LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Artik & Asti
Миллениум

от Элис для Адриана
Сэм держит Мартина Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать? Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос. Оуэн? После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #7
ЗОЖ-ный
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
17.05

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » If Only


If Only

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


If Only
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/9XFmV8l.png https://lthumb.lisimg.com/21559239.jpg?width=179&sharpen=true

Markus Agostini & Victoria Jenkins
Лондон, 1994 год

  История о том, как все могло бы быть, сделай Виктория совершенно иной выбор.

[nick]Victoria Jenkins[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Виктория Дженкинс, 19</a></div>Учусь в Королевской академии музыки и отчаянно сопротивляюсь воле отца.</div>[/lz]

+1

2

Вся наша жизнь - это череда последствий от принятых решений. Какие-то - верные. Другие - нет. Некоторые решение подвержены логики. Другие же принимаются в угоду собственным "хочу". И нельзя сказать, какой из этих методов верен, а какой, на против, ведет к хаосу. Ведь все люди совершенно разные. И понятие "благо" для каждого свое. И Вы можете хоть охрипшего голоса убеждать своего оппонента, что тот проживает свою жизнь не правильно, но вряд ли переубедите.
Виктория давно уже приняла для себя эту простую истину. Она знала, что ее жизнь, в видении ее отца, была совершенно отличной от того, как считала сама Дженкинс. Она никогда не понимала стремления родителя войти в число аристократии; не воспринимала этого маниакального желания дружить исключительно с теми, кто являлся носителем так называемой "голубой" крови. Вот только это была его жизнь. И он вправе был жить так, как хотел. Ведь Викки собирался в итоге поступить так же. Да, что там, она уже так поступала: не заводила "правильных" знакомств, не особенно любила вечеринки "золотой" молодежи, а свободное время, которого из-за постоянных занятий было не так уж и много, предпочитала проводить с совершенно неподходящим, по мнению отца, парнем.
Собственно, именно с появления в ее жизни Маркуса, взгляды юной Дженкинс на собственное будущее стали более четкими и осмысленными. Когда-то давно, увидев в черно-белом фильме то, как актриса танцевала бурлеск - Викки просто "заболела" этим танцем. Она бредила им на протяжении долгого времени. Она представляла, как танцует его, во время тренировок балета. А после, став старше, решили совместить приятное с приятным - стать танцовщицей бурлеска и жестока унизить отца. Ведь, трудно испытывать уважение к тому, кто всю жизнь считал тебя не достойной. и кто полностью о тебе забыл после того, как вторая супруга родила сына. После же знакомства с Агостини и их длительных бесед во время прогулок, Дженкинс осознала, что, как бы она не относилась к отцу, дело всей твоей жизни не может восприниматься как орудие мести. Да и, не все ли равно? Когда-то давно, ее отец сделал свой выбор. Теперь же был ее черед...
- Мисс Дженкинс, - она как раз выходит из ворот академии, когда ее окликает Тедди, личный водитель отца - Мистер Дженкинс просил встретить Вас и отвезти к нему. Прошу Вас, садитесь в машину. - при этом, он любезно открывает перед ней заднюю дверцу.
- Спасибо, Тедди, - с вежливой улыбкой произносит Виктория, садясь в машину. По ее лицу нельзя этого сказать, но сейчас девушка пребывала в состоянии крайнего замешательства, так как это было не свойственно её отцу. Обычно, если он хотел поговорить с дочерью, то дожидался вечера и вызывал её в свой домашний кабинет. Но вот так, что бы по среди дня прислать за ней машину - такого ещё не было. Это могло означать лишь то, что случилось что-то из ряда вон выходящее. И что-то подсказывало Виктории - ей это не понравится.
  - Приехали, мисс. - из размышлений её выводит голос водителя, который, остановив машину перед входом в отель, поспешно покинул салон и любезно открыл перед ней дверцу и помог выйти.
- Спасибо, - она благодарит его искренне, после чего уверенно направляется ко входу в "JP".
  К удивлению Викки, в приемной, перед кабинетом отца, сидит довольно смазливая блондинка, лицо которой больше напоминало личико куклы, чем человека, что способен думать. Смерив её презрительным взглядом, девушка уверенно пересекает приемную, но в спину её доносится чуть везгливое:
- К мистеру Дженкинсу нельзя! Он уже закончил проводить собеседование и вакансия занята! Надо было раньше приходить! - при этом, в голосе отчётливо слышится превосходство. Окинув блонди ещё одним презрительным взглядом, Дженкинс надменно отвечает:
  - Для того, что бы встретиться с отцом, мне нет необходимости спрашивать на это дозволение у его... - ещё один красноречивый взгляд - секретарши. - после чего уверенно толкает дверь и оказывается в святая святых.
  - Ты хотел меня видеть? Что за прочность? И почему это не могло подождать до вечера? - она не собирается тратить на этот разговор времени больше, чем это необходимо. Более того, она вообще не хочет тратить на него время, но...
  - Присядь! - довольно жестко произносит мужчина, после чего, дождавшись дочерью выполнения его приказа, продолжает - Ты должна прекратить любое общение с Маркусом Агостини! - услышав слова отца, Дженкинс не произвольно садится ровнее на стуле и, напряженно, спрашивает:
- И почему же я должна это сделать?!
- Потому что я так сказал! А еще потому, что тебе предстоит обручение с сыном моего друга. Ты должна думать о своей репутации!
  Сказать, что его слова разозлили Викторию - это не сказать ничего. Она готова была мириться со многими его решениями, но с этим... Нет!
- А кто тебе сказал, что я дам согласие на эту помолвку?! Нет! Этого не будет. - резко встав со стула, девушка направляется к выходу, когда ей в спину "прилетает" холодное:
- Если ты не сделаешь так, как я тебе сказал, то расплачиваться за твое своеволие будет Маркус. Подумай об этом. У тебя есть сутки на то, что бы принять верное решение!
Она даже не стала оборачиваться. Лишь молча вышла из кабинета и, на последок громко хлопнула дверью.

[nick]Victoria Jenkins[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Виктория Дженкинс, 19</a></div>Учусь в Королевской академии музыки и отчаянно сопротивляюсь воле отца.</div>[/lz]

+1

3

[nick]Marcus Hutchcraft[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2PN3n.png[/icon]
Маркус лежит на кровати и смотрит в потолок, раз за разом перематывая в голове разговор со своим, возможно уже бывшим боссом, и пытается найти оправдание его действиям, но как-то не получается. Он вообще не понимает таких людей - людей, которые заставляют других делать невозможный выбор. Это, конечно, далеко не дилемма вагонетки, когда ты не знаешь, что лучше - убить одного или сразу всех, кто летит на безумной скорости в поезде без тормозов, но тоже вопрос жизни. И поэтому он просто смотрит вверх, размышляя о том, что будет дальше. Все зависит от него; это трудный шаг. Невозможный шаг. И все же его нужно совершить. Но очень не хочется. Как можно выбрать - остаться с девушкой, которую любишь и бросить дело своей жизни, или остаться на работе, которая для тебя чуть ли не весь мир и бросить девушку, без которой ты, в общем-то, и жить, наверное, не сможешь. Вопрос…

Он и сам не знает, как так вышло, что они с Викторией стали встречаться. Просто в какой-то момент они сблизились. Стали чаще видеться. Оказалось, что взгляды на работу и новые проекты у них совпадают. А потом, как-то раз, Маркус вдруг заметил, что она очень красива - осиная талия, пышная грудь, стройные длинные ноги, но самое главное - выразительные глаза, вечно кокетливо поглядывающие на него. И когда внешний облик сошелся в его голове с тем, что их взгляды на жизнь слишком похожи и они, можно сказать, родственные души, их роман было уже не остановить. Маркус влюбился, влюбился по уши, как какой-то неопытный мальчишка; и все было так замечательно… Ровно до вчерашнего вечера, когда ее отец, мистер Дженкинс, решил серьезно поговорить со своим сотрудником и пригрозить ему не только увольнением, но и тем, что его вообще никуда не возьмут и он может попрощаться с отельным бизнесом, если только не бросит его дочь. Бросит! Маркус только посмотрел на босса скептически, как бы намекая: вы вообще свою дочь видели? Как ее можно бросить? Но папаша был непреклонен. И это расстраивало.

Когда раздается стук в дверь, Маркус совсем не хочет открывать. Он хочет лежать и ничего не делать, и надеяться, что этот дурацкий выбор ему вообще делать не придется. Почему нельзя получить все сразу? Почему нельзя и продолжать встречаться с Викторией, и продолжать работать на ее отца? Почему люди все вечно усложняют?

Стук повторяется, и Маркус обреченно поднимается с постели, бредет в коридор - прямиком к белоснежной двери своей небольшой квартирки, и ворчит по пути:
- Да иду я, иду!

Каково же его удивление, когда на пороге он видит Викторию. Она кажется расстроенной, но все такой же безупречной - как и всегда, одета с иголочки, вокруг нее витает запах дорогих духов, солнцезащитные очки в руках, что не находят себе места - она постукивает по оправе аккуратно наманикюренным пальчиком и выжидательно смотрит на мужчину.

- Заходи, - Маркус отодвигается, давай девушке пройти, а затем закрывает за ней дверь. Общее впечатление от этого появления заставляет его сердце забиться чаще. Все дело в том, что, когда он видит эту девушку, ему сразу же хочется забить на все условности, развернуть ее к себе и впиться поцелуем в ее губы, избавить от одежды и… Маркус встряхивает плечами, пытаясь прогнать непрошенные мысли. Что уж говорить - их отношения построены не только на любви, но и на страсти, которая далеко не всегда находит пути к реализации. Потому что, несмотря на красоту и легкость характера, Виктория бывает весьма недоступной; потому что она еще не готова; потому что у каждого свой путь и всему свое время. И это сводит с ума. Особенно, когда нужно выбирать между своим призванием и чувством, которое порой доводит до белого каления.

- Что-нибудь выпьешь? - он задает вопрос скорее из вежливости, ведь хорошо знает, что она предпочитает. А вот что ее привело к нему домой - это вопрос куда как более важный, но он почему-то застревает в горле Маркуса и остается неозвученным.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » If Only