LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] магия не делает тебя избранным


[au] магия не делает тебя избранным

Сообщений 61 страница 90 из 239

1

чпоньк

https://forumuploads.ru/uploads/0015/8c/c8/1642/58017.png
капитан
и
капитан


Магическое ведомство. Наше время. Чрезвычайная ситуация

[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+2

61

Важна лишь степень искренности
Я говорю тебе мысленное прости
Нам в этой близости не вырасти,
не вырасти

Признаться, Артур на мгновение забыл, что Аришка живёт среди немагов, и ей может быть непривычно подобное окружение, варьирующееся у чистокровных магов только по степени ухоженности и масштабности. Он сам с детства старался проводить как можно больше времени вне дома, подолгу пропадая где-то, но неизменно возвращался в родной дом, где тогда ещё жили остатки когда-то славного рода.
Тут живёт только пыль, — плоско ответил Артур, покручивая в пальцах сигарету, тихонько шуршащую рубленным табаком, и краем глаза проследил, какие манипуляции проводит Арина. Похоже, проверяла что-то связанное с техникой немагов, и, судя по всему, не добилась желаемого результата. Зато попробуй она здесь колдовать — ощущения были бы совсем иными. Древние рода часто строили свои гнёзда на местах силы, даже ценой компромиссов или конфликтов с немагами, так было и здесь. Но с тех пор, как крестьяне получили свободу, и мир немагов начал тяжело и трудно меняться, семейное поместье понемногу приходило в упадок. И Артур не имел никакого желания как-то пытаться восстановить былое величие семейного гнезда. Зачем?
Звучит ещё более бредово, чем вся ситуация с лишением магии в первую очередь, — мысленно прокомментировал он всю историю с чудесным возвращением, продолжая угрюмо молчать. О, да, конечно, старые магические законы, завязанные на чувствах и ощущениях. Почему бы не превратить грандиозное покушение в сопливую сказку?
Вчера пересекались.
Лицо Артура нервно дёрнулось, и он закурил, выдыхая внушительное облако сигаретного дыма.
Блять.
Но, тем не менее, она здесь. Она всё ещё здесь. И она не боится, не пытается оскорбить его или обвинить, а ведь он, скорее всего, пытался убить её.
Что происходит в твоей бритой голове?
Ничего, — сухо ответил Шеффер, рассматривая противоположную стену. Напряжение стянуло горло, внутри поднялась вся застарелая обида вообще на всё, горечь несправедливости, непринятия, изоляции. Он не помнил ни одного превращения, никогда за все эти годы, только во сне ему иногда приходили картины погони и резни, но он не мог сказать, реальны ли эти сюжеты, или это просто воображение играет злую шутку. Да и не хотел бы он помнить на самом деле.
Значит, всё-таки, убил. И не кого-то, а человека из верхов. Шеффер потёр пальцами глаза, стараясь сосредоточиться и не дать нервному напряжению помешать трезво рассуждать.
Ты даже помогла мне. Знала бы ты, как это странно.
Он встретился с Ариной взглядом и уже вдохнул, чтобы сказать, но тут же сомкнул губы и выдохнул, отводя глаза. Нет, в голове решительно не укладывалось, почему она действительно помогла ему. Да, Арина могла говорить неправду, могла хотеть выставить себя хорошей, но это рассуждения старого параноика, не имеющие ничего общего с реальностью. В голове вертелась тысяча фраз, и ни одна не шла.
Спасибо, — наконец нашёлся он, поднял глаза и криво усмехнулся. Это сложно, правда. И подкупающе приятно.
Он помолчал.
Так не должно было быть.
Ты, наверное, так испугалась.
Видишь ту дверь? Там я пережидаю полнолуние, — он махнул пальцами с сигаретой, — Я помню, как открыл её, а потом я уже проснулся в лесу. Я не... — Артур осёкся и выдохнул, — Я не срывался почти семь лет подряд.
Он посмотрел на Арину, пристроившуюся на столе: одним своим видом она живительно разбавляла застарелый застой этого места. Смотрел бы и смотрел на самом деле.
Я не вернусь в Ведомство, Ариш. Собственно, я хотел знать, что ты в порядке. Если кристалл у Чижевского, он найдёт новый способ его использовать, или найдёт кто-то другой. К тому же, советник теперь привлёк к себе слишком много внимания, и он захочет выехать из этой ситуации на чужих спинах, а ты знаешь, кого первыми назовут виноватыми.
Чёрт, да что я говорю!
Оттолкнувшись от стола, Шеффер оказался рядом с Ариной, вставая совсем рядом с её бедром. Он слегка склонил голову к ней, напряженно сжимая губы, и выдержал паузу, наслаждаясь такой опасной близостью. Всё остальное — такая осточертевшая мишура.
Ты даже не представляешь, что твоё спокойствие делает со мной, — негромко сказал он и повернул голову, едва прикасаясь дыханием к её волосам. — Ты удивительная. И что: после всего, что ты видела, ты снова разрешишь себя целовать?
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (12 Фев 2021 12:48:34)

+1

62

Ласкою не ласкою в душу не заглядывай,
Ни быльем, ни сказкою ленты не развязывай.
Спрашивай не спрашивай, люба ли, постыла ли?
Коли можешь, зашивай сердце во единое.

Деревни магов, их было достаточно на территории России, ибо было достаточно земли, которую немаги считали непригодной для себя, ибо не было работы или условий для жизни. Но, когда ты умеешь в миг перемещаться в пространстве, преодолевать часовые пояса, все равно, где находиться твой дом, все равно на качество дорог и окружение. Поэтому то, где она конкретно сейчас находилась, было сказать трудно.
Вообще жить в двух мирах и получать благи обеих сторон нравилось Арине. Удобно. Комфортно. И позволяло трезво думать. И теперь она явно была на той стороне, что во вне рабочее время бывала для нее слишком далека. Ей нужно было немного времени чтобы пообвыкнуть, впрочем, все же скорее дело было не в месте, а в хозяине этого дома. В том, что она была тут. Что пришла. Вот так, особо не задумываясь.
Чтобы что?
Чтобы убедиться, что с ним всё в порядке...

- То есть живешь ты с пылью, - ухмыльнулась Арина, - Неплохой сосед. Хотя, для его уничтожения достаточно всего пару взмахов палочкой.

Спокойствие, оно все еще было в Арине, переливалось по ее крови, и лишь в голове пульсировала клетка с переливом ее чувств, в которых она сама не могла разобраться, точнее не пыталась, а если бы Арина не пыталась юлить перед собой, то поняла, что попросту их сдерживала от собственной растерянности.
Проще пытать людей, чем признаться самой себе в сомнениях и слабостях.
Она пыталась говорить спокойно, пусть и рвано, чтобы смотреть за реакцией Артура, следить за тем, как реагируют его зрачки, как еле заметно он напрягается, как поджимает в раздумье губы, и явно он пытается понять ее поведение. Он ждет от нее подвоха?
Нет?
Арина, лишь давала паузы, чтобы он смог уложить в своей голове, то, что она сказала. Ей это было странным, говорить о таких вещах, понимая их... Ее извечная лояльность и принятие, которые позволяли ей ненавидеть одинаково всех, кроме тех, кто смог ее заинтересовать и попасть в стан ее близких.
И в этом списке вдруг оказался Шеффер. Очевидно, она всегда ценила то, что он не смотрел на нее с презрением, не чурался их отдела, и не распускал сплетни о том, как она добилась своего положения. Все началось с простой благодарности и уважения...
Как просто...
- Забей, - отмахнулась Белова, - Это было мелочью, мне жаль, что я не успела среагировать раньше... Впрочем, - она выдохнула,- Лебединский все равно бы вчера умер. Я не люблю, когда на меня наставляют палочку, и в голове у меня не самые цветочные заклинания. Что сделать. Работа такая.
Ее тон был спокойным, в нем слышался холод, и некая отстранённость от событий, что все еще были в ее памяти. И образы то и дело всплывали подле Артура, только, в отличие от ночи, сейчас у нее не было и толики страха или отвращения.
Потому что она понимала, что он не виноват в этом, что это сильнее него.
Логика.
Арина скрестила руки на груди, продолжая наблюдать.
- Ты помнишь как закрыл ее? - спросила молодая женщина, но тут же опустила голову,- Хотя, если это привычный для тебя ритуал, то такие вещи могут и не запоминаться...
Она проигнорировала то, что он сказал про срыв.
Но, вчера все было слишком странно и быть может,  не просто так, наставили палочку на нее? Не совпадения того, что она просто оказалась там невовремя?
- К тебе легко проникнуть в дом? Проверял печати? Следы магии? - повседневным тоном уточнила Белова,- Запахи? Что-то, что было бы странным?
Пальцы взяли кончик косы, и начали ненавязчиво наматывать пряди в задумчивости.
Может взять отпечатки пальцев?
Да, это будет забавный ритуал...

- Не вернешься? - с ироничным и немного высокомерным выдохом спросила Белова,- Вот именно, он будет пытаться слезть, поэтому смерть Григория не всплыла. Потому что он боится, что начнут тянуть нитки к нему, но - девушка злобно усмехнулась, оставляя на губах самодовольную улыбку,- Он просто не читал мой рапорт, и если начальство включит голову, то там все написано весьма явно. - она пожала плечами, -К тому же, я все выверила по твоему времени и прочему, так что...
Особо претензий быть не должно. Тем более у майора.

Белова поджала губы:
- Но, если это твой выбор и ты считаешь, что так лучше... То да, так лучше. Хотя, быть может этого и добивались? - она беззаботно посмотрела в окно.
Артур оказался рядом слишком резко, не давая возможностей Арине подготовиться, вздохнуть и осознать происходящее, и от этого горячая волна прошла по ее телу, поднимаясь в голову, ударяя там в набат, от которого сперло дыхание и спускаясь резко в низ живота.
Она выдохнула, поднимая взгляд на мужчину, широко распахнув глаза, и не успев убрать с лица налета выражения пугающего удивления.
Напряжение, оно было осязаемым, и кажется было готово заискрить, почти как вчера палочки стражей.
Забавно.
Волнующе.
Пугающе.
- Ого, теперь ты решил спрашивать, - выдохнула Белова,  - И чем удивительная, что не тычу в тебя вилами?
Она попробовала хохотнуть, но вышло не наилучшим образом. Как-то нервно.
Внутри все истошно завопило от момента, и она старалась лишь не сделать глупостей.
- Так, как ты себя чувствуешь после вчерашнего?
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

63

Ich könnte ewig ruhen
Doch etwas hält mich wach
Und was nach außen strahlt
Glüht innen nur ganz schwach

То есть, волк спас тебя? Нет, это какой-то бред от начала и до конца.
Мне повезло быть по эту сторону баррикад, м? — почти проурчал Артур, не выдержав удовольствия от её самодовольной похвальбы. — То, что он напал на тебя — плохой знак. Мы, похоже, засветились.
Шеффер шумно втянул носом голос и запрокинул голову.
Знаешь, мне было немного не до того, Ариш. Хотя я думал... Скажи, а как у тебя с легиллименцией?
Если Арина сможет проникнуть и верно интерпретировать его память, он мог бы узнать, что произошло в тот вечер. Всё-таки очень не хотелось верить, что это он сам оплошал. К тому же, отсюда до места телепортации он бы не успел переместиться сам, а в бреду, срывая с себя одежду и мучаясь зовом луны, он сам прошёл бы метров сорок, а не сотни километров. И палочка - его палочка валялась дома на полу, закатившись в тёмную щель.
А ты оказывается умная девочка, — лукаво заулыбался Артур, поводя носом и заглядывая Арине в лицо, — Пошла с козырей. Осталось только надеяться, что Иванов не лёг под Чижевского или кого-то из этих собак. Знаешь, этого добивались многие, но я действительно больше не вижу смысла, почему я должен продолжать это всё.
А ещё потому, что в следующий раз всё может сложиться не так удачно.
Большие тёмные глаза заполонили собой всё, и Артур склонился к губам, ощущая кожей исходящее от девушки тепло. Ему нравилась их маленькая игра, нравилось, как она дразнит и тянет, как юлит и пытается манипулировать. Было сложно решить, что же будет более сладким: взять её прямо на этом столе или продолжать играть в кошки-мышки, испытывая их обоих на прочность? Он чувствовал, как по больному телу разливается приятный возбуждённый жар, разгоняя кровь и будоража разум.
Мне интересно услышать ответ — шепнул он с улыбкой, — Иначе я бы не спросил.
Они были так близко друг к другу, ещё немного, и можно было бы горячо прижаться, завладев таким желанным ртом, раздвинуть колени, туго затянутые в чёрную ткань. На затылке топорщились волоски от этого пленительного удовольствия, и Шеффер с усмешкой выдохнул, выпрямляясь.
Я стою перед тобой, сильный и красивый — разве это не ответ на твой вопрос? — посмеялся он и отошёл, крутанувшись на пятке и направившись к сундуку. — Если ты не знала, маги не любят тех, кто пытался съесть их печень. Будешь что-нибудь — водка, коньяк, вино?
Опустившись на корточки перед сундуком, Шеффер положил руки на его крышку и помедлил, задумавшись. А потом спросил:
Твоя мама же защищена заклинанием от слежки, верно?
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

64

На ковре из мертвых листьев,
На дорогу, на весну
Расстилала скатерть чистую, —
Заходите к моему столу
Те, чье сердце унесла гроза!
Слышишь, бьется раскатами гром.
Я давно смотрю в его глаза,
Там, где дождь, теперь мой дом.


Уголки губ Арины вздернулись вверх, и она качнула головой подтверждая  слова Артура:
- Может и повезло, - проговорила волшебница, убирая улыбку с губ,- Не знаю, насколько засветились, но думаю, мы явно из тех, кто могли добраться до них. Ибо не летели вперед всех на зов.
Капитан Белова понимала, что если этот инцидент и стал совпадением, что Арина оказалась не там и не в то время, то сейчас слишком наглядно все будет вырисовываться, по крайней мере для Чижевского и его сторонников.
Григория убил оборотень, оборотень в Ведомстве один, а кто последние время был с ним рядом?
- С легиллименцией? Нормально. - она с неким пониманием и сомнением посмотрела на мужчину,- Никто не жаловался.
Виновато поджав губы, Белова добавила:
- Да, догадываюсь, что не до того...
Губы пересохли и Арина их облизнула, вновь самодовольно хмыкая в сторону оборотня и самодовольно приподнимая брови:
- А ты сомневался в моем интеллекте? - она цокнула языком, и вновь вернула серьезность на лицо, она не знала, отчего ей не хочется, чтобы Шеффер покидал Ведомство, лишь интуитивно понимая, что ей станет там чуточку тоскливее и менее интересно, - Ну, если у тебя есть альтернатива и ты не заскучаешь, то может так и лучше. Ведь, это не из-за произошедшего? Ты же в этом не виноват, ты понимаешь? Тем более, пока претензий нет. - пусть и пока...
Его лицо было так рядом, и едкий запах никотина вмешивался в напряжение. Обычно Арина не переносила сигаретный дым, но сейчас он терялся на фоне всего, вплетаясь в тяжесть и напряженность атмосферы, что било в голову, так опасливо туманя разум.
Она ощущала свое возбуждение, что было так трудно контролировать, слишком предательские позывы, которые она и не особо пыталась отогнать. Разве она не предполагала подобных игр?
- Значит, поступишь, как джентльмен, если я скажу "нет"? - с лукавой улыбкой проговорила Арина, упираясь ладонью о столешницу. Казалось, просто одно мгновение, и она окажется прижатой к этой гладкой поверхности, и чёрт возьми, ей этого хотелось, и он прекрасно это понимал. Возможно ей следовало обхватить его ногами, беря инициативу в свои руки, только вот, некие сомнения все еще блуждали в ней, со страхом все испортить.
Что? Что испортить?
Прекрасное ничего?!
- Общение!

Артур отошел и Арину будто обдало холодом, пусть и она вспомнила о том, что собиралась сделать вдох. Ногти скользнули по столешнице, ноги лишь плотнее сомкнулись, и взгляд внимательно скользнул по мужчине.
- Как мило, что скромностью ты не болеешь, - Белова утробно хмыкнула, - Ну ты пытался мою... Я вроде тут... - как бы невзначай добавила Белова,- Решил добавить градус? - она сузила глаза,- Можно и вина.
Губы нещадно сохли.
Арина оттолкнулась от стола, снимая с себя куртку и бросая на ближайшую лавку. Она сделала шаг в сторону мужчины и остановилась, смотря на него. Его вопрос ее озадачил.
Откуда он знает?
- Конечно, - осторожно отметила Белова,- Двойными, моими и Николая. - добавила она, - А что?
Арина склонила голову:
- Думаешь, я могла упустить этот момент, зная то с чем я работаю, и как?
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

65

Даже усталость и остатняя боль в мышцах перестали перетягивать на себя внимание, когда ощущение от нового раунда весело пробежало иголками по пальцам. Ей, должно быть, так же весело дразнить его, как и ему — её, иначе такая, как Белова, уже наверняка бы попыталась взять то, что хотела.
Нормально, значит, — задумчиво протянул Артур. — Тогда я хотел бы попросить тебя об одной... одной услуге.
Оказалось, что это не так-то просто сказать. Ему не хотелось выглядеть глупым мальчишкой, ищущим оправдание своему проступку, к тому же он сомневался, что стоит открывать свой разум даже Аришке. С одной стороны, такое свежее воспоминание должно быть лёгким для обнаружения, с другой стороны — мозг всегда был очень сложным органом, и не известно, что ещё она могла бы увидеть нечаянно. Шеффер-то не был хорошим окклюментом.
А, не важно, — сердито сфыркнул он, гордо сцепив губы. Для того, чтобы сосредоточиться и увидеть всё, нужны силы, концентрация, и вряд ли после тяжелой ночи Арина захочет этим заниматься.
Белова? И не захочет выпендриться?
К тому же, её слова про вину. Шеффер постарался скрыть, насколько её чуткость смутила его: Аришка влезла на территорию, заботливо хранимую от внешнего посягательства, тщательно спрятанную от всех, позорную, постыдную. Облизнув губы, он открыл холодный сундук, в котором всё ещё лежали сырые куски оленины, и запустив руку поглубже, достал большую глиняную бутылку отличного виноградного вина и пару серебряных бокалов.
Это ведь не первое моё полнолуние, а я позволил себе расслабиться. На месте Лебединского мог оказаться кто угодно, — например, ты, — К тому же, волк добровольно на одном не остановится. О том, кто я, знают немногие, да, а я издеваюсь над собой, чтобы продолжать бегать послушным пёсиком в красивом мундире.
Изменился, ага, стал лучше. Шеффер осёкся, понимая, что его понесло — слишком уж больная была тема. Он был виновен в своем попустительстве: вернись он раньше, то ничего бы не было, он бы заперся в клетке, как обычно, но нет.
Впрочем, рановато было развивать эту тему: бокалы всё ещё пусты. Откупоривая бутылку, Шеффер позволил себе широко, лукаво улыбнулся.
Я бы принял твой ответ к сведению, — ответил он, разливая вино в левитирующие бокалы. На долю секунды в больной голове промелькнул страх отказа, но Артур стремительно отмёл его как недостойный.
Наполнив сосуды, бутылка уплыла и встала на стол, а Шеффер вернулся, держа бокалы в руках, и один протянул Арине — тонкий, узорный, объемные серебряные ящерки с малахитовыми глазками застыли вокруг ножки.
Ты моя гостья, и как хороший хозяин я угощаю, — он прищурился с улыбкой, — К тому же, мы заслужили после всего этого небольшой праздник.
Вдоль хребта пробежала искра, вонзаясь в копчик, разливая горячее напряжение. Наблюдая за лицом капитана Беловой, Артур ехидно подумал, каким же старомодным он, должно быть, кажется ей. Это упадочное поместье, это вино, эти артефакты и общение с диким народом — современные маги другие, социальные, общительные. Немного сложно быть социальным и общительным, когда ты при первой встрече прикидываешь с три-пять оптимальных методов ликвидации конкретного мага, а потом вспоминаешь, как устал придумывать оправдания для очередного превращения.
Но Аришка теперь знала. Принимала его. Допущена на первую ступень святая святых его чёрной души.
За то, чтобы краснопёрый сел на свой кристалл, — сохраняя пафосное лицо предложил Артур, — Это ведь он анимаг. Красная птица, помнишь?
Под её взглядом Артур погладил большим пальцем край бокала и поднял бровь, смотря на Арину из-под век.
Когда ты ушла из Голки, я решил проверить, не соврал ли советник, — после небольшой паузы проговорил он, — И не увидел её. Хорошее заклинание. Но как ты тогда узнаёшь, что с ней всё в порядке?

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

0

66

А моря до краев наполнялись по каплям
И срослись по песчинкам камни,
вечность это наверно так долго…
Мне бы только мой крошечный вклад внести,
За короткую жизнь сплести
Хотя бы ниточку шелка…

В глазах Арины проскользнула заинтересованность, когда Артур хотел попросить об услуге. Не трудно догадаться, чего он хотел, чтобы убедиться в том, что это его вина, или все же заговор, он мог впустить в свои воспоминания Белову, которая действительно с легкостью могла сконцентрироваться на нужном моменте, только... Впускать кого-то в свою голову весьма опасно и... Интимно... Продемонстрировать воспоминания, которые могут всплыть, чувства и эмоции...
Но, чем лучше маги владеют легилименцией и окклюменцией, тем чаще они понимают, что доверять самим себе порой опасно, и поэтому Арина убирала некоторые воспоминания и знания Андрея и Николая, чтобы защитить их самих, потому что никогда не знаешь, кого могут обратить против тебя.
- Важно, - сказала Арина, - Но, попроси, только тогда, когда будешь действительно готов.
Залезть в голову к Шефферу было соблазнительно, но не настолько, как в его штаны...
Хотя, попади она в его разум, она бы не стала там хозяйничать и выискивать, хотя бы потому что это не этично, и убило бы весь шарм этого человека.
Да?
- Расслабиться? Звучит, как-то неуместно в данном контексте.  - как тут расслабиться вообще? - Ну, тебя не называют послушным пёсиком, так что... В общем не знаю, каждый в праве делать то, что ему хочется и так, как ему комфортно, только если это не нарушает законы.
Арина смотрела за тем, как из сундука появилось вино, как красиво поблёскивая серебром в воздухе оказались бокалы, принимая в себя жидкость гранатового цвета.
- Это было бы... Истязающе, - задумчиво проговорила Арина, изучая в задумчивости потолок, после чего вновь вернула своё внимание Шефферу. Она взяла бокал, и дрожь прошла внутри нее. Слишком большое напряжение, целое моральное изнасилование. Но, кажется ее любовь к мазохизму давала о себе знать.
Какая досада-то...
- Скорее передышку, а не праздник, - она хмыкнула, - Учитывая возможные обстоятельства, но с другой стороны, об этом можно подумать и попозже. Я вообще сказала Иванову, чтобы в течение дней трех не искал меня, я устала и все что надо сделала, - она отвела руку в сторону,- Так что с меня взятки гладки.
Серьезно, а стол то весьма удобный... И выглядеть я буду весьма неплохо из-за скудного освещения...
Эй!
!!!

Арина приподняла бокал в жесте согласия и уважения к хозяину дома.
- Помню, конечно. Не знаю сядет ли, но думаю, что логичнее будет, если кристалл снова исчезнет почти на сотню лет, хотя... - она фыркнула,- Теперь есть парочка магов, что знает, как исцелиться от подобного проклятия. Любовь. Всесильная любовь! - она сделала глоток, и подняла голову облизнув губы, с удивлением смотря на содержимое,- Божечки, вкуснота то какая. Ого. Небось и хмелит еще будь здоров...
Девушка подняла глаза на Артура, и ее растерянность лишь усилилась, а некоторая озабоченность проскользнула в голосе:
- Ты... знаешь... имя моей матери? - Белова сузила глаза, понимая, что сейчас вот ей стоило беспокоиться, - Откуда? Зачем?
Волшебница выпрямилась.
- У меня для этого есть телефон, - она достала на пару мгновений гаджет из заднего кармана джинс,- Бывают перебои, но все же. К тому же... Если дело касается близких, нельзя доверять даже себе.  Ты же знаешь, что такое потерять контроль над собой, а работать приходиться с разным противником.
В голове все еще держался некий испуг, мешающийся с напряжением, что призывной истомой сводил ее нутро, приправленный градусом хозяйского угощения.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

67

Артур смотрел на Арину, а внутри него теплилась благодарность. Вот оно, в чём дело: с ней было легко и просто потому, что Белова не была чопорным снобом из мира магов, но и не была наивной бестолочью из мира немагов. В отличие от озлобленного на весь мир советника, капитан Белова взяла лучшее из двух миров и соединила в себе, превращаясь в того понимающего друга, которого так непросто найти в магическом мире скреп и пересудов. Она ведь поняла, что он хотел попросить и зачем, и поставила всё так, будто сам Артур не пасует, но выделяет время на обдумывание такого шага.
Женская забота предательски подкупает. И как она только умудрилась?
Я не мог оставить тебе всё веселье, вот и протянул до последнего, — непринужденно отмахнулся Артур.
Я слишком хотел тебя, чтобы суметь оторваться.
Нда, чего бы я только не отдал, чтобы избавиться от волка, — между делом вздохнул он, но тут же отбросил всю эту тему. Говорить о проклятии всё равно было тяжело, даже с Аришкой, и если с самим фактом убийств он мог смириться, то вот с потерей контроля над собой — ни за что. Само его первоначальное ремесло диктовало точность, пунктуальность, педантичность, а волк плевать хотел на всё, кроме своих потребностей.
Встав в расслабленную позу перед Аришкой, Артур достал сигарету, посмотрел на неё, а потом убрал за ухо. Подождёт. Вместо этого он отпил вина, мягко наблюдая за своей желанной гостьей.
Три дня — большой срок, — заметил он, — Я бы не спускал глаз с происходящего. Ведомство спать не будет, понравится майору твой отчёт или нет. Неловко будет вернуться на пепелище, а?
Конечно, он утрировал, но смысл оставался прежним. У них есть это время, у них есть сейчас, но дело ещё не закрыто. В опасности были все, и не известно, откуда надо ждать удар. Стоит признаться, это продолжало горячить кровь как тогда, когда они впервые на учебном складе только-только принюхивались друг к другу.
Артур весело посмеялся.
А если не захмелит, мы всегда сможем открыть ещё, — он хмыкнул и буркнул, снова отпивая вина, — Дед был тот ещё уксус.
Он хмыкнул и отвёл бокал от лица, задумчиво катая в нём содержимое.
Удобно так исцеляться от всяких проклятий. Романтично. Осталось только в случае форс-мажора заставить агрессивную толпу воспылать непреодолимой страстью, и маги будут неуязвимы.
Отстранённо представив себе оргию на лугу, Шеффер нахмурился, подумывая о том, что сигарета ждёт уже довольно долго.
Шпион, Ариш, забыла? — Он провел взглядом по её лицу, — Ведомство должно знать, кто работает внутри, и родственники — одни из первых, кто проходит проверку. Даже замкнув на себе Смешанный отдел, ты не закроешь магам доступ в другой мир.
А если кого-то не видит магический глаз, на того спускается ищейка.
Он послушно взглянул на прибор в её руке, которым она недавно с усердием тыкала в потолок, а потом снова поднял глаза и прищурился.
Я не знаю, что такое потерять контроль над собой, — с нажимом проговорил он. А потом вздохнул, — Контроль над собой был моим единственным пропуском на нормальную работу. А то, во что вчера превратилось моё тело — это не я. Я контролирую всё и успеваю опрокинуть луну до того, как волк вырвется на свободу. Иногда мне снится, как будто я бегу за кем-то, знаешь, как зверь, — он цокнул языком и скосился на Арину, — И если все ощущения похожи на реальные, то я понимаю, почему волк всегда так отчаянно хочет вырваться.
Пьянящее чувство свободы и собственной силы, ты сам словно продолжение неумолимой силы природы, ты жаждешь доминировать, ты пьёшь погоню и охоту, как будто от этого зависит твоя жизнь. Как будто если остановишься — задохнёшься. Иной раз в своей бетонной клетке Артур просыпался белый от каменной пыли — так яростно зверь рвался на свободу.
И Артур знал: если Ариша встретила его в лесу, значит волк целенаправленно охотился на неё. Что ж, причины этого были вполне ясны. Даже сейчас он чувствовал манящее желание внутри себя, хоть ощущения и притупились слегка из-за недавнего обращения. Он прекрасно помнил её запах, вкус её губ, и теперь даже не мог ответить, хочет он, чтобы вино было достаточно хмельным, или нет.
Я хотел убедиться, что не вовлекаю тебя в дальнейшую авантюру ценой заботы о семье. У меня-то нет родственников, которых особо амбициозные коллеги захотят убрать в первую очередь.
Артур мягко улыбнулся, опрокидывая в себя всё оставшееся вино и запалил сигарету. А потом подумал и, шутки ради, протянул Арине пачку в шутливом предложении.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

68

Я сон в тени прохладной
Я песнь, что знают птицы,
Туман, что над рекою
Свои несет тайны.
Я твой покой желанный,
Что все сотрет границы,
Тебя возьму с собою,
И залечу раны.

Арина лишь сжала губы, понимая, что ей не стоит акцентироваться на болезни Артура, на том, что с ним могло происходить, только вот, это было трудно делать, ибо его особенность напрямую касалась затрагиваемых ими тем, их пока еще совместной работы, и происшествия, которое могло унести жизнь Арины, но в итоге, она была готова прятать трупы. Хотя... Она уже покрывала убийцу, пусть для себя она слишком логично все объяснила и приняла.
Единственное, что пугало Арину, не было ли это все простым проявлений бабского "спасти". Молодая ведьма скосила взгляд на потолок и провалилась в быстрый самоанализ, после чего пришла к выводу, что нет, все куда хуже...
Он ей нравится.
- Эй, - с вызовом протянула Арина,- Это вообще-то и был мой гениальный план! ты чего! Я хочу быть подальше от всего, и если я приду на пепелище, как ты заметил, то и хорошо, что меня не было в этот миг. Все равно "Горгона" все важные моменты раструбит. - она даже оживилась, отчего внутреннее напряжение приглушилось,-  У меня там сидит Андрей с Николаем, если что я узнаю, а с меня пока хватит. Нет, это не работа спустя рукава, это "ребята, вы меня заебали междоусобицами, когда остудите задницы, позовите". - она активно зажестикулировала, выражая своё истинное неудовольство тем, что сейчас происходило в магическом мире, и от чего ей хотелось бы сейчас находиться подальше. Она просто не может видеть эти склоки, когда она не согласна со всеми сторонами конфликта, ибо одни искренне ненавидят, вторые искренне не понимают, как все загладить. Да к тому же, следующее нападение было бы разумнее устраивать уже в Ведомстве. Теракты запоминаются надолго, вырезаясь кровью и пустотой на сердце.- Поэтому неловкости уж точно не будет, я просто скажу, что они доигрались. Слушай, в моих расследованиях виновными были и маги чистокровные и нет, и даже немаги бывали, так что... я насмотрелась, пусть они просто дадут нормально работать, думаю дня три им хватит, чтобы порвать друг другу глотки. И не надо меня осуждать, ты вообще хочешь свалить.
Арина выдохнула, понимая, что слишком яро начала выговариваться, и от этого ее взгляд сузился и она скосилась на бокал в руке:
Это всё вино, ничего не знаю.
Чем роснее становилось дыхание, тем активнее накатами возвращалось старое состояние, которое свирепо наполняла расширившиеся эмоциональные проходы от недавней вспышки, проникая глубже, вмешиваясь сильнее и нагнетая, что голова начала кружиться, и мысли о том, чтобы взять своё становились все навязчивее, и поэтому напоминание о том, что Шеффер шпион немного отпустило взволнованность Арины, и она сделала весьма внушительный глоток, почти осушая бокал. Да, в плане испития вина Белова была далека до эстетов, она пила его обычно как воду, радуясь тому, как приятно в голове все начанало застилаться туманном. 
Слова Артура, и вновь серьезность и сосредоточенность отразились на ее лице, позволяя проступить в голосе грусти и задумчивости, которые она всегда в себе носила, касаясь этой темы. Остатки напитка плескались на самом дне, и Арина безотрывно смотрела, как несколько капель весело кружат по дну:
- Не то, чтобы забыла... - сказала она честно, и выдохнула вновь, ох, слишком много она вздыхала за сегодня,- Я наоборот понимаю это. Поэтому и набрасывала несколько уровней, чтобы даже я в случае чего не смогла навредить. - пальцы устало коснулись лба, и она устало протянула,- Ты не понимаешь, насколько мы осторожны. Настолько, что я чищу воспоминания Коли и Андрея... Не знаю, насколько это вообще законно... Но они об этом знают. Просто я могу сокрыть свое сознания, они нет. И то, я не уверена, что попади я под пытки, что я всё вынесу. Хотя, хотелось бы уйти сильной и несломленной... Маги и немаги ничем не отличаются в своих методах, ищут слабых, ищут любимых, дорогих, чтобы манипулировать. И да, я не замкну конечно, но у меня будет право уничтожить любого, прикрываясь нарушением закона, и никто ничего не докажет. А еще... я классно пишу отчёты и рапорты...
Она вновь хмыкнула:
- Что-то все переходит в вечер философии.
Она подняла глаза на Артура, слыша нажим в его ответе. Опять она сказала не так, задела не ту тему, но она не была подкована в ней. Так уж вышло.
- Ладно, прости, не так выразилась, - искренне, но спокойно ответила девушка,- Мне действительно трудно это понять, только представить и то довольно отдаленно. Но ты же понял. что я имела ввиду. - она посмотрела на Артура,- Волк хочет свободы? - спросила Арина, а после добавила,- Если ты успеваешь, то что было вчера? - она сморщилась, с неким сомнением, но промолчала, катая в голове мысль.
- Нет, не люблю этот запах, - машинально и не задумываясь о предложенных сигаретах ответила Белова, явно пребывающая в своих мыслях, даже забываясь, где она находится,- Подожди. - она посмотрела на Артура со всей серьезностью и собранностью, - Ты же не можешь будучи волком трансгрессировать? Правильно? - она отошла в сторону, проводя рукой по волосам,- Да и палочкой пользоваться можешь... Ты говорил, что был тут, перед обращением... Значит, даже если ты не успел изолироваться, то... - она резко обернулась на Артура,- Ты что недалеко живешь от места сбора? Или как ты там оказался? - Белова, расширила глаза, в задумчивости, анализируя. Это не было уже похоже на паранойю, оставалось понять цель. Саботаж? Убийство? Компромат? Имитация несчастного случая?
Неспешно подступив она оказалась радом с Артуром, на расстояние пары десятков сантиметров:
Шеффер, или ты мне что-то не договариваешь, или тебя ждали. - она с вызовом цокнула языком.
Насколько мы в дерьме по шкале от одного до ста?
- где-то девяносто девять!

[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

69

The black magic can’t control me
And no curse can let you own me
There’s nothing you can do or say
I’m just gonna do it anyway

Когда она говорила так оживлённо, так ревниво и непримиримо, то выглядела в глазах Артура максимально естественно. За этим было приятно наблюдать, как за полётом птицы или движениями дикого зверя. В принципе, даже не важно было, о чём говорить, лишь бы она продолжала быть такой живой. Хотя, стоит признаться, её испуг и настороженность были не менее приятным зрелищем.
Я не осуждаю, я предупреждаю, — он повёл рукой, — Без личного участия контроль ситуации не полный. Можно пропустить начало охоты на ведьм.
Артур опустил бокал на стол рядом с бокалом Аришки, и подтолкнул его пальцами, после чего глиняная бутылка поднялась и вновь наполнила их. Он слушал довольно тяжёлую тираду и думал о том, как сильно магическая верхушка душит сама себя, вкручивая гайки, насколько сильно мешает работать своим постоянным ужасом и непредсказуемостью. Конечно, многие маги привыкли к такой среде, а были и те, кого иначе нельзя было бы допустить к такой работе. Интересно, знала ли Белова о такой системе, когда, восторженная, после Колдовстворца принесла сюда свои бумажки? Наверняка знала, но, как это всегда бывает, истинный масштаб задницы можно узнать, только угодив в неё с головой.
Он пожал губами, слегка склонив голову к плечу, и расслабленно провёл взглядом по капитану.
Да, бей бюрократов их же оружием, — он усмехнулся. — Знаешь, я бы нашёл оправдание такой системе, если бы она действительно работала так, как задумывалась — искала и устраняла опасные и неэффективные элементы. На деле, это инструмент людского деспотизма, и не более. Поэтому я и думал о том, чтобы уйти даже до этой ночи: узнав, что твой заказчик — мудак, ты можешь просто его послать и найти другого.
Хмыкнув, Шеффер вдруг улыбнулся:
Мы отдыхаем, Ариш, и будем рассуждать о чём угодно. Расслабься.
Впрочем, ему бы самому этот совет не помешал бы. Ощутимая часть мозга была занята совсем не разговорами или каким-то стратегическим планированием. Шеффер полностью полагался на свой дом и домового, позволяя себе сосредоточиться на волшебнице, уютно рассевшейся на столе, удобство которого он раньше сам не замечал. Однако, если бы всё было так просто, они бы не оказались здесь — даже не были бы вместе в первую очередь. Слова о волке заставили Артура поморщиться, и он опустил глаза, рассматривая пачку. Даже странно, как мало он курил сейчас. Может это как-то связано с превращением, а может с солодой гостьей — не важно.
Я имею ввиду, что он хочет свободы, потому что я запираюсь в полнолуние. До сих пор это был самый простой и эффективный способ нейтрализовать зверя, а он, как ты можешь представить, обычно в клетке сидеть не хочет. Вроде бы есть какое-то зелье, смягчающее действие проклятия, и в ночь полнолуния ты просто спишь, но я не нашёл никого, кто мог бы его сварить, особенно за адекватные деньги, — мрачно рассказал он, а потом недовольно фыркнул, — Бля, не знаю я, что было вчера, я ничего не помню.
Аришка заметалась, и чем больше она говорила, тем больше застарелое раздражение начинало шевелиться внутри. Артур ненавидел оставаться в дураках, даже если это он сам себя провёл, а при свидетелях это было вдвойне невыносимо. Он заметно помрачнел и напрягся, вино в крови разогнало жар по телу.
Да мы в сотнях километров от города, с противоположной его стороны от порталов! Волк за ночь даже до города дойти не успеет, — рыкнул он, не отрывая взгляд от Арины. На счёт расстояния он немного слукавил, но смысл оставался прежним: при всём желании, после обращения чудовище не могло оказаться там.
И когда Аришка, раззадоренная своими размышлениями, впечаталась в его грудь почти вплотную, Шеффер подался навстречу, почти прикасаясь к ней.
Так давай, давай! Давай, залезь ко мне в голову и посмотри сама! — Он так привык к собственной вине, что сейчас, хмелея от запаха и тепла Арины и бокала вина, был раздражён самой необходимостью что-то доказывать. Прикоснувшись ко лбу, он прищурился, — И постарайся проскочить то, что случилось ночью.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

70

Арина изогнула бровь и мотнула головой, поимая, что куда проще относиться к тому. что сейчас происходит в ведомстве:
- Такое трудно пропустить, вот что я тебе скажу, даже если я захочу это сделать, у меня не выйдет. Тем более, разве я не та желанная ведьма для убийства, что так яро сует нос не в своё дело? - она провела, пальцем по переносице,- Наше сообщество и так сидит на пороховой бочке, и одной спички достаточно, чтобы какая-то из них рванула. У нас и без борьбы за чистоту крови всегда хватало проблем, вспомнить например стычку славянофилов и тех, кто считает, что у западной магии есть чему поучиться, ибо там, есть нечто эстетичное. Хотя я тут на нейтральной позиции. Или те, кто желает затравить все магические расы? Когда представитель гамаюнов, заявил, что некий маг позарился на их лес, тогда не особо все бросились защищать крылатых.
Все гос структуры это болото, которое пытается управлять, оно затягивает в свою грязь. Я слишком цинично отношусь к этому, не знаю почему. Не то, чтобы хочется быть на стороне победителей, просто уметь связи и возможности, что ли...

Женщина выдохнула, склоняя голову и проводя рукой по шее, она чуть было по привычке не почесала глаз, вовремя вспомнив о том, что сегодня она их накрасила, и размазанные черные круги не очень подпортят конечно ее облик, но все же последние ее попытки в аккуратность ускользнут от нее.
Да, расслабишься тут...

Он сам думал об этом.
Арина подняла голову, ловя его взгляд, всматриваясь в серые глаза, что с таким вниманием изучали ее, и в которых читалась уверенность и решимость. Их близость, тепло его тела, что ощущалось даже на расстоянии, и тонкая волна нервного напряжения, что сулила слишком мрачную истину, которая казалась столь очевидной...
Слишком много витало в воздухе, перемешиваясь, обволакивая, делая его густым, наслаивая все новое и новое в эту, и без того, искрящуюся атмосферу, что качелями поднималась в нечто серьезное, то возвращалось в некую томительную игру, желающую завершиться сладостной истомой.
Его голос, и Белова ничего не ответила, хотя быть может ей было уместно было спросить уверен ли он, или готов, но все было и без того понятно.
- Сядь, - она ткнула его пальцем в грудь наступая, заставляя его делать шаги назад к ближайшему креслу, - Так будет проще.
Арина отступила на пол шага, как только он уселся, и теперь возвышалась нал ним, доставая палочку.
Когда-нибудь, надеюсь, я достигни того уровня невербальной магии, что и эта штука мне не понадобиться, - отвлеченно ответила Белова, не зная для кого была эта фраза, для того, чтобы разрядить обстановку в целом, или успокоиться самой.
Она столько раз занималась подобными вещами, легко входя в голову, доставая то, что ей было нужно, или меняя воспоминания, но сейчас, ей было неуютно, потому что это был он. Потому что он смотрел на нее, потому что в его голове происходило слишком много.
- Прошу, постарайся максимально не думать, - ровный тон, немного врачебный, как называла его мать Ариши,- Иногда сильный всплеск может увести не туда, а ты же не хочешь, чтобы я увидела что-то лишнее. - она хмыкнула, стараясь казаться беззаботной, но это явно не выходила.

От неизбежного твоя печаль
И пальцы рук не остывающих
И тихий звук неунывающих
Речей и даль твоих очей


"Координация была ни к черту, и мотнуло в сторону. Палочка, вот она в руке. Все плывет перед глазами. Так привычно. Затылок, слишком жарко, а желудок сводит слишком сильно. Запах леса исчезает. Вот он дом. Привычный. И желание вернуться.
Так трудно совладать сдержать, когда внутри столь рьяно иной овладевает сознанием.
В доме темно. Там пусто. И кажется где-то слева стоит человек. Поодаль во дворе. Фигура. Нет. Все плывет. Всё неразборчиво.
Дверь открыта. Запах помещений. Знакомый путь. В спину ударило сквозняком. Двери не закрыты. Боль. Скоро ступени вниз. Нет. Не хочу. Как много мыслей. "

Нет, туда она не углубиться, ей надо видеть и ему. И держать взгляд на фигуре, что кажется почти незримо начала движение.
"Больно. Слишком больно. Вот она ручка от заточения. Почти ощутим кожей этот метал, что откроет место заточения."
Картины застилала боль, сознание было столь непослушно, и удержаться было трудно, чтобы не свалиться в сторону, не попасть в те мысли, где ориентироваться легче. Но отголоски то и дело, полупрозрачно настилались. Черт, там она видела себя.
Нет! Она не уйдет в сторону, не отступит, пусть и дыхание стало тяжелым, от понимая, от ужаса, с чем приходиться ему бороться...
Мне так жаль... Но мне надо продолжить...
Ей надо было разглядеть, тот силуэт, что был замечен.
"Шаги? Нет. Больно! Больно!! БОЛЬНО!!! Заклинание. Падение и пол. Шаги. Мужская обувь очень близко. Знакомый запах. Палочка. Нет! Нет! Нет!
Снова лес. Свобода? Свобода! Запах! Запах, ее запах! Найти! Хочу!"

Арина нехотя дернулась, удерживая остатки ускользающего воспоминания.
"Ты мне ухмыльнулся? Пожелал удачной ночи? Да, она будет удачной.
...
...
...
Вот она, среди леса. Дерево. Ужасный голод. Хочу.
Чужак? Нет! Моё!
МОЁ!
Вкус крови..."

- Блядь! - Арина выпустила палочку из рук, и заклинание прервалось, слишком тяжело смотреть на то, что смазано безумием и болью,- Прости, - панически выпалила Белова,- Я не успела выйти, слишком быстро скакануло.
Она не замечала, как трудно было ей дышать, как не хватало воздуха. Подобное никогда раньше не отнимало у нее столько сил, а тут ей будто приходилось отбиваться от чужих мыслей, от чужих даже для того, в чьей голове она была, выцарапывать ту дорогу, по которой ей нужно было идти, для того, чтобы увидеть необходимое...
Это было подстроено.
Сердце стучало в бешенном ритме, дыхание и не пыталось становиться ровным, лишь шквал эмоций, неподвластный, бьющий в голову волной и так сбивающий со всех мыслей. Кошмар, с которым он живет. Столько эмоций.
К чёрту!
Не думая, она просто накрыла его губы своими, подаваясь вперед, кладя ладони на его лицо, чувствуя щетину под своими пальцами на его щеках. Горячая кожа его лица под её пальцами... Наверное, она даже не дала ему шанса придти в себя. Осознать.
Запах никотина и вина. Его запах. Напряжение, что дрожью отдавалось в пальцах. Она больше не могла.
Пальцы скользнули к пуговицам на рубашке. Она плохо понимала, что происходит, полностью отдаваясь жару и желанию в голове. Он был ей нужен.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/ib6d1Zm.gif ♥♥♥ https://i.imgur.com/BXUgbt7.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

71

You want battle?
I’ll give you war.

Отступив от неё и рухнув на кресло, Артур не сдержал улыбку, глядя на волшебницу исподлобья. Чем больше он вглядывался в её внимательные глаза, тем шире растягивался оскал, словно бросая вызов.
Давай, загляни: посмотрим, как хорошо ты видишь в темноте.
И в одно мгновение душные, тяжёлые воспоминания вчерашнего дня рухнули на голову, застилая собой всё. Артур вцепился в деревянное сидение, отправляясь в жизненный эпизод, успевший затереться заботливым сознанием. Снова, он снова переживал момент тяжелого расставания с Аришкой и возвращения в дом, снова это чувство борьбы, снова — бой с самим собой, только в этот раз он чувствовал что-то ещё, чьё-то неуловимое присутствие, и дело было даже не в тёмной фигуре, что смутно маячила на границе взора. Он старался не думать ни о чём, но странное ощущение то и дело заставляло его отвлекаться, искать, вспоминать, кто с ним был, кто ступил на его территорию...
Вновь гнев — теперь он почувствовал, теперь ясно вспомнил удар, скосивший его на входе в подвал. Но прежде, чем отпраздновать триумф собственного сознания, Артур рухнул дальше, туда, куда он обычно сам никогда не заглядывал. Это было похоже на один из ночных кошмаров, только ярче, злее, откровеннее: сознание откатилось в первобытный мрак, и для зверя существовал только голод, голод — и она. Руки-лапы — горячие, мокрые от свежей крови, лицо-морда — тяжелая, ощеренная, полная вкуса и запахов, а вдоль хребта волнами бьёт возбуждение и жар. Он чувствует, он знает — в один прыжок он получит то, что заставляет его сердце сжиматься от неизвестного желания. Но сначала он уничтожит врага...
Шеффер распахнул глаза, смаргивая слепоту, и судорожно схватил ртом воздух. Жар свежих эмоций душил, на висках проступила испарина, а больное тело снова свело судорогой, но не той болезненно-слабой, привычной дню после обращения. О, нет, это было совсем другое. Это было похоже на то, как волк очнулся ночью под луной. Чудовищная встряска и налипший яростный гнев, они возбуждали, гнали кровь быстрее, заставляли сердце бешено заходиться в груди. Мышцы налились ощущением невероятной физической силы, и Артур, оглохший от шквала волчьих ощущений, пропустил первый удар.
Поцелуй, словно искра на порох. Цепляясь за бёдра, Артур потянул женщину на себя и углубляя поцелуй, и будто с цепи сорвался. Вряд ли можно было придумать что-то более возбуждающее, чем подарить желаемое, предварительно возбудив первобытную жадность — даже для Шеффера это было в новинку. Он привлёк Аришку за шлёвки чёрных штанов, а сам подался навстречу, поднимаясь с кресла. Прижавшись, он подхватил её под бёдра и поднял, возвращая обратно к столу и водружая её на его прочный массив. Можно было поклясться — в обоих их головах нет-нет да промелькнула мысль о таком удобном положении. Артур даже не почувствовал никакого веса в своих руках — всё разумное сознание потеряло управление, и по телу текла чистая сила, заставляя жаром крепнуть каждую свою часть.
Мягкая футболка смялась под пальцами, когда Артур сжал Аришку с боков, наслаждаясь тем, как под мягким белым телом напрягались твёрдые мышцы. Он целовал её губы, наслаждаясь запахом сполна, который теперь — наконец-то — весь  принадлежит ему. Ладони скользнули под ткань настойчиво, обводя линию штанов и оглаживая напряженную спину, изучая, пробуя добычу в самый первый раз. Как это будет — он запомнит, каждую маленькую дрожь, каждый маленький сантиметр движения вверх, к застёжкам бюстгальтера. Потому такими были первые прикосновения — до щелчка.
Пусть она возится с его одеждой. Он видит перед собой только Её, он хочет её, и не собирается больше упускать момент. Ухмыльнувшись в поцелуе, он отклоняется и упирается ладонью Аришке под грудь, отталкивая её в шутливой борьбе. А потом припадает к поджавшемуся животу и целует нежную кожу, тихо мыча от наслаждения. Выше, выше, задирая белую футболку, пока прикосновения не ложатся между грудей. О, как же это волнительно, как неописуемо развратно, и возбуждение делает движения несдержанными, неловкими, грубоватыми даже. Проведя носом по смятой ткани, Артур поцеловал, а потом прихватил губами нежную шею, поднимая пальцы вокруг наливающейся откруглой груди, пропуская стремительно твердеющий сосок между пальцев. Горячо выдохнув, он целует под ухом, а затем снова находит её губы: удовольствие поверх такой свежей памяти о боли и страхе срывало крышу, и Артур ликовал, осознавая, что выиграл — у зверя, у судьбы, у ебучего Ведомства.
Арина пахла мылом и сексом.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

72

Open your mouth, love
Like a gutted church
My goat horns are napalm trees
And a crown of thorns is hard to swallow
You should pray now
Is it above or is it below?

Горло приятной болью стягивало от эмоций, а ледяное напряжение блуждало вдоль по позвоночнику, проявляя истеричный фриссон по всей ее коже. Чувства и жажда  нахлынули несдерживаемой лавиной, резкой, бьющей в затылок, что наполняла рот слюной, а ее нутро заставляли призывно сжиматься, срывая остатки самоконтроля, теряя последнюю возможность терпеть, томиться в ожидании, когда столь необходимая близость так злостно давила на ощущения, когда она хотела почувствовать его в себе, хотела сжимать его, содрогаться при каждом толчке, чтобы он чувствовал, сколь пошло она мокнет под его движениями, как сильно он ее возбуждает.
Пусть видит, пусть наслаждается своей победой, ведь ему должно это понравиться.
Резкое движение, и она осела на него, не сопротивляясь, лишь продолжая столь безумный поцелуй, касаясь его языка, и проникая своим в его рот, без излишней нежности, с нуждой нуждой, с настойчивым требованием. Страсть и напряжение, от которых тело столь бесстыдно содрогалось. Арина почувствовала, как оказалась на его руках, так легко, так просто, так аккуратно, что Белова не сдержала аккуратного и одобрительного стона.
Безумие, оно застилало в голове всё пеленой, давно забытой чувственностью, отключая всякую вразумительность, лишь ощущения, лишь его запах, и её маленькая победа, когда последняя пуговица на рубашке поддалась.
Широкая мужская грудь, и ее пальцы уперлись в его предплечья, неосознанно с силой сжимая мужчину, дабы удержаться в этом потоке столь безумных сладостных ощущений, что сносили шквалом, от которых сердце билось слишком быстро, а мысли обо всем, так неконтролируемо заводили, требуя все больше ласк...
Хотя их к черту, ведь ей хотелось действа!
Артур...
Его прикосновение, как хлыст, и в голову летела молния, что пробирала до костей, что обжигала кожу, возводя ее состояние фактически в истерику от столь длительного сдерживаемого напряжения. Лишь взрывы фейерверка по ее нервам, от которых ее пальцы плотнее сжимали его руки, неконтролируемый рефлекс ее безумия, и потери всякой ориентации в пространстве.
Агония, уничтожающая и приятная, изводящая, давящая на ее потребности, заставляющая фактически умолять его сквозь стоны.
Твердая  поверхность под ее задницей, и белая вспышка восторга в голове. Этот стол, что и без того привлек слишком много внимания сегодня, вновь вернулся в их игру.
Да, это было то, что подливало масла в эту жажду, заставляя ее хищно улыбаться, ловя его взгляд, сквозь эту застилающею пелену безумного желания.
Она не заметила, когда Артур успел расстегнуть ее бюстгальтер, и послушно склонилась на массивную поверхность, звонко выдыхая, наполняя своим звуком все пространство.
Как страшно было ей не оплошать сейчас, желая чувствовать, желая растворяться, зная, что этот мужчина, расположился между ее ног.
Воздух был слишком горячий, и он опадал на ее кожу, заставляя резче чувствовать прикосновения Артура.
Прикосновение губ к ее животу, и ее глаза закрылись, позволяя разуму тонуть в прикосновениях, чтобы слепо следовать интуиции и похоти.
Ее нутро все яростней желало его член, желало наполнения, активно сжимаясь мучительной раздражающий желанием истомы болью, что от этого виски давило болезненная  сладость.
- Господи... - не сдерживаемый выдох, ее мольба, ее восторг, ее признание...
Пальцы скользнули к груди, а поцелуй срывал остатки осознания.
Да, к чёрту!
Она закинула ему ноги, на пояс, притягивая, чувствуя его возбуждение, твёрдость его члена и желание, что явно не уступало ее собственному. Томление. Прелюдии. Так издевательски ужасно...
Несчастная ткань, что еще была между ними. Все еще была между ними.
Волшебница приподнялась, обхватывая мужчину одной рукой за шею, с силой сжимая пальцы в кулак, заставляя недлинные ногти впивать в собственную ладонь с болью. Ее зубы сомкнулись на его нижней губе, и язык мазнул по месту укуса, позволяя своей победной ухмылке скользнуть до его ушей. Вторая рука прошла по его груди, опускаясь к животу, и прикасаясь к узкой полоске из волос, что опускалась в брюки.
Пальцы нашли, пояс, поддевая застежку, ослабляя давление, и опустились ниже по ткани, проводя по возбужденной мужской плоти дразня, поднимаясь выше, цепляясь за собачку на его штанах, расстегивая пуговицу.
Она убрала руку опираясь ей в стол, чтобы было проще удержаться, чтобы сесть, чтобы вновь открыть глаза, расфокусировано ловя его лицо перед собой.
Она не помнила подобного желания в себе раньше, подобной страсти и чтобы так сильно сводило между ног. Это было все смешением эмоций? Вся эта обстановка, что была выдержанна столь мазохистично, или что-то большое, о чем не хотелось думать сейчас, время убиваться будет потом.
Она придвинулась ближе, касаясь губами его шеи, и переходя на ключицу, скидывая черную ткань с его плеч. Отгоняя собственные ощущения чуть поодаль, чтобы уловить изменения в его лице, в его взгляде, пока ее пальцы неспешно проводили по его рукам.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

73

Und wir gleiten an der Welt entlang
Bis die Zeit verrinnt
Und wir tanzen in den Untergang
Bis die Nacht erklingt

Сфыркивая жар, Артур старался ни на мгновение не отстраняться от своей желанной Аришки, наслаждаясь её ответными ласками с непримиримой ревностью. Нужно было больше, больше! Чтобы её стоны забирались под череп, а рот оказался полон терпкого наслаждения. Пусть тянет, сжимает, кусает — это лишь сильнее распаляло животную жажду. Воздух в большом зале стремительно наполнялся жаром.
С удовольствием облизнув укушенную губу, Артур приобнял подавшуюся к нему женщину, позволяя прикасаться к себе так, как ей интересно, и даже приподнял подбородок в такт её движениям. Прикосновения пальцев к собственному паху вырвало короткий низкий стон из груди, и Артур несдержанно толкнулся навстречу, сгорая от яркого прострела вдоль позвоночника. Ему нравилось, как она цепляется, нравилось, как она настороженно изучает, как она, вопреки своему нестерпимому желанию, поддаётся и ведётся, полностью вверяя себя в его руки. От этого только сильнее тяготилось внизу живота, и когда рубашка слетела на пол, остатки рассудка забрал с собой белый шум.
Пьяно сморгнув, Артур мазнул поцелуем по бархатному виску и, подцепив края футболки, рывком потянул её наверх, заставляя обнажиться тонкое поджарое тело. Её вид сводил с ума, всё это хотелось чувствовать под своим языком, попробовать на вкус, а от прикосновения к её небольшой мягкой груди по всему телу проходил нестерпимый разряд напряжения. Опустив ладонь вниз, Артур надавил и провёл большим пальцем между её ног, ощущая, как поддаётся мягкое тело под плотной тканью рядом со швом, и один палец быстро сменила полная ладонь. Выдохнув, он нашёл поцелуем губы Аришки, продолжая поглаживать и прижиматься ближе, надавливая грудью на её грудь и ощущая, как сумасшедше топорщатся плотные соски против его кожи. Давление брюк было просто мазохистичным, и Артур, вслепую, не прерывая настойчивый глубокий поцелуй, разомкнул пальцами круглую металлическую пуговицу и короткую непослушную молнию, а потом отстранился.
Все возможные фантазии померкли перед реальным, живым образом, похабно раскинутом на дубовом спиле. Капитан топлес, с подёрнутыми румянцем скулами, с ещё более тёмным от желания взглядом, вся такая поджарая, расхристанная, как молодая волчица, и её аккуратная маленькая грудь идеально сочеталась с тонкими линиями мышц, идеально выделяющихся тенями в колдовском освещении. Может, он и был бы способен позволить себе насладиться зрелищем, дать воспалённому рассудку сохранить его, но желание было сильнее. Много, много сильнее. Крепко взявшись за края штанов, Артур буквально выдернул Аришку из них вместе с бельём, помогая выбраться из узких брючин, а потом отбросил их в сторону, к белой футболке.
Мир в огне. Туго сглотнув, Артур горячо выдохнул и настойчивым движением руки прижал Аришку спиной к столешнице, надавив ладонью ей под грудь. Свободную ладонь он коротко облизнул и опустил пальцы в горячую, влажную уже ложбинку, провёл вдоль неё, дразняще упираясь подушечкой пальца в поджатое её отверстие, а потом поднялся выше, надавливая и поводя кругом вокруг задорно напряжённого бугорка. Собственное тело сводило от напряжения, мышцы не чувствовали слабости или боли после обращения — только жаркое желание удовлетворения, желание, которое ввинчивалось в виски и поясницу, подогретое влажным теплом с кончиков пальцев.
Артур улыбнулся Аришке и жадно облизал нижнюю губу, неприкрыто изучая взглядом её раскинутое тело. Пусть видит, что он не может отвести от неё глаз, что он хочет её, что он так сильно потерян в горячем тумане, и им обоим нет пути назад. Всё так же не отводя взгляда, он закончил начатое Аришкой и расстегнул собственные брюки, высвобождая горячий твёрдый член — трудно сдержать вздох облегчения, когда неудобство ушло, а впереди лишь желанный и безумно приятный плен. Продолжая потирать пальцем чувствительный бугорок, Артур подался вперёд, упираясь и потираясь головкой по скользким горячим складочкам, дыша открытым ртом и слегка склоняя голову к плечу в невыносимой пытке похотью.
И только когда терпеть стало невыносимо, он хищно усмехнулся и толкнулся в глубину, упёрто и настойчиво заполняя собой тугое влажное нутро.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

74

Я без головы,
С тобой забываю
Кто я.
Без головы!
Я без головы,
Без сна без воли без покоя...
Без головы
Я без головы -
Земля из под ног уходит
Без я,
Без "мы"


Дыхание, оно ощущалось неровным шаром, что катался от горла до грудной клетки, резко останавливаясь у солнечного сплетения, будто упираясь в невидимый барьер, что глухой болью отдавал приятным гнетущим дискомфортом внутри. Ей хотелось рваться прочь от эти ласк, и ей хотелось утопать в них.
Да, и бежать было уже поздно, когда его стон припечатывал к этому столу, к его рукам, лишая всяческой возможности соображать о чем-то столь не важным, всё было слишком второстепенно в этот миг.
Арине казалось, что еще немного и все попросту заискрит вокруг от переизбытка напряжения, взрываясь подобно лампочкам накаливания, разлетавшимся на осколки...
Мучительно.
Ей хваталось цепляться за него, кусаться изнемогая от переполняющих ее чувств, что просто не вмещались в ее миниатюрное тело, распирая все ее нутро. Так невероятно, так обжигающе, и так безумно ощущать себя в его руках, под его изучающем ее взглядом, от которого ей становилось и неловко и приятно.
Противоречия, грани, что разрывали, что арматурой пробивали голову, оплетая изматывающими ощущениями, что требовали апогея и при этом желали дальше изнывать от столь прекрасной пытки. Пусть она не прекращается...
Грудь, соски послушно отзывались на прикосновения его пальцев, заставляя ее задыхаться лишь сильнее, ловя ртом воздух, которого так сильно не хватало, что так злобно ускользал, что растворялся в этой духоте.
Его ладонь скользнула между ее ног, и Арина фактически закричала изнемогая, не в силах удержать свою реакцию, на столь чувствительное место. Гребаная одежда, что все еще мешала, что отделяла их, так раздражала. Тяжесть его тела пьянила, делая пелену в голове плотнее.
Жарко.
Хорошо.
Так пошло...
Столь раскрепощенно...
Дразнящие движения его ладони, и вновь ее умоляющий выдох... Жалостный и требовательный одновременно.
Невыносимо...
Жарко.
Слишком жарко...
Капли влаги выступили на лбу, так некрасиво...
Пальцы его сомкнулись на краях ее штанов, и сердце пропустило несколько ударов, с замиранием выжидая миг, когда ее одежда, окажется не на ней. И вот он звук того, что ткань упала где-то рядом, она почти не заметила того, сколь быстро, осталась без последних преград на ее теле.
Вот она, обнаженная пред ним, на его столе, мажущая своей смазкой возбуждения столь древнюю поверхность дуба, и вожделеющая его прикосновений, всматривающаяся в светлые глаза, в которых видела свое отражение.
Сила его руки, его хозяйский жест, и Арина опустилась спиной на холодную поверхность, что усугубила дрожь в теле ведьмы. Глаза прикрылись, и в голове все закипало в предвкушении, что пальцы сильнее впивались в дерево, синее от напряжения, она выгибалась от дурманящего отчаяния внутри, цепляя его ноги своими, желая его еще ближе, еще, еще...
Его пальцы скользнули между ее ног. Теперь он мог сам убедиться сколь сильно она возбуждена, сколь сильно его хочет, сколь пошло реагирует на него ее тело.
Его пальцы что прошли вдоль, раздвигая ее набухшую кожу, и слезы от напряжения выступила на глазах.
Невыносимо.
Невозможно.
И так долго...
- Боже!  -глухой выдох из ее губ.
Его пальцы поднялись выше, и опаляющая волна сжала голову, заставляя все мышцы напрячься, чтобы концентрироваться на ощущениях, усиливать безумие, которому и так не было конца. Все сильнее, все в подкорку, в сладостное затмение, столь мрачное и теплое, дурман на грани противоречивых чувсв.
- Да! - благодарственный выдох, и Арина непроизвольно выгнулась, прижимая его ближе к себе ногами, вжимая его высвобожденный член в своё нутро.
Благодать, что так долго отступала, и, наконец-то, она получила то, что они так давно желали. Пальцы одной руки все еще вжимались в стол, вторая же обхватила его за запястье, сжимая с неконтролируемой силой, чтобы сдержать свое желание метаться под его движениями.
Ее нутро жадно обхватило твердый член, что благодатным огнем ощущался в ее лоне. Она сжимала его, не желая выпускать, желая его, чтобы его движения были грубее, резче, глубже.
Влажные хлопки, и она сжимала зубы от напряжения, от чувств, от этой эйфории, что так похабно наполняла разум, что раздавливала, что заставляла сердце выпрыгивать из груди. Ее влаги было достаточно, чтобы его детородный орган входил в нее легко и властно.
Она обхватывала его всё рьяней, все отчаяннее, и ей не хватало этой близости, ей хотелось больше, сильнее, его полностью, до последние капли, до последнего вздоха, его дикого, опасного и безумного.
Арина приподнялась, хватаясь за его плечи, чтобы лучше видеть то, как он проникает в ее тело, в ее душу, ведь в ее голову он влез уже давно, что она этого даже не заметила.
Напряжение, накал, и низ живота будто обращался в тугой узел нервов, что так хотел взорваться, позволяя неге разлить эту усладу, это столь желаемое успокоение, и чем туже становился узел, тем сильнее взвинченность, ощущения.
Его рот, ее губы вновь захватили над ним власть. Ее тело содрогалось, а кончики пальцев сводило.
Боже, как ты мне нужен...
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3aRrU.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

75

Говорят, что
у животных существует загадочный
танец души, исполняемый хищником
и его жертвой. Если жертва смиренно
отведет взгляд или вздрогнет, от чего
по её шкуре пробежит рябь, это значит,
что она признает свою слабость
и согласна стать добычей хищника.
(с) "Бегущая с волками"

Зов — такой отчаянный, что челюсти сжимаются с силой, а вдоль хребта ложится кислый, острый хлыст. Мышцы поджимаются сами, толкая твёрдый член в глубину, движение такое естественное, самое правильное, животворное. Артур двигается не слишком быстро, давая жадной женщине прочувствовать каждый властный толчок, но и не медленно. Он вбивается размеренно, ощущает, как её обильная влажность уже стекает с его члена ниже, к ноге. Брать её всю, брать без остатка, без возможности выбраться из этого пожара. Чем больше она ноет, дрожит и скребётся, тем сильнее крепнет хищное желание внутри — ненасытное, как полуночный зверь. Ещё. Ещё. Ещё! Громче!
Им обоим это нужно, чтобы дышать.
Как только пальцы изо всех сил сжимаются на руке, Артур довольно рычит, поджимая свои пальцы на её теле в унисон, лишь с лёгким, но ощутимым нажимом вонзаясь в напряжённые мышцы. О, да, ему приятно чувствовать её силу, приятно то, как она бьётся под ним, не способная совладать с самой собой — подчиниться или подчинить? И он не даст ей почувствовать, что она может взять верх. Всегда — сильнее, всегда — на шаг впереди. Чтобы Аришка упивалась своим пленом в его руках, сполна насладилась возможностью быть слабой — и окончательно сошла с ума.
В своей горячке, Аришка забирается к нему выше, но Артур наоборот склоняется над ней ниже, оставляя лишь два выбора: схватиться за него крепче и держаться за плечи, или упасть обратно, ибо иначе долго она так не продержится. Живительный поцелуй так дразняще обманывает чувства — словно ты способен наполнить её со всех сторон одновременно, и влажные губы, горячий рот не таят иллюзий на счёт удовольствия от нахождения внутри. Артур надёжно упёрся одной рукой в стол, давая Аришке лихорадочно цепляться за его широкое сильное тело, а второй надёжно схватил за бедро на сгибе ноги, крепко удерживая против своих отрывистых, жадных толчков. О, она ведь вздрагивает всем телом до самых губ, изо всех сил сжимает его член внутри, как будто хочет, чтобы он завоевал своё место, прорвался через этот заслон, низверг её в душную, уютную темноту забытья. И Шеффер следует по правилам этой маленькой игры: снова и снова, вперёд и назад, так туго, что каждое упругое погружение треплет нервы хуже, чем удар по волчьей морде.
Одна искра — и они оба в огне. Жар в теле лишает слуха и сознания, а в животной похоти не остаётся места привычным понятиям о социальных нормах. Шеффер хрипло стонет, скалясь от мучительного удовольствия, и настойчиво целует женщину под челюсть, у уха, сцеловывает бисер пота с бархатного виска, глубоко вдыхая запах с её горячей кожи. И он не хочет заставлять себя сдерживаться, чтобы растянуть этот пожар, с каждым почти яростным толчком он забывается и теряет контроль. Эти чувства так похожи на те, что она нечаянно воскресила в его голове — сожрать её живьём! И Артур вдруг подхватывает Аришку одной рукой под лопатки и крепко прижимает к себе, склоняет голову и размашисто прихватывает зубами нежную шею. Движения не останавливаются, и потоп лишь сильнее разжигает огонь, так что, положив ладонь ей на поясницу, Артур яростно ускоряется, прижимая язык к лихорадочно бьющемуся пульсу под кожей. Вдоль позвоночника срывается холодный пот, и надсадный стон держать в себе почти невозможно.
Моя хорошая хищная девочка...
Со спины ладонь медленно поднялась выше, крепко захватывая основание шеи. Артур жарко выдохнул и прижался лбом ко лбу Аришки, встречаясь с ней взглядом, неотрывно так, пронзительно. Дыша открытым ртом, он внезапно начал улыбаться, желая разделить торжество момента вместе с ней.
Ну же, ну же... Хочу почувствовать твою судорогу, хочу чтобы ты стала моей, только моей...
Нравится быть такой? Я могу дать тебе больше. Но и возьму с тебя — больше, больше, больше!..
Немного выше, и пальцы вплетаются в белый хвост, властно сжимают в своей хватке взъерошенные пряди.
Пой, пой только для меня!
Он вгоняет член максимально глубоко, размыкая влажные складочки непростительно широко, заставляя чувствительный клитор беззащитно потираться о тело. Глаза в глаза, чтобы собрать каждую шевелящуюся внутри тень, каждого дикого духа в омуте похоти. Дикие звери, искренние и честные.
Кричи!

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

76

Ich singe bis der Tag erwacht.
Ein heller Schein am Firmament.
Mein Herz brennt.


Властные движения в ее нутро, ощутимые, размашистые и издевательски медленные для нее. Толчки, что взрывались приятной ослепляющей болью, которую хотелось прекратить, и не хотелось, чтобы она заканчивалась, что от загривка тянула напряженный нерв к пояснице, заставляя выгибаться тело сильнее, делая толчки навстречу, чтобы усилить сладостное чувство, пленяющее мозг, окутывающее, наводящая приятный морок от которого она не контролировала то, что вырывалось сквозь округлившийся рот.
Она обратилась в одно сплошное напряжение и концентрации на нем, чтобы чувствовать, чтобы отдаваться, чтобы выдержать накал, застилающий ее сознание, выдирающий ее душу, сводящий зубы. Пальцы ее ног с усилием сжимались, да так, что их сводило, и это неприятно отвлекало, заставляя мозг улавливать сей дискомфорт, который тут же сбивался очередной волной, вызванной приятным внедрением его плоти в ее разгоряченное нутро. Но даже эта боль от пальцев придавала своих красок, что-то было в этом добивающее, позволяющее брать вверх над ней, испытывать столь широкий спектр чувств, что в голове все не укладывалось, лишь вспышки невозможности происходящего, что ей хотелось метаться под его руками. Будто белый холст натянули на ее глаза, на ее мысли, на сознание, а теперь столь резко брызгали на него ялым цветом, что растекался по холсту оплетая, стягивая, изводя, заставляя стонать от невыносимости, цепляться пальцами за все, что могла.
Слишком много безумия...
Слишком невыносимо....
Слишком хорошо...

Накал, бьющий в голову, и сжимающий узел внизу ее живота.
Удержать все чувства, все эмоции, и не расплескать ни капли, чтобы упиваться этим, подобно путнику после изнурительной жажды.
Его тело, дурманило, как и его широкие плечи, за которые она пыталась удержаться, испарина на его кожи, и пошлые звуки мокрых шлепков кожи о кожу, и ощутимость щетины цепляющей нежную взбухшую кожу, разведенную в сторону его членом.
Артур властвовал, он не давал ей и возможность сделать лишнее движение, пропустить в свою голову перехватить инициативу, лишь позволяя чувствовать его силу, его напор, его желание, следовать его ритму, биению его сердца, ощущать тяжесть его тела, разделять его безумие, и утопать в нём.
Это уничтожало в ней остатки адекватности, било по каждой клеточке ее тела, по частичке, что тянулась к нему, что, казалось, была готова взорваться от подобных импульсов.
Ее лоно лишь сильнее охватывало его, желая удержать в себе, не выпустить, чувствовать его пульсацию обволакивая с силой, что низ живота ныл переполненный накалом и огнем.
Это напалм, не оставляющий после себя ничего от разума, взводящий все в чувствительностью, с которой трудно было совладать. Глаза были влажными, и вытекающие слезы от остроты ощущений мешались с каплями пота стекающими по ее лбу.
Танец безумный пытки, в котором все противоречиво и прекрасно. Сильно. Испепеляюще невыносимо. Ново для нее. Уничтожающе и трепетно.
Его хриплые стоны оглушали ее, заставляя истерично ухмыляться от того, что эмоции просто переливались из нее. Переполненность, сколь прекрасной она может быть, сколь неудержимой и непредсказуемой. Сколь хорошо ей.
Как удивительно вверять себя, отдавать душу вместе с телом, и не контролировать жалобные звуки, от его прикосновений.
Укус был подобен плетке, что вновь добавляли напряжения, но при этом сбрасывали часть его, приглушая, давая возможность протянуть еще, продолжить это восхитительное мучение.
Слепо смотреть в его глаза, выдыхать в его рот, и выгибаться от того, как пальцы сзади охватили ее шею.
Она тут.
Она чувствует, она не может больше, она уже на самом краю, и лишь один толчок отделяет ее, от того чтобы упасть, чтобы распасться на частички удовольствия соединяемых загущенной негой расслабления.
От аккуратно заплетенных кос ничего не осталось, да и к чему эта аккуратность, когда косметика уже давно скорее всего размазать по лицу темными развратными подтеками.
Ближе!
Еще Ближе!
Сильнее!
Резче!

Артур потянул ее волосы с затылка, и вновь вспышка по ее телу, пробирающая до кончиков пальцев на ногах.
Клитор бесновался от каждого соприкосновения с его кожей, влажные скользящие и раздражающие прикосновения, по набухшему бугорку, что хотел испуститься в бешенной пульсации, и  что вмешивал ощущения, отрывающие от поверхности и возносящие куда-то ввысь.
- Почти! Еще! Пожалуйста! - она не понимает, как ей удается что-то выдохнуть из своей груди, лишь упиваясь его улыбкой, продирающий ее кожу.
Почти!
Напряжение насаживалось все плотнее, сдавливалось подобно пружине, что больше не выдерживала и в голове накладывалось плотными слоями, что давили на все ее сознание.
Все было на грани, каждая ее частичка, все напряжено, и в сознании проблески легкости за которую хотелось уцепиться, будто свет на том конце, которого хотелось достигнуть.
Всполох.
И еще!
И лавинной спазм, судорогой прошёл по ее телу, вырываясь чем-то громким, пошлым и стыдливым.
Ее тело содрогалось, и изматывающая волна прошла неудержимой негой, от которой она безвольно расслабилась, оставаясь в его руках, касаясь лбом его плеча. Опустошенная. Взволнованная, умиротворенная, и не знающая, что теперь ей делать.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://i.imgur.com/oxFKiv0.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IumhnB6.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

77

Ved fyrste stad der stiar krossar, biar du
legg frå deg kleda, alt du eige med
Der du er på veg, er dei til ingen nytte
Børa letnar, framom ventar tyngre veg

Её голос заполняет собой звенящую пустоту, оставленную похотью в голове, и Артур растворяется в этих ноющих всхлипах. Эти отчаянные мольбы доводили до исступления, и наслаждение терзало так сильно, что впору было к ним присоединиться — надсадно и хрипло, рыком волка из темноты позади поющей женщины, тёмной тенью защитника её хрупкости. Глаза закатились под веки, жаркий выдох опалил сухое горло, и колдун натужно застонал, запрещая себе замирать хоть на мгновение в её пылкой, сладострастной дрожи. Аришка кончает ярко, так непритворно, пульсирующим напряжением туго обхватывая член внутри себя, чем порабощает просто бессовестно. И когда силы в цепких пальцах слегка уходят, Артур в несколько яростных толчков доводит себя до оргазма и, выдёргивая член и прижимаясь им к её животу, кончает следом, не в силах ни вдохнуть, ни разжать руки.
И первым, конечно, для слуха возвращается стук сердца. Две груди, прижатые друг к другу, один бешеный ритм на двоих, и его не унять ни глубоким дыханием, ни спасительной слабостью после бури. Артур расслабляет кулак и нежно кладёт ладонь на белёсый затылок, прижимаясь щекой к голове Аришки. Сейчас он не думает о том, сколько же в них накопилось невысказанного или как много дремало в них нерастраченной страсти — ничего. Жар и тишина, только живая дробь крови по венам и сухое, частое дыхание. Для раздумий будет время, его всегда предостаточно, и вместе с тем преступно для моментов вроде этого, когда вы можете ненадолго побыть самыми близкими людьми на земле, в тишине и одиночестве.
Наконец, когда разгорячённая кожа начала ощущать воздух большого зала, Артур открыл глаза. Стараясь не тревожить доверчиво прильнувшую голову к его плечу, Артур приобнял Аришку и подхватил её под колени, прижимая к себе. Она казалась такой измученной, а взгляд на её усталое, перемазанное слезами и тушью лицо вызывал какие-то дикие чувства вроде умиления и желания позаботиться. Скажи кто Шефферу, что он будет заботливо относить на руках затраханную женщину к себе в терем, голый и опустошённый после полнолуния, наперекор собственным нуждам — не поверил бы.
Но это была не просто какая-то женщина.
Аришка даже успела побывать в его сознании, а это звучит поинтимнее холостяцкой спальни чистокровного волшебника.
Поднявшись по лестнице, Артур внёс её в небольшое относительно зала помещение, уютно обставленное весьма древней тяжёлой мебелью. Во главе стояла большая деревянная кровать с высоким резным изголовьем и изножьем, и на ней дыбилась высокая пуховая перина с несколькими одеялами и подушками. Царги полностью закрывали пространство между кроватью и полом, на их резных поверхностях была изображена охота на Златорога с ногай-птицами: когда Артур был маленьким, он подолгу лежал на полу, наблюдая за тем, как оживающие звери бесконечно мчатся наперегонки со смертью.
Уложив Аришку на постель, Артур подхватил первую попавшуюся шмотку, чтобы стереть с её живота следы своего торжества. Подтянув одеяло к её плечам, он быстро окинул взглядом получившееся произведение, а потом сел у неё в ногах, устало облокотившись на свои колени.
И в этот момент он пожалел, что позволил себе расслабиться.
Потому что всё тело вдруг скрутило такой неимоверной усталостью, что Артур чуть не заснул прямо в таком положении. Вздёрнувшись, он покомкал изгвазданную робу в руке, и свободной ладонью с силой провёл по лицу. Что, всё? Сил уже не хватает?
Надо быть справедливее к себе, старик. Ты обернулся этим утром и не провалялся драной псиной в кровати целый день, а, как тебе?
Артур улыбнулся и скосился на лежащий холм из одеял.
Какую девку урвал, м?
У Шеффера никогда не возникало вопроса "что же дальше". Ясно, как день: это было классно, может быть классно ещё когда-нибудь, но не навсегда. Они ведь никогда не остаются, только не с таким, как он, и Артур относился к такому с пониманием. Это было даже удобно в каком-то смысле. И всё же, наслаждаясь приятной усталостью и воскрешая перед внутренним взором встопорщенную маленькую грудь, Артур ощущал какой-то непривычный укол под дых. Ему почему-то не нравилась мысль о прощании с Ариной Беловой. Прям... не нравилась, и всё тут. Какая-то первобытная необходимость обладать Аришкой никуда не уходила, даже сейчас. Артур в задумчивости стёр с члена её подсыхающую смазку, со вздохом вспоминая, о чём он говорил: что хочет уйти из Ведомства, что на него объявят охоту, что он хочет уехать отсюда. Может, она потому так решительно пошла навстречу? Потому что он обязан исчезнуть?
Вскинув голову, Артур широко зевнул и расправил усталые плечи. Обернувшись, он забрался с ногами на кровать и лёг рядом с Аришкой, кое-как успев натянуть на себя угол одеяла и отключившись, кажется, ещё до того, как ухом коснулся подушки.

В тишине старый дом разговаривал. Где-то скрипело дерево, ворчал древний сруб, лесной ветер стучался в закрытые окна и бросался в печную трубу. Стоило прислушаться, как среди этих живых шорохов начинают слышаться голоса, приглушённые правда, но вполне себе человеческие. А стоило прислушаться получше, как становилось совершенно очевидно, что это действительно голоса, и их тихая речь доносится из задвинутого в угол комнаты сундука, на котором было навалено сложенное постельное бельё.
...привёл?
...ой, да неужели...
...внучат!..
...эта бездарность? Чёрта с...
...в нашем положении...
...невероятно просто!...

Налипнув сгустком темноты и длинных волос на потолок, Домовой белой расшитой тряпочкой потирал столешницу, смотря широко открытыми глазами, чтобы не осталось на древней мебели ни одного грязного пятнышка. Заслышав какие-то движения наверху, Домовой с интересом повернул свою стариковскую голову под неестественным углом и исчез. На блестящей поверхности стола отражались отблески ламп и кубков с недопитым вином.

Он выбирает деревья и кусты — в них гораздо легче спрятаться. Рыжий свет фонарей не проникает сквозь широкие заросли, но он не может здесь прятаться вечно. Он ждёт, когда хороший запах станет хорошо различимым. Так тяжело, так надоело сидеть в засаде, поэтому он выскальзывает из-под веток, идёт по огороженному камнем травяному пятачку и постоянно пробует носом воздух. Он спрыгивает на асфальт: когти неприятно скребут па нему, от этого зубы сводит и загривок встаёт дыбом. Ничего, ничего, его награда стоит того. Хороший запах становится сильнее, а вокруг ближе и ближе подходят каменные стены. Раскрытая пасть смыкается, облизнув текущую слюну, ведь он не хочет издавать лишний шум. Решающий прыжок — самый ответственный момент, ничто не должно его испортить. Ближе, ближе, ещё ближе, вот она, качает бёдрами в жёлтом свете фонаря — тело, как сдавленная пружина, удары сердца становятся громче, громче, ГРОМЧЕ, ГРОМЧЕ!..

Не просыпаясь, Артур застонал и ткнулся лицом в подушку, непроизвольно скрипя зубами.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/Hycis8x.gif[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

78

Подари мне ночь, одной из многих,
Я не ворожила – ни к чему.
Просто в косу заплелись дороги,
На одну лишь ночь сплелись в одну.


Спазм. Приятная судорога, что горячей волной прошла несколько раз вдоль тела, от самой макушки, до кончиков пальцев, сводя подушечки, готовые искрить остатками взвинченной энергии, что угасала в умиротворении.
Нега, сладостная и тягучая, подобная мелассе разливалась по ее телу, заставляя подчиняться этому пробирающему счастью, и не замечать зудящие сокращения клитора, что получил свою дозу влажных ласк и не желал успокаиваться, требуя, чтобы Арина быстрее свела ноги, стараясь удержать эту наполненность внутри нее, эту приятную тяжесть опустошенности, и некой правильности.
Восторг, он был в каждой клеточке, в каждом ее вздохе, так же, как и приятное, не понимая происходящего в голове. Воздушная отстраненность в голове и пустота, всполохами приносящая вновь и вновь воспоминания минувшего и фееричного действа.  Слишком много себя она вложила в это. Всю себя. Все эмоции, всю свою концентрацию. Всю без остатка, что усталость злостно подступила сзади оплетая.
Его прикосновения, его тепло, его дыхание и громкое биение его сердца. Или ее? Или их обоих?
Чёрт! Приятно! И так удивительно уютно, и ей сие столь непривычно. Впервые Арина чувствовала себя в безопасности. Вот так, находясь рядом с весьма опасным человеком, ей было спокойно.
Сил не было на то, чтобы выговорить хоть что-то, да и не хотелось. Еще немного подождать, удержать момент единения. Немного, еще мир, побыть в этом коконе, не позволяя себе думать, лишь упиваться столь удивительным чувством...
Она отключилась. Сон накрыл ее столь сильно, что сопротивляться ему ведьма не смогла... Морок обволакивая утащил в приятную и уютную темноту, заполненную им.

Серебряный яркий свет неполной луны проскользнул в опочивальню хозяина дома, выходя из-за плотных облаков, что столь любезно были разогнаны ночным летнем ветром. Юркий отблеск скользнул на кровать, продираясь сквозь одеяла и подушки, мягко касаясь покрывал и переливаясь на лицо Арины, навязчиво останавливаясь, покрывая, пробуждая тем самым ведомственную ведьму.
Умиротворенное тепло обнимало, нега ласково обволакивала отголосками истомы, и из этого всего так не хотелось выныривать, хотелось оставаться в этом приятном ощущении, как можно дольше, чтобы упиваться им, но назойливый свет заставлял Арину щуриться, ибо размывал ее сны, затирая.
Глаза нехотя открылись, и в голове проскользнуло постыдное осознание того, что она уснула. Вот так, просто отрубилась, после подобного феерического танца страсти. Обидно, и забавно в то же время, ибо подобное с ней было впервые, чтобы так, до полного опустошения, позволяя всему напряжению сойти.
Она села на кровати, потирая глаза и сгибая затекшую шею. Сколько было времени? Непонятно. Телефон остался где-то вместе с ее курткой или штанами. В комнате она часов не наблюдала, но было понятно, что была еще глубокая ночь. Она склонила головы набок, наблюдая за тем, как развалился на постели Артур, размеренно посапывая. Она подняла руку, и коснулась пальцами его плеча, медленно проводя вдоль его руки. Было что-то в этом захватывающее, милое, правильное.
Арина потянулась к стопке одеял, беря одно, и обматывая вокруг себя, после чего накинула одеяло на Шеффера, нехотя вставая с постели. Комната приятно тонула в лунном свете, и в окне лес очерчивался впечатляюще четко на фоне светлого и чистого неба, что не видно было даже звёзд.
Она аккуратно подступила к окну, немного сбоку, осматривая территорию. Артуру пытались доставить проблем, поэтому некая слежка вполне возможна, и стоило быть аккуратнее.
Эта комната казалась более обжитой, но уютом и домашним очагом от нее не веяло, но все было вполне приемлемо. Мебель в комнате была старинной, и все было пронизано русским духом. Это напоминало чем-то Колдовстворец, только без той помпезности, но далеко было от хором бабушки Андрея, которая со всей щепетильностью вылизывала родовое гнездо и явно пребывала в более поздних веках, такая помещица, которая привыкла к тому, что ей все целуют ручки.
Арина усмехнулась своим мыслям, думая о произведениях Чехова, и в принципе о литературе немагов. Только вот, не совсем приятные ощущения выбивали ее из полного погружения в эти моменты. Ей требовалась уборная, и хотя бы немного умыться. А где все это находилось Белова не ведала, ибо разговоры о подобных мелочах так и не всплыли.
Пальцы прошли по волосам, снимая резинки, и проводя пальцами по косам-колоскам, освобождая пряди, позволяя им ниспадать.
Ее палочка, она была так же где-то с ее телефоном и одеждой. Осталось понять, куда ей следует направиться, ведь расхаживать по незнакомому дому было не вполне правильно, но человеческий организм весьма въедлив со своими потребностями.
Тишина. Арина только сейчас ощутила это. Тишина, среди которой было слышно, как ветер что-то поддевает во дворе, как ссыхается дерево дома, как из леса доноситься крик ночных птиц.
Она хмыкнула на улыбке. Она привыкла жить в городе, среди шума, когда ни особо обращаешь внимание и на соседей, в Ведомстве о тишине вообще можно было мечтать, вечная суета, вечный поток людей. А тут, будто она вновь оказалась на даче у бабушки с дедушкой.
Волшебница двинулась к единственному выходу из комнаты, и чуть не напоролась на перила крутой лестницы.
- Чёрт! Темно. А свет тут, я так понимаю не предусмотрен. - иронично фыркнула Арина, выдыхая, понимая, что электричество в отсутствие палочки весьма полезно, но она не успела округлить сию мысль в голове, как ее глаза расширились от того, что зажёгся огонек позволяющий ей видеть ступени и стены.
- О! - хмыкнула она. - Приве-ет...ствую! - протянуто проговорила Белова смотря на огонек, который сделал некий поворот.
Домовой... Какая прелесть.... А хрен ли я удивляюсь то?!
Нежданно некая мысль осознания пришла в голову Беловой, вместе с тем, как ее рука накрыла лицо в неком жесте смущения.
Как неловко то...
Ладно...
Пусть...
Это нормально!
Ничего страшного!

Она уверенно для самой себя качнула головой, соглашаясь с собственными мыслями, в которых был хаос, ведь она все еще была не уверена насчет того, что ей стоит сделать дальше. Стоило ли ей уйти, или все же остаться. Ведь, они так и не обсудили то, что она видела в его воспоминаниях.
- А покажешь, где уборная, и мои вещи. Пожа-алуйста? - мило хлопнув ресницами проговорила Белова в пустоту и огонек стал чуть светлее и двинулся вниз. - Спа-асибоньки.
Ладно, удобно.
Арина спустилась по лестнице, проходя в горницу, стараясь не смотреть в сторону стола, с которым у нее теперь есть весьма красочные воспоминания. Пол тут был куда холоднее, и босым ногам было не совсем приятно, поэтому не стоило долго раздумывать.
Арина подошла к своим вещам, поднимая джинсы, вынимая из них тонкие трусы, которые ей пригодятся, и аккуратно накинула штаны на лавку. Понимая, что телефона в них нет, оставалось смотреть на пол, и заметить излюбленный гаджет под столом, рядом с упавшей палочкой.
- Как неосмотрительно...
Взяв с пола их и футболку, девушка обернулась к огоньку, который повел ее дальше к новой двери и лестнице, ведшей в подвал, или как это называлось? Подклет?
Ступени были каменными, и Арина прикрыла глаза, проклиная себя за то, что не надела ботинки, с другой стороны, у нее уже была ее палочка в руках. В этих помещениях было прохладно, и Арина куталась сильнее в одеяло, пока наконец-то не достигла заветных комнат. Был мимолетный запах сырости, но естественный для подобных комнат, и волшебнице он даже нравился.
Пока спустишься, обоссаться можно, честное слово... А тут еще и трансгрессия не работает.
Арина обмыла себя у некого подобия раковины, согревая проточную воду заклинанием, пол приятно грел, опять-таки, спасибо чарам и молодая женщина смотрела на себя в отражение, понимая, что ее взгляд слишком довольный и умиротворенный.
- Эй, нет капитан Белова, бери себя в руки, а то так влюбишься и всё, хана тебе. - она криво улыбнулась, надевая на себя трусы и накидывая футболку. Теперь она чувствовала себя совсем комфортно.
- И что же мне теперь делать? М? - она выдохнула в отражение, нервно дернув ногой. - Ладно, попробуем так. В конце концов, делать вид, что ничего не было я умею. Надеюсь.
Поговорив со своим отражением, девушка вновь соглашаясь кивнула и вернулась в комнату, захватив свои вещи по дороге, а затем положив их у кровати.
Артур крепко спал и Арина вновь выдохнула. На телефоне отразилась куча сообщений, видно все же был проблеск или какое-то место, что сеть все же соизволила пойматься. Белова залезла с ногами на кровать, усевшись рядом с мужчиной, и пролистала ленту событий своего гаджета. Ничего важно не произошло.  В основном куча немаговких новостей, несколько репостов от брата и нытьё Коли, что все его напрягают в Ведомстве.
- Вот и разгребайте, - пробурчала Белова, резко переводя взгляд на Шеффера, он застонал, и неприятно ежился утыкаясь в подушку.
Чёрт... Кошмары да?
Арина поджала губы, смотря на палочку, которая покоилась рядом, ведь она могла проникнуть в его сон, узнать, что беспокоит его, но только она догадывалась, что могло быть столь мучительно для него.
Лезть не буду, но...
Пальцы сомкнулись на палочке и Арина прикрыв глаза, коснулась Артура, наполняя его сон отстраненными картинами живописных мест. Горы, побережье, красоты Алтайского края, ее собственные воспоминания, которые всегда она доставала, если ей надо было отвлечься. Запах трав и звук свободного ветра.
Она убрала руку, и легла рядом, смотря на его лицо. Глубокий сон ее не возьмет, но нужно было еще пару часиков заставить себя подремать. Пусть это всего лишь на одну ночь, но она побудет эгоисткой, и останется тут еще на немного.

Did you ever wonder,
About the dread on my tongue?
The blood in my lungs?

You took my heart.
You took my heaven away.
I think we were cursed from the start.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/ib6d1Zm.gif ♥♥♥ https://i.imgur.com/BXUgbt7.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

79

— Послушай, из чего ты сделана?
— Из того, что ты любишь, — сказала она. — С примесью стали.
Э. Хемингуэй

В эти дни светает поздно. Поэтому Артур, сонно завозившись в одеяле, не особо удивился темноте под веками. Должно быть он по привычке опять проснулся среди ночи, однако ни пульсирующей головной боли, ни мучительно сведённых мышц не ощущалось, как всегда бывает после кошмаров оборотня. Вместо этого за рассудок вяло цеплялась тёплая сонливость, тело приятно тянуло, а на задворках сознания уютно лежало какое-то противоестественное чувство покоя и удовлетворения. Артур шумно втянул носом воздух и откинулся на спину, разводя отлёжанные плечи, а потом провёл ладонью по лицу.
Вместе с пробуждением возвращалась реальность со всеми своими безжалостными фактами.
Разлепив глаза, Артур скосился в сторону и улыбнулся. Глупо так, воровато, как мальчишка, укравший медовые яблоки с соседского сада, а потом быстро перевёл глаза в потолок и, закидывая руку за голову и слегка выгибаясь в груди, потянулся.
Доброе утро, капитан, — негромко произнёс он, проверяя, правда ли Белова спит так глубоко, как хочет казаться.
Она всё ещё здесь. В футболке уже... Собиралась уйти, но вернулась? Она здесь. Всё ещё здесь, это главное.
Сев на кровати, Артур запустил обе руки себе в волосы, проводя ото лба к затылку и слегка взъерошив короткую причёску, а потом сонно прищурился на окно. Когда так много живёшь вдали от города, учишься читать окружающую природу: судя по густому бархатному мраку сейчас было уже хорошее такое утро, даже не раннее уже. Бред какой-то. Артур очень старался вспомнить, сколько раз просыпался за ночь на этот раз — и не мог.
Серьёзно, это секс так хорошо работает? А можно было это как-то раньше сказать?
Если бы сегодня был обычный день, Артур был бы уже был внизу и общался с кем-нибудь через зеркало, попивая горький двойной кофе, но присутствие Аришки, да и вообще вся внезапная нега подрывала обычную дисциплину. Оставалось только держать в голове, что пока яйца лучше не чесать. Он неспешно поднялся с кровати, потянулся, размял шею и вытянул спину. Пол приятно холодил, рядом со ступнёй на резном деревянном рельефе Златорог шмыгнул в резные деревянные кусты.
Уже просыпалась? — Удостоверившись, что собеседница вернулась в явь, спросил Артур, — Я что-то разошёлся, — задумчиво добавил он. — Я думал, ещё ночь. Как ты, спина после перины не болит? Так бывает с непривычки.
Пожав плечами, он прищурился и отправился к тяжеловесному комоду с выпуклыми ручками в виде бутонов папоротника. Понадобилось прожить почти тридцать лет, чтобы свыкнуться и перестать блевотно содрогаться от всех этих стариковских рюшечек в интерьере. К слову, Артур совсем не переживал, расхаживая по комнате обнажённым: в конце концов, волноваться об этом после того, что между ними было — сущая ерунда, к тому же, он располагал телом, которого, мягко говоря, можно не стесняться. Так зачем переживать?
Переживать нужно было за другое. Проблемы только начинались, и, как бы не хотелось, убежать от них в объятья друг друга больше не удастся.
Обнаружив широкие мягкие штаны, Артур влез в них, нашёл свежее бельё и большое полотенце и обернулся, аккуратно улыбнувшись. Ненавязчиво удерживая взгляд на Аришке, он неспешно побрёл вокруг кровати, безмятежно позёвывая.
Хочешь сходить ополоснуться? Я покажу, как там потоком управлять, он немного, хм, необычный... а потом сварю нам кофе, как тебе такой план?
Внешне Шеффер был крайне спокоен и самоуверен. Внутри же чем больше отступала нега необычайно здорового сна, тем отчётливее возвращаясь гадкая рассудительность волка-одиночки. В конце концов, быть эмоциональным ночью легко, днём —  совсем другое дело. Это была очень красивая ночь, теперь пора просыпаться.
Хозяин, зажигай огонь, — мимодумно распорядился Шеффер, и дом осветился магическим светом, а в печи затрещало пламя.
Я рад, что ты решила остаться, —  хотел сказать Артур.
Пол холодный, — вместо этого заметил он. — Хочешь телепортироваться вниз, как вчера телепортировалась сюда? —  Вдруг с улыбкой усмехнулся Шеффер и обернулся, закидывая полотенце на плечо.
Какой-то человек говорил, что самое правильное —  жить здесь и сейчас. Очень сложно было так думать наперекор своим старым привычкам на самом деле, и каждый такой шаг навстречу воспринимался Артуром как маленький прыжок с обрыва. К тому же, с тысячами женщин можно переспать, а вот поговорить далеко не с каждой, и наличие умной женщины в его доме ломало привычный алгоритм, отчего маг чувствовал себя немного неловко.
А ещё он больше всего на свете сейчас хотел, на самом деле, просто обнять Аришку и проспать так до следующего утра.
И очень боялся выставить себя идиотом.
Я хочу тебя снова, —  хотел сказать Артур.
Скажи "да", — ехидно прищурился он, морща нос и улыбаясь.

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (22 Фев 2021 12:44:01)

+1

80

Am I out of my head?
Am I out of my mind?
If you only knew the bad things I like
Don't think that I can explain it
What can I say, it's complicated
No matter what you say
Don't matter what you do

Пальцы подцепляли ткань, и молодая женщина то и дело меняла позу для сна, чтобы было удобнее растекаться по этой легкой дремоте, в окружении новых запахов и обстановке. Губы Арины вздернулись в легкой усмешке, вспоминая любимую фразу ее бабушки про ночевку на новом месте.
"А ты скажи: на новом месте, приснись жених невесте, и засыпай, и сон слаще и лицо суженного увидеть сможешь."
Отчего-то эта фраза сейчас звучала так забавно, так наивно и при этом приносила некое приятное ощущение, той детской глупости, той странной веры и некого ожидания. Впрочем, это было бы даже забавно поговорить в данной ситуации.
Ну так, на всякий случай.
Пальца Арины прошлись по ее волосам, и она шумно выдохнула, скидывая с себя остатки бреда, что норовито лез в ее голову. Ей не нужны отношения, да и ему тоже, уж точно. Просто все сложилось слишком удачно, и было бы забавно всё это повторить. Разочек. Или несколько...
Белова повернулась к окну, отворачиваясь от мужчины и открыла глаза, смотря на пейзаж за окном, а знала ли она вообще последнее время, что ей нужно? Она закатила глаза от собственных мыслей и цокнула в темноту.
Дерьмовое время для рассуждений и философии, Белова, ну ты даёшь!
Ноздри шумно и с недовольством втянули воздух, а губы недовольно изогнулись мыслям:
Может не надо все же сейчас пролистывать все варианты в голове? Ау, женщина, угомонись! Спи! Ты же не ушла? Нет. Вот и всё!
Женщина перевернулась на спину, уставившись в потолок, сон явно собирался ускользнуть.
И вообще, принимать страсть за какую-то привязанность идиотизм, господи, ты же современная женщина. Просто ты на эмоциях!
Она повернулась на бок в сторону Артура, смотря на его спящее лицо и вновь вздыхая, от накатившей на нее нежности.
Но тут все было так по-особенному...
Конечно! Ведь трахается он как зверь!
А у тебя когда был секс последний раз?
Вот и всё!

Арина плотно закрыла глаза, выгоняя из себя внутренние диалоги, которые в целом любила, но в рабочие моменты, а не когда ее внутреннее я, собиралось заниматься психоанализом. Слишком мало вводных было еще, чтобы накручивать нервы на кулак.
Да! Все! Спи! Пытайся!
Да, пытаюсь я! Вот, уже сплю.
Ой, такой теплый... так прикольно....
УГОМОНИСЬ!!

Она почувствовала, как он зашевелился. Надо же, кажется, ей таки, удалось даже поспать, пусть и не глубоким сном, но все же, ибо за окном было явно светлее. Только сколько времени, надо было найти телефон, который вроде должен был быть под подушкой.
- Доброе, доброе... - сонно протянула Арина, поднимая руки над собой и сладко потягиваясь, открывая глаза. - Надеюсь ты выспался? Спал, как убитый. Позавидовать можно. - она довольно ухмыльнулась и села на кровати, подтягивая одеяло на ноги и наблюдая за хозяином дома.
- Да, проснулась ночью, пришлось... - она извиняясь поджала губы, - Поизучать твой дом, а то ты мне вчера экскурсию не успел устроить. Но, мне помогли. - она ухмыльнулась и осмотрела кровать,- Ну, ощущения странные, - честно ответила про перину Арина,- Хорошо, что у меня нет аллергии на перо. А то проснулась бы я явно не такой красавицей.
Она пожала плечами, бессовестно наблюдая за передвижениями мужчины по комнате, невольно погружаясь в вечерние воспоминания, и понимая, что сердце забилось чаще, чем следовало бы. Господи, она бы была не прочь все это повторить, можно даже тут.
Ну, да, ведь все нормально, никто никого не хотел подставить или убить.  Времени вагон.
от-ва-ли...

Артур вернулся к кровати и его предложение прозвучало достаточно соблазнительно, по крайней мере для фантазии ведьмы, что Арина поджала губы, давя довольную широкую улыбку и не удерживая поползшие от восторга брови наверх. Она медленно кивнула, и так же медленно выдохнула улыбку, возвращая некую серьезность на лице и задумалась на пару мгновений, смотря на мужчину:
- Поток, говоришь? М. - она почесала голову и вновь пожала плечами, хлопнув глазами,- Покажешь? Ну.... звучит, как хороший план... - она хмыкнула в сторону одеяла и вновь посмотрела на мужчину,- У тебя что и кофе есть? Ничего себе. Да просто рай какой-то.
Свет зажегся и приятный звук костра в печи, слишком ярким впечатлением чего-то из прошлого ударил по сознанию, что Арина немного задумалась, смотря на источник звука костра, улавливая то, как повеяло горящей древесиной. Огонь всегда был чем-то ее завораживающим, чем-то, что отдавало домашним уютом.
- Что? А, пол... Я заметила. Нормально. - она тряхнула головой,- Да, давай, то есть. То есть, "да".
Она провела ладонью по шее и кивнула, нехотя вылезая из-под одеяла.
- Но, тут тоже весьма тепло, - она нахмурила нос в разочаровании, - Еще и одеял на целый цыганский табор.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/ib6d1Zm.gif ♥♥♥ https://i.imgur.com/BXUgbt7.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

81

Там, где звёздная гладь
Капает искрами в зелень ветвей,
Там, где узкая гать
Спрятана мхами и плетью корней,
Там, где день спешит прочь,
Крепость моя рвется кронами в ночь

Спал, как убитый? Артур на секунду дёрнул бровями в удивлении, но ничего не сказал. Конечно, он чувствовал себя удивительно хорошо, но уж очень дико звучало подобное замечание. Вот уж чему, а сну Артура завидовать не нужно было, но что тогда было сегодня? Ладно, не это самая большая загадка.
К тому же, врасплох его застало замечание об аллергии. Он ведь даже ни на секунду не задумывался о подобном, неужели правда стоило? Или она просто заигрывает с ним, подначивает? Нет, не надо об этом думать: мозг просто не успевает обрабатывать такое количество вариантов женских подвохов. Параноик ты, Артур, бирюк и параноик, уймись уже.
Потом можешь сюда вернуться, — абсолютно не думая сказал Артур, а потом одним слитным движением наклонился, подхватил и поднял Аришку на руки, — ...в любой момент.
Она была такая тёплая, её так приятно было держать в руках, так что Шеффер даже не скрывал довольной улыбки. Для потенциально разыскиваемого преступника, он чувствовал себя неописуемо хорошо, с женщиной на руках, босяком, в одних штанах, из кармана которых торчат чистые трусы, и с большим махровым полотенцем на плече. В момент, когда приятная тяжесть заставила мышцы собраться и наполниться, Артур ощутил этот душевный подъем, словно ты можешь горы свернуть. Устроив её поудобнее, Артур довольно быстро развернулся и пошел вниз, даже не глядя себе под ноги.
Да, в этом музее есть кофе, подобие водопровода, видящее зеркало широкого охвата, бани и функционирующая астрологическая башня. — Когда он спускался по лестнице, он Аришку прижал сильнее к груди, впрочем, не опасаясь оступиться: он мог бегать по этой лестнице с закрытыми глазами. — Ты правда хочешь экскурсию? Показывать особо нечего, хоромы практически нежилые. Собственно, кофе здесь появился только потому, что иногда мне хочется всё-таки поспать в кровати. И, да... к кофе у меня только мясные стейки.
Он хмыкнул и не сказал, что вернулся сюда в основном из-за возможности устроить безопасное убежище для обращения.
Всё это долго пустовало. Собственно, я понятия не имею, что происходит больше чем в половине помещений. Перетащил в терем всё, что было более-менее полезным, и хватит. Это так, реликвия... не дом. И крепость ещё, да, довольно могучая. Паранойя в моём роду, можно сказать, генетическая черта.
А я, как всегда, отличился в ту ночь.
Но до чего же хорошо было с Аришкой. Можно было здорово разыграть себя, представляя, что всё совсем просто, что не надо думать о том, как попрощаться. Её голова была так близко, опусти подбородок, и можно было поцеловать тепло пахнущие пряди волос, но этот жест выпадает из их игривой игры. Слишком... нежно, слишком интимно для трезвого утра.
Дверь в подклет перед ними открылась сама, и когда они спустились, Артур мимоходом дёрнул подбородком в сторону.
Мой ежемесячный гостиничный номер, — большая, утопленная на пару ладоней бетонная коробка была открыта, но даже так из-за тяжелой железной двери невозможно было разглядеть, что внутри, только темнота и глубокие борозды на металле изнутри, — Волк разбил восемь, если я не ошибаюсь, разных вариантов, пока я не придумал этот. Там сверху ложбинка для палочки, человеческой рукой можно пролезть и забрать, чтобы открыть дверь, а волк не сумеет. На данный момент — вершина моего инженерного гения.
Шеффер очень старался, но не мог скрыть ядовитого сарказма в голосе во время этого рассказа. Было бы чем гордиться. Все связанные с этим местом рассказы и воспоминания вызывали исключительно отвращение и злость, но всё же желание поделиться этим внезапно возобладало и... Артур почувствовал, что как будто поделившись этой мелочью, сделал себе лучше. Оставалось надеяться, что Аришка всё так же остаётся понимающей и вполне толерантной волшебницей, и не передумает... Впрочем, об этом можно подумать позже.
Воздух стал заметно более влажным. Противоестественное ощущение постоянно зудящей грязи на теле преследовало Артура ещё несколько дней после полнолуния. Для себя он решил, что это из-за внутреннего чувства отвращения к себе и к чудовищу, бегающему на четвереньках и жрущего людские кишки прямо своей пастью. А как решил - перестал об этом думать и просто старался уличить каждый удобный момент, чтобы помыться. Но теперь — теперь ему выдался невероятный шанс совместить приятное с полезным.
Вот мы и пришли, — ухмыльнулся Шеффер и поставил свою ношу. Было даже немного жалко расставаться с Ариной, но Артур не спешил расстраиваться.
Он подошёл к нише в стене, выделанной камнем, как будто она была выдолблена в скале. В этой нише стояла довольно внушительная ванная из цельного куска камня, из-под земли вылезал и клонился к её борту медный змей, заменяющий собой трубу.
Смотри: второй камень от угла. Раз, два...
Повернувшись, он указал пальцем на одинаковые с виду каменные пластины, а потом нажал на вторую и чуть повернул. Камни дрогнули и пришли в движение: пол ниши вместе с ванной просел вниз, задняя стенка слегка отъехала назад, и тут же из образовавшегося проёма ближе к потолку полилась вода как каскадный душ, заливая как саму ванную, так и пространство вокруг неё. Вода была тёплой, совсем не горячей, и мягкой, бирюзово-прозрачной, искрящей в уютном свете колдовских ламп.
Артур, который в это время уже вернулся к Аришке и встал рядом, слегка наклонился к ней и произнёс:
Составишь мне компанию? — мягкий голос, а затем короткий поцелуй коснулись её плеча, и Артур, в два шага выйдя из своих штанов, пошёл по наполняющимся водой камням и обернулся, протягивая Аришке руку.
Скажи "да", — одними губами с улыбкой.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

Отредактировано Thomas Darcy (22 Фев 2021 21:17:21)

+1

82

But still I believe
That you are gonna save me
Somehow I got a notion
Just a little affection
On this cold and windy road
Save me from a state of unemotion
Just a little affection
On this windy road

Арина уловила его мимолётное удивление в его глазах, но лишь приподняла брови, мол да, вот — так вышло.
К чему ему знать, о ее небольших манипуляциях с магией и его разумом во время сна, она и так достаточно побыла в его голове, чтобы позволить себе подобную вольность, пусть и во благо.
- Могу... - на языке Арины вертелась некая колкая фраза, пропитанная попыткой во флирт, которая тут же затерялась в глубинах ее сознания, стоило ей столь внезапно оказаться на руках Артура, и фраза пусть так и не родилась, но и рот остался открытым от чарующего, обезоруживающего удивления и восторга.
Сердце затрепыхалось, подобно пичужке в клетке, а дыхание в горле так и сперло, от подобных новых ощущений, от странной неловкости и смущения, что новыми чувствами вдарили по самому загривку, вызывая на несомкнувшихся губах очумелую улыбку.
- Предложение... класс - выдавила Арина, заставляя себя закрыть рот, и выдавить утробно воздух, чтобы очистить сознания, засовывая подальше эту панику. Приятную панику, от которой что-то внутри разворачивалось некой свежестью восприятия.
Она казалась такой легкой в его руках, и он так хозяйски транспортировал ее по своему дому, что слишком быстро ее тело и сознание это приняло, переставая истерично орать где-то внутри.
- О, бани... Конечно, это было логично... - она кивнула.
Его лицо было так близко, что она могла коснуться кубами его подбородка, в мимолетном движении, что сдержала Арина, посчитав это неуместным.
- О, а башня это, наверное, весело, - она обхватила рукой шею Артура, прижимаясь к нему крепче, чтобы не слететь на виражах от его скорости и уверенности.
- Кофе и стейки? - девушка лукаво склонила голову,- Так по-мужски. Сурово. А как же там, конфетки-бараночки? - она усмехнулась, понимая, что не заметила в этом интерьере самовара, который бы вписался идеально, и который точно должен был где-то быть.
- Ну, это нормально, с учетом того, сколько времени ты проводил на работе. - она посмотрела на него,- Конечно, моя квартира, наверное, размером только с твою горницу, но я не жалуюсь.
Оказавшись в его руках, она лишь сильнее ощущала себя в безопасности, и это ее пугало, неимоверно и до глубины души, вынуждая делать вдохи больше, и вновь не контролировать свои эмоции, которые засочились отовсюду, когда ей казалось, что все уже более-менее понятно, и стратегия видна, но все это просто раскидывало в стороны ее расчеты, ее позицию, вытягивая из глубины что-то забытое, что-то столь несвойственное ей, что она будто оказывалась на некой грани, оступиться с которой было страшно, ибо там властвовала неизвестно и неопределённость.
- Ну, на три звезды потянет, наверное... - ответила Арина, махнув на клетку, где проводил свои самые страшные ночи Шеффер. Конструкция была пугающей, тяжелой, и от нее разило болью, холодом, что по коже Беловой прошла череда мурашек. Сколько всего видели эти стены, сколько слышали. Сколь яро, должен был биться зверь, в желании свободы?
Арина прикрыла глаза, заставляя себя подавить образ окровавленной пасти с куском человеческой плоти. И черт возьми, она таяла находясь на руках этого человека, что сожрал их некогда коллегу, пусть и сожрал не по своей воли.
А что? Ты хочешь логики? Нет, уже все, потрачено! Меня тут нет! Плыви уж по течению Белова, тем более я знаю, что у тебя на самом деле в голове.
- У немагов типа система гостинец по пятизвездочной шкале, в курсе? Нет?
Она не стала говорить что-то серьезное, и так все понятно слишком хорошо, и так от этой темы стоило отступать, пусть Арине и хотелось бы спросить, что произошло, что Артуру столь не повезло. Может быть, когда-нибудь и наступит подходящий момент для откровений, но когда-нибудь, явно не сейчас.
Уже знакомый запах стал чётко уловим, она уже была тут пару часов назад, а теперь ее вносили, и чувства вновь обострялись не в тех местах, что способствовали рассудительности и расчёту.
Ноги коснулись холодного пола, и волшебница приподнялась на мисочках, дабы сильно не мерзнуть, ведь палочка осталась наверху. Лёгкие манипуляции Артура и вода красиво полилась в ванную, что уже успела привлечь ранее внимание Арины, и, кажется, недавние мысли становились осуществимы. Секс в воде не самый удобный, но есть кучу более интересных вещей, которые уж точно могут дораскрасить сей поход в гости.
- Ого, эффектно. - высказалась Белова, не скрывая того, что впечатлена,- Не практично, но эффектно.
Ей показалось, что у нее встали дыбом волоски по всему телу от того, как близко, прозвучал голос Артура, прикосновения его губ, что ее нутро опалило и низ живота призывно стал тяжелым, отчего дыхание вновь сбилось, и держать флер спокойствия было невозможно.
Ей все слишком сильно нравилось.
- Тебе трудно отказать, Шеффер, - ответила Арина, внимая с себя футболку, и откидывая на ближайшую сухую поверхность, куда чуть погодя полетел низ ее нижнего белья.
Она ступила в теплую воду, и была готова заурчать от удовольствия. Да, этого ей не хватало. Горячего душа. Впрочем, мужчины явно тоже.
Она дала ему свою руку, и хлёстким ударом это отозвалось в голове. Удивительно, сколь весомыми бывают простые мелочи, и сколь интимными. Пальцы Арины скользнули по внутренней стороне ладони мужчины, погладив их.
Шаг и она оказалась рядом с ним, под струями воды. Момент из любовного романа, в котором героиня не знает, что сказать, чтобы не испортить момент.
Ее ладони легли на его грудь, и она подняла на него взгляд.
- Мыло есть?
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/ib6d1Zm.gif ♥♥♥ https://i.imgur.com/BXUgbt7.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

83

So let me run to your shelter tonight
Run from this meaningless pantomime
I'll swallow my pride, give up the pretence
Of bowing to false kings

Нет, не перехватывает дух, когда она раздевается. Скорее, вгоняет в ступор: красота женского тела, поджарого, гибкого, к тому же запретного в какой-то степени, и вдруг — можно смотреть. Оно всегда так, немного бьёт по носу, и тем самым только больше раздражает желание внутри, то глубоко животное, науськанное на вид этих изгибов. Пальцы касаются ладони, и Артур едва улыбается тому, в какую неуклюжую романтику они умудрились провалиться. Эта мысль навязчиво скребётся в затылке, но её быстро изгоняют другие чувства, когда обнажённая Аришка ступает ближе, под водяной поток. Блики света играют на её мокрой коже, прикосновения в воде кажутся необычными, и Артур мимолётно ловит себя на том, что залюбовался. Оступился на моменте, когда футболка улетела в сторону, и очнулся только когда большие тёмные глаза вспыхнули прямо перед ним.
Шум воды заполнял собой всё. Ухмыльнувшись, Артур приобнял Аришку под спину.
Конечно, есть, — а потом наклонился и накрыл её губы поцелуем, увлекая за собой прямо под струи воды.
Безумная магия бегущих струй кружила голову. Вода норовила залиться между губ, заставляла хватать ртом воздух и лишала зрения. Без него ты обращаешься в ощущения, сумбурные, мокрые касания под неостановимой льющейся водой. В голове, стремительно теряющей всякие связные раздумья, бились в агонии восхваления, которые Артур ужасно хотел, но не мог извлечь из себя.
Ты такая красивая. Ты заставляешь меня терять голову. Я хочу тебя. Я хочу наслаждаться тобой. Я хочу слышать твой голос.
Давай не останавливаться.
В сумбуре поцелуя Артур огладил лицо Аришки, убирая намытые водой пряди с её лица, провёл по точёному уху, слегка надавил на мышцы шеи и опустил ладонь, останавливаясь выше груди. Найдя в себе силы отстраниться, он схватил ртом воздух и широко заулыбался.
Там, за моей спиной, — он опустил ладонь на грудь, нежно оглаживая, и приблизился совсем вплотную, почти прикасаясь губами ко лбу ведьмы, —  В нише, на полке. Возьмешь? — ладонь со спины опустилась ниже, укладывая пальцы над самой ложбинкой между ягодиц.
Признаться, затевая всю эту шалость с водой, Артур не представлял масштабов бедствия. Аришка будоражила в нём непримиримое желание дразнить её, подначивать, доставать ту бойкую оперативницу, которую он когда-то — вечность назад — впервые увидел на пороге Ведомства через серебряное блюдо. И то, что она принимала его правила игры, полностью выбивало почву из-под ног, провоцируя отбросить скрепы и осторожность. В конце концов, они оба этого хотят. Хотят так сильно, что не могут оторваться спустя ночь — так зачем останавливаться?
И пока они заняты друг другом, разговор о мире за этими стенами всё ещё остаётся где-то вдалеке.
С поясницы ладонь скользнула вперёд, между ног ведьмы, прижимая пальцами мягкие складочки, а ладонь с груди Артур поднял, дразняще проводя по шее. Сфыркнув воду, Шеффер губами прикоснулся к её мокрым волосам, и слегка повёл ладонью в промежности.
Нет? Чего ты? — с напускным удивлением спросил он, непросто не помогая приблизиться к цели, но и наоборот, всячески загораживая собой и отстраняя Аришку грудью. Собственный наливающийся возбуждением член подтверждал его намерения —  если у кого-то, конечно, оставались хоть какие-то сомнения.
Ещё немного надавить, и средний палец проскальзывает между половых губ, свободно ложась на твёрдый клитор. Честно, чем ближе, тем сложнее держать игривый настрой, и всё больше рассудок захватывает идея загнать поскорее по самое не могу, но нет, только не с ней. И волшебник довольно мычит, мягко подталкивая Аришку обратно под струи воды, чтобы она опять смешно поморщила нос от мешающих струй на лице.
Что, конечно, не избавляет больной рассудок от ассоциаций.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

84

Правил больше нет
Преломлять свой свет —
Значит идти ко дну.
Засыпая вновь
Не бояться снов,
Пряча в окне Луну
Или играть джаз
Тем, кто любит Джа.

Касаться его тела, когда по коже сочиться теплая вода, что желает стать препятствием меж ними, было так чарующе. Проводить ладонью по его груди, опускаясь к животу и вновь поднимаясь до плеч, стараясь не замечать возбуждения в его глазах, и держать привычное спокойствие на лице, когда внутри все клокотало, было столь пленительно, и столь желанно.
Она закусила нижнюю губу, теряясь в происходящем моменте, следуя лишь за интуицией и тем, что ей хотелось. А ей хотелось его. Его вопреки всему. Хотелось стать особенной для него... Хотя бы на одни сутки...
Арина пропадала в этих ощущениях, следовала за ними, признаваясь себе в том, что ей безумна нравился Артур, нравилось то, что было между ними сейчас. Надолго ли? Что выйдет из этого? Ответов на эти вопросы она не находила, да и зачем, когда был этот миг, его глаза перед ней, и она готовая ловить его взгляд, стоя в этой странной и древней ванной комнате.
Поцелуй. Его губа так быстро нашли ее, что девушка не ожидала, пусть и хотела этого и просто подалась вперед, кладя ладони на его плечи, подступая ближе, стараясь не отвлекаться на воду, что падала на них. Безумно романтично и красиво. Кто бы мог подумать, что Арина будет свержена подобными моментами, упиваться ими, пусть в голове, все было слишком медленно.
Слишком медленно...
Он отстранился, и Белова успела сделать вдох, полноценный, пусть и рванный, не скрывая удовольствия на своем лице, не пряча шальной улыбки фактически осклабившись на него, кажется они оба попали в эти сети из дурмана. Так, пусть увидит, пусть узнает,  что ей это доставляет удовольствие, и она заинтересована, пусть она и открывается этим.
Она выглянула из-за плеча Артура, высматривая ту саму нишу, где должно быть мыло. Заметить удалось не сразу.
Его пальцы скользили по ее спине, и в голове накипал взрыв, все сгущалось, вновь приятно застилая разум, позволяя ощущениям и чувствам выступать вперед.  Возбуждение, он раздирало ее нутро требуя вчерашней феерии немедля, быстро, резко, грубо... Ей хотелось чувства наполнения, ей хотелось ощущать его внутри, ей хотелось впиваться зубами в его плечо, чтобы сдерживать безумие. Густая смазка выступила из ее лона, и Арина шумно выдохнула, сжимая ноги, удерживая требовательные сокращения.
Она была спичкой рядом с ним и стоило немного чиркнуть ему по ей, как она загоралась, готовая истлеть до самого основания, в этом огне.
Его ладонь скользнула между ее ног, раздвигая набухшие складочки кожи и Арина шумно выдохнула от прикосновений. В голове забился белый шум, сражающий ее сознание. Распаляющий настолько, что сладостное томление обращалось в невыносимое мучение. Да, господи, ей не нужны были эти излишние прикосновения, ей нужен был он, но... Он тянул... Томил... Сводил ее с ума.
Вырисовав на лице выражение безмятежности, и делая видимость тем, что тянется к мылу, Арина лишь недовольным взглядом ответила на игру Артура, за которую он поплатиться, не допуская ее к некой цели.
Что ж...
Так, ты весьма плоха в своем дебильном желании колдовать без палочки, и решила сделать это сейчас?
Да ты красуешься!
Ну, с этим то я справлюсь!

Арина прикрыла глаза концентрируясь, и мыло с звуком упало на пол, в воду, под ноги магам. На лице Беловой выступило напускное удивление:
- Кажется... упало...
Мягко отстранившись волшебница опустила ладонь ниже, оплетая пальцами член мага, и делая довольно резкое но аккуратное движение.
- Не люблю, когда долго запрягают...
Она хмыкнула опускаясь на колени перед Шеффером.
Вода хлестала по затылку и плечами, струилась по их телам, и кажется комната даже стала наполняться паром, или же это попросту страсть, столь неудержимая столь въедливая разъедала ее разум вновь.
Губы коснулись низа его живота, опускаясь ниже, пробуя на вкус его кожу, которую смывала проточная вода. Пальцы неспешно скользнули вновь по его члену, вперед и  назад, позволяя руке свободнее скользить, мягко сдавливать. Она делала все медленно, проводя от основания к головке, касаясь края большим пальцем, проводя по краю и резко опускаясь к основанию. Опускаясь ниже, утопая в собственном желании, она коснулась языком головки, аккуратно, медленно вбирая пульсирующий орган в рот, обхватывая его губами, лаская языком, пальцы правой руки сомкнулись у основания сдавливая.
Необузданное желание родилось в ее голове, стоило ей увидеть эту ванную, и ей захотелось, чтобы мужчина так же почувствовал хоть немного схожий спектр тех эмоций, что он даровал ей ночью.
Язык скользил по гладкой коже, чувствуя рельеф его вен, и внизу живота все становилось свинцовым, а напряжение обратилось в порох. Стоит ее коснуться и она вновь обратиться в ничто, раствориться в ощущениях, в эмоциях и страсти к этому человеку.
Ты сводишь меня с ума...
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/ib6d1Zm.gif ♥♥♥ https://i.imgur.com/BXUgbt7.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

85

No direction but to follow what you know
No direction but a faith in her decision
No direction but to never fight her flow
No direction but to trust the final destination

Шеффер изогнул бровь.
Упало?
Помимо очевидных подколов, он немало удивился способности Беловой. Это было приятно, Артур всегда любил демонстрации возможностей, но он сейчас был слишком возбуждён, чтобы думать. Особенно когда прикосновение к промежности заставило его жадно подобраться, встречаясь с парой тёмных драгоценностей напротив.
М. Это не... — Артур осёкся, рвано вдыхая и замирая, в замешательстве заведя одну руку за спину в поисках опоры. Легко шутить, пока твой перевозбуждённый член не оказывается в цепких, умелых руках, упрямо берущих своё.
Неужели? Я что, умер?..
Такое ощущение, что Аришка не выбиралась из его головы — так легко они танцевали в одном ритме. Не скрываясь, колдун проводил её взглядом, наблюдая за каждым изучающим движением. Не хотелось портить вид своими лапищами, и в то же время хотелось покрепче взяться за этот белобрысый хвост. Нет, нет, тогда теряется весь смысл — нельзя отбирать преимущество сразу, иначе какой в этом интерес? Раскрылся тугой плен горячего рта, и Артур шумно выдохнул, сводя брови. Признаться честно, он привык давать — не получать, а потому с каждым движением ладони, каждым покачиванием головы сердце заводилось всё быстрее от восторга.
Реверанс или смелость? А, плевать!
Напряжение нагнеталось неприлично быстро. Не выдерживая, Шеффер тихо мычал от удовольствия, через силу держал взгляд на ведьме из-под прикрытых век. Как, как одна-единственная женщина может вдруг без магии получить столько контроля над ним?
Ох... да... — надсадно сорвалось с губ, и Артур запрокинул голову, выстанывая сквозь поджатые губы.
Так неописуемо хорошо, и снова Аришка нашла способ ответить ему по-своему, на этот раз нанося абсолютно бесчестный удар ниже пояса. Колдун подобрался, мышцы живота натянулись в напряжении, и он слегка подался навстречу ласкам, таким по-хозяйски обстоятельным и богатым. Он был настолько ошеломлён, что не знал, куда себя деть — все чувства и ощущения отхлынули к одному-единственному месту, оставляя Артура рвано дышать и проглатывать стоны.
Выдох-вдох. Выдох-вдох. Шумно-рывком. Низкий, несдержанный звук из груди, снова и снова. Артур повёл бёдрами, теряя терпение, его горячее тело звенело от напряжения, а от каждого движения влажного языка по стволу удовольствием сводило всё внутри. Чем больше Артур отдавался, тем меньше сдерживался, словно с каждым погружением до тугой глотки отрекаясь от своих опасений и запретов. Склонившись, он положил ладонь сбоку ведьме на голову, с протяжным рыком срываясь и рвано толкаясь в распахнутый рот, быстро, сильно, пока от поступившего раскалённого удовольствия не зашумело в ушах.
И в последний момент он резко подался назад, высвобождаясь, и быстро опустился на колени, обхватывая лицо Аришки и жадно целуя её покрасневшие губы. Вода заполняла ванную и нишу вокруг, пытаясь подниматься к лодыжке, отвлекала, дёргала, мешала, но выбраться отсюда, кажется, уже просто невозможно.
Толкнуть к стене и взять, но тогда колдун не сможет видеть измученного похотью лица, а без этого огненного, одуревшего взгляда Артур, кажется, сойдёт с ума. Рассудок был очень коротким, и разброс гениальных идей был сейчас недоступен, так что Артур смело отдался на волю инстинкта. Всё же гладкие камни под ногами лучше, чем шероховатые каменные сколы стен, и Шеффер подался вперёд, подхватив Аришку под спину, и опустил её на плещущую воду, прижимая её грудью и не прерывая поцелуй. Вода под ними, вода над ними, шум воды смешан с шумом крови, искажая представление о реальности вокруг. Слишком твёрдая поверхность, чтобы колени не врезались, но плевать: в такой момент волшебник не чувствует боли.
Он чувствует только жар и желание, зеркально множащиеся под ним.
Подхватив одну ногу Аришки под колено, Артур подтянул её к своему боку, прихватывая недоцелованные губы своими.
Так лучше, м? — Жарко выдохнул, ощущая, как напряжённый член трётся по истекающей влажностью промежности. И буквально следующим движением погружается внутрь, проталкиваясь с методичным давлением, пока бёдра плотно не вжались. Свободной рукой он облокотился рядом с головой Аришки, положив руку прямо на распластанные в воде белые ведьмины пряди. Это было самое лучшее в мире сумасшествие, укрыться здесь в одном общем безумии, чтобы ненадолго почувствовать себя счастливыми.
Но для того, чтобы насытиться друг другом им понадобится больше, гораздо больше.
Только когда жадные толчки с каждым разом становились всё требовательней, всё жёстче, все остальные мысли уходили на второй план.
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

86

Hold me now for a little bit
Burn it down, get it over with
If I admit that our lives were doomed to entwine
Id turn back the time for your peace of mind


Прекрасный белый шум был в ее голове от переполняющей ее похоти, от жажды его тела, его прикосновений, от накрывающей ее необузданной чувственности. Губы обхватывали кольцом его член, что скользил по стенкам ее щёк от неритмичного движения, и под бархатной кожей возбужденного органа под ее языком волнующе пульсировали вены. Внутри нее все бурлило от момента, что проникал в сознание, пленяя вожделением, клокочущим и пробирающей нервозностью. Она терялась в нем.
Слышать его прерывистое дыхание, ощущать его толчки от удовольствия, и понимать сколь напряжено его тело от ее прикосновений, было опьяняюще. Взвинченность внутри Арины, накаляла всё жарче, всё яростнее, требуя добраться до нового предела, ей нравилось доставлять ему удовольствие, ее захлестывали его эмоции, и тонуть в них было потрясающе.
Так естественно.
Она старалась глубже покрыть эрегированный орган, не замечая выступивших слез, ибо это было столь не важно, когда в голове все бесновалось, а по гладкой коже обильно стекала ее скользкая слюна, мажа низ его живота
Его ладонь коснулась ее головы, и ведьма легко провела зубами по требующему продолжения члену, и вновь легкие прикосновения языком и равномерные ритмичные движения головой и пальцами.
Резкое движение в нее, и Белова удержалась, вбирая шумно воздух носом. В голове снарядами наполненными красками взрывались чувства, что яркими кляксами оседали на застилающее ее разум белое плотное полотно.
Сильно. Неуправляемо. И вновь пропитанно безумием, которое сочилось между ними.
Тебе же нравится?
Скажи мне, оставлю ли я хоть какой-то отпечаток в твоей душе, памяти?

Артур резко отстранился, и Арина успела лишь глубоко вдохнуть, прежде чем ее дыхание вновь было перекрыт его губами. Резкий властный поцелуй и его лицо напротив, и злая страсть процарапала все внутри Арины от горло до низа живота, желая разорвать, желая вырваться, желая получить всё, всего.
Так легко было вновь оказаться в его власти, под тяжестью его тела и в его руках, так правильно, позволять брать над ней вверх.
Камни покрытые пока еще тонким слоем воды, что ласкал кожу, щекотали ее, даже не казались твердыми, но это дело времени, пока в крови сочился адреналин. Боль останется, но это будет после, некий отпечаток, который будет доказательством того, что это ей не приснилось, что не ее воображение издевается над ней, что ее не подводит разум. Ведь разве можно испытывать добное умиротворяющее счастья и при этом так пылать.
Властный жест Артура, в котором он подхватил ее ногу, и Арина почувствовала его член между своих ног, он только коснулся ее измазанных влагой желания половых губ, а она была уже готова надломить под ним, от давящего на голову изнеможения от ожидания. Но нет, не так просто, больше, ей необходимо больше!
- Все еще медленно... - выдохнула Арина, с безумной и хищной улыбкой на губах.
Крик восторга вырвался из нее без стеснения, и его подхватило эхо каменной комнаты, разнося по всем углам.
- Сильнее! Боже! ДА! - прошипела женщина, выгибаясь под его тяжестью, хватаясь за его плечо сзади, пропуская руку под его рукой. Пальцы с силой впивались в его кожу, вжимаясь ногтями, оставляя бордовые следы.
Каждый резкий толчок вызывал все более яркий всплеск, и огненную волну по коже. И чем резче, чем грубее он был, тем ярче это было, и белова не стеснялась демонстрировать это интенсивностью своих стонов и выдохов, оттенками этих звуков, чтобы он знал, как ей нравится, чтобы понимал, что она дичает в его руках, чтобы слышал, как сильно бьется ее сердце подле него. Ей не нужна была излишняя ваниль, романтика, она не привыкла к этому, она чуралась этого, но она знала точно, что ей нужен он.
- Злее! Пожалуйста! - запрокинув голову, просипела капитан, понимая что ее волосы потянуло, из-за того, что они оказались в плену его ладони. Новые краски в ее палитру и она нарочито дернула головой чуть ли не задыхаясь в собственном вдохе.
Слишком быстро все накатывало к низу, и все мышцы впали в напряжение концентрируясь лишь на одной точке, что натягивала все нервы, что пронизывало тело спицами, и в голове оставляла лишь желание вновь ощутить эту легкость после всплеска.
- Я не могу... - оторваться от тебя...
так тонка грань, чтобы не свалиться в пропасть... мне так страшно...
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3b7Td.gif ♥♥♥ https://funkyimg.com/i/3b7Te.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

87

Sex ist eine Schlacht
Liebe ist Krieg

Ему хотелось, чтобы она царапала сильнее, он хотел чувствовать саднящие борозды ещё долго после этого бурного секса, чтобы когда кровавые корки расходились от сильного движения плечом, всё тело вспоминало, как и кто посмел так нагло оставить на нём свои метки. А потому чем сильнее впивались ногти в кожу, тем короче и резче вгонял он член, безжалостно и хлёстко вытрахивая дикое животное из ведьмы под ним.   Она билась и кричала от наслаждения, сводя этим с ума — нет! — нет, срывая крышу, начисто уничтожая всякую волю к самоконтролю. Рука повернулась и ладонь сжала мокрые волосы у самой головы, пригвождая к месту, и Артур приподнялся и подался вперёд, опираясь на эту руку. Продолжая прижимать захваченную ногу к бедру, он резко ускорил темп, ощущая, как собственный пот мешается с брызжущей водой, а хлюпающая влажность не успевает смываться чистыми струями. Выстанывая в её новый крик, Артур пьяно опускает голову, мутным взглядом вылавливая возбуждённую грудь, поджатый живот и собственный член, погружающийся между распахнутых ног, а потом встречает взглядом изменённое похотью лицо. О, нет, они уже не сношаются как животные, они трахаются, как люди — ненасытные, изобретательные, беспричинно жестокие. И это было так хорошо, что останавливаться не хотелось никогда. Это был совершенно новый уровень свободы — терзать добычу, отчаянно желающую быть растерзанной. Неслыханная роскошь — вот она, бьётся в агонии на его члене.
Рывком выпрямляясь, Артур сел у Аришки в ногах, не останавливая их бешеную скачку. Подтянув вторую ногу к себе, он подхватил ведьму под бёдра, слегка приподнимая от камней, рывками подтягивая к себе в такт движениям. Запрокинув голову, Артур надсадно застонал, протяжно, вкладывая в это всё, что он не способен был сказать вслух. Всё, что он слышал, были её стоны и её лепет, жар её кожи придавал ему сил, гладкий, упругий плен порабощал его волю. Уронив взгляд, волшебник протянул руку, с нажимом проводя по её животу. Он дышал открытым ртом, порой скалясь от яростного, колкого напряжения. Ладонь сдавила налитую маленькую грудь, послав в пах оглушительный разряд. Зашипев, Артур оставил лёгкий, хлёсткий шлепок по этой груди, дурея от разврата и похоти. О, нет, он всё не переставал видеть в Аришке достойную противницу, но тем слаще было методично проводить выпады, сводящие обоих с ума — оценить искусство способен только равный ценитель, и для такого надо стараться лучше. Новое прикосновение ладони, оставившее лёгкий кусачий след, и Артур зарычал, вгоняя член на всю возможную глубину. Ещё немного таких злых просьб, и он скрутит её на этом полу, заставляя глотать воду, пока сам любовно втрахивает в камни, и такими темпами они выйдут из подвала более потрёпанными, чем в ночь полнолуния. Но Артур был согласен на это — с ней. С ней, с ней одной, только с ней. Голодной и отчаянной — прямо как он сам.
Не отпускай. Не останавливайся. Я удержу.
И с каждым резким движением, от которого понемногу немел отбитый пах, грудь исполнялась какой-то неестественной нежностью, заботой, отражённой в науськанной грубости. Потому что он чувствовал, что она доверяет ему в этом, доверяет очертя голову, так, как не способен доверять он. Невыносимое наслаждение, от которого мышцы наливались сталью, лишало слуха и зрения, но так хотелось ещё, ещё, ещё!
Зови, зови меня, громче!
Освободив руки, Артур склонился над Аришкой, со всплеском уперевшись ладонями в камни с её боков, и с мучительными, отрывистыми толчками откровенно пропал в подкатывающем оргазме. Рот желал поцелуев, но волшебник только яростнее вцепился пальцами в твёрдый пол, отказываясь оставлять свою волчицу позади.
Ну же, ну же, ярче, чем вчера, давай, малышка!

[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

88

I think we both feel the winds have changed
I won't pretend we didn't see the signs of this disaster


Ей было трудно контролировать себя, чтобы не сорваться слишком быстро, чтобы не свалиться в столь желанную бездну после всех этих будоражащих ощущений. Ее пальцы цеплялись то за его плечи, то за спину, не контролируя того, сколь сильной может быть эта хватка, не понимая и того, как остры могут быть ее ногти, что сползали по влажной коже на спине мужчины, когда она пыталась удержаться, и хотела чувствовать его сильнее, будто боясь, что он исчезнет. Нет осознания, лишь напряжение, лишь концентрация на том, как каждое его движение вбивает в нее тысячу разрядов, что отголоском вылетали из ее рта, и тонкая алая лента, что пронизывала сердце, проходила сквозь ее тело, желая оплести его, связать их и скрепить, отрицая то, что ей придется лопнуть через несколько часов...
Нет смущения, нет даже понимания того, что происходит, лишь ощущения продирающие кожу, наполняющие ее от движения его члена, что даровал ту благодатную приятную боль, от которой ей сносило голову, оставляя в сознании лишь пепелище. Ей хотелось изгибаться, выть от того, сколь сильно она была близка к пределу, и как пыталась удержать эти ощущения и при этом оттянуть разрядку, чтобы вдоволь насладиться пленом его рук и тела.
Злостные и грубые движения, от которых ей хотелось стиснуть зубы, но лишь провальные попытки от наплыва чувств, что переливались в стон.
Невозможно.
Больше!
Хватить!
Не останавливайся!
Сколь сильно же она текла. Арина ощущала эту склизкую влагу и ее обилие, что вмешивалась и в его смазку, не позволяя воде смыть это доказательство их вожделения, их похоти и страсти. Она не помнила подобного возбуждения у себя раньше, и всегда знала, что секс с новым партнёром обычно становится приличным только через несколько раз, но это...
Это было слишком, выпадая из всех ее привычных взглядом, их общее безумие, пожар и похоть, что снедала все до основания.
Им обоим мало, они слишком ненасытны.  Ей этого мало...
Это просто голод?
Или потому что это он?
Потому что это он...
Хват на волосах ослаб и Арина послушно двинулась на встречу властному движению, с силой насаживаясь на его член в новой позе.
Ее нутро жадно стягивало его член, оплетала, она напрягла низ живота приподнимаясь, чтобы ярче ощущать движения внутри, дабы сильнее стягивать пульсирующий орган, сжимать его, не позволяя столь легко выскальзывать из нее.
Арина приподнялась на лопатках. Неприятно, но куда острее.
Пальцы протянулись к коже на его мошонке, мягко ее касаясь, с особой нежностью, что шло в разрез с грубыми движениями, которыми он пронизывал ее. Его кожа вся была измазана их соком, что позволяло пальцем скользить плавне, мягко охватывать этот мешок, что таил в себе семя этого мужчины.
Его движения, прикосновения к ее груди, к ее животу были раскалённым металлом, но не доставляющим боли, но вызывающий столь сильней же отклик во всем теле. Ее мысли, ее тело, разум и душа сейчас все цело были вверены ему. Не страшно, а желанно, столь необходимо.
Его стоны, звуки прорывавшиеся из его губ, заглушали волшебницу, она теряла последние нити связывающие ее с этим миром. Так не важно, так неправильно, так нужно.
Краски вокруг переставали существовать, лишь что-то белое в небытие, захватывающее, и становящееся все ярче желая ослепить и выжить.
Все светлее. Ярче. Совсем близко.
Тело напряглось настолько, что она не ощущала то, сколь сводило ее пальцы, ее мышцы, только вспышки в голове, что толкай в бездну.
Пик, она взбиралась на него, дыхание забыто, лишь накал, который должен был распасться сотней брызг.
Невыносимо.
Нет!
Арина дернулась всем телом поднимаясь к Артуру и обхватывая его за шею, накрывая его губы. Ее трясло, и в тоже время густотой растекалось то чарующее умиротворение, от которого так глупо проступили слезы.
Она соскользнула с его члена, чувствуя горячую сперму Артура, выдыхая в его губы, затуманено смотря на него.
- Что теперь? - она улыбнулась, не отстраняясь от его губ, - Ты обещал мне кофе.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3b7Td.gif ♥♥♥ https://funkyimg.com/i/3b7Te.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1

89

Ты теперь - это и я. Ты - все, что останется от меня.
(с) "По ком звонит колокол"

Никак не объяснить, почему так хорошо. Да и не нужно объяснять: всё оно в этом голосе, в этой сладостной дрожи, в огне и холоде, забирающим тело после бури. Артур улыбается в ответ, прикрывая веками свой дурной взгляд, как будто извиняясь за то, что не в состоянии перестать думать о том, как вкусно она дёргается изнутри.
Прямо так? — Произнёс он, опуская руку между ног Аришки и по-хозяйски проводя пальцами по скользким половинкам. — Поскользнёшься же по дороге.
И снова поцеловал. Идиот, не думает же ни о чём совсем. Слишком горячий, слишком дурной после секса, тянется к ней на автомате, так, как подсказывает обнажённый ещё инстинкт. В конце концов, почему нет? Они ведь всё ещё обнимают друг друга, и не надо делать вид, что это вышло сумбурно и случайно — ещё как не случайно.
Артур перенёс вес на одну руку, а другой прикоснулся к щеке Аришки, вытирая брызнувшие слёзы, но мокрые пальцы скорее умывают, чем делают лицо сухим. Здесь вообще во влаге нет недостатка. Когда-то давно его пугали женские слёзы, теперь же он научился различать их вкус, по крайней мере настолько, чтобы не ударяться в панику при виде россыпи на ресницах. Женщины постоянно плачут, мужчины молчат, таков естественный порядок вещей.
Ты очень красивая.
Даже хорошо, что они здесь, в мокрой купальне, и вне душного плена страсти активно атакованы градом водяных капель. В случае со спальней, Артур вряд ли нашёл в себе силы отпустить Аришку из рук. Ему слишком нравилось. Противоественно хорошо. Непривычно — и безумно приятно. И усиливалось это ответной колкой нежностью, которую он видел в паре тёмных глаз напротив.
Позволили себе быть счастливыми, так зачем искусственно прерывать этот праздник?
Легко шлёпнув пальцами по промежности, Артур подался назад, увлекая ведьму за собой, а потом неловко поднялся, поддерживая её руками. Оба колена прошибло резкой болью, но волшебник только поморщился, слегка пошевелив ногами: они были не очень счастливы от такого обращения, но ничего, скоро пройдёт.
Впрочем, как хочешь. Я не против: можешь оставаться такой грязной девчонкой, — посмеялся он, проводя ладонью по члену под текущей водой, резковато, утилитарно, совсем не предназначенно для какого-либо соблазнения.
Чёрт, да что же это такое. Её хотелось трогать, обнимать, дёргать, слушать, злить, радовать.
Но мне точно нужно побриться, — сказал он, обнаружив, что гладит Аришку по плечам, стоя близко-близко. Улыбнувшись, он выпустил её из рук и отвернулся, отирая руками воду с волос и выходя из ниши к раковине, всё такой же голый и мокрый. Впрочем, раковина была достаточно близко, на линии взгляда, и если достаточно повысить голос, можно было перекрыть шум воды.
Он не хотел отрываться от неё — и именно поэтому нужно было отойти. Ненадолго, просто чтобы выдохнуть, собраться с мыслями. Он думал, что так правильно.
Многие маги брились палочкой. Это было не проще, чем бритвой, заклинание точно так же могло понаделать в тебе россыпь кровоточащих дырок при неаккуратном обращении. Артур не выбирал любимого способа, но так как палочка осталась наверху, он достал лезвие и пену. Лучшего способа собраться с мыслями и не придумаешь: ты либо концентрируешься, либо истекаешь кровью, просто и действенно.
Один только элемент выбивался из этой идиллической картины.
Нет, и зачем я буду пялиться на небритого мужика, если я вижу тебя? — Сокрушённо возвестил он, откладывая инструменты. В отражении чудесно просматривалась ниша, и как бы Артур не цеплялся за свой гениальный план, тот постоянно давал осечку.
Ясно. Значит, не судьба, — фыркнул он с улыбкой и обернулся, выразительно почесав подбородок под радостный треск проклюнувшейся щетины. Он не расстроился. Он просто был не способен расстроиться, глядя на эту обнаженную женщину. Кажется, у нее на спине остался красный след... какое несчастье.
Артур подошёл и поднял свою одежду, а потом влез в неё, продолжая бросать взгляды на Аришку. Так странно, наверное ему стоит что-то сказать, только вот что? Сыпать дежурными комплиментами — слишком дёшево, делиться своими чувствами слишком неловко, говорить о работе не хотелось.
Я поднимусь наверх, а ты догоняй... Ножками, ножками, — и широко улыбнулся, делая над собой нечеловеческое усилие и, наконец, отправляясь наверх.
Ах, да: как закончишь, поверни тот камень, ладно?
Печь в зале выполняла больше декоративные и отопительные функции, а потому Артур прошел в соседнее помещение, где продолговатая изразцовая печь была уже больше похожа на современную немаговскую плиту. Колдуя над туркой, Шеффер старался расслабиться, но на лицо постоянно наплывала полуулыбка. Он высушил себя палочкой, а потом заткнул её за пояс штанов, так что, помешивая свежий напиток, он теперь даже походил на человека. Надо же, как удивительно: готовить кофе для Беловой, в собственном доме, после жаркого секса.
И почему гадкое ощущение, что он попусту тратит полезное время, так навязчиво скребётся изнутри?
Кстати, я не шутил: хочешь поесть? Правда, придётся давиться олениной, но ты, я думаю, выдержишь, — сказал он, когда леди всё-таки решила почтить его своим присутствием.
В комнате стоял стол, на вид сильно младше своего цельнодеревного собрата из зала. Стулья вообще мало чем отличались от привычных в магических семьях последних поколений. На пустой столешнице стоял высокий стеклянный стакан с водой и пухлая керамическая сахарница с ложкой, а больше ничто не разбавляло этот лаконичный натюрморт. Зато рядом с плитой у Артура стояли крошечные кофейные чашки с блюдцами, покрытые искусным движущимся узором турецкой школы, и контрастно грубый металлический термос.
Подняв медную джезву, Шеффер задумчиво покачал её и снова поставил на горячую плиту, довариваться. При этом он ненавязчиво расправил спину, потёр взлохмаченный затылок и перенёс вес на другое бедро.
Бараночками, Арин'Сергевна, будешь потчеваться в другом доме. Я не люблю сладкое, а гостей здесь не бывает.
Как будто это не было достаточно очевидно.
Доведённый до нужной консистенции кофе Артур аккуратно перелил в одну чашечку, подхватил её за блюдце и поставил перед Аришкой. А сам подхватил термос, сел напротив, свернул ему голову и щедро отпил, морщась.
Посмотрел на Аришку.
Улыбнулся.
Сколько, говоришь, у тебя отгулов, три?
[nick]Артур Шеффер[/nick][status]Go hide away[/status][icon]https://i.imgur.com/KQzKjLx.png[/icon][sign]"Если не ожидаешь признательности, то реже приходится терпеть разочарования."
Эйор Дедонки. Мемуары пессимиста. 479 М41
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Артур Эдуардович, 40</a></div>Капитан стражей, волк на собачьей службе. Пытается не сойти с ума в государственном дурдоме, попав в капкан настоящего служебного романа</div>[/lz]

+1

90

Она расслабилась, и ягодицы уже отчётливо почувствовал твёрдый камень ванной, Арина тяжело выдыхала, не убирая довольной улыбки со своего лица, к чему, ведь им обоим всё понравилось. Думала ли она о том, что с таким упоением будет трахаться со своим мрачным коллегой по Ведомству, не особо, может лишь иногда думала о том, каким он может быть, но реальность оказалась даже интереснее предположений.
Его рука скользнула между её ног, и Арина не смогла удержать шумный выдох, ведь её тело вновь отозвалось дрожью, хоть плоть и понимала, что волшебнице необходима передышка. Вновь поцелуй, такой желанный, искренний необходимый и естественный. Откуда это появилось?
- Думаю удержусь, - хмыкнула Белова, всё ещё находясь в его объятиях, смотря на его лицо, изучая каждую чёрточку, всматриваясь в его мимику весьма бессовестно.
Ее взгляд коснулся его пальцев, когда он мазнул по ее лицу. Арина прикрыла глаза, выдыхая, ей было интересно, о чем он думал, что происходило в его голове. Впрочем, вопросов у нее было достаточно, и сейчас было явно не время искать на них ответы.
К чему сейчас вообще думать о чём-то неприятном, когда внутри все преисполнено счастьем и удовлетворением.
Она поднялась вслед за Артуром, и спина испытала неимоверное облегчение, попадая вновь под струи воды. Ох, ее тело еще несколько дней будет хранить отголоски этой бури.
Господи, как будоражит...
- Вот и брейся, - она повела плечом, навстречу его прикосновениям, - Значит, мне никто не помешает привести себя в порядок теперь. Хотя могу быть грязной, - она показала мужчине язык, осматриваясь в поиске мыла, и довольно улыбнувшись найдя свою находку в воде, и потянулась в нему. Все же голову ей следовало помыть, да и не только.
Молодая женщина вспенила мыло и провела по волосам, смотря в сторону мужчины, отвернувшись от него полубоком, чтобы при небольшом повороте головы наблюдать за ним. Арина осмотрела его спину и поджала губы от неловкости за то, что на его спине красовалось несколько весьма ярких и глубоких царапин. Она знала, что когда не контролирует себя, и может делать больно, последний ее парень очень злился на это, и тогда у нее и выработалась привычка сжимать в пальцах что-то, что не имеет чувств, будь то край подушки или одеяла.
Но сегодня, сегодня все было совсем иначе, так... идеально? Зубы прикусили нижнюю губу, и Арина даже не заметила, как на несколько мгновений погрузилась в задумчивость, механически намыливая кончики волос, и лишь голос мужчины вернул ее в эту удивительную реальность.
- Так не смотри, - ответила ему Арина и пожала плечами, отворачиваясь, пряча от него улыбку и входя под воду, смывая волосы, и блаженствуя от того, как ласково пена скользнула по ее телу. Она не сдержала реакции на его смешок, и фыркнула, - Слабак.
Ведьма смущалась слишком сильно от такого отношения к себе, и всячески пыталась сдержать себя, чтобы не зардеться или увернуться, чтобы он хотя бы этого волнения в ней не заметил. Арина заметила на миг, как Артур задумался, возможно подбирая слова или желая что-то сказать, и внутри все сжалось, но то, что он всё-таки вытащил из себя, заставило ее облегчённо прикрыть глаза и лишь кивнуть ему без лишних слов.
Наверное, им следует поговорить об этом как-нибудь, как двум взрослым людям, только вот делать этого Арина не умела и понимала, что в подобных моментах ее хладнокровие ее покидало, будто собирало чемоданы и не желало присутствовать при раскрытии тех черт Беловой, что были тщательно затолканы в темный подвал ее сознания уже давно.
Закончив с водными процедурами, Белова вышла из ванной, не забыв повернуть камень. Она шагнула к зеркалу и выжала волосы в раковину, смотря на свое отражение в запотевшем стекле. Выпрямив голову, она хмыкнула и нарисовала небольшое сердечко в правом углу. Пусть будет небольшой пасхалкой, которую вряд ли он заметит скоро.
Хозяин... Мог бы и полотенце оставить...
Девушка надела на себя футболку и трусы, поднимая их с пола, и вновь осмотрелась в зеркале. Уж слишком неприкрыто довольно блестели ее глаза.
Арина фактически впорхнула в горницу, а затем на кухню, встречаясь взглядом с Шеффером, что колдовал у некого подобия плиты, и сие зрелище выглядело слишком красочно, чтобы волшебница не сдержала улыбки. Белова убрала руки за спину, скрестив их там, и неспешно подошла к столу.
- Никогда не пробовала, - ответила Арина, пытаясь не скривиться, в целом она не понимала, была ли она голодной, но подобное на завтрак было весьма рискованно, при учете ее питания и тренировках,- Думаю, мне будет достаточно кофе. - все взвесив ответила Белова.
На новую фразу Арина приподняла брови и цокнула языком:
- Ладно, в следующий раз выберу другой дом, - с нотками иронии проговорила Белова, - Уж, извини, что подпортила твой образ жизни отшельника, - без злобы проговорила Белова, но с некой многозначительностью. Она давала скидку на многое, и к тому же обижаться на некие формулировки сейчас было весьма глупо.
Впрочем, стоило ему улыбнуться, как Белова выдохнула с облегчением, и ответила ему подобным жестом.
- Ну, - она провела рукой по влажным волосам, - Иванову я сказала, что дня три меня точно не будет, так что-о, где-то так. - она взяла чашку с напитком и сделала глоток.
Епт! Вот эта крепость! Храни технологии кофемашины.
- Ох, бодрит. - она посмотрела на Артура,- А что?
Она склонила голову, улавливая звук мобильного телефона донёсшийся из терема.
- Чего? Он опять поймал сеть? - она посмотрела,- Подожди, не теряй нить разговора, я сейчас.
Арина вышла из-за стола и поднялась в комнату с кроватью, видя на кровати еще горящий экран телефона. Арина надела на себя джинсы, и вернула на себя бюстгалтер, и подняла телефон вместе с палочкой с одеял.
Сообщений было несколько, в основном от Андрея и Коли и фразой: "Зеркало".
Арина Взмахнула палочкой, высушив свою футболку, и вернулась вниз к сумке, которую оставила в кресле вечером, и вынула из нее зеркало.
- Странно, Коля и Андрей пробиваются, - зеркало стало подпрыгивать с ладони, и Арина открыла его, видя в отражении два знакомых лица.
- Хвала Перуну! Сколько можно спать? Что у тебя со связью? - выпалил Николай,- Я уже думал к тебе заявиться.
- А ты вообще где? - послышался голос Андрея. - Что там у тебя за интерьеры странные.
Арина приблизила лицо к зеркалу:
- В гости заглянула, а что случилось? Что за срочность? - спокойный голос, но внутри волнение.
- Ты "Горгону" сегодняшнюю видела? - спросил Андрей.
- Ммм... Ещё нет.... - она повернулась в сторону Артура, в неким вопросом во взгляде, а имеет ли он подписку на газету.
- Короче почитай. Пока ничего смертельного. Но там есть некие важные нюансы. Там Верховный быстро переобулся, теперь он за мир во всем мире. И нам это не нравится. Но опять-таки, прочти, и я тебе в телегу скину все равно кусок если не поняла. - проговорил Андрей.
- А сейчас сказать нет? - уточнила Белова.
- Нет, тут майор к нам шлындает каждые пять минут, мы и так рискуем. Так что, вылезай из гостей и будь осторожно. - проговорил Николай.
- Ладно. Держитесь. Сеть у меня тут ловит действительно через жопу. Если что просто кидай все в сообщения все равно, так безопаснее. Ты же знаешь магов.
Она закрыла зеркало.
- Так, где там мой кофе.
[nick]Арина Белова[/nick][status]Капитан Белова[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3aYDm.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3b7Td.gif ♥♥♥ https://funkyimg.com/i/3b7Te.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Арина Сергеевна, 28</a></div>Начальник бюро Смешанных Расследований. Выпускница Колдовстворца. Обладательница не самой чистой крови.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] магия не делает тебя избранным