строя даже от самого присутствия этих лопоухих мерзавцев. Проблема была в том, что и в магический мир многие чудеса прогресса попадали так или иначе, так что к гремлинам стали относиться с осторожностью. Мало кто продаст им билет на поезд, и уж тем более ни одна живая душа — на самолёт.
Не привыкай. Это — нейтральная территория, поэтому кажется, что здесь спокойно. Выйти отсюда обычно гораздо сложнее, чем войти, — поморщился Артур, но тут же дёрнул плечом и усмехнулся, — А, не бери в голову. Я просто тебя запугиваю. Бесит, что эти суки до сих пор не пришли.
Хотел было огрызнуться, что его не стоит причислять к этому сброду, но решил не нудеть. В конце концов, факты говорили сами за себя, и отнекиваться было бесполезно. Вернувшись сюда, он ненадолго опять стал "своим", нравилось это ему или нет. Впрочем, сложно было сказать: с одной стороны, здесь каждого хотелось выпотрошить самыми разными способами, а с другой здесь было как-то по-особенному... свободно, что ли.
Артур покрутил пальцами запотевший стакан, опуская на стол руку с сигаретой.
Не жалеешь, что пошла со мной? — спросил он.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

118

И кажется раем, когда повстречаю
Твой взгляд среди прочих таких одиноких
Чтобы снова зажечься и падать сгорая
Как падают звезды, что мы наблюдали

Тёмно-серые глаза Беловой скользнули по лицу Артура и остановились на его губах, и после поднялись, жадно ловя его взгляд. Сдержанность и самообладание норовили треснуть, выпуская её мысли и эмоции, но сил всё же ещё хватало для того, чтобы удержаться, даже замечая то, сколь обольстительно блестят его глаза, как довольно изгибается линия губ. Сложно, когда хочется расслабиться, но осторожность колко проходила по хребту на шее, напоминая о безопасности, которая перечила ее настрою.
- Да, нет почему. - пожала плечами Арина, - Просто ковровая дорожка тоже бы была впору. - она приподняла бровь, - Или фанфары. - она глухо хмыкнула, и ее взгляд вновь окинул окружающее ее пространство.
Ведьма ухмыльнулась, когда Артур вновь закурил. Ему шла эта привычка, пусть запах и не входил в число любимых для Арины, к тому же ей было странно наблюдать заведение, где курение было дозволено. И если в Ведомстве она привыкла, то атмосфера, так называемого общепита, казалось дикой, ибо в ее мире давно был запрет на данную привычку в подобных заведениях и общественных местах.
Моём мире - Арина опустила взгляд в столешницу, отчаянно одергивая себя за то, что вновь делает приоритет на мире, что просто привычен ей, но не её. Как и мир магов, где ей многое не нравилось.
На столе появились напитки весьма быстро, и это явно демонстрировало сервис с хорошей стороны, впрочем, тут была магия, а значит проблем не должно было быть. Воздух был весьма спёртым, и не совсем свежим, но запах никотина оттенял неприятные нотки, что улавливал ее нос.
Она не ответила на его комментарий про заразу, лишь представав в голове парочку мёртвых тел. В таком виде точно не пристаёт.
- А я разве сказала, что она плоха? - Белова повернулась в сторону Артура и с неким осуждением посмотрела в его светлые глаза,- Я сказала, что репертуар необычный. Но он хороший.
Она закатила глаза и сделала глоток лагера. Приятная прохлада и мягкая горечь коснулись ее языка, вырывая из капитана Беловой одобрительный звук. Действительно, напиток был отменным, она выпила даже пару бокалов, если бы не требовалась ясность рассудка, и хоть немного самоконтроля, чтобы не поддаться мужскому магнетизму мужчины, в волосы которого хотелось запускать пальцы, и рубашка на котором раздражала, ведь она знала, что под ней.
Пальцы беловой коснулись собственного затылка, проводя по волосам, стараясь сбить напряжение, и посему, когда Шеффер заговорил об устройстве этого места, она была благодарна, это позволяло переключить мысли, занимать их, заполнять нужной информацией.
- И чем там им не угодили народы? - она коснулась губами прохладного бокала и вновь сделала глоток, понимая, что вопреки её желанию, пить ей стоит медленнее, - Значит, у нас с этим проще? И какую работу они могут найти? - Белова хмыкнула, позволяя уголкам губ приподняться в усмешке,- Так мило отзываешься о Аэллэ. Бывшая?
Белова выдохнула и кивнула, давая понять, что это риторический вопрос, а его осведомлённость  - это хорошо. Это полезно. Всегда надо знать тех, с кем ведёшь дела и кто тебя окружает, так безопаснее, и проще держать все под более менее неким контролем.
- Из Шотландии? - Арина позволила удивлению проступить на ее лице,- Тогда это объясняет и качество алкоголя. - она мотнула головой,- Да, бывает же, как судьба заводит.
Вновь живительный глоток вкусного янтаря, и взгляд в сторону Артура.
Душно. Слишком душно.
Ну, дверь я вижу, значит ничего сложного, - цокнула победоносно Белова, Да, ты запугивай, запугивай, я то не из пугливых. - бровь вновь изогнулась, и на губах все же появилась мягкая улыбка, которая весьма быстро осталась тенью, исчезая.
- Пока не вижу ничего, из-за чего должна жалеть. Лагер тут отменный. - она развела руки в сторону, - Да и музыка приятная, не вижу, правда, ни хрена нормально из-за дыма, но ничего, вспоминаю жизнь до запрета на курение. Так что, все миленько. - она цокнула языком,- Да и набрать компромата на тебя дорогого стоит, - она вновь посмотрела на его лицо,- Так мы кого-то конкретного ждем или нет? Я так понимаю, они задерживаются?
Она вновь поставила руку на локоть и опустила на ладонь голову.
- А что тут из еды посоветуешь? или лучше не рисковать? - она склонила голову,- у тебя хорошие отношения с иными народами, это здорово. Я даже чувствую себя весьма ограниченной. Но мне просто не приходилось видно сталкиваться с кем-то кроме магов или немагов столь часто.
Почему мне так спокойно с ним? Так трудно держать голову холодной. Так непривычно. Опасно. Но тянет, столь непримиримо, что мне нравится тонуть. Возможно, все действительно не случайно.
Арина сделала вдох, смотря на то, как бокал ее уже был осушен на половину, и это было таки наглядной опасностью для ее рассудительности.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3boUR.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3boUQ.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1

119

Сонмы смиренно издали стон:
Кто для тебя мы и кто тебе он?
В черной петле и за крытым столом.
Разницы нет, если все это сон.

Артур со спрятанной ухмылкой заметил, как лихо налегала Аринка на своё пиво, в то время, как он сам к стоячей стальной пене в своём стакане даже не притронулся. Девственная ноздреватая поверхность медленно проседала и темнела, холодный пот срывался со стеклянных стенок, собираясь полукруглым следом воды на столе. В этом виделась вся она — порывистая, не терпящая застоя, честная даже. Такая же, как в моменты их близости. Артур шумно вдохнул и расслабленно откинулся на спинку стула, закинув ногу на ногу под столом.
Да был скандал с пропажей немаговского корабля, круизного лайнера что ли, точно не помню. Обвинили местных сирен, но газеты подняли такой шум, что под раздачу попали все, и сирин, и гамаюны, и алконосты, даже гарпии по-моему, но в случае с последними, я бы не стал особо винить газетчиков. В общем, по новым условиям взаимодействия, их там сильно ущемляют, чуть ли не ставя лимит на длину произносимых фраз. Да и нанимать их больше никто не хочет там особо.
Он пожевал губами, рассматривая свой стаут. Надо же, из всех мест на свете, он не ожидал, что будет испытывать подобные ощущения здесь, в этом баре. Аришка, ведьма из двух миров, возможно чуть больше не отсюда, задаёт вопросы, которые у иного мага могут вызвать недоумение, но при этом обладающая достаточно мягким сердцем, чтобы простить оборотня и с интересом зависать с ним в криминальном гадюшнике. И запойно предаваться близости с неудержимой страстью. Артур чувствовал себя хорошо, даже слишком хорошо, и с каждым словом, сказанным Аришкой, он отдавался этому ощущению всё больше, успокаиваясь, возвращая уверенность.
Пока ты говоришь, я не могу думать ни о ком другом.
Ну, алконостов, например, берут выступать. Из них выходят хорошие няньки, кстати, особенно для самых маленьких детей. Сирины берутся практически за любую работу, они хорошо умеют концентрироваться и выполнять монотонные задачи. С ними, правда бывает сложно из-за переменчивости характера. Куриные мозги, — Шеффер с ухмылкой дёрнул плечом. — А ещё когти размером с ладонь и плохое чувство юмора.
Он чуть склонился в сторону Аришки, изогнув бровь. Я пока не опустился до того, чтобы совать между лапок вместо ног. Хорошенького же ты обо мне мнения.
Арин. У них клоака. С равным успехом можно и индюшку, без заморочек — о, да, мечта любого это засадить перьевой подушке с говном, конечно!
Подняв в честь этого стакан пива, Артур щедро отпил за столь славный повод, а потом коротко облизнулся и отёр остатки костяшками кисти. Потом задумчиво поморщился и прикусил щёку изнутри.
Хотя, у них всё ещё есть грудь. И рот. Хм. Я раньше об этом не задумывался.
Он думал не о птицах. Он думал о маленьких всхолмьях с плотными, крупными сосками, о том, как ложится свет на матовый бархат кожи, и как от легчайшего прикосновения гладкая поверхность встревоженно топорщится мурашками. И когда рассудок услужливо подкинул картину того, как ведьма льнёт к его коленям, ложась ближе к паху, Артур тряхнул головой, прогоняя наваждение.
Ну, на принципиальности Могвая тут всё и держится, — улыбнулся Артур. — Но у этого есть и обратная сторона: теперь тебе есть, с чем сравнивать пиво в других заведениях.
Посмотри на себя. Ты даже работать не можешь. Ты забыл, зачем пришёл сюда. Поэтому тебе нельзя привязываться. Поэтому ты работаешь один. Помани ласковым словом, и ты бежишь, сломя голову. Выглядит жалко.
Чёрта с два. Артур смотрел и слушал, как говорила Аришка, по привычке выискивая в её словах что-то, что поставит его на место, и в то же время опасался это услышать. Он ведь спросил, тайно надеясь не услышать ничего плохого, как будто это что-то могло доказать, и как мучимый жаждой тянулся за каждой каплей тепла. Постучав пальцами по стеклу, но глубоко затянулся и медленно выдохнул мягкие белые плети вязкого дыма.
Иначе получается как-то не справедливо: ты у меня, как на ладони, а теперь и ты видела что-то, что лучше сохранить до поры, — медленно проговорил он, держа расслабленную руку у лица, а затем снова затянулся, — С другой стороны, чтобы испортить репутацию, нужно вначале получить хоть какую-то. Думаю, у нас поверят даже в то, что я продаю человеческие органы, — он цокнул языком, отводя взгляд в сторону. — Нас должен посетить мелкий авторитет, решивший отрастить самый длинный хер, пока вожак не видит: человек Станислав с грозным прозвищем Ёжик.
Артур шумно вдохнул, крутя сигарету на вытянутых пальцах и внимательно рассматривая тлеющую пепельную башню.
Славик похож на колдуна из западной армии Тёмного Лорда, точнее его германского крыла, но он сам родом из Украины, из семьи немагов, отличившихся боевым героизмом и достижениями в военной инженерии. Его прозвище идёт именно из внедрённых идей его славного предка — противотанковых ежей. Правда, помимо этого, Славик всегда представлет собой ходячий арсенал холодного оружия, а потому от клички было вдвойне сложно избавиться. В общем, увидишь. Кого он с собой приведёт — без понятия, но оборотни никогда не ходят в одиночку.
Кроме самоубийц.
Он просто издевается надо мной. Но он придёт, не сомневайся. У них слишком горит под хвостом, чтобы упустить возможность узнать, почему я здесь.
Чем больше Артур говорил, тем больше из его голоса уходила мягкость и участливость. Он был больше похож на себя обычного, собранного, закрытого, видящего опасность в каждом человеке. Его настолько вырвало из размеренной прелести их беседы, что он не мог больше вернуться.
Еда тут отменная, но я бы попросил тебя немного потерпеть. Давай, я угощу тебя, когда здесь перестанет вонять псиной, ладно?
Краем глаза он заметил, что порой взгляды из-за соседних столиков нет-нет, да обращаются сюда. Зачем он нарывается — не понятно, но пусть и эти мрази не расслабляются. Он не с ними. Никогда не был, никогда не будет среди этого сброда.
Но вдруг Артур, как очнулся: он перевёл взгляд на Аришку, рассматривая её тёмные глаза. И позволил напряжению, сковавшему позвоночник, немного ослабнуть.
Ты чувствуешь это напрасно. Ты гораздо более открытая и внимательная, чем многие, кого я знаю. Даже из иных народов, — хмыкнул он. — Поверь мне, по сравнению с тобой, я буду выглядеть совершенным идиотом, оставь мне разбираться в телефоне или электричестве.
Открытость действует, как наркотик. Пробовать страшно, а попробовав — хочешь с каждом разом всё больше и больше.
Я рад, что ты здесь. Для меня это много значит, — и улыбнулся, рассматривая её тёмные глаза.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/geeV324.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/9kkbkSb.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

120

- А, это. Точно, - Арина что-то такое припоминая из новостей и мотнула головой Артуру. Да, к сожалению, меньшинств магического мира не жаловали, и стоило оступиться одним, санкции касались фактически всех. Беловой было не ловко забыть об этом и в целом упускать такие новости,слышать их вскользь, но это просто не касалось ее работы или сферов интересов, посему значение не было преданно должны образом.
Пальцы ладони на которую она положила голову коснулись подбородка, и она с интересом слушала Артура, понимая, что подобные пробелы надо будет все же заполнить, по сути, она действительно слишком много могла упустить отрубая целый пласт разумных существ магического мира, которые могли быть в тянуты.
Артур с упоением делился своими знаниями, и это завораживало, ей хотелось его слушать, пока он не решил сконцентрироваться на ее иронии. Его слова. Арина понимала, что она на грани оттого, чтобы просто завопить от продирающей ее истерики смеха на весь бар. Он будто испытывал ее на прочность своими размышлениями, и это веселило Белову.
Она накрыла ладонью лицо, опуская его в стол и позволяя себе беззвучно заржать пряча глаза, лишь выдыхая:
- Бля-ядь....
"Перьевая подушка с говном" - надолго теперь засядет в голове это точно...
Не было неловкости или осуждения, Арине было искренне весело, но она проигрывала себе в самоконтроле.
А, плевать, она должна попробовать немного отпустить себя, чтобы ей было легче, потому что она хочет этого, пусть и осознает, что подобное может быть глупо.
Но немного чувств, немного мыслей, выпускаемых из-под защитного поля в голове, и приятная легкость воспарила в ее теле. Никаких внешних изменений, лишь мягче взгляд.
Я тебе за это отомщу... Потом...
- Вот именно, рот и прочее, - давя беззвучный смех проговорила Арина, не справляясь со своим контролем - Я же не знаю, какие там у Вас фантазии, Артур. - она прикрыла тыльной стороной ладони рот, выдыхая и успокаиваясь.
- Мне уже страшно шутить с тобой. Весь настрой сбил.
Она тряхнула головой, откидывая волосы назад, и касаясь пальцами переносицы, выравнивая дыхание, и стараясь приложить усилия, чтобы ее фантазия не пошла рисовать ей витиеватые картины подобных совокуплений, иначе ее либидо придет конец точно на долгое время.
Еще один выдох, и она вновь смогла совладать с собой, возвращая собранность, пусть и в более лёгкой форме. Арине чертовски уже хотелось оказаться в более безопасном месте, где она могла бы чувствовать себя свободнее.
Белова, где твой профессионализм?
Просто я не могу работать с ним! Потому что я думаю о работе с трудом.

- Да, это точно. Хотя я не назвала бы себя прямо ценителем. Но для себя отметила, что тут неплохо.
Спокойно. Ей было спокойно с ним, пусть где-то внутри и свербило некое предостережение, что всё могло пойти не так, что-то могло произойти, но это было давней привычкой, вбившейся в сознание, быть начеку, быть готовой атаковать. Не доверять. Впрочем, с последним она уже пролетала, доверяя Шефферу. Но она не могла ничего с этим поделать. Не собиралась. Она устала убегать.
- Продаешь? - она насупилась весьма театрально и задумчиво, оставаясь при этом с возвращенным спокойствием, - Ну не знаю. Скорее младенцев воруешь.
Она хмыкнула, проводя языком по губе, и прикусывая ее.
Внимание Арины вновь резко подключилось в рабочий лад, стоило Артуру заговорить об информаторе, который должен был появится. Информатор с интересной родословной. Информатор из немагов. Из немагов и ставший оборотнем.
Интересно, как к этому отнеслись его родные?
Внутри Беловой все неприятно сжалось, она слишком хорошо понимала, откуда в ней есть ее проблемы, ее неуверенность и ее ненависть, что уже давно не пробуждалась в ней. Ей трудно простить отца, ей трудно его ненавидеть.
- О, так ты их интригуешь? - ухмыльнулась Арина,- Это отличная тактика. - она мотнула головой,- Ладно, потом, так потом. - она пожала плечами и игриво коснулась пальцами ладони Шеффера, вновь одаривая его самодовольным взглядом,- Ну ты, по крайней мере, знаешь такие слова, как "телефон" и "электричество". И это слова и изобретения не твоего мира, это нормально, что об этом не знают. Не знают, что немаги были на Луне, а сейчас на Марсе перемещается их приспособление для съёмки другой планеты. А я... - она развела вновь руки,- Я должна знать больше.
Арина поджала губы, понимая, что боится провалиться, но его слова. Такие простые и такие сильные.
Его внимание, от которого внутри все становилось мягким, обволакивающим.
Она даже не могла уже удивляться тому, как мог доставать из нее подобные эмоции, раскрывать в ней такие чувства. Порой ее это пугало. Но, это не означало, что она решит отступить.
- Для меня тоже, - она провела рукой по волосам, - Сейчас вернусь.
Ей надо было отойти в уборную, следовало умыться, чтобы взять себя в руки, чтобы очистить разум от воздействия хмеля, ей нельзя было терять бдительность.
Арина поднялась с места, осматривая Артура и после выглядывая нужный указатель. Ее мысли, они были сбиты. Она теряется сильно в нем, путается. Это чуждо для нее. Это опасно для него.
Это опасно для него. Потому что уже пошли сигналы.
Успокойся, ты сможешь все разрулить в любом случае.
Ты знаешь. Ты знаешь, что со стороны начальства они ни черта не сделают.
ЗНАЮ!
Но мне ни хрена не легче!

Капита-ан, — тихий и елейный голос коснулся ее уха, заставляя всё внутри неприятно сжаться. Черный, противный ком подступил к горлу, давя, вызывая моментальную реакцию. Арина не забывала их голоса, не забывала лица. Удивительно, что она не заметила его сразу, не признала. Она ведь не успела сделать и пары шагов от своего места.
Капитан, не думал, что увижу тебя в подобном месте. Решила поискать применение своим талантам?
Холод, он сковал всё внутри, вплетая в разум злость и ненависть, заставляя всё тело напрячься, заставляя всё чувства обостриться, чтобы улавливать малейшую угрозу, что могла возникнуть. Ее сознание отделилось, уводя все светлые эмоции, уничтожая их, наполняя сознание лишь желчью. Ее руки стали холодными, и напряжение было болезненным. Арина ни хрена не знала, что будет посмей она достать палочку в этом месте, сработает ли какая-то защита или не выкинут их. Она не предполагала, что увидит кого-то тут, кого могла знать.
— Ершов. — металл и ехидная злость с превосходством звучали в ее голосе, чуждом, более низким, привычном для нее во время работы. Ее мир отрезался, она была готова атаковать при малейшей угрозе, и при этом держала всю обстановку вокруг под контролем, замечая хоть малейшее движение. Никаких чувств, нет сожаления, лишь яд и злоба в человека, что явно пытался бросить ей вызов, иначе его действие было бы еще более глупым, — Не думала, что встречу тут жалкого журналишку.
Усмешка застыла на ее губах, она всматривались в глаза своего собеседника с искренним презрением. Она позволила себе осклабиться, видя перед собой лишь знакомое лицо.
— Журналишка?! Я был прекрасен в своём деле! - прошипел сквозь зубы мужчина.
— Только совал свой нос, куда не следует. - отрезала Арина, - А тебя предупреждали. Отвали, Ершов. Разойдемся мирно.
Она не должна была допустить этого, не должна была переключиться, но это было куда сильнее ее.
— Мирно?! Я два года отсидел из-за тебя! Два проклятых года! - он подался вперед, явно стараясь не сильно привлекать к себе внимание, но тон его явно шёл на повышение, - Спорим, залезь кто-то в твою голову, - мужчина выплёвывал слова, - там бы тоже нашли достаточно. И нашли то, за что вынудили взять вину на себя! Ты испоганила мою жизнь!!!
Арина увидела, как пальцы колдуна скользнули в сторону пояса, где должна была быть его палочки, но пальцы Арины были быстрее, обнимая древко своей, что покоилась внутри куртки, но не вынула ее целиком, понимая, что на нее смотрят.
Стоять! — вызов в голосе, и злоба растекалась по каждой клеточке ее тела, все сильнее, раздражая, вызывая колебания, холодя кожу, пустота в голове, как защита, и лишь надменность, сочащаяся от Арины, — Даже не думай. Я буду быстрее. Всегда.
Пальцы разжались и ее улыбка стала шире, откровеннее. Шаг на Ершова и ее указательный палец коснулся его подбородка. Недлинный ноготь упёрся в его кожу, заставляя приподнять его голову, он был выше ее, но понимал, что резких движений делать не стоит.
— Ещё. -резко проговорила Белова, чеканя каждое слово, произнося негромко и вкрадчиво:
Раз.
Подобная дерзость.
Касается твоих мыслей.
и ты попадёшься мне.
ты будешь молить меня о смерти.
Как в тот раз.
Жалкий и сломленный.
Хнычащий.
Берущий слова обратно.
Хочешь?
Если скучал, мог бы так и сказать.

Она убрала руку и отступила.
— Ты всегда был идиотом Дмитрий.
Она махнула рукой, ловя его ненависть во взгляде, он знал, что она не блефовала. Он знал, что он ничего не сможет ей сделать.
- Посмотрим. - он фыркнул разворачиваясь и покидая это место.
Ее трясло. Ее трясло искренне и сильно. Ей было страшно.
Страшно оттого, что он видел это. Что стал свидетелем.
Что все испорчено. Испорчено ее настроение.
Ей было тяжело вздохнуть. Ей было холодно.
Она могла завалить дело. Она была растеряна.
- Твою ж мать... Прости, - последнее было адресовано Артуру, хотя она не осознавала того, слышал ли он ее.
[nick]Арина Белова[/nick][status]You took my heaven away[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3bnV1.gif https://funkyimg.com/i/3bnUZ.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=92#p68984">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови, которая нашла себе проблемы</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » магия не делает тебя избранным